Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17 (18+)

Марш мертвецов

🎄 С НОВЫМ 2021 ГОДОМ, ДРУЗЬЯ! 🎄


В игре август — сентябрь 1082 год


«Записки убийцы короля»

Стараниями Инквизиции и эльфов из Триумвирата Зенвул очистили от склеры. В проклятый город-призрак вновь вернулась жизнь, его покинули духи и нежить с нечистью. Ульвийская богиня, что стала сердцем Скелетного древа, бежала из Андерила, захватив тело одной из жриц, так и не позволив изгнать себя в мир духов. Триумвират пытается оболгать инквизицию, записывая заслуги по очищению Зенвула себе, и прикрывает преступления перед короной.



«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Эра королей»

Более четырёхсот лет назад, когда эльфийские рода были разрозненными и ради их объединении шли войны за власть, на поле сражения схлестнулись два рода — ди'Кёлей и Аерлингов. Проигравший второй род годами терял представителей. Предпоследнего мужчину Аерлингов повесили несколько лет назад, окрестив клятвопреступником. Его сын ныне служит эльфийской принцессе, словно верный пёс, а глава рода — последняя эльфийка из рода Аерлингов, возглавляя Гильдию Мистиков, — плетёт козни, чтобы спасти пра-правнука от виселицы и посадить его на трон Гвиндерила.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Солмнир Алисия Эарлан Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Эпизоды » [27.04.1082] Мир подлинной веры


[27.04.1082] Мир подлинной веры

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

- Локация
Остебен, г. Андерил
- Действующие лица
Сивила Лиерго, Триумвират (нпс)
- Описание
предшествующий эпизод - [24.04.1082] Очи Великого суда
следующий эпизод - [11.05.1082] Вознесение
Королева берёт дело в свои руки, видя настроение сына. Она желает докопаться до правды и выяснить планы Триумвирата и Тройка Великих предана короне.

+2

2

С самого начала пребывания в Андериле,  Сивила прекрасно понимала то, что Триумвират будет ненавязчиво следить за королевой  и кронпринцем, ровным счетом на столько же, она понимала и то, что следующая аудиенция с Великими произойдет только у того и тогда, когда кто-то из Великих того пожелает. Триумвират желал править балом. Что ж, если  это поможет делу.
Королева не высказывала своего недовольства горячностью сына,  а предпочитала хранить молчание. Нет, конечно, если сын обращался  к ней, то она вела с ним нейтральные тёплые беседы, но ничего касающееся политики. Порицала ли она глубоко в  душе бескомпромиссность кронпринца, горячность суждений, грозящих отвернуть от них один из путей спасения подданных? Об  этом,  если  Сейлан и догадывался над ответами на эти вопросы,  то не слышал в свой адрес ответов на них.  Сивила помнила, кому принадлежат предоставленные им  с  сыном покои, а потому всегда помнила, что у каждой даже абсолютно пустой комнаты есть свои глаза и уши.
Вот уже три дня, как королева начинала утро с аскетичного завтрака. Нет, Триумвират не пытался показать посланникам короля свою бедность, напротив, этот путь выбрала сама Сивила.  Затем она спускалась на утреннее богослужение в общий зал, нисколько не чураясь присутствующих, после чего она оставалась перед алтарной частью опускалась на колени, покорно склоняла голову в тяжелом, нарочито взятом для этого, походном венце строгих линий, подчеркивающем  статус  присутствующей в зале особы, складывала руки  и начинала молиться.
Она молилась мерным полушепотом, тем не менее четким и прекрасно слышимым желающим,  если он стоял достаточно  близко к королеве. Сивила взывала  ко Всеотцу, благодарила его мудрость, просила отпустить грехи  её и её подданных. И так по кругу, снова  и снова, вплетая в свою молитву имена тех,  кто оказывался рядом или тех, чьи имена она слышала, спускаясь к молитве. Одного она  не упоминала в молитве даже полунамеком – болезни своего короля,  хотя молитвы о смягчении участи тех, кого Люциан подверг каре Розой  неживых, также звучали из уст монаршей особы.
Венец тянул шею, плечи и руки королевы затекали и ныли, а колени болели от долгого  неподвижного пребывания на каменных плитах пола храма.  Сивила не двигалась, а многолетняя политическая практика позволяла не прерывать негромких речей королевы,  обращенных к Люциану, до  глубокой ночи. Народ любого положения и сословия и,  конечно же, Триумвират  должны были знать  то, что королева,  а с ней и королевская семья, с ними, о том, что она помнит каждого из тех,  с кем ей приходилось  столкнуться, чьи стенания о бедах и печалях достигли ее  ушей о томм что она будет покорна ИХ богу и будет просить ИХ бога не о себе,  а о НИХ.
Третий день клонился к закату, когда рядом с королевой остановился один из братьев Триумвирата.

+2

3

Молодой жрец Лицио, уже знакомый королеве, безропотно дождался пока она сама не обратила на него свой взор, и лишь уловив её внимание, с низким поклоном передал просьбу Триумвирата об уединённой беседе.
    Выслушав согласие, он проводил её вглубь храмового комплекса. Открывшаяся дверь вела не в зал, в котором Сивилла с принцем беседовали с Великими о жертвах Скелетного Древа, а в небольшую келью. Одну из выбеленных стен украшал выложенный яшмой треугольник Всеотца, остальные были закрыты полками, с рядами аккуратно переплетённых рукописей.
Двое из жрецов поднялись, приветствуя королеву, из за круглого стола, за которым располагалось всего одно свободное место - для неё.

    - Надеюсь, Ваше Величество, вас и наследника устроили достаточно удобно?, - первым заговорил Деймос Третий, когда все расселись по местам, - Наше гостеприимство скромно, и далеко от дворцовых удобств, но оно от чистого сердца и со всем уважением к семейству властителей Остебена.

    - Ваше Величество видит пред собой нас двоих, потому что жрец Браином, Великий Первый, вынужден отбыть из Андерила по духовным делам, и как раз его отъезд заставил нас торопиться с серьёзным разговором, напомнив о том, что в неспокойное время любой из нас может быть призван к служению в самое негаданное время. Или к порогу Всеотца..

    Жрец сделал внушительную паузу. Лицо его было исполненно серьёзности, голос звучал проникновенно. Ещё будучи в молодые годы, он пользовался любовью паствы за умение говорить публично, и ни одна молоденькая жрица втайне вздыхала по густому голосу и россыпи каштановых кудрей своего духовного отца, проникновенно вещающего о любви, самоотверженности и смирении.
    Давно миновала тонкость тела и юношеский жар, уж серебрились нити в бороде и шевелюре, но умение вести речи только отточилось. И теперь, в возрасте почтенном, но будучи статен и высок ростом, Великий Третий пленял речами со ступеней андерильского храма, привлекая к себе сердца прихожан, и взгляды отчаявшихся женщин, ещё сильнее чем десяток лет назад.

    - Мы, Ваше Величество, следуя заветам Люциана, уважаем тайны супружества, но избежать болезненной темы, касаемой здоровья государя, не имеем права- ибо она тесно переплетена с судьбой нашего отечества. В каждодневной молитве испрашиваем мы здоровья и долголетия, но вести, тревожными птицами, несутся, заставляя нас задумываться о самом тяжёлом испытании, грозящем родному нашему краю. Возле королевского трона, в сиянии славы и золоте, среди преданных Вашего Величества, могут найтись и те, кто пожелает воспользоваться властью, лишённой крепкой руки. Увы, люди, живущие в мирском опьянении страстей, слишком часто забывают клятвы и духовные принципы, когда момент, резкий поворот судьбы, искушает их.

    Деймос умолк, едва заметно подавая глазами знак Ситте - была её очередь говорить. Весь разговор Триумвирата был продуман, и выстроен жрецами. На его обсуждения ушёл не только не один час рассудительной беседы всех Великих, но и тайное время свиданий, которые Деймос и Ситта устраивали себе, за наглухо закрытыми дверями. Вынужденные носить лишённую человеческих слабостей маску перед толпой, что бы не запятнать недосягаемый авторитет Триумвирата и подавлять сердечные привязанности, они уже много лет состояли в не освящённой браком связи.
[nick]Деймос Северин[/nick][status]Великий Третий, Триумвират[/status][icon]https://i.imgur.com/MJJdpcc.png[/icon][sign]
С верой всё становится возможно.
[/sign]

Отредактировано Чеслав (14-12-2020 00:36:08)

+2

4

У Ситты Второй был план. Каждый в королевстве, кто видел деяния королевы, знал, что она – будущий регент и серый кардинал при сыне-короле. Сейлан показал себя слишком горячим и недальновидным юношей, которому больше по душе сражения, чем мирное время и переговоры с политиками, а большая часть жизни короля всё же решается здесь – за закрытыми стенами, а не в поле. Он мог этому научиться с годами, как это сделал его отец, оставив воинский меч как напоминание силы, решительности и храбрости, но времени не было. Особенно его не было у Триумвирата. Они должны использовать даже маленький шанс на победу.
- Мы сожалеем о болезни короля, - Ситта старалась говорить мягко и даже проявить сочувствие. Будь перед ней не королева, а женщина статусом ниже, она бы по-матерински коснулась её руки и заглянула в глаза, обещая разделить её горечь, но титул Её Величества вынуждал соблюдать рамки даже Триумвират. В их деле любая самая незначительная ошибка могла обернуться крахом всего. – Чёрная роза не щадит никого и покуда в мире нет от неё лекарства, а состояние короля ухудшается изо дня в день, мы желаем ему крепкого здоровья и долгих лет жизни.
Казалось бы, что на этом можно закончить, но Ситта лишь подводила к сути разговора. Дело касалось короля – да, но его болезнь – лишь подспорье. Ни больше, ни меньше, чтобы переговорить с самой королевой и повлиять на её ум, пока ещё она остаётся в Андериле вместе с сыном.
- Бремя монарха тяжело. Особенно сейчас, когда Остебен окутан болезнями, голодом и лишениями. Народ напуган неизвестностью и ему нужна поддержка. Одной лишь веры недостаточно, - Ситта Вторая с неохотой признавала, что Триумвират не всесилен, но то были тщательно взвешенные и продуманные слова. – Мы верим, что у кронпринца – достойная замена королю и из него выйдет доблестный и храбрый монарх, однако… какое бремя ляжет на вас, Ваше Величество, ведь именно вы – второй человек  в Остебене после короля. Народ больше склонен доверять образу Матери, нежели Отца, и на вас возлагают не меньше надежд. Ваш приезд к Андерил для многих стал добрым предзнаменованием и надеждой.
Надеждой, что в Андериле безопасно.
- Мы видели, что Роза делает с больными – она превращает их в одержимых существ, которые нападают на других. Мы не знаем, как именно она влияет на рассудок, но опасаемся, что король, пусть и выбранный Всеотцом на трон Остебена, не справится с влиянием этой Червоточины… Но мы веруем, что Остебен в ваших руках и руках кронпринца ждёт процветание и избавление.
Заложив руки в рукавах мантии, Ситта Вторая поклонилась королеве.
- Простите мне мою дерзость и честность, Ваше Величество.

[icon]https://i.imgur.com/dfkwuuz.png[/icon][nick]Ситта[/nick][status]Великая Вторая, Триумвират[/status]

+2


Вы здесь » Легенда Рейлана » Эпизоды » [27.04.1082] Мир подлинной веры