Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17 (18+)

Марш мертвецов

В игре август — сентябрь 1082 год


«Записки убийцы короля»

Стараниями Инквизиции и эльфов из Триумвирата Зенвул очистили от склеры. В проклятый город-призрак вновь вернулась жизнь, его покинули духи и нежить с нечистью. Ульвийская богиня, что стала сердцем Скелетного древа, бежала из Андерила, захватив тело одной из жриц, так и не позволив изгнать себя в мир духов. Триумвират пытается оболгать инквизицию, записывая заслуги по очищению Зенвула себе, и прикрывает преступления перед короной.



«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Эра королей»

Более четырёхсот лет назад, когда эльфийские рода были разрозненными и ради их объединении шли войны за власть, на поле сражения схлестнулись два рода — ди'Кёлей и Аерлингов. Проигравший второй род годами терял представителей. Предпоследнего мужчину Аерлингов повесили несколько лет назад, окрестив клятвопреступником. Его сын ныне служит эльфийской принцессе, словно верный пёс, а глава рода — последняя эльфийка из рода Аерлингов, возглавляя Гильдию Мистиков, — плетёт козни, чтобы спасти пра-правнука от виселицы и посадить его на трон Гвиндерила.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Солмнир Алисия Эарлан Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Личные отыгрыши » [Лето 1073] Тридцать монет серебром


[Лето 1073] Тридцать монет серебром

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

https://i.imgur.com/w8OZZBu.jpg

- игровая дата
Начало лета 1073 года

- локация
Старт в Теллине, Остебен

- действующие лица
Джейсон, Рамира, толпа НПЦ.

Когда по ночам в лесу всё чавкает и кричит ужасными голосами, становится понятно – сильные поедают вкусных.

Отредактировано Джейсон (27-02-2021 18:37:49)

0

2

Его звали Яргос Гилл. Уже не молодой, но еще не старый наемник. Он и еще трое его товарищей примерно год назад взяли под крыло только вырвавшегося в жизнь юного авантюриста. Джейсон де Шандар, прямиком из теплых каземат Храма Триумвирата, был такой восторженный, но потерянный. Несостоявшийся паладин, тот, кого учили быть защитники главной цитадели, девятнадцатилетний мальчишка слонялся по Берселю, подсчитывая медяки в кармане и ища ближайший корабль до Силвы. Тогда паренек показался Яргосу забавным. Гилл с товарищами посчитали, что будет интересным опытом натаскать мальчонку, попутно немного поиздевавшись над ним ради веселья. Но что-то пошло не так в их плане, парень оказался смышленым, быстро учился и вообще, оставлял только положительные впечатления, пусть и знатно боялся первое время. Так или иначе, Яргос со временем привык к этому юноше с горящим взглядом, что готов броситься в любую авантюру практически неглядя. Гиллу даже в какой-то момент стало жалко мальца, такой талант по неосторожности может пропасть. Поэтому за Джейсона взялись основательно.
Шандар показывал хорошие результаты. Жалко стало его бросать даже спустя почти год. Пришло время, когда напарникам пришлось на время разделиться, Яргос смог позволить себе отдых от работы. И взял с собой Джейсона. Последнему совсем недавно исполнилось двадцать. Шандар по прежнему походил на тех самых пацанов, мечтающих исколесить целый мир, опуститься в самые темные глубины, подняться на самые высокие горы, обнять самую красивую женщину и ощутить вес золота в своих руках. Возможно, Джейсон напоминал Яргосу самого себя в юности. Мы этого никогда не узнаем. Но старый наемник решил, что будет не совсем правильно выпускать мальчишку в жизнь не показав все стороны их бытия. До этого момента Яргос с компанией шли только по законным контрактам. А сейчас, вернувшись в Остебен, Яргос посчитал, что пора пацана познакомить с теневой стороной их профессии.
– Город этот, знаешь… - Яргос почесал поросшую щетиной шею, - Грязный. Руку всегда держи на мече, кошелек ближе к телу, а коль девку завалишь - сразу к лекарю беги, кто знает, чем она тебя наградит.
– Да ладно тебе, - рассмеялся Джейсон, широко улыбаясь. Он приподнялся в стремнах, - лошадь под ним чуть взбрыкнула, - и рукой сбил листья с веток осины, - Ты слишком напрягаешься, старик.
Джейс самодовольно ухмыльнулся и припустил лошадь галопом в сторону Теллина. Яргос, не спешивший подгонять своего коня, смотрел в спину удаляющемуся юному наемнику и думал о чем-то своем.


Оба наемника успели пропахнуть дешевым табаком из чужих трубок и самокруток - и то нет уверенности, что то была не простая солома, - и кислым запахом теллинских улочек: прогорклым запахом усталости от жизни. Джейс по завету старшего товарища старался быть внимательным, но то тут, то там юный ум отвлекали виды прелестниц в дверях борделей, запах жареного мяса из таверн да сладковатый аромат опиума из курилен.
- Никогда не принимай эту дрянь, - как-то напряженно одернул Яргос Джейсона, - Раз попробуешь - и все, не слезешь.
Пусть Шандар и выглядел растерянно от свалившейся на него информации о городе, поступающей со всех сторон, все равно закивал старшему товарищу, показывая, что слышит того.

Самая обычная для Теллина таверна. С посетителями, похлепкой, выпивкой, шлюхами. Яргос хотел отдохнуть, да и Джейсон чувствовал голод. Прежде, чем идти к информатору, захотелось просто набить брюхо и немного расслабиться. Такая простая малость, дающая человеку в дороге почувствовать себя живым и даже немного счастливым.
Они о чем-то говорили. Яргос был довольно словоохотливым, веселым. Он много смеялся, пока они вдвоем с Джейсом обедали. Юный наемник уже давно перестал заглядывать в рот как преданная восторженная псина своему наставнику, пытался общаться на равных, пусть его речи наивного юнца часто звучали глупо. Но Яргос и Джейсон с удовольствием ударяли свои кружки с пивом друг о друга, пока желали друг другу долгих лет жизни и обсуждали планы на ближайшее будущее. В этот день Шандар уяснил, что далеко идущие планы - глупая затея.
Джейс начал чувствовать легкую расслабленность в конечностях от алкоголя как раз тогда, когда буквально за его спиной началось что-то. Джейсон не разобрал, что именно. Не уловил, в какой момент это началось и как из обычной местечковой драки переросло в побоище. Но очень четко ощутил, когда кто-то ударил его поддых. Было блядски больно. Джейс вообще не понял, как их с Яргосом втянули в это, действовал чисто на рефлексах, еще плохо отработанных, и согласно той тактике, которой его учил Гилл. Но в этот раз что-то пошло не так. Шандар очнулся от адреналинового всплеска уже когда его товарищ лежал на столе с ножом, воткнутым в поясницу куда-то в область почек. Сам Джейсон, запыхавшийся, вспотевший, жался к стене и ошалело размахивал кинжалом перед собой, отгоняя всех, кто пытался приблизиться на расстояние вытянутой руки. Джейс что-то орал про Бездну, у него болела спина и лицо, его явно били, но из памяти будто стерлись эти моменты. Он скалился, как дикий зверь, готовый вонзить клыки в шею противника. И совсем не понимал, что происходит.

[icon]https://i.imgur.com/8EdIn6C.png[/icon][status]Уже не мальчик, но еще не мужчина[/status]

Отредактировано Джейсон (08-03-2021 12:22:13)

+2

3

В невысокой хижине, сколоченной теллинскими дровосеками ещё в начале века, собралось человек пятнадцать. У «Чёрных псов» намечался праздник — первые большие деньги. Весело стучали деревянные кружки с дешёвым пойлом, шуршали в уголке игральные карты — молодые парни с  предвкушением делились друг с другом желаниями, как и на что потратили бы свою долю. Большинство из них никогда не держало в руках много денег, поэтому успех казался преувеличенным и ошеломляющим. И за праздными разговорами все позабыли о том, как на прошлой неделе и без того немногочисленные «Псы» потеряли троих человек. Все предпочитали не вспоминать, как запланированное по наводке «старших товарищей» ограбление каравана из Весвольда вдруг превратилось в побоище. Как «старшие товарищи» утаили информацию, что караван этот не торговый, а военный и имеет при себе достойную охрану. Как «Псов» бросили в самое пекло в качестве приманки, а сами атаковали со спины, застав врага врасплох и одолев его без потерь. Все предпочли забыть об инциденте, убедив себя в «издержках профессии». Все, кроме Рамиры — в этом сражении она потеряла своего любимого «щенка» и теперь, развалившись на старом кресле в углу у камина, мрачно вертела в руках разрезанный вражеским мечом ошейник, царапая пальцем въевшуюся в кожу кровь Дикко. Она не мешала парням веселиться, но звериная чуйка никогда прежде её не подводила, и плохое предчувствие не покидало Чёрную последние несколько дней, когда «старшие товарищи» начали морозиться по поводу делёжки награбленного.
   Приближающиеся шаги снаружи Рамира услышала первой, даже сквозь гам и шум - и тут же вскинула голову, напряглась в попытках определить «гостя».
   Брон… Молодой нескладный паренёк-сирота, прибившийся к ним в прошлом месяце в поисках лучшей жизни и регулярной кормёжки. Ещё не успел стать своим, а потому служил мальчиком на побегушках, да исполнял всякую грязную работу в обмен на миску супа с куском мяса и свежий хлеб. Псы не говорили ему лишней информации, а потому отправляли через него послания другим теллинским шайкам, не опасаясь, что того перекупят и выудят важную информацию. Вот и теперь именно Брона отправили к «Коршунам» напомнить об их обязательствах и поторопить с выплатой честно заработанных денег.
   Старая дверь жалобно заскрипела, привлекая, наконец, внимание других псов, и растерянный, запыхавшийся от бега по лесу в сапогах не по размеру Брон прошаркал внутрь, испуганно блуждая большими светлыми глазами по комнате.
Боится. Дурные вести принёс...
- Говори. - коротко приказала девушка, зыркнув из тёмного угла на суетливого мальчишку. Тот враз побледнел и дрожащими руками вытянул из-за пазухи помятый лист бумаги, беспокойно осматриваясь на товарищей, которые выжидающе пялились на него со всех сторон.
- В-вот. Они передали записку. - Он сделал шаг вперёд и протянул ей листок, но Рамира лишь отмахнулась от неё как от чего-то мерзкого и отвратительного: За писку я тебя к сосне подвешу, если не перестанешь трястись как ягнёнок. Читай давай. Что там?
- Тут… Плохое, - залепетал мальчишка, но, поймав на себе взгляд теряющей терпение Рамиры, сглотнул, побледнел и начал читать… Медленно, по слогам - как умел.
- «Воль-тек пе-ре-да-ёт при-вет лес-ным ша… шавкам и со-обща-ет, что если сума-сшед-шая.. сука хо-чет полу-чить день-ги, пусть спер-ва их от-ра-бота-ет, как и по-ла-га-ет-ся под-забор-ной…»
- Заткнись, Брон! - Шлёпнувшийся в лицо замызганный кровью Дикко ошейник заставил Брона остановиться, охнуть и выронить бумажку. Та юркнула под стол и приземлилась аккурат на пролитый эль, мгновенно превращаясь в негодность. Один только парень разочарованно цокнул языком  вслед растворяющемуся в выпивке незавершённому посланию. Остальные поняли всё без лишних слов и тут же помрачнели, прощаясь с недавними мечтами и желаниями касательно траты денег. Рамира же, напротив, странно оживилась и, оскалившись в дикой слегка безумной улыбке, окинула свою свору возбуждённым взглядом. Брону показалось, что в какой-то момент они странно сверкнули ярко-голубым светом, поймав на себе тусклый луч света из щели в крыше.
- Чего притихли, щенята? - Рамира встала с кресла и громко хлопнула ладонью по столу, проходя мимо своих людей к арбалету, висевшему на стене у выхода. - Эти ублюдки думают, что мы шайка беспризорников, с которыми не нужно считаться. Решили, что бродячей шавке никогда не достать коршуна, парящего в небесах, а, значит, тот может безнаказанно срать ей на голову. - Арбалетный болт со свистом пронёсся через хижину и насквозь продырявил птичье чучело, подвешенное над камином. - Но мы покажем им их место. Скупой платит дважды, но тот, кто предаёт Псов — отдаст всё, что имеет. Доедайте и собирайтесь. Нанесём пару визитов нашим друзьям... - Рамира глубоко вздохнула и рассмеялась, взяла со стола чужую кружку и залпом осушила содержимое. Затем жестом приказала Брону вернуть брошенный в порыве злости ошейник и спрятала его в задний карман штанов. В голове приятно ютилась мысль изловить кого-нибудь из пташек, отходить этим самым ошейником, а затем заставить сожрать и следить, как быстро это приведёт к смерти несчастного. Чёрная хотела видеть, как страдают и корчатся те, по чьей вине погиб Дикко. В каком-то смысле грубый ответ «Коршунов» развязал ей руки, и это не могло не радовать юную разбойницу.
***
   «Объявить войну» Псы решили по старой традиции — через убийства и грабёж людей, негласно работающих на «Коршунов». Небольшая таверна гнездилась на окраине Теллина и внешне была ничем не примечательна, однако располагалась на въезде в город и на клиентов не жаловалась, привечая у себя множество путников и гостей. Через неё "Коршуны" узнавали о всяких интересных личностях, забредающих в Теллин, вербовали молодых перспективных ребят, ищущих лёгкий заработок, а так же получали неплохой процент с дохода в обмен на «защиту и покровительство», без которых в городе не могло нормально работать ни одно из заведений. На практике, впрочем, эта защита выражалась лишь в громком имени «Коршунов», а потому, завалившиеся туда под вечер «Псы» не встретили большого сопротивления.
   Один из снарядов, которые Чёрные умыкнули во время ограбления каравана со снаряжением, громким взрывом оповестил о нападении всю округу, а заодно — разворотил пол стены со стороны входных дверей. Ворвавшиеся внутрь Псы резали всех без разбору и только потом осматривали плечи убитых в поисках соответствующей татуировки с птицей и, если обнаруживали такую, вырезали вместе с куском кожи, складывая в один мешок, который Рамира затем намеревалась отправить в подарок Вольтеку.
   Всё закончилось быстро. Псы вообще старались не медлить и не дожидаться подкрепления противника, пользуясь преимуществами мобильности небольшого отряда — стремительно наносили удар и скрывались в лесу, куда и бывалые головорезы порой соваться боялись из-за блуждающих слухов о водящейся там нечисти. Вот и сейчас в опустевшей таверне, одни «щенята» в спешке хватали награбленное, другие — мочились на стены и расписывали их похабными ругательствами в адрес новых врагов. Третьи — окружили зажимающегося в стену мальчишку, который чудом выжил в этой резне, и, посмеиваясь, дразнили его как затравленного зверя, заставляя махать кинжалом из стороны в сторону в отчаянном стремлении жить.
- Какая удачная охота, - скалясь от удовольствия, прорычала Рамира, самолично срезая кусок кожи с плеча лежавшего на столе мужчины, после чего задрала ногу и с силой пнула его на пол, заставляя перевернуться на спину. - Яргос Гилл, старый ублюдок... Кажется Вольтек сегодня не досчитается одного из пальцев. - Ликование Чёрной было поддержано одобрительным смехом и улюлюканьем других псов. - А это что? - Взгляд девушки, наконец, остановился на ошалевшем юноше в углу, но лишь на пару секунд, после чего она махнула на него  - Хорош забавляться! Шен, Ховерт, прирежьте его, и валим отсюда. - Рамира развернулась, бегло осматривая разрушенную таверну, словно забыла о чём-то, и вдруг вздрогнула, хлопнув себя руками по заднице, нащупала в кармане ошейник. Обернулась, когда крепкий и коренастый Ховерт уже повалил сопротивляющегося мальчишку на пол и приставил его собственный кинжал к горлу.
- Нет! - Рявкнула Чёрная, и лезвие лишь слегка надрезало кожу. - Я передумала. Он идёт с нами. Свяжите его.
***
   Связали Джейса на славу — но только руки, чтобы мог бежать следом. И глаза — чтобы не видел, куда его тащат. А тащил Ховерт нещадно — по камням, корням, ямам, прыгая через повалившиеся брёвна в лесу — и очень сердился, когда связанный пленник спотыкался, падал и чертил мордой по земле. С силой дёргал верёвку, заставляя подняться и тащил дальше — в самую чащу, где располагалось одно из убежищ Псов.
   Это была старая каменистая пещера — настоящее звериное логово, вход в который хорошо маскировали деревья и кустарники. А даже если какой-нибудь заплутавший остебенец и сумеет его обнаружить, то вряд ли рискнёт соваться внутрь. Пещера была глубокой и широкой — с несколькими ходами и разветвлениями, внутри которых Псы и отстроили себе пристанище — тёмное и мрачное, но безопасное для их небольшой шайки, перебить которую тем же Коршунам не составило бы труда при лобовом столкновении. Здесь было тепло и сухо. Была еда и вода, запасы которой пополнялись из родника неподалёку. Здесь можно было переждать непогоду и отсидеться в безопасности, пока по Теллину шастает стража, отлавливая мелких ворюг и бандитов. Сюда пускали только проверенных Чёрных — Брон и другие новобранцы оставались ночевать в старой хижине дровосеков и не знали сюда дорогу. Это место Псы считали своим домом, поскольку ни у кого из них другого дома уже не было.
   Джейса приволокли в самую дальнюю, тёмную, сырую и холодную камеру, служившую чем-то вроде карцера для провинившихся и тюрьмой для случайных пленников, что было редкостью — Псы предпочитали не брать никого в плен. И только когда дверь за ними закрылась, Ховерт стянул с его глаз повязку, усмехнувшись содранной коже на вполне себе по-аристократически аккуратном лице.
- Рассказывай. - Голос Рамиры прозвучал из тени возле дверей. Единственный факел, вставленный в расщелину между камнями не мог хорошо осветить камеру целиком. - Твоё имя?. Как давно ты в «Коршунах»? Что знаешь о Вольтеке и его приближённых? Говори правду, или я отрежу тебе ухо. - Она легонько постучала лезвием ножа по камню так, чтобы он услышал. - Поверь, ложь я за версту учую, и у меня нет настроения долго с тобой возиться.

[nick]Рамира[/nick][status]Ракалья[/status][icon]https://i.imgur.com/fDXW2jM.jpg[/icon][sign]Подбираю брошенных щенков.[/sign]

+1

4

Кровь стучала в висках как сотни барабанов, делая звуки вокруг приглушенными, звучащими где-то далеко, будто через толстое пуховое одеяло. Такое ощущение, что Джейса оглушили, но совершенно точно по голове его еще не били, только по лицу. Где-то в кишках разлился противный липкий холод страха. Его колотило от ужаса и осознания, что, кажется, именно так он и сдохнет, заколотый какими-то агрессивными тварями, на лицах которых кроме злобы не видно ничего. В какую-то секунду на очередном рывке в попытке отогнать от себя кровожадного мудня слева, у Джейсона закружилась голова. Он стиснул зубы так, что свело скулы. Он и правда начал напоминать загнанного в капкан звереныша, брошенного на растерзание более опытным и диким тварям.
Джейс не понимал, зачем этим людям было вырезать всю таверну, зачем они прицепились к нему самому. Он считал, что еще не успел сделать ничего, за что его стоило бы лишить жизни. Да и почему теперь Яргос валяется бездыханный на столе - тоже не особо понимал. Джейс бросал короткие взгляды на тело первого боевого товарища и наставника и ощущал смесь горечи и отчаяния. Кто сейчас вытащих молодого наемника из задницы?
Где-то за спинами скалящихся жадных до крови шакалов послышался женский голос, и Джейсону совсем не понравилось, что именно произнес этот самый голос. Холод из кишков поднялся к глотке и застрял в нем жестким комом. “- Нет!” - хотел выкрикнуть Шандар, но вместо этого тупо уставился поверх плечей противников и еле слышно издал какой-то полуписк. Боковое зрение уловило слева движение, Джейсон дернулся было защищаться, но тут же справа, вне его поля зрения, ему прилетел мощный удар кулаком поддых. Мир окрасился темно-синим, воздух ушел из легких, а конечности налились тяжестью: на следующую секунду Джейсон лишился возможности двигаться самостоятельно. И противнику оказалось этого достаточно. Тот повалил юнца лицом в пол, уперся коленом Джейсу в позвоночник. Шандар тихо вскрикнул, на сколько позволяли сжавшиеся от боли легкие. Противник приподнял голову Джейсона за волосы, обнажая шею мальчишки, и вывернул руку Джейсона. Теперь лезвие ножа Шандара упиралось ему же в глотку.
Но чудо, не иначе, спасло Джейсона в этот раз. Злая сука передумала, решила сделать из смертника пленника. И сейчас, знатно получивший по почкам и лицу Джейс, не мог определиться, какая участь его пугает больше: быстрая смерть или неизвестно какая жизнь впереди. Веревки больно натирали запястья, обращение Ховерта, - если Джейсон правильно расслышал его имя, - не отличалось учтивостью и осторожностью. Пока Шандара вели как скотину на убой, он успел потратить несколько минут поразмышлять, что Яргос, скорее всего, был связан с какой-то шайкой, что враждовала с вот этими ребятами. И по жестокой случайности они с Джейсом сейчас встретились с врагами.
Ведомый веревкой, как дешевый раб, Джейс постоянно спотыкался, куда-то врезался, падал и больно ударялся о землю и камни. Он не видел, куда шел, он не знал, куда его ведут, а опыта Шандара еще недостаточно, чтобы с закрытыми глазами определять хотя бы примерно, куда его ведут. Он не чувствовал направления, он еще не мог по окружающим звукам, запахам и ощущениям под сапогами понимать, в какой местности находится. И когда его наконец остановили, Шандар не мог понять, от чего его колотит: от холода сырой пещеры или от страха.
Джейсон интуитивно прищурился, когда с его глаз сняли повязку. Он огляделся, немного затравлено, в попытке понять, где же находится. И понял примерно ничего. Джейс прижал связанные руки к груди, будто желая изобразить пальцами спасительный треугольник Всеотца в молчаливой молитве. Но с того дня, как Шандар покинул Триумвират, он ни разу не молился Люциану.
Джейсон потупился на своих пленителей, рассматривая всех поочередно во мраке, будто это не он в клетке, а они, как диковинные животные. И вдруг Джейс улыбнулся. Криво, слегка истерично, но улыбнулся. Раненую кожу на скуле засаднило сильнее. И заговорил с женщиной, которая, судя по поведению и тому, как на нее реагируют остальные головорезы, главная здесь.
- Я бы хотел, чтобы мои уши и другие части тела остались при мне, - голос не дрожал, но звучит тихо и сдавленно, - У меня с ними слишком хорошие отношения. Я Джейсон... - юноша запнулся, вдруг понимая, что в такой недружелюбной компании лучше не озвучивать свою принадлежность к аристократии. Мало ли, какую слепую выгоду или ненависть они рассмотрят к короткой приставке "де" в имени. Улыбка пропала с его лица, - Джейсон Шандар. И я понятия не имею ни о каких "Коршунах" и Вольтеке. Я просто работал под протекцией Гилла какое-то время и все. Я никуда не лез, ни в какие его дела, и кто давал нам контракты тоже не в курсе, - Джейсон старался выглядеть убедительным, только "я клянусь" в его речи не хватает. Хотя бы потому, что сейчас он не лгал, - Я меньше года работаю, я не успел никуда прибиться. Я ничего не знаю.

[icon]https://i.imgur.com/8EdIn6C.png[/icon][status]Уже не мальчик, но еще не мужчина[/status]

Отредактировано Джейсон (08-03-2021 20:05:13)

+1

5

- Мне посрать, чего ты хочешь, - резко оборвала Рамира попытки мальчишки добавить в неприятный разговор дружественные нотки, чтобы смягчить углы. - К делу давай. - Чёрная опустилась на корточки, прислоняясь вспотевшей спиной к холодному камню. Лезвие ножа опасно сверкнуло из темноты, пока девушка нетерпеливо вертела его в руках от безделья. Ховерт остался стоять рядом с пленником, не выпуская верёвку, а вторую руку держал у кинжала на поясе и недовольно косился на паренька.
   Джейсон Шандар, работал на Гилла, ничего не знает… Других ответов Рамира от него не ждала. Люди, даже напуганные вусмерть, редко бывают разговорчивы, пока в самом деле не провести им ножом по яйцам. Тем не менее, не похоже, чтобы парень лгал ей - Рамира чуяла животный страх, пожирающий его в эту минуту. Быть может, он и сам предпочёл бы обладать информацией, чтобы тут же сдать её, демонстрируя послушание.
- Ховерт, проверь. - Девушка сухо кивнула соратнику, и тот потянул верёвку, заставляя Джейса приблизиться на пару шагов. После чего — достал кинжал и распорол рукава рубашки до самого плеча. Сперва на одной стороне, затем — на другой, заведомо посоветовав парнишке не дёргаться, ведь рука ненароком может и дрогнуть. Осмотрев плечи и не найдя там роковой татуировки, Ховерт вновь отступил в сторону и поспешил отчитаться: Нет. Чисто.
- Фойррова задница! - Рамира недовольно рыкнула, неохотно поднялась на ноги, хлопнув себя по коленям, и нервно прошлась до другого конца камеры, где в углу лежал небольшой сноп сопревшей от сырости соломы, служившей постелью тому, кому не повезло оставаться в этом месте надолго. Надежда выпытать у него информацию о своих врагах начинала таять.
- Плохо, Джейс. - Чёрная взглянула на нож в руке, затем — на пленника, который не оправдал её ожиданий. Попыталась найти хоть одну причину оставить его в живых после всего случившегося - и не нашла. - Бесполезный лишний рот нам здесь не нужен. - Она, наконец, подошла к нему, окинула с ног до головы оценивающим взглядом. Глаза сверкнули опасным животным блеском, поймав свет от факела. Но, вместо того, чтобы покончить со всем здесь и сейчас одним движением, Рамира недовольно цокнула и разрезала узел на верёвке, высвобождая Шандару руки под изумлённый взгляд Ховерта.
- Раздевайся, - тут же последовал приказ, пока парнишка штаны не обоссал от счастья, нафантазировав благоприятный для себя исход. На самом деле Рамира хотела посмотреть, что он станет делать с развязанными руками — вдруг попытается вычудить какую-нибудь глупость или сбежать. С развязанными руками думается смелее. Интересно будет взглянуть, чего в нём окажется больше — смелости или мозгов. - Кольцо давай сюда. Ховерт, возьмёшь сапоги. Хорошие вроде - Брону отдашь. Бесит меня, как он  шаркает... - Рамира повертела в руках серебряное кольцо и сунула в задний карман к ошейнику, после чего — снова зыркнула на Джейса, который добрался до штанов и вдруг засомневался.
- Ты плохо слышал? Всё снимай давай, - поторопила она парнишку, наблюдая за ним сквозь кривую ухмылку. Это была ещё одна причина, по которой она развязала ему руки — проверить, насколько страх пересиливает гордость на данный момент, и не следует ли Ховерту пнуть его по почкам пару раз для лучшего взаимопонимания.
- У тебя есть время до утра. - Улыбка исчезла с лица девушки, когда пленник остался стоять посреди холодной каменной пещеры в чём мать родила. - Время, чтобы найти хоть одну причину оставить тебя в живых. - Чёрная кивнула Ховерту на выход, вытащила из расщелины факел — единственный источник света в камере — и вышла в коридор вслед за «псом», замыкая дверь на тяжёлый замок и оставляя Джейса наедине — в темноте, сырости и холоде. Пострадать о настоящем, подумать о будущем и о том, сколь далеко оно теперь для него простирается.

[nick]Рамира[/nick][status]Ракалья[/status][icon]https://i.imgur.com/fDXW2jM.jpg[/icon][sign]Подбираю брошенных щенков.[/sign]

+1

6

Кажется, это было впервые, когда Джейсон не видел выхода. За прошедший год Яргос и другие наемники всегда находили способ выбираться из задницы. Джейсон учился, глядя на них. Но еще никогда он не оказывался в ситуации полного одиночества вокруг враждебно настроенных головорезов, без оружия и без поддержки. Затравленный зверек, Джейсон старался держать лицо, но максимум на что его хватило - это не молить о пощаде. Он поглядывал на своих пленителей, лица которых не мог разглядеть в полумраке, исподлобья. Опущенные плечи и чуть сгорбленная спина. Легкая мандражка, трясущиеся руки, плотно сжатые губы. Ему было страшно по-настоящему, потому что юный Джейсон де Шандар отчаянно хотел жить. Ступая год назад на палубу корабля, идущего до Силвы, он представлял себе приключения как у сказочного Сэра Регулуса, отважного рыцаря, сражающего монстров Бездны своим мечом с легкостью кухарки, ощипывающей курицу, и спасающего простой люд во имя Великой Цели. Того самого Сэра Регулуса, которого никогда не существовало в реальности, но о котором ему и братьям рассказывал гувернер, когда сыновья отца-Шандара еще с трудом выговаривали противную букву "Р". Реальность оказалась жестокой. И, пусть Джейс успел замарать свои руки в крови, он все равно переживал каждую новую боевую стычку как первую. А уж что говорить о первом случае, когда его взяли в плен...
Джейсон решил быть послушным, искренне надеясь, что это даст ему фору и злая сука проявит хоть немного милосердия. Где-то на задворках трусливого подсознания он понимал, что злой суке, вне зависимости от пола и расы, наплевать, как сильно сотрудничает пленник, и, если его решили убить, то его убьют в любом случае. Но неопытность и наивность делали свое дело. Может, если Джейсон изобразит, что покладист и готов сделать почти все во имя собственной шкуры, то ему эту самую шкуру оставят в покое?
Как скот, Джейсон пошел туда, куда потянула его веревка. Эти путы, до синяков и стертой кожи стягивающие запястья, показались Шандару очень тяжелыми. В его памяти во мгновение пронеслись картины рабских рынков и вереницы истерзанных и изможденных людей и нелюдей, мечтающих умереть, но слишком трусливых, чтобы покончить жизнь самоубийством. Последнее прямо про Джейсона. Он очень хотел жить и послушно замер, когда Ховерт предупредил о нетвердости своей руки. Шандару очень захотелось пошутить про вчерашний перепой, но в последний момент мальчишка решил, что шутковать над человеком с оружием, будучи беззащитным, не самая лучшая его идея. И Джейс лишь натужно жмурился в моменты, когда лезвие ножа свистело в опасной близости от его ушей. А когда злая сука высказывала недовольство, что руки Джейсона чисты, в голове юноши пролетела мысль, что эта рубаха ему очень нравилась целой...
И вот она, надежда на спасение, что Джейс не имеет никакого отношения ни к каким бандам, уже начала разгораться в его груди, когда бешеная женщина перерезала путы, а руки Джейсона ощутили, что начали затекать, пока малец с облегчением тер запястья, она вдруг озвучила что-то странное. Раздеваться? Зачем? Джейс бросил затравленный взгляд на Ховерта. Но не проронил ни слова. Правда, слегка помедлил, неуверенный, что услышал все верно. Он с явной неохотой стянул уничтоженную рубаху через голову, так же послушно отдал кольцо с пальца, - забавно, но Джейсон не мог припомнить, откуда оно у него взялось, - сапоги, такие удобные сапоги, стоптанные точно под его ногу, тоже отправились в руки чужакам. И штаны. Прочь штаны. Оставшись в одних портках, Джейс стал выглядеть будто меньше, но просто из-за того, что ссутулился от окутывающей его неловкостью ситуации и холода камеры.
Джейсон чувствовал себя более неловко, чем когда наставники в Храме о одних портках гоняли провинившихся вокруг жилого корпуса. Шандар часто становился этим самым провинившимся, ему ничего не стоило постоять прилюдно фактически голым. Но сейчас... было неуютно.
И когда злая сука повторила, что раздеться надо полностью, Джейс с толикой недоуменности посмотрел на женщину. "- Ну, то есть, совсем?" - в любой другой ситуации Шандар бы порадовался. Но не сейчас. Он отвернулся от суки и Ховерта, чтобы снять портки. Ставшую серой от времени и стирок ткань он швырнул под ноги женщине, а сам, прикрывая руками пах, повернулся обратно. Это было очень унизительно. Даже более унизительно прилюдной порки. И Джейс жался внутрь камеры, будто желал совсем исчезнуть.
В какой-то степени ему удалось превратиться в мебель, чтобы злая сука перестала угрожающе сверкать глазами и не возжелать сделать из его яиц отбивную. Но вот оставаться одному в полной темноте, в сырости, холоде, с неизвестным будущим...Первые десять секунд, как закрылась дверь его нового прибежища, Джейс тупо хватал воздух ртом. Еще через десять секунд, как он понял, что ничего не видит, издал какой-то писк, словно щенок просился к хозяевам с призывом "я здесь". А еще десять секунд спустя до него дошло, что можно не прятать муди. Руки бессильно опустились вдоль тела. Джейс начал попытки проморгаться, чтоб глаза привыкли к темноте. Но кроме запаха проссанной соломы и холода камня ничего не ощущал.
Вдох.
Джейс вытянул руки и шагнул вперед. Когда под пальцами нащупалась деревянная поверхность, он на секунду ощутил подъем сил. Джейсон попытался пошатать дверь, но та не поддалась.
Выдох.
Джейсон начал ощупывать стену рядом с дверью. Холодный камень пробирал до костей. Что на пальцах рук, что на стопах. Шандар успел узнать, что такое паника. И она сейчас подбиралась к его глотке неестественно быстро. За камнями он надеялся найти лазейку, проходик, шатающийся камешек, способный привести его к свободе.
Вдох.
Глупо было надеяться, что в каморке, которую бандиты облюбовали под казематы, мола найтись хоть расщелина, которую за несколько часов до рассвета можно было бы раскопать до прохода наружу. Джейс сбил себе пальцы и костяшки рук. Его трясло крупной дрожью одновременно от холода, голода, паники и чувства безысходности. В какой-то момент он вдруг заметил, пока шаркал по влажным стенам камеры, что натужно пищит, как младенец, оставшийся без сиськи.
Стоило только пальцами вновь нащупать дерево, как в голове щелкнуло, что Джейс обошел камеру по кругу и не нашел ни одной зацепки к выходу.
Окрашенный фиолетовым мир стал горячим. Джейс вспотел, хотя его трясло от холода. Он как одержимый начал ломиться в запертую дверь. Возможно, он что-то рычал и кричал от отчаяния. Возможно, бился в поисках выхода - так сильно начало болеть правое плечо. Он не помнил и ему было все равно.
Выдох.
На исходе сил он забился в угол, по-дальше от соломы, от которой пахло прелостью и мочой. Он понимал, что так может застудить себе почки, но, будем откровенны, ему плевать. Он устал. Он попытался. Он сделал все, что мог и умел. Разве что не грыз камень в поисках свободы, но человеческие зубы не рассчитаны на подобную нагрузку.

Он все еще хотел жить. Чудом уснувший на час-другой, Джейсон жался к дальнему углу камеры, свернувшийся жестким клубком. Он замерз весь. Вплоть до костей, до зубов, до корней волос. Разве что инеем не покрылся. В бреду ему снилось что-то очень отчаянное, что-то напряженное и возбужденное, как погоня пантеры за ланью. И Джейсон, окутанный дурманом болезненной холодной дремы, трясущийся крупной дрожью, откликнулся на звук открывающейся двери. Он все еще ощущал себя животным в клетке. Он все еще цеплялся за надежду, что подыгрывание поможет ему выбраться. Он же ничего не знает, отпустите его!
Голос злой суки позвал его. Щуря правый глаз, Джейс повернулся лицом к женщине и что-то невнятно промурчал спросонья. Он даже смог изобразить улыбку, хотя на деле то был кататонический ступор. Он попробовал пробубнить что-то вроде "Доброе утро", но лишь невнятно буркнул, когда злая сука призвала его к ответу. Сейчас, находясь в абсолютно отчаявшемся положении, униженный, чувствующий безысходность Джейсон мог показаться слишком расслабленным. На деле он устал.
Такой молодой, а уже устал.
Он глупо захихикал. Кряхтя, сел, скрестив ноги. Устроил руки на коленях, будто это он здесь хозяин. Сейчас, без толкового сна и чувства незащищенности, он не видел смысла пресмыкаться... слишком сильно.
Джейсон причмокнул губами, все еще щурясь. Возможно, он надеялся разглядеть лицо злой суки, что имела неосторожность явиться в камеру одна.
- А если бы я поджидал вас и готовился атаковать, как только дверь откроется? - с хриплой хитрецой спросил он, не веря собственным словам, - Ну а вдруг мозгов бы не хватило? - он на секунду осмелел, видя, что женщина здесь одна. Но во время умерил пыл и злость. Джейсон причмокнул губами, тут же убирая пальцами ту белую гадость, что появляется в уголках губ, когда очень хочется пить.
Джейс растянулся в какой-то кривой околопохабной улыбке, но  как только встретился взглядом со злой сукой, решил придержать непристойные шуточки при себе. Он нарочито громко откашлялся в кулак и сложил руки в замок у собственного живота.
- Ты не последовательна, милая леди, - немного заплетающимся уставшим языком проговорил он, - Ты попросила назвать причину, по которой можно меня оставить в живых. Но ты не назвала критерии, - камень конуры стал почти родным, поэтому когда сонный оборзевший от дурости Джейс прислонился лопатками к стене - он почти не ощутил разницы температур, - Я же сам по себе восхитителен. А что если я прекрасно готовлю рагу из кролика, а именно такой человек тебе нужен? - он пожал плечами со слишком самодовольным видом для своей ситуации, но практически тут же прокашлялся в кулак и стал чуть серьезнее, - Но в любом случае, если человек не дурнее пня, ему можно доверить какую-то работу? - Джейсон де Шандар отчаянно хотел жить.

[icon]https://i.imgur.com/8EdIn6C.png[/icon][status]Уже не мальчик, но еще не мужчина[/status]

Отредактировано Джейсон (12-03-2021 03:02:26)

+1

7

Сегодня ночью в логове псов, за исключением дальней камеры, было весело. Молодые бандиты радовались своей маленькой подлой победе так, будто она была окончательной, и коршуны не станут мстить им за дерзость. Юные сердца жаждали славы и богатства, которых при честной и порядочной жизни никогда бы не сумели достичь, и разгром даже небольшой таверны многим казался значимым достижением. В тёплых комнатах, у огня с прожаренным кроличьим мясом и крепким элем никто не вспоминал о пленнике, замерзающем в каменной темнице. Под шумные разговоры и смех никто не обращал внимание на его крики и попытки выломать дверь. Он был чужаком, и псы не станут горевать, если поутру обнаружат там окоченевший труп.
   Рамира пила и веселилась вместе со всеми, но расслабиться полностью у неё не получалось. Чёрная то и дело беспокойно пересчитывала своих ребят по головам и никак не могла смириться с мыслью, что после недавних потерь их и без того немногочисленная шайка стала ощутимо меньше. Желающих прибиться к псам никогда не было много: одни не видели в своре недавних подростков никакого потенциала, другие опасались ходить в этот лес и верили слухам о водящейся в нём нечисти, третьим не нравилось подчиняться женщине… Да и сами Чёрные не привыкли доверять посторонним и каждого новичка принимали со странной ревнивой озлобленностью. Но теперь, если они в самом деле надеются победить, следовало задуматься о пополнении их небольшой стаи.
   И Рамира задумалась.
   Хмельные мысли сами привели её к камере под утро, когда добрая часть парней дрыхла по разным углам пещеры. Прихватив с собой миску с остатками мяса и хлеба, чёрная лениво отперла замок и вытащила массивную задвижку из засова. Из камеры пахнуло холодом и отчаянием. Разгорячённые после гулянки плечи вздрогнули, но никакого сочувствия к томящемуся здесь «гостью» девушка не испытала.
   Рамира хорошо ориентировалась в темноте и увидела его почти сразу — забившегося в угол, жалкого и несчастного. Тот, как побитый пёс, поднял голову в ответ на посторонние звуки и, собрав остатки гордости, всё же сел поудобнее, щурясь от света из открытой двери. Рамира специально не стала её закрывать и зажигать факел.
- А если бы я поджидал вас и готовился атаковать, как только дверь откроется? - Юноша, представившийся им Джейсом Шандаром, продолжал прощупывать более благоприятную для себя почву в общении и как будто ждал, что его похвалят за примерное поведение.
- Попробуй в следующий раз. - Рамира усмехнулась в ответ и присела на корточки, продолжая держать миску с едой в руке. Конечно, Джейс был без еды слишком мало времени, чтобы над разумом возобладало чувство голода, но мясо помогло бы ему немного согреться. Кто знает, может затем ему предложат выпить и одеться? Но предлагать еду Чёрная не спешила, рассчитывая сперва выслушать, что он скажет. За несколько лет существования их банды девушка хорошо усвоила, что кормить собак следует лишь за хорошую службу.
   Этот зверёк, даже просидев полночи в ледяной камере, всё ещё пытался показывать характер. К Такому Рамира тоже привыкла и лишь пренебрежительно фыркнула, демонстративно разглядывая новенькое кольцо на пальце: А ты у нас баронишко? Знаешь умные слова… -  Чёрная не догадывалась, насколько попала в точку, но чутко подметила перемену во взгляде пленника после своей фразы и осталась довольна. - А есть ли у тебя слова, которые спасут тебе жизнь?
   Кажется, сам Джейс не был в этом уверен, но всё же попытался.
- Если человек не дурнее пня, нельзя ему просто так верить. - Чёрная уставилась в его уставшие светлые глаза в попытках обнаружить в них ложь. Парнишка не хотел умирать, и все остальные исходы были для него компромиссом. Рамира знала, что сытым и на свободе он неизбежно будет задумываться и о побеге и о предательстве. В конце-концов, Яргос из коршунов был ему ближе, чем шайка лесных разбойников.
   Немного подумав, девушка всё же протянула ему миску, и та громко звякнула о камень на полу: Но работа для тебя найдётся, если убедишь меня в том, что не слиняешь и не заложишь нас при первой возможности. Это будет непросто сделать… - Рамира скрестила пальцы, наблюдая за вознёй юноши. - Скажи, у тебя есть дом? Есть, куда возвращаться? Что бы ты стал делать, если бы сумел сбежать?
   Рамира не ждала правдивого ответа от человека, мысли которого были поглощены желанием выжить, но свой визит с кормёжкой воспринимала как акт доброты к потенциальному «псу» и любопытствовала, как он на него отреагирует. Некоторые мужчины в подобных ситуациях некстати для себя становились весьма разговорчивы.

[nick]Рамира[/nick][status]Ракалья[/status][icon]https://i.imgur.com/fDXW2jM.jpg[/icon][sign]Подбираю брошенных щенков.[/sign]

+1

8

[icon]https://i.imgur.com/8EdIn6C.png[/icon][status]Уже не мальчик, но еще не мужчина[/status]
Запах мяса и пива не сразу добрался до обоняния Джейсона из-за холодного воздуха в конуре. Он жадно сглотнул слюну, слишком долго пялясь на миску с едой. Джейс пересилил себя, оторвался от разглядывания еды, что так близко, снова поднял взгляд на женщину, по чьей вине он все еще здесь. Запертый, но живой. Он криво улыбнулся, когда злая сука предложила попробовать подкараулить ее у двери в следующий раз.
- Я планирую больше не попадать в такие глупые ситуации, - дрожание от холода не придавало голосу уверенности.
Джейсон подобрался и сильнее ссутулился, на мгновение перестав дрожать, стоило женщине упомянуть про дворянство. В темноте не видно, но его зрачки сузились на время одного вдоха. Он снова получил причин бояться. Вряд ли местный контингент одобрит нахождение рядом пусть и мелкого, бесполезного, но потенциального наследника небольшого баронства.
- Я просто много читал. Разного... - Джейсон махнул рукой. Открыто признавать принадлежность к знати - верх дурости. Он и правда много читал, любил это дело. Из чтения вообще можно многое почерпнуть, узнать, получить. От рецепта особого экзотичного блюда до донесения от разведчиков. То есть, можно считать, что он не соврал, просто не договорил некоторые нюансы.
А вот что сказать, чтобы это спасло ему жизнь, Джейс не знал. Молить о пощаде? Клясться в верности? Поэтому юный наемник промолчал. При этом согласен, что если человек не дурнее пня, нельзя ему просто так верить. И здесь ему снова нечего сказать. Он молчал, лишь звук его трясущихся конечностей и стучащих зубов разбавлял гулкую тишину камеры.
- Какой мне смысл линять? - он наполовину хрипнул, наполовину рассмеялся, - Вас больше, вы меня стрелами в затылок нашпигуете, как только я к вам спиной повернусь. А потом догоните и пиздюлей навешаете, пока не сдохну.
Он желал питать иллюзии, что его отпустят, просто отпустят и ничего не сделают. Но что-то подсказывало, что если Джейс и выйдет из этой конуры живым, то только чтобы кровь из его отрубленной головы не забрызгала пол. И пока что Шандар не очень понимал, как пользоваться харизмой, чтобы выплывать из озера, полного дерьма. Поэтому решил, что будь что будет.
- Нет места, где меня ждут, - он пожал плечами. И это было чистой правдой. Шандар не был в родовом поместье шесть лет. Возможно, мать еще питает надежды, что непутевый сын одумается. Но отец точно не будет рад видеть наследника-бунтаря. Что до братьев и сестры... а что они? Сестра уже должна была выйти замуж. А с братьями у Джейсона никогда не было близких отношений. Триумвират? Туда он точно не вернется, слишком разные у организации и юного наемника взгляды на бытие. Нет в этом мире места, куда бы он мог смело вернуться, - Я бы, наверное, уплыл на Силву, если вы меня отпустите. Там, ну, знаешь... тепло, - Джейсон демонстративно поежился, - Там красиво, мягкая зима, сладкие фрукты... - Джейсон мечтательно закрыл глаза, - Жаль только, ульвийской травы нет, но у них своей дроги занятной хватает.
А дальше на пол брякнулась миска с едой. Так близко, только руку протяни. В животе Джейсона громко заурчало. Есть он хотел, но пить больше. Он пока не на столько изголодался, чтобы бросаться на мясо с яростью измотанного бедняка. Джейс поднял осторожный взгляд на женщину. Что это, жест доброты, подкормка будущего раба, издевка? А если в еде яд или еще какое зелье интересное? Хах, да смысл им тратиться на яды, если при решении убить пленника можно обойтись одним ножом? А пытки куда веселее, когда тыкаешь в живого человека в здравом рассудке чем-то острым? Вряд ли его хотят опоить. Но... но. Джейсон выловил двумя пальцами самый большой кусок мяса из миски и разломил его на две части. И одну половину протянул злой суке. Его руки тряслись крупной дрожью, вся серьезность жеста терялась.
- Разделять трапезу - довольно честный жест.
В мире, полном лжи и предательств, обмануть может даже близкий друг. Так повелось, что во время пиршеств люди и нелюди активно стукаются кубками и кружками, чокаются, чтобы напитки от взбалтывания и резких движений попали в кружки других и смешивались. Так снижается вероятность, что в напитках есть яд. Жест доверия. В моем вине нет яда и я уверен, что в твоем тоже нет. И так можно поступить с едой, испробовав ее из одной миски.

Отредактировано Джейсон (24-03-2021 22:34:34)

+1

9

Рамира слушала его, воспринимая слова сквозь хмельную пелену вечерней попойки, а потому не улавливала ни надежд ни романтизма, которым юноша пытался наполнить свои ответы, чтобы выторговать свободу. Девушка знала, что свободу он теперь не получит, и тем забавнее было следить за этими попытками. Как и всякий молодой хищник, Рамира любила играть со своими жертвами. Большинство его слов вызывали лишь усмешку на бледном девичьем лице, обрамлённым чёрными как сама Бездна волосами, да расширенные от темноты зрачки то и дело отсвечивали синим.
- Ну всё, всё, хватит стелиться. - избавившись от тарелки, она придвинулась к пленнику ближе, опираясь на одно колено в весьма уязвимой позиции, и приложила тёплую руку к ледяной щеке неудачливого наёмника. Неужто и в самом деле не попытается пробиться к выходу? Дверь позади Чёрной всё ещё была открыта и, судя по храпу, доносившемуся из остального логова, бандиты не караулили его снаружи. Джейс оказался очаровательно покорен, за что был награждён уже более мягкой обнадёживающей улыбкой. Пальцы скользнули к затылку юноши и характерным жестом почесали того за ухом. Как пса. Может быть, ты и смог бы им стать когда-нибудь...
- Ешь, Джейс. - Девушка убрала руку и поднялась на ноги, наблюдая за странными телодвижениями пленника и неуместными на её взгляд попытками подмазаться. Рамира лишь рассмеялась в ответ на его предложение и двинулась к выходу, так и оставив его с протянутой рукой в весьма дурацком положении. Остановилась у дверей и, немного подумав, отцепила с пояса походную флягу, где плескалось немного крепкого алкоголя, которым он смог бы хоть немного согреться.
- Мы делим трапезу только со своими. Дорасти сперва. Если сможешь. Лови. - Фляга была брошена в сторону окоченевшего пленника и, к приятному удивлению, тот довольно ловко перехватил её дрожащей рукой и даже мясо не выронил. Хвалить его за это девушка, конечно, не стала, но про себя порадовалась.
   И, как ни в чём не бывало, закрыла дверь обратно.
***
   Впрочем, мёрзнуть Джейсу оставалось недолго. Через пару часов, когда начало светать, в камеру ввалились уже знакомые ему Шен и Ховерт с похмелья и швырнули отобранные накануне штаны и рубаху, поморщив носы при виде тарелки и фляги. Оптимизма Рамиры касательно новенького псы не разделяли, а потому косились на него с подозрением и затаённой злобой.
- Шустрее давай, а то голым пойдёшь. - поторопил хмурый Ховерт, а молчаливый Шен снял с плеча тряпку и, пока первый вязал пленнику руки, повязал её на глаза, чтобы Шандар не видел, куда и зачем его ведут.
   Шли по лесу. На этот раз медленно и молчаливо. Ховерт не отказывал себе в удовольствии молчать обо всех препятствиях под ногами и наблюдать, как чужак спотыкается и стонет, наступая босыми пятками на колючие шишки. Сапоги Джейсу так и не выдали. Когда же они добрались до места, и с него сняли повязку, он смог увидеть перед собой старую хижину дровосеков, за которой присматривал Брон, которому ещё не доверяли достаточно, чтобы пускать в главный «дом» псов.
   Там, у крыльца, собралось ещё несколько Чёрных, в том числе и Рамира, которая, впрочем, завидев Джейса, прекратила болтать и выдвинулась навстречу.
- Брон! - Голос бандитки звонко разлетелся по ближайшим опушкам. Хижина находилась достаточно далеко от края леса, чтобы не бояться привлечь своим криком нежеланных гостей.
- Брон, мать твою! Живо сюда! - Рявкнула Рамира ещё раз, обернувшись на поспешающего к месту сбора паренька, тащившего ведро с водой из ручья неподалёку. Мальчишка запыхался, отставил ведро и взволнованно пробежался взглядом по лицам псов, останавливаясь на девушке. По привычке потупил взгляд, словно ожидал, что та опять начнёт его отчитывать. Но вместо этого Рамира одобрительно хлопнула его по плечу и кивнула Ховерту. Тот протянул смущённому таким вниманием парнишке сапоги Шандара.
- Чего дрожишь? - усмехнулась Чёрная, указывая пальцем на обновку. - Ты преданно нам послужил, поэтому я тебя повышаю. - На самом деле Чёрной давно хотелось избавиться от бесяче шаркающих башмаков Брона, просто запасных сапог у них до сегодняшнего дня не было. - Джейс. - Чёрная зыркнула на «новенького» и вернулась к крыльцу, поднимая с лавки оставленный арбалет. - Брон теперь твой начальник. Будешь работать здесь. Делать всё, что он скажет. Посмотрим, на что сгодишься, а там видно будет. - Девушка фыркнула и всучила Брону оружие. Тот обрадовался дарованным хорошим сапогам, но пошатнулся под давлением возложенной на него ответственности. - А если он не станет слушать или попытается сбежать, можешь пристрелить его к фойрровой бабушке. - Она подступила к побледневшему мальчишке ещё на полшага. Голос стал более серьёзным и даже немного зловещим. - Думаю, мне не стоит говорить, что будет, если каким-либо образом ты позволишь ему это сделать?
   Брон активно замотал головой, и Рами устроил такой ответ. Взгляд Чёрной снова потеплел. Некоторые из псов усмехнулись такой задумке и хотели бы посмотреть, как самый слабый и трусливый из них будет командовать новеньким. Иные, вроде Шена, будучи немного умнее, считали такое решение глупым и опрометчивым, но перечить Рамире не стали.
- Это твой шанс, Джейс. - Обратилась Чёрная к пленнику напоследок. - Не думай, что я не смогу найти тебя, если Брон не справится. - Девушка усмехнулась, махнув рукой псам, чтобы следовали за ней. Сегодня им предстояло вынюхать кой-какую информацию про своих новых врагов. - Я найду. Я запомнила твой запах.
   Голоса Псов стихли где-то за лесными кустарниками, а Брон так и стоял напротив внезапного своего подчинённого, у которого всё ещё были связаны руки, и направлял арбалет тому в грудь. Боялся, что как только уведёт прицел в сторону, пленник сбежит, и Рамира жестоко его за это накажет. Но стоять так весь день он не мог, поскольку в хижине действительно было много несделанной работы, за которую тоже можно лишиться пайка на пару дней в случае невыполнения. Паренёк пребывал в замешательства.
- Откуда ты взялся?! - Брон нахмурился, перехватив арбалет покрепче, но дрожь в голосе выдавала испуг и неопытность. - Ты новый… Доброволец? Зачем ты к нам пришёл?!

[nick]Рамира[/nick][status]Ракалья[/status][icon]https://i.imgur.com/fDXW2jM.jpg[/icon][sign]Подбираю брошенных щенков.[/sign]

Отредактировано Лазарин (07-04-2021 00:41:35)

+1

10

[icon]https://i.imgur.com/8EdIn6C.png[/icon][status]Уже не мальчик, но еще не мужчина[/status]
Злая сука источала какую-то странную ауру опасности. Непривычную. Животную. Она вроде даже улыбалась, как казалось Джейсону во мраке, но ему все равно казалось, будто он смотрит на дикого зверя, выжидающего, когда добыча даст слабину. Или то просто одуревший от недостатка сна, холода и жажды мозг балуется? Так или иначе, довольно интимный в любой другой ситуации жест показался напрягающим. Женщина грациозно пододвинулась к нему, запустила пальцы в его волосы, чуть оттягивая их на затылке, острыми ноготками прошлась по коже, почесывая. Но все время, пока женщина была рядом, Джейс боялся не только шевельнуться, но и дышать громче необходимого. Он замер, одними глазами следя за движениями злой суки. Как остолбеневший от страха перед пумой олененок. Даже пот выступил на висках и на лбу по линии роста волос, не смотря на холод. И выдохнуть Джейсон смог только когда злая сука отстранилась на расстояние большее, чем вытянутая рука.
И даже что женщина решила уйти, не дало полного спокойствия. Джейсон все еще старался следить, на сколько способен осоловелый от усталости мозг. И когда она швырнула Джейсу очередную подачку, парень смог среагировать и поймать флягу, пусть и отбил ладони. Он откровенно не понимал, зачем эта баба над ним издевается, кроме как ее возможное желание доминировать над пленником. И в принципе, плевать, что на самом деле у нее в голове. Главное, что он наконец снова остался один и злая сука не стала смотреть, как голодный Шандар набросится на еду словно бездомный. И ведь именно так он и припал к миске с подачкой из мяса и хлеба. Запихивал в себя остывшие куски, глотал, почти не жуя и не беспокоясь о чистоте и эстетике.
Жирное мясо, холодное, склизкое, вызывающее легкую тошноту, действительно согрело. А хлеб дал дополнительной энергии. Сейчас бы воды... Джейс облизал пальцы и не без труда откупорил флягу, из которой тут же пахнуло кислым алкоголем. Джейс поморщился. Удивительно, но сейчас он обменял бы эту флягу на стакан воды. Немного несмело он отхлебнул из фляжки, но не проглотил содержимое, а лишь прополоскал рот и сплюнул в сторону. Очень, о-о-очень хотелось выпить. Но в этот раз Джейсон решил не набухиваться. Его организм достаточно настрадался. Вместо этого молодой наемник плеснул немного жидкости себе на ладони и негнущимися пальцами растер руки, стопы, грудь, поясницу. Стало еще теплее. Рука сама потянулась отхлебнуть, но Джейс нашел в себе силы остановиться. Он запечатал флягу и поспешил свернуться калачиком, обнимая посудину и прижимая ее к груди. Бьющий в нос запах алкоголя, общая усталость, холод или сильный стресс - не важно, что, но что-то помогло Джейсону уснуть до того, как конечности снова начали мерзнуть.


Он видел еще живого, смеющегося Яргоса, когда дверь в его камеру открылась. Во рту стоял кисло-горький сухой привкус. Мышцы деревянные. Тело промерзло до костей. Джейсон щурился от слабого света, попавшего на его лицо. Он дернулся, прикрыл посиневшей от холода ладонью глаза. Сколько Джейс проспал? Час? Два? В любом случае, сон не принес облегчения.
Тот самый Ховерт выглядел помятым и не менее уставшим. Сколько он выпил вчера? Не важно, главное, что вид похмельного громилы немного погрел уставшую душу Джейсона тем, что Шандар не единственный страдающий этим утром.
Джейсон не задавал лишних вопросов. У него не было сил. У него не было желания нарываться на пиздюли. Он молча оделся, так быстро, как мог окоченевшими пальцами - суставы громко хрустели. И даже не спросил, а где же его сапоги. Лишь сунул почти полную флягу с алкоголем за пояс со спины, пока похмельные пленители боролись с собственными мучениями. Фойрр их знает, что задумала шайка, но алкашка пригодится в любом случае.
Джейс молчал, пока Ховерт подгонял его. Джейс молчал, пока ему снова вязали руки и глаза. Молчал, пока его выводили из холодной камеры. Не столько потому, что боялся получить по морде, сколько устал. А вот ощущение веток, шишек и вязкой земли под голыми ступнями немного пробудили Шандара. Или то было из-за согрева после внезапной физической активности?
- Эй, Ховерт, - где-то через пятнадцать минут, как до слуха Джейсона дошли голоса утренних птиц, после сбитых коленей и ободранных стоп, после очередного эдакого толчка, когда тот самый Ховерт дергает за веревку, обмотанную вокруг запястий Шандара, вдруг заговорил юный наемник: - Я не твой член, если меня дергать без остановки, я не начну работать лучше, - после такой подколки Джейсона дернули еще сильнее, что тот потерял равновесие и фактически рухнул на собственное брюхо. Вставать пришлось быстро.

Они остановились. Джейсон не знал, сколько их шло, не знал, куда они идут. Но точно мог сказать, что они еще в лесу. Тишина леса, разбавленная ветром и птичьими голосами, разорвалась окриком злой суки. Она звала какого-то Брона. Шандар начал прикидывать, кто же этот Брон, но больше интуитивно, подсознательно, с какой-то опаской за свою жизнь. Джейс поджимал пальцы на ногах от холода на ступнях и ждал неизвестности, что уже грозила ему срывом. Когда повязку сняли с глаз Джейсона, он прищурился, зашуганно оглядываясь и вжимая голову в плечи. Да, все тот же лес, какая-то хижина, злая сука...
Джейс боялся до трясучки в поджилках, пока не появился Брон. Нескладный мальчишка лет пятнадцати-шестнадцати. Которому вручили сапоги Шандара и назначили первого... главным? Джейс вдруг недоуменно вытянул шею, обратившись в слух. Он хмурился и морщился, слушая свою новую судьбу. Так его не на казнь привели, а на еще большее унижение? Забавное чувство юмора у злой суки.
В любом случае, юный наемник опять молчал, будто принимал свою судьбу. На деле его испуганный разум уже строил пути побега. Но пока его руки крепко связаны, а рядом нет никакого ножа, чтоб перерезать путы - пытаться линять - глупо. Джейсон, стиснув зубы, вытерпел все подначки, все слова злой суки. Он ждал, пока толпа покинет опушку и оставит его и Брона наедине. Пока тому самому Брону не дали арбалет. Джейсон сглотнул подкативший к горлу ком страха, кадык заметно прыгнул вверх-вниз. Джейс снова начал больше напоминать статую, боящуюся лишний раз пошевелиться. Он долго смотрел то на острие болта в арбалете, то в глаза Брона. Испуганно, немного затравлено. И боялся сам начать разговор. Не потому, что не был уверен в силах убеждения. А в первобытном страхе за собственную жизнь.
Звуки шагов шайки разбойников затихни. Брон наконец заговорил первым и прервал глупую игру в испуганные гляделки.
- Эй, пацан, - Джейсон неуверенно улыбнулся, ме-е-едленно выставляя руки вперед, - Если ты не опустишь эту штуку, то скорее всего никогда не получишь ответов на свои вопросы, - Шандару требовалось все его самообладание, чтобы голос почти не дрожал. Он видел, как палец Брона на спусковом крючке арбалета дрожал, готовый пустить болт в грудь Джейса в любой момент, - Мы бы с тобой могли хорошо поболтать там, внутри дома, - Джейс поднял руки, показывая, что он полностью безобиден.
"- О Люциан, этот дурак правда не видит, что у меня руки связаны? С каких пор добровольцы приходят в таком виде?"
Сейчас Джейсон вдруг понял, что ни разу не слышал имени злой суки. И если этот Брон задаст вопрос в лоб, что Джейсону не отвертеться. Шандар нервно сглотнул горькую сухую слюну.
- Мне тут начальница бухла подкинула, - Джейс кивнул себе за спину, указывая на фляжку, спрятанную за поясом, - Можем вместе распить. И если ты боишься, что алкашка отравлена - я могу выпить первым. Ты только это, - он качнул руками, - Развяжи меня. А то не удобно.
А немного грустный взгляд упал на сапоги, что вручила злая сука Брону.
- Левый больше стоптан. И твоя нога, кажется, меньше моей. Натирать сапоги тебе будут... - кажется, в голосе Джейса проскочили нотки настоящего сочувствия.

Отредактировано Джейсон (13-04-2021 01:22:45)

+1


Вы здесь » Легенда Рейлана » Личные отыгрыши » [Лето 1073] Тридцать монет серебром