Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17 (18+)

Марш мертвецов

В игре август — сентябрь 1082 год


«Записки убийцы короля»

Стараниями Инквизиции и эльфов из Триумвирата Зенвул очистили от склеры. В проклятый город-призрак вновь вернулась жизнь, его покинули духи и нежить с нечистью. Ульвийская богиня, что стала сердцем Скелетного древа, бежала из Андерила, захватив тело одной из жриц, так и не позволив изгнать себя в мир духов. Триумвират пытается оболгать инквизицию, записывая заслуги по очищению Зенвула себе, и прикрывает преступления перед короной.



«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Эра королей»

Более четырёхсот лет назад, когда эльфийские рода были разрозненными и ради их объединении шли войны за власть, на поле сражения схлестнулись два рода — ди'Кёлей и Аерлингов. Проигравший второй род годами терял представителей. Предпоследнего мужчину Аерлингов повесили несколько лет назад, окрестив клятвопреступником. Его сын ныне служит эльфийской принцессе, словно верный пёс, а глава рода — последняя эльфийка из рода Аерлингов, возглавляя Гильдию Мистиков, — плетёт козни, чтобы спасти пра-правнука от виселицы и посадить его на трон Гвиндерила.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Солмнир Алисия Эарлан Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » lóngfēi fèngwǔ


lóngfēi fèngwǔ

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

Край света, май 1082 года
https://i.imgur.com/5V06Bf0.png
Лаолан&Вандор

0

2

Вандор стоял на импровизированном балконе из горной породы, и молчаливо попивал уже остывающий чай. Полный спокойствия взгляд ёкая был устремлен куда-то вниз, на мир, который сейчас казался таким далеким от этого «дракона», таким незначительным, словно его и вовсе можно было просто-напросто проигнорировать. Но… это было совершенно не так.
Тот, кто дал Вандору жизнь, когда-то отказался от всего этого великолепия, и ни к чему хорошему это в конечном итоге не привело, но сейчас же, всё было иначе. Вандор был правильно воспитан, он должен был выполнять поставленную перед ним задачу, не хотелось подставлять ни себя самого, не остальных ёкаев, особенно тех, которые о нём заботились.
- Кажется моему отдыху пора положить конец. Нельзя более прохлаждаться. Хотя дома… и хорошо, - Вандор приподнял уголки губ в легкой улыбке, и ненадолго покинул балкон, отправляясь вглубь своего особняка, чтобы помыть и поставить чашку на место, прежде чем отправляться в своё небольшое «странствие».
Особняк Вандора мог стать неприступной крепостью для тех, кто захотели бы в него ворваться, ибо как хозяин этого места, он мог легко опустить массивные каменные перегородки между помещениями, как отрезая доступ воздуха, так и создавая довольно толстые стены, которые вряд ли можно было вообще разрушить без помощи магии, ведь камень есть камень.
Но самому ёкаю здесь было достаточно комфортно, то тут то там стояли красивые растения, которые он самостоятельно поливал, или выносил на солнышко чтобы они получше росли, так что дом Вандора можно было назвать ещё и… подземным садом?
Забрав копьё из личной комнаты, ёкай направился к выходу, и вскоре уже парил у балкона. Несколько легких пассов руками, и гора начинает дрожать, породы приходят в движение, и балкон, вместе с входом исчезают, словно их никогда и не существовало. О том, что здесь вообще, что-то есть, мог напомнить только небольшой символ дракона, выгравированный на стене самим Вандором.
Ёкай летел над землей, внимательно посматриваясь по сторонам, и распространив свою магию во все стороны, чтобы определить живых (или не очень) живых существ, в поисках предполагаемого противника, в конце концов, темные духи могли забраться куда угодно, чтобы набраться сил.
Какое-то время, Вандор летел в полной тишине, пока не заметил среди деревьев какое-то движение, ёкай тут же отправился туда, во многом это желание было продиктовано его интересом, потому что обнаружил он явно не ёкая, так зачем кому-то забираться сюда?
Вскоре Вандор беззвучно повис в нескольких метрах от… девушки? Он видел её сзади, но фигурка определенно выдавала в ней представительницу женского пола, её ушки и хвост тоже говорили о принадлежности к определенной расе. Ёкай не придумал ничего лучше, чем начать разговор всего с двух слов:
- Котёнок заблудился? – на самом деле он понятия не имел, сколько девушке могло быть лет, но он нашел подобное обращение достаточно безобидным и… дружелюбным, а ещё он всегда мог извиниться на свои слова, так что никакой проблемы не было, совершенно.

+1

3

Высоко в горах летали птицы. Задрав голову, Лаолан прикрыла глаза ладонью, защищаясь от яркого солнечного света. Жизнь в Гилларе в окружении болотных испарений и загнивания старого Источника не шла ни в какое сравнение с целым миром, что открыл перед Лаолан. Остров казался ей солнечным и открытым. Первые шаги и глоток воздуха давались тяжело. Она не привыкла к чистому горному воздуху, пышной растительности вокруг и живому лесу, наполненному настоящими животными и птицами, а не монстрами с болот и одичалыми собратьями.
Первые дни были тяжёлыми. Сойдя с корабля, который привёз её с острова, Лаолан сбилась с ног, стараясь отыскать торговую лавку или дом, где пригодятся её скромные навыки. Ночлежка под открытым небом её не смущала. На Крае света было чище и безопаснее, чем в её родных краях, а небо над островом было красивым, чистым и невероятно звёздным. Лаолан казалось, что вся красота этого мира собралась здесь, и она хотела любой ценой задержаться и осесть на Крае света.
Кошачьи уши и хвост привлекали внимание. Жители острова по ошибке принимали её за анимага или за ульва, а Лаолан не спешила говорить правду. Она была и тем, и другим, но почему-то такое сравнение её обижало и немного злило. Очень хотелось пустить в ход руки или что-то, что подвернётся под них, чтобы никто не путал отступников с другими народами. Она это она, и никак иначе.
Свобода шла вровень с трудностями, но вопреки ним отступница не отчаивалась и не стремилась обратно. Гиллар остался далеко позади, но нависал тенью, отнимая крохи магии. Лаолан не хотела возвращаться к прежней жизни и собиралась задержаться на острове. Она нашла работу на первое время, получила крышу над головой в скромной комнате для служанок, трудилась в поте лица, приспосабливаясь к новым условиям, но не считала, что выживает. Она впервые за четверть века жила.
Лаолан не желала жить как прежде, но боялась, что Змей не простит ей предательства. Магия утекала из её тела. Банальное превращение в кошку отнимало много сил и изматывало её. Она теряла контроль над животной сущностью и боялась «исчезнуть», как исчез её брат. Остров пронизывала незнакомая магия. Лаолан чувствовала её нутром и тянулась к ней с большой осторожностью. Она слушала рассказы о духах острова и пыталась проводить параллели между ними и духами-защитниками Силвы. Возлагая большие надежды на магию чужого острова, она отправилась в горы, рассчитывая, что отыщет подходящий источник силы. Хватит небольшого места магии, чтобы пополнить угасающие запасы и жить спокойно.
Лаолан пожертвовала сном и отдыхом, чтобы успеть изучить лесные тропки и вернуться обратно в чайную к началу рабочего дня. В случае большой удачи, эта жертва с лихвой окупится.
- Магия… - прошептала отступница, чувствуя, что не ошиблась.
Служанка из чайной говорила, что в горах и лесу живут духи острова. О многих она рассказывала как о злых призраках, которые охотятся за молодыми и глупыми девушками, но Лаолан не боялась громких рассказов. О Гилларе тоже болтали разное. Отступники намеренно плодили слухи, чтобы в город забредали отчаянные искатели приключений. Жертвы Змею никогда не бывали лишними.
Что-то необычное пряталось между широких листов кустарника. Лаолан его не видела, но ощущала. Она протянула руку, собираясь прикоснуться к чужой магической энергии и «ощупать» её, как почувствовала постороннее присутствие за мгновение до того, как к ней обратились. Кошка резко развернулась, ощерилась, зашипела; шерсть на хвосте и ушах встала дыбом. Магия потекла по телу и удлинила ногти, превратив их в крепкие звериные когти.
Лаолан нашла источник опасности и опешила от того, что увидела. Огромное змеевидное тело висело в воздухе.
- Ты… левиафан? – отступница растерянно смотрела на незнакомое существо. Она забыла, что собиралась защищаться и атаковать. Человеческий голос ввёл её в заблуждение. – Ты… - Лаолан запнулась; её взгляд бегал по телу незнакомого существа от драконьей морды с усищами и оленьими рогами до длинного  хвоста, покрытого слоем густой шерсти.
Это точно не левиафан! Она видела левиафанов: маленьких и больших, и знала как они выглядят.
- К-кто ты?..
От существа исходила такая сильная магия, что Лаолан почти пожалела об утренней вылазке в лес.

+1

4

Ёкай который висел в воздухе, постоянно слегка извивался, словно это требовалось для того – чтобы парить в воздухе, хотя на самом деле, это было совершенно не так. Если бы ему приходилось бы зависнуть без движения, Вандор бы чувствовал себя достаточно скованно, в конце концов, такое массивное тело в принципе смотрелось бы странно, растянись он в воздухе и замри. А так, он и привлекал к себе внимание, и не давал ничему в своём теле затечь, и чувствовал какую-то противоречивую свободу, ведь кто мог бы помешать ему извиваться как длинной змейке?
Взгляд больших глаз ёкая бегал по всей фигурке девушки, и сосредотачивался на её личике достаточно редко, ему не хотелось пугать её лишний раз, вдруг она бы посчитала его слишком грозным? Хотя до настоящих драконов в этом плане, ему было достаточно далеко: Не чешуи ни массивного тела, да и даже облачка дыма он из пасти выпустить не мог. Вандор был скорее похож на большую детскую игрушку, которую хотелось пожамкать и потискать, ведь он был крайне пушистым.
Это к слову, было одной из самых главных слабостей против истинных драконов, дыхни они в его сторону, и он быстро потерял бы большую часть своего пушистого очарования, какой удар по морали…
Но возвращаясь к очаровательной представительнице рода кошачьих, её защитная реакция на его появление, была достаточно забавной. Она словно действительно была дикой зверушкой, которая агрессией старается запугать своего противника, вот только они явно были в разных весовых категориях. Если бы Вандор захотел, он бы взял её в свою когтистую лапу, и стал бы гладить вместо домашней кошечки. Но, будучи воспитанным ёкаем, он никогда не стал бы поступать так с другой девушкой, даже если она и обладала очаровательными ушками и хвостом.
Лицо девушки тоже было красиво, а её серые глаза, контрастировали с яркими очами самого ёкая, словно пламя и сталь столкнулись между собой в руках неизвестного кузнеца. Что же до слов, которые сорвались с её губ, то они, невольно, заставили ёкая мысленно улыбнуться.
Его сравнили по сути… с морским монстром? В какой-то мере, он должен был даже оскорбиться, но Вандор был совершенно спокоен, его дух был словно водная гладь, которую не коснулся не то что камень – по которой не прошла даже рябь от ветра. Но всё-таки, она задала правильный вопрос.
Вандор не стал выдерживать драматичную паузу, чтобы ещё больше не волновать девушку, а то вдруг она бросится бежать? Правда вряд ли она собиралась, учитывая, что вроде бы, в её словах скользило волнение… или страх? Ёкай был не слишком хорош в тонком распознавании чужих эмоций.
- Я дух защитник древа. Лишь один из многих, - Вандор не считал себя каким-то особенным, наверное, дракон, от которого он произошел, в своей могиле начал бы вращаться под землей как бешеный, если бы узнал о таком отношении, к самому себе.
Ёкай прикрыл глаза, пространство вокруг пошло рябью, вынуждая девушку моргнуть, а затем она обнаружила на месте никогда большого драконоподобного ёкая – молодого мужчину, который сейчас поправлял свою одежду около шеи левой рукой (наряды подобные его, она вероятно уже ни раз видела на Краю Света), а в правой он сжимал древко копья, что лежало у него на плече. Он мягко опустился ногами на землю и заговорил с ней вновь:
- Полагаю, вам будет более комфортно видеть меня в этом теле. Моё имя Вандор, а как я могу… называть вас? – ёкай старался быть учтивым, насколько вообще умел.

+1

5

Лаолан неотрывно смотрела на существо, удивляясь его размерам. Молодые змеи-левиафаны были такого же размера, но выглядели совершенно иначе. В рассказах о духах острова отступница слышала, что они могут принимать различную форму, напоминая застывший жирный бульон с такими же «прыгучими» лапками-щупальцами или что-то поистине огромное и ужасающее. Сила, исходившая от существа, настораживала и отталкивала. Он казался ей кем-то младше, чем Отец-Змей, и не таким сильным, но в сравнении с ним Лаолан чувствовала себя беспомощной букашкой. Магии обессилевшей отступницы не хватит, чтобы сражаться с духом, но она могла обернуться кошкой и убежать.
Как быстро он летает? Догонит, если она побежит между зарослей и корней? А если на дерево влезть? Или забиться в нору? Нет, нора точно не подходит. Такое огромное существо дерево пополам переломает!
- Дух защитник? – кошка с подозрением посмотрела на существо, ещё раз окинув его взглядом от морды до кончика хвоста. Она видела духов-защитников на Силве. Они оберегали Комавита и старый источник. Духи-защитники напоминали морских животных или их призраков. Среди них было много фэйри. – Ты не похож на фэйри, - нахмурилась Лаолан. – Они маленькие и крылатые.
Других защитников она не знала и не встречала.
Это существо, дух оно или нет, дало Лаолан очень ценную информацию. Народ Гиллара питался магией Древ Жизни. Вита и Комавита идеально подходили для этого, и то что на острове драконов есть что-то такое же, дарило надежду на выживание. Лаолан надеялась, что слухи о чудесном острове и о Древе на нём не дойдут до её собратьев. Она не хотела, чтобы здесь восстановили власть Змея. От одной этой мысли по коже пробегали мурашки!
Воздух зарябил перед глазами. Лаолан закрыла глаза, считая, что теряет преимущество, а существо намеренно отвлекает её, чтобы применить какую-то злую магию и атаковать. Отступница не верила в добрые намерения существа и всё ещё относилась к нему с большим подозрением.
Открыв глаза и увидев перед собой человека, она опешила, а потом разозлилась.
- Обманщик! – Лаолан перестала бояться незнакомца, и решила, что он маг, который использовал иллюзию, чтобы её напугать, а сам был всего лишь мальчишкой. Её ровесником. Никакой дух никогда при ней не принимал облик человека или что-то близкое к нему. Такое просто невозможно! – Гадкий мальчишка! – зашипела Лаолан, вновь щерясь и шипя на него. – Уходи!
Может, он был сильным магом, но перевёртыш решила, что его сила в иллюзии, а в иллюзиях ничего опасного нет. У неё хорошее обоняние. Его не обманешь!

+1

6

Теперь, будучи в своей человеческой форме, ёкай мог спокойно смотреть в глаза незнакомки, больше не было смысла избегать прямого взгляда, боясь её как-то взволновать больше необходимого. В конце концов, теперь девушка должна была ощущать себя спокойнее, хотя он и не был её сородичем, он определенно был похож на человека, а стоит ли бояться обычных людей? Наверное, только в том случае, когда они решаются наставить на тебя оружие. Вандор же выглядел совершенно расслабленным, и опасная часть копья указывала назад, демонстрируя доброжелательные намерения мужчины, он ведь не решил ещё, что делать с этой «кошкой», и не выяснил почему она сюда забралась.
- Не все духи защитники одинаковы. Мне суждено было переродиться именно таким, кому-то везет меньше, и их внешний вид весьма… необычен, для жителей этого мира, - ёкай говорил спокойно, не давая почувствовать о чём он сейчас думает на самом деле, но Вандор всегда был таким, меняясь лишь в редкие моменты противостояния, когда нужно было становиться активнее, быстрее, агрессивнее. Во все остальные моменты, он был неспешным и размеренным.
Но этой девушке было суждено удивить Вандора, после его превращения, она проявила такую враждебность, что дух даже немного растерялся, как часто с ним происходило подобное за несколько сотен лет, да и тем более, с такими громкими словами?
- Обманщик? – Вандор помедлил несколько бесконечно долгих секунд, прежде чем продолжил говорить, - На этом острове, вряд ли найдется так много честных ёкаев, таких же как я, - в его голосе не было и толики гордости, он просто передавал этой кошечке факт в словесной форме, ведь Вандор действительно считал себя таковым. Иначе, почему он когда-то сражался с драконами Края Света? Не потому ли, что далеко не у всех из них чистые сердца, с чем молодой ёкай был не согласен мириться?
- Не многие способны назвать меня мальчишкой… хоть я и выгляжу молодо, мой возраст невозможно соотнести с тем, что ты видишь собственным взором, - стоило Вандору скзаать это, как в его голове пронеслась шальная мысль, - А не назовет ли она меня стариком, когда узнает, сколько мне лет? Это будет… досадно, - тем не менее, он сам поднял эту тему, так что и за последствия отдуваться исключительно ему самому.
- Как же мне… развеять её сомнения? – сперва Вандор подумал о том, что может превратиться вновь, и вырвать дерево силой, продемонстрировав то, что его сила настоящая. Но он просто не мог позволить себе сделать этого, ведь вокруг него… были необычные деревья, деревья – что были вместилищем духов.
- Да простят меня, духи… - мысленно произнёс Вандор, и прикрыв глаза, рассредоточил свою магию в небольшом радиусе, затрагивая исключительно деревья, после чего обратил к ним свою душу, прося ненадолго выйти.
Уже через несколько мгновений, из окружающих деревьев, повыскакивали маленькие белые человечки, с черными глазами и большим ртом. Они обратили свой взор в сторону ёкая, который так нагло пробудил их.
- Я не хотел вас беспокоить, но эта леди обвинила вашего большого брата во лжи, мне бы хотелось восстановить справедливость, - могло показаться, что человечки пересматриваются между собой, прежде чем обратить свой взор в сторону незнакомки.

+1

7

Лаолан хмыкнула. Путешественники и отребье на Силве тоже притворялись добренькими, они сладкоголосо пели о чести, честности и благородстве, но на деле гнильца так и пёрла из них. Гилларцы заманивали потерявшихся в сети заброшенного города, обещая им кров и пищу, защиту от болотной дряни и лучшую жизнь в одной большой и дружной семье. Согласившись и поверив в простой обман, они прощались с жизнью, и в какой-то мере на самом деле «вливались» в семью отступников той магией, что они получали от Змея. Обманщиков вокруг Лаолан хватало с самого детства, и на заверения незнакомца она смотрела свысока, считая, что скорее поверит в лживость его слов, чем в маленький шанс, что всё сказанное правда.
Ёкаям нельзя доверять. Эту науку Лаолан выучила в теории, наслушавшись рассказов, и относилась к духам одинаково. Фэйри с острова тоже обманывали. Никто из демиургов-создателей не зачаровывал их на честность и не делал их добренькими и глупыми. Почему этот ёкай-защитник должен отличаться от них? Наверняка он точно такой же.
Если он вообще ёкай.
Лаолан хмыкнула во второй раз. Да, перед ней совершенно точно мальчишка. Подросток или что-то около того. Взрослые не пытаются переубедить других в возрасте, а этот парень зачем-то пытался.
- Я знаю, что в Рейлане много долгоживущих рас, - перевёртыш говорила уверенно и не отводила взгляд от собеседника. Она хмурилась, а её хвост размеренно покачивался и иногда подрагивал от напряжения. Лаолан не скрывала недовольства и настороженности. – Не трать моё время, иди своей дорогой!
Слова девушки никак не повлияли на нежеланного собеседника. Она почувствовала магию и напряглась, нащупывая рукой рукоятку ножа. Лаолан решила, что лучше атакует первой, чтобы повысить шансы на выживание и бегство, но Вандор не предоставил ей такой возможности. Странные существа окружили их, выступая из деревьев. Кошка смотрела на них с опасением. Существа казались маленькими и на первый взгляд безобидными. Ничего подобного она не встречала на родине, но заметила, что именно эту магию она ощущала до появления Вандора.
Их как-то слишком много.
Лаолан скрипнула зубами, отпустила рукоять ножа и… обернувшись кошкой, бросилась наутёк.

+1

8

Вандор поглядывал на незнакомку, отмечая как покачивается её хвостик, иногда показываясь из-за спины, и единственное, что приходило ему в голову, это что девушка сейчас очень встревожена сложившейся ситуацией. И хотя ёкай первоначально был настроен дружелюбно и спокойно, не похоже, чтобы она собиралась хоть немного успокаиваться. Это определенно было достаточно досадно, и нужно было как-то исправить это недоразумение, но вот каким образом это сделать?
Пока Вандор размышлял над этим, девушка сделала очередную попытку прогнать его, и как же хорошо, что на его месте не был настоящий дракон, или какой-нибудь другой вспыльчивый молодой человек, который не стал бы терпеть подобного обращения, и уже пошел бы прямо в лоб этой кошке.
- Может всё-таки поговорим спокойно? – сделал ещё одну попытку ёкай, вокруг них собралось множество маленьких духов, Вандор даже не ожидал что их будет настолько много, ему то нужна была всего парочка штук, а насыпало их столько… что это было немного даже беспокойно, ведь обидь их эта кошка – и проблем не оберешься! Да и его самого точно не погладили бы по головушке, это уж точно.
Только Вандор хотел объясниться перед ней, как девушка обратилась в кошку, и бросилась бежать от них со всех ног, заставляя ёкая невольно вздохнуть:
- Какая же проблемная девушка, - он помчался за ней на той скорости которую только позволяло ему выдать его тело, а маленькие духи сделали эту погоню достаточно забавной, прямо под лапами кошки вырастало множество цветов, образуя эдакую тропинку самых разных оттенков.
Вот только, кошка, которая бежала так отчаянно, похоже не разбирала дороги, и в какой-то момент прямо перед её носом – образовалась пропасть которая раскалывала данный кусочек горы. Стоило ли говорить, что набравшая скорость представительница перевертышей едва ли успела бы остановиться?
Когда кошечка сиганула в пропасть, ёкай всё-таки успел её догнать, он оттолкнулся от края горы, и совершил прыжок, перехватывая кошку в полете, и извернушись, с нечеловеческой силой зашвырнул её обратно на уступ. А кошки как говорится, приземляются всегда на четыре лапы, так что Вандор не сомневался в том, что она удачно приземлится.
Сам же ёкай достаточно драматично рухнул куда-то в глубь темного провала, в котором даже деревьев то не было. И будь он человеком, судьба его была бы совершенно незавидна. Но…
Когда Вандор решил, что кошка должна уже очухаться от шока, и посмотреть вероятно вниз, он наконец решил показаться. Драконом взмывая из тьмы, и повисая у края обрыва, свернувшись в воздухе так, как обычно на земле сворачиваются змеи.
- Ничего не хочешь мне сказать? – выразительно посмотрев на кошку, поинтересовался ёкай.

Отредактировано Вандор (21-04-2021 17:42:47)

+1

9

Кошка бежала из всех животных сил. Ловкости ей не занимать, а страх и жажда выжить любой ценой придавали уверенности и скорости в лапы. Лаолан прекрасно знала дорогу, по которой пришла в лес, и могла без затруднения вернуться тем же путём… если бы на нём не стоял защитник леса и его группа духов… или иллюзий, Змей разберёт, что за гадость он призвал себе на помощь! Чем бы или чем бы они ни были, в них хватало магии, чтобы кошка насторожилась и отказалась от любой стычки.
Быстро перебирая лапами, она неслась во весь опор, видя перед собой густой лес и совершенно незнакомую тропу. Лаолан понимала, что ей нигде не скрыться от существа, выросшего в этих краях. В отличие от неё он наверняка прекрасно ориентировался на местности, а потому она полагалась на кошачью изворотливость и удачу. Небольшие размеры позволяли кошке почти не ограничивать себя. Она нарочно выбирала места, где можно затеряться в высокой траве или между кустов, пробиралась под корнями и низкими ветками – всем, что могло бы задержать высокого человека или огромного летающего змея.
«Что за чертовщина?! - Лаолан с удивлением и праведным негодованием смотрела на тропу из цветов у себя под ногами. Она чувствовала исходящую от них магию и пыталась увернуться, сходя с тропы, но та упрямо устремлялась за ней, настораживая и пугая. – Мне от него не скрыться».
Решив, что магия принадлежит Вандору, кошка вложила все свои силы в бег. Она оглядывалась, надеясь, что не увидит ни летящего за ней змея, ни его черноротых товарищей, и к её большой удаче никого из них поблизости не было. Вздохнув с облегчением, кошка развернулась и поздно заметила обрыв. У неё не было времени, чтобы затормозить. Сорвавшись за край, она пронзительно мявкнула и заскребла когтями, надеясь зацепиться за что-то, как заметила летящего к ней Вандора, а потом почувствовала, как его рука касается её тела.
Секунды показались Лаолан вечностью. Парение, за которым шло неминуемое падение и смерть, оборвались, когда неожиданно ей задали ускорение в сторону края обрыва. Подлетев в воздух, кошка вся напряглась, шерсть на холке и хвосте вздыбилась. Она так перепугалась, что не смогла даже пикнуть или мякнуть, но чудом смогла перегруппироваться и приземлиться на лапы. Несколько мгновений Лаолан стояла неподвижно, вцепившись когтями в клочок земли, словно боялась вместе с ним рухнуть в пропасть и видела в нём единственное спасение от смерти. Она стояла с задранным к верху хвостом и выгнувшись дугой. По её лицу, будь она человеком, точно катились бы градины липкого пота, но в кошачьих глазах читались и страх, и паника. Осознав, что она никуда не падает, а земля под лапами устойчива, кошка развернулась, чтобы посмотреть на пропасть. Сердце в груди медленно успокаивалось, но Вандор так резко показался из пропасти в змеевидной форме, что сердце снова убежало в кошачьи лапы. Лаолан совсем не гордо мявкнула, отпрыгивая от пропасти, угрожающе вздыбила шерсть, чтобы казаться больше, и зашипела.
Она прекрасно расслышала слова Вандора и пришла от них в бешенство, высказывая ему всё, что думает, и о преследовании, и о падение в пропасть, и про его внезапное «воскрешение», и про то, что он поспел к ней прикасаться, а потом кинуть как какой-то детский мячик или камешек! Лаолан от души пропесочила ёкая и запрыгнула бы на него, чтобы от души подрать его когтями словно дощечку для когтей, и наверняка смотрелась бы до ужаса грозно, если бы… не кричала на него в форме кошки.

+1

10

Вандор заметил, как кошка отскочила от него назад, и начала гневно шипеть в его сторону. Сейчас она казалось потеряла любые оттенки человечности, и превратилась в полноценную зверушку, которую можно было взять на ручки и погладить. Вот только, попробуй он совершить такую наглость, она бы явно потом ему как-нибудь отомстила. Впрочем, что могла сделать такая маленькая кошка – дракону? Да она просто утопла бы в его шерсти, в попытках сделать что-нибудь, чем у неё получилось бы доставить ёкаю хоть какие-нибудь болевые ощущения. Но, наверное, со стороны это смотрелось бы по крайней мере забавно, правда Вандор не решился пробовать, пока, не решился.
Более удивительным был тот факт, что кошка продолжала издавать в его сторону весьма кошачьи звуки, то мяуканье, то шипение, то нечто смешанное и странное, на что Вандор мог разве что задрать бровь в некотором ожидании. Он не получил ответа на заданный им вопрос и невольно вздохнул, сейчас, он пожалел, что не может выдохнуть колечко дыма в сторону этой кошки, вероятно она смотрелась бы интересно, а ещё принюхавшись обязательно чихнула бы.
Решив прервать «монолог разъяренной кошки», Вандор разбил всё её возмущение всего несколькими словами, которые вероятно, могли быть подобны целому ушату ледяной воды.
- Прости конечно, но я не понимаю на языке кошек, - ёкай издал негромкий смешок, ну, негромкий для его огромного сейчас тела, для кошечки звук мог быть достаточно оглушительным, хотя Вандор для этого совершенно не напрягался.
Решив, что висеть над пропастью и дальше – не лучшая идея, он плавно перелетел и уселся на траву, следует сказать, что цветочной дорожки под ними уже не было, похоже духи деревьев утратили интерес к происходящему и отправились спать, ну или наблюдали из деревьев, ведь они больше, вероятно, были не нужны?
- Если захочешь сказать мне что-либо, превратись обратно, я обязательно тебя выслушаю, - напомнил кошке ёкай. Вот и… все началось с самого начала, странная ситуация…

+1

11

Лаолан так сильно злилась, что не заметила, как шипела и рычала вместо человеческих слов. Она бы внутренне смутилась, осознав свой провал, но чувство обиды и досады пришли на смену злости. Стресс от вероятного падения и близости смерти отступал, снимая напряжение. «Крик» помог расслабиться, но взгляд кошки нисколько не смягчился. Она потратила много времени и сил, чтобы сюда добраться, а в итоге не только ничего не получила, но и потратила ценные ресурсы на этого духа!
Превращение в человека отнимало больше сил и времени, чем в кошку. Оно давалось Лаолан всё сложнее и сложнее вдали от дома и привычного источника магической силы. Оправив одежду наигранно небрежным жестом, отступница хмыкнула и подняла недовольный взгляд на духа.
- Что тебе от меня нужно? – она уже поняла, что он от неё не отстанет, а продолжит преследовать. – Я не сделала ничего плохого, чтобы разгневать духов леса.
Лаолан собиралась использовать маленького духа, чтобы пополнить магические силы, но не успела применить магию и провести нужный ритуал. Духи не умели читать мысли, насколько она знала, а потому этот дух не мог ничего узнать о её намерениях.
- Если в этот лес нельзя заходить, так наставили бы табличек! – возмутилась кошка, резво взмахнув рукой в сторону леса. – Я из-за тебя потратила много времени и сил, а теперь мне нужно возвращаться в город, пока меня не хватились!
В этом Лаолан не лгала лесному духу. Время поджимало. Она планировала вернуться в город как можно быстрее, но теперь на это уйдёт больше времени и сил. В кошачьей форме она могла добежать быстрее, чем на двух ногах, но теперь не могла рисковать и обращаться во второй раз. Магии совсем немного. Лаолан слишком боялась потерять над собой контроль, и всё из-за этого духа!
- Зачем ты меня преследуешь?

+1

12

Вандор долго смотрел на девушку, пытаясь разобраться, что же сейчас происходит в её душе на самом деле. Она всё ещё была напряжена, особенно после того что произошло. Трудно расслабиться, когда вот-вот могла расстаться с жизнью. Конечно же, ёкай на самом деле не мог ждать благодарности от этой кошки, ведь именно он стал причиной того, что всё пришло к такому итогу, так что он по сути исправил… то что сделал сам? Хоть и неосознанно.
- Пока, не сделала, - с некоторым предупреждением в голосе произнёс ёкай, ему ведь до сих пор были неизвестны мотивы этой девушки, не походила она на ту, кто отправилась в лес чтобы собрать травок или грибов. Да и на охотника она тоже явно была похоже мало, так какого она действительно могла забыть в этом лесу?
- Никто не говорил, что в лес нельзя заходить, - покачал мордой ёкай, - Вот только, если бы ты столкнулась со злым духом, то могла бы оказаться в смертельной опасности. Многие из них достаточно сильны, чтобы расправиться с живыми, - довольно серьезным тоном произнёс Вандор, сощурив свои глаза на кошку.
И ведь это было правдой, кошка бы смогла полагаться только на свою скорость, и не факт, что нашелся бы какой-нибудь дух, который решился бы встать на её защиту. Впрочем, пока им удалось не встретить никого мало-мальски опасного на своём пути, так что этот день можно было ещё назвать достаточно хорошим?
- В первую очередь, ты потратила их из-за самой себя, не стоит обвинять других в собственных ошибках, - Вандор даже вздохнул, могло показаться, что даже с некоторым разочарованием, - Я бы мог довести тебя до города, мне это совсем не сложно, и будет быстрее, чем ты пойдешь на своих двоих, или… на четырех, - хмыкнул ёкай.
Её прямой вопрос подразумевал то, что теперь он может задать свои собственные, и вряд ли она сможет от них увильнуть, какой ловкой кошкой бы ни была на самом деле:
- Потому что я хочу получить ответы. Для чего ты пришла в этот лес? Представляешь ли ты опасности, с которыми можешь столкнуться? И кто ты вообще такая? Раньше… я кажется тебя не видел, - задумчиво произнёс Вандор.

+1

13

Этот дух казался ей слишком заносчивым!
- Любопытство, - хмыкнула Лаолан, считая, что не станет раскрывать истинные мотивы. Духам горы точно не понравится, что она пришла сюда за источником магии. Воровство никто не одобрял кроме гильдии воров, а духи однозначно плохо отреагируют на наглое вторжение в их духовный мир. Лаолан не собиралась здесь возводить алтарь или поклоняться какому-то злому существу, как делала это в Гилларе, но знала, что высасывание магии подобно осквернению и иногда приводит к гибели духа или источника магии. Так Змей заражал магическое озеро и отравлял Комавита, когда питался его магией и плодил вокруг него сыновей и дочерей. – Я здесь впервые. Мне всё интересно, - кошка махнула хвостом и, не смотря на духа, гордо задрала нос.
Пока Вандор не проявлял никакой агрессии и не направлял на неё магию, Лаолан считала, что в безопасности. Он мог её убить при первой возможности, но по какой-то причине этого не сделал. Может, он не солгал, что добрый дух. Просто пакостливый и надоедливый как деревенский мальчишка при виде привлекательной девушки.
- Ну и столкнулась бы со злым духом, тебе-то что? – Лаолан с недовольством посмотрела на ёкая. Она была родом из мест, где каждый решал свои проблемы без сторонней помощи. Если за тобой увязался болотный монстр – расправься с ним собственными усилиями или умри. Второго не дано. Чужая забота и беспокойство не укладывались у кошки в голове. – До города я и сама доберусь, - не менее гордо бросила отступница.
Она считала, что сможет выследить дорогу по собственному запаху, но знала, что потратит на это много времени и сил, потому что наверняка забралась очень далеко от того места, где столкнулась с духом. Вспомнив о других духах, которых Вандор зачем-то призвал, она невольно поёжилась. Вдруг там ещё какая-то гадость среди кустов и деревьев? Но ей же так не хотелось принимать помощь от этого странного ёкая! Чем он лучше остальных? Может, это его хитрый план?
- А откуда мне знать, что ты хороший? – Лаолан сощурилась. – Что если я соглашусь на твою помощь, а взамен ты с меня потребуешь такую плату, что я об этом пожалею?

+1

14

Вандор был очень терпеливым ёкаем, в отличии от кошки у него было полно «свободного» времени, которым он волен был распоряжаться как ему самому угодно. Благодаря этому он мог отдыхать, когда уставал, спать, когда хотелось. И разить вражин когда наконец решит, что действительно настанет подходящий час. На самом деле, последнее было каждую секунду его существования, другой вопрос – что злых ёкаев надо было ещё отыскать, что на самом деле могло быть непросто, учитывая, что остров достаточно большой, и даже если он будет лететь – ему потребуется достаточно много времени, чтобы облететь его или отыскать противника.
- Если тебе всё интересно, почему ты не взяла кого-нибудь в напарники? – вопросительно приподнял бровь ёкай, - Я не верю, что ты настолько не ценишь собственную жизнь, чтобы рисковать на неизвестной территории, ради её изучения, - у ёкая появлялось все больше сомнений в отношении этой кошки, она определенно была какая-то… мутная, но пока Вандор не мог докопаться до её настоящих мотивов, а кошка не стремилась их раскрывать совершенно, долго ли им придется играть в кошки мышки друг с другом, прежде чем всплывет правда?
- Меня обучали помогать каждому, кто попадает в беду, - ёкай пошевелил длинными усищами, и посмотрел по сторонам, - Так что, если бы на тебя вдруг напали, я бы не смог остаться в стороне, даже обладай ты силой чтобы справиться с опасностью, - Вандор легко раскладывал всё по полочкам, чтобы набить как можно больше очков доверия у этой кошки. Хотя была вероятность и того, что если они разойдутся, то больше никогда не встретятся, и в этом в целом не было бы чего-то действительно удивительного! В конце концов, Вандор же не каждый день заглядывает на край света, по вполне понятным причинам из прошлого и настоящего.
- Если таков твой выбор, то я не буду настаивать, - согласился с позицией кошки ёкай, конечно ему ничего не стоило унести её насильно, но кем бы он был, поступая так? Уж явно не тем, кем его хотели бы видеть старшие ёкаи.
- Я уже спас твою жизнь один раз, этого достаточно для доказательства моих добрых намерений, - ёкай свернулся, уложив свою голову на траву, продолжая сверлить кошку взглядом своих блестящих глаз, - Мне ничего от тебя не нужно, так же как от кого-либо другого. По крайней мере, всё остальное я могу добыть своими силами, - уверенно произнес Вандор, да и если бы кошка захотела его как-то наградить, она сама бы это сделала, по крайней мере, таковой была логика этого ёкая.

+1

15

- Я привыкла полагаться на себя, - хмыкнула Лаолан.
Здесь она не лгала. В Гилларе она действительно полагалась исключительно на себя после смерти родителей и брата. Друзей у неё не было. На Крае света ситуация не изменилась. Перевёртыш не умела доверять другим, а потому продолжала полагаться на собственные силы.
- Никто в целом мире не знает больше о духах, чем сами духи или их создатель, - этим Лаолан объясняла, почему не взяла себе помощника. Она слушала байки и истории, но не считала, что в них правды больше трети. Все нужные знания она почерпнула за годы жизни на родине и наивно полагала, что их достаточно.
Отступница хмуро посмотрела на ёкая. Он говорил как-то уж слишком складно, обещая помощь и заверяя в своей бескорыстности. Кошачье чутьё и плохой опыт подсказывали ей, что ему совершенно не стоит доверять, но вот солнце, что всё выше и выше поднималось над горами, сводило в ничто её крохотные шансы вернуться в город вовремя.
- Я без работы останусь, - хмуро заметила Лаолан, с неохотой принимая чужую помощь. – Раз я по твоей вине здесь задержалась и чуть не сорвалась в пропасть, то ты мне должен. Это не считается за спасение, - уточнила кошка, сверкнув глазами и дёрнув хвостом. – Так что ты мне должен.
С её стороны было нагло требовать что-то от духа леса, не собираясь ничего давать или обещать взамен за помощь, но пусть сначала делом докажет, что он действительно хороший ёкай, а не такой бахвалистый врунишка, каким ей кажется!
- Ты можешь доставить меня в город, - согласившись принять его помощь, Лаолан не представляла каким именно образом они доберутся с гор до жилой части острова. Она не могла превратиться снова в кошку, а огромное змеевидное тело не казалось ей каким-то подходящим для прогулок верхом или полёта в коротких лапах. На фоне длинного и лохматого тела они вообще смотрелись несуразно. Ящерица и то выглядела как-то получше с её пропорциями!
Лаолан хотела поторопить духа, но не стала, решив, что уже сильно наглеет, а терпение духов не безгранично.
Если он дух!
- Если доставишь меня в город до полудня, то поверю, что ты сильный дух.

+1

16

- Могу это понять, - тихо произнёс ёкай, - Но иногда нужно иметь возможность положиться на кого-либо, это… помогает, - не то чтобы у самого Вандора часто бывали такие ситуации, по крайней мере в том, что касалось борьбы с злыми духами. Но вот то, что касалось взаимодействия с иными расами, порой требовало обсуждения с более старшими ёкаями, которые давали ему дельные советы. Правда прожив три сотни лет, он вроде бы заручился достаточно большим багажом опыта, чтобы найти подход к кому угодно. Правда вот сейчас у него были проблемы с одной конкретной кошкой, и почему с девушками порой всё бывало так сложно? Загадки мироздания…
Кошка начала издали, заставляя Вандора сосредоточить на ней внимание, если честно, дракон не был согласен с её аргументом, но он смирился и не стал спорить, учтя первый факт, озвученный кошкой, не похоже, чтобы он мог и дальше задерживать её, так можно и действительно стать достаточно виноватым, а это определенно было не хорошо.
- Теперь эта девушка пытается выбить из меня помощь, хотя ещё недавно отказалась от неё. Это… очень странно. Неужели она в настолько безвыходном положении? – Вандор неспешно размышлял, во время чего его длинные усища то и дело шевелились, тем не менее, вниманием он все равно был обращен к девушке, вслушиваясь в её речи, вдруг ещё чего, интересного скажет?
- Мне не нужна твоя вера, но в город, я тебя доставлю, - ёкай повернул голову в сторону, а затем под ним образовались несколько каменных ступеней, позволяющих девушке взобраться по ним и усесться сверху. Когда она заберется туда, ёкай тихо добавит:
- Я не буду предлагать тебе держаться за рога, - вместо этого, вокруг тела ёкая сомкнулся каменный обруч, с ручкой за которую смогла бы держаться кошка, - Просто, крепко держись. В случае чего – я тебя поймаю, - закончив свою речь, Вандор взлетел, достаточно мягко и неспешно, а затем напрямик устремился к городу, давая кошке возможность полюбоваться миром с высоты птичьего полёта.

+1

17

- Верхом на тебе?.. – Лаолан с недоверием посмотрела на каменные ступени, ведущие к спине змеевидного дракона.
Такой вариант казался отступнице, мягко говоря, ненадёжным. Мех на спине ёкая выглядел гладким, а спина узкой и слишком подвижной, чтобы удержаться на ней, как на лошади. У Лаолан не было возможности ездить на лошадях или других ездовых животных. В Гилларе такой роскоши практически не водилось. Вся живность или дохла или быстро ломала копыта на дорогах разбитого города. На тяжеловозах запрещали кататься даже детям. Они были слишком ценными и использовались исключительно для поддержания порядка на полях и для облегчения трудной и практически неблагодарной работы.
Лаолан ещё раз посмотрела в сторону солнца. Выбора не было.
Вздохнув, отступница приподняла ворох простых юбок, чтобы не запутаться в подоле, и поднялась по каменной лестнице. Перебросив ногу через спину ёкая, она кое-как устроилась сверху, подминая под себя и по бокам совершенно непригодную для таких поездок юбку. На Крае света была странная и непонятная мода, но Лаолан порадовалась, что под юбку всегда надевали тонкие штаны. Считалось неприличным показывать их в обществе, но перевёртыш оставалась выходцем из другого народа и нисколько этого не смущалась. Не голая же!
С невозмутимым видом она посмотрела на ёкая под собой и собиралась взяться за его рога вместо поводьев или за густую шерсть, чтобы не слететь с его спины, как он при помощи магии создал каменное кольцо. Надеясь, что оно не рассыплется у неё прямо в руках, Лаолан взялась за него как можно крепче, вжалась бёдрами в спину дракона, словно пыталась держаться за него всем, чем можно, и от страха зажмурилась, подавив желание взвизгнуть или мяукнуть, когда он взмыл в небо.
Лаолан боялась высоты, но почему-то осознала всю глубину страха, когда её подняли вверх. Она так сильно вцепилась в каменный обруч, что выпустила когти для сомнительно надёжности полёта. Отступница не хотела открывать глаза и опасалась, что вид города и леса с такой высоты вскружит ей голову в самом дурном смысле, но недоверие к ёкаю подстёгивало. С опаской Лаолан открыла глаза, смотря сначала перед собой, на громадную морду дракона, а потом на Край света. Вид пугал и завораживал одновременно, и до отчаяния навевал мысли, что если Вандор решил над ней подшутить или что-то дурное выкинет, то она с такой высоты разобьётся и ничем себе не поможет.
Надо было пешком идти…

+1

18

- Ты предпочла бы, чтобы я нёс тебя в лапе? – немного насмешливо поинтересовался у кошки ёкай, конечно… можно было поступить подобным образом, но удобство было весьма сомнительное, да и когти у него достаточно острые, не хватало ещё наделать в бедной девушке лишних дырок, а то принесет в город уже обескровленный трупик, и что ему потом с ней такой делать? Не извиняться же, когда она переродится в духа… ведь он банально вряд ли нашел бы её.
Тем не менее, кошечка всё-таки без особых сомнений умостилась ему на спину, Вандор жалел, что у него нет глаз на затылке, чтобы наблюдать за ней в полете. Ему уже приходилось сталкиваться с людьми, которые начинали просто визжать от страха, но никак не от восторга.
И их вполне можно было понять, духи обладали способностью летать от рождения, а вот люди – нет, и полёт пугал их довольно часто, ведь всё что отделяет от падения, это существо, за которое приходится держаться.
Ёкай летел достаточно быстро, он плавно перемещался в воздухе, извиваясь подобно змею, пролетал над верхушками деревьев, от чего они то и дело покачивались от потоков ветра создаваемых его телом.
- Как чувствуешь себя? – довольно громко поинтересовался Вандор, в конце концов ветер бил в лицо, и явно мог помешать кошечке хорошо слышать, даже при том, что у неё были ушки локаторы.
- Надеюсь, что с ней всё в порядке достаточно, чтобы в беспамятстве не свалиться, может быть стоило приковать её ко мне камнем? Тогда не было бы даже шанса на подобное. Но в то же время, она определенно была бы напугана, и начала бы возмущаться, и пытаться навредить мне, - ёкай размышлял, продолжая рассекать воздух, вряд ли кошечка действительно решилась бы на опасные действия, пока они были в воздухе, но он слишком плохо знал её, чтобы не предположить чего-нибудь действительно плохого.

+1

19

Лаолан не думала, что это будет так страшно и прекрасно одновременно. Она невольно приоткрыла рот, рассматривая город с высоты птичьего полёта, и забыла, что спешила поспеть к нужному часу в чайную лавку, пока хозяйка не хватилась новую непутёвую работницу. Край света открывался перед ней с новой стороны и завораживал, вызывая естественное желание задержаться и рассмотреть его получше. Для отступницы цветущий остров, что дышал жизнью, был чем-то невообразимым. Волшебным и сказочным. Она привыкла к запустению и естественному загниванию. Гиллар, окружённый топями, медленно умирал. Лаолан застала его угасающим и не думала, что когда-либо увидит его иным. До этой весны она не думала, что вообще когда-либо покинет город или остров, и что отправится куда-то настолько далеко, увидит совершенно другой мир за его пределами, а не зачахнет в забытом всеми городе изгнанников и отщепенцев.
Отступница забыла о боязни высоты, засмотревшись на вид. Мягкая и длинная шерсть ёкая развевалась на ветру в такт его движению, но плавно и легко, обволакивая его тело и не теряя приятной формы. Лаолан видела короткие драконьи лапы, причудливо прижатые к телу, и предположила, что это нужно, чтобы не мешать «гладкому полёту». Так делают некоторые морские обитатели, чтобы беспрепятственно плыть по течению, доверив тело водному потоку.
У Лаолан в отличие от ёкая с ветром отношения не сложились. Он растрепал волосы и шерсть, вынудив кошачий хвост развеваться словно беспокойному знамени. Юбки тоже не слушались. Ветер бесстыдно забирался под них при первом неудобном случае и раздувал их, пуская волнами перед носом у Лаолан. Поначалу она пыталась как-то это исправить, прижимая юбки к ногам или спине дракона, но быстро смирилась. Страх упасть оказался сильнее. Одной рукой не удержаться на спине дракона.
- Всё в пор… - перевёртыш не успела договорить. Проклятый ветер сделал своё дело. Шпилька выскочила из непослушных волос и полетела к земле, а ветер крепко взялся за волосы девушки, растрепав тяжёлые светлые пряди по плечам и спине. Лаолан наклонилась, пытаясь поймать шпильку, но пальцы схватили воздух, а такая дорогая (потому что первая!) вещь устремлялась к земле. В комнате для служанок у отступницы была запасная, но всё равно досадно!
С потерей пришлось смириться.
- Опустись там, - кошка показала направление.
«Не хочу, чтобы нас видели» - хотела добавить Лаолан, но прикусила язык. Она слышала, что на Крае света двоякое отношение к духам. Чаще всего о них болтают что-то дурное, а девушка не хотела, чтобы её заклеймили любовницей ёкая или чем-то таким. Можно же работы и крыши лишиться! И что тогда делать? У неё точно нет денег, чтобы плыть куда-то ещё, а с дурной репутацией её даже в бордель не возьмут с хорошим личиком.
Личико, может, хорошее, а тело…
Лаолан решила не думать о дурном. Духу же тоже не нужны проблемы? Он, может, и дух, но духи тоже умирают! Умирают же?

+1

20

Вандор продолжал лететь как ни в чём не бывало, он действительно никаких проблем не ощущал, словно ветер был его стихией. Правда его магия с этим заявлением была бы совершенно не согласна, ведь к ветру не имела совершенно никакого отношения. Вандор в принципе, любил летать, он даже как-то поднимался крайне высоко, пытаясь понять – где же тот предел, до которого он сможет отдалиться без каких-либо проблем для своего ёкайского тела.
Когда речь девушки неожиданно прервалась, ёкай повернул голову, чтобы взглянуть на девушку, беспокоясь о том, что она каким-либо образом могла вывалиться, что было бы крайне странно. Но вместо этого он обнаружил лишь тот факт, что её волосы теперь крайне сильно развиваются ветром.
- Не думаю, что она сама их распустила, - подумал ёкай, решив, что позже сделает с этим что-нибудь, но сейчас у него такой возможности не было, в конце концов, разве можно было создать что-то из нечего, на достаточно продолжительное время?
Ёкай действительно не представлял, в какую часть города нужно было доставить кошечку, потому услужливо ожидал, когда ему укажут направление или место, сам же он в ожидании – любовался видами, чувствуя себя достаточно спокойно, и практически не ощущая на себе веса от кошечки, слишком уж разительная между ними была разница.
- Хорошо, - коротко произнёс ёкай, и постепенно начал снижаться. Он приземлялся довольно медленно, сделав маленький круг в воздухе, прежде чем коснулся лапами земли, опуская свое тело, чтобы девушка спокойно могла спуститься на землю. Когда это произойдет, то камень, которым ёкай себя опоясывал, рассыпался, и Вандор встряхнул его с себя подобно собаке, которая старается избавиться от лишней влаги в собственной шерсти.
- Видишь? Ничего плохого не случилось, - как-то даже поучительно пояснил Вандор, взглянув в сторону города со смешанными эмоциями, после чего вновь обратил свой взор к девушке:
- Береги себя, безымянная кошка. Быть может, мы ещё встретимся, - Вандор воспарил над землей, готовый вернуться обратно в свой лес.

+1

21

Всё прошло неплохо, если не считать помятой юбки, подпорченной репутации и навсегда потерянной шпильки для волос. Лаолан не упала с огромной высоты и не разбилась ни о землю, ни о воду. Коварный дух не утащил её в логово и не растерзал, а опустился там, где она хотела, возле главных ворот города, но в стороне он кишащих людей. Ничего ужасного вопреки всем дурным ожиданиям отступницы не произошло. Первый полёт верхом на ёкае прошёл нормально, но Лаолан совершенно точно не хотела повторять этот опыт. Пусть других катает!
Лаолан отпустила каменный обруч и медленно слезла со спины дракона, стараясь скрыть дрожь в ногах. Она нарочно демонстративно поправляла юбки платья и выбившиеся волосы, стараясь не поднимать взгляд и не смотреть на ёкая. Чувство неловкости преследовало её вместе с небольшим смущением, но девушка старалась не подавать виду. Не хватало, чтобы этот мальчишка подумал, что она чего-то боится!
- Я потеряла шпильку, - в обвинение сказала кошка, подняв чуть хмурый взгляд на дракона, - и юбка помялась.
Лаолан не хотела признавать, что погорячилась с выводами о ёкае и его честности. Один удачный полёт ещё ничего не значил! Без потерь не обошлось. Она выжила и вовремя добралась до города, но какой ценой. Целой шпильки! И вид неопрятный, а на Крае света ценили внешний вид. Служанка должна радовать глаз, а не выглядеть замухрышкой с чердака.
Долгого прощания не случилось. Вандор удивил её, когда снова поднялся в воздух и попрощался с ней. Никаких расспросов или разговоров. Обиделся?
«А какая мне разница!» - фыркнула кошка и развернулась к ёкаю спиной, а лицом к воротам города. Она ненадолго задержалась, словно боялась, что ёкай обидится на неё за её слова и накинется, но, поняв, что он улетел, подхватила юбку и опрометью кинулась в сторону чайной. Хозяйка вот-вот нагрянет в комнату к служанкам, а к этому времени нужно успеть переодеться. Лаолан к досаде заметила, что юбка истрепалась и перепачкалась в земле после похода по городам. Стоило позаботиться об этом раньше, а не второпях что-то решать, но что уже!
Ругая себя за неосмотрительность ив пустую потраченное время и силы, Лаолан надеялась, что в следующий раз, когда вновь поднимется в горы за магией, не столкнётся с духом-защитником.

0


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » lóngfēi fèngwǔ