Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17 (18+)

Марш мертвецов

В игре август — сентябрь 1082 год


«Записки убийцы короля»

Стараниями Инквизиции и эльфов из Триумвирата Зенвул очистили от склеры. В проклятый город-призрак вновь вернулась жизнь, его покинули духи и нежить с нечистью. Ульвийская богиня, что стала сердцем Скелетного древа, бежала из Андерила, захватив тело одной из жриц, так и не позволив изгнать себя в мир духов. Триумвират пытается оболгать инквизицию, записывая заслуги по очищению Зенвула себе, и прикрывает преступления перед короной.



«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Эра королей»

Более четырёхсот лет назад, когда эльфийские рода были разрозненными и ради их объединении шли войны за власть, на поле сражения схлестнулись два рода — ди'Кёлей и Аерлингов. Проигравший второй род годами терял представителей. Предпоследнего мужчину Аерлингов повесили несколько лет назад, окрестив клятвопреступником. Его сын ныне служит эльфийской принцессе, словно верный пёс, а глава рода — последняя эльфийка из рода Аерлингов, возглавляя Гильдию Мистиков, — плетёт козни, чтобы спасти пра-правнука от виселицы и посадить его на трон Гвиндерила.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Солмнир Алисия Эарлан Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Эпизоды » [27.04.1082] Мир подлинной веры


[27.04.1082] Мир подлинной веры

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

- Локация
Остебен, г. Андерил
- Действующие лица
Сивила Лиерго, Триумвират (нпс)
- Описание
предшествующий эпизод - [24.04.1082] Очи Великого суда
следующий эпизод - [11.05.1082] Вознесение
Королева берёт дело в свои руки, видя настроение сына. Она желает докопаться до правды и выяснить планы Триумвирата и Тройка Великих предана короне.

+2

2

С самого начала пребывания в Андериле,  Сивила прекрасно понимала то, что Триумвират будет ненавязчиво следить за королевой  и кронпринцем, ровным счетом на столько же, она понимала и то, что следующая аудиенция с Великими произойдет только у того и тогда, когда кто-то из Великих того пожелает. Триумвират желал править балом. Что ж, если  это поможет делу.
Королева не высказывала своего недовольства горячностью сына,  а предпочитала хранить молчание. Нет, конечно, если сын обращался  к ней, то она вела с ним нейтральные тёплые беседы, но ничего касающееся политики. Порицала ли она глубоко в  душе бескомпромиссность кронпринца, горячность суждений, грозящих отвернуть от них один из путей спасения подданных? Об  этом,  если  Сейлан и догадывался над ответами на эти вопросы,  то не слышал в свой адрес ответов на них.  Сивила помнила, кому принадлежат предоставленные им  с  сыном покои, а потому всегда помнила, что у каждой даже абсолютно пустой комнаты есть свои глаза и уши.
Вот уже три дня, как королева начинала утро с аскетичного завтрака. Нет, Триумвират не пытался показать посланникам короля свою бедность, напротив, этот путь выбрала сама Сивила.  Затем она спускалась на утреннее богослужение в общий зал, нисколько не чураясь присутствующих, после чего она оставалась перед алтарной частью опускалась на колени, покорно склоняла голову в тяжелом, нарочито взятом для этого, походном венце строгих линий, подчеркивающем  статус  присутствующей в зале особы, складывала руки  и начинала молиться.
Она молилась мерным полушепотом, тем не менее четким и прекрасно слышимым желающим,  если он стоял достаточно  близко к королеве. Сивила взывала  ко Всеотцу, благодарила его мудрость, просила отпустить грехи  её и её подданных. И так по кругу, снова  и снова, вплетая в свою молитву имена тех,  кто оказывался рядом или тех, чьи имена она слышала, спускаясь к молитве. Одного она  не упоминала в молитве даже полунамеком – болезни своего короля,  хотя молитвы о смягчении участи тех, кого Люциан подверг каре Розой  неживых, также звучали из уст монаршей особы.
Венец тянул шею, плечи и руки королевы затекали и ныли, а колени болели от долгого  неподвижного пребывания на каменных плитах пола храма.  Сивила не двигалась, а многолетняя политическая практика позволяла не прерывать негромких речей королевы,  обращенных к Люциану, до  глубокой ночи. Народ любого положения и сословия и,  конечно же, Триумвират  должны были знать  то, что королева,  а с ней и королевская семья, с ними, о том, что она помнит каждого из тех,  с кем ей приходилось  столкнуться, чьи стенания о бедах и печалях достигли ее  ушей о томм что она будет покорна ИХ богу и будет просить ИХ бога не о себе,  а о НИХ.
Третий день клонился к закату, когда рядом с королевой остановился один из братьев Триумвирата.

+2

3

Молодой жрец Лицио, уже знакомый королеве, безропотно дождался пока она сама не обратила на него свой взор, и лишь уловив её внимание, с низким поклоном передал просьбу Триумвирата об уединённой беседе.
    Выслушав согласие, он проводил её вглубь храмового комплекса. Открывшаяся дверь вела не в зал, в котором Сивилла с принцем беседовали с Великими о жертвах Скелетного Древа, а в небольшую келью. Одну из выбеленных стен украшал выложенный яшмой треугольник Всеотца, остальные были закрыты полками, с рядами аккуратно переплетённых рукописей.
Двое из жрецов поднялись, приветствуя королеву, из за круглого стола, за которым располагалось всего одно свободное место - для неё.

    - Надеюсь, Ваше Величество, вас и наследника устроили достаточно удобно?, - первым заговорил Деймос Третий, когда все расселись по местам, - Наше гостеприимство скромно, и далеко от дворцовых удобств, но оно от чистого сердца и со всем уважением к семейству властителей Остебена.

    - Ваше Величество видит пред собой нас двоих, потому что жрец Браином, Великий Первый, вынужден отбыть из Андерила по духовным делам, и как раз его отъезд заставил нас торопиться с серьёзным разговором, напомнив о том, что в неспокойное время любой из нас может быть призван к служению в самое негаданное время. Или к порогу Всеотца..

    Жрец сделал внушительную паузу. Лицо его было исполненно серьёзности, голос звучал проникновенно. Ещё будучи в молодые годы, он пользовался любовью паствы за умение говорить публично, и ни одна молоденькая жрица втайне вздыхала по густому голосу и россыпи каштановых кудрей своего духовного отца, проникновенно вещающего о любви, самоотверженности и смирении.
    Давно миновала тонкость тела и юношеский жар, уж серебрились нити в бороде и шевелюре, но умение вести речи только отточилось. И теперь, в возрасте почтенном, но будучи статен и высок ростом, Великий Третий пленял речами со ступеней андерильского храма, привлекая к себе сердца прихожан, и взгляды отчаявшихся женщин, ещё сильнее чем десяток лет назад.

    - Мы, Ваше Величество, следуя заветам Люциана, уважаем тайны супружества, но избежать болезненной темы, касаемой здоровья государя, не имеем права- ибо она тесно переплетена с судьбой нашего отечества. В каждодневной молитве испрашиваем мы здоровья и долголетия, но вести, тревожными птицами, несутся, заставляя нас задумываться о самом тяжёлом испытании, грозящем родному нашему краю. Возле королевского трона, в сиянии славы и золоте, среди преданных Вашего Величества, могут найтись и те, кто пожелает воспользоваться властью, лишённой крепкой руки. Увы, люди, живущие в мирском опьянении страстей, слишком часто забывают клятвы и духовные принципы, когда момент, резкий поворот судьбы, искушает их.

    Деймос умолк, едва заметно подавая глазами знак Ситте - была её очередь говорить. Весь разговор Триумвирата был продуман, и выстроен жрецами. На его обсуждения ушёл не только не один час рассудительной беседы всех Великих, но и тайное время свиданий, которые Деймос и Ситта устраивали себе, за наглухо закрытыми дверями. Вынужденные носить лишённую человеческих слабостей маску перед толпой, что бы не запятнать недосягаемый авторитет Триумвирата и подавлять сердечные привязанности, они уже много лет состояли в не освящённой браком связи.
[nick]Деймос Северин[/nick][status]Великий Третий, Триумвират[/status][icon]https://i.imgur.com/MJJdpcc.png[/icon][sign]
С верой всё становится возможно.
[/sign]

Отредактировано Чеслав (14-12-2020 00:36:08)

+2

4

У Ситты Второй был план. Каждый в королевстве, кто видел деяния королевы, знал, что она – будущий регент и серый кардинал при сыне-короле. Сейлан показал себя слишком горячим и недальновидным юношей, которому больше по душе сражения, чем мирное время и переговоры с политиками, а большая часть жизни короля всё же решается здесь – за закрытыми стенами, а не в поле. Он мог этому научиться с годами, как это сделал его отец, оставив воинский меч как напоминание силы, решительности и храбрости, но времени не было. Особенно его не было у Триумвирата. Они должны использовать даже маленький шанс на победу.
- Мы сожалеем о болезни короля, - Ситта старалась говорить мягко и даже проявить сочувствие. Будь перед ней не королева, а женщина статусом ниже, она бы по-матерински коснулась её руки и заглянула в глаза, обещая разделить её горечь, но титул Её Величества вынуждал соблюдать рамки даже Триумвират. В их деле любая самая незначительная ошибка могла обернуться крахом всего. – Чёрная роза не щадит никого и покуда в мире нет от неё лекарства, а состояние короля ухудшается изо дня в день, мы желаем ему крепкого здоровья и долгих лет жизни.
Казалось бы, что на этом можно закончить, но Ситта лишь подводила к сути разговора. Дело касалось короля – да, но его болезнь – лишь подспорье. Ни больше, ни меньше, чтобы переговорить с самой королевой и повлиять на её ум, пока ещё она остаётся в Андериле вместе с сыном.
- Бремя монарха тяжело. Особенно сейчас, когда Остебен окутан болезнями, голодом и лишениями. Народ напуган неизвестностью и ему нужна поддержка. Одной лишь веры недостаточно, - Ситта Вторая с неохотой признавала, что Триумвират не всесилен, но то были тщательно взвешенные и продуманные слова. – Мы верим, что у кронпринца – достойная замена королю и из него выйдет доблестный и храбрый монарх, однако… какое бремя ляжет на вас, Ваше Величество, ведь именно вы – второй человек  в Остебене после короля. Народ больше склонен доверять образу Матери, нежели Отца, и на вас возлагают не меньше надежд. Ваш приезд к Андерил для многих стал добрым предзнаменованием и надеждой.
Надеждой, что в Андериле безопасно.
- Мы видели, что Роза делает с больными – она превращает их в одержимых существ, которые нападают на других. Мы не знаем, как именно она влияет на рассудок, но опасаемся, что король, пусть и выбранный Всеотцом на трон Остебена, не справится с влиянием этой Червоточины… Но мы веруем, что Остебен в ваших руках и руках кронпринца ждёт процветание и избавление.
Заложив руки в рукавах мантии, Ситта Вторая поклонилась королеве.
- Простите мне мою дерзость и честность, Ваше Величество.

[icon]https://i.imgur.com/dfkwuuz.png[/icon][nick]Ситта[/nick][status]Великая Вторая, Триумвират[/status]

+2

5

Расчет оказался верен, Триумвират ожидал Сивилу для кулуарной беседы в келье.
Королева медленно склонила голову в знак почтения. Шея и плечи безбожно заныли от смещения тяжести венца и напряжения изрядно задубевших за время молитвы мышц, но это уже не имело значения, встреча состоялась, теперь главным было прейти к консенсусу.
- Благодарю вас за гостеприимство, но право я боюсь, что мы доставляем вам слишком много хлопот, - обмен любезностями, женщина отвечала без тени наигранности, хотя этот вопрос был, как постучать в дверь и войти - странно было бы если бы кто-то постучал в дверь и не вошел и совсем беспардонно было бы, если бы вошли без стука.
Сивилла невольно моргнула, когда Великий Третий сделал акцент, голосовые связки безбожно свело, но память о том, что в этой келье только она может являться голосом королевского дома Остебена, женщина продолжала держать себя в руках. Королева прекрасно понимала, о чем может оказаться беседа, но не ожидала, что Триумвират будет говорить настолько прямо.
- Благодарю Триумвират за заботу о моем супруге, Его Величестве, да будут наши молитвы услышаны, - вновь почтительно склонила голову женщина, глухость голоса в келье была заметна, но едва ли могла быть списана на слабость. Возможно, слабость Сивиллы, как женщины, но не слабость короны, представляемой ей.
Время научило выявлять манипуляции, но выследить ее не представляло труда, как и понять цель манипуляции, совсем другое было – выявить её причины.
Неужто Триумвират элементарно боится внешней угрозы? Это попытка объединиться и тем стать сильнее? Или же это попытка сделать королевский двор более управляемым со стороны Триумвирата? С другой стороны, можно ли ух винить в этом случае? В это неспокойное время, все мы стремимся обрести более твердую почву под ногами.
- Благодарю за Ваши слова и благодарю за Вашу честность.
Отпираться не было смысла, но был смысл использовать полученную информацию в целях королевства.
- Признаюсь, иногда я также опасалась развития и последствий, - спазм удалось подавить и голос неспешно выровнялся, - многие ночи, как вы можете знать, я провела в молитвах нашему Всеотцу и он благословил нас здравым рассудком Его Величиства. Но я понимаю обеспокоенность Триумвирата будущим Остебена и безмерно ценю это, как и высоко ценю вашу поддержку в это тяжелое королевского дома и народа Остебена время. Смею надеяться, что, объединив усилия с хранителями веры, королевский дом сможет не только наиболее безболезненно помочь народу Остебена пережить темные времена, но и вернуть процветание в эти земли.
Вряд ли Великая Вторая и Великий Третий согласились встретиться с королевой, чтобы найти подтверждение готовности королевского дома объединить усилия. К тому же, все в этом мире имеет свою цену и главный вопрос в том, согласишься ли ты её заплатить. Так учил отец.

+2

6

- Именно это – объединение усилий, и является самым угодным путём для Всеотца, - поглаживая бороду произнёс Деймос, подхватывая фразу королевы, - И самым действенным методом в годину бедствий. Ибо десять рук сильнее двух, и там где один может заплутать и пасть духом, другой, с напарниками, утешая друг друга и поддерживая ослабевших, дождётся рассвета и избавления от ужасов.
-Особой же милостью Творца осеняются союзы основанные на духовном единстве. Преданность иноземных наймитов измеряется только в золоте, они служат алчности, им безразлична правота сторон. Преданность земляков иноверцев, увы, не менее часто продиктована личной корыстью и властолюбием. Можно ли полностью доверять тем, кто низменные инстинкты возводит в добродетель, а в убийствах не видит греха? В определённых жестоких обстоятельствах сгодятся и руки обогрённые кровью, но помещать их возле своего сердца, и доверяться в решениях – нет, это как ядовитую змею, прирученную что бы ловить в кладовке мышей, пригревать на своей шее.
Великий сложил пальцы рук треугольником, и проникновенно продолжал:
- Не зря вера наших отцов и пращуров живёт столько поколений, передаваясь от старших к младшим, не зря она охватывает большую часть Остебена! В её основе- милосердие, умеренность, правила жизни, которые выявляют лучшее в людях, помогают сдерживать разрушительные животные порывы. Именно объединение общего, духовного, сострадательного начала, как добротные сваи, поддерживающие  конструкцию дома, смогут удержать страну от скатывания к дикарству и жестокостям.

    - Вы видели сколько паломников в Андериле? Люди всегда стремились сюда, а в нынешние времена ещё больше, не только потому, что здесь подкармливают обездоленных, и лечат тех, у кого нет нечем расплатиться со столичными целителями, а ещё потому что здесь умиротворяются сердца. Вера в нашего Всеотца, в его благость и добро, подкреплённая нашим служением и привлекает людей. И именно на единоверцев вам, Ваше Величество, разумнее полагаться в приближающихся испытаниях.

    - Самое тяжёлое из них – если Роза, таки завладеет рассудком нашего правителя, - Деймос расцепил пальцы, возведя глаза к яшмовому треугольнику на стене, - Прискорбно, но молитвы, даже самых преданных, не всегда могут отвести руку судьбы. И лучше быть готовыми к худшему исходу болезни, чем оказаться застигнутым её ударом в беспомощности. И вам, и Их Высочеству, нельзя будет опустить руки и оставить всё катиться на самотёк. Возле вас должны обретаться люди, советники, и сила, которые не дадут пошатнуться власти не из за россыпи золота, не из лицемерия, а от общих духовных понятий и устремлений.

[nick]Деймос Северин[/nick][status]Великий Третий, Триумвират[/status][icon]https://i.imgur.com/MJJdpcc.png[/icon][sign]
С верой всё становится возможно.
[/sign]

+2

7

Ситта Вторая старалась действовать мягко и подбирать слова – любая неуклюжая формулировка или неосторожно брошенное слово отдавало духом королевской измены. Фактически именно это предлагали представители Триумвирата – подумать о будущем, в котором нет короля. Ловка маневрируя фактом его болезни, они проверяли состоятельность Сивиллы как будущего регента страны, пусть негласного, учитывая возраст наследника. Сейлан вполне мог править Остебеном по своему усмотрению, не считаясь ни с кем, однако такой исход Ситта считала неприемлемым. Принц уже показал свою лояльность силе, а не вере. Если Гренталь пытался маневрировать между здравым смыслом и Триумвиратом, держа две противоборствующие силы в равном отдалении от беды и в то же время – в союзниках, то горячий принц показывал характер, увеличивая пропасть ещё больше.
Стараясь не акцентировать внимание на Остебене, Ситта намеренно выбирала схожие ситуации, считая, что королева достаточно опытна и образована, чтобы заметить параллели в разговоре.
- Мы возносим молитвы Всеотцу, желая процветания Остебену и его народу, мы веруем в Люциана, и что он выбирает лучшую судьбу для нас, посылая нам мудрых правителей своей дланью.
Ситта перевела взгляд на треугольник, рассматривая его, будто в драгоценных камнях пыталась найти сам лик Люциана и его одобрение. Сложенные под одеждами руки едва касались крохотных бусин, окруживших символ Всеотца, будто люди, что стремятся к нему один за одним.
- Союз с вампирами отягощает королевство, высасывая из него последние силы, когда они нужны на борьбу с болезнью и скверной, отравляющей наши земли и наш народ. Голод и болезни – итог правления молодого императора, который отрёкся от советников и от богов в угоду собственной греховности. Всё, что мы видим последние месяцы, - угасание некогда сильного народа, который смог поработить наше королевство выгодным им соглашением. Сейчас же они приходят к королю на поклон, и зависят от дани, как единственного источника силы, и их выживание зависит от решения Остебена.
Ситта считала, что другого удачного случая расторгнуть соглашение с вампирами не будет. У империи нет ресурсов, чтобы устраивать войну с Остебеном, а у Остебена – кормить паразитов и порождений ночи.
[nick]Ситта[/nick][status]Великая Вторая, Триумвират[/status][icon]https://i.imgur.com/dfkwuuz.png[/icon]

+2

8

Сивила не могла поверить, что именно военное время Триумвират выбрал для того, чтобы укрепить свои амбиции в правящей семье. Конечно для нее не стало откровением ревностные взгляды Триумвирата на приближение Огненного братства к Короне, но учинить дележку «пирога» в тот момент, когда «стол» рассыпается на части, давя при этом слабый народ, это было уже мягко говоря перебором.
- Корона благодарна Триумвирату за столь своевременную поддержку, - женщина склонила голову в знак уважения, - Король и его семья, глубоко чтят наставления Творца, ежеминутно помня о воле Его.
В том числе и относительно детей Творца. Эту мысль Сивила не стала озвучивать, посчитав ее само собой разумеющейся.
Давление Великих по-женски пугало. Уж не хочет ли Триумвират поспособствовать «ослаблению здоровья» их короля, чтобы воспользоваться его смертью и взять власть в свои руки? Но после того, как Сейлан повел себя при встрече с Великими Тремя не приходилось надеяться на то, что ему также оставят жизнь. По крайней мере при настоящих условиях, а значит эти условия следует оговорить, давая происходящему время все взвесить, обдумать и принять должные меры.
- Да не упадёт сие бремя на Остебен, - практически прошептала королева, возведя глаза к символу Всеотца, -  верю, что Творец ниспошлёт правителю наших земель верный ответ в нужное время.
Женщина специально опустила личность правителя. Во-первых, потому что не мыслила своей мысли без Гренталя, а во-вторых не хотела допускать даже мысли о том, что что-то может случиться и с её сыном. Этот же факт мог рассматриваться Великими, как просто предложение вернуться к этому вопросу, в случае необходимости, в другое время.
- Что касается внешней политики королевства, - Сивила старалась говорить мягко, невзирая на то, что Триумвират вышел далеко за территорию вероисповедания, - Король, пришедший в этот мир милостью Творца, делает всё возможное, чтобы помочь своему народу в этой войне, не подвергая при этом его другим, новым опасностям, которые непременно последуют в случае, если мы отвергнем руку помощи, протянутую нам, ибо десять рук сильнее двух, - женщина перевела взгляд на Великую Вторую, - я, как жена своего мужа и человек, преданный вере, не посмею ставить под сомнение решение своего супруга, пока оно является таковым, ведь сам Всеотец дал бразды правления нашей страной королю Гренталю, веря в то, что он и его семья преодолев все трудности этого тяжкого времени выведет свой народ к свету, сохранив ценности и заветы Творца. А кто я, чтобы подвергать сомнению волю Всевышнего?

+1


Вы здесь » Легенда Рейлана » Эпизоды » [27.04.1082] Мир подлинной веры