Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17 (18+)

Марш мертвецов

В игре август — сентябрь 1082 год


«Зовущие бурю»

Правление князя-узурпатора подошло к концу. Династия Мэтерленсов свергнута; регалии возвращены роду Ланкре. Орден крови одержал победу в тридцатилетней войне за справедливость и освободил народ Фалмарила от гнёта жесткого монарха. Древо Комавита оправляется от влияния скверны, поддерживая в ламарах их магию, но его силы всё ещё по-прежнему недостаточно, чтобы земля вновь приносила сытный и большой урожай. Княжество раздроблено изнутри. Из Гиллара, подобно чуме, лезут твари, отравленные старым Источником Вита, а вместе с ними – неизвестная лекарям болезнь.



«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Эра королей»

Более четырёхсот лет назад, когда эльфийские рода были разрозненными и ради их объединении шли войны за власть, на поле сражения схлестнулись два рода — ди'Кёлей и Аерлингов. Проигравший второй род годами терял представителей. Предпоследнего мужчину Аерлингов повесили несколько лет назад, окрестив клятвопреступником. Его сын ныне служит эльфийской принцессе, словно верный пёс, а глава рода — последняя эльфийка из рода Аерлингов, возглавляя Гильдию Мистиков, — плетёт козни, чтобы спасти пра-правнука от виселицы и посадить его на трон Гвиндерила.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Солмнир Алисия Эарлан Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » Пропащие души


Пропащие души

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

https://cdnb.artstation.com/p/assets/images/images/002/440/379/large/pj-raines-13-env-ptg1-pr3-2.jpg?1461769967
- игровая дата
Третий месяц зимы, 1082 год
- локация
Остебен, городок в предместье Весвольда
- действующие лица
Рейн, Канто

+1

2

Всё вышло совсем не так, как Рейн себе представляла. Решив, что лучше завязать с приключениями на морях, Рейн думала, что так оградит Ирителя от проблем. Да и себя заодно. Пиратский быт был ей по душе до определённого момента. Там, где надо убивать и грабить без жалости, Рейн не справлялась. Дело касалось разве что абордажей, когда другого выхода, кроме как сражаться, не оставалось. Обещание, что она дала, оставалось лишь дорогим сердце кольцом на цепочке, болтавшимся под рубахой. Иногда Рейн ещё трогала палец, будто боялась, что потеряла, но потом вспоминала, что самолично сняла его и убрала, чтоб не так часто попадалось на глаза.
Иногда она ещё боялась столкнуться с пиратами – товарищами Ирителя или же их недобрыми врагами, зная, что те могут узнать её в лицо в самый неподходящий момент. Неприятностей и без этого хватало. О чём Рейн не думала, так это о том, что вместе с недолгим пиратством в жизни кончится смысл. Она снова чувствовала себя неприкаянным отшельником, которому нигде нет места, и особенно чувствовала это с приходом зимы, когда холод забирался во все возможные щели.
Слоняясь по Остебену в поисках забавы, Рейн забрела в городок под Вильсбургом. Валхейвен встретил Рейн холодом, несмотря на то, что весна была уже не за горами. Горожане готовились к какому-то местячковому празднику. Воздух был холодным и даже медленно падавший снег – большими пушистыми хлопьями – нисколько не изменил ситуацию к лучшему. Кутаясь в дорожный плащ, худо подбитый мехом, Рейн пыталась согреть руки дыханием, и решить, куда бы пойти, чтобы переждать погоду, пока за шиворот снега не намело.
Остановившись, она полезла в карман за кожушком, откупорила, попыталась сделать глоток, и к своей досаде поняла, что выпивка кончилась.
- А Бездна тебя раздери, - буркнула Рейн, недовольно всматриваясь в пустое нутро кожушка. – Что за невезение…
Закупорив кожушок, Рейн отвлеклась на шумный разговор. Поначалу он показался ей ничего незначащим трёпом между закадычными друзьями, но, долго смотря на разношерстную компанию, Рейн поняла, что её привлекло. Компания была знакомая, и более того – не самым лучшим образом!
- Какого кракена им здесь надо… - цыкнула Рейн, внутренне сжавшись в ожидании угрозы.
Меньше всего она ожидала столкнуться с пиратами в городке у гор, где выходом к морю и не пахло. Что их сюда занесло – Фойрру известно, но решив, что ничего добро из этого не выйдет, Рейн оголтелым зайцем понеслась по улице и юркнула в первый попавшийся переулок, надеясь, что погоня не предвидится. Она так сильно боялась столкнуться с кем-то из давних знакомых, что не заметила как со всей дури на кого налетела.

+1

3

Городок был маленьким, но довольно симпатичным с виду – чистенькие улицы, ухоженные дома. Жители готовились к весенним праздникам, а Канто слонялся по улицам, рассматривая местные достопримечательности – храм Творцу, существовавший несмотря на близость к Весвольду, местный рынок, куда стягивался народ с окрестных горных деревенек, пару трактиров и несколько довольно симпатичных домов зажиточных горожан. На улицах с утра подморозило - изо рта Канто при дыхании вырывались маленькие облачка пара, под ногами хрустел снег, - но мороз дракона от прогулок не отвлекал. Когда еще он потом заглянет сюда? Возможно, лет через сто или никогда. Да и сейчас бы не заглянул, если бы не его старики. 
- Дед приболел. Спину разбило, еле шевелится, а к Луи он давно обещался. Подарок сделал ему на день рождения, но вот – не передать. Может... ты поможешь? – уговаривала Наоки, пока Канто гостил в Вильсбурге. – Только подарок передать. Ты молодой, долетишь быстро! Городок там маленький, а Луи – пекарь. Вкуснее, чем у него, хлеба нет! Он бы в столице много заработал, но не хочет жить в большом городе, говорит, что шумно... Так долетишь до него?
Канто ничего не оставалось, как согласиться, чтобы не расстраивать бабулю и деда. Напоследок ему вручили упакованный в ткань меч, выкованный Тэкео, и золотой дракон, вместо того, чтобы развернуться домой, на запад, направился на восток к Весвольду.
Луи он нашел сразу – железные кренделя на вывеске перед входом и запах свежей выпечки точно указывали на нужный дом. Его приходу обрадовались – и сам Луи (здоровенный амбал выше Канто ростом), и его жена, и все пятеро их детей, - накормили до отвала, напоили и оставили ночевать. И тому, что он прибыл из Вильсбурга налегке и без лошади, никто не удивился – Луи оказался в курсе, кто такой Тэкео, так что и про его внука он догадался. Сам пекарь был человеком, и Канто подумал, что позже расспросит деда, как они успели так сдружиться, что секрет семьи Икэда для Луи стал вовсе не секретом. Да и зачем пекарю меч? Сам Луи об этом не обмолвился, а Канто расспрашивать его не стал, решив оставить вопросы для Тэкео.
На следующее утро Канто распрощался с семьей пекаря, пообещав заехать когда-нибудь позже вместе с дедом,  и отправился побродить по городку, прежде чем его покинуть. Так он и оказался праздно болтающимся по улицам с тяжеленной сумкой на плече, куда жена Луи упаковала запас булок и пирогов, наверное, не на один месяц. Спустя час ноша начала дракона тяготить, и он уже подумывал, что пора закругляться и отчаливать домой, но на мгновение застрял перед маленькой дверцей с  вывеской «предскажу будущее». Канто вспомнил, что видел подобную в Анвалоре, где за дверцей обитала безумная с виду женщина, иногда на самом деле дававшая точные предсказания. Никакой магии при этом в ней не чувствовалось, или, как подозревал Канто, ее зачем-то скрывали дорогие амулеты. Но тот дом в Анвалоре частенько украшали свечи, сухие первоцветы и дощечки с непонятными рунами. Здесь, на доме, ничего кроме надписи особенного в глаза не бросалось, и Канто задумался, не зайти ли... Чисто из интереса.
И тут в него врезались, чуть не сбив с ног.
- Рейн? – он не поверил глазам, когда рассмотрел, кто отвлек его от созерцания вывески. – Откуда ты здесь?
Она запыхалась, бежала так быстро, что, видимо, даже по сторонам особо не смотрела. Но Канто не мог не узнать ту, с которой  спасал год назад жареного поросенка из деревенского трактира. Трактир, к слову, потом действительно помог восстановить, но Рейн и барона больше так и не встречал. До сего момента.
- Что-то случилось? Тебе нужна помощь? – дракон быстро окинул взглядом маленький пустынный переулок, но никакой опасности заметил.

+2

4

- Сдуриться какие люди! – выдохнула Рейн, всё ещё ошпаренная встречей с давними знакомыми. – Шевели огузком с улицы! – поторапливая старого знакомого не слишком вежливо, девушка, особо не разбирая, пихнула его прямо в первую попавшуюся дверь поблизости, которая показалась ей открытой для внезапных вторженцев. Зачем она потащила Канто вместе с собой с улицы – вопрос был понятным, а ответ очевидным – Рейн казалось, что Канто мог ненарочно выдать её расположение, привлекая внимание, если не к её внешнему виду, то к имени – точно. Как заметила Рейн, пока что погони за ней не было и никто не улюлюкал, следуя за ней по пустому переулку, но вдруг это была обманчивая тишина и проблемы лишь ждали впереди?
У Канто явно было много вопросов, что он озвучил сразу после столкновения, но Рейн не торопилась отвечать. Прижавшись спиной к стене и уйдя в тень, она опасливо выглянула в переулок, проверяя нет ли там хвоста, и только потом, убедившись, что никого из пиратов нет, вздохнула с облегчением.
- Пронесло… - вслух протянула девушка и подняла взгляд на Канто. – Здарова, огненный! – довольно бодро и весело бросила Рейн, хлопнув его по плечу, как закадычного друга. – Вот уж не думала снова встретить тебя. Да ещё и в Валхейвене!
По правде говоря, Рейн вообще не думала встретить Канто когда-либо. Мир был большим, а вероятность столкнуться – маленькой.
- Насчёт неприятностей… - запоздало заговорила Рейн, пытаясь ответить на вопросы Канто, и, отведя взгляд, поскребла скулу ногтем. – Скажем так, в квартале отсюда я видела старых знакомых, а они не очень дружелюбные ребята. Случись нам встретиться, я могу угоститься сталью под рёбра, а это меньшее, чего бы мне хотелось, - усмехнувшись, Рейн весело посмотрела на парня. – А тебя как занесло в предместье Весвольда? Да ещё и в такую погоду.
Рейн попыталась отряхнуться от снега, сбивая его с плаща, волос и сапог. Под ногами уже образовалась каша из грязи, снега и воды, порядком подпортив внешний вид порога чужого дома или… что это было?
Только сейчас Рейн решила оглянуться, заметив странную вывеску над входом.
- Предсказательница?.. – удивлённо вскинув бровь, Рейн с весельем посмотрела на Канто. – Хочешь погадать на подружку?

+2

5

Канто опомниться не успел, как уже оказался в доме гадалки, куда его затолкала Рейн. Без лишних объяснений девушка сначала затолкала его в темный узкий коридор, который оказался за дверью, после выглянула на улицу, что-то там проверяя, и лишь затем, притворив дверь обратно, хоть что-то начала объяснять.
- Вот уж не думала снова встретить тебя. Да ещё и в Валхейвене! – Рейн весело шлепнула его по плечу.
- Да я тебя тоже, - усмехнулся дракон в ответ. – Но мир более тесен, чем мы думаем.
Или это судьба...
Коридор, где они стояли, освещался лишь тусклой масленой лампой, подвешенной к стене. В самом его конце виднелись ступени деревянной лестницы, уводящей куда-то наверх.
— Насчёт неприятностей… - продолжила Рейн, отряхивая с себя снег. - Скажем так, в квартале отсюда я видела старых знакомых, а они не очень дружелюбные ребята. Случись нам встретиться, я могу угоститься сталью под рёбра, а это меньшее, чего бы мне хотелось... А тебя как занесло в предместье Весвольда? Да ещё и в такую погоду.
- Я бы мог сожрать твоих ребят вместе с их сталью, - браво заверил Канто, прислонившись спиной к стене. – Ты же помнишь, кто я. Так что пусть только сунутся. А сам я тут... к пекарю местному ходил. Он какой-то давний друг моего деда. Дед отправил в подарок меч... Не спрашивай, зачем пекарю меч, я понятия не имею! Ну а тот послал моим старикам мешок булок, - дракон, не сдерживая смеха, тряхнул перед Рейн плотно набитой сумкой, которую только что скинул с плеча. – Хочешь булочку? Мне кажется, даже если съесть по десятку, здесь не убудет. Рассчитано явно на драконий аппетит. Ну а конкретно у этого дома я просто гулял. Решил глянуть город, раз уж меня сюда занесло, прошелся по улице, свернул раз, второй, и тут ты на меня налетела. И нет, я не хотел гадать. Моя подружка сама на кого угодно погадает... не знаешь, как от нее мысли спрятать! Она псионик.
- Как это не будете гадать? – раздался сверху хриплый старческий голос. Ступеньки скрипнули, и по ним спустилась вниз бабка со свечкой в руке. Тощая, седая, в пестрящей яркими цветами шали на плечах. – Раз зашли – это судьба.
- Судьба, говоришь? – глянул на нее Канто.
Про судьбу он когда-то говорил с Азуми, а после с Лиранной. Теперь и незнакомая бабка судьбу вспомнила.
- Я недорого беру, - усмехнулась старуха, - но если не скажу правду, то можете не платить. Так что? – она еще раз окинула своих нечаянных гостей пристальным взглядом и, не дожидаясь ответа, развернулась, чтобы подняться обратно наверх. – Для дорогих гостей у меня есть настоечка. Ступайте за мной.
В ее голосе прозвучала твердая уверенность, что ее послушают и приглашение примут.
- Она странная, - тихо произнес Канто, глядя на Рейн. – Пойдем?

+3

6

- Даже пекарю нужно защищаться. Вдруг кто-то придёт ограбить его пекарню? А он так р-раз и эффектно булочку мечом на три части. В полёте! – Рейн, конечно же, шутила, о чём говорила и её интонация, и хитрый взгляд, и весёлая улыбка. На своём веку она не единожды встречала людей и нелюдей, которые с виду ничем не отличались от самого обычного бродяги или пьяницы, а то и занимались каким-то безобидным делом – ткали, например. За этим невинным образом иногда скрывалась такая сила, что можно было только подивиться талантам и тому, как лихо жизнь загоняет каждого в какие-то не то рамки, не то маски. – По мне тоже не всегда скажешь, что я хаосит, - шепотом сказала Рейн, наклонившись к Канто, и даже ладошкой закрылась, словно говорила какую-то тайну.
В некоторых государствах магия хаоса действительно могла доставить очень много проблем. Даже в Поднебесной к хаоситам относились с подозрением и не всегда сдержанной неприязнью, что уж говорить о народах, где слишком активно поклоняются Люциану или и вовсе светлым богам, как Алиллель?
- Женщина псионик – это беда… Ты только подумал о чём-то, а судят как ведьму за доказанные грехи, - иронично заметила Рейн, и потянулась уже за предложенной булочкой, как им помешали.
Рейн выслушала её, не перебивая, только тянулась рукой к сумке Канто в поисках лакомства, немного напоминая воровитого симурами.
- В моём народе верят, что Судьба – это то, что давно предрешено и не изменить, чтобы ты не делал, - Серая задумчиво посмотрела в сторону старухи, гадая, что стоит делать. – А, пойдём! Ничего не теряем же. Ну кроме денег, - она весело фыркнула. – А ты ещё пары булочек. Или не пары…
Раз Канто предлагал, то Рейн не отказала себе в наглости достать сразу аж две булочки. Запихнув одну в рот, она бодро поднялась по лестнице вслед за старушкой. Сразу же на входе её встретила низко висящая не то диковинная лампа, не то оберег от злых духов, прилетевший сразу в лоб. Рейн поморщилась от боли и едва не обронила лакомство.
- Осторожнее там, - донёсся голос гадалки из соседней комнаты.
- Могла бы и раньше сказать, - обиженно буркнула Рейн, потирая лоб.
Внутри было много места, но из-за кучи разных вещей – по большей части, хлам, как считала Рейн – протискиваться по коридору было несколько затруднительно. Казалось, что старуха сделала всё, чтобы случайные посетители здесь надолго заблудились и задержались. Пришлось немного раздвинуть ящики, с поставленными на них клетками. В одной оказалось не чучело попугая, как думалось Рейн, а вполне живая птица. Едва Рейн ткнула в него пальцем, как попугай раскрыл глаза и заорал так пронзительно, словно его потрошили.
- Как много у вас… вещей, - подбирая подходящее слово, Рейн остановилась в комнате, которую гадалка специально обставила на свой вкус. В красноватом свете всё выглядело загадочно.
Старушка сидела за круглым столом, накрытом куском плотной разноцветной ткани, и уже раскладывала карты, не дожидаясь, пока кто-то из гостей сядет напротив. Рейн явно не торопилась. Дожевав первую булку, она с интересом осматривалась.
Старуха же поманила Канто костлявым пальцем.

+2

7

— По мне тоже не всегда скажешь, что я хаосит, — успела шепнуть Рейн, пока по лестнице не спустилась вниз гадалка и не пригласила всех подняться на второй этаж.
- Не скажешь, - успел согласился Канто и тоже поспешил наверх, глядя, как Рейн уминает полученные булочки, а заодно успел пригнуться, видя, как девушка чуть не снесла головой бабкин оберег.
Гадалка их уже ждала – уселась за стол и разложила перед собой карты. Были здесь и толстые черные свечи, и хрустальный шар, и даже живой попугай, который успел наорать на своем птичьем на Рейн, потревожившую его клетку. В общем, все как везде у обычных шарлатанок... И все же дракон ощущал окутывавшую жилище старушки магию. Она явно здесь была, возможно, не очень сильная, или приглушенная амулетами, но все равно незримо витала вокруг всех и вся.   
Пока Канто и Рейн с интересом осматривались по сторонам, бабка перешла к более активным действиям – уставилась немигающим взглядом на Канто и поманила его пальцем, указывая на стул напротив себя.
Дракон усмехнулся, но подошел и сел. Раз уж зашли, то почему бы не послушать, что будет болтать?
Гадалка еще раз внимательно осмотрела разложенные на столе карты, а затем, собрала их обратно в колоду и протянула ее Канто:
- Сдвигай. Им нужна твоя энергия. Так будет более точно.
Канто сдвинул, и старуха снова разложила карты перед ним на столе. Молча рассматривала несколько минут, хмурилась и кусала нижнюю губу.
- Что? Настолько плохо? – дракону, в отличие от нее, было весело. Пусть хоть кем прикидывается, он не особо верил всем этим гадалкам, выдающим себя за настоящих ясновидящих. Возможно, старуха что-то и умела, но Канто точно знал, что судьбу настоящие маги смотрят не по картам, а совсем других способом. 
Бабка не ответила на его вопрос, а склонилась куда-то к себе под стол и вытащила оттуда откупоренную бутылку. Нюхнула из горлышка и налила жидкость в кружку.
- Настоечка обещанная. Вот, - она пододвинула кружку к Канто.
Дракон подозрительно глянул на предложенное угощение и даже понюхал его также, как и гадалка. Пахло алкоголем и малиной. Но все равно выглядело все странно – вдруг бабка опоить решила? А после ограбить... убить, расчленить труп и закопать его в горах за городком? Фантазия Канто тут же нарисовала ему эту столь прекрасную картину. Но рядом оставалась Рейн, и она уж точно могла проследить, что произойдет, если выпить из кружки.
- Ладно, если это так необходимо для гадания, - согласился дракон и сделал несколько глотков. Настойка оказалась крепкой, но приятной.
- Сама собирала ягоды и настаивала, - гордо заявила бабка и вернулась к картам. – Так вот, дорогой мой, карты говорят, что твое будущее принесет тебе и плохое, и хорошее. Тебя ждет любовь. Вот, - она ткнула пальцем в червонную даму. – Настоящая, которой многие бы позавидовали. Богатство – она перешла к следующим картам. Опасность рядом, но ты ее избежишь. Ты уже привык – опасность часто идет с тобой рядом. А это дом – хороший дом, тот где покой и уют. Но он недолог, - костлявый палец старухи уперся в девятку пик. – Смерть. Жить тебе от силы год.
Канто, отпивший было вина, подавился от неожиданности и закашлялся.
- Да что ж ты так сразу в лоб! – возмутился он, поставив кружку на стол. – Хоть помягче бы как-то...
- Ему еще и смерть мягкую! Ишь ты! – нахмурилась бабка. – Мне жаль, но карты не врут. Огонь и металл – от этого и смерть.
- Ох мать, - вздохнул Канто и покачал головой. – Гадай лучше ей, - он кивнул на Рейн, поднимаясь со стула. – Я все равно не особо верю в гадания.
Но на душе у него все же стало как-то неспокойно.

+2

8

- Сейчас бабка нагадает мне все шлюховьи болячки. Выйду от неё бохатая… - усмехнулась Рейн, присаживая за стол.
От старой гадалки Рейн не ждала ничего хорошего. Ну, или – если выражаться точнее – ничего правдивого. У всех шарлатанов, зарабатывающих на жизнь гаданием, даже если были таланты к магии, например, эмпатия или телепатия, то набор предсказаний всегда был одним. Он менялся в зависимости от гостя, и Рейн полагала, что её вариант событий ничем не отличится от того, что гадалка напророчила Канто.
- Валяй, - махнула рукой Рейн, тронув карты, как до этого делал Канто.
Гадалка ухмыльнулась, будто приняла брошенный вызов, и, перетасовав колоду, разложила карты на столе.
- Самозванец, - первое же слово гадалки будто бы обожгло Рейн.
Из ершистого переваренного подростка, который вальяжно развалился на стуле за столом, она превратилась в настороженного волчьего щенка, который пока не знает, чего ждать от чужака. Ей послышалось? Гадалка назвала её самозванкой? Угадала или действительно что-то знает? Но откуда? Набор предсказаний для Канто вряд ли имел что-то общее с правдой.
- Ты бежишь от прошлого, прикрываясь им как щитом, - продолжила гадалка, и, чем больше она говорила, тем бледнее становилось лицо Рейн. Она хотела встать и уйти, но ноги будто бы приросли к полу, и тело не желало слушаться. – Твой путь – путь смертей и обмана. Твой выбор – причинит боль и обернётся погибелью для того, от кого ты отвернёшься. Твои подозрения – то, чего ты так сильно страшишься…
Рейн интуитивно боялась, что гадалка поймёт, чего именно она боится, но всё же надеялась, что этого не услышит.
- Твой род прервётся на тебе. На смену тебе придут другие. Ты не увидишь ни любви, ни счастья, ни истинной дружбы. Всё, что ждёт тебя…
Гадалка не успела договорить. Рейн, будто ошпаренная, всё же подскочила, опрокинув стул. Старуха схватила её за руку, стараясь удержать. Глаза женщины, затянутые белой дымкой, смотрели, казалось, в самую душу, и Рейн видела в них своё отражение. Страх продолжал одолевать её, мешая сдвинуться с места или отвести взгляд.
- Ты принесёшь смерть, хаосит. Лишь смерть и боль другим.

+2

9

Когда Рейн села на место напротив гадалки, Канто лишь улыбнулся. Хоть и неприятно стало на душе после предсказания, но он не очень волновался – не верил до конца какой-то страной бабке из маленького горного поселения.
Дракон прошелся по комнате, успев подразнить попугая, легонько постучав рукой по клетке, – тот взъерошил перья и чуть было не тяпнул незваного гостя за палец, - но когда Рейн сдвинула карты, Канто все же обернулся и подошел обратно к столу, с интересом наблюдая,  что будет.
— Самозванец, - отчеканила старуха.
И все бы ничего, но Рейн встревожилась. Такого ответа она явно не ожидала, и эмоции скрыть не успела. А значит, слово это для нее значило нечто важное.
— Твой род прервётся на тебе. На смену тебе придут другие. Ты не увидишь ни любви, ни счастья, ни истинной дружбы. Всё, что ждёт тебя… - скороговоркой перечисляла гадалка, и Рейн подскочила с места, опрокинув стул.
— Ты принесёшь смерть, хаосит. Лишь смерть и боль другим, - бабка успела схватить девушку за руку, удерживая ее на месте.
Рейн замерла. Взгляд старухи не выражал ничего, – глаза подернулись пеленой,  - и Канто поспешил разрушить повисшее в комнате напряжение.
- Хватит! – он ухватил обеих женщин за руки и с силой разъединил их в стороны, разрушая установившуюся связь.
Пелена с глаз старухи мгновенно спала.
- Что? – она опомнилась первой. Посмотрела на Канто, на Рейн, на свою руку, что дракон все еще держал за запястье. – Что произошло? Я что-то наговорила? – она встревожено посмотрела на девушку. – Да отпусти ты меня! – и выдернула руку из хватки Канто.
- По моему, ты была не в себе, - произнес дракон, выпуская и запястье Рейн тоже. – Напугала мою спутницу, да и меня самого! Изображала мертвеца – смотреть страшно было!
Дракон поднял упавший стул и усадил на него Рейн.
- Сам ты мертвец! – буркнула бабка.
- Это ты мне тоже уже говорила, бабуля, - съязвил дракон, самовольно беря со стола бабкину бутылку с настойкой и наливая содержимое в свою кружку.
- Да тьфу тебя! Я же образно! Это транс был, - пояснила гадалка, сверкнув глазами. – Бывает иногда такое. Считай, что сами боги через меня говорят. Только пока они говорят, я вообще ничего не помню... – она достала вторую кружку и пододвинула ее дракону. – И мне плесни.
Канто хмыкнул и вручил первую кружку в руки приходящей в себя Рейн, затем налил во вторую бабке. Еще мгновение назад он сомневался в словах гадалки, но сейчас призадумался. Она напугала Рейн «самозванцем» и назвала ее хаоситом. А ведь сама Рейн только что созналась дракону в знании этого не очень-то принимаемого в народе направления магии. Откуда бабка могла знать про хаос? Подслушала разговор? Угадала? Увидела в своем «трансе»?
- Где ты научились так гадать? – Канто отхлебнул настойку прямо из горлышка.
- Так я и выдам все свои секреты мастерства первому встречному, - фыркнула старуха и прищурила глаз. – Платить будете?
- Да сейчас! – возмутился дракон. – Ты нам говна с три короба нагадала, а мы еще и плати?
- Не говна, а будущее. И если ваше будущее – говно, то это уже не ко мне вопросы.
Старуха явно обиделась, что ее таланты не оценили по заслугам.
- Сколько? – хмуро отозвался на ее замечание Канто и достал кошель.

+2

10

Рейн знала, чем шарлатанство отличается от транса прорицателей. Она видела такое всего несколько раз в землях людей – джалсы из Пантендора кочевали между городами, пересекая границы городов, и нередко за круглую сумму рассказывали чужую судьбу. Но среди всех выдуманных предсказаний, строившихся по тревогам пришедшего дурачка, слишком ярко выделялись ни на что не похожие проблески озарения. Живой напоминал мертвеца или одержимого, гласом которого говорит что-то из другого мира. Что-то из-за Грани. Псионик с точностью бы сказал, что сейчас была именно магия, а не хорошо замаскированный бред после нескольких глотков какого-то галлюциногенного зелья, но Рейн не была псиоником. Несмотря на её неверие в способности старухи, отчего-то сейчас она ей верила. Откуда она могла всё это знать? Откуда могла знать, что она не та, за кого себя выдаёт? Откуда могла знать про страх?
Серые глаза бастарда неотрывно смотрели на старуху. Из оцепенения её вывело прикосновение Канто и Рейн сама, будто обожглась, отдёрнула руку от старухи, не желая больше слышать ни слова о судьбе или что бы там ни было.
Сжимая в руках кружку, Рейн не торопилась из неё пить. В другое время она бы осушила залпом и не глядя, но сейчас в голове роились мысли. Они лишали покоя, мешали оставаться в реальности, а не раз за разом нырять из прошлого в настоящее и напророченное будущее. Рейн понимала некоторых людей, которые затыкали рот гадалкам, стоило тем пророчить непрошенное будущее. Понимала людей, которые не желали жить со знанием неминуемого конца или чего-то, что перевернёт их жизнь. Рейн не хотела слышать подтверждение своих страхов ни лжим предсказанием, ни настоящим.
К горлу подступил горький ком, вызывая приступ тошноты. Рейн оставила кружку на стол, так и не притронувшись к её содержимому, словно всё в доме гадалки было отравлено или испорчено. Она чувствовала, как задыхается в узкой и заставленной комнате, а потом… резко развернулась и побежала к выходу, даже не думая подождать Канто или заплатить гадалке за услуги.
Попугай в клетке закричал, махая крыльями, когда Рейн едва не сбила его, пробегая мимо. Далеко она, впрочем, не убежала, а остановилась на пороге дома, на последней ступеньке, вцепившись в дверной косяк. Вывеска размеренно покачивалась над головой под дуновением ветка и негромко поскрипывала. Снег продолжал насыпать, даже когда Рейн, не сдержав позывы желудка, умудрилась согнуться и запачкать его. У неё всё ещё кружилась голова, но на холодном зимнем воздухе дышалось намного легче. Проступившая липкая испарина после прилива жара на висках и спине выдавала лживое ощущение отравления, но его не было. Дело не в скромных булочках, которыми она угостилась, и не в том пойле, которым гадалка потчевала гостей для пущего эффекта, а в банальном страхе и волнении, которые завладели Рейн целиком.
Она с трудом гнала от себя мысли, стараясь не думать ни о новых смертях, ни о потерях. Она слишком долго бегала от страхов, чтобы прямо сейчас, выслушав их, легко забыть или принять как неизбежное. Зачем она вообще сюда пошла? Знала же, что ничего хорошего не будет!

+2

11

- Рейн? – Канто окликнул ее, когда девушка внезапно сорвалась с места и выбежала из комнаты. – Рейн, подожди!
Но она его словно и не слышала. Зато слышала бабка:
- А деньги? Деньги? – взволновано завопила она, когда Канто хотел было последовать за своей спутницей.
Он бросил монеты на стол, подхватил с пола мешок с пирогами и выбежал вон, быстро миновав заставленный хламом коридор и узкую лестницу, ведущую на первый этаж. И все же, как ни торопился, Рейн нагнал лишь на крыльце. Ее вырвало, и Канто никак не мог сообразить из-за чего.
- Что с тобой? – он сбежал по ступенькам и остановился рядом. – Она тебя отравила? Или что-то успела колдануть?
Дракон готов был вернуться и вытрясти с гадалки хоть противоядие, хоть нужное заклинание, чтобы снять наведенную порчу. Но Рейн остановила его жестом, и Канто понял, что дело все же в чем-то другом.
- Пойдем, - он осторожно взял девушку за локоть. – Тебе надо где-то отдохнуть и хотя бы воды выпить... А у меня с собой одни пироги, - дракон глянул на непереваренные кусочки хлеба, оставшиеся на снегу, и попробовал оправдаться. – Это точно не от них, я же и сам их ел – свежие.
Канто начинал жалеть, что вообще завернул к гадалке. Наслушался чепухи и деньги еще зря спустил. Наверное, не стоило в этот переулок вообще заворачивать... И все же, не заверни он сюда, то и Рейн бы не встретил.
- Бабка бред несет, - успокаивал Канто девушку на ходу. – Говорит то, что в голову приходит. Угадала немного – так это ей просто повезло.
Себя он успокаивал тоже, ведь если допустить, что старуха не врала, то ему самому через год суждено было умереть, а умирать он вовсе не собирался. И даже думать о смерти не хотел. Не сейчас. У него было полно планов на ближайшие годы.
Канто думал отвести Рейн в какой-нибудь трактир или хоть в какую-нибудь мелкую забегаловку, - не посреди же улицы ее в сугроб усаживать, чтобы пришла в себя! – но планам его сбыться было не суждено. Едва успели пройти пару домов, как пусть перегородила подвыпившая компания.
- Куда ж ты так быстро сбежала? – обращались они явно к Рейн. – А как же поговорить со старыми друзьями? Встречу отметить?
- Ты их знаешь? – Канто обернулся к девушке. Интонация этих «друзей» ему не нравилось – те явно не собирались так просто дать пройти ни Канто, ни Рейн, да и вооружены были – мечи и ножи на поясе дракон приметил сразу.
- Конечно, знает! – тут же ответил вместо девушки один из «друзей». – Очень хорошо знает. А тебе она не рассказывала про нас? Как же так? – в его голосе прозвучало наигранное удивление. – Своему новому ебарю да не рассказать про старых! Совсем ты, голуба, берега попутала.
Компания рассмеялась.

+2

12

Рейн кивнула. Она не хотела задерживаться у дома гадалки и чтобы хоть что-то напоминало ей обо всё напророченном. Она даже подумывала, что неплохо бы как следует выпить, чтобы забыться крепким сном и выбросить все дурные мысли из головы. Страхи слишком долго и слишком часто преследовали её по жизни, чтобы прямо сейчас вновь дать им волю. И всё же ей было дурно.
- Уверен, что не твои чудо-хлебцы? – Рейн попыталась пошутить, но получалось плохо.
Нелепые шутки, как и шутки вообще, всегда были её способом избежать неприятного разговора и прикрыть раскрытую рану за толстым слоем кожи.
Рейн так сильно погрузилась в переживания о предсказании и мысли о собственных страхах, что совершенно забыла о старых «друзьях». Мысленно ругнувшись, едва услышав знакомый голос, она подняла голову, думая, что сейчас во рту горько и кисло совершенно не после тошноты, а из-за неприятной встречи.
- Тебя здесь только не хватало, - пробормотала Рейн, хмурясь. – А тебе чего? Тоже захотелось ебыря? Ну, ты с ним поговори, может, он и тебе присунет? – она и не думала говорить мягко с пиратами, прекрасно зная, что они собой представляют. Рейн в принципе предпочла бы с ними не связываться, но судьба распорядилась иначе, послав ей этот неприятный шанс избавиться от компании. Можно было бы улететь или даже попросить Канто обернуться драконом, но последний вариант явно бы сказался на целостности улицы – места тут для дракона явно не хватало, чтобы даже ужаться, не говоря уже о том, чтобы развернуться.
- Я предложил бы этот вариант Ирителю, - гадко ухмыльнулся контрабандист, - после того, как притащу тебя к нему вместе с этим, - он мотнул головой в сторону Канто. – Посмотрю, сколько он мне заплатит за то, чтобы лично перерезать тебе глотку… Или приплатит, чтобы я оставил тебя себе и развлёкся с ребятами. Как тебе такой вариант, кура?
Упоминание Ирителя больно кольнуло. Рейн всё ещё чувствовала себя виноватой, но и сама полагала, что Иритель щедро заплатит за то, чтобы расплатиться с ней за предательство, и в некоторой степени даже был бы прав. Она сбежала. Её поступок считался непростительным даже в скромных кругах обывателей, а уж в кругу пиратов… за него слишком дорого платили.
- Глядите, даже колечко ещё носит, эка сука! – рассмеялся главарь, и Рейн невольно спрятала руку за спину, осклабившись.
Рейн злилась. Она не собиралась никого убивать, но хотела, чтобы пираты замолчали, а ещё больше – хотела выпустить пар после предсказания старухи. Но эмоции, обличённые в магию, - это плохо. Особенно плохо, когда эта магия – хаос.
Ужасающий клич вышел сильным. Сильнее, чем рассчитывала Рейн. Приложи она ещё больше силы, то могла бы ненамеренно разорвать пиратам барабанные перепонки, но даже сейчас вынудила их зажать уши руками и согнуться от крика, в тщетной попытке защититься от магического воздействия. Голова от этого болела, но Рейн немного полегчало. Она банально обличила свою боль в крик, но Канто слышал его лишь отголосками, потому что стоял не перед ней, а рядом, в противном случае и он мог бы пострадать, попав под общую волну. И всё же эффект от заклинания был кратковременным. И это не помешало уже первому пирату, озлобившись, выхватить оружие и двинуться в её сторону, собираясь снять голову, не дожидаясь никакой платы от упомянутого Ирителя. А Рейн… Рейн это опустошило, настолько сильно, что она вцепилась пальцами в плечо Канто, когда пошатнулась.
- Дерьмо…

+1

13

День был странным  - и внезапная встреча с Рейн, и гадалка с нелепыми предсказаниями. И только драки для общего «веселья» еще и не хватало!
Канто хмурился, но по перепалке своей спутницы с пьяной компанией понимал, что мирно не разойтись – ребята настроились на мордобой, значит, надо было им его устроить. Убивать при этом у дракона желания не было, так что по его намерениям драка должна была остаться дракой, даже не смотря на то, что оружие у противников имелось, и они явно не брезговали его применять.
Рейн оборвала перепалку первой, бросив в попитых парней заклинанием «клича». На какое-то время это их оглушило, даже у Канто уши заложило, вот только не остановило никого – наоборот подзадорило.
- Оставь их мне, - золотой дракон почувствовал, как девушка оперлась о его плечо. Она слишком уж сильно вложилась в заклинание, да еще после старухи-гадалки не отошла, так что накатившая волной слабость была не удивительна. – За пирожки головой отвечаешь! – Канто сунул в руки Рейн свой мешок с подарками для деда и бабули и обернулся в сторону первого нападавшего, уже успевшего немного отойти от заклинания и даже выхватить меч.
Вот только ударить парень никого не успел – золотой дракон тоже взялся за оружие, и клинки скрестились.
- Я предлагаю всем вам сбежать, пока не поздно, - объявил Канто, играючи отбивая атаки нападавшего. Он почти всю свою жизнь посвятил тренировкам с оружием, так что какой-то хрен из подворотни не казался дракону хоть мало-мальски опасным. Оттого дракон парировал его атаки, но не нападал сам. – Это будет, скажем, тактическим отступлением.
Меч в его левой руке очертил небольшую дугу и чиркнул нападавшего по плечу, разрезая рукав куртки.
- Было б от кого сбегать, - буркнул в ответ парень, явно разозленный тем, что нанести точный удар противнику никак не получается.
- Как от кого? – Канто наигранно возмутился, врезав кулаком в скулу второму головорезу, сунувшемуся было на помощь своему товарищу.  – От меня, конечно же. Я своих врагов убиваю, когда не в настроении, а иногда еще и ем.
- Не смеши!
- Я не смеюсь. Я очень даже искренен! - людей золотой дракон не ел, также как не ел ни одну из разумных рас, но никто не мешал ему немного приврать.
Ухмыляясь, Канто уклонился от удара, скользнул за спину нападавшему и от души врезал ему ногой по заднице. Краем глаза заметил, что двое его подельников тоже полностью расчухались и теперь явно намеревались его окружить, чтобы напасть с разных сторон.
Золотой дракон тяжко вздохнул – убивать и калечить он все еще никого не хотел. Но не понимают парни простых слов! Не понимают - и все тут!
- Я предупредил в последний раз...
Меч в его руке накалился, покрываясь язычками пламени. Сам Канто чуть склонился вперед и дыхнул огнем, волной прокатившимся вперед по улице. У него не было цели атаковать кого-либо конкретно – это был лишь показательный акт устрашения. Но один из головорезов не успел уклониться – одежда его вспыхнула, и парень с воплями принялся кататься по снегу, пытаясь ее потушить.

+2

14

- Оставь их мне.
Рейн удивлённо посмотрела на спутника. Противников было порядочно. Она смутно помнила старую драку в таверне за честь поросёнка и пожарище, которое они там устроили вместе с новорожденным бароном (всего-то тридцать годиков!). Канто и тогда отличался хорошими навыками бойца, но драка с пирами и драка в таверне с молодчиками – не одно и то же. Рейн слишком хорошо знала этих ребят и опасалась, что они навредят внезапному защитнику.
- Канто, стой! – только и успела бросить ему в спину Рейн, прижимая к груди его сумку, словно и вправду получила в подарок от него нечто ценное.
Сил сражаться не было, да и голова слишком гудела после хаотичного выплеска энергии, чтобы попытаться сплести ещё одно заклинание. Оружие при Рейн было, она никогда не расставалась ни с мечом, ни с кинжалом, помня о неспокойной жизни, но подозревала, что не успеет пустить в ход ни то, ни другое. Но ещё до того как решила помочь Канто, осознала, что он в помощи не нуждается. Канто отбивал атаки, играючи, и ещё успевал отшучиваться и язвить, словно бы алифер в брачный сезон – распускал яркий хвост, показывал крылья избраннице, чтобы она его такого красивого выбрала из десятка других, и… Всего на мгновение на месте мужчины она увидела совершенно другое лицо, совершенно другого человека.
Воспоминание больно кольнуло, и в груди защемило.
Вспышка пламени и вопль горящего пирата отрезвили Рейн. Она вздрогнула и встрепенулась, быстро отыскав взглядом сначала горящего пирата, а потом и его товарищей – те пятились, щерясь, будто волки, и с недовольством смотрели на Канто, одним только взглядом обещая ему расправу. Не сейчас, но – позже. Рейн прекрасно знала это обещание и надеялась, что никто из них не попытается навестить Канто, что перерезать ему горло в ночи.
- Мы ещё встретимся, - пообещал пират, смотря на Канто, и персонально обратился уже к Рейн: - и с тобой тоже.
Последним уходил пират с обожженной кожей. Досталось ему немного, больше одежда подпортилась от огня, но унижение и страх перед сгоранием заживо были сильнее него.
Рейн ещё раз моргнула. Наваждение перед глазами исчезло. Теперь она видела перед собой лишь Канто и больше никого. Он прошёл сквозь дымку чужого образа из воспоминаний и полностью её развеял собой настоящим.
- Где ты научился так железкой махать? – немного придя в себя, сконфуженно спросила Рейн, всё ещё прижимая сумку дракона к себе как родную. – Думаю, что они ещё наведаются, - она бросила взгляд в сторону переулка. На снегу остались следы, но самих пиратов поблизости не было, если они, конечно, не притаились за домом и не слушали их разговор, чтобы после нагрянуть без стука.

+2

15

Предупреждение головорезы поняли и поспешили уйти, пока не получили добавки и не привлекли внимание местной стражи.
-  Мы ещё встретимся, - бросил один из них.
Но Канто лишь пожал плечами:
- Передумай. Я таких, как ты, пачками жег и в море топил.
Он не знал, кто его противник, но бандитов в своей жизни встречал немало – и контрабандистов, торгующих драконьей чешуей и внутренностями, и работорговцев, и пиратов, что слишком уж начинали качать права возле берегов Анвалора и могли представлять угрозу деревне. Если подумать, то врагов среди подобной братии у Канто должно было бы накопиться уже множество, вот только в живых он оставлял не всегда и не всех. Да и где его искать, никто не знал, также как не знали и о существовании Драак-Тала.
— Где ты научился так железкой махать? — спросила Рейн. — Думаю, что они ещё наведаются, — она бросила взгляд в сторону переулка.
- Пусть приходят, если совсем дураки, - небрежно бросил Канто, убирая уже потухший меч в ножны. – Я всю свою жизнь режу глотки пиратам, отгоняя их от родного побережья. И всем подобным им подонкам тоже – работорговцам, любителям драконьих потрохов... – он заметил растерянность на лице Рейн, принимая из ее рук свой мешок с пирожками, и улыбнулся. – Ну, сама понимаешь. Я ж дракон! Разве я могу допустить, чтобы сородичей кромсали на части ради ценных для алхимиков ингредиентов? Многие драконы вполне себе мирные – никого из разумных рас не едят, не нападают, спокойно живут обычной жизнью, пока не появляются типы, подобные тем, что сейчас полезли на нас... Ты совсем побледнела, - Канто участливо обнял Рейн за плечи, принимая ее состояние за испуг и нервное напряжение после внезапного нападения и беседы с дурой-бабкой, нагадавшей всем плохого. – Идем в трактир. Посидим немного – в Вильсбург еще успею вернуться. Только я не очень хорошо разбираюсь в местных улицах – могу и заблудиться.
Он мог бы отвести девушку и к дедову приятелю, у которого гостил, но побоялся, что нападавшие бандиты проследят за ними, а потом вознамерятся причинить какой-либо вред пекарю и его семье из чувства мести. Пусть уж лучше думают, что он, Канто, здесь чужой – никого не знает и заглянул мимоходом.
- Я живу в деревне, но довольно большой, - рассказывал золотой дракон по пути, пока шли с Рейн в трактир. – Командую Дозором. В общем, отвечаю за безопасность наших жителей, так что привык держать меч в руках чуть ли не с детства. И заодно еще молодежь обучаю, чтобы могли постоять за себя, так что все эти бандиты-грабители для меня не новость – я привык, что время от времени где-то кого-то приходится приводить в чувство, навесив пиздюлей. Но эти парни, по их словам, твои знакомые? Что им было нужно? Я многое тебе рассказал про себя, почему бы и тебе не ответить мне тем же, раз уж мы второй раз бьем чужие морды вместе?
Канто вовсе не думал, что Рейн ему так вот с ходу все про себя выложит - в конце концов, и он ей до конца все не раскрыл. Но рассчитывал хотя бы на капельку откровения, раз уж они в одной лодке, и он оказал услугу, помогая отбиться от навязчивых кретинов, что оказались слишком приставучими.

+2

16

Рейн никогда не думала о трудностях драконов. Она знала, что их тела часто используют ради сильных артефактов или зелий, веря в невероятную магическую мощь этих созданий, но скорее представляла, как отлавливают диких драконов, больше похожих на животных, чем на кого-то с человеческим сознанием. Или же что используют уже мёртвых драконов, которые погибли или отжили свой век. Что отлавливают похожих на Канто существ… да, такие мысли тоже были. В конце концов, рабский ошейник вполне себе мог получить кто угодно. Дракон он или нет. Рейн тоже в некоторой мере успела походить с «рабским клеймом», пока плавала с пиратами по морям.
С конкретными пиратами у неё были личные счёты. Они задевали её за больное, но всё равно не вызывали желание их убивать или как-либо мстить. Она просто не хотела с ними вновь пересекаться и связываться.
Прогулка до таверны и разговоры Канто о себе помогли Рейн немного расслабиться и успокоиться. Они отвлекали от мыслей об Ирителе или о словах гадалки. Может, тут Канто прав и она просто тыкала пальцем в небо, а уже сама Рейн что-то додумала сверху, но транс казался ей таким реальным… таким настоящим, что сложно было в нём усомниться.
- Так ты ещё и учитель, - усмехнулась Рейн, бросив взгляд на спутника. – И посыльный, - добавила с лёгким весельем, бросив взгляд на сумку в руках дракона.
Рейн никогда не торопилась рассказывать о себе. Эта тема тоже задевала её за живое. Слова давались тяжело и, честно сказать, она попросту не знала, что можно о себе рассказать.
- А что я? – нарочно небрежно бросила Рейн, дёрнув плечом. – Путешествую по миру, собираю на задницу проблемы, пью в своё удовольствие, иногда поджигаю таверны и спасаю сочных поросят, - она опять отшутилась, хотя и говорила правду. – У бастардов, знаешь ли, не сильно насыщенная жизнь, - а вот это уже было близко к чему-то более личному. Рейн, как считала, давно привыкла к тому, что она внебрачный ребёнок, а потому в глазах других народов выглядит как… что-то второсортное. В Поднебесной всё было совершенно иначе, но даже эта «инаковость» не позволяла ей свободно разгуливать с гордо поднятой головой.
Они добрались до таверны. Рейн струсила с себя снег, успевший насыпать на волосы и на плечи. Таверна манила теплом, выпивкой и сытной едой, но аппетита у неё совершенно не было. Выпить… даже выпить, если честно, не хотелось, но по-привычке Рейн всё же заказала кружку эля и еды к ней.
- Так что ты хочешь узнать? – Рейн подняла взгляд на Канто и вернулась к теме разговора, чтобы он не подумал, будто она не желает с ним чем-то делиться и сильно секретничает, когда они сели за столик в отдалении от других посетителей. Погода загнала всех под крышу на радость хозяину. В холодное время года цены на выпивку и горячую пищу быстро и неизменно росли.
Никого из знакомых поблизости не было, и Рейн сильно надеялась, что в городе не остановился ещё какой-то пиратский корабль.

+2

17

- Чувствую, эта посылка повидает многое, прежде чем доставлю ее по назначению, - вздохнул Канто, устраивая пироги рядом с собой на скамье поудобнее, чтобы, если что, не скатились на пол.
Он тоже заказал немного выпить и закусить, хоть его уже на еду и не тянуло. Надо было поддержать Рейн, и Канто старался:
- Да, я немного и учитель, и посыльный, и тоже хотел бы путешествовать, ни на что не оглядываясь, но у меня есть обязанности, и я должен возвращаться домой, как бы мне ни хотелось где-либо еще задержаться. И знаешь, если ты бастард, то я вполне тебя понимаю.
Канто редко кому говорил о своей семье, хоть давно уже и научился не стесняться прошлого – он его переборол, опустил и простил. Благодаря Азуми, ведь без нее он никогда бы не выслушал исповедь своих бабки и деда, а значит, никогда бы их и не принял в свою жизнь.
- Я не знаю своего отца, - продолжил он, когда разносчица принесла заказ. – Вряд ли о нем вообще кому-то в нашей деревне известно. Моя мать родила меня, не сказав от кого, ее родители из-за этого от нее отказались и перебрались жить в другое место, а она покончила с собой, так и забрав эту тайну в могилу. Так что воспитывали меня чужие люди, и после пришлось самому доказывать, что я тоже что-то в этом мире значу. Я доказал, и сейчас вряд ли кто-то упрекнет меня моим рождением. Ну а если упрекнет, то лишится пары зубов или уйдет с подпаленной задницей, - Канто беззлобно усмехнулся. – Ладно, шучу. Я просто перестал обращать внимание на пересуды за спиной, потому что знаю, чего стою. Так что все это, конечно, неприятно, но излечимо и забываемо. Кто твои предки? Они очень известны, раз ты так переживаешь за свой статус? И раз уж ты предлагаешь мне интересоваться всем, чем хочу, то расскажи, откуда ты. Где ты родилась, кем являешься, - я подозреваю что ты не простой человек, - кто твоя семья?
Канто было интересно все, но если бы Рейн отказала, то настаивать он бы не стал. У всех есть свои секреты, и никогда не знаешь, чем собеседник любит похвастаться, а чего предпочитает в разговоре избегать.
- Я могу тебе то же самое рассказать взамен, хоть итак рассказал уже многое, - он отсалютовал кружкой. – За нас, не таких как все, но все равно остающихся лучше всех! – он хохотнул и выпил. - Знаешь, иногда чужому легче поведать о том, что на душе, чем знакомому, так что я могу побыть сегодня твоей жилеткой. Если захочешь. Никто не знает, когда мы встретимся вновь, да и встретимся ли вообще, поэтому рассказывай смело. Выговориться – лучшее лекарство после дуры-гадалки и твоих старых приятелей, решивших сунуться не в свое дело. 

+2

18

Рейн не рассчитывала, что услышит откровенную историю Канто о своём рождении. По большей части – не хотела, потому что считала, что такие разговоры накладывают негласное обязательство поделиться чем-то личным в ответ. Канто не был её другом или близким знакомым. По правде говоря, таких у Рейн вообще не было, если не считать Ирителя, которому она выболтала многое о своей жизни, но только потому что в нём её что-то привлекло. Долгое время Рейн обманывала себя, убеждая, будто они с пиратом похожи. К правде это не имело никакого отношения. Что же касалось Канто… Этот дракон… Нет, Рейн не спешила проводить параллели между их историями, потому что знала, что сравнивать их – глупо. По многим причинам.
По большей части она даже не могла сказать всей правды о том, кем была. Вряд ли бы кто-то поверил, что перед ним сидит дочь – пусть и внебрачная – императора Поднебесной. О крылатом народе ходили разные слухи, но люди привыкли превозносить всё светлое и правильное, что есть в небесном народе, а на их фоне Рейн всегда казалась паршивой овцой. И именно это давило на неё.
Рейн приподняла кружку вслед за Канто и сделала небольшой глоток. Всё же встреча с пиратами и слова гадалки слишком сильно засели у неё в голове. Даже желание выпить улетучилось! И есть совершенно не хотелось, хотя какой-то час назад она бы с радостью опрокинула в себя кружек пять эля и сочного барашка или поросёнка, нисколько не переживая за своё здоровье. Сейчас её откровенно мутило и при других обстоятельствах Рейн согрешила бы на Ирителя, но… чего не могло завестись – того не могло! Тошнило Серую от самой себя.
- В Алире, - эту часть правды она могла сказать без особых проблем для себя. В таверне было достаточно шумно, чтобы никто не погрел уши и не заподозрил что-то неладное. Внешность Рейн вполне можно было списать на эльфийскую. Всё же среди длинноухого народца далеко не все были смазливыми и утончёнными натурами, а для воинской бабищи с небес Рейн не хватало выдающихся форм. Кроме того, в некоторых городах даже болтали, что мужчин алиферов от женщин отличает только хвост между ног, да и то не всегда.
Слухов вокруг витало предостаточно.
- Моя мать обычная женщина, а отец из… у вас это считается аристократией, - Рейн не стала говорить об отце-императоре, но достаточно упомянуть уже то, что он кто-то из высокого сословия, хотя понятие сословия у алиферов сильно отличалось от привычного в понимании жителей из других городов. Некоторые даже назвали бы аристократов, которые главы древних родов, князьями и, наверное, этот титул подходил им намного больше. – У нас ценятся таланты, а не родословная, но иногда кажется, что это просто слова. Репутация одного не спасает другого, - Рейн пожала плечами, заглядывая в кружку и грея её ладонями, не думая о том, что нет ничего более мерзкого на вкус, чем тёплый эль. – Поэтому мне больше нравится здесь, - она пожала плечами и откинулась на спинку стула. – Здесь можно не думать о долге перед семьёй и о том, как мои действия скажутся на ней, - Рейн лукавила. Она усмехнулась, подняв взгляд на Канто. – А ещё можно не думать о семье.

+1

19

Канто заметил, как погрустнела и снова напряглась Рейн, рассказывая о своем положении и семье, так что решил дальше на эту тему не расспрашивать - ему хватало и того, что он уже знал, а девушке вовсе незачем было зря расстраиваться. Она – алифер из Алира с нелюбимой в народе магией, зовут Рейн, и ее родители не равны по статусу – этого было даже много для случайного знакомства, так что дракон лишь подлил вина и перевел разговор в нейтральное русло, переключившись на байки из собственных похождений, рассказы про глупых гадалок, что дурили народ, и разные забавные случаи, что спонтанно приходили в голову. Все, что Канто хотел – развлечь Рейн и оторвать ее от грустных размышлений.
И вино этому тоже способствовало.
А чуть позже, когда они оба успели разомлеть от выпитого и настроение пошло вверх, золотой дракон проводил девушку до дома, где та остановилась. Одну не отпустил, боясь, что ублюдки, напавшие днем, все еще не покинули городок, но по пути они их не встретили.
- До свидания, Рейн, возможно, мы еще и увидимся, - Канто поклонился, прощаясь. – Раз уж судьба свела нас два раза, то сведет и три. Если вдруг понадоблюсь, то оставь записку в Вильсбурге в «Листе клевера» или в «Веселой рыбе» в Анвалоре – мне ее обязательно передадут. А сейчас мне пора, - он тряхнул мешком с подарками для своих стариков. – Пирожки давно остыли, так что надо их доставить поскорее. Удачи тебе.
Он улыбнулся, положив руку на плечо Рейн, а затем натянул поглубже капюшон, спасаясь от усиливавшегос снегопада, и пошел в сторону выхода из города. Обращаться в дракона прямо на улице Канто не мог – перепугал бы всех местных жителей, так что сначала требовалось уйти в более необитаемые места и лишь затем расправлять крылья, чтобы добраться домой.

+1

20

Рейн не надеялась, что Канто ради неё отложит все свои дела и задержится в городе, но не думала, что они разойдутся так скоро. Настаивать, впрочем, она не стала. На то были причины. В том числе, в виде пиратов, которые всё ещё разгуливали по городку и могли в самый неподходящий момент нагрянуть. Погода не располагала к полётам, а потому улететь быстро и без проблем у Рейн попросту не вышло бы. Единственный вариант не нажить себе проблем – временно залечь на дно, а там уже, как погода наладиться, дёрнуть из города. Оставаться здесь точно небезопасно.
- Как решит Судьба, - усмехнулась Рейн, не добавляя ничего ни про радость встречи, ни про надежду как-нибудь встретиться ещё. О будущем она никогда не думала и чаще всего, казалось, для Серой оно и не существовало вовсе. Слова гадалки лишь в энный раз подчёркивали мысли самой Рейн. Для себя она его не видела вовсе. – Не растеряй снедь по пути.
Рейн старалась не представлять, как именно огромный дракон потащит угощение для своих, и ещё меньше – думать о том, как можно прокормить дракона таким количеством еды. Бог драконов точно должен был позаботиться о пропитании своей расы, и как-то умерить их драконьи аппетиты, а иначе бы всё население Рейлана перебралось в желудки крылатых ящеров.
Мыслями о драконах Рейн старалась отгонять от себя воспоминания о словах гадалки и… Ирителе.

0


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » Пропащие души