Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17 (18+)

Марш мертвецов

В игре август — сентябрь 1082 год


«Зовущие бурю»

Правление князя-узурпатора подошло к концу. Династия Мэтерленсов свергнута; регалии возвращены роду Ланкре. Орден крови одержал победу в тридцатилетней войне за справедливость и освободил народ Фалмарила от гнёта жесткого монарха. Древо Комавита оправляется от влияния скверны, поддерживая в ламарах их магию, но его силы всё ещё по-прежнему недостаточно, чтобы земля вновь приносила сытный и большой урожай. Княжество раздроблено изнутри. Из Гиллара, подобно чуме, лезут твари, отравленные старым Источником Вита, а вместе с ними – неизвестная лекарям болезнь.



«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Эра королей»

Более четырёхсот лет назад, когда эльфийские рода были разрозненными и ради их объединении шли войны за власть, на поле сражения схлестнулись два рода — ди'Кёлей и Аерлингов. Проигравший второй род годами терял представителей. Предпоследнего мужчину Аерлингов повесили несколько лет назад, окрестив клятвопреступником. Его сын ныне служит эльфийской принцессе, словно верный пёс, а глава рода — последняя эльфийка из рода Аерлингов, возглавляя Гильдию Мистиков, — плетёт козни, чтобы спасти пра-правнука от виселицы и посадить его на трон Гвиндерила.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Солмнир Алисия Эарлан Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Эпизоды » [20.08.1082] Исчерчен горизонт крыльями птиц.


[20.08.1082] Исчерчен горизонт крыльями птиц.

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

https://i.imgur.com/tW9AXSI.jpg

- Локация
о. Драконий зев, Край света

- Действующие лица
Чеслав
Майлон
Рейн ван Ален

- Описание :

    Учиться владеть клинком идут к мастеру фехтовального боя, ходить под парусом - к просоленному морем капитану, рубить головы - к палачу. Можно подобраться к знаниям и самому, одиночкой, прилежно изучая материал и занимаясь неделями, годами, но если нет у вас в запасе сотен лет молодости, то вряд ли это про вас путь.
    Где можно научиться летать? – только в небе.
    А у кого? – прирождённые хозяева крыльев, из тех что с разумом – драконы и алиферы.

    Вальдштайну удалось отпроситься у Консула на Край света, чтобы собственными глазами увидеть не стеснённые полёты слуг Ньёрая, и постараться извлечь опыт. На согласие Раджниша весомо оказал влияние отчёт лекарей Бардо, которые непреклонно заявили, что зенвульский квестор, со своим усердием, рано или поздно в одиночку вышибет себе мозги, поэтому лучше ему поучиться у алиферов, чем у соколов и ворон.
План был мутный – ни своих людей на Драконьем Зеве, ни внятного понятия, что там вообще происходит, и отчётливо разил авантюрным лихачеством, но более здравых идей не было, и времени - тоже.
    С вполне исправными документами, под чужим именем, большой торговый корабль увёз Вальдштайна в неласковые воды Невалис к острову, когда-то, в стародавние времена, напоминавшему сердитую морду дракона.

Отредактировано Чеслав (15-05-2021 01:44:25)

+1

2

Солнце, оттолкнувшись от края  косматой горы, во всей красе изливалось на бурлящую жизнью гавань, и на белоснежную громаду парусов "Вестника", красавца клипера, стремительно приближавшегося к Драконьему Зеву. В своём трюме он нёс экзотичные товары,  на палубе  компанию пройдох торговцев, и нескольких авантюристов, среди которых затесался  и Вальдштайн, во все глаза таращившийся на порт,  завитки многоярусных крыш, тёмную изумрудность лесов и тающие во влажном воздухе горные зубцы.

    Когда Вестник бросил якорь среди других  кораблей, инквизитор, перекинувшись на прощанье парой слов с капитаном,  сошёл на берег, и смешался с пёстрой толпой. 
Путешественники и торговцы,  водоносы, попрошайки, моряки, носильщики – по началу Чесу казалось что в порту кишмя кишит бурлящий суп из всех удалённых уголков Рейлана.  Обветренные лица остебенцев, пошловато лукавые улыбки эльфов, звериный блеск ульвийских зрачков,  струящиеся кудри ламаров, армейская выправка вампиров,  чопорная надменность драконьих профилей - пожалуй только в теллинском порту огненному доводилось видеть столько разнообразных физиономий, тел, тряпья и запахов,  собранных словно по заказу на ярмарку Фойрра.

    Решительно вывернув из этого месива в первый же попавшийся переулок, Чес углубился в город, тем же методом, каким передвигаются  все те,  кто не знают куда им идти- то есть куда глаза глядят.
Оставив позади шумливость и суету портовой  братии, инквизитор  быстро оказался в совершенно иной обстановке. Он шёл, разглядывая небольшие аккуратные домики, из странного материала, словно осиное гнездо,  оранжевые фонарики на столбах, и низких деревьях, людей встречавшихся ему – всё меньше в привычной глазу одежде, и больше – в цветных  шёлковых халатах, с широкими поясами, в шапочках украшенных вышивкой  и странной обуви на жёсткой, стучащей подошве. 
    Если б Чес мог взглянуть на себя со стороны, то увидел бы что это он – высокий чужак, в красном шемехе и видавшем виды дорожной куртке, да ещё с арбалетом за плечом, выглядит диковино,  на белой подметённой улице,  среди чисто окрашенных домиков, кипенно вишнёвых деревьев, и по местному одетых туземцев, но инквизитора, хоть он и ощущал себя чужеродным  всему окружающему, такой расклад не смущал.

    Почти всю дорогу, пока Вестник летел по волнам, Чес безбожно проспал, выползая лишь по крайней надобности, и теперь его окатило дикое чувство голода.
Серебристая лента ручья, с ухоженными берегами, змейкой пересекала небольшую площадь, резной белый мостик, словно игрушечный,  изгибался над ним мартовской кошкой. По сторонам  находилось несколько маленьких лавок, из распахнутых дверей лились запахи ароматических палочек и манящая тень.
    Чес спустился по узким ступенькам в ближайшую, на вывеске которой змея гонялась за чёрнокрылым стрижём, задев плечом ловца ветров.  На мелодичный перезвон перед ним оказалась  молоденькая  девушка, в просторном синим одеянии,  с волосами подобранными в хитрую высокую причёску и украшенную пучком живых ирисов.

    - День добрый, господин, - сложив ладошки она слегка поклонилась, - Желаете бодрящий напиток?
    - И вам добрый, - Вальдштайн, промаргиваясь, озирался после бурного уличного солнца, - Желаю.

     По широким, гладко струганным полкам, до самого потолка лавки, громоздились бутыли фигурного стекла – с кобрами, зародышами ехидны, пучками листьев хуа- роа,  жаренными ежами,  слюнявыми маллюсками и кривоватыми обрубками пенисов и кишек.

    - Господин желает напиток что бы его жена затяжелела наследником,  или збавиться от потной болезни, или убавить гривастости?
    - Чего чего? – мистик подавился от смеха, тем более девушка была прехорошенькой, и не смотря на серьёзность тона, задорно щурила на пришельца блестящие, как мокрая галька глазки.
    - Нет,  маленькая госпожа, Фойрр миловал –я  не женат, и болезни, как и лишняя грива, меня не тревожат,  - ответил он, поддерживая серьёзность тона, -  Нет ли у вас чего нибудь простого – выпить, закусить, с дальней дороги?
    - Вино? – девушка повела рукой  на узкую стойку в углу лавки, - На гранате, сливе, иглобрюхах,  манго,  моче мышат, ласточкиных гнёздах,  зелёных яблоках,  желчи беременной кабанихи…
    - На сливе вполне подойдёт,  - сдающимся жестом поднял ладони инквизитор, ухватившись за первый знакомый на слух ингредиент, - И что нибудь пожевать, на твой выбор, только, за ради всех богов,  без подобных кусков, - огненный  указал на огромную пузатую банку, в которой  плавали лошадиные глаза, и чей то зернистый ливер.
    - Как пожелаете, господин, - пропела девушка, и юркнула  в глубины лавки.

    Она вернулась споро. Инквизитор расплатился не торгуясь, и оказался обладателем  внушительной узкой бутыли густо янтарного вина, и скрипучего  свёртка, с манящим поджаристым ароматом.
Он бы, пожалуй, задержался в лавке, и завёл с девушкой более любезный разговор, но в темноте коридора появился хмурый мужчина, то ли родитель, то ли супруг, и сердито уставился на чужака.
Вальдштайн подмигнул присмиревшей хозяйке ирисов, и отложив себе в памяти лавочку с коброй и стрижём, отправился дальше.

    На улице первым делом глотнул вина- преотличное, хоть и  чуть сладковатое на его вкус, а потом развернул грубую бумагу ….. замер, разглядывая, рассмеялся, и попивая из бутылки принялся за деликатесы, которыми его одарили.
Толстенькие круглые шелкопряды показались инквизитору самыми аппетитными- он съел их первыми. Потом схрумкал запеченную сороконожку - суховато. Напоследок осталась тройка чёрных скорпионов, один из которых всё ещё шевелил гневно клешнями, насаженный на лучину.

    Шагая по улице, и не переставая то крутить головой, то откусывать своё панцирное угощение, Чес всё время высматривал летунов в небе. Он видел множество птиц, время от времени выхватывал человекоподобные фигуры, но всё слишком далеко, слишком неясно.  Вдруг дракон, цвета волны, взлетел откуда то, совсем близко, а за ним ещё один – опалово белый, и они, переливаясь чешуёй, и легко покоряя крыльями воздух,  танцующим движением скользнули  над самыми домами.
Чес замер, пожирая глазами так близко удивительную пластику полёта.  Недопечёный скорпион, оставленный без внимания, перебирая лапками, поспешил подтянуться по лучине, и, свалившись на руку зазевавшемуся огненному, ужалил его.  Вальдштайн дёрнулся, сделал инстинктивно брезгливое движение запястьем, скидывая злобную тварь – скорпион отлетел, и перевернувшись в воздухе шлёпнулся за воротник многослойной одежды проходившему мимо человеку, белокурому, одинокому  и задумчивому.

Отредактировано Чеслав (15-05-2021 02:44:10)

+1

3

Веселое приключение - несколько счастливых часов, на которые Майлону удалось вытянуть Рейн из круговорота забот, неизбежно оборвались расставанием. Закономерный, но тоскливый итог. Бэл чувствовал свое бессилие, невозможность поправить ситуацию в целом. Он будто бы красил яркими красками дом, который разваливался - пестро, но бестолку. Хотя, в глубине души ему все же хотелось верить, что даже его глупые старания приносят что-то хорошее в мир Пташки, где она сама себя загоняла до изнеможения.
После того, как Рейн улетела, Бэл еще немного посидел в тихом драконьем саду, скармливая тамошним карпам остатки скромного пиршества. Прошлого было не переделать, как бы того не хотелось и сколько бы сожалений не ютилось в сердце. Все что он теперь мог, это не упустить настоящего, и не наворотить в нем дел, какие бы затмили все прошлые.
- Ладно, братцы, вы чудесные собеседники, но мне пора, - нарушил молчание алифер и поднялся на ноги. Одежда его немного подсохла после спонтанного заплыва в пруду, и теперь можно было отправиться обратно в город. Дальше досохнет так - на ветру и солнце.
Возвращаться в дом Ритов писарь не торопился. Едва ли их с Рейн работа продолжится и закипит, уж лучше им сейчас было каждому побыть наедине с собственными мыслями. Во всяком случае Майлону так показалось. Он неторопливо пересек сад с причудливо рассаженными деревьями, и вновь вышел в город. Шел алифер босиком, ибо один из дурацких сандалей его был разорван рыбами, а идти в одних белых носках, таких модных у драконов, было жалко. Стоило купить на ближайшем рынке новые бесполезные тапки. Народу меж тем вокруг прибавилось, и после сада улицы казались особенно суетными. А в какой-то момент алиферу и вовсе прилетело за шиворот нечто, отправленное чьей-то щедрой рукой. Возможно так ему мстило мироздание за лягушку, которую он так же сунул за воротник Рейн, но тварь, которая провалилась Бэлу под одежду была не просто склизкой, а колючей и кусучей. Майлон заскакал и заплясал на месте, спешно развязывая длинный пояс, чтобы вытряхнуть неведомую пакость из одежды. При этом он изъяснялся привычно по-остебенски, сношая матушку того, кто бросил это чудо природы, с предметами слабо предназначенными для продолжения рода. И погрызанный скорпион наконец выпал на мостовую.
- Ну хоть не днаконье дерьмо, - филосовски изрек алифер. После всех манипуляций тварь в дорожной пыли уже не подавала признаков какой-либо жизни, и Майлон порадовался, что не придется ее давить - это было бы слишком в отсутствии обуви. Поморщившись и потерев спину, которая зудела от ощущения маленьких лапок на ней, Бэл поднял голову и столкнулся взглядом с человеком, который в свою очередь пялился на него. Чувство узнавания коснулось памяти, но Бэл не сразу сообразил где могли пересекаться их пути с чернявым арбалетчиком. Сейчас было не самое удачное время встречать кого-то из прошлого, и алифер подозрительно прищурился. Потребовалось еще какое-то время, чтобы синие глаза Майлона наконец озарились узнаванием.
- Огневик?

+1

4

Хоть инквизитор давно и усердно почитал Фойрра, покровителя огненных, предаваясь его порокам, но на зрительную память, за младостью лет, пока не жаловался.

    - Ха! Романтичный алкоголик из семейства пернатых – привееет!, - залыбясь во весь рот Чес хлопнул старого собутыльника из Золотой Авроры по плечу, - Извини за крокозябру, что за шкварник попал- это я к местной кухне привыкаю, а она от меня топорщится. Угощайся!, - инквизитор вручил Майлону початую бутыль вина, нимало не сомневаясь что человек, бродящий днём с таким задумчивым лицом не хотеть выпить хмельного просто не может.

    - Слушай ты что – местный? Одет  по чудному, - огненный озирал наряд алифера, дешёвых блёклых тканей,  и его босые ноги, - Или это для бани местные в такие шаровары  наряжаются? Ей Фойрр, смешные шаровары.. а рубахи на тебе зачем две?

    Вальдштайн искренне был рад знакомому лицу, тем более никаким местом не причастному, как он считал, к политическим дрязгам Остебена. Упускать единственного, хоть и мимолётного, но знакомца, инквизитор не собирался.

    -Друг, я тут по делам на несколько дней, мне помощь нужна, - серьёзней заговорил Чес, - Ты не тревожься, ничего разбойничьего, и деньги у меня есть расплатиться, задорма на услуги не кляньчусь. Ты, ведь наверное знаешь местные заведения? Где тут позастольничать можно, без особых глаз, но что б выпивка была холодная, и девки приятные? Проводи меня, я тебе заботу свою изложу, сможешь помочь – в долгу не останусь, нет- так нет, разговором обойдёмся и без обид, каждый  на свою сторону, - идёт?

   На благородную птицу семейства соколиных, которой Майлон  в Авроре назывался, памяти инквизитора всё таки не хватило.

    - Вот, правда, не в обиду, имени твоего не помню. Ты нам с бароном потом как то коротко, на "ч", отзывался, но я только в дригло разбираюсь, - маг шевельнул  бровями в усердном раздумии, - Чиж!?

+2

5

Романтичный алкоголик...
Лицо алифера вытянулось в странной смеси удивления и безнадежности: неуж-то именно такое впечатление он оставил о себе в чужой памяти? Бэл не совсем помнил что именно творил после попойки в Золотой Авроре - лишь некоторые моменты, вспышками - но ассоциация огневика была не самой плохой из того, что могло бы быть. А потому Майлон просто принял это и тут же забыл. Гораздо больше его волновало то, что негаданный знакомец с материка может подпортить все старания Рейн укрыть личность бывшего гвардейца, но играть неузнавание и бежать мимо уже было поздно.
- А ты ведь знаешь, что сами драконы всю эту ползающую дрянь не едят? - поинтересовался алифер, принимая протянутую бутыль. - Только в медицинских целях. А сушеными тараканами на палках кормят заезжих?
Не сводя глаз с мага, Бэл сделал вежливый глоток из горла и протянул бутыль обратно. Напиваться, тем более до такой степени, как это бывало Майлон не собирался, даже при том, что поводов у него было предостаточно. Будет большой подлостью столько времени отучать Рейн от спиртного и вернуться к ней нажратым.
- Я… - алифер немного озадачился, когда огневик вдруг заговорил об одежде, и глянул на себя так, как если бы кто-то другой вырядил его этим утром, а сам он только что это заметил. - Да тут почти все так ходят, - Майлон пошевелил пальцами на босых ногах, и поднял взгляд обратно на собеседника.
- Это что-то вроде рабочей одежды, - у Бэла не повернулся язык назвать себя служкой, которым он теперь по сути являлся. - Как у нанимателя принято, так и ходить приходится. Но я здесь не многим больше твоего - пару-тройку месяцев, однако ж в городе уже ориентируюсь. Идем, есть тут неплохое место. За девок не знаю, но тараканами там тебя не накормят. По крайне мере не намеренно.
Майлон улыбнулся и качнув головой в сторону улочки, двинулся по ней. Как оказалось маг не запомнил его наемничьего имени, и у Бэла отлегло от сердца - то было к лучшему. Он даже шутку ввернул в ответ на Чижа:
- Чирок-свистунок. Зови меня Илэр, - заново представился алифер очередным подставным именем и протянул руку для рукопожатия. - Тут мы будем с тобой квиты, потому что я так же не помню твоего имени.
Идти им пришлось не долго - маленькая чайная оказалась совсем рядом - буквально через два поворота. Именно сюда Майлон захаживал поесть, когда бывал в городе, потому что брали недорого. Из девок тут оказалась только жена хозяина, пестро одетая раскрашенная, но на лицо, что та сушеная слива. Она раскланялась перед гостями, узнавая Бэла, и по его просьбе провела их с огневиком к столу за расписной ширмой. Здесь, как и хотел Чеслав, они могли посидеть незримые для чужих глаз. Впрочем и без того заведение явно не пользовалось большой популярностью и народу в нем было не много.
- Из спиртного тут подают местное рисовое вино, - сразу предупредил Майлон, усаживаясь прямо на пол, на циновку возле низкого стола. - С мебелью тут тоже проблемы. Но они на острове везде. Я не слишком голоден, так что заказывай на свое усмотрение! А после обсудим твою беду. Если смогу помочь, то помогу.

+1

6

Протянутую руку Чес пожал, повторно представился своим настоящим именем, а не тем, что у него в подложных документах было указано, с коими приплыл.

    — А ты ведь знаешь, что сами драконы всю эту ползающую дрянь не едят? Только в медицинских целях. А сушеными тараканами на палках кормят заезжих?
    - Понятия не имел, ей Фойрр.  Но я подобное раньше только в походе, с голодухи, сырцом жрал, так что мне эти запеченные мокрицы  очень понравились, - пояснил огненный, словно леденец схрумкивая  последнего скорпиона.

    Место, куда завёл его знакомец, оказалось вполне уединённым, но по женской части скудным, как степи за Андерилом.

    - Тебе, кроме носки одежды, как на капусте, ещё и целибат обязали исполнять наниматели?, - ухмыльнувшись поинтересовался Чес, но придираться не стал, всему своё время, успеет ещё узнать чем на драконьем острове тешатся.

    Он уселся по примеру алифера, бросив рядом арбалет и дорожную сумку. Путём нехитрых переговоров с хозяйкой Вальдштайн заказал себе копчёной рыбы и бутылку местного рисового.
Дожидаться пришлось недолго.
    Инквизитор,  пока уписывал из своей тарелки, болтал про всякое мелочное- о дороге, о погоде, о местных чудоковатостях которые успел повидать. И расспрашивал Ивэра вроде о таком же простом – велик ли город, кого больше обитает, есть ли ещё порт?
    Когда от рыбы осталась шкурка да косточки, сливовое вино подошло к концу, и сменилось рисовым, инквизитор, заговорил уже по делу.

    - Мне тут  нужно отыскать  кого нибудь летающего. Умельца причём, у которого крылья родные, и всю жизнь он ими пользуется, а не из тех, кто их только перед  жопастыми девками пушить может. Нужен он мне, что бы показал кой чего из механики полётов, для понятливости в изображении, - отпивая вино из круглой  чашечки без ручек лишь немного подврал Чес, - Сгодился бы дракон, демон, не совсем отбитый на голову, живой алифер, может есть у тебя кто подходящие? На улице  мне с такой просьбой, боюсь, долго скитаться придётся, а сидеть выглядывать на одном месте…- мистик задумчиво повёл взглядом по чайной. Его мастерства хватало различать ауры  сквозь тонкие расписные ширмы, - Ну вот сейчас тут парочка любителей скрытничать, человек, ещё один, ещё…рыбья дочь,  - глаза Чеса  скользили, оббегая пространство, - Ещё человек!  Да что им тут, икрой намазано? Эльфийский светлячок.. – обзор стремительно сокращался, -С братишкой… - зрачки инквизитора расширились, добравшись до Ивэра, - Опа!  Алиферская жжж….жар- птица!?! Чего молчал то, как шалунья на исповеди? Может ты мне и поможешь?, - продолжая таращиться на собеседника, как кот на сало, поинтересовался Вальдштайн.

+1


Вы здесь » Легенда Рейлана » Эпизоды » [20.08.1082] Исчерчен горизонт крыльями птиц.