Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17 (18+)

Марш мертвецов

В игре август — сентябрь 1082 год


«Записки убийцы короля»

Стараниями Инквизиции и эльфов из Триумвирата Зенвул очистили от склеры. В проклятый город-призрак вновь вернулась жизнь, его покинули духи и нежить с нечистью. Ульвийская богиня, что стала сердцем Скелетного древа, бежала из Андерила, захватив тело одной из жриц, так и не позволив изгнать себя в мир духов. Триумвират пытается оболгать инквизицию, записывая заслуги по очищению Зенвула себе, и прикрывает преступления перед короной.



«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Эра королей»

Более четырёхсот лет назад, когда эльфийские рода были разрозненными и ради их объединении шли войны за власть, на поле сражения схлестнулись два рода — ди'Кёлей и Аерлингов. Проигравший второй род годами терял представителей. Предпоследнего мужчину Аерлингов повесили несколько лет назад, окрестив клятвопреступником. Его сын ныне служит эльфийской принцессе, словно верный пёс, а глава рода — последняя эльфийка из рода Аерлингов, возглавляя Гильдию Мистиков, — плетёт козни, чтобы спасти пра-правнука от виселицы и посадить его на трон Гвиндерила.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Солмнир Алисия Эарлан Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [26.09.1082] Ты и твоя тень


[26.09.1082] Ты и твоя тень

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

https://i.imgur.com/9SgTcvLl.png

— Предыдущие эпизоды:
[25.09.1082] Хорошие дети плачут молча

— Локация: Лейдер, поместье мастера Оррвана (сразу же после возвращения от ведьм)
— Действующие лица: Гипнос, Вилран
— Описание: Вилран все отчетливее ощущает собственную свободу и независимость. Но Гипнос воспринимает взросление и отдаление брата слишком болезненно.

Отредактировано Гипнос (18-11-2020 23:31:28)

0

2

- Где ты был?
Это был первый же вопрос, который Гипнос задал брату, стоило тому переступить порог их комнаты. Первый - но далеко не единственный среди тех, что волновали некроманта весь день.
С самого утра, как только он узнал, что Вилран покинул дом - вместе с посланцем Безымянного и Сайбер, - его не отпускала тупая, ноющая боль. В груди, в висках - словно тело вновь чувствовало свою неполноценность, раздвоенность, рассеченность пополам.
Вилран не ушел бы, не предупредив его - никогда не сделал бы этого...
Не сделал бы, но эту ночь Гипнос провел в постели Коррин.
Он упустил брата из виду - и теперь тот исчез.
Собственное тело слишком сильно напоминало Гипносу о том, насколько он, как выразился бы Безымянный, внезапно смертен: накануне ему отказали ноги, и стоило подумать об этом - накатывал тошнотворный страх. Что если он разом потеряет и Вилрана, и с таким трудом обретенное тело? Что тогда ему останется? Что останется от него?
К середине дня он едва ли мог трезво мыслить, и даже присутствие Коррин, обыскивающей окрестные кварталы вместе с ним, не могло его успокоить. Страх всегда будил в Гипносе паранойю, непредсказуемую и опасную. Еще немного - и он вполне мог бы обвинить во всем и Коррин, и себя самого - и, предчувствуя это, некромант затворился от дочери Оррвана. Он собирался обшаривать город фамильяром, - это было безопаснее, чем ходить лично по улицам, где вполне можно было наткнуться на ведьм, - когда Вилран появился сам.
Как ни в чем не бывало, веселый и спокойный. В сопровождении Оливера Шоу и Сайбер.
- Куда ты ходил? Почему не сказал мне?
Гипнос сидел на краю кровати, напряженно выпрямившись и крепко сцепив на коленях живую и мертвую руки. Он сам не знал, что чувствует сейчас, глядя на брата: облегчение? страх? гнев? исступленную любовь, настолько жуткую, что граничила с безумием?
Или все сразу?

+4

3

- Я был с Оливером, - ответил Вилран, немного удивившись, что брат так расстроен и... Испуган?
Да, он подозревал, что Гипнос будет волноваться, поэтому и не сказал ему про ведьм – не отпустил бы ведь! Но Вилрану хотелось посмотреть, кого все так боятся, да и Оливера надо было защищать – хоть тот и мог справиться с Чумой, но все равно выглядел очень уж хлипким и слабым. И все же, подозревая о волнениях брата, Вилран не представлял, что тот сильно расстроится из-за его прогулки.
- С Оливером и Сайбер, - поправил Воскрешенный. – Я подумал, что Сайбер одна может не защитить нашего бога. Ты на него посмотри! Он хоть и достал Ключ, но с виду такой... никакой. Про него любой может подумать, что уложит одной левой, так что на Оливера всерьез могли напасть и на улице, и у ведьм...
Вилран поздно спохватился – слова о ведьмах сорвались с языка сами по себе. И теперь скрывать что-либо уже было бессмысленно.
- В общем, мы пошли к ведьмам на переговоры, - продолжил он, скромно уставившись в пол перед собой. – И ведьмы ничего такого не сделали -  даже не напали. Они боятся Безымнного. Нас даже покормили! Мясом. Я думал тебе взять, но все съел, так что принести было нечего. Извини, - Вилран поднял глаза на брата.
На самом деле он съел свою порцию, даже не подумав о Гипносе или Ровенне, и теперь ему было немного стыдно. Надо было бы попросить взять еды с собой, тогда он смог бы всех угостить! Но Вилран так был увлечен идеей перенести Университет в Атропос, что позабыл обо всем остальном на свете.
- Я не мог сказать тебе, куда пойду, - он развел руками, - ведь ты еще спал! Было так рано, что я решил тебя не будить. О, смотри, что я нашел у Оррванов! – Вилран достал из ножен меч, что снял накануне со стены, и протянул Гипносу. – Правда, он отличный? Мне нравится. Теперь я снова смогу тренироваться, да и бояться тебе за меня нечего – не с пустыми руками я буду выходить из дома.
Он оставил меч в руках у брата, а сам прошел дальше в комнату и сел на стул. Он так много хотел рассказать, что не знал, с чего начать.
- У главной ведьмы такое смешное имя! Знаешь, ее зовут Марабарас. Правда ведь, смешно? – Вилран рассмеялся. – Похоже на заклинание про матрасы. Тебе ведь интересно, что нам ведьмы говорили? Рассказать? И еще у меня была идея про Атропос и Акропос, и я хотел посоветоваться с тобой, потому что не могу придумать, как бы ее осуществить.
Воскрешенный смотрел на Гипноса, ожидая его поддержки и интереса. Его подмывало вывалить все сразу и в кучу, и в голове никак не укладывалось, почему брат не радуется происходящему также как и он сам.

+4

4

- Помолчи... во имя Бездны, помолчи ты, наконец, хоть немного!
Гипнос не выдержал - взорвался злым шипением сквозь стиснутые зубы. Вилран щебетал, как дитя, даже не понимая, что творил. Даже ни на миг не представляя, что случилось бы, если бы он не вернулся из этой своей опрометчивой вылазки.
- Ведьмы... проклятье, ведьмы! И ты мне говоришь об этом только сейчас! - Гипнос резко развернулся к нему, отшвырнув меч, который Вилран сунул ему в руки, и длинный черный плащ захлестнул его ноги, спутанные волосы упали на лицо. Некромант смотрел из-под давно не стриженных белых прядей, как из-за забрала, воспаленными, безумными глазами. - Ты уходишь, не спросив меня, возвращаешься, когда тебе вздумается... и... и считаешь, что все так и должно быть? Что я ни о чем не должен знать?! Или мнение твоих новых друзей для тебя теперь важнее?!
Он с силой закусил губу, пытаясь хоть так сдержать злые, ревнивые слова, рвущиеся с языка. Возможно, Вилран и вправду имел право доверять Оливеру больше, чем ему.
Ведь это Оливер спас его от Ключа.
А он, Гипнос, сделать этого не сумел. Более того, он сомневался - был момент, когда он настолько сомневался в успехе их с Коррин операции, что был готов уничтожить... их обоих.
- Я вытащил тебя с того света - уж как сумел! Я делал все, что мог, все, на что был способен - для нас! Все, что я совершал, было ради нас! - Полумертвый не мог больше усидеть на месте. Он расхаживал по комнате, крепко впившись пальцами костяной руки в ладонь живой, и не в состоянии был перестать говорить. - Но ты и сейчас не можешь простить меня за то, что умер тогда? За то, что я остался жив? Ты поэтому так стремишься отодвинуть меня теперь? Доказать, что все мои слова для тебя - пустой звук? Сначала Ровенна, потом подсаживаешь в себя этот фойрров Ключ, а теперь сговариваешься за моей спиной с ведьмами и этим... Шоу? К чему еще вы пришли? Или мне вовсе не обязательно теперь это знать? Отвечай, Вилран!

+4

5

Поначалу, когда Гипнос набросился на него с обвинениями, Вилран даже растерялся. Брат никогда за все прошедшее время не отчитывал его за какие бы то ни было действия, мысли, промахи и подобной реакции он не ожидал. Да и был ли повод ругаться? Воскрешенный его не видел, а потому в его душе удивление и ошеломление сменялось разочарованием и злостью.
Он должен выслушивать весь этот бред? Нет, не должен.
- Если бы ты не валялся в постели со своей бабой, я бы рассказал все раньше, - мстительно ответил Вилран, не поднимаясь со стула и лишь взглядом проследив за полетом и приземлением меча. Гипнос вечно позволял себе оскорблять Ровенну, так что Вилран считал, что может также обходиться в разговоре с Коррин. – Или мне надо было вломиться к вам и спросить разрешения выйти из дома? Ты мне не отец и не мать, чтобы все решать за меня. Мы – близнецы, и мы равны в своих правах. И я не хочу спрашивать разрешение у тебя на каждый свой шаг.
Вообще-то Вилран хотел сказать совсем другое: что он не хотел обидеть брата, не хотел заставлять его волноваться, что он продолжает его любить и, как и прежде, готов отдать за него жизнь! Но агрессия Гипноса порождала в ответ только злость и отрицание.
- Зачем ты вообще меня воскресил? Чтобы поиграть, как играешь со своими мертвецами и химерами? – остановиться Вилран уже не мог. - Они подчиняются тебе полностью. И даже я не могу противостоять твоим прямым приказам. Значит, брат тебе нужен был только ради того, чтобы выполнять все, что ты захочешь? А как же то, что хочу я? Мне полагается ни с кем не общаться, ни с кем не встречаться, а только сидеть возле твоей задницы, оберегая ее от монстров? Я и так это делаю. Тебе мало? Я умер, потому что хотел быть как ты. Я тебе завидовал, но виноват был только я сам – я давно это понял. И причем тут Ключ? Если бы я не взял его, ты уже был бы мертв. И я бы тебя не воскресил, так как банально не умею этого делать. А к Ровенне ты меня отправил сам своим приказом, и она была ко мне не менее добра, чем ты. Что еще? Оливер? Это вообще ТВОЙ друг. И поэтому мне нельзя никуда с ним выйти? «Отвечай, Вилран!» - передразнил он. – То замолчи, то отвечай. Ты уж определись!

Отредактировано Вилран (28-11-2020 14:37:34)

+4

6

Если бы Вилран потупился, если б забормотал что-то, оправдываясь, если б попытался извиниться и сослаться на то, что сам не понимал, что творил - Гипнос бы это понял. Понял и, устыдившись вспышки собственной ярости, конечно, простил бы его.
Но Вилран пошел в атаку сам - и это был именно тот Вилран, каким Полумертвый знал его всю его недолгую жизнь: упрямый, вспыльчивый, гордый, все предпочитающий решать сам. Он вновь стал таким, в этом не было сомнений - и так же, как в далеком детстве, боролся с братом за первенство.
Тогда он побеждал. Всегда побеждал.
Но сейчас Гипнос был слишком зол и испуган, чтобы уступить ему главенство. Вилран полностью отдавал себе отчет в том, что говорил. Он делал это специально. Он нарушал все границы, которые братья неосознанно проложили в общении друг с другом.
- Спрашивать у меня разрешения? Вообще-то ты должен! - прошипел Гипнос, не сводя с него взгляда. - Должен, Вилран. Кругом война, если ты не заметил. Это уже не игрушки с деревянным мечом, к которому ты привык! Это уже не покрасоваться перед девками, какой ты сильный и смелый! Речь идет о жизни и смерти, и если ты думаешь, что я бесконечно смогу тебя воскрешать - то ты ошибаешься, глупый мальчишка! Ты отнюдь не взрослый! Ты отнюдь не всесильный! Ты можешь сдохнуть по банальному идиотизму, когда в очередной раз решишь показать себя. Меня не нужно защищать - научись сперва защищать самого себя! Научись думать своей головой прежде, чем требовать от меня, чтобы я прекратил контролировать тебя и следить за тобой! А до тех пор... - Гипнос тяжело дышал, руки у него дрожали от ярости. - А до тех пор я буду контролировать тебя. Ради твоего же блага, хочешь ты этого или нет! Так что...
Он замолк всего на мгновение, прежде чем едва слышно выдохнуть:
- На колени, Вилран. Сейчас.

Отредактировано Гипнос (22-11-2020 21:34:04)

+4

7

Ничего другого он и не ожидал, начиная спор, но в глубине души все же надеялся, что брат не перейдет черту и не будет кичиться своей властью. Но Гипнос ее перешел, вовсе не думая, что только что разрушил все, что еще мгновение назад казалось крепким и нерушимым. Вилран простил ему случай в Атропосе, когда приказом брат остановил его, не позволяя вступиться за Ровенну. Он мог списать случившееся на то, что Гипнос все же заботился о нем и не разобрался в ситуации. Но сейчас никаких ошибок и подтекстов не существовало – приказ был прямым и ясным. И он нес в себе единственную цель – унизить, показывая собственное превосходство.
Противостоять ему Вилран не мог, как ни старался, – тело его не слушалось, разум на какой-то миг словно отключился. Гипнос воскресил это тело, и за ним осталось право хозяина – Вилран не мог противостоять прямому приказу, словно являлся обычным зомби, а вовсе не человеком. Все это чем-то напоминало магию Имахира, когда тот парализовал обоих Беннаторов в Крепости Культа.
Так может он, Вилран, человеком и не был? И все это время ошибался, считая себя таковым и стараясь подражать окружающим?
Воскрешенный поднялся со стула и медленно опустился на колени.
- Мой меч не деревянный, если ты до сих пор этого не заметил, - произнес он, глядя в пространство перед собой, - он из металла, и вполне себе острый. А те, кого я убил, не похожи на игрушки. Я ни перед кем не красуюсь, пытаясь вас защитить, – как умею, так и защищаю. Да, не только тебя, уж извини. За эти месяцы появлялись и другие люди, с которыми мне было интересно. Не хочешь меня воскрешать – не воскрешай, но жить я хочу сам - по своей воле и желанию... Вижу, что этого не будет, - он на мгновение замолчал, но обиду и разочарование внутри себя сдержать не смог. – Ты доказал свою власть, Гипнос. Я запомнил. Но никогда тебе этого не прощу. Я буду защищать тебя, выполняя свой долг, но если я для тебя всего лишь марионетка, то братом меня больше не зови.

+4

8

Он сделал это - сделал, и внутри Гипноса что-то разом взлетело до небес и тут же оборвалось. От одного лишь взгляда Вилрана, полного презрения и горечи.
Полумертвый хотел стереть это из его глаз - и не мог. И эта горечь причиняла ему боль, а осознание собственной власти над братом - власти, которой он никогда не имел при жизни! - странную, стыдливую радость.
Вилран был его. Вилран должен был быть его. Он, Гипнос, стольким пожертвовал, чтобы вырвать брата из Бездны, он прошел через такое, через что не смог бы, не захотел бы пройти ни один некромант. И после всего этого брат смеет его ненавидеть?!
Это нечестно. Неправильно. Что бы он ни делал, Вилран всегда все поворачивал так, что виноватым оказывался Гипнос, о чем бы ни шла речь. Он всегда умудрялся оставаться на высоте, оставляя Гипносу отдуваться за двоих, думать за двоих, действовать за двоих. Глупый, неразумный, упрямый - как он ненавидел Вилрана за это!
И не мог без него. Никак не мог.
- Я буду звать тебя так, как должен тебя звать, - холодно произнес Гипнос, глядя на коленопреклоненного брата. Медленно встал, подошел к нему, опустился на колени рядом с ним, так, чтобы их лица, почти одинаковые, словно у близнецов, оказались на одном уровне. Протянул костяную руку, откинул с опущенного лица Вилрана длинные волосы, чтобы встретить его обиженный, упрямый взгляд, провел пальцами по щеке.
Глупый ребенок...
- Ты - мой брат, - медленно проговорил Полумертвый, глядя ему в глаза, и голос его смягчился. - И как бы ты этого ни хотел, этого тебе не изменить. Мы связаны, Вил, в жизни и в смерти. И я должен позаботиться о тебе, даже если мою заботу ты будешь раз за разом отталкивать. Как хочешь, так к этому и относись, но я люблю тебя, и не позволю тебе погибнуть по неосторожности или глупости. До тех пор, пока это в моей власти, я не позволю тебе рисковать понапрасну.
Он слегка потянулся вперед, медленно коснулся лба Вилрана холодными сухими губами и слабо улыбнулся.
- Пока один из нас не умрет снова - так и будет. Возможно, тебе недолго придется этого ждать. Может быть, ты этому даже порадуешься...
«Ты умрешь смертью своего отца…»
Может, даже от руки Вилрана, столь отчаянно жаждущего свободы?
Какая ирония...

Отредактировано Гипнос (26-11-2020 20:33:19)

+4

9

- Мы – братья по рождению. Зови, как хочешь, - сдался Вилран. Они всегда были связаны – это так. И Воскрешенный был бы рад простить брата, когда тот говорил о заботе и любви. Но он до сих пор стоял перед ним на коленях, и простить не получалось. Все слова Гипноса были лишь хитро закрученной отговоркой, чтобы его, Вилрана, запутать. – То, что ты делаешь, не имеет ничего общего с заботой, в каком бы свете ты сам не хотел это все выставить.
- И что же я, по-твоему, делаю? - Гипнос, все еще стоящий перед ним на одном уровне, склонил голову набок. - Ну? Что?
- Наслаждаешься властью, - Вилран усмехнулся. – Хотя бы надо мной, раз ничего другого у тебя уже нет.
- Как же ты все-таки наивен... - вздохнул Гипнос и поднялся с колен, жестом велев Вилрану сделать то же. - Я пытаюсь выжить. Как могу. Заключаю союзы, с кем могу, выставляю такие условия, какие могут хоть чем-то защитить нас. Нас двоих - тебя и меня. А что делаешь ты? Играешь? Нарушаешь неведомые правила, потому что это... весело?
- Я не играю, - Вилран поднялся следом. – Когда я, по-твоему, играл? И мне не весело. Мне интересно, поэтому я пошел с Оливером. Все только и говорят, что о ведьмах, так что я должен был их увидеть, тем более что Оливер разрешил. Что тебя в этом смущает? Ничего страшного не случилось.
- Но могло бы случиться, - в голосе Гипноса снова прозвучали странные нотки: давала знать о себе поднявшая голову паранойя. Он повернулся к Вилрану спиной и оперся о подоконник. Ему нравились высокие окна еще со времен Акропоса, и хотя дом Коррин вовсе не располагал такими же высокими башнями, смотреть в окна Полумертвый любил. - Поэтому больше ты без моего ведома не пойдешь. Ни к ведьмам, ни с Оливером. Они могли убить тебя. Или ты забыл, какую ценность представляешь как воскрешенный? Чего они хотели от тебя?
- Меня бы могли убить уже раз сто за эти месяцы! - Вилран остался стоять на месте. – Пожиратели, химеры, некроманты, Ключ! Почему ты прицепился именно к этому моему походу с Оливером? И зачем думать о том, чего не случилось? От меня они не хотели ничего. Всех приняли, накормили, выслушали и отпустили обратно. Никто даже не пытался на меня напасть.
- И о чем же вы говорили? - Гипнос повернул к нему голову, по-прежнему стоя у окна.
- Ведьмы не уйдут из Лейдера. Здесь их Круг Силы, - Вилран прошел по комнате, подобрал брошенный братом меч и убрал его в ножны. -  И больше они не хотят сидеть в подземельях и зависеть от некромантов – хотят город себе. Вернее, не сам город – только это место. Им плевать, если жители уйдут и заберут с собой все, что им принадлежит.
- Никто не это не пойдет, - Гипнос изумленно вскинул брови. - Они обезумели? Кому есть дело до их мест силы, если здесь построен развитый город, центр наук и культуры... Они не смогли выбить Магистра из Академии за целый месяц, и уже не смогут - им нечего предложить взамен и нечем уничтожить ее. И при этом им хватает наглости что-то требовать?!
- Я не знаю, на что они надеются, но на переговоры с некромантами согласились. Марабарас пойдет к Магистру сама. Но... я тут подумал, - на мгновение Вилран запнулся, сомневаясь, стоит ли рассказывать Гипносу о своих идеях. Конечно же, он их отринет, раз считает его до сих пор маленьким, глупым и несамостоятельным. Но и удержать в себе свои мысли становилось все сложнее, так что Воскрешенный продолжил. – Я подумал, что было бы неплохо, если бы Лейдер переехал.
- Да? - Гипнос взглянул на него с пристальным интересом. - И куда?
- В Атропос, - не моргнув глазом, выложил Вилран. – Он не так далеко – за озером. Вместо Акропоса сейчас мертвая пустыня, но Атропос ты разрушил не до конца – его можно восстановить. Раньше через него шли торговый пути, так почему бы его не возродить? Для возрождения нужны люди – они будут. Да и Академия в городе повернула бы перспективы Атропоса в лучшую сторону. Подумай, мы и сами могли бы позже туда вернуться – в нормальный город, а не на руины.  А когда дела наладятся, то помочь уже своему родному Акропосу.

+3

10

Гипнос умолк, задумчиво постукивая костяными пальцами по локтю живой руки. В словах Вилрана было нечто интересное. Нечто действительно выгодное им - для восстановления городов-близнецов. Люди, ресурсы и знания. Что если центром наук и хранилищем знаний станет не Лейдер, а Близнецы?
- Это... звучит как хорошая идея, - наконец, медленно проговорил Гипнос. Теперь он смотрел на брата, как на загадку, которую увидел с новой стороны. - Будет сложно, но попробовать стоит. Однако я пока даже подсчитать не могу, сколько это займет ресурсов и сил. И потом, это подорвет авторитет Магистра Лейдера. Она на это точно не пойдет.
Глаза Вилрана вспыхнули:
- А зачем нам Магистр Лейдера? У нас есть свой. Ровенна. Она никогда не предавала Альянс – это можно легко проверить с помощью псиоников. Так что Атропос принадлежит ей по праву, и единственная загвоздка – Магистр Лейдера. Если бы она вдруг исчезла... Но я так пока и не придумал куда именно.
- Ровенна... - Гипнос сжал губы, когда брат упомянул ее имя. - Ты хочешь все эти ресурсы отдать Ровенне? Почему ей? Почему нам самим не взяться за это? К чему нам ее посредничество?
- Потому что она  - законный Магистр города, а мы – нет. Магистр Альянса ее примет, а вот насчет тебя – не уверен. По крайней мере, тебе придется доказывать, что Культу ты служил не по собственной воле. Это намного сложнее, а Ровенне требуется лишь вернуться домой. Мы поможем ей с Атропосом, она нам позже обеспечит восстановление Акропоса. Заключите Договор, если ты ей не доверяешь. И, кстати, у нее фактически мой ребенок.
Бледные щеки Гипноса порозовели от гнева.
- У нее - ребенок Стефанна Беннатора, а не твой. Не занимайся самообманом, Вилран. Она хотела убить тебя, и все еще хочет убить меня. И да, мы можем заключить временное перемирие, но доверять друг другу не станем никогда. Спроси ее сам, если ты мне не веришь. Ты отдашь ей власть, которую она потом использует против нас обоих.
- У меня тело Стефанна Беннатора, так какая разница? – Вилран пожал плечами. – Я знаю, что друг другу вы не доверяете, но Акропос сейчас – мертвая пустыня. В него нельзя вести людей, так что лично нам нечего для Лейдера предложить. Или у тебя есть другая идея?
- Нам и так нечего предложить Лейдеру. Магистр Грейла не согласится, неважно, Ровенна сменит ее на этом посту или мы. Или ты хочешь убить ее?
- Это было бы выходом, - кивнул Вилран. – Но вот как – я не знаю. Она стара и, наверняка, сильна. Но без нее уговорить остальных было бы намного проще. Акропос – огромный город, не то что Лейдер – деревня деревней!
- Вот как? - Гипнос усмехнулся. - И в твоей системе ценностей ничего не сдвинется от того, что ты предлагаешь убить, по сути, невинную пожилую женщину? Да, бездарного правителя, потерявшего собственный город, да, препятствие - но убить?
Он подначивал. Для него самого Грейла могла бы стать досадным препятствием, если бы все пошло в действительности по плану Вилрана.
Впрочем, в плане Вилрана и без того было достаточно иных шероховатостей под женскими именами.
- В моей системе ценностей на первом месте мы и наша безопасность, - ответил Воскрешенный. - Если считать, что Магистр Грейла нам мешает получить обратно свой город, то да – мне ее не жаль. К тому же я не верю, что она всего лишь безобидная пожилая женщина. Безобидных некромантов я пока что не встречал.
- Что ж... - Гипнос сделал пару шагов и остановился точно напротив Вилрана: почти его зеркальное отражение, но ниже, легче, слабее. - Я рад, что хотя бы в этом наши мысли и ценности сходятся. На первом месте всегда должны быть мы - а уже потом все остальные. Ну и... раз уж ты начал самостоятельно мыслить и принимать свои собственные, независимые от меня решения... - эти слова Полумертвый выделил голосом, превратив в иронию, - ...то поведай, брат: что ты намерен делать дальше? Каковы твои планы, и включают ли они мое участие?
Вилран усмехнулся:
- У меня есть «мои планы»? Ты, наверное, пошутил, - он в отличие от брата не ходил по комнате туда-сюда – стоял на месте и лишь следил за Гипносом взглядом. – Я же обязан быть рядом с тобой. Какие тут планы будут? Мои планы  - идти туда, куда идешь ты. Как я понимаю, после переговоров (хоть и не понимаю, зачем мы вообще их начали), мы идем в Ледник. 
- Мы начали эти переговоры, чтобы нам было, куда вернуться, - терпеливо объяснил Гипнос, встретив его взгляд с нарочитым спокойствием. - Чтобы ведьмы, внезапно появившиеся из ниоткуда, не перетянули на себя благосклонность Безымянного, и не обрушили на нас силы, которые Он щедро дал им. Иначе не будет ни Лейдера, ни Атропоса для твоей обожаемой Ровенны, ни Акропоса для нас. Поэтому да, нам придется пойти к Гэлацио Этену, чтобы вытащить из ледников тело Безымянного и хотя бы попытаться выйти из этой войны живыми. И да, ты пойдешь туда вместе со мной, потому что только так я смогу быть спокоен за тебя. У тебя есть еще какие-то дополнения или вопросы? Я с радостью выслушаю.
- А что изменят переговоры? Каждый стоит на своем – они не договорятся, - ответил Вилран, выдержав взгляд брата. – Некроманты не уйдут из своего города, ведьмы не отступятся от желания его заполучить. Все бессмысленно. Я вижу во всем этом только личный интерес – тот, о котором тебе рассказал. Больше ничего. Безымянному вообще на эти переговоры плевать. А если он так благоволит ведьмам, то может и в Ледник сходит с ними?
- Нам нельзя допустить, чтобы он благоволил ведьмам больше, чем нам, - Гипнос задумчиво провел по губам костяным пальцем. - Я попробую поговорить об этом с ним лично. Вдруг мне повезет. Вил... - он моргнул, выдираясь из собственных мыслей, и перевел взгляд на брата. Подошел к нему, положил живую руку на плечо. - Я знаю, ты считаешь меня свихнувшимся на власти тираном, но все, что я делаю - ради нас. Может быть позже ты это поймешь. Когда-нибудь.
- Ради себя, не ради меня, - Вилран отвернулся и отошел в сторону. – Тебе неважно, что хочу я – только то, что хочешь ты сам. Ты же не спрашивал у меня разрешения пойти ли тебе в кровать к Коррин! Пойти ли с нашим Богом в Ледник! Вернуться ли в Крепость Культа из Атропоса! В том и разница. И не надо больше все свои желания выдавать за наши общие, - если Гипнос думал, что начало разговора так быстро забылось, то он ошибался.
- Потому что иногда дело вовсе не в наших желаниях! Иногда приходится думать о чем-то большем! Например... - он протянул к Вилрану руку, желая развернуть его лицом к себе, и внезапно вновь ощутил это.
Перед глазами потемнело, дыхание на мгновение сбилось, к горлу подступила тошнота. По всему телу прошла дрожь, и Гипнос с нарастающим ужасом понял, что вот-вот ноги снова откажут ему.
Как накануне. Как тогда, когда он вновь ощутил, что не может управлять собственным телом.
Вилран не смотрел на него. Вилран не должен был увидеть и понять. Не сейчас, когда отношения между ними так хрупки, только не сейчас...
Полумертвый отвернулся, качнулся назад к подоконнику и поспешно ухватился за него, словно за спасительную трость. Сердце отсчитало несколько ударов прежде, чем его перестала колотить дрожь, и он смог вдохнуть свободно.
Ключ посылал ему второе предупреждение.
- Неважно... - хрипло выдохнул он, спиной чувствуя взгляд Вилрана, удивленного возникшей в разговоре паузой. - Просто неважно. Если ты считаешь, что я делаю только то, что хочу сам - считай и дальше. У меня нет ни желания, ни сил объяснять тебе все. Слушай Ровенну, если она дороже тебе.
Вилран не видел, что произошло с Гипносом, но почувствовал неладное – все же ментальная связь между близнецами все еще была сильна, - и обернулся. Но брат отвернулся к окну и не обращал на него внимания.
Что ж...
Ему стало больно от того, что все получилось так, как получилось. А ведь еще идя к брату, он думал, что порадует его – Вилрана переполняли идеи, надежды и планы на будущее. Сейчас их не было – все рассыпалось так быстро, что он и глазом моргнуть не успел. В голове и на душе осталась лишь пустота.
- Неважно, потому что в твоих планах я всего лишь собачка у твоих ног, - произнес Воскрешенный вслух. – Я могу идти? Раз я на все должен теперь спрашивать у тебя разрешения, то ты мне это позволишь? И еще: позволь мне не приходить сюда до завтрашнего утра.
Это не так. Все было не так и не должно было так быть!
Он должен был остановить Вилрана и объяснить ему. Он должен был дать ему понять, как сильно любит его и как за него испугался - и продолжает волноваться...
Но Гипносу казалось, что стоит ему открыть рот - и хриплый, срывающийся голос выдаст его слабость. А слабым он быть не должен. Ни с Вилраном. Ни с Коррин. Ни с кем угодно в этом доме.
Поэтому он сказал просто и односложно, не отворачиваясь от окна - лишь намертво вцепившись пальцами в подоконник:
- Да. Да, я позволяю тебе.
Ему и самому лучше было остаться сейчас в одиночестве.

+2


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [26.09.1082] Ты и твоя тень