Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17 (18+)

Марш мертвецов

В игре август — сентябрь 1082 год


«Записки убийцы короля»

Стараниями Инквизиции и эльфов из Триумвирата Зенвул очистили от склеры. В проклятый город-призрак вновь вернулась жизнь, его покинули духи и нежить с нечистью. Ульвийская богиня, что стала сердцем Скелетного древа, бежала из Андерила, захватив тело одной из жриц, так и не позволив изгнать себя в мир духов. Триумвират пытается оболгать инквизицию, записывая заслуги по очищению Зенвула себе, и прикрывает преступления перед короной.



«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Эра королей»

Более четырёхсот лет назад, когда эльфийские рода были разрозненными и ради их объединении шли войны за власть, на поле сражения схлестнулись два рода — ди'Кёлей и Аерлингов. Проигравший второй род годами терял представителей. Предпоследнего мужчину Аерлингов повесили несколько лет назад, окрестив клятвопреступником. Его сын ныне служит эльфийской принцессе, словно верный пёс, а глава рода — последняя эльфийка из рода Аерлингов, возглавляя Гильдию Мистиков, — плетёт козни, чтобы спасти пра-правнука от виселицы и посадить его на трон Гвиндерила.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Солмнир Алисия Эарлан Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Личные отыгрыши » Нити не разорвать, от судьбы не уйти


Нити не разорвать, от судьбы не уйти

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

https://i.imgur.com/4gVFSey.jpg
Na Ying - 默 (Mò)

«Все ревностные клятвы, принесенные когда-то в юности,
Тихо исчезают, растворяясь в морских глубинах»

Дата
Весна, 1076 год

Место действия
Поднебесная, г. Алир

Герои
Майлон, Рейн

+1

2

- Давай уже! Зашел-вышел! Я прикрою, - осклабился Тарвел и от двойного дна его дурацкой фразы было особенно мерзко. А ведь нести караулы вместе с ним придется теперь постоянно. Майлон скосился на резные двери, ведущие в малый императорский сад, и осторожно потянул за ручку, приоткрывая тяжелую створку.
   Приказ императрицы до сих пор звучал в ушах Бэла, никак не укладываясь в голове. Почему вообще она решила выбрать именно его? Среди гвардейцев хватало статных молодых алиферов, которые бы могли похвастаться нужным опытом и победами. Сам Майлон сердцеедом себя никогда не считал, у него даже не было времени на девушек! Служба занимала основную часть его жизни, а все отгулы он тратил на возможность побыть с сестрой, которой отчаянно пытался заменить разом и отца, и мать. Теперь же, из-за того, что он посмел отказать венценосной особе, Игрейн была лишена воли и томилась где-то под чужим недобрым надзором. Императрица заверила, что с ней будут обращаться хорошо, и даже позаботятся впоследствии о том, чтобы пристроить девочку ко двору в качестве служанки, но только если ее брат выполнит свой долг перед короной, и не позволит смешанной крови расшатывать престол. Бэл, конечно, давал присягу оберегать империю и императора, но никогда не думал, что это придется делать именно так: низко и подло. “Малой кровью” - как изволила выразится сама императрица, и звучало это скабрезно и цинично.
   В тот момент Майлон совсем не думал, каково будет бастардке стать разменной монетой политической игры. Он даже не видел ее толком до этого: непосредственная охрана членов императорской семьи лежала на плечах гвардейцев иного порядка - более опытных, более родовитых. А такие, как Бэл должны были подпирать двери кладовых, оружейных и общих коридоров, радуясь, что им вообще позволено носить бело-золотые одеяния. Однако своими связями в высших чинах гвардии императрица добилась того, чтобы Майлон получал караул как можно ближе к местам, где позволено было бывать бастардке, а также в ночной час возле ее покоев. И дабы прикрывать его отлучки и следить за тем, насколько старательно Бэл выполняет приказ, в пару к нему был поставлен Тарвел. Общего языка в подобном деле они не нашли сразу, но вынуждены были терпеть друг друга изо дня в день.
   Алифер осторожно прошел внутрь маленького висячего сада, упрятанного среди высоких дворцовых стен, и прикрыл за собой дверь. В кадках и небольших клумбах здесь росли деревья и выглядывали первые весенние цветы, узкая дорожка, выложенная узорчатой плиткой, плавно петляла между ними создавая иллюзию длинного пути, хотя на деле сад можно было обойти за пару минут неторопливым шагом. Яркие певчие птицы сидели здесь по углам в высоких ажурных клетках, и их мелодичное чириканье разливалось по всему зеленому пространству, отражалось от каменных мозаичных стен, и летело в открытое небо.
   Майлон сделал несколько мягких и неторопливых шагов по дорожке, выискивая взглядом одинокую фигурку бастардки, которая должна была быть где-то здесь в столь ясный день. Что ей сказать и как вообще завести знакомство алифер понятия не имел. Все те немногие ветренные отношения с девушками, что у него завязывались, происходили сами собой, без осознанных усилий: вот вроде бы он просто сказал “привет”, а вот уже получил нежный поцелуй. Впрочем как-то развивать их дальше у Бэла никогда не хватало времени: вынырнешь из забот, а та с кем ты ворковал уже одаривает поцелуями другого. Расстройства от этого Майлон, однако, тоже не имел: жениться ему было рано, а влюбиться в кого-то до страстных метаний не случалось.
   Теперь же от него ждали невероятных свершений в короткий срок.

+1

3

清河诀

Рейн не любила императорский дворец. Он казался пустым кукольным домиком. В нём просторно и очень много места. Много вещей, и также много слуг, но… всё равно пусто. В таком место Рейн чувствовала себя одиноко и слишком часто грустила по матери, оплакивая её слишком раннюю кончину. Иногда Рейн казалось, что у отца было настолько тёплое сердце, что он, узнай о матери раньше, непременно забрал бы её во дворец и сделал бы своей женой, но… Ньёрай распорядился иначе. Дух Ньягельм давно отлетел в Бездну и вероятно уже ждал перерождения.
В свободное время от занятий Рейн приходила в сад. Она могла просидеть здесь часами, находя собеседников в редких птицах, которые жили в саду по велению императора. Их ловили и привозили сюда специально, взращивая в золотой клетке как ценность и украшение сада. В их окружении Рейн чувствовала себя не такой одинокой. Казалось, император подарил ей лучшую жизнь – достойную дочери правителя. Рейн не знала нужды ни в пище, ни в любых безделушках. Она получала образование, под стать своему положению, но, вопреки всем стараниям отца, не получала того, что ей нужно на самом деле.
Не было ни материнской ласковой руки. Ни друзей, с которыми она могла бы беззаботно играть в саду, забыв о происхождении. У неё украли детство, а редкого отцовского тепла императора, часто занятого делами империи, Рейн совсем не хватало. Положение немного спасал симурами. Маленький пушистый шар, размером с отъевшегося щенка, доедал остатки завтрака, который Рейн принесла ему, пряча под подолом юбки. Пушистый зверёк казался ненасытным, но очень ласковым.
- Яблоки тебе не нравятся, да? – с улыбкой спросила у него Рейн, наблюдая, как симурами пытается вгрызться маленькими зубами в кожуру, но не может откусить ни кусочка от цельного фрукта.
Кико вдруг повёл ушами, зашевелил маленькими рожками и поднял голову. Забыв про сочный фрукт и свою отважную борьбу с ним, симурами юркнул под юбку к хозяйке, отбросив долой напускную храбрость.
Не понимая, что произошло, Рейн удивлённо посмотрела на вздувшуюся юбку платья, поднялась с колен и медленно обернулась, пытаясь понять, кто напугал симурами. Она привыкла, что в сад редко приходят слуги, если что-то нужно от неё – напомнить об уроке или о приёме пищи или же, что отец желает видеть её для разговора. Насколько помнила Рейн, то сейчас было рано и для урока, и для обеда. Она с удивлением смотрела на молодого алифера, отмечая на нём форму гвардейца. Значит, слугой он не был, и вряд ли бы пришёл к ней с донесением от отца. Тогда что же?
- Отец желает меня видеть? – уточнила Рейн, не зная, чего ждать от алифера.
Она была немного настороженной, понаслышке зная, что несмотря на законы алиферов, которые позволяли ей в полной мере пользоваться привилегиями дочери императора, несмотря на неблагородное происхождение, немногим приходилось по душе её нахождение во дворце. Из-за этого Рейн могла бы жить в постоянном страхе, что когда-нибудь за ней придут убийцы или кто-то подсыплет ей яд в пищу, потому что императрица – женщина из другого рода и её наследнику не нужен конкурент в виде старшей дочери императора.
[icon]https://i.imgur.com/DVOBUui.png[/icon][status]Yǒu yuán qiān lǐ lái xiānghuì[/status]

+1

4

Майлон все так же медленно шел по мощеной дорожке, на которой извивался легкий вьющийся узор, и чувствовал себя при этом обловщиком, надумавшим охотить императорскую дичь без дозволения. Во всяком случае его сердце спокойным не было и колотилось часто от преступности задуманного деяния. Но и повернуть обратно он тоже не чувствовал себя вправе. Бел остановился только тогда, когда из-за очередного изгиба дорожки показалась светлая девичья фигурка. Бастардка обернулась к нему, встречая с тревожной осторожностью, как молодой олененок.
   — Отец желает меня видеть? - спросила она.
   - А… э...м… нет, - произнес гвардеец, точно бы не мог с первого раза вспомнить с какой буквы начинается нужное слово. Он смотрел на Рейн в ответ, разглядывая с такой задумчивой растерянностью, будто бы это она пришла нежданно в его сад. Майлона поразило насколько юной была полукровная принцесса, едва ли старше его собственной сестры. В легком платье, мода на которые была так редка среди алиферских женщин, она была похожа на одну из пташек, что жили в саду - маленькая пугливая пичужка…
    - Я... я просто пришел посмотреть на птиц! - выдал Бэл первое, что пришло ему на ум. Запоздало вспомнив о том, что он должен быть очарователен, алифер улыбнулся, потом точно опомнившись, стянул с головы форменный шлем с перьями, перехватив его на локоть и встряхнул пшеничными волосами. Последние он накануне хорошенько отмыл и сдобрил маслом для пущего блеска, следуя в этом наказу бывалой трактирщицы, у которой подвыпивши спрашивал совета о том, что могло бы понравится женщине.
   - Мне сказали, что Лимончик и Перчик устраивают частые драки в северной клетке и я пришел выяснить обстоятельства инцидента и навести порядок во дворце, - продолжил Майлон свою мысль, вовсе не соображая, что несет. Куда больше он пытался уследить за важностью собственного вида, а потому пройдясь вперед по дорожке, еще и зацепил макушкой низкую ветку.
   - Оу, - выдохнул он, оставив на коре несколько выдранных волосин. Однако тут же попытался вернуть себе былой горделивый вид.
   - Вы что-то знаете об этом, Ваше Высочество? - осведомился он у маленькой бастардки, замирая со шлемом в одной руке и героически положив ладонь второй на навершие меча.

+1

5

Рейн удивилась ещё больше, когда гвардеец сказал «нет». Она надеялась, что ответ будет утвердительным. Настороженность девушки возросла. Она не знала, как себя повести, и невольно выдавая волнение, сжала юбку платья, думая, как поступить. Если он пришёл сюда не с донесением, то зачем?
В голове крутились тревожные мысли. Рейн пыталась вспомнить заклинания с уроков магии, чтобы защитить себя, если вдруг гвардеец решит ей навредить. Он тоже казался ей странно взволнованным. Может он пришёл сюда случайно, не думая, что встретит тут её? Но гвардейцы на входе в сад должны были его предупредить об этом.
- На птиц, - повторила за ним Рейн, но в её голосе прозвучали сомнения. Она приподняла бровь, смотря на него, будто бы ждала, что после этого последуют ещё какие-то объяснения и гвардеец убедит её, что она зря волнуется и ему не доверяет.
Он продолжал говорить, казалось, не то выдумывая на ходу, не то слишком волнуясь и оттого говоря много и почти без паузы. Улыбка Рейн постепенно появлялась на лице. Отчего-то поведение гвардейца и его слова показались ей до того забавными, что она, даже прикрыв рот ладонью, всё равно не смогла сдержать тихого смеха.
- Перчик и Лимончик, да? – весело переспросила она. – Не думаю, что я что-то об этом знаю, - Рейн всё ещё улыбалась, поглядывая то в сторону птиц, то гвардейца.
Всё напряжение разом схлынуло. Рейн не знала истинной причины, которая привела гвардейца в дворцовый сад, но то, что он её знал – понимала.
- Я тебя видела? – вопрос мог показаться неожиданным, но Рейн всё ещё мягко улыбалась и больше не сминала юбку платья.
Даже симурами, которого напугало неожиданное вторжение в сад, осторожно показал из-под подола её платья сначала нос-пуговку, принюхиваясь к чужаку, а потом и глаза из тени складок платья. Она внимательно и настороженно смотрел на гвардейца, будто бы ждал от него какой-то пакости, но под юбкой у хозяйки было спокойнее.
Рейн брала руки на спину и наклонила голову набок, присматриваясь к гвардейцу, словно бы действительно пыталась вспомнить его лицо. Только сейчас она заметила, что он был немногим старше её самой, если в случае алиферов можно доверять внешнему возрасту при их расовом долголетии.
- Тебя тоже приставили охранять сад? Но как ты сюда попал тогда? – она удивлённо посмотрела в сторону входа, будто бы ждала, что услышит какой-то шум или возражения других гвардейцев.
[status]Yǒu yuán qiān lǐ lái xiānghuì[/status][icon]https://i.imgur.com/DVOBUui.png[/icon]

+1

6

Майлон чувствовал, как нарастает напряжение, а потому не пытался приблизится больше необходимой вежливости, и все равно это было ближе, чем позволительно стоять слуге. В первые мгновения он ждал, что маленькая бастардка рассердится и повелит ему убираться прочь, даже не слушая, но она вдруг улыбнулась. Сердце Бэла перестало так сжиматься и забилось с тем облегчением, какое бывает только после окончания муштры на плацу. Он и сам не знал, чему так порадовался, ведь не пожелай императорская дочь его больше видеть, прогони сейчас, и императрице пришлось бы искать другого исполнителя. Но гвардеец был доволен своим маленьким успехом.
   - О, они давнишние скандалисты, Ваше Высочество, - нащупав удачный ход, Майлон продолжил шагать в разговоре в эту сторону. - Должно быть лишь при вас они держатся за честь виртуозных певцов, но в ваше отсутствие - сущие бестии - лишь стрекот и гвалт царит в их клетке, да перья летят!
   Маленькая бастардка улыбалась. Но если улыбку она пыталась скрывать, то ясные глаза ее лучились веселостью, и это было неожиданно приятно. Точно пташка, склонив головку, она теперь разглядывала его, и Бэл вновь подобрался под этим заинтересованным взглядом.
   - Я тебя видела? - спросила она.
   - И да, и нет, - немного растерялся гвардеец от такого вопроса. - Я сторожу ваши покои с недавних пор и следую в вашем эскорте, но едва ли Вашему Высочеству следует обращать внимание на караульных. Наоборот, нам вроде как платят жалованье за то, чтобы вы не замечали того щита, что вас укрывает.
   Алифер заметно замялся, запоздало понимая, что его слова сейчас очень противоречат тому, что он делает, и при этом сам же акцентирует на этом внимание.
   - Я вам досаждаю? Я вошел через дверь, - Майлон обернулся, охватив взглядом вход в сад и весь тот путь, что он проделал - от своего караула он удалился изрядно. Точно опомнившись, гвардеец вдруг одел шлем обратно на голову, старательно подоткнув под него все выбившиеся волосы. Это было не просто. - Я вроде как должен быть с другой ее стороны… Но вы выглядели, будто захвачены в плен тоской, и я решил вызволить вас из него. Прошу простить, если потревожил и отвлек от чего-то, или если мои выводы были не верны.
   Бэл виновато улыбнулся, однако уходить не собирался, пока его не гнали. Наоборот, спешно искал поводов задержаться и продолжить разговор, и повод нашелся в виде высунувшегося из-под подола симурами.
   - Привет, приятель, - запросто поприветствовал гвардеец зверька. - Вижу, Ваше Высочество, у вас уже есть верный сторож вашего настроения. Пожалуй, я вынужден признать свое поражение в этом, даже не вступая в схватку. Могу я узнать имя того, кем был повержен и посрамлен?

+1

7

Глупости, сказанные гвардейцем, отвлекали Рейн и расслабляли. Во дворце ей все казались слишком… серьёзными и взрослыми, а потому простое, немного – или много?.. - мальчишеское поведение располагало, вызывая улыбку. Она не могла припомнить времён, когда беззаботно радовалась чему-то или говорила не о важных, с точки зрения государства, конечно же, вещах. Разговоры о птицах казались глупостью, если не упоминать их удивительный и редкий окрас, навыки или банальную полезность как охотников или почтальонов, пусть и с пернатым народом у алиферов были особенные отношения, но даже с личной служанкой у Рейн никак не получалось подружиться будто с обычной девчонкой. Все они сохраняли дистанцию, и оттого общение казалось холодным и будто бы в пределе оговоренных рамок. Этот же гвардеец на их воне слишком уж ярко выбивался, будто и вовсе не был из дворца.
- Щит, что укрывает, - повторила за гвардейцем Рейн, чему-то кивнув.
Она прекрасно понимала, чем занимаются гвардейцы во дворце. Особенно те, которые охраняют её покои или следуют за ней по пятам.
- И наверняка шпионишь для моего отца, - шутя, Рейн с прищуром посмотрела на гвардейца, будто бы подозревала его в сговоре с императором, но улыбкой явно дала понять, что её слова – не более чем проявление веселья и хорошего настроения.
Мотнув головой, едва гвардеец заговорил о нарушении личных границ, Рейн добавила:
- Нет, - она смотрела на птиц с лёгким интересом, словно бы действительно пыталась среди них отыскать упомянутую пару и заметить, как те сосуществуют в одном саду с таким-то характером. – Я ничем не занята. И ты мне не мешаешь, - что было абсолютной правдой, но слова про тоску и печаль Рейн, казалось, намеренно проигнорировала. Внутри что-то отозвалось на них с толикой саднящей боли. Гвардеец был прав. До неприятного прав.
Вот только могла ли она об этом сказать?
- Кико, - представила Рейн симурами, едва тот показался из-под её юбки.
Пушистый зверёк не торопился вылезать целиком и к чужаку относился с любопытной осторожностью. Он был ещё молод и неопытен, но звериные инстинкты говорили ему, что сначала нужно принюхаться, а потом можно и показаться на глаза целиком, если у гостя есть что-то вкусное.
Рейн же наблюдала не столько за симурами, сколько за гвардейцем.
- Раз уж ты знаешь моё имя, то, может, назовёшь и своё? Мне кажется, это будет честно. Учитывая то, что ты вторгся в императорский сад, не получив на то разрешение, - и её улыбка стала ещё веселее и шире. Рейн не собиралась докладывать об этом нарушении или звать кого-то, голося во всё горло, чтобы гвардейца тут же выпроводили и наказали за провинность. Он и так сильно рисковал, находясь здесь. – Даже интересно, что ты сделал с другим гвардейцем, чтобы он закрыл глаза на твою вольность.
[status]Yǒu yuán qiān lǐ lái xiānghuì[/status][icon]https://i.imgur.com/DVOBUui.png[/icon]

+1


Вы здесь » Легенда Рейлана » Личные отыгрыши » Нити не разорвать, от судьбы не уйти