Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17 (18+)

Марш мертвецов

В игре август — сентябрь 1082 год


«Зовущие бурю»

Правление князя-узурпатора подошло к концу. Династия Мэтерленсов свергнута; регалии возвращены роду Ланкре. Орден крови одержал победу в тридцатилетней войне за справедливость и освободил народ Фалмарила от гнёта жесткого монарха. Древо Комавита оправляется от влияния скверны, поддерживая в ламарах их магию, но его силы всё ещё по-прежнему недостаточно, чтобы земля вновь приносила сытный и большой урожай. Княжество раздроблено изнутри. Из Гиллара, подобно чуме, лезут твари, отравленные старым Источником Вита, а вместе с ними – неизвестная лекарям болезнь.



«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Эра королей»

Более четырёхсот лет назад, когда эльфийские рода были разрозненными и ради их объединении шли войны за власть, на поле сражения схлестнулись два рода — ди'Кёлей и Аерлингов. Проигравший второй род годами терял представителей. Предпоследнего мужчину Аерлингов повесили несколько лет назад, окрестив клятвопреступником. Его сын ныне служит эльфийской принцессе, словно верный пёс, а глава рода — последняя эльфийка из рода Аерлингов, возглавляя Гильдию Мистиков, — плетёт козни, чтобы спасти пра-правнука от виселицы и посадить его на трон Гвиндерила.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Солмнир Алисия Эарлан Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [18.09.1082] Тень и кость


[18.09.1082] Тень и кость

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

https://i.imgur.com/HobK3jK.png
【西瓜JUN】原创《鱼》 - 定要听到副歌

«Боль и печаль - всего лишь малая часть огромного мира»

Предыстория
[27.08.1082] Горный призрак

Место действия
Драконий зев, Край света

Герои
Оборо, Воль Рён

0

2

[nick]Оборо[/nick][status]злобная сороконожка[/status][icon]https://i.imgur.com/b4jv75X.png[/icon][sign]
Ветер и туман -
Вся его постель. Дитя
Брошено в поле.[/sign]
Диверсия в порту была для Оборо шансом показать чему она научилась и чего стоит - так говорил ей мастер Широичи и она верила ему. Верила, когда он говорил, что возлагает большие надежды на нее в первую очередь и уже после на других учеников. Но странное дело: еще месяц назад она безмерно обрадовалась бы этим словам и была горда собой, а теперь странное смятение оставляли они в душе и тяжесть на сердце. Алая драконица не понимала отчего так, ведь все вроде бы было правильно - они изгоняли захватчиков с драконьей земли, и всех недостойных. Но могла ли земля принадлежать смертным, когда на ней жили духи и были гораздо большей ее частью, чем весь драконий род. Были осколками ее души… У девушки не было ответов, и она продолжала верить своему учителю ибо он был старше нее и мудрее, был идеалом воина и дракона, а главное - нес благороднейшую из идей - надежду о земле обетованной. И если за нее надо проливать кровь, то это правильно, ибо даром не дается ничего.
   Отправляясь на задание, Оборо испытывала одновременно решимость и опустошение - долг звал ее и она собиралась его исполнить, так же как Юрико и другие сэндайцы. Она так же облачилась в черное и скрыла лицо под маской, которая изображала белую морду лисы - ее отличительный знак, который девушка сама себе выбрала.
  В задачу драконят не входило ничего сложного - лишь поджечь корабли алиферов и разбежаться по укромным местам, когда прибудет стража. И с первой частью они все справились отлично, однако когда пришло время отступать, у молодых сэндайцев начали возникать трудности - им не хватало опыта против крылатых воинов, если те вдруг замечали черные тени, начинали преследование и тем более вступали в бой.
   Один из таких упертых преследователей сел Оборо на хвост, и сколько она не петляла по крышам и меж домов - никак не могла его сбросить. Должно быть он видел ее магическим зрением, запомнил ее ауру, и всегда оказывался рядом, стоило ей затаиться чтобы перевести дух.
   - Вот пристал! - процедила сквозь зубы она, понимая, что бесконечно удирать от алифера не сможет, и, несмотря на приказ, ей придется принимать бой. Эта шальная мысль отчего-то ее не порадовала, хотя это был отличный шанс померяться силами и умениями с настоящим противником. Драконица не боялась! Но вдруг ей придется его убить? Тоже ли это, что зарезать оленя или задушить кролика? Или нечто иное? Правильно ли это будет… Оборо вновь терялась и отчего-то не могла сосредоточится на деле. Ее внимание то и дело выхватывало взволнованных горожан на улицах, и еще более растревоженных духов. Последние высовывались из своих убежищ, иногда возникая из стен и крыш прямо на пути драконицы и тогда ей приходилось спешно сворачивать в сторону, рискуя быть настигнутой. Пожар, который они устроили, всколыхнул оба мира, и девушка чувствовала волнение духов и слышала их недовольное ворчание и даже гневные речи.
   В одну из таких стремительных встреч, когда Оборо чуть не налетела на какого-то хвостатого духа, алифер сверху стремительно спикировал вниз хватая ее за плечо. Драконица все это время не доставала оружия и тот должно быть решил, что сможет взять ее живой без кровавого боя. “Лисица” рыкнула и попыталась вывернуться, одновременно выхватывая свободной рукой короткий кинжал.

Отредактировано Широичи (03-01-2021 23:55:41)

+3

3

[dice]count = 1 | sides = 100 | bonus = 0 | reason = Оборо пытается атаковать[/dice]

0

4

Гора духов

【陰陽師 Onmyoji】緊那羅主題曲《鹿》(附歌詞)【TOMO】
Край света горел. Объятий пламенем городок уже не казался счастливым пристанищем для отвергнутых. На горе духов нарастало беспокойство. Шум пожарища и паника смертный не доходили на такую высоту и вдаль, но Рён чувствовал, как остров реагирует на ту боль и смерть, что несёт с собой смертоносное пламя. Однажды огонь уже погубил родину драконов, стерев её истинный лик, и теперь история вновь могла повториться, потому что смертные слишком жадные и не ценят того, что имеют.
Однажды Аллор посадил магическое древо в центре острова, поддерживая им жизнь. Древо в погоне за силой уничтожили. Возродив его во второй раз, Аллор спрятал древо с глаз смертных, чтобы не было соблазна вновь покуситься на божественную силу, бездумно черпая её из сердца острова. Но не только это влияло на жизнь магии. Поступки смертных – та кровь, что они проливали в погоне за лучшим видением мира, питала корни магических деревьев и разрушала их.
Рён видел, как судьбу Силвы, повторяли на Крае света. Он чувствовал, как трагедии рождают тёмных духов. Как перерождаются светлые, сходя с ума от чужой боли.
Ветер зашелестел в кроне сакуры. Могущественному древу было уже не одно столетие. Оно проросло на вершине самый высокой горы Аёнгхон-Сэн – горы Духов, и его магическая природа или связь с Сердцем острова не были никем и никогда доказана. Древо цвело многие годы, и здесь чаще всего собирались духи на праздник. Красные фонарики и ленты опутывали толстые ветви.
Иногда жрецы Огня приходили сюда, чтобы оставить подарки Рейлану. Здесь же возвели небольшую часовенку, но не построили поблизости храма, считая, что общество смертных может навредить этому месту и приуменьшить его силу. Духи ревностно берегли границы собственного мира даже от крылатых драконов.
Древо не было его родным домом, но Рён уже несколько часов сидел на широкой ветви дерева, смотря в сторону города внизу. Дурное предчувствие посещало его с самого утра, и он спускался в город, чтобы лично посмотреть, что происходит, но… запреты не позволял ему вмешиваться в дела смертных и как-то предотвратить всё, что готовилось. Теперь он смотрел на пожары и чувствовал беспокойство всех на острове.
- А я тебя предупреждал.
Рён не оглянулся. Он узнал Куёна по голосу и знал, какого мнения придерживается дух.
Он тоже принял человеческий облик. Куён был старше него и жил на острове ещё до рождения Рёна, а потому считался более мудрым. Рён не пытался переубедить старшего лиса, зная, что тот прав. Смертные не меняются. Ими движут банальные желания, которые духи никогда не смогут понять.
Или смогут?..
Он тоже преследовал вполне конкретные эгоистичные желания.
- Куда ты собрался?
Куён окликнул его, едва Рён поднялся и легко спрыгнул на землю, обращаясь лисом.
- Рён!
Но белый лис его уже не слушал.
Ajie - What To Sing
Алифер не собирался убивать девушку. Получив приказ поймать пленника живым, он старался не отступать от намеченного плана. Он сам не знал, что так сильно привлекло его в это девушке. Может, её необычная лисья маска, которая отличалась от всех тех уродливых духов острова – ёкаев – которых здесь слишком превозносили, по мнению Тейванга.
Поймав девушку за плечо, он собирался одним быстрым движением оглушить её, но пришлось быстро изменить тактику – перехватить её руку с коротким кинжалом, болезненно вывернуть запястье, чтобы обезоружить. Он уже заносил вторую руку для крепкого удара, когда что-то – или кто-то? – встало между ними. Алифер инстинктивно отпрянул назад, отпуская руку девушки и подарив ей свободу, выставил перед собой меч, ожидая атаки.
Тейванг мог поклясться, что видел огромного лиса вместо человека. Тот так стремительно спрыгнул с крыши дома светлой тенью, что алифер едва успел заметить его боковым зрением. Перед ним стоял молодой парень, похожий на дракона – с таким же миндалевидным разрезом глаз, как многие местные жители острова, но было в нём что-то… животное… дикое. В отличие от девушки, которую он пытался защитить, он не прятал своё лицо и не облачился даже в лёгкий доспех. Тейванг не видел при нём оружия, но внутренне чувствовал, что противнику оно не нужно.
- Кто ты? – спросил алифер, не сумев подавить желание получить ответ.
Но незнакомец не ответил.
- Оставайся за мной, - попросил Рён тоном, не терпящим возражения.
Со стороны он мог показаться дураком, который собирается с голыми руками пойти против вооружённого алифера, но лис знал, что никто из смертных не сможет его убить, пока не знает, кто он такой.
Тейванг замахнулся, с боевым криком занёс меч, к своему удивлению, увидев, как незнакомец выставляет перед собой руку, будто собрался ловить острое лезвие головой ладонью. Меч не встретился со светлой кожей, не смог её даже коснуться, ударившись об невидимый магический барьер, но то был не привычный щит, а нечто иное, что оттолкнуло Тейванга назад.
Алифер отступил назад, ошеломлённый тем, что увидел.
Этого промедления хватило, чтобы в переулке прибавилось алиферов. Преследуя других «ёкаев», они резко остановились рядом с товарищем, с непониманием смотря и на его ступор, и на человека, который отчего-то защищал одного из поджигателей.
[nick]Воль Рён[/nick][status]лис твоего сердца[/status][icon]https://i.imgur.com/dcFU47i.png[/icon]

+3

5

Оборо крепко стиснула зубы, цыкнула и зашипела, подавив в себе болезненный и обиженный восклик, когда алифер выкрутил ей кисть. Прием был простым и действенным - ничуть не хуже тех, которым обучал их мастер в рукопашной схватке, во только теперь драконица сполна ощутила, что значит бороться со взрослым крепким мужчиной, а не с ровесником. Кинжал выпал из ее пальцев, звякнув о мощеную улицу, и именно в тот момент она заметила стремительную белую тень, метнувшуюся и вставшую перед ней, оттесняя противника. Лис!
   - Зачем ты пришел?! - в сердцах воскликнула девушка, баюкая у груди ноющее запястье - рука чуть болела, как и горела кожа на плече, за которое алифер крепко схватил ее, но это было досадными мелочами, что грозили в будущем обернуться лишь синяками и не более. Гораздо больше Оборо было обидно: за то что попалась, за то, что не смогла ударить обидчика, за то что за нее вступились.
   - Я сама бы справилась!
   - Оставайся за мной, - лишь произнес ей в ответ Рен, таким тоном, какого драконица еще никогда от него не слышала. Лис не повысил на нее голоса, не надавил интонацией, но вместе с тем фраза прозвучала настолько сильно и давлеюще, что Оборо примолкла. Она почувствовала себя нашкодившим ребенком, который попал в ситуацию с которой не мог совладать сам, и дух, как строгий, но любящий родитель был готов выручить ее, отложив серьезный разговор на потом.
   Драконица потупила глаза, а затем резко дернулась, когда алифер бросился атаковать Рена. Первым порывом было помочь ему, - сердце девушки подскочило к горлу так, как если бы лис был смертным, которому грозила опасность. Однако, он не нуждался в защите, что тут же наглядно продемонстрировал. Оборо смотрела на произошедшее не менее ошарашено, чем алиферы, которые собрались вокруг - сила духов хоть и была сравнима с магией, но все еще оставалась за гранью ее понимания. Обида смешалась в душе девушки с чувством вины - небывалая эмоция, но ей не хотелось чтобы лис как-то пострадал из-за нее, хоть едва ли это было возможно телесно. Скорее уж она слишком живо представила, что он в своей грозной решительности разрывает всех слетевшихся противников, как его белая шерсть окрашивается кровью, как переступает через себя, чтобы вмешаться в дела в которые не желал вмешиваться, и все это из-за парочки сгоревших кораблей… Возможно раньше ситуация не остановила бы драконицу, но сейчас она сама не была уверена, что хочет сражаться убивать или умирать по настоящему.
   И вместо того, чтобы выхватить из-за пояса металлические метательные звезды, она вытащила стеклянный шарик, который разбила о мостовую под ногами у Рена. Дым не был удушливым, но был густым и серым, призванным спрятать их фигуры от многочисленных глаз.
   - Не надо, - попросила Оборо, обнимая лиса сзади, и переплетая руки у него на груди. - Давай уйдем.
[nick]Оборо[/nick][status]злобная сороконожка[/status][icon]https://i.imgur.com/b4jv75X.png[/icon][sign]
Ветер и туман -
Вся его постель. Дитя
Брошено в поле.[/sign]

+3

6

[dice]count = 1 | sides = 2 | bonus = 0 | reason = Станут ли алиферы атаковать после манёвра Оборо.[/dice]
1 - да
2 - нет

Атаки

[dice]count = 1 | sides = 100 | bonus = 0 | reason = Алифер 1 атакует Рёна.[/dice]
[dice]count = 1 | sides = 100 | bonus = 0 | reason = Алифер 2 атакует Рёна.[/dice]
[dice]count = 1 | sides = 100 | bonus = 0 | reason = Алифер 3 атакует Рёна.[/dice]
[dice]count = 1 | sides = 100 | bonus = 0 | reason = Алифер 4 атакует Оборо.[/dice]
[dice]count = 1 | sides = 100 | bonus = 0 | reason = Рён атакует алифера 1.[/dice]
[dice]count = 1 | sides = 100 | bonus = 0 | reason = Рён атакует алифера 2.[/dice]

0

7

Густой серый дым наполнил переулок, мешая видеть. Оборо удивила Рёна, когда отказалась от войны в угоду их безопасности. Упрямая и целеустремлённая девчонка, которая всегда бездумно шла на эмоциях вперёд, раньше ни за что бы не согласилась отступить, но он чувствовал, как её руки оплетают его, обнимая и прося отступить. Чувствовал в этом жесте страх и желание защитить то, что дорого. Чувствовал вину, и немую просьбу не делать глупостей ради целей, которые этого не стоят. Она беспокоилась не о семье или себе, а о нём – духе, которому обычный меч не мог навредить, как и магия.
Ему ничто не навредит, пока другие не знают кто он.
Накрыв ладонь девушки своей рукой, Рён легко сжал её пальцы, немо давая согласие. Он собирался отступить и уйти вместе с ней, пользуясь положением и силой, но судьба распорядилась иначе. Он услышал шаги до того, как из серого тумана на них бросилась вооружённая фигура. Оттолкнув девушку от себя, убирая её как можно дальше от нападающего, Рён сам подставился под атаку. Меч вспорол светлое одеяние. Ткань на плече пропиталась кровью, заливая рукав и проступая тёмно-бардовыми пятнами на небесно-голубом небе. Белоснежные журавли потонули в озере крови.
Рён не успел защититься. Вид вполне человеческой крови придал Тейвангу уверенности. Он пошёл на сближение, отвлекая внимание лиса, когда с другой стороны на него набросился второй алифер. Оттеснив Рёна к стене, он ударил с силой, замахнувшись клинком. Лезвие не тронуло лиса, но в грудь ударило магическое заклинание, отбросив его силовой волной. Врезавшись спиной и затылком в стену под хруст собственных рёбер, Рён упал на одно колено, подбадривая поражением каждого нападавшего. Сила, которая напугала и насторожила их в самом начале, теперь казалась ничем.
Третий удар должен был снести ему голову, словно алиферы враз забыли, что должны схватить двух пленников и принести их командиру. Чёрные Рита не сражались честно один на один, как учит тому Поднебесная, а нападали скопом, лишая противника малейшего шанса. Рён отклонился; меч прошёл рядом с его головой, срезав тонкую прядь. Ударом ребра ладони по шее лис временно оглушил алифера, но пожалел о своих действиях, когда услышал свист.
Забыв о предосторожности, он ринулся к Оборо опрометью, думая, что успеет. Тейванг преградил ему путь, и этой секунды хватило, чтобы стрела, очертив дугу в редеющей дымке, догнала цель. Оставшийся в стороне алифер мог похвастаться меткостью убийцы, отчего-то выбравшего своей жертвой девушку в маске, а не её защитника.
Отчаяние захлестнуло Рёна с такой силой, что он, не помнил, как призвал призрачный меч - тот возник будто из воздуха, и отразил атаку Тейванга со звоном зловещей стали, заставив противника отступить к братьям. Не останавливаясь, Рён оказался рядом с Оборо и подхватил девушку, вместе с ней опускаясь на землю. Призрачный меч упал рядом с лисьей маской. По руке Рёна всё ещё текла кровь из свежей раны, грудь болела и ныла от заклинания, но вместо этого дух чувствовал боль куда сильнее человеческих ран – то, что на самом деле задевало его дух и ранило сильнее меча и стрел.
Лис осклабился. Внутри него поднималась злость, жаром обдавая нутро. Он чувствовал вихрь, который стремительно становился всё сильнее и больше, пока не выплеснулся в мир, находя выход. Рык-крик девятихвостого – нечто среднее, между зверем и человеком раскатом прогремел в переулке. Злость обретала форму, щедро выплёскиваясь. Дым в переулке развеялся от порыва сильного ветра – он мешал алиферам подойти ближе и докончить дело. Что-то в облике человека вновь напомнило им о странной силе, не имевшей отношения к миру живых. Лицо Рёна изменилось – хищные клыки показались наружу, цвет глаз изменился с приятного карего на чёрный. В вертикальных зрачках не было ни намёка на жалость или милосердие. Тонкие пальцы с длинными когтями цеплялись за одежду девушки, прижимая её к своей груди. Казалось, что за спиной чужака развевались большие белоснежные лисьи хвосты – но не материальные, а будто бы сотканные из магической энергии, и эта энергия, обернувшись чёрным потоком, устремилась острой иглой, сотканной из вороха листьев, к лучнику.
Рён не тратил силы на то, чтобы разорвать его собственными руками, но магия, вонзившись в тело алифера через рот, раздирала его нутро, заставляя задыхаться от боли и гнить изнутри заживо, захлёбываясь собственной кровью. Пока алиферы, перепуганные тем, что видят, пытались бесполезно помочь товарищу, чужак подхватил на  руки девушку и исчез вместе с ней, воспарив будто по воздуху в сторону Горы Духов.
[nick]Воль Рён[/nick][status]лис твоего сердца[/status][icon]https://i.imgur.com/dcFU47i.png[/icon]

+3

8

[dice]count = 1 | sides = 100 | bonus = 0 | reason = Оборо атакует алиферов[/dice]

0

9

Когда ладонь Рёна коснулась ее пальцев и чуть сжала, Оборо вдруг почувствовала, что поступила правильно. Ее мечущееся сердце забилось спокойнее и она была в полной мере готова довериться духу в их отступлении, когда он оттолкнул ее. Драконица устояла, но попятилась. В сером дыму, который она сама же навела посреди улочки, было ничего не разобрать, но по звукам шагов и боя она быстро поняла, что отпускать так просто их не собирались. А еще… потянуло кровью.
  Злость и досада быстро сменили воздушное и светлое чувство умиротворения, пожрали его, как голодные волки. Оборо на несколько мгновений замерла, сосредотачиваясь, чтобы магией придать своим глазам способность видеть чужое тепло. Теперь даже в дыму она видела своих врагов ясно, каждое их движение, чувствовала как с жаром бьются их разгоряченные сердца. Точно охотничьи псы они обступали лиса кругом, и пока один отвлекал - другой нападал исподтишка. Рён, будучи духом, оставался неразличим для ее глаз, но по движениям алиферов она читала его присутствие, и попыталась помочь.
   Выхватив металлические звезды, Оборо прицелилась, но метнуть ни одной из них так и не успела - стрела вонзилась ей в грудь, под ключицу, и будучи выпущенной сверху-вниз, застряла наконечником в легком. Боль была такой неожиданной пронзительной и сильной, что драконица вскрикнула, одновременно делая глубокий сиплый вдох. Метательные звезды высыпались из ее рук со звоном, заклинание слетело с глаз, и она судорожно обхватила древко стрелы ладонями, одновременно проседая на холодную мостовую, но Рен подхватил ее. Драконица все пыталась сделать вдох, но ей не хватало воздуха, лишь болезненный, кровавый кашель рвался из груди. Оборо стало до ужаса страшно, и она даже попыталась избавиться от маски, которая, как казалось, душила ее. Но даже когда та спала легче дышать не стало.
   Широко распахнутыми глазами, из которых катились крупные слезы боли, девушка глядела перед собой, и видела лишь окровавленное плечо лиса. Чья кровь на нем была? Его, алиферов или ее собственная? Мысли путались. Все о чем Оборо могла сейчас думать, так это о том, что не хочет умирать. Не сейчас и не так.
   - Рён, - жалко позвала она одними губами, ибо на слова ей не хватало вдоха. Драконица чувствовала всплеск его маги, видела как обострилось лицо духа, приобретая звериные черты, как потемнели глаза. Мастер Широичи всегда говорил, что злость сильнейшая из эмоций - сила способная привести к победе. Но сейчас, видя как гневается лис, как уродуется его суть - она не находила в ней ничего прекрасного и великого, и не желала такой победы. Особенно в схватке, виновницей которой была.
   Не имея сил дозваться, Оборо потянула Рёна за окровавленный воротник, с немой и неясной мольбой. В тот миг, когда напитанный дымом пожара ветер ударил ей в лицо, она провалилась в беспамятство.

[nick]Оборо[/nick][status]злобная сороконожка[/status][icon]https://i.imgur.com/b4jv75X.png[/icon][sign]
Ветер и туман -
Вся его постель. Дитя
Брошено в поле.[/sign]

+3

10

人渣反派自救系统
- Я предупреждал тебя, - над плечом прозвучал голос Куёна.
Рёну казалось, что всё, что происходит с ним, - дурной сон, но он был духом, а, значит, не видел снов. Всё, что было перед его глазами, - горькая правда, с которой он не желал мириться. В девушке ещё теплилась жизнь. Он чувствовал, как она медленно покидает её тело вместе с кровью, испачкавшей дорогие одежды, и запачкав персиковые губы нитью розовой крови. Проклятием над её грудью возвышалась стрела, пущенная рукой алифера. Рён считал, что Оборо пострадала по его вине. Если бы он сразу подхватил её на руки... если бы сразу кинулся прочь из того переулка, забыв о предосторожности... если бы сразу обернулся лисом и показал свою силу… ничего бы этого не было.
Ветер гулял в кроне древа. Рён слышал его шелест и чувствовал силу в корнях, глубоко уходивших в землю. Он слышал беспокойство духов, которые взывали к демиургу в поисках спасения и помощи. Он чувствовал гнев, который кипел в их сердцах непринятием пролитой крови смертных на Драконьем зеве, и разделял их желание мести.
Смертные забыли, кому принадлежит этот мир.
Древко стрелы под пальцами Рёна треснуло. Чёрное оперение упало на землю к его ногам, едва лишь обагрившись кровью девушки. Он надавил на стрелу, проталкивая её глубже в тело Оборо, пока наконечник не показался с другой стороны. Куён молчал, стоя в стороне, и наблюдал за действиями собрата, не понимая, что именно он пытается сделать.
Окровавленная стрела показалась из тела девушки. Рён отбросил её в сторону на траву. Он чувствовал, как горячая кровь льётся по его коже, вытекая из раны Оборо, но не пытался её остановить. Рёну казалось, что горит не пристань и город под горой, а он сам – то, что смертные называют душой.
Воздушный вихрь закружился вокруг него, когда лис, прокусив большой палец правой руки до проступившей капли крови, прижал его ко лбу девушки, выводя символ, линия за линией.
- Воль Рён! – крикнул вслед Куён, когда понял, что собирается сделать лис, но бесполезно протянул руку, ухватившись лишь за воздух.
Вихрь из листьев не позволил ему приблизиться, чтобы остановить лиса.
Белоснежные хвосты, будто призраки, появились за спиной Рёна, вновь меняя его человеческий облик на полузвериный. Чёрные глаза без зрачков смотрели на девушку без толики гнева или ненависти. Кровь останавливала бег, рана медленно зарастала под слоем испорченной одежды, и вместе с тем девятый призрачный хвост растворялся в воздухе.
Рён рыкнул от боли, сковавшей его тело. Осклабился, будто зверь, каким и был, но лишь крепче обхватил девушку, не отступая от своего. Силы магического озера не хватило бы, чтобы вернуть жизнь в тело девушки, но части собственной души в уплату, чтобы распалить внутри драконицы огонь из уголька – да.
Когда хвост полностью исчез, на теле девушки не осталось раны. Только окровавленная одежда и обломок стрелы напоминали о том, что она едва не погибла. Рён подался вперёд от накатившего вслед за болью бессилия и упёрся ладонью в землю, чтобы не навалиться на девушку, придавив её собой.
Сердце в груди билось медленно, но уверенно. Он слышал его, даже не прикасаясь к груди Оборо.
Рён с теплом улыбнулся.

[nick]Воль Рён[/nick][status]лис твоего сердца[/status][icon]https://i.imgur.com/dcFU47i.png[/icon]

+3

11

[nick]Оборо[/nick][status]злобная сороконожка[/status][icon]https://i.imgur.com/b4jv75X.png[/icon][sign]
Ветер и туман -
Вся его постель. Дитя
Брошено в поле.[/sign]

Для Оборо время перестало идти. Она уже не существовала в мире живых в полной мере, и лишь иногда в окружавшем ее черном небытие вспыхивали яркие кляксы мутных образов и прорывались оборванные слова. Они ничего не значили для драконицы, ибо в голове ее уже не было мыслей, которыми бы она могла осознать происходящее с ней. Ей больше не было страшно или грустно, у нее не было имени и не было никаких связей. Только единственный раз, острая, жгучая боль пронзила ее сознание, напоминая о связи с холодеющим телом, когда Рён проталкивал стрелу наружу. Эта боль прошлась, как молния через тьму, и Оборо сдавлено вскрикнула широко распахивая глаза. Она успела заметить перед собой густую древесную крону и сосредоточенное лицо лиса, прежде чем вновь чернота охватила ее.
   Однако эта тьма уже не была так пуста. В ней стало тепло, как в яйце. Оборо не помнила каково оно - быть там, но почему-то твердо была уверена, что под скорлупой именно так: спокойно, тепло и хорошо. Затем к темноте примешались запахи листвы и сырой земли, и только после драконица почувствовала над собой близкое и живое чужое присутствие. Тяжело открыв глаза, она увидела перед собой улыбающееся лицо Рёна, изможденное, с кровавыми брызгами, но отчего-то счастливое. Воспоминания о случившемся не сразу вернулись к девушке и в первое мгновение она просто подняла руку и огласила духа по щеке. И не скованная ничем, кроме сиюминутной чистой эмоции она произнесла:
- Ты красивый…
  Лишь после вид крови на плече Рёна вернул Оборо в реальность окончательно. Ворох образов и пережитого страха обрушила на нее память, и девушка торопливо схватилась рукой за собственную рану. Пальцы нащупали закоржевелую и одновременно скользкую от спекающейся крови ткань, но стрелы не было, как не было никакой боли. С немым пониманием и благодарностью взглянула она вновь на лиса, обхватила за шею и порывисто коротко поцеловала в губы.
   - Это плата за ритуал! - упреждая все вопросы, воскликнула она, помня, что в пещере Рён взял такую же за исцеление, и девушка наверняка порозовела бы щеками, если бы так много крови не покинуло ее тело до этого. Даже не представляя, что дух сделал для нее Оборо испытывала пронзительную благодарность за избавление от боли и страха, которые пожирали ее, за то, что отвёл от нее смерть, которая уже заключила девушку в свои объятия. Это была бы глупая кончина и бессмысленная, слишком ранняя и глупая для дракона, который, как говорил мастер Широичи был высшим творением богов. Мастер Широичи… что сделал бы он и как себя почувствовал, если бы его верная ученица… и дочь… вдруг сегодня умерла?
Оборо не знала, или не хотела знать, потому что в глубине души ей казалось, что не изменилось бы ничего.
  - Ты ранен? - запоздало спросила драконица, осторожно оглаживая плечо лиса с рассеченным кровавым следом на ткани. - Я могу тебе как-то помочь?
За всем этим девушка так и не заметила, что они вовсе не одни.

+3

12

却春山

Оборо открыла глаза, и Рён не шелохнулся. У него не было достаточно сил в теле, чтобы подняться, и не было сил в скованном теле, чтобы разжать объятия и отпустить девушку. Он лишь улыбнулся, когда она тронула его щеку, и прикрыл глаза. Прикосновение драконицы было тёплым и приятным. Оно отогнало тревогу. Прогнало злость и жажду мстить смертным за причинённую ему боль. Он чувствовал, как огонёк чужой жизни трепыхается в его руках, но разгорается всё сильнее, набираясь силы и уверенности. Этот уголёк уже не потухнет и не охладеет.
— Ты красивый…
- А я говорил, - весело, но вымученно усмехнулся Рён на слова девушки, чуть сильнее сжимая её плечи пальцами.
Лис видел, как Оборо ощупывает место раны. Воспоминания возвращались к ней, и вместо обломка стрелы, она касалась лишь испорченной одежды, запятнанной свежей кровью. Злополучная стрела лежала невдалеке от них, выглядывая из травы опасным наконечником, который должен был отнять жизнь Оборо.
Будто бы поняв, от чего Рён спас её, девушка приподнялась, обнимая его, и коротко прильнула к губам. Лис придержал её под спину и на короткие мгновения закрыл глаза. Теперь он чувствовал, что она жива, и с шумным выдохом отпустил тяжесть, что лежала на его бессмертной душе. Это стоило того, чтобы отдать в уплату за её жизнь один из хвостов. Неважно, что за истинная цена скрывалась за этим ритуалом, и он не собирался ничего рассказывать девушке. К тому времени, как она отстранилась от него и смогла его рассмотреть, хвостов уже не было. Лик Рёна вновь стал человеческим. Все звериные черты в нём разгладились.
- Должен заметить… - прошептал дух на выдохе. – Это слишком скромная плата.
Открыв глаза, Рён с улыбкой посмотрел на девушку. За ритуал он и не думал брать с неё плату, хотя прекрасно знал, что в истории были случаи, когда люди, спасаясь от смерти благодаря девятихвостым, потом приходили к ним со сливовым кинжалом. Рён не мог представить себе, чтобы Оборо поступила таким образом с ним, а если и да… Он не жалел о том, что сделал для неё.
Пока она была жива, он и себя чувствовал живым.
— Ты ранен?
Рён забыл о ранах, но, видеть беспокойство в глаза Оборо, было лестно.
- Не беспокойся об этом, - он поймал её ладонь и легко сжал пальцы. – Они скоро заживут.
Лис считал, что есть темы намного важнее его ран, но некоторым свидетелям их разговора не терпелось вмешаться.
- Самые бессмысленно потраченные сто лет жизни, - хмыкнул Куён, привлекая к себе внимание.
- Не бессмысленные, - ответил Рён, убирая прядь волос с щеки Оборо и с улыбкой всматриваясь в её лицо. – Но кое-что ты можешь сделать для меня, - он подозревал, что Оборо не понравится его просьба и она может неправильно его понять, но всё же попытался. – Останься со мной у древа до утра. С рассветом я отведу тебя в деревню.
Он не хотел бы, чтобы Оборо возвращалась к своей семье. Именно из-за них она едва не погибла этой ночью. Отчасти он специально хотел удержать её, чтобы убедиться, что ритуал прошёл нормально, а отчасти… потому что знал, что кровопролитие приводит к ещё большему кровопролитию, а это значит, что товарищи и семья Оборо могут погибнуть.
- Смертная среди духов, - Куён поморщился. Ему явно не нравилась эта перспектива.
- Этот ворчун - Куён, - представил его Рён, подозревая, что у Оборо есть вопросы. – Он… что-то вроде моего брата.
Куён хмыкнул на словах о родстве, отрицая приписанные духам семейные ценности и родственные связи смертных.

[nick]Воль Рён[/nick][status]лис твоего сердца[/status][icon]https://i.imgur.com/dcFU47i.png[/icon]

+3

13

[nick]Оборо[/nick][status]злобная сороконожка[/status][icon]https://i.imgur.com/b4jv75X.png[/icon][sign]
Ветер и туман -
Вся его постель. Дитя
Брошено в поле.[/sign]

- Надеюсь… - произнесла Оборо, когда лис заверил ее, что раны его не опасны и в скором времени затянутся. Из легенд она знала, что убить духа сложно или невозможно вовсе, хотя у них оставались определенные слабости и их можно было изгнать, или куда-то не пустить. Девушка просто доверилась Рену и тут же вздрогнула от чужого голоса, замечая, наконец, другого духа.
   Он, что все это время был здесь?! И видел, как она…
   Волна смущения охватила драконицу и оно наверняка переросло бы в грубость и злость, если бы до нее вдруг не дошел смысл сказанных незнакомцем слов о потраченных годах. Неужели лис потратил на нее собственную жизненную силу? Это ошеломило Оборо, отбросив назад и сделав незначительными все стыдливые переживания, смирило и осадило. Она выбралась из объятий Рена, но осталась рядом с ним, сев среди травы и обхватив колени руками. Еще никогда она не чувствовала себя такой виноватой, хоть никто не ругал и не отчитывал ее: Куён и тот ворчал исключительно на лиса. Но что бы Воль ни сделал, он сделал это ради нее…
   - Я останусь, - даже не задумываясь ответила Оборо. Возвращаться назад в деревню ей не хотелось, как не хотелось отчитываться перед мастером и смотреть в глаза матери. Она не справилась этой ночью, и боец из нее оказался дрянной. Дрянной и слабый настолько, что должен был умереть. По сути ее собственная жизнь уже не могла принадлежать ей - свою она не уберегла, и жила дальше только за счет чужой.
   - Я никак не побеспокою вас, - ответила она Куёну, и найдя взглядом стрелу, отброшенную лисом, вытянула из травы. На обломке древка и хищном наконечнике все еще была ее собственная свежая кровь - ясное свидетельство того, что все происходило взаправду, и Оборо вдруг пожелала сохранить это болезненное чувство. Она выдернула наконечник из древка, и принялась приматывать его к шнурку, снятому с оружейного пояса, а затем с молчаливой решительностью повесила его себе на шею.
   - Ты правда отдал за меня сто лет? - напрямую спросила драконица у Рена, обрастая былой собранностью и мрачноватостью. - Тогда пусть твой брат будет свидетелем. Я согласна быть твоей невестой. Или женой...
   Девушка все еще не понимала до конца, что это может значить в мире духов, и было ли это больше чем игрой, но ее прежний мир, прежнее представление о нем и о себе сейчас горели, как город под горой, и она отчаянно желала найти новую опору и новую цель, новый смысл. Сделать хоть что-то, чтобы избавиться от вины. Что-то, что усмирило бы взрощенное понимание чести и долга. А долг велел посвятить жизнь тому, кто эту жизнь спас.

Отредактировано Широичи (14-02-2021 15:16:56)

+3

14

Рён не хотел бы, чтобы Оборо что-то знала о жертвах. Он надеялся, что девушка вспомнить день, когда упала в лисью нору, и как воды возле магического древа исцелили исцарапанную кожу. Этот вариант казался ему самым мягким. Смертные обычно не задаются вопросами: откуда и что взялось. Но Куён не удержался от комментария. Его нелюбовь к смертным выражалась в постоянных язвительных комментариях, который Рён никак не мог пресечь вовремя.
Он уже готовился объясниться с девушкой, видя, как она переменилась после слов Куёна.
- Отдал, - Рён не видел смысла лгать, хотя мог бы слукавить или выставить всё случившееся в ином свете – более радужном, чем есть на самом деле.
Но Оборо удивила его не только своей решительностью, но и принятым решением.
- Я согласна быть твоей невестой. Или женой...
Рён опешил от такого заявления и ничего не успел сказать. Зато второй дух, в отличие от него, не растерялся и тут же подобрал нужные слова.
- Наказала женитьбой. Смертные… - Куён вздохнул с таким видом, словно в его понимании Оборо если не сделала самую большую глупость в жизни, то обрекала духа на мучительное сосуществование с существом из другого мира.
Эти слова немного отрезвили Рёна.
- Я, конечно, рад, что ты согласна связать со мной жизнь, но… - он пытался тщательно подобрать слова, чтобы Оборо не подумала, будто все его слова про свадьбу – это всего лишь шутовство, за которым нет абсолютно ничего. – Ты не должна этого делать из чувства вины… - Рёну казалось, что это решение, принятое на эмоциях. Всего лишь кратковременный порыв души из благодарности за спасение. Многие смертные этим грешили, о чём после неоднократно жалели. Принять такое предложение из благодарности духу не позволяла какая-никакая гордость. – И потом… это всего лишь сотня лет из девятисот… - Рён весело усмехнулся, надеясь, что его слова сгладят момент с самобичеванием Оборо.
Куён фыркнул. У него и на этот счёт было мнение.
- Смертная, знаешь ли ты, что значит – обручиться с бессмертным? – он посмотрел на Оборо так, словно видел перед собой несмышленого ребёнка, который бросается громкими словами, не подумав.
[nick]Воль Рён[/nick][status]лис твоего сердца[/status][icon]https://i.imgur.com/dcFU47i.png[/icon]

Отредактировано Изувер (04-02-2021 12:25:11)

+3

15

[nick]Оборо[/nick][status]злобная сороконожка[/status][icon]https://i.imgur.com/b4jv75X.png[/icon][sign]
Ветер и туман -
Вся его постель. Дитя
Брошено в поле.[/sign]

Всего душевного порыва Оборо не оценили. Куён смотрел на нее насмешливо и покровительственно, одним этим взглядом, обращая ее судьбоносное, казалось бы, решение в пустой звук. И в других обстоятельствах девушка непременно бы взъелась за такое унизительное пренебрежение, но все пережитое притупляло остроту эмоций: после встречи со смертью, они, казалось, уже никогда не будут так ярки и абсолютны, как прежде.
   Рён, заговоривший следом за братом, несмотря на мягкость слов, вовсе не сгладил неприятного чувства - он тоже сомневался в том, что драконица достаточно взрослая, достаточно хороша и умна, чтобы принять подобное решение.
   - Это не чувство вины, балда! - не сдержалась Оборо, хлестко зыркнув на окровавленного духа. Она не могла бы точно сказать, о глубинных своих мотивах, ибо сама ощущала их очень смутно, но зато точно знала, что будь на месте Лиса кто-то другой, она бы искупала свой долг совершенно иначе. Уж точно не предлагалась бы в жены! Скорее уж сами обстоятельства, были прикрытием для потаенных желаний, слабости и привязанности к кому-то другому - то, в чем иначе, болезненная гордость не могла позволить признаться открыто.
   - Это благодарность! - буркнула она. - За сто лет. Это вовсе не пустяк. Я и половины из них не прожила… - Оборо отвела глаза, уткнув взгляд в мягкую помятую траву перед собой, и задала вопрос, который все вертелся в голове: - Я проживу только эти сто лет?
   Девушка понятия не имела, как устроена магия духов, но ей показалось, что если один жертвует частью своей жизни, то другой получает ровно столько же. Сто лет было неописуемо мало для дракона, но без них не было и вовсе ничего. И думая об этом, она все равно не отказывалась от своего решения, а души в нем еще смели сомневаться!
   - Не знаю, - ответила она на вопрос Куёна, и это простое признание тоже далось не просто. - Но меня не пугает его стоимость, если только это не причинит Волю большего вреда… Тогда я заберу свои слова.

+3

16

— Это не чувство вины, балда!
Рён усмехнулся.
- Не то что бы я сомневался в своём обаянии…
Куёну не понравилась шутка. Он вообще не видел ничего смешного в желании девушки обручиться с бессмертным. Он считал это проблемой, хотя понимал также, что смертные быстро меняют решение, и то, что сегодня Оборо согласна выйти за Рёна, ещё не означало, что через пару часов она не передумает. Он даже не исключал варианта, что после свадьбы она бы пришла к нему со сливовым кинжалом, чтобы избавиться от «вредного духа» и освободить себя.
- Нет, - поспешил Воль заверить девушку. – Ты проживёшь свою жизнь, а сколько кому из нас отмерено – ведомо лишь богам.
Лис знал пределы магии, но он рассчитывал, что в распоряжении девушки, которой Рейланом даровано долголетие, всё же будет больше времени. Он не хотел, чтобы Оборо постоянно думала о скоротечности жизни и оттого торопилась «пожить», постоянно оглядываясь на смерть, стоящую у неё за плечом. Это он считал не жизнью, а существованием.
- Не причинит, - торопливо заверил Рён, надеясь, что Куён поймёт его намёк и не станет рассказывать девушке всего. Не сейчас. Он хотел сделать это сам.
Куён молчал.
Мысленно выдохнув, Воль решил отшутиться:
- Но придётся выдумать для твоих родственников правдивую историю о заморском купце, которому ты больно приглянулась, - усмехнулся он. – Но о деталях мы поговорим потом.
Рён попытался вспомнить о серьёзных вещах – о пожарах и о том, что где-то там остались друзья и семья Оборо, которые тоже могли пострадать этой ночью, а если и нет, то на горе духов было неспокойно – даже ослабший дух это чувствовал и боялся представить, во что это выльется для смертных, если ничего не предпринять.
- Думаю, что нам лучше вернуться в пещеру и переждать там. Здесь никого кроме жрецов не бывает, но лучше… лучше здесь не задерживаться.
Рён не хотел говорить всего и пугать девушку. Он попытался подняться на ноги, но пошатнулся – явно переоценил свои возможности. Понадобится время, чтобы все его раны затянулись, а в идеале – стоило бы поохотиться, чтобы регенерация прошла быстрее, но Воль не хотел оставлять девушку одну. Он мог бы оставить её под надзором Куёна, но подозревал, что духу не понравится работа нянькой для смертной.
[nick]Воль Рён[/nick][status]лис твоего сердца[/status][icon]https://i.imgur.com/dcFU47i.png[/icon]

+3

17

Оборо поверила лису - ей хотелось ему поверить, хотя где-то в глубине сознания роковая сотня отпечаталась клеймом на ее душе. Несмотря на то, что телесные раны ее зажили, ум драконицы был раздроблен, и это она еще даже не подозревала насколько непопровимо раскололась вся ее прежняя жизнь. Сейчас она действительно была не способна планировать каких либо объяснений для матери и господина Широичи, она в целом не знала, где найти силы признаться, что помолвилась с не драконом, хотя всего несколько мгновений назад с жаром обещалась Рёну в жены. Мастер никогда не одобрит этого союза, сколь правдивую историю они бы ни сочинили для лиса. Разве что он сможет задурить ее клану голову и заверить их, что самый настоящий дракон. В любом случае, все эти мысли Оборо сейчас отринула, чувствуя свою слабость перед ними.
   - Да, потом, - бесцветно обронила Оборо и поднялась на ноги, невольно цепляясь взглядом за зарево пожара под горой, где расстилался город, и черные крылатые силуэты скользили над ним. Как ни странно, но ее не тянуло туда: ни единая ниточка в душе не дернулась, не породила мысли полететь и помочь своим. Сейчас драконица сама себе казалась бесполезной, глупой и не умелой, той, кто станет только мешаться, и скорее всего умрет второй раз не совершив ровным счетом ничего и ни на что не повлияв. Пожалуй, еще никогда в жизни она не чувствовала себя настолько маленькой и жалкой. Поломанной. И впервые в жизни она сдалась. Сражаться ей не хотелось.
   Видя, как слаб Рён, несмотря на свой лихой вид, девушка обернулась драконом, не без труда умещаясь под огромным деревом: ей приходилось пригибать голову, чтобы витые рога не цеплялись за нижние ветви, клонившиеся под собственной тяжестью к земле. Никогда прежде Оборо не принимала своего истинного облика перед духом, хоть тот наверняка видел его, если украдкой присматривал за ней. Но теперь драконица чувствовала странное смущение внутри, точно бы сбросила перед юношей все одежды. Слишком долго ее учили прятать свои крылья.
   “Летим” - согласно обратилась она к лису, даже не задумываясь о том, чтобы он потащил ее в свою нору - она сама собиралась его унести.
   “Для меня отрадно это знакомство, брат Куён” - попрощалась она со вторым духом, и приподняла крылья. “Я позабочусь о Воль Рёне
   С гордым видом, за которым Оборо прятала свое неудобство, она соскользнула с выступа горы, одновременно хватая в когтистые лапы духа. Держала она его крепко, но не настолько чтобы причинить боль или поранить.
   В несколько тугих взмахов набрала она высоту, и дальнее зарево тускло блеснуло на ее темно-алой в ночи чешуе.

   Драконица летела над самым лесом, едва не касаясь крыльями верхушек деревьев, и прижимая Рёна к груди - она опасалась, что алиферские патрули могут заметить ее, но обошлось. Лисье логово было спрятано от чужих глаз, но Оборо помнила каким путем вел их тогда с Аки проводник, и где располагался жертвенник, куда охотники складывали подношения духу, чтобы тот не морочил их пути. Туда, на свободную от густых порослей скалу она и опустила хозяина пещеры, а затем обернулась в человека сама. Странным образом это далекое место навевало успокоение. Здесь было темно, и не видно было далекого огня.
   - Что теперь? Бросить тебя в озеро, что бы ты исцелился? - поинтересовалась Оборо деловым тоном.

[nick]Оборо[/nick][status]злобная сороконожка[/status][icon]https://i.imgur.com/b4jv75X.png[/icon][sign]
Ветер и туман -
Вся его постель. Дитя
Брошено в поле.[/sign]

+3

18

- А ведь я мог донести тебя сюда на себе, - притворно вздохнул Рён, но потом улыбнулся, с теплом посмотрев на девушку.
После ритуала и ранения он чувствовал себя не так хорошо, чтобы использовать все духовные силы, и всё же ценил риск Оборо – обернуться драконом и долететь до пещеры. Никто из алиферов, даже если увидит их здесь, не сможет войти под гору и отыскать зачарованное озеро. На то оно и зачарованное. А из-под горы вело несколько выходов. Рён мог повелевать ими по своему усмотрению. Вдобавок они могли оставаться в логове сколько потребуется, пока ситуация наверху не наладится. Разве что… с едой внизу было туго. Рён не думал, что Оборо согласится есть холодную и сырую курятину, которую к горе приносили жители деревни, чтобы задобрить злого подгорного духа. Но это же лучше, чем грызть древесные корни от голода? Лучше же?..
- Ну… ты можешь меня поцеловать, - усмехнулся Рён. – Уверен, что от этого все мои раны мигом исцелятся, и даже не придётся марать воду моей кровью.
Дух даже наклонился к девушке, наигранно подставив губы для поцелуя, но ожидал скорее, что Оборо в шутку его ударит или назовёт дураком. Никакого поцелуя – больше того, что уже получил – он не ждал, а потому развернулся к логову. Магический проход появился перед ними, как и тогда, поддаваясь воле хозяина. На это у Рёна всё ещё были силы.
Спуск вниз был плавным и больше похожим на широкие ступени, выскобленные в земле. Лианы скрыли вход за ними, а следом на проход будто бы кто-то задвинул валуном. Ненадолго внизу стало темно, и только лисьи глаза светились, выдавая присутствие Рёна. Он взял девушку за руку, чтобы она ему доверилась, и повёл её дальше. Конец непроглядного тоннеля разбился об уже знакомый Оборо магический свет – они вышли к озеру.
- Подожди меня здесь, - попросил Рен, перед тем как развернуться к озеру и отойти от девушки.
Рён развязал пояс испорченной одежды и сбросил её с плеча. Следы крови оставались на коже. Рана всё ещё была влажной и кровь медленно проступала, поблёскивая едкой тьмой в самой червоточин разверзнутой плоти. Движение далось болезненно, но отчего-то лис не хотел обременять этим девушку, и не хотел напоминать ей лишний раз, что именно её спасение стало причиной его ранения. Для людей такая рана могла бы дорого обойтись, но он – дух, а это нечто иное. Все телесные раны затянутся. Просто нужно время и немного магии.
Он разделся лишь по пояс и вошёл в воду.
Вода окрасилась от крови, едва та лизнула разводы на руке, а следом – рану. Со стороны Рён казался самым обычным человеком, который решил промыть рану, но вокруг чувствовалась магия. Она исходила от озера и от дерева. Воздух казался от неё настолько густым и насыщенным, что даже Оборо могла ощутить это, не прибегая к магии. Кровь смывалась и вместе с ней смывалась рана.
Рён нырнул и долго не показывался из воды. Только белоснежные огоньки поднимались от воды и стремились к потолку пещеры.
[nick]Воль Рён[/nick][status]лис твоего сердца[/status][icon]https://i.imgur.com/dcFU47i.png[/icon]

+1

19

Когда Рен, дурачась, потянулся за поцелуем, Оборо скривилась так, будто ей в лицо сунули огромную жабу и уперлась ему ладонью в лоб, чтобы оттолкнуть от себя, хотя на скулах девушки появился легкий румянец. Она хорошо помнила свой порыв, после того как Бездна выпустила ее из своих объятий, и ей было неловко от того, что глубинное чувство взяло верх. Теперь она вновь облачилась в духовные доспехи и была готова обороняться со всей напускной грубостью.
   - Болван! - предсказуемо для лиса ответила она. - Нет в этом никакой магии!
  Поцелуй-то был, а Рен все еще истекал кровью! Однако способность шутить, явно говорила о том, что с духом все будет в порядке, тем более что теперь они были рядом с его домом - местом его силы, насколько понимала Оборо.
   Они спускались вниз в каменной темноте, хоть драконица и могла бы осветить ход магическим огнем, но ей не хотелось. В простом жесте лиса было столько непривычной заботы, что она решила побыть немного беспомощной. И мир от этого не рухнул.
   - То есть ты всегда мог проделать нормальный спуск… - пробормотала Оборо, припоминая как ей пришлось скользить и падать к магическому озеру впервые. Конечно же, как хозяин пещеры, Рен все знал о непрошенных гостях, и девушке захотелось его хорошенько треснуть за шутку прошлого, но помня о его ранах, она лишь недовольно рыкнула.
   Раны и правда выглядели серьезными для смертного, - драконица явственно увидела всю глубину собственного промаха, оставшегося на чужом теле. И отвела глаза, как ребенок, обнимая себя за плечи. Настоящие сражения, которых она так желала и к которым ее готовили с рождения, оказались вовсе не так завораживающе и героичны, как в легендах. Оборо думала, что готова умереть за своего мастера, но оказалось что нет. Это определенно было трусостью и предательством, настолько огромными, что драконице даже не хотелось теперь возвращаться назад.
   Когда лис нырнул в воду, девушка подошла ближе к магической воде и села на выступающий камень, тоскливо глядя на разгладившуюся поверхность озера и магические огоньки, поднимающиеся над ней. Это место было все таким же неестественно прекрасным, как и в первый раз. Дерево, растущее в каменном мешке пещеры, казалось таким же невероятным, как живой огонь заточенный в лед. Но именно эта загадочная неестественность завораживала смертный ум.
   Оборо бездумно смотрела, как вздымаются огоньки и плавно опускаются к воде лепестки, оторвавшись от веток, пока не поняла, что Рен находится под водой слишком долго. Соскочив со своего места, девушка прошла к кромке воды, и даже зашла в нее по щиколотку, не думая о намокших сандалиях.
   - Воль, - негромко и чуть обеспокоенно позвала она. - Воль? Ты там впорядке? Потому что я за тобой нырять не стану! И лучше тебе вылезти самому, потому что иначе тебя сожрут рыбы. Или кто там еще на дне водится...

[nick]Оборо[/nick][status]злобная сороконожка[/status][icon]https://i.imgur.com/b4jv75X.png[/icon][sign]
Ветер и туман -
Вся его постель. Дитя
Брошено в поле.[/sign]

+1


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [18.09.1082] Тень и кость