Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17 (18+)

Марш мертвецов

В игре август — сентябрь 1082 год


«Зовущие бурю»

Правление князя-узурпатора подошло к концу. Династия Мэтерленсов свергнута; регалии возвращены роду Ланкре. Орден крови одержал победу в тридцатилетней войне за справедливость и освободил народ Фалмарила от гнёта жесткого монарха. Древо Комавита оправляется от влияния скверны, поддерживая в ламарах их магию, но его силы всё ещё по-прежнему недостаточно, чтобы земля вновь приносила сытный и большой урожай. Княжество раздроблено изнутри. Из Гиллара, подобно чуме, лезут твари, отравленные старым Источником Вита, а вместе с ними – неизвестная лекарям болезнь.



«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Эра королей»

Более четырёхсот лет назад, когда эльфийские рода были разрозненными и ради их объединении шли войны за власть, на поле сражения схлестнулись два рода — ди'Кёлей и Аерлингов. Проигравший второй род годами терял представителей. Предпоследнего мужчину Аерлингов повесили несколько лет назад, окрестив клятвопреступником. Его сын ныне служит эльфийской принцессе, словно верный пёс, а глава рода — последняя эльфийка из рода Аерлингов, возглавляя Гильдию Мистиков, — плетёт козни, чтобы спасти пра-правнука от виселицы и посадить его на трон Гвиндерила.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Солмнир Алисия Эарлан Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [Лето.1082] До рассвета — сердца удар, до надежд — эта заря


[Лето.1082] До рассвета — сердца удар, до надежд — эта заря

Сообщений 1 страница 24 из 24

1

https://i.imgur.com/lsYGarN.jpg
- Локация
о. Силва, Гвиндерил, тайная резиденция Аерлинг
- Действующие лица
Лиранна, Хэльмаарэ, Маерлинг
- Описание
предыдущий эпизод - [Лето.1082] То, что хочется вернуть больше всего
Ищейки королевы Мираэль нападают на след спасителей Хэльмаарэ и пытаются переловить их, чтобы довести казнь преступников до конца.

+1

2

Хэльмаарэ уже привык к чужой резиденции, и со временем она казалась ему слишком пустой. Общество Маерлинга и Лиранны немного скрашивало дни, но они казались ему однообразными. Спутники явно чего-то ждали. Не то команды от хозяина, не то когда ищейки королевы останутся ни с чем, и опасность попасться им минует. Он много думал о планах на будущее. В том числе, на Нувиэль и само королевство. Эльф понимал, что его собираются использовать в личных целях. Не исключал того, что был марионеткой в чужих руках, но пока его цели совпадали с «покровителем», он придерживался общего настроения. Королева Мираэль должны оставить трон Гвиндерила и уступить его достойному правителя. Но в отличие от спутников, Хэльмаарэ не видел себя наследником этих земель, а скорее оружие, которое должна расчистить путь Нувиэль, отодвинув от трона её мать и старшего брата. И эльф сильно сомневался, что у покровителя будут мягкие методы. Отстранить от власти без угрозы, что народ эльфов восстанет против узурпатора, чтобы вернуть власть в руки королевы, невозможно. Единственный вариант – это убить их.
Нувиэль никогда его не простит за это.
Утро казалось самым обычным. Не считая того, что ненавистные Лиранне пионы уже не радовали жителей дома ни внешним видом, ни сладким ароматом. Место по-прежнему казалось умиротворённым. Хэльмаарэ даже удалось раздобыть книгу в старой библиотеке и скоротать время за чтением. На его теле всё ещё оставались следы затянувшихся шрамов, но он больше не выглядел замученным преступником. Сила постепенно возвращалась к нему, и практика помогла вновь уверенно держать лук в руке.
Хэльмаарэ не слышал, как на территории сада открылся магический портал. Не видел и как в него вошли гвардейцы – те, кого он до приказа королевы считал своими товарищами и братьями, пусть не все воспринимали его как законопослушного телохранителя принцессы.
Маерлинг заметил их первыми, когда нёс стопку только что наколотых дров в сторону дома. Дрова с грохотом попадали на землю, когда эльф их выронил, заметив что гвардейцев королевы смотрят на него. Никто не думал спросить его кто он такой. Никто из них не знал, что именно он или Лиранна помогли Хэльмаарэ бежать, но чёткий приз воплощался в жизнь летящими в него заклинаниями. Мистик разрывался между необходимостью тут же схватить Лиранну с Хэльмаарэ за шкирку, чтобы забросить их в портал, и чтобы дать им больше времени и сдержать гвардейцев.
Мистик впрыгнул в портал и оказался сразу рядом с Лиранной, повалив её на пол собой.
Запущенная стрела успела попасть в портал, просвистела над их головами и врезалась в дерево.
- К нам гости, - выдохнул эльф с весёлой ухмылкой.

+1

3

- И чему ты так радуешься?! – прошипела драконица, больно ударившаяся локтем об пол. Лиранна, впрочем, прекрасно понимала, что своим прыжком эльф, скорее всего, спас ей жизнь, и шипела больше от боли, чем от возмущения.
Или страха. Пока она еще не начала всерьез бояться за собственную жизнь или жизнь вверенного им Хэльмаарэ.
Осторожно приподнявшись, Лира выглянула из-за ажурного парапета, ограждавшего галерею на втором этаже, где она находилась в момент нападения, отрешенно наблюдая за птицами. Попыталась сосчитать глазами эльфов в гвардейской форме, что один за другим врывались в сад, бесшумно и ловко прячась среди кустов, фонтанов и фруктовых деревьев.
Их было слишком много для них троих. Слишком много, чтобы принять это нападение за что-то иное, нежели спланированную акцию по уничтожению наследника Аерлингов. Не было сомнений: Мираэль узнала, где скрывается Хэльмаарэ, и не пожалела сил на то, чтобы избавиться от него раз и навсегда, как от самой большой угрозы своему правлению.
Но откуда она узнала? Как отследила?
На этот вопрос у Лиры ответов не было.

Она знала, что последние дни их молчаливый подопечный проводил в усиленных тренировках: раздобыл где-то лук и упорно восстанавливал прежние навыки, раз за разом, пока руки не начинали дрожать от усталости. Она уважала его упрямство и горячее желание снова встать в строй – вот только в чей строй?
Лира видела его сны почти каждую ночь, но уже не пыталась влиять на них, оставаясь безмолвным сторонним наблюдателем. Она знала – сердце Марэ в смятении. Он уже готов был выступить против Мираэль, неся месть за убийство собственной семьи, но все еще не готов был признать себя достойным трона даже внутри собственного разума. В его сознании трон принадлежал Нувиэль, и лишь ей одной.
Драконица считала, что встреча с Хайэль постепенно, незаметно, как вода, падающая на камень, источит это желание Красного Пса.
Но стражи королевы успели раньше.

- Ты можешь закрыть их портал сейчас? – шепнула Лиранна Маерлингу. Их незатейливое укрытие обнаружили, и несколько эльфов теперь целеустремленно двигались по саду в сторону ажурного домика Хайэль. – Я доберусь до Марэ и вытащу его.
Она помнила, что эльф остался в доме – в маленькой библиотеке, и, скорее всего, не слышал происходящее. Его бывшие товарищи были быстрыми и тихими. Нужно было предупредить его и поскорее закинуть в портал Маера, откуда уже можно было улететь на собственных крыльях.
- Я дам тебе время…
Лиранна прикрыла глаза, выдохнула, мгновенно собираясь с силами, между бровей пролегла тонкая морщинка.
Одновременно с этим сад вспыхнул ярким, жирным, рыжим пламенем, окружившим стражей Мираэль и заставившим их поспешно отступить – те, кто почти добрался до дома, бросились врассыпную. Иллюзия была отменной: скрючивались и чернели, обугливаясь, низенькие кусты, дрожал и плавился воздух, трещали деревья.
Но это была всего лишь иллюзия. Довольно скоро эльфы сообразят, что пламя не может причинить им реального вреда, а панику, как тогда, на площади, не поднимут: это – гвардейцы, они паниковать не привыкли. К тому же где-то среди них тоже были маги. Как минимум, один мистик.
И все же хотя бы пара минут у них была.
Лира набросила на яркие алые волосы капюшон зеленого плаща, который накинула с утра, и кинулась вглубь дома. Она знала, Маерлинг достаточно умен, чтобы не рисковать собой понапрасну: закроет портал и найдет их.
Сама она вихрем ворвалась в библиотеку, грохнув распахнувшейся дверью о стену:
- Марэ! За нами пришли!
И по всему ее виду было понятно, что пришли отнюдь не друзья.
[icon]https://i.imgur.com/oneX7tK.png[/icon]

+1

4

- Радуюсь забаве, - легко и непринуждённо бросил Маерлинг, словно речь шла не об опытных псах королевы, а о бордельских шлюхах.
Чем не близнецы?
Эльф быстро перевернулся на спину, освобождая Лиранну от веса своего тела, и поднялся на ноги. Нет времени медлить. Действовать нужно как можно быстрее, спешно принимая решения и отступая ещё дальше, пока гвардейцы не отыскали следы Хэльмаарэ и не накормили его заклинаниями и стрелами. Вряд ли Мираэль захочет во второй раз брать его живьём, чтобы тащить в столицу и казнить там. Наследничек и его деревяшки бесполезны против магов, а кроме того – Маерлинг считал, что у Хэльмаарэ кишка тонка стрелять в бывших братьев по оружию. Слишком чистенький, чтобы с боем вырываться, снимая чужие головы, но жалея свою, поэтому ему и нужны они – он и Лиранна, чтобы выжить и добраться до Хайэль.
Он кивнул на предложение Лиранны без лишний слов. Закрытие портала не спасёт их от гвардейцев, которые уже здесь, но временно задержит подкрепление, каким бы большим и серьёзным оно ни было. Маер подоспел к парапету, стараясь сильно не светить собой и не поставляться ни под заклинания, ни под стрелы, хотя прекрасно понимал, что время шло на секунды, а не на минуты. Он высвободил магию, нацеливая её на распахнутый портал, и выпустил, когда добрался до сердцевины чужого творения. Подчиняясь его воле, портал закрылся, словно лопнул мыльный пузырь.
По саду разнеслись вопли ужаса и боли. Гвардейцы королевы, несмотря на воинскую выучку, оставались эльфами из плоти и крови. Алая кровь брызнула на те редкие уцелевшие пионы Хайэль, которые не успела достать Лиранна. Маерлинг успел заметить двух пострадавших гвардейцев, которых задел переход через портал. Магическая брешь разрезала пополам одного из них – оставив одну половину истекать кровью здесь, а вторую – в столице эльфийского королевства. Голубой глаз, распахнутый от боли и ужаса, смотрел в небо, не мигая, кровь медленно стекала струйками по смуглой коже, огибая половинку рассечённой переносицы. Второй эльф лежал в траве, крича во всё горло и захлёбываясь воплями и слезами. Кровь из отсечённой руки хлестала во все стороны, а боевые товарищи с трудом пытались удержать его, чтобы остановить кровотечение и сохранить ему жизнь.
Такой шум Хэльмаарэ точно должен был услышать.
Маерлинг осклабился и упал на задницу, зажимая раненное плечо. Он не заметил лучника, пока стрела не влетела в его плечо, разорвав сухожилия. Поминая лучника и его мать во всех возможных позах в желудке кракена, эльф пытался торопливо избавиться от стрелы, слыша, как солдаты уже торопятся в дом, собираясь встретиться с ним лично и отрубить не только руки за убитых товарищей.

Хэльмаарэ оглянулся на дверь, слыша за ней торопливые женские шаги. Со стороны сада доносились странные крики, едва ли похожие на забавы Маерлинга с Лиранной. Догадываясь, что произошло, Хэльмаарэ отложил книгу и выглянул в окно, оставаясь в тени тяжёлых штор, чтобы его сразу не рассмотрели с улицы.
Он не подозревал, что настолько ценный, чтобы гвардейцы королевы искали его всё это время, но не сомневался, что получит меч в грудь, если останется на месте.
Лиранна рыжим вихрем ворвалась в библиотеку, поторапливая его.
Хэльмаарэ не задерживался. Прихватив колчан со стрелами и лук, он сам поспешил к выходу из библиотеки, но вынужденно провалился в неё обратно, когда перед носом засвистело заклинание. Ледяной шар врезался в дверь, оставив на ней вмятину. У основания лестницы стоял гвардеец – разъярённый и злой. Он так быстро плёл заклинания, что Хэльмаарэ не успел бы прицелиться и выстрелить. Пришлось действовать иначе. По-старинке.
Перемахнув через перила, Хэльмаарэ приземлился рядом с магом и, пользуясь его замешательством, ударил того с локтя, вбивая в стену. Одного крепкого удара хватило, чтобы маг сполз по стене и растянулся на полу без чувств, так и не успев сплести второе заклинание. Хэль не сомневался, что в отчётах он напишет, что преступник напал на него, что лишь подтверждает его вину в глазах королевы и её подданных, но делал это, чтобы сохранить ему жизнь. Он опасался, что Маеринг или Лиранна убьют здесь каждого.

+1

5

Лира никогда не была боевым магом.
Нет, постоять за себя драконица, несомненно, умела - и несколько раз за ее долгую жизнь ей приходилось подтверждать это умение. И все же одно дело - взорвать голову одному убийце или поставить под гипноз слишком распоясавшегося ухажера, и другое - противостоять целому эльфийскому отряду. Хорошо обученной, вышколенной личной гвардии королевы.
Потому неудивительно, что Хэль успел раньше нее: спрыгнул с галереи, одним ударом вырубил чужого мага, даже не взявшись за оружие.
- Ох... а ты и вправду вспоминаешь свои навыки, - только и выдохнула драконица, торопливо сбегая по лестнице вслед за ним. Наверняка в свою бытность телохранителем принцессы Хэльмаарэ мог и поболее. - Скорее, надо добраться до Маера. Долго он не продержится и их не удержит...
И все же она успела заметить мелькнувшее в мыслях наследника отчетливое "не хочу убивать".
Насколько можно на него положиться? Что он будет делать, если возникнет выбор - спасти их с Маером или убить бывших товарищей?
Может ли она действительно доверить Хэльмаарэ свою жизнь?
Она услышала крики эльфов еще прежде, чем они добежали до галереи, где оставался Маер. Они уже были там - столпились над кем-то, кто отчаянно пытался обороняться, понимая, что если его захватят - участь будет пострашнее смерти от клинков разъяренной стражи.
Сердце пропустило удар. Без Маера им не выбраться, если только...
Лиранна метнула в эльфов энергетическим шаром, но гвардейцев прикрывал еще один маг: аэквалис рассеялся безобидной энергией, столкнувшись с чужим щитом. Зато теперь эльфы заметили и их с Хэльмаарэ.
Драконица едва успела спрятаться за колонну от ответного удара. Она лихорадочно просчитывала варианты. Если они вновь попытаются вытащить Маера - доберутся до них самих. Они не успеют проскочить, а их единственное спасение - в том, чтобы добежать до открытого внутреннего дворика, где сейчас валялись рассеченные части тела эльфа, попавшего в портал.
Над двориком - небо. В небе - путь к свободе.
Но Маерлинга она спасти не сумеет...
Над ухом свистнула стрела, и Лиранна выругалась.
- Расчисти путь во двор! - коротко приказала она Хэлю.
[icon]https://i.imgur.com/oneX7tK.png[/icon]

+1

6

Маерлинг догадывался, что так будет. Затишье никогда не длится вечно. Королева и прихвостни не настолько идиоты, чтобы не справиться со слежкой, несмотря на все предосторожности Аерлинг. Они задержались на одном месте слишком долго, и могли поплатиться за медлительности жизнями. Маерлинг прекрасно знал, на что шёл и чем это могло для него обернуться, но прямо сейчас – в самом начале пути к своей цели – не собирался умирать и сдаваться так просто. Ранение медленно истощало его. Время не давало возможности перевести дух и как следует позаботиться о себе. Он мог бы прямо сейчас открыть портал и трусливо сбежать, бросив Лиранну вместе с Хэльмаарэ, но не стал этого делать. Он пытался изо всех сил если не вырваться из ловушки, в которую угодил, то хотя бы отвлечь гвардейцев на себя, чтобы у Лиры был шанс сбежать вместе с наследником и у него, как странно, - тоже.
Разделившись, они могли бы выжить. Этим себя убеждал эльф, когда вынужденно тратил ману, отбиваясь от чужих стрел и заклинаний. Маги были сильными. Каждый их новый удар отнимал щедрый кусок из его магического резерва. Некоторые заклинания ослабевали его защиту настолько, что иногда стреле удавалось пролететь в магическую брешь и задеть его. А когда пришлось схлестнуть клинки с эльфом, в чьих глазах горела жажда мести за убитого собрата, Маерлинг ему не уступил.
Он видел Лиранную и Хэльмаарэ. Ощутил их присутствие, когда гвардейцы отвлеклись на них и рассредоточили силы. Это был шанс, который он должен был использовать.
Магическая волна отошла от него, задевая ближайших к нему гвардейцев. Это должно было выиграть время и ему, и Лиранне. Но успеет ли он открыть портал, воспользоваться им, а потом замести все следы?

Хэльмаарэ ощутил приказ Лиранны всем своим телом – оно отреагировало на него, напрягаясь, словно он вот-вот собирался наброситься на первого встречного гвардейца. Всё его естество желало дать бой, но… что-то внутри… как далёкий крохотный огонёк с обликом Нувиэль просил его остановиться. Он не желал кровопролития. Не желал сражения. Не желал идти против тех, кого считал братьями по оружию.
Прижимаясь к колонне, служившей ему единственным укрытием от заклинаний и стрел, Хэльмаарэ знал, что у него нет времени на принятие решения. Чашу весов перевесила молния, врезавшись в колонну за его спиной. Эльф натянул лук, выглянул, уличив момент, и выстрелил. Стрела взвилась в воздух, мелькнув огненно-красным оперением, и угодила в цель, повредив ведущую руку мага. Большую службу эльфу сыграла выходка Маерлинга, но короткого взгляд на мистика хватило, чтобы понять, - его можно не ждать. Маер встретился с ним взглядом и усмехнулся на прощание Лиранне, когда беглецы, спасаясь от стрел и мечей, прытью юркнули в сад.
Но и там их ждали. Хэльмаарэ успел увильнуть в сторону от первого удара, а от второго защититься лишь вытянутым мечом. Добротное дерево под весом стали не гнулось, но вот-вот могло с лёгкостью переломиться в его руках. Смотря в глаза воина, Хэль не узнавал в нём товарища, хотя они отлично знали друг друга. задушив в себе совесть, он ударил товарища в живот, а следом – под колено, повалив того на землю.
Лёгкий эльфийский меч противника легко оказался в его руке, но Хэль никогда не был хорошим мечником, и все гвардейцы это знали.

+1

7

Лиранна почувствовала короткую, но яростную, агоническую вспышку магии Маера. Оглянулась на эльфа, окруженного стражниками, успела заметить его вечную ухмылочку, искаженную гримасой боли.
Он понимал, что не успеет спастись, но давал время им - потерянному наследнику, - сбежать. И как бы ей самой не хотелось заменить Хэльмаарэ на Маера, именно Красный пес должен был остаться целым в этой мясорубке. Именно он был целью и гвардейцев, и Хайэль. Маер не был настолько благороден, чтобы пожертвовать собой ради них, просто выбор был иной - либо попасться всем троим, либо одному. И Лира, к сожалению, знала, какой выбор сделает.
"Я найду способ тебя спасти..." - она отправила эту короткую мысль товарищу, но по его глазам, по болезненной усмешке понимала: не поверил.
Она отвернулась от него и скользнула вслед за Хэльмаарэ, уже сцепившимся с первым противником. Лиранна накинула на него ментальный щит, чтобы заслонить от случайных ударов. Следующим заклятьем взорвала лук в руке эльфа, целившегося в них издали - вместе с луком в кровавую кашу превратилась и рука, сжимающая его, и гвардеец с воем схватился за изувеченную кисть.
Вряд ли он когда-либо снова возьмется за оружие...
Но теперь она могла выйти на открытую площадку, не боясь получить стрелу и надеясь, что от мечников ее защитит Хэль.
Лира раскинула руки, тонкое тело выгнулось дугой, быстро изменяясь. Когтистые лапы взрыли землю, темная чешуя заблестела на солнце. Драконица хлестнула из стороны в сторону гибким хвостом, вытянула шею и прицельно плюнула огнем в сторону колонн, за которые бросились прятаться стражи королевы.
А вдруг она успеет спасти Маера?..
Раздувая ноздри, Лиранна обернулась туда, где видела товарища - но вместо него увидела нескольких гвардейцев, спешно выстраивающихся для новой стрельбы. Если они дадут залп и ее накроет...
Сколько стрел выдержит ее чешуя?
Нет, не время было геройствовать. Лира распахнула громадные крылья, заодно сбивая с ног подобравшегося слишком близко эльфа, бесцеремонно схватила передней лапой Хэля. Не было возможности дожидаться, пока он влезет на нее верхом, каждая секунда могла стоить им жизни.
Она отчаянно оттолкнулась задними лапами, прочертив когтями глубокие борозды в некогда ухоженном саду, дохнула струей пламени в эльфов, - больше пугая, нежели действительно рассчитывая кого-то убить. Дракон есть дракон, но она одна, а их много - и они хорошо обучены.
Взлетать с эльфом в лапе было куда сложнее - прежде Лира никогда так не делала. Она отчаянно заработала крыльями, задела задними лапами стены и тонкую крышу, пытаясь зацепиться и оттолкнуться - и наконец-то набрала высоту.
[icon]https://i.imgur.com/6J4IwnX.png[/icon]

Отредактировано Лиранна (14-03-2021 10:31:00)

+1

8

По пропущенному удару Хэль понял, что его окружает защитная магия – Лиранна или Маер постаралась. Скорее, Лиранна, потому что эльф был несколько занят попытками спастись. В Хэльмаарэ боролось да волка: один из них убеждал, что нужно помочь эльфу и отплатить ему за спасение от виселицы, а второй говорил, что мистик прекрасно справится сам. В отличие от дракона и Хэля, не обладающего никакой магией вообще, он мог прыгнуть в портал и так сбежать. Благородство и излишнее геройство всегда были камнями преткновения Хэльмаарэ, но сейчас он прекрасно понимал, что не мог ничего с этим поделать.
Мечи гвардейцев разили быстро, проворно, умело, а его защита – атаковать у Хэля совсем не получалось – была откровенно дрянной и с трудом выдерживала все нападки гвардейцев, пока он пытался отбиться и не подпустить эльфов слишком близко к Лиранне. Если бы не магический щит, его бы уже давно порубили на куски и схватили, но а так он быстро истощал магический запас Лиранны. В ближнем бое Хэльмаарэ явно проигрывал.
- Сдавайся, Хэль! – гвардеец пытался уговорить его, явно полагаясь на личное знакомство. – Некуда бежать!
А здесь Хэльмаарэ мог бы поспорить! Бежать было куда, раз ради него устроили такое представление с облавой, но нужно было время. Он радовался лишь тому, что сейчас при королевских гвардейцах нет грифоньей кавалерии, чтобы сразу же пуститься на поиски дракона, но был мистик, который мог бы отследить перемещение по порталам, а, значит, перехватить Маерлинга, если тот не успеет обрубить все концы.
Стараясь об этом не думать, Хэльмаарэ подавил в себе желание передать через гвардейца послание для Нувиэль или королевы – всё равно не передаст – и неожиданно оказался в цепкой лапе дракона. У эльфа перехватило дух. Он уже летал на спине дракона и знал, как это делается, но в лапе оказался впервые. Ничего приятного в этом не было, и Хэль решил не спрашивать, как часто Лиранна делает что-то подобное.
- Маер! – крикнул он, когда Лиранна взмыла в воздух вместе с ним. Он будто бы думал, что девушка забыла о напарнике и решила его бросить, но, как понял, это было скорее правдой.
Они быстро отдалялись от особняка. Внизу ещё чёрными точками мельтешили выжившие гвардейцы. Хэльмаарэ смотрел вниз, не чувствуя страха высоты, а хотел увидеть, что никто из гвардейцев не выволакивает Маерлинга из дома, как единственную добычу и «язык». Стрелы и магические заклинания перестали лететь в их сторону сразу, как Лиранна поднялась достаточно высоко. Когда первая вспышка адреналина спала, Хэль заметил глубокий порез на руке, дорогая ткань пропиталась кровью, но болела не рука, а нутро от осознания, что бывшие товарищи быстро обернулись против него.
Королева Мираэль не остановится, пока не получит его голову на блюдечке.
«Не мою, а того, кто стоит за мной», - напомнил себе эльф, бросая взгляд на Лиранну.
Нет, всё же полёт в когтистой лапе и ощущение драконьих пальцев на груди и торсе вызывало у него неприятное покалывание в теле, а острые и крепкие когти напрягали намного больше лезвия у горла. Лиранна могла без особого труда попросту раздавить его.

+1

9

"Поздно, я не успею его спасти", - отозвалась Лиранна на короткий вскрик Хэльмаарэ, и сама поразилась тому, как отстранено прозвучала эта мысленная, эхом отдавшаяся в голове эльфа речь.
Она не была воином, и даже боевым магом не была, хотя и не испытывала излишних сантиментов, отнимая жизнь кого-то, кто хотел убить ее саму. Если бы Хайэль хотела, могла бы отправить на это задание кого-то поднаторевшего в боях, а не псионика и мистика. - "Он знал, чем рискует..."
Знал ли?
Драконица летела, не останавливаясь и не замедляясь - для начала просто чтобы улететь как можно дальше от потайного дома Аерлингов. Хэль болтался в ее лапах неудобно и для нее, и для себя самого, но перехватить его в полете Лира не решалась. Она вообще не хотела думать об этом, пока они не уберутся достаточно далеко.
Но что потом?
До этого их с Маером запасной план, конечно, включал в себя возможность побега, но Лира не думала всерьез, что они окажутся разделены. Пока эльфийские леса проплывали под ее крыльями, она судорожно вспоминала, куда теперь, и где их могут ждать сторонники Аерлингов, к которым необходимо доставить Марэ.
Подумать только! Еще буквально пара дней, дождаться условного сигнала от Хайэль - и можно было бы передать ей наследника и успокоиться на этом. Пара дней!
В этот момент она и сама всем сердцем ненавидела королеву Мираэль и всех ее солдат в придачу.

"Все, не могу больше..."
Они летели больше часа, когда Лира окончательно выбилась из сил. Она не была настолько драконом, чтобы, подобно Канто и его ученикам, лететь целый день, равномерно распределяя усилия и вовремя останавливаясь на передышку. Да и полагаться приходилось на скорость и на то, что за ними не сразу пустят грифонью стражу.
Лес резко опрокинулся им навстречу, когда она пошла на снижение, заприметив небольшую полянку, на которую вполне мог опуститься дракон. У самой земли затормозила крыльями, вздымая в воздух мелкие травинки, выпустила Хэльмаарэ, чтобы он поскорее убрался в сторону, и только тогда села сама, пробежав по инерции несколько шагов.
- Все... - выдохнула Лиранна уже человеком.
Алые волосы растрепались и сбились, она чувствовала себя вымотанной и растерянной. У нее был план, она знала, что делать, но, Фойрр дери...
А тут еще и заметила пятнышко крови на рукаве. Чья кровь? Кого-то из гвардейцев королевы? Хэля? Маера?
Несколько мгновений она отрешенно разглядывала подсохший красно-бурый след, затем поскребла его ногтем. Сильнее, словно надеясь, что вместе с ним соскребет с себя и весь сегодняшний день. В конце концов, ожесточенно рванула испачканную ткань, но та, конечно, не поддалась.
- Фойрров хрен! - во все горло рявкнула Лира, полностью выпадая из образа рафинированной и элегантной дамы и впервые позволяя себе проявить свои истинные эмоции в присутствии Хэльмаарэ.
Ей хотелось кричать в голос. Хотелось злобно хлестать хвостом, шипеть и поливать все пламенем от бессильной, отчаянной ярости.
[icon]https://i.imgur.com/oneX7tK.png[/icon]

+1

10

Хэльмаарэ совершенно точно не понравилось болтаться в драконьей лапе. Он предпочёл бы удобное седло на спине грифона, хотя сам никогда не обучался ни искусству управления магическим животным, ни полёту вообще. Спина дракона и то казалась ему лучшим вариантом, чем болтаться в когтистой лапе и не чувствовать ничего плотного и ровного ни под ногами, ни под задницей. Эльф не считал себя трусом или тем, кто боится высоты, но подобные полёты вызывали у него чувство дурноты, с которыми Хэль быстро справился, едва ощутил почву под ногами.
Пока Лиранна пыталась справиться с эмоциями, эльф привычным жестом стянул с плеча одежду, открывая рану, оценивающе её осмотрел и методично оторвал относительно ровную ленту от испорченной рубашки, чтобы перевязать рану. Другого варианта поблизости не предвиделось, а воспоминания о заражении от старого ранения всё ещё были свежи, чтобы не рисковать по молодой дурости. Тонкая полоса шрама осталась неприятным напоминанием о неудачной попытке сгнить заживо на радость королеве.
- Полагаю, нападение гвардейцев не входило в ваши планы, - Хэльмаарэ говорил и выглядел удивительно спокойным. Он не смотрел на Лиранну, но подозревал, что спутница одарит его неприятным, но очень многозначительным взглядом. Всё внимание эльфа доставалось ране, и казалось, что ближайшее будущее его мало волнует, а ситуация, какой бы паршивой она ни казалась, не доставляла ему особых проблем. – Твой друг… скорей всего расскажет гвардейцам всё, что интересует королеву.
Хэльмаарэ знал, что не помогает и не успокаивает, но говорил то, что знал или, как думал, что знал. Королева не остановится и попытается использовать любой шанс, а, как знала сама Лиранна, достаточно хорошего псионика, чтобы достать из чужой головы всё, что нужно. Такой вариант не поможет, если наниматель Лиранны и Маерлинга об этом позаботился и не сказал ничего лишнего, чтобы не раскрыть себя раньше времени, или же если Маерлинг окажется достаточно идейным эльфом, чтобы покончить с собой раньше, чем до него доберутся псионики королевы.
Закончив с раной, он поднял взгляд на девушку.
- У вас был какой-то план на этот случай? Или его не было и ты злишься не на потерю спутника и связь с ним, а потому что понятия не имеешь, что делать дальше? – Хэльмаарэ хотел уточнить все детали, прежде чем что-то предлагать. Он сомневался, что наниматель, организовавший его побег с виселицы, настолько самоуверен и глуп, что не позаботился о плане отступления. – В любом случае, нам стоит уйти глубже в леса и не оставаться на открытой поляне.
Хэльмаарэ не бросил взгляд вверх – патруль грифоньих всадников непременно за ними отправится, но время ещё было, - а сразу сошёл в тропы по направлению к лесу, собираясь затеряться в нём и намеренно выбирая наиболее извилистую тропу и пышные кроны деревьев, чтобы слёту их сразу не заметили.

+1

11

Хэльмаарэ не ошибся: и без того недобрая Лиранна наградила его спину таким взглядом, каким вполне могла бы проплавить дыру, обладай ее глаза подобной силой. К счастью для эльфа, псионики умели справляться с бурей эмоций.
Хотя всякому терпению есть пределы, и видит Всеотец, этот эльф подбирался к ним все ближе!..
- Да, это не входило в наши планы, - ядовито отозвалась драконица, окончательно сбросив с себя маску заботливой куколки. Не до нее уже было. - Я не уверена, что Маер покончит с собой. Или что ему позволят это сделать...
Она умолкла и глубоко вздохнула, обхватив себя за локти. Хотела бы она, чтобы мистик успел совершить самоубийство? Они не были друзьями, но работали вместе, Лира симпатизировала смешливому и самоуверенному эльфу, и при всех раскладах хотела бы, чтобы он остался жив.
Но она не обольщалась: эльфы только в легендах благородны и добры. Заплечных дел мастера королевы Мираэль недаром свой хлеб едят, и сумеют под пытками вытянуть из Маера все о Хэльмаарэ, Аерлингах, Хайэль... и о ней самой, Лиранне, пусть она и не интересовала эльфийский королевский двор.
Для всех, включая самого Маера, было бы лучше умереть быстро.
Только когда Хэльмаарэ покончил со своей раной и заговорил вновь, драконица вскинула на него взгляд, и красивые яркие губы снова сжались упрямо и зло:
- У нас был план, - она помолчала несколько мгновений, решая, стоит ли посвящать наследника Аерлингов во все детали. В конце концов, они плыли сейчас в одной лодке, даже если не доверяли друг другу и не испытывали взаимной приязни. - На случай, если все пойдет не так, нужно было двигаться через Волчий след к Гиллару. Там есть поселение Сильрин, где нас встретят друзья. Должны встретить...
Была всего одна небольшая проблема: Лиранна проштудировала карты Гвиндерила и могла прикинуть примерное расстояние, но совершенно не знала местных лесов. Более того, не слишком-то хорошо умела в них ориентироваться. Ее стихией был город, блеск разодетого двора, лукавая улыбка, тихий шепот на ухо, тайны, которые никто иной не смог бы достать - но никак не дикая природа эльфийских лесов.
Хэльмаарэ же, словно издеваясь над ее скрытыми сомнениями, без колебаний устремился к темно-зеленой стене деревьев и низкорослых кустарников. Лира неохотно направилась за ним, морщась: после стремительного полета у нее болело все тело, в особенности плечи и спина. Да и одежда ее - длинное платье из тонкого эльфийского шелка, бархатные туфельки на деревянных каблуках и, слава богам, плотный плащ, который она накинула прохладным утром, - никак не была предназначена для путешествий по лесу.
В этом Лиранна лишний раз убедилась, когда подол зацепился за колючие кусты, а коряги и корни принялись подворачиваться под каблуки. Свирепо сверля взглядом спину идущего впереди Хэльмаарэ (он, в общем-то, не был виноват в том, как она была одета, но определенно был виноват в том, что она вообще вляпалась в эту передрягу!), драконица наспех скрутила буйные алые волосы узлом на затылке, затолкала их под капюшон и оторвала низ от длинного подола, освободив хотя бы лодыжки.
Не слишком-то помогло. Быстрее идти от этого Лиранна не стала.
- Сколько нам вообще до Гиллара? - не выдержала она после четверти часа утомительной ходьбы. - Я устала в полете, но может, мы смогли бы двигаться хотя бы короткими перелетами? Вместо этого... - Лира обвела рукой живую, колыхавшуюся от ветра плотную зелень вокруг них.
[icon]https://i.imgur.com/oneX7tK.png[/icon]

Отредактировано Лиранна (31-03-2021 13:44:22)

+1

12

«Паршивый план» едва не сказал Хэльмаарэ, но решил промолчать. Лиранна выглядела иначе. Эльф невольно подумал, что это истинное лицо драконицы, и даже чему-то усмехнулся. Он предполагал, что Лиранна и Маерлинг выдают себя за других, потому что приказ обязывал поддерживать определённые образы – сманить его на свою сторону ароматными пряниками, а не брать за кнут. Кнута хватало от королевы, и со своей ролью Мираэль справлялась прекрасно даже без постороннего вмешательства.
Он практически не думал о Маерлинге и его судьбе. Всё же они не были друзьями, и гвардейцы королевы, как это ни странно, вызывали у него больше привязанности и тревог – они были его товарищами по оружию. Хэльмаарэ цыкнул, припомнив, как эти самые товарищи нападали на него, следуя приказу королевы. Но что они могли? Отказаться убивать его или встать на его сторону, значит, заклеймить себя и всю свою семью предателями, а едва ли кто-то из них захотел бы такого для близких. Хэль не хотел, но… у него никого не было.
- Гиллар, - повторил эльф, словно бы думал, что ослышался. – Неспокойное местечко выбрал ваш хозяин.
Он раз оглянулся через плечо и остановился, заметив, как Лиранная путается в одежде и ветках. Наряд горожанки из высшего сословия совершенно не подходил для лесных прогулок. Хэльмаарэ и сам едва ли одет соответствующе, но его одежда не цеплялась за ветки, да и сапоги не утопали в земле каблуками.
- Своими ногами ты туда точно не дойдёшь, - ответил Хэльмаарэ на вопрос драконицы, - потому что сотрёшь их к тому времени до кости.
Эльф ориентировался на местности. Леса были его родным домом, и всё же… он не так часто покидал пределы столицы, чтобы безошибочно утверждать, как долго добираться до Гиллара и упомянутой деревни или города рядом с ним. Кажется, это была всё же деревня и где-то близко к границе, если он правильно помнил. Хэльмаарэ пытался воссоздать в голове карту королевство со всеми его границами.
- Если я правильно понял, где мы… - он вспоминал окрестности, что видел во время полёта (ведь только тогда Лиранна невольно подсказала ему, где находилось таинственное поместье-укрытие), и пытался проследить чёткий маршрут. – Мы минули гильдию Мистиков, значит, что отсюда дней пять пути, не меньше, - заключил эльф, а после, вновь взглянув на Лиранну, исправился: - Не меньше двух недель…
Он помнил, что у Лиранны были крылья, но поспешил разъяснить:
- В подчинении королевы грифоньи всадники. Их стоянка вон там, - он показал на пики гор Н’ярэ Ортхэй. – Мы довольно близко к ним, а, значит, показываться дракону слишком опасно. Мы можем привлечь внимание. Я уверен, что новости до столицы дойдут быстро, и твоё описание дадут всем воздушным отрядам. Нас будут искать.
До нападения гвардейцев Хэльмаарэ сомневался, что он настолько важен, чтобы гоняться за одним беглым преступником, но теперь понимал, что за ними придут. Обязательно придут. Особенно после того, как выяснили, что за ним кто-то стоит.
- Отойдём от них подальше, и там ты сможешь обернуться, а пока… придётся попортить твои ноги.
Хэльмаарэ подошёл ближе и, несмотря на возможный протест и недовольство со стороны Лиранны, взял её за лодыжку, опустившись при ней на колено, а второй рукой перемотал её ноги, как умел, по-солдатски, чтобы они не размотались при шаге и не натирали слишком сильно. Это всё, что он мог сделать в нынешних условиях, если, конечно, Лиранна не решит бросить его здесь же и не улететь, уповая на случай.

+1

13

Ну да, критиковать-то каждый горазд...
- У меня нет хозяина, - Лиранна сдула с глаз прядь волос, перебираясь через очередную корягу. Хотела было сказать, что собственный план наследника по путешествию до Пантендора и обратно был ничуть не лучше и не умнее, но вовремя спохватилась, что вслух он этого не произнес, а выдавать себя чтением его мыслей было бы опрометчиво.
Хотя рано или поздно все равно, наверное, придется. Без магии они здесь обречены, первый же встречный обязательно запомнит такую колоритную парочку и радостно опишет ее тем, кто будет их искать. Если не стереть память или не убить, но убивать Хэльмаарэ не хотел. Да и сама Лиранна тоже - драконице приходилось отнимать жизнь считанные разы, и, как и говорил Канто, это никогда не было приятным.
Она выслушала и соображения эльфа на счет скорой погони, скривившись при упоминании о том, что ее лицо и драконий облик скоро станут известны слугам королевы, и на счет длительной дороги до Гиллара, - но не возражала и никак не оспаривала его слова. Здесь ей приходилось полагаться на его опыт и знания, и драконица надеялась только, что он не бросит ее посреди леса, скажем, ночью - ему это ничего не стоило, более того, без нее он вдвое быстрее затеряется в чащобах и избавится от наблюдателя...
И тут Хэльмаарэ внезапно присел перед ней, откинул в сторону измочаленный подол ее платья, поставил ее босую ногу себе на колено - сбоку и возле самых пальцев нежная кожица уже покраснела, но мозоль еще не натерла.
- Ты чего... - Лира изумленно распахнула глаза, но эльф ловко и умело обмотал ее ступню и щиколотку обрывком ткани, подоткнул концы и принялся за вторую ногу. Лиранна смущенно фыркнула, придерживаясь за его плечо. Только что она подумала о том, что ему будет проще сбежать от нее здесь, и готовилась ловить первые проблески этой идеи в его голове, чтобы вовремя пресечь их - а он внезапно заботился о том, чтобы она не стерла ноги. Хотя, казалось, какое ему было дело до того, будет ей больно или нет?
Хэльмаарэ распрямился, и драконица аккуратно наступила на землю, просунула получившийся "носок" в тканую туфельку, с которой наследник Аерлингов предусмотрительно обломал каблук. Было непривычно, да и нога в туфле теперь сидела плотно - но так хотя бы можно будет куда-то пройти, не опасаясь, что она будет их задерживать.
- Спасибо, - запоздало поблагодарила Лиранна, когда Хэль повернулся, вновь выискивая почти незаметную тропу, по которой они шли.
Чудеса, да и только...

***
- А почему в Гилларе неспокойно? Что там такое происходит?
Они шли уже почти несколько часов, и голод терзал все сильнее. Лиранна старалась не жаловаться, но заглушить спазмы в собственном животе могла только отвлекаясь на что-нибудь. А поскольку ее невольный спутник был не слишком-то разговорчивым, ей приходилось разговаривать его самой.
Вообще-то краем уха она и прежде слышала о том, что в Гилларе происходит некая магическая аномалия, и даже собиралась отправиться туда, чтобы узнать обо всем самой - да как-то все было не до того. А эльфы жили с этой аномалией бок о бок, и уж наверняка Хэльмаарэ имел какое-то представление о происходящем.
- Ты был когда-нибудь в этих краях?
[icon]https://i.imgur.com/oneX7tK.png[/icon]

Отредактировано Лиранна (08-04-2021 13:47:45)

+1

14

- Нет, не был, - честно признался Хэль, не видя причины отмалчиваться или что-то выдумывать. Он всё ещё не смотрел на Лиранну и шёл впереди неё, выбирая дорогу получше, и иногда придерживал ветви дерева, чтобы девушка спокойнее шла по бездорожью, не цепляясь за кустарники платьем. По большей части лес Гвиндерила был усеян папоротниками в южной части своих владений. Чем ближе они приближались к Гиллару, тем сильнее менялась местность. Поначалу воздух становился холоднее из-за повышенной влажности. Земля казалась прохладной и мягкой, даже старые ветки не хрустели под ногами при неосторожном шаге. В случае с побегом от преследователей мягкий шаг играл им на руку, но что касалось разведения костра… дело выглядело паршиво.
Хэльмаарэ не пытался быть рыцарем в сияющих доспехах. Он не подхватывал Лиранну на руки и не предлагал ей взобраться к себе на спину, чтобы с комфортном прокатиться по лесу до первой остановки. Он берёг силы на тот случай, если им не повезёт столкнуться с какой-то тварью, патрульными или самыми банальными бандитами. Судьба слишком часто поворачивалась к ним задом, так что время геройств подошло к концу.
- Но я изучал всё, что нашёл в библиотеках о Гилларе, и слушал рассказы старших пограничников – они часто гостили у нас, и до определённого времени я считал, что сына предателя сошлют на границу, а не примут во дворец сторожить королевскую дочку, - на последних словах Хэльмаарэ позволил себе иронично усмехнуться. Было в этом что-то… забавное до нелепости.
Он бросил взгляд вверх, сощурился, пытаясь рассмотреть между густыми кронами деревьев проблески солнца, и определить как долго они идут и не пора ли сделать небольшую остановку. В его теле прибавилось сил после ранения и плена в темнице, но Лиранна всё ещё казалась ему изнеженным городским цветком, а потому долгие прогулки могли сыграть против них. Он не хотел тащить девушку на своей спине, если она не сможет идти дальше.
- Передохнём, - он показал на корневище, выглядывающее из-под земли как единственная возможность сидеть не на голой земле. Он сел напротив, присматриваясь к старым ветвям на земле, то ли пытаясь понять насколько всё отсырело, то ли выискивая подходящее основание под стрелы – ценный ресурс, когда под рукой кроме ножа практически нет ничего. – Когда-то Гиллар был процветающим городом на границе двух государств. Его населяли эльфы и ламары, и ходили легенды, что жителям покровительствует Фильер – смертная девушка, в которую влюбился бог Грозы и Грома, Аллор.
Хэльмаарэ помолчал, сощурился, придирчиво осматривая один конец палки, и потянулся к голенищу сапога за ножом.
- В землях ламаров есть магическое древо. Они называют его Древом Жизни, - откинувшись спиной на ствол древа, он взялся снимать с ветви лишние куски коры. – Оно поддерживает их жизнь и долголетие, но это древо было не единственным и не первым источником их силы… Первый источник по легенде был уничтожен самим богом в наказание за жадность смертных. Но спустя годы выяснилось, что источник не исчез полностью, а стал проклятыми топями. Эта вода стекала в Гиллар и меняла его жителей, превращая в монстров или убивая неизвестными болезнями. Лекарства от этого не было. Город покидали, и в нём никто не жил, пока по приказу короля эльфов в него не стали ссылать всех изгнанников. Город стал их вотчиной, а вокруг топей всё ещё бродят разные твари. Они пытаются прорваться в королевство, и для этого нужна защита на границах. Жизнь там… не сахар.
Когда Хэльмаарэ договорил, в его руках уже была палица с острым концом, но этого всё ещё было недостаточно, чтобы она сгодилась в качестве стрелы.

+1

15

- То есть, - подытожила Лиранна, пытаясь устроиться на коряге поудобнее, - велика вероятность того, что эти твари и полубезумные изгнанники не откажутся пообедать нами?
Рассказ Хэльмаарэ не внушал ей оптимизма, хотя она прекрасно видела, что он не преувеличивает с целью запугать ее. С того момента, как они вошли в лес, эльф, до этого вечно мрачный и полностью утративший какую-то волю к действию, добровольно взял на себя главенство над их парой, и в этой роли нравился драконице гораздо больше. Он был собран и сосредоточен - но без той настороженной напряженности, с которой жил в убежище Аерлингов, и рационально исходил из того, что они действительно могут сделать, и на что способны.
Например, прямо сейчас Лиранна действительно не смогла бы ступить и шагу дальше. Оседлав корягу, она стащила с ног искалеченные туфли, с наслаждением зарылась ступнями в темный влажный мох и пыталась как-то так подоткнуть изодранные юбки под коленями, чтобы они превратились в подобие широких штанов, но в этом успеха не достигала.
- Интересно, не опасна ли эта вода для нас самих? - вслух подумала она, оставив возню с юбками. Теперь Лира, закинув ногу на ногу, наблюдала за тем, как Хэльмаарэ привычными, отточенными движениями делает из невзрачной палки древко для стрелы. - И насколько далеко простираются связи моего... работодателя среди изгнанников Гиллара...
Она поймала на себе острый взгляд Марэ.
- Что? - усмехнулась драконица. - Да, я сама не знаю всех его планов, я не врала тебе тогда, в купальне. И Маер, скорее всего, не знает тоже - это меня и успокаивает. Когда его сломают, то, несомненно, узнают имена, но не все. И не смогут понять, кто еще его поддерживает, а я готова побиться об заклад, что поддерживают многие, в том числе и среди опальных эльфийских домов. Если отступники Гиллара тоже на его стороне... на твоей стороне - то что ты будешь делать?
Она видела его желания во сне - обретение семьи. Месть за собственное существование в качестве сына оболганного предателя. Но ей было интересно, насколько сам Хэльмаарэ осознает эти желания, отдает ли себе отчет в них?
Лес монотонно шумел над их головами. Лиранну пробирала дрожь и клонило в сон. И есть хотелось все больше, но ничего из того, что она наблюдала вокруг себя, в пищу не годилось. А если и годилось - она этого не знала.
Наверное, Канто на ее месте не растерялся бы. Интересно, нашел ли он дочь, которую искал? Не напрасно ли она, Лиранна, ввязалась во все это?
- О! - драконица присела на корточки, потянулась за кустиком с глянцевито-темными ягодами, прячущимся среди развесистых папоротников. - Съедобные?
Но узнать ответ она не успела, а затем и вовсе выпустила кустик: ее чуткая магия уловила всплеск чужих эмоций.
Где-то совсем рядом.
- Хэль... - прошептала драконица, напрягшись. - Там кто-то есть.
[icon]https://i.imgur.com/oneX7tK.png[/icon]

Отредактировано Лиранна (05-05-2021 10:23:42)

+1

16

- Не исключаю такой вероятности, - Хэльмаарэ говорил о каннибализме будничным тоном, словно они с Лиранной – два сочных ломтя роскошного мяса, слегка вывалянных в земле. Отряхни и для голодного сгодится. – Возможно, есть нас решат лишь твари с болот, если сильно голодны, но убить – точно. Ни те, ни другие не радуются гостям, и на это есть причины… Довольно долго в Гиллар отсылали лишь законников, так что они не жалуют ни гвардейцев – которые бывшими не бывают – ни слишком красивых столичных леди, уж извини, - он усмехнулся, бросив короткий взгляд на спутницу. – Даже с мозолистыми ногами и в ободранном платье ты остаёшься ко… - он хотел сказать «кобылой для не подрезанного жеребца», но прикусил язык. – Красной тряпкой для быка.
Он задумался о водах источника. Хэльмаарэ читал о них, но не был уверен, что эти знания можно как-то применить на практике, и что за годы они не устарели, если вообще были правдой.
- Я бы не рисковал, - эльф пожал плечами.
Закончив с одной стрелой, он взялся за вторую ветку.
Слова Лиранны про нанимателя заставили Хэля поднять голову, оторваться от работы и выразительно посмотреть на девушку, вздёрнув бровь. Эмоции на его лице были достаточно живыми, чтобы даже без слов драконица правильно поняла его немой вопрос. Будь Хэльмаарэ менее вышколенным, он бы выражался в разы грубее, хотя, бесспорно, все выражения из подворотни знал не хуже забулдыг.
- Видимо, вернусь в столицу в окружении дворянства и оборванцев из Гиллара верхом на какой-то болотной твари и буду вселять ужас, - фыркнул, прыснув Хэльмаарэ. О серьёзности никакой речи не шло. – Но, отбросив шутовство, сначала я искренне порадуюсь, что изгнанники Теллина не хотят накормить меня стрелами.
Он не для того согласился на бегство от виселицы, чтобы умереть на болотах.
Хэльмаарэ знал о своих желаниях, но не торопился делиться ими с Лиранной. Он даже себе не хотел признаваться в мысли, что ставит Нувиэль и её благополучие выше, чем жизнь королевы. Мираэль не нравилась ему, как и не нравился Айрэн, но насколько сильно прогнил весь Гвиндерил за последние годы? Этого Хэльмаарэ тоже не знал, но раз в королевстве появилась противоборствующая группа, то он должен приложить все силы, чтобы вырвать Нувиэль из дворца и увезти её куда-нибудь. Он не видел себя на троне королём и думал, что никто не даст ему такой возможности, даже обещая по три золотые горы.
- Съедобные, если хочешь присесть под ближайшим кустом через час… и часа на три.
Хэльмаарэ иронично улыбнулся и поднялся. Две стрелы были далеки от идеала, но сгодятся, чтобы подстрелить птицу или зайца. Без еды им тоже не обойтись.
Он обернулся на звук и прислушался, насторожившись. Для эльфийских гвардейцев ещё слишком рано и… слишком громко. Хэльмаарэ потянулся за луком. Как раз возможность опробовать на деле одну из стрел. Доспех не пробьёт, но незваные гости не были солдатами. Это Хэльмаарэ заметил сразу. По-хорошему им стоило бы спрятаться и не высовываться, но эльф упустил этот шанс.
- Мы мирные! – запищал низкорослый мужчина, вскинув руки.
Его товарищ даже обронил сумку на землю, в которой до встречи с двумя оборванцами что-то искал. Навскидку Хэльмаарэ заметил при них оружие – охотничий лук, несколько ловушек на зайцелоп и лук со стрелами. Им с Лиранной сильно повезло, что охотники не сообразили схватиться за оружие раньше. Хэльмаарэ с луком в руках смотрелся грозно, но недолго.
- Стрела у тебя какая-то странная… - заметил лучник, и пришлось действовать быстро.
Кулак влетел в нос одному охотнику – тому, что копался в заплечной сумке. Мужик взвыл от боли и схватился за расквашенный нос, а его товарищ тут же вскинул руку за луком. Стоило бы обезоружить его первым, но он стоял слишком далеко от Хэля, чтобы дотянуться.

+1

17

Как бы Хэль ни пытался шутить и язвить над своей спутницей, в опасной ситуации он мгновенно собрался, вооружившись своим самодельным оружием и приготовившись дать отпор. Лиранна и сама вскочила на ноги, чтобы, в случае чего, запустить сгустком чистой энергии в нападающих - несмотря на усталость, она еще вполне могла найти в себе силы.
Но это определенно была не погоня. Королевские гвардейцы не стали бы скрываться, и устроили бы облаву по всем правилам, загоняя обоих беглецов, словно животных. Это же была всего лишь парочка эльфийских егерей, которые в первый момент испугались Лиры и Хэля не меньше, чем они их.
Но даже такая случайная встреча могла оказаться опасной. Что будет, если эти двое расскажут слугам королевы о том, кого они встретили в лесу?
А еще они очень быстро отошли от испуга, поняв, что перед ними всего лишь оборванец с недоделанным луком, и невысокая девчонка в истрепанном платье...
А дальше все развивалось почти мгновенно. Хэль, не мудрствуя, двинул в нос ближайшему, но Лира уже видела: до того, что с луком, он не дотянется.
Но она - дотянулась.
Аэквалис врезался в грудь лучнику - и стрела, сорвавшаяся с тетивы, дрогнула, пролетела мимо цели и ушла куда-то в кусты. Сам же эльф отлетел к дереву, ударился о толстый ствол затылком и спиной и притих, оглушенный. Хэльмаарэ ударом вырубил второго, и Лира выдохнула с облегчением.
- Они не за нами... - проговорила она, заправляя за ухо выбившуюся прядь волос, и оглянулась на наследника Аерлингов. - Ты ведь не хочешь их крови?
Он не хотел - она это знала. Даже без чтения мыслей видела в убежище, как он до последнего пытался не причинять вреда бывшим товарищам. Помнила, как во время казни он метнулся защитить женщину от рушившейся статуи. Где-то в глубине своей обросшей шипами души он, возможно, был слишком добр для того, что хотела требовать от него Хайэль.
Но не Лиранна. Она не собиралась требовать этого.
- Осмотри их сумки. И дай мне немного времени, - коротко велела она и присела на корточки возле траппера, которого оглушила сама: тот как раз приходил в себя и вздрогнул, увидев прямо напротив своего лица две яркие, сияющие голубые луны - глаза волшебницы, переполненные магической силой.
- Смотри на меня, - мягко, почти нежно приказала Лира, и голос ее прозвучал в его ушах небесным хором. Эльф послушно уставился на нее, уже не в силах отвести взгляд. - Раздевайся и оставь свою одежду здесь...
Чувствуя на себе ошеломленный взгляд Хэльмаарэ, она повторила приказ для второго охотника, приведя его в чувство. Оба они, словно марионетки в чудесном вильсбургском театре, принялись медленно, безропотно раздеваться - и вскоре на траве перед беглецами уже кучкой лежали их рубашки, плащи, штаны, пояса и сапоги. Нижние рубашки Лиранна милостиво позволила им оставить - все равно она бы и под страхом смерти не стала бы надевать на себя чужое белье.
Глаза Хэльмаарэ сверлили ей спину. До сих пор он не знал, какой именно магией она владеет - Лиранна не рассказывала ему о своих псионических талантах. Но наследник Аерлингов вовсе не был тупым: он быстро догадается сложить два и два и соотнести свое внезапное влечение к рыжеволосой драконице с ее даром.
Что ж, они постепенно раскрывали друг другу свои карты. Он должен принять, в конце концов, что она действует в его интересах, раз до сих пор не попыталась вести его под гипнозом. Тем более, что сейчас именно ее магия могла спасти и их самих, и случайных свидетелей...
- Что? - Лира обернулась на него через плечо и, распрямившись, двумя пальчиками подобрала с земли рубашку стрелка, который был пониже и похудее.
[icon]https://i.imgur.com/oneX7tK.png[/icon]

Отредактировано Лиранна (27-05-2021 14:25:35)

+1

18

— Раздевайся..
Хэльмаарэ невольно присвистнул и прикусил себе язык. Он хотел пошутить, что девушка выбрала не лучшее время для флирта. Несмотря на всю её красоту, в рваном тряпье вместо платья, с гнездом на голове и с мозолями на ногах она выглядела не настолько привлекательно, чтобы егерь терял голову и торопливо раздевался, только бы ей угодить. Страх перед магией или оружием принёс бы большей результат, но эльф не видел, чтобы Лиранна использовала то или другое, пока не осознал, что ошибается. Она использовала магию. Эльф понял это, когда егерь послушно выполнил приказ.
«Псионик…»
Осознание талантов Лиранны ударило его как обухом по голове. Всё это время рядом с ним был псионик, а он всё думал, какими талантами кроме пышной груди и красивого личика обладает эта опасная не-куртизанка из садов с пионами. И теперь всё их разговоры виделись ему иначе. Сны виделись иначе.
Хэльмаарэ не мешал Лиранне раздевать двух егерей, но сверлил её взглядом. Он не был магом, поэтому не мог почувствовать чужое вмешательство в свою голову – в место, куда никого в принципе не хотел пускать. Это было слишком личным, и он не знал, что именно из его головы успела достать Лиранна и как этим воспользовалась. Пока он был гвардейцем на службе у королевы, то носил артефакты, блокирующие чужую магию, но, пойдя против Мираэль, он лишился всего, включая такие нужные артефакты. Остался всего один, но и тот был на руку королеве, если когда-нибудь королева решит пойти против него серьёзно.
Он только сейчас понял, что Мираэль могла его убить. Для этого всего лишь нужно правильно нанести удар принцессе, и тогда вместо неё умрёт он, но зачем-то он нужен ей живым. Зачем? Из-за связи с Аерлингами? Но что это даст королеве?
«Дурак.. Она просто боится, что убьёт дочь, потому что твой артефакт может уже не действовать».
Решив, что сейчас не время об этом думать и, тем более, выяснять отношения, Хэльмаарэ перекинул сумки егерей через плечо и торопливо перепроверил, чтобы они не упустили ничего важного.
- Сотри им память или поправь, чтобы думали, что их обобрали товарищи-собутыльники, - Хэльмаарэ говорил холодно и явно был внутри напряжен от мысли, что рядом с ним псионик. Нет смысла при ней делать вид, что это не так – всё равно почувствует или прочтёт. – И нам надо быстрее уходить отсюда. Остановимся на привал в другом месте.
Планы о поиске еды тоже откладывались, но теперь, к счастью, у Хэльмаарэ был и лук, и стрелы – то, чего так сильно не хватало. Пара ножей тоже пригодится, да и в сумках наверняка есть что-то ценное, но, что самое важное – есть комплект одежды, чтобы переодеться во что-то менее приметно, и пара сапог, чтобы Лиранна не задерживала их в пути.
- Переобувайся и догоняй, идти будем долго и быстро.
Бросив не обнадёживающие слова, Хэльмаарэ затолкал в сумку большую часть вещей, оставив девушке обувь, и сошёл вниз с холма. Он явно собирался обсудить с ней её способности, но не сейчас. Сейчас им нужно убираться и не оставлять следов.

+1

19

Он догадался.
Еще не читая его мысли, Лиранна поняла это по тому, как напряглись его плечи, каким пронзительно-холодным стал взгляд, какими отрывистыми - слова. Теперь он смотрел на нее настороженно и недобро, как на потенциального врага - и эта подозрительность неожиданно разозлила ее.
Разве она, Фойрр дери его в задницу, не спасала и не спасает его все это время?! Разве не застряла вместе с ним в этой глуши, хотя давно уже могла попытаться улететь, прорвавшись через эльфийскую воздушную защиту?! Разве не потеряла напарника и друга, унося драгоценную голову наследника Аерлингов?!
Снова опустившись на корточки, Лиранна коснулась сознания оглушенных эльфов, погружая их в сон и стирая все воспоминания об этой встрече. Пусть, действительно, думают, что их обобрал кто-то еще, их собственная память легко подскажет им, кто из их знакомых мог бы это сделать.
Она хотела переодеться сейчас, но Хэльмаарэ уже запихал все награбленные вещи и первым, не дожидаясь ее припустил по лесной тропе.
Как хотелось сейчас взглядом поджечь ему задницу...
Лиранна натянула мягкие эльфийские сапоги поверх самодельных носков, которые сделал для нее эльф - с такой прослойкой они пришлись как раз впору, - и налегке двинулась вслед за ним.
Предварительно прикрыв оглушенных эльфов разлапистыми ветками.

***
- Если ты хочешь о чем-то спросить - спрашивай сейчас. Еще через пять минут я буду уже не в состоянии отвечать. А через десять - с места не сдвинусь.
Они и вправду шли уже довольно долго, и в том темпе и ритме, который выбрал для себя Хэльмаарэ, Лиранне виделась насмешка над нею. Желание помучить ее изнеженное тело, месть за то, что она читала его мысли. Как мальчишка, который хочет сделать больно тем, кто прописал ему неприятное лечение, не осознавая всей его сути...
В подтверждение своих слов, Лиранна демонстративно остановилась и жестом потребовала у него сумку с вещами. Придирчиво выбрала среди них те, что поменьше размером, повернулась к эльфу спиной и принялась раздеваться - без всяких соблазнительных уловок, деловито, быстро.
- А если не хочешь, так я и сама догадываюсь - заметь, догадываюсь! - хмыкнула она, натягивая на себя охотничью рубашку и возясь с завязками у ворота. - Я - подколодная змеюка и читала твои мысли? Честно говоря, было бы чего там читать... Все мои способности я использовала с одной целью: спасти тебе жизнь. И, как видишь, пока что я успешно с этим справляюсь. Или ты думал, что мы вытащили тебя из петли только благодаря моей прекрасной груди? - упомянутая грудь как раз скрылась за завязками рубашки. - Или ты хотел бы убить тех двоих в лесу, только бы не пользоваться моей препротивной магией?
[icon]https://i.imgur.com/oneX7tK.png[/icon]

+1

20

Он не обернулся, когда Лиранна переодевалась, но остановился с явной неохотой, считая, что можно пройти ещё. Место для остановки казалось ему неудачным, хотя заметно полегчавшие сумки несколько радовали эльфа. И при первой возможности он вновь возобновил шаг, особо не подбирая слова в ответ на монолог Лиранны.
- Ты не туда бьёшь, Лира, - Хэльмаарэ говорил удивительно спокойно для эльфа, который узнал, что рядом с ним псионик. Что это, по сути, меняло? Первая вспышка эмоций схлынула – эльф быстро остывал, а за время их торопливой прогулки у него было время, чтобы всё хорошо обдумать и взвесить. – Я с самого начала знал, что зачем-то вам нужен и понимал, что меня будут использовать. Умение влиять на ум и чувства – это закономерный навык, который используют в подобных играх. Там, где ничего не решить словом, всегда нужна подстраховка, и великие краснословцы не изменили бы моего решения, если бы я стоял на своём. Ты – другое.
Он продолжал смотреть на дорогу, выбирая тропу, и вслушивался в шум леса в моменты, когда речь стихала, но под разговоры шёл медленнее и явно выбирал подходящее место для отдыха. На этот раз – без компании по соседству.
- Но я предпочёл бы, чтобы никто не лез в мою голову без моего разрешения и не играл на моих чувствах с личной выгодой. Запретить это я, конечно же, не могу, и ты об этом прекрасно знаешь, как и знаешь, что я могу не понять, когда именно ты используешь псионику, потому что я не маг и никакого артефакта у меня при себе нет, а потому влияние остаётся на твоей совести.
Наконец, Хэльмаарэ остановился и, вскинув руку, жестом попросил Лиранну не шуметь. Вслушиваясь в лес, он потянулся за луком – такому ценному добру, доставшемуся от егерей, и выстрелил. Стрела засвистела между деревьев и скрылась за густой и влажной листвой. Птица неуклюже забила крыльями, но не смогла удержаться и камнем полетела вниз. Хэльмаарэ не смог убить её одним выстрелом, но на земле птица была лёгкой добычей. А со свёрнутой шеей – годилась на скромный ужин.
- Я предпочёл бы знать обо всех твоих талантах, чтобы знать, как их правильно применить, - заметил Хэльмаарэ. – До того, как они нам понадобятся в сложных ситуациях.
Он мог бы убить тех егерей, не зная, на что способна спутница, а потом бы жалел об этом, зная, что мог бы обойтись без ненужного кровопролития.
- Полагаю, ты справишься с тем, чтобы проверить, чтобы поблизости не было других живых душ? – он бросил короткий взгляд на девушку через плечо и вновь осмотрелся. – В этот раз нам лучше заранее знать о гостях, чем спешно придумывать, как спасти задницы и замести следы.
Выбрав подходящее место в лесной прогалине, он сполз по склону вниз. За корневищем деревьев их не было видно ни с воздуха под шапкой старых деревьев, ни с дороги, если они оба от усталости уснут на сырой земле, ни пламени костра, если никто не наведается к ним с западной стороны.
Здесь же Хэльмаарэ по привычке обустраивал скромный лагерь, невольно вспоминая дни, когда вместе с Нувиэль скитался по миру, убегая как можно дальше и от королевских гвардейцев и от наследного принца, которому взбрело в голову лично вернуть сестру во дворец. Сейчас ничего общего с тем временем не было. Кроме разве что преследующих его гвардейцев королевы.
Хэльмаарэ старался выбирать сухие ветки, избегая густого дыма.
- Полагаю, ощипывание диких птиц в твои навыки не входит, - вопрос был скорее риторическим. Эльф и не рассчитывал на помощь девушки, и, говоря честно, пытался чем-то себя занять, чтобы не думать о проблемах – их было слишком много.

+1

21

А он быстро приходил в себя - теперь, когда почувствовал, что вновь распоряжается собственной жизнью. Тот Хэльмаарэ, которого они с Маером вытащили из петли, замкнулся бы в себе, как раненый зверь, если бы узнал, что его спас псионик, и ни за что бы не доверился. Этот Хэльмаарэ был увереннее, вдумчивее, сильнее.
Лиранна помедлила с ответом, затягивая шнуровку на штанах, туго обтянувших бедра, но мешком висевших на талии. В конце концов, Хэль спокойно воспринял тот факт, что она копалась в его голове, и допустил, что они в одной лодке и на одной стороне. Пожалуй, с ним можно было говорить открыто.
- Не стану отрицать, я слегка... корректировала твои эмоции. Особенно поначалу, - спокойно призналась драконица. - После заключения ты был слишком непредсказуем, и ни я, ни Маер не могли допустить, чтобы ты навредил нам или самому себе. Но я не брала твои мысли под контроль, и не беру сейчас. Важно было понять, каков ты сам, твои собственные мысли и действия, вне зависимости от моего влияния. Важно было понять, можно ли доверять тебе...
Она умолкла, когда он вскинул лук - но стрела смотрела не в ее сторону. Одним метким выстрелом Хэльмаарэ сбил птицу и ловко свернул ей шею.
Так же ловко он мог бы свернуть шею и самой Лиранне - как грозился тогда, в купальне.
- Знаю, ты не можешь доверять мне, так же как и я не могу полностью довериться тебе. Но, если это послужит для тебя аргументом - твоя свободная воля, твои навыки и память, твоя способность принимать решения сейчас несоизмеримо важнее. Марионетка, подчиненная моему контролю, не проживет долго в лесу, а мы должны выжить. Поэтому я могу лишь рассчитывать на то, что ты не бросишь и не предашь меня, и сама, в свою очередь, обещаю, что не буду лезть в твои мысли... без крайней нужды. Мы оба нужны друг другу.
Это он мог понять - и сразу же практично поинтересовался, чем еще она может быть ему полезна.
Лира лукаво улыбнулась:
- Я - Мастер-псионик, - просто ответила она, и знающему это должно было сказать больше, чем банальное перечисление ее умений. - Я училась магии почти всю свою жизнь. И я не слишком сильна в боевых чарах, хотя кое-что ты, конечно, уже видел...
Части тел, взорванные изнутри силой ее мысли. Послушное подчинение - пожелай она, и те двое охотников с радостью перерезали бы друг другу глотки.
- Я послежу за тем, чтобы к нам никто не подобрался незамеченным, - кивнула Лиранна, наблюдая, как быстро и привычно он расчищает пространство под незатейливый лагерь, собирает нужные ветви для огня. А вот на птицу драконица уставилась с брезгливым недоумением. Чаще всего еда перед ней появлялась уже разделанной и приготовленной к употреблению.
- В последний раз я ощипывала курицу... дай Люциан памяти, лет в тринадцать! - она рассмеялась и двумя пальчиками приняла птицу за лапу. - А сырого мяса не ела даже в драконьем облике. Единственное, что я знаю о приготовлении дичи - это какое к ней подобрать вино...
Лиранна мечтательно вздохнула, припомнив свой маленький винный погреб, неспешный ужин, теплое пламя очага, пляшущее на гранях драгоценного кубка. Она была слишком привычна к хорошей жизни и совсем не умела вести жизнь походную.
Интересно, как с этим справлялась принцесса Нувиэль? Хэльмаарэ и ее заставлял ощипывать птицу?
[icon]https://i.imgur.com/oneX7tK.png[/icon]

Отредактировано Лиранна (21-06-2021 14:42:04)

+1

22

«Доверять мне».
Хэльмаарэ рассмеялся бы от двойственности и ироничности ситуации. Эти двое спасли его от петли, появились неизвестно откуда и неизвестно с какими намерениями, а на вшивость проверяли его. Странные однако взгляды на жизнь и доверие. Или они думали, что он настолько предан короне, чтоб при первом удобном случае побежит на поклон к королеве и доложит о намерениях кого-то сместить Мираэль с трона? Да, он был верным псом долгие годы. Верным псом Нувиэль, и сделал бы всё в интересах принцессы, даже если бы они навредили конкретно ему. Именно по этой причине он оказался на эшафоте на радость королеве. Жалел ли он Мираэль? Нет. Она уже показала себя недальновидным монархом, который идёт на поводу у личных чувств и предпочтений, не считаясь ни с мнением народа, вверенного ей руками Алиллель, ни жизнями солдат и приближённых, которые по долгу службы пытались защитить её от покушений и наставить на правильный путь. В королевстве и до него хватало предателей, желающих заполучить как можно больше власти и не считающихся с мнением королевы. Достаточно вспомнить Деворел и интриги внутри города, которые королева поощряла своим нежеланием вмешиваться в конфликты.
Он не пошёл бы к Мираэль, чтобы предупредить её об опасности. Не к женщине, которая единолично вынесла решение о его казни. Не к женщине, которая хотела его убить за то, что он рискнул жизнью принцессы. Да, у его поступка не было оправданий. Лишь мальчишеский порыв показать Нувиэль что-то, чего не видит её мать, и пусть это был видимый единственный способ сделать из неё лучшего монарха, чем Мираэль, это не оправдывало того, что он рискнул её жизнью. Здесь он виновен, и только по этой причине прошёл путь до конца, закончив его в петле. Второй раз он не собирался отдавать себя на казнь. Не ради королевы – точно. А что до Нувиэль… Чтобы знать, как ей помочь, нужно знать от чего её защищать.
- обещаю, что не буду лезть в твои мысли...
Хэльмаарэ удивился и вскинул бровь, посмотрев на девушку.
- …без крайней нужды.
Дополнение расставило всё по своим местам, и эльф иронично улыбнулся.
Хэльмаарэ ничего не говорил, позволяя Лиранне докончить мысль. В острых ситуациях, когда нужно выторговать свою жизнь, иногда язык летит впереди головы, и это могло бы помочь эльфу немного понять, с кем он имеет дело. Конечно, он всё ещё придерживался мнения, что Лиранна может встать на крыло и при первой возможности улететь отсюда, бросив его в лесу на съедение гвардейцам королевы, но раз она этого всё ещё не сделала – не из симпатии к нему явно, - то на это есть весомая причина. Возможно, наниматель девушки имеет на неё какое-то давление, и в случае бегства или отказа выполнить уговор, она лишится чего-то важного для себя. И, вероятнее всего, речь идёт не о её жизни. Пока что это играло ему на руку.
Навыки к псионике – полезны, когда их применяют не против тебя, но было бы глупо полагаться, что после этого Лиранна не будет прощупывать его эмоции и мысли, чтобы банально выяснить, что он о ней думает и как к ней относится. Вдруг он решит на неё напасть и убить из злости? Он бы на её месте тоже бы следил за тем, кому не доверяет, и должен был согласиться, что может найти объяснение её поступкам, как бы его не гладила против шерсти сама мысль, что кто-то копается в его портках без его ведома и, тем более, удовольствия.
Хэльмаарэ посмотрел, как Лиранна брезгливо поднимает птицу за лапу. Не то что бы он допускал мысль, что эта девушка может взять на себя грязную работу.
- Сочувствую, но вместо вина у нас к ней речная вода, - эльф кивнул на сумку, которую украл у егерей. – Там есть бурдюк, а там, - он кивнул в сторону зарослей, - я слышу реку. Постарайся не уронить в неё бурдюк или себя, - Хэль усмехнулся и забрал птицу из рук Лиранны.
Он привык справляться с обустройством лагеря единолично. У Нувиэль первое время ничего не получалось, даже когда она захотела приносить какую-то пользу, а не сидеть на камне белоручкой. Лиранна не имела ничего общего с ней, но сейчас он хотел немного выпустить пар, а что может быть лучше, чем выпотрошить кого-то, даже если это дикая птица?

+1

23

Драконица только фыркнула. Или он считает ее настолько неумелой, чтобы свалиться в воду, просто набирая воды? Бедовая рыжая башка!
Ужин выдался отнюдь не королевским, но изголодавшейся Лиранне сгодилась и плохо прожаренная дичина без соли, приправ и вина. Не та была ситуация, чтобы ожидать изысканных блюд и оживленной беседы о высоком. А жаль. Драконица скучала по чему-то прекрасному и чистому в самом простом смысле этого слова: хорошей еде, красиво одетым, образованным собеседникам, теплой постели...
Последнего особенно не хватало, и когда Хэльмаарэ принялся устраиваться на ночь, Лира тоскливо вздохнула, предчувствуя холодную ночь посреди осеннего леса, твердую землю и коряги, впивавшиеся в каждую косточку. Хотя бы ради тепла, возможно, стоило прижаться к эльфу, но она не могла. Да и сколько там будет его, этого тепла...
- Придется тебе удовольствоваться телом побольше, - пробормотала Лиранна, выбирая место поудобнее. Выдохнула, принимая драконий облик, по-кошачьи свернулась клубком прямо в остатках вырытой эльфом костровой ямы, вбирая в себя жар угасающего огня.
«Можешь устроиться между моими лапами», - подняла она голову к Хэльмаарэ. - «Драконья чешуя сухая и теплая. Не замерзнешь».
А сама она не будет чувствовать себя так глупо и неловко.

Ночью она услышала голос, и даже не сразу поняла, что слышит его во сне. А когда поняла — позволила голову дозваться до себя, впустить в собственный разум. Она уже почти не надеялась, что та, кто поручил ей заботу о Хэльмаарэ, свяжется с ней — тем более таким образом. С другой стороны, как еще связаться с псиоником, застрявшим посреди нигде?
- Я выполняю эту задачу, насколько могу, - во сне Лиранна выглядела так, как хотела выглядеть и находилась там, где хотела находиться: в садах Гильдии, посреди цветущих пионов, и длинное ее платье из тонкого шелка шелестело по усыпанной мелкими камушками дорожке. - Маерлинг пожертвовал собой, чтобы дать нам время, но Хэльмаарэ со мной. Он знает, куда мы идем, и идет туда по доброй воле.
Она повернулась, надеясь разглядеть лицо Аерлинг Хаэль, прочесть по нему то, что древняя эльфийка не могла или не хотела сказать ей напрямую.
- Но я не смогу отвоевать для него и за него его королевство. Когда мы доберемся до Гиллара... его должны будут принять другие. Те, кто готов драться. Я — не воин. И я уже с лихвой окупила помощь Гильдии.
Голубые глаза драконицы блестели, и это было единственным в ее облике, что выдавало сдерживаемое раздражение.
- Я не хочу спрашивать, стоило ли оно всех жертв, что уже были принесены, и будет ли стоить грядущих. Это решать тебе, Аерлинг — тебе и Хэльмаарэ.

[icon]https://i.imgur.com/oneX7tK.png[/icon]

+1

24

У Хэльмаарэ был маленький опыт общения с драконами. В сущности, единственным драконом, которого он видел вблизи в истинном облике, помимо Лиранны, был Нео из Драак-Тала. Эльф никогда не спрашивал, сколько ему было лет, и предполагал, что тот его ровесник или даже ровесник Нувиэль. Так казалось по характеру. За то время, что они провели вместе бок о бок недолго путешествуя, Хэлю казалось, что он примерно представлял себе повадки драконов в истинной форме, но Лиранна… Лиранна его удивила.
- Никогда бы не подумал, что дракон свернётся клубочком, как кот, - пробормотал он, смотря на дракона.
Лиранна, конечно, могла прочесть его мысли, но про себя он подумал, что такое здоровенное существо выглядит удивительно… мило и беззащитно?.. Правда, на руки её не возьмёшь, на колени к себе не посадишь, по шерстке не погладишь, а, случись что, может и сожрать, наступить лапой или сжечь до костей, чтобы неповадно было. Дай котам такую силу, и всё человечество окажется у них в рабах на раз-два и «мяу».
Усмехнувшись, Хэльмаарэ всё же перебрался поближе и прислонился к драконьему боку спиной.

Ночью ему снилась Нувиэль. Он видел её в тронном зале дворца в лучах золотого солнца. Девушка стояла к нему спиной и, когда он её окликнул, она медленно обернулась. Хэльмаарэ так ей обрадовался, что поспешил подхватить её на руки, но остановился, едва услышал её голос – радостный, зовущий его по имени, а потом заметил её лицо.
Из глаз принцессы лились кровавые слёзы.
Хэльмаарэ резко открыл глаза, проснувшись. Кошмарное наваждение исчезло, но оставило после себя неприятное послевкусие. Потерев лицо, он прогнал остатки сна, стараясь не думать о том, что именно он может стать погибелью Нувиэль, если план его спасителей осуществится именно так, как они хотели.
Дорога до деревни в компании Лиранны казалась ему утомительной и долгой. Хэльмаарэ постоянно приходилось следить за окружением и за девушкой, ожидая нападения буквально отовсюду. Иногда он даже думал, что, будь Нувиэль такой же по характеру, то он бы никогда в неё не влюбился. Наверное, так выглядела в молодости королева Мираэль – с абсолютно противоположными ему взглядами на мир, и отчего-то эта мысль время от времени его веселила, а вскоре в потугах драконицы держать лицо даже в такой ситуации он начал видеть нечто забавное.
Забавное, пока они не ступили на земли, куда никогда не смотрели глаза королевы.

0


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [Лето.1082] До рассвета — сердца удар, до надежд — эта заря