Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17 (18+)

Марш мертвецов

🎄 С НОВЫМ 2021 ГОДОМ, ДРУЗЬЯ! 🎄


В игре август — сентябрь 1082 год


«Записки убийцы короля»

Стараниями Инквизиции и эльфов из Триумвирата Зенвул очистили от склеры. В проклятый город-призрак вновь вернулась жизнь, его покинули духи и нежить с нечистью. Ульвийская богиня, что стала сердцем Скелетного древа, бежала из Андерила, захватив тело одной из жриц, так и не позволив изгнать себя в мир духов. Триумвират пытается оболгать инквизицию, записывая заслуги по очищению Зенвула себе, и прикрывает преступления перед короной.



«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Эра королей»

Более четырёхсот лет назад, когда эльфийские рода были разрозненными и ради их объединении шли войны за власть, на поле сражения схлестнулись два рода — ди'Кёлей и Аерлингов. Проигравший второй род годами терял представителей. Предпоследнего мужчину Аерлингов повесили несколько лет назад, окрестив клятвопреступником. Его сын ныне служит эльфийской принцессе, словно верный пёс, а глава рода — последняя эльфийка из рода Аерлингов, возглавляя Гильдию Мистиков, — плетёт козни, чтобы спасти пра-правнука от виселицы и посадить его на трон Гвиндерила.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Солмнир Алисия Эарлан Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Личные отыгрыши » [10.05.1981] Лабиринты снов


[10.05.1981] Лабиринты снов

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

https://i.imgur.com/BrZN8iE.jpg

- игровая дата
10.05.1981
- локация
Где-то в сновидениях
- действующие лица
Астрид, Руэри

Иногда сны опаснее реальности.

+2

2

Ему часто снились сны, он их любил, запоминал, а после бережно хранил в памяти. Это как новое путешествие и приключение, так необходимое, когда сидишь взаперти уже много лет и не видишь вокруг ничего нового. Руэри научился получать удовольствие от снов, развлекая себя хотя бы ими – осознать себя во сне и путешествовать по выдуманным мирам оказалось не так уж и сложно. Единственное неудобство – миры снов слишком уж были нестабильны: постоянно рассыпались, менялись, таяли, исчезая и погружая в более глубокий сон уже без сновидений. И все равно спать демон любил – во сне стиралась реальность, и все казалось доступным и возможным. Во сне можно было забыться.
И он забывался.
Раз за разом, пока однажды не оказался на узкой тропе, выстроенной из каменных валунов, зависшей прямо над бездонной пропастью. С самого начала он почувствовал, что что-то здесь не так. Почувствовал, но не понял что именно. Присел на корточки, рассматривая с обрыва бездну, клубящуюся далеко внизу темными вихрями, и почувствовал страх, исходящий из ее глубины. А еще некую инородность и чужое присутствие, словно за ним тайно наблюдали.
Руэри выпрямился, поднимаясь на ноги, осмотрелся, но так никого и не обнаружил – он был один на бесконечной тропинке над пропастью. Поднимался ветер, а темные вихри начинали тянуться вверх, выползая на тропу. Руэри попробовал было проснуться, но не вышло, хоть в его разуме и жило твердое убеждение, что все, творящееся вокруг, лишь сон.
Только его ли это сон?
Демон двинулся вперед по камням, попутно осматривая себя. Выглядеть во сне он мог как угодно – как-то у него было шесть рук, еще раньше – дыра в животе, а частенько снилось, что на лекции в академию он приходил голышом. Но на этот раз, к счастью, в человеческом облике рук было две, никаких дыр в теле, и даже одежда на месте – белая рубашка, штаны, сапоги – необходимый минимум.
Вдоль тропы потянулась белая пелена, словно дымка тумана. За ней мелькали неведомые города, пейзажи, люди, комнаты, звери, корабли. Руэри шел мимо, рассматривая их, пока не остановился напротив девушки, такой же рыжеволосой, как он сам. Она была очень молодой и явно человеком – он отчетливо видел ее ауру. И вроде бы ничего особенного, – обычный элемент сна, - но Руэри смущало слабое сияние вокруг нее. Подобного не было у других предметов, но было у него самого: если  присмотреться – его тело излучало слабый свет.
Не означало ли это, что рыжеволосая девушка не была его сном?
Что если она и впрямь была живой, а не выдумкой его разума?
Руэри так увлекся этой идеей, что забыл даже про ощущение инородности происходящего.
Позади рыжеволосой девчушки виднелись река и зеленый лес. Никакой Бездны и странных тропинок над ней. Картинка умиротворяла и завораживала своим покоем.
Девушка смотрела в сторону реки, но вдруг обернулась, подняла глаза и встретилась взглядом с Руэри.
Вряд ли испугалась, но точно удивилась.
Он и сам почему-то удивился и протянул ей руку, без проблем прошедшую сквозь белесый туман.

+3

3

Трида не любила это время суток: ночь. Ей всегда казалось, что с наступлением ночи время будто перестает существовать вплоть до рассвета. Ведь уже слишком поздно для «вчера», но еще слишком рано для нового «сегодня», вот и теряешь себя и время. Но было и то, что она любила в этом: сны. Особенно, когда они шли приятно, сами, и по утру их можно было если бы не вспомнить, то хотя бы проснуться с мыслью о чем-то приятном, бессознательном, теплом на душе.
  Сны ей снились самые разные, от путанных и цикличных, до  прямолинейных и текучих как река. Одна беда – поделиться ими было не с кем. Даже пергаменту она не доверяла своих мыслей, потому что боялась, что однокурсницы засмеют ее фантазии. Астрид эти девчонки казались просто до приличия скучными, вряд ли они вообще о чем-то в жизни мечтают, и наверняка им и сны не снились, вот.
«Глупые курицы».
Но как бы магичка не говорила самой себе, что ей всё равно и плевать, в глубине души она испытывала ни с чем не соизмеримое одиночество от одной лишь мысли, что у нее до сих пор нет… никого.
И вот с таким мрачным настроением она легла в кровать, в своей узкой комнатушке. Подле кровати догорал огарок свечи и пламя его успокаивающе действовало на девушку, мягко и плавно погружая ее в мир сновидений. И как то обычно бывает, она не заметила как сознание отделилось от тела и перешагнуло из мира реального во вселенную чистого воображения.
И вот она уже в лесу, резвится словно лисенок в опавших листьях, посылает их фейерверком в воздух, а на землю они возвращаются крупными снежинками с ладонь размером. Ведь в мире снов возможно все. Но потом Трида поняла, что ей хочется чего-то потеплее, ей хочется лета и огня, и солнце золотыми лучами коснулось ее лица и рук, а теплый ветер всколыхнул белоснежное платье на ней, вихрями закрутив юбки вокруг ног.
И вот опять, укол холода у сердца: у нее нет никого, кому бы рассказать об этом сне.

Во сне мысли идут странно, не так осознано как в реальности, но тем не менее Астрид понимала, глядя в реку, что ей бы так хотелось увидеть рядом с собой кого-то еще, пусть даже ненастоящего, пусть даже выдуманного, пусть даже лишь на один сон. И какого же было ее удивление, когда рядом, позади молочного тумана, возник… некто. Некто высокий, красивый и такой же рыжий.
Такое удивительное чувство. Будто, она уже столько лет его знает, будто это кто-то, давно потерянный и забытый, кто-то очень и очень близкий и важный. Она искренне засмеялась и похлопала в ладоши, с радостью приняв приглашение незнакомца. Астрид вложила свою руку в его, сделала реверанс, отведя полы платья в стороны свободной рукой и шагнула в неизвестность:
- Ты мне снишься?

+3

4

- Конечно, красавица, - он улыбался. Не говорить же, что она только что приняла приглашение демона. – Ты сама меня создала – я часть твоего сна.
Вот только Руэри первоначально сам намеревался шагнуть к ней, - мир с лесом и озером казался ему безопаснее зависшей над пропастью тропы, - но девушка его опередила.
И теперь они стояли на тропе вдвоем, а пейзаж с озером растворялся в туманной дымке. Руэри попробовал вновь коснуться его рукой, но дымка растаяла, и все исчезло – никакого намека, что рядом только что был портал в чужой сон.
- Исчез, - пробормотал он. – Странно...
Что странного во сне, который слишком неустойчив, постоянно меняясь, как и должно быть, Руэри сказать не мог. Не понимал.
Но теперь на тропе он был не один, а его пальцы все еще сжимали маленькую ладошку человеческой девушки, и она казалась ему настоящей и теплой – совсем не такой, как обычные предметы и детали сна.
- Так кто ты, красавица? – Руэри обернулся к своей спутнице. Улыбнулся, заглядывая в глаза. – У тебя же есть имя? Мне нужно к тебе как-то обращаться. А меня можешь звать, как хочешь. Ты меня придумала – тебе и называть. Смотри, у меня даже цвет волос, как у тебя, - он приподнял пальцами прядь ее волос.
Руэри нравилось дурачить ей голову – словно новая игра. Он приобнял девушку за талию, чтобы ненароком не сорвалась в пропасть с узкой тропы. И все было бы отлично, если бы еще знать, как этот странный сон закончить. Возможно, в какой-то момент он прервется сам. Или ответ знает Рыженькая? Что если этот сон вообще придумала она сама?
Тогда ей его и заканчивать.
- У твоего озера было красивее, - заметил Руэри. – Так, может, вернешь нас туда? Если...
Он не договорил. Темные вихри снова поползли вверх из бездны, все выше и выше, на это раз не останавливаясь и захватывая тропинку все больше – поглощая ее и растворяя во тьме. Вместе с ними вновь выполз страх, захватывая каждую клетку тела и подступая к горлу.
- Бежим, - коротко скомандовал Руэри, и устремился вперед по еще целой тропе, не выпуская из руки ладошку девушки. Там, впереди, еще не исчезла белесая дымка чужих сновидений, и если в своем находиться становилось все опаснее, то Руэри был не против проскочить в чьи-то чужие.
Он надеялся, что его догадки верны, но они были всего лишь догадками.
Главное успеть...
Белый туман таял, тьма подступала, тропинка начала крошиться под ногами, норовя рассыпаться совсем.
- Быстрее, - Руэри, расправляя черные крылья, прыгнул в белую пелену, даже толком не успев рассмотреть, что за ней.
Его закружило в воздушном вьюне, и он инстинктивно притянул к себе девушку, чтобы не выпустить ее из рук. Если он ее потеряет, то как найдет снова? А запутаться в лабиринтах сновиденного мира лучше вдвоем, чем в одиночку. Знать бы еще, кто его создал...

Падение завершилось, ветер успокоился.
Руэри стоял на крыше парящего над пустотой замка – огромного, каменного, с острыми зубцами стен, множеством башен, галерей и лестниц между ними. Строение было причудливо-красиво своим ажурным узором переходов, но местами побито временем – Руэри, присев на корточки на краю крыши, чтобы глянуть вниз, с высоты рассмотрел проломленные крыши и часть обрушенных мостов.
- Нам нужно спуститься вниз, - заметил он вслух и обернулся к своей спутнице. – Это все придумала ты?

+3

5

Все было таким ярким и чудесным, даже по эту сторону границы сна. Он ей виделся каким-то по-своему привлекательным в своей неправильности, хотя сознанием она понимала, что окажись она в подобном месте в мире реальном, то непременно бы испугалась. Тем более у нее была компания, хоть и выдуманная, но очень красивая и похожая на принца. А принцы, они же обязательно должны быть благородными и умеющими защищать дам, иначе какие они там принцы, верно? Тем более, раз уж его придумала Астрид. Правда, странно, что тут не магистр Сайлас, но вот этот незнакомец, конечно, был куда уж интереснее этого консерватора-моралиста!
- Меня зовут Астрид, - представилась она ему, обеими руками заключив чужую ладонь в свои руки, - а ты… А ты…
Так, как бы ей его называть? Тут нужно имя благородное, красивое, переливающееся, звонкое. Возможно, какой-нибудь Лестер, а возможно и что-то крепкое, рыцарское, как Тристан. Но отчего-то ей казалось, что она и так уже знает его имя, что оно ей было давно знакомым, и что его не нужно даже произносить вслух. Поэтому она лишь скромно опустила взгляд и позволила ему прижать себя ближе.
- Прости, но я не помню, откуда пришла, - сны ведь никогда не бывают линейными. Не вспомнить, откуда пришел и не знаешь четко, куда хочешь пойти. А по пробуждении сон теряет свое очарование, и золото обращается пожухлыми листьями, а шелка – в оборванную паутину. Но сейчас Астрид отчетливо понимала, что все еще спит, но при этом весь лоск сна уже начинает ошметками слетать под порывами холодного ветра. И ветер принес с собой не только лед, но и страх, пронзающий насквозь.
И они пустились бежать. Бежать вперед и как можно дальше от этого места, которое распадалось вокруг на частицы, утягиваемые в этот вихрь ледяной стихии. Дорожка под ногами рассыпалась, и  только по чудесному везению Астрид и ее другу-незнакомцу удавалось ступать по «безопасным» участкам. Последний шаг обернулся отчаянным прыжком в неизвестность. Трида крепко вцепилась в незнакомца, до ужаса боясь того, что может их ждать за пеленой, отделяющей сны. Она пронзительно взвизгнула, да крепко зажмурила глаза. И когда вновь открыла их, то обнаружила себя едва ли переваливающейся через оградительную балюстраду на крыше, благо вовремя ее за ворот платья поймал ее спутник и вернул обратно к равновесию.
- Сп-спасибо, - Астрид одернула на себе одежду и осмотрелась вокруг, пытаясь осознать, где они находятся.
- Между небом и землей, - тихо пробормотала она, запрокинув голову вверх, рассматривая россыпь звезд в небе. Таких созвездий нет на Рейлане, или, по крайней мере, в Остебене. – Я не имею понятия, где мы..
Она прошлась вдоль небольшого участка, взад-вперед, окинула взглядом замок вокруг, ища в нем знакомые черты, развернулась на каблуках и произнесла:
- Не уверена. Он… Он похож на храм Триумвирата в Андериле, во-о-о-он там, - она указала рукой в ту часть, где замок террасами поднимался вверх ступенчатой пирамидой, - и… на мой дом…
Тут уже Трида обернулась через плечо и посмотрела далеко, где замок представлял собой мрачное строение из корявых и обрушенных руин.
- Или на то, каким я его запомнила, - она заправила выбившиеся прядки из волос за уши и вздохнула, - так… где мы? Если это сон, то может, мы можем просто прыгнуть? И все? Мы ведь не умрем, я ведь сплю.
Кажется.

+2

6

- Это сон, несомненно, - задумчиво подтвердил Руэри, выслушав ответы девушки. – Но я до сих пор думал, что он твой – ты его создала и им управляешь. Но сейчас начинаю в этом сомневаться. Он слишком устойчив для обычного сна – такое могут выстраивать лишь очень сильные маги. Но зачем?
Последнее он произнес тише и больше для себя. Создать сон, чтобы его туда затащить? С какой целью? Испугать? Убить? А если вовсе не его, а эту Астрид? Руэри вспомнил про темные вихри, выбирающиеся из бездны, и ему стало совсем неуютно на крыше парящего в воздухе замка.
- Я не думаю, что здесь можно рисковать и прыгать куда попало. В обычном сне все бы сработало, а если нет, то он бы просто сменился, или ты бы проснулась... Но здесь... почему-то сомневаюсь, что подобное получится. Что если нет? Ведь можно и не проснуться вовсе, зависнув между мирами, - Руэри повернулся к Астрид, расправляя собственные крылья. – Так что лучше себя обезопасить. Создавай крылья, пока под ногами твердая поверхность. И дай мне руку.
Самому ему летать было привычно хоть во сне, хоть наяву. 
И тогда крылья Астрид распахнулись ее за спиной.
- Ух-ты! – не удержался Руэри. Он ожидал что-нибудь с перьями, как у птиц, но крылья девушка себе нафантазировала от бабочки – с виду хрупкие и чуть прозрачные, покрытые золотистой пыльцой. – Необычно... Но красиво.
Он взял ее за руку (а то вдруг не получится взлететь?) и шагнул с крыши, увлекая за собой. Но все прошло гладко, – Астрид неплохо держалась в воздухе,  - и вскоре они приземлились на одну из открытых галерей внизу. Выбрали ту, что вела в более светлую часть замка, дошли до железных двустворчатых дверей и шагнули за порог.

Это был зал. Огромный, круглый, отделанный серым камнем и полупустой. Полупустой, потому что один предмет в нем все же был – дерево. Черное, уходящее извилистыми корнями в пол и тянущее к потолочном своду голые длинные, покрытые шипами, ветви. Впрочем, ветви тянулись не только вверх, но и в стороны, затягивая зал своей паутиной – в центре их было больше, у краев меньше. Иногда они шевелились, как клубок змей, - неподвижным оставался лишь сам ствол.
И существо, вросшее в него у самого основания.
Сначала Руэри показалось, что это ребенок, но потом он понял, что ошибся, просто бледное тельце было маленьким, человекоподобным, не имеющим половых признаков. Ветки дерева проросли сквозь него или же из него росли – это оставалось непонятным. Голову существа покрывали длинные черные волосы. У него были нос, уши и тонкая линия рта, но отсутствовали глаза.
В зале не имелось видимых источников света - ни факелов, ни ламп, ни магических шаров, но было светло как днем.
Руэри беспомощно оглянулся назад, но дверь, в которую они с Астрид вошли, уже исчезла. Зато появились другие – множество – разных форм и размеров, покрывавшие все стены от пола до потолка.
- Мне это не нравится,  – Руэри протянул руку к крайней, - кованой железной с узором из листьев по краям, - но едва к ней прикоснулся, как пальцы словно обожгло огнем, и он поспешно отдернул руку. – Кажется, мы застряли... Или ты попробуешь?

+3


Вы здесь » Легенда Рейлана » Личные отыгрыши » [10.05.1981] Лабиринты снов