Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17 (18+)

Марш мертвецов

В игре август — сентябрь 1082 год


«Записки убийцы короля»

Стараниями Инквизиции и эльфов из Триумвирата Зенвул очистили от склеры. В проклятый город-призрак вновь вернулась жизнь, его покинули духи и нежить с нечистью. Ульвийская богиня, что стала сердцем Скелетного древа, бежала из Андерила, захватив тело одной из жриц, так и не позволив изгнать себя в мир духов. Триумвират пытается оболгать инквизицию, записывая заслуги по очищению Зенвула себе, и прикрывает преступления перед короной.



«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Эра королей»

Более четырёхсот лет назад, когда эльфийские рода были разрозненными и ради их объединении шли войны за власть, на поле сражения схлестнулись два рода — ди'Кёлей и Аерлингов. Проигравший второй род годами терял представителей. Предпоследнего мужчину Аерлингов повесили несколько лет назад, окрестив клятвопреступником. Его сын ныне служит эльфийской принцессе, словно верный пёс, а глава рода — последняя эльфийка из рода Аерлингов, возглавляя Гильдию Мистиков, — плетёт козни, чтобы спасти пра-правнука от виселицы и посадить его на трон Гвиндерила.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Солмнир Алисия Эарлан Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [01.10.1082] Вдох жизни и смерти


[01.10.1082] Вдох жизни и смерти

Сообщений 1 страница 30 из 34

1

https://look.com.ua/pic/201901/1280x800/look.com.ua-320227.jpg
- Локация
Альянс, г. Лейдер, академия
- Действующие лица
Оливер, Вилран, Марабарас, Гипнос, Сайбер, магистр Лейдера
- Описание
предыдущий эпизод - [25.09.1082] Хорошие дети плачут молча
Важные переговоры между ведьмами и некромантами. Решается судьба Лейдера.

0

2

Чем ближе к зиме тем дни становились более темными, а погода мерзостней. Свинцовое небо висело над полуразрушенным городом так низко, что казалось задевало шпили академии, и исторгало из себя мелкий холодный дождь, смешанный с крупинками льда. Сейчас бы сидеть под крышей у камина, да листать книги и заниматься исследованиями, но кто себе мог такое позволить в нынешние времена?
Они встретились с Марабарос в условленном месте возле пристани, где ждала подготовленная ведьмами лодка. Недавний оплот науки и беспечного студенчества теперь выглядел мрачной ощерившейся крепостью над хмурым неспокойным озером. Скалы под академией ощерились магическими каменными пиками, на стенах ощущались магические ловушки, а сверху глядели гаргульи - окаменевшие монстры вперемешку с пустыми но устрашающими скульптурами. На их рогах и крыльях то тут то там сидели вороны, мокрые и молчаливые с тусклыми цветными огнями в глазах - чужие фамильяры, зорко наблюдающие за подступами к последнему оплоту некромантии Лейдера. И когда небольшая группа магов высадилась на пирсе перед воротами, все ближайшие птицы, как одна, повернули свои головы, зорко всматриваясь в чужаков.
   Приближаясь к академии, Оливер чувствовал себя одновременно нервозно и нелепо: было решено, что посланник Безымянного должен иметь вид внушительный и представительный, а потому Шоу был облачен в черную мантию мастера Оррвана, подшитую под его рост и сухую даже для некроманта конституцию. Расшитые серебряными нитями черепа и вороньи перья украшали ее мрачную с холодным переливом ткань, превращая недавнего растрепанного бродягу в то подобие темного мага, которыми пугают детей в Остебене. Права носить на себе столь дорогие и кричащие одежды Оливер не чувствовал, и потому сутулился и зажимался, точно хотел стать еще меньше чем был на самом деле.
   Уже третий раз он приходил в академию в новом качестве: сперва как ученик, после как отчисленный студент, а теперь как посол и переговорщик. Но и сама академия перестала быть прежней. Вместо Натана теперь его встречали заплетающиеся нити боевых заклинаний, готовых сорваться с нервных рук совершенно незнакомой стражи.
   - Сюда хода нет! - объявили со стены. - Убирайтесь!
   - Мы хотим переговорить с Магистром Анстис! - выкрикнул Оливер и его голос предательски скрежетнул и сорвался.
   - А костяное копье в жопу не хочешь?!
   Шоу смущенно примолк.

Отредактировано Оливер (18-11-2020 17:25:39)

+5

3

- Следи за языком, пока его не выдрали у тебя из глотки! - протянул Гипнос, перебивая стражника и обращая внимание на себя.
Говорил Полумертвый, по своему обыкновению, негромко, но, как и под Атропосом, усиливал свой тихий голос магией. Он, в отличие от Оливера, был привычен и к тяжелым мантиям с высоким стоячим воротником, и к тонкой вышивке, которую мог оценить лишь знающий, и к разговорам с чернью. Он стоял, опираясь на трость - она до сих пор придавала ему уверенности. К тому же, после того страшного утра, когда собственное тело отказало ему, Гипнос снова принялся носить с собой трость, отыскав нужную, вместе с мантией, среди гардероба Мастера Оррвана. Холодный, недоверчивый змеиный взгляд, которым Полумертвый смотрел в Акропосе, снова вернулся к нему.
- Мое имя - Гипнос Беннатор, Магистр Акропоса. Со мною Стефанн Беннатор из Атропоса, кровный брат Магистра Ровенны, а также студент Академии Оливер Шоу и... представительница Лейдерского ковена ведьм, - он споткнулся всего лишь на мгновение, с трудом поборов желание отозваться о Марабарас куда более холодно и куда менее официально. Ведьма не понравилась ему с первого же взгляда, и Гипнос старался постоянно держать ее в поле зрения. - Мы пришли с исключительно мирными целями. У нас дело к Магистру Лейдера Грейле Анстис. Это касается осады города и Чумы, от которой, по моим сведениям, - Гипнос позволил себе тонкую улыбку, - пострадали и представители Академии в том числе.
Сам он не знал точно, насколько глубоко Чума проникла в крепость, но Оливер говорил, что чувствует там ее ростки. Академию могли наглухо запереть, но кто остановит вездесущих крыс, кто поручится, что никогда не касался контрабанды, проносимой за стены, или не говорил со своими шпионами в городе? Кроме того, уж слухи о Чуме точно должны были достичь Магистра.
- Но эти дела не касаются твоих ушей. Иди и приведи кого-нибудь, кто принимает решения. И лучше не мешкай, а то как бы сама Магистр не спустила с тебя шкуру.
Гипнос отвернулся от ворот к Вилрану, словно потерял интерес к разговору и вовсе не боялся, что со стены в него что-нибудь прилетит.
Все это было чистейшей воды аферой. Их было пятеро - пятеро, без какой-либо поддержки! - Коррин и Ровенна остались в доме Оррванов. Они не имели за собой армии, которая могла бы убедительно и грозно возвышаться за спинами, и даже одеты были в одежды с чужого плеча.
Все, что у них было - знания, которыми не располагала Грейла Анстис, громкие имена, да с детства вбитое умение удерживать непроницаемо-высокомерное выражение лица, как и подобает некромантам благородных родов.

Отредактировано Гипнос (28-11-2020 23:35:03)

+3

4

Марабарас держалась с присущими ей достоинством и хладнокровием. Она не таращилась по сторонам, не изучала противников и не просчитывала шансы своего ковена одержать победу над некромантами. Она знала, что это сложно. Ведьмы, получив больше силы, всё равно не могли подобраться к академии, навести в ней шороха и убить всех некромантов внутри. Преподаватели, да и старая карга Магистр, не глупые и зелёные юнцы. Им хватало и ума, и силы противостоять ведьмам, пусть даже ради собственного спасения им пришлось запереться в стенах академии и отчасти стать её узниками. Болезнь подкосили многих из них, как понимала ведьма, и, возможно, её ковен мог бы подождать времени, когда чума перезаразит абсолютно всех в академии. Тогда город окажется в её руках целиком, но такое будущее казалось Марабарас утопией.
Ведьма отдала слово некромантам, выступающим в роли посланников и парламентёров. У них было больше шансов договориться со студентами и преподавателями, чтобы им открыли ворота академии и впустили в её стены. Чтобы как-то повлиять на решение Магистра впустить чужаков, Марабарас сделала свой вклад уже тем, что мозолила глаза. Рядом с ней не было её ведьмовской свиты и не было магов-сторонников, которые могли бы её защитить в случае опасности, и она прекрасно это понимала. Пожелай Магистр избавиться от неё, никто её не спасёт.
Сайбер угрюмо смотрела на академию. В отличие от некромантов, она не переодевалась ни в какие дорогие одежды с чужого плеча, а потому выглядела довольно просто – в рубахе да штанах, которые нашлись у ведьм. В конце концов, она была всего лишь наёмником, который должен оставаться подле Оливера и защищать его от возможной угрозы.
Стражник выглянул из-за горгульи, набрал в лёгкие воздуха и хотел уже послать «прихожан» прочистить себе задницу лошадиным хреном, когда его остановил кто-то, стоявший рядом. Он отвлёкся, обернулся, скривил недовольную морду, но отдал приказ впустить чужаков в академию.
Гостей сопровождали до просторного зала, отведённого под практические занятия. Он был пустым, не считая кресла ближе к окну, приподнятого на несколько ступеней выше, чтобы лишний раз подчеркнуть важность преподавателя и наставника, и стола с книгами и личными записями. Здесь же толпились ученики, которых, по-видимому, собрали ещё до прихода гостей и что-то активно обсуждали.
Появление чужаков вызвало у них удивление. Все смолкли, обернувшись на двери. Сайбер почувствовала себя неуютно под таким количеством взглядов.
- Словно опять экзамены сдаю, - буркнула она себе под нос, и бросил взгляд на ведьму.
Марабарас, кажется, такое внимание нисколько не удивляло. Её взгляд смотрел прямо, в сторону окна, где в высоком кресле сидела Магистр Лейдера. Чёрный откормленный кот лежал у неё на коленях, иногда недовольно зыркал зелёными глазами в сторону гостей, что посмели потревожить его покой. Костлявая рука с длинными ногтями и украшенная дорогими перстнями, поглаживала его почти ласково.
Грейла Анстис на фоне Марабарас выглядела сушенной сливой, которую забыли на десяток лет, когда та закатилась под постель, и там, покрываясь паутиной, гнила и черствела. Женщина не смущалась своего возраста и того, как выглядит. Она не использовала никакие артефакты или магию, чтобы изменить свой облик на более молодой и приятный взгляду. Низенькая женщина едва ли походила на Магистра Лейдера – больше на старую бабку, затянутую в кружева и вязаную шаль.
- Чем обязаны? – сухо спросила некромантка, не поднявшись с кресла и не уделив слишком много внимания гостям.
[nick]Грейла Анстис[/nick][status]в самом соку[/status][icon]https://i.imgur.com/cst5F3i.png[/icon]

+4

5

Всю дорогу до академии Вилран помалкивал. Он не забыл разговор с братом накануне, и настроения болтать у него не было. Да, в общем, не только болтать, а вообще на все. Гипнос напомнил ему его место: должен охранять брата – вот и охраняет. В принципе, та же роль, что и у Сайбер, охраняющей Оливера. Все остальное – не его. Поэтому Вилран никак не отреагировал ни на пришедшую на встречу ведьму, ни на окрики стражей со стены, не перекинулся словом ни с Оливером, ни с самим Гипносом, и даже когда брат представил его страже как Стефанна, на лице Воскрешенного не проскользнуло ни единой эмоции.
Также молча он прошел до зала, где в кресле, с котом на коленях и в окружении студентов переговорщиков ждала старая бабка, закутанная в вязанную шаль. Она и была Магистром города? В глубине души Вилран удивился, слишком уж неказисто выглядела женщина в кресле. 
— Чем обязаны? — сухо поинтересовалась она, продолжая сидеть и гладить кота.
Вилран опять же не лез, пытаясь представиться. Он охранник, а не переговорщик, так что остался стоять за спиной Гипноса, рассматривая магистра Лейдера и краем глаза наблюдая за удивившимися приходом чужаков студентами – как бы что не выкинули.
Хорошо хоть на входе оружие не забрали – без меча у тех же ведьм Вилран чувствовал себя словно голым – неудобно и непривычно.
Единственное, что пришло Воскрешенному в голову касательно Магистра, так это то, что старая бабка не шла ни в какое сравнение с Ровенной, а значит, кузина хорошо бы сменила ее на посту, переняв управление и над Академией, и над всем городом, если бы его пришлось перенести.
Но мысли оставались мыслями – вслух их Вилран не озвучил: согласится бабка отступиться от своих прав или нет - его не касалось. На сердце до сих пор ютились злость и боль, и никакого интереса к происходящему Воскрешенный не испытывал.

+4

6

Академия Лейдера.
После стольких лет, стольких писем и напрасных надежд, он наконец-то оказался здесь. Правда, совсем не так, как ожидал: не студентом и учеником, а переговорщиком, причем, потенциально враждебным. Он общался с Культом. С ним шла ведьма. От него ждали беды.
И Гипнос старался лишь вести себя непринужденно и просто - стук трости по каменным плитам отмерял его шаги. Академия мало пострадала от Чумы и военных действий, разве что убранство стало скромнее, и коридоры были пусты. И все же она походила на осажденную крепость - коей и была. Из каждого угла, из-за каждой двери казались напряженные, настороженные, внимательные взгляды - кругом были могущественные маги, и если они вздумают убить их, вряд ли они сумеют защититься.
Это ощущение пускало по спине крупные неприятные мурашки, заставляло крепче цепляться за трость. Она была той вещью, что напрямую связывала его с тем, кем он был: Гипнос Полумертвый, законный наследник и Магистр Акропоса, Гипнос, коснувшийся Ключа Пантендора, Гипнос, умевший ждать и терпеть лучше самого усердного студента Академии.
Он чувствовал, что его спутники также чувствуют себя не в своей тарелке: мрачно озиралась по сторонам Сайбер, в чью задачу псионика входило вовремя предупредить их, если случится ловушка, робко опускал ресницы Оливер. Только Марабарас смотрела кругом себя хозяйкой, да Вилран оставался бесстрастным.
Но Гипнос чувствовал боль и злость брата, направленные не на Академию, а на него - все еще на него. Воскрешенный отлично умел скрывать свои чувства - но не от близнеца.
И все же Гипнос верил ему больше всех здесь. Как бы ни был зол на него Вилран - он будет настороже, а значит - пусть злится.

Магистр Лейдера, госпожа Грейла Анстис, ее мастера и студенты - все ждали гостей в большом учебном зале, и появление делегации вызвало у мэтров Академии живейшее волнение. Их обсуждали. О них шептались. Гадали, кто они, и зачем пришли. Лишь сама Магистр казалась незыблемым островком застарелого спокойствия - таким спокойствием веет в очень дряхлых, наполовину истлевших лесах, упорно цепляющихся за жизнь.
А ведь среди окружавших ее преподавателей наверняка есть и отец Коррин...
Мысль была внезапной и пришла крайне не вовремя, учитывая, что они с Оливером были одеты в парадные мантии Оррвана. Гипнос постарался отогнать ее от себя и не слишком глазеть по сторонам - на них уже обратила внимание Грейла Анстис.
— Чем обязаны? - казалось, ее черный кот интересовал ее куда больше, чем гости. Собственная шаль могла бы поведать более увлекательный рассказ, чем они. Но Гипнос общался с многими старыми некромантами: большинство из них выглядели вовсе ничем не заинтересованными - к такому показному равнодушию все приходили. Рано или поздно, так или иначе. Оно казалось внушительным, оно смущало собеседника, сбивало с толку, заставляло почувствовать себя ничтожеством, отрывающим некроманта от важных дел.
Фойрра с два!..
Гипнос покосился на Оливера, на щеках которого полыхали неровные пятна бледного румянца, и понял, что говорить придется ему. Сделал небольшой шаг вперед, привлекая к себе внимание, коротко поклонился Грейле Анстис - так равный мог бы поклониться равному. Ни на кого больше он не смотрел - Гипнос тоже умел играть в показное безразличие.
- Приветствую Магистра Лейдера и уважаемых мэтров, - он стукнул тростью об пол. - Я - Гипнос Беннатор, Магистр Акропоса, ныне пострадавшего от действий Культа Безымянного. Мы пришли поговорить: о Лейдере, о войне с Культом, о Чуме, унесшей жизни стольких почтенных горожан, и о воле Безымянного, которая с недавних пор стала открытым достоянием многих умов. Мне отрадно видеть, что Академия, о которой я столько грезил, не пострадала во время студенческих восстаний и сражений с Ковеном, и потому я тем более надеюсь на успех сегодняшних переговоров, от которых зависит дальнейшая ее судьба.

Отредактировано Гипнос (01-12-2020 23:27:05)

+4

7

Их все же пропустили… Оливер выдохнул с облегчением. На чужую грубость он отвечать не умел, как и стоять на своем, а потому внутренне порадовался, что не ошибся с союзником: Гипнос Беннатор сейчас разительно отличался от того Гипноса, который пил с ним настойку и исследовал потаенные комнаты Оррванов. По сути он был таким же мальчишкой, почти ровесником, тоже носил в себе страхи и неуверенность, но как-то умел держать голову высоко. Шоу смотрел на акропского магистра с толикой зависти и восхищения, а еще интересом. Может быть если попробовать скопировать его манеру, то даже у недоучки студента получится такой же внушительный вид? Гипнос шел по коридорам опираясь на трость, но даже в этой болезненной походке было что-то хозяйское, была уверенность, которой не ощущал в себе сам Оливер. Невольно он поравнялся в шаге с магистром, попытался расправить плечи и смотреть перед собой, а не в пол,но как только они вошли в знакомый зал для практик, полный знакомых лиц, все нутро у некроманта сжалось, а сердце взволновано заколотилось. Шоу рассчитывал на разговор лишь с Магистром Анстис, может быть учителями, и совсем не рассчитывал на свидетелей из прочих студентов, недавних сокашников и сокурсников, которые теперь, как казалось, пялились только на него одного, хоть объективно интересовала их конечно же вся разношерстная групка в целом.
   Магистр восседала на преподавательском месте, наглаживая черного кота костистой рукой. Всем своим видом она показывала, насколько большое одолжение делала им, соглашаясь на этот разговор. Но в отличие от Бенатора она не производила никакого внешнего впечатления, наоборот - встреть ее Оливер случайно - никогда бы не подумал, что эта дряхлая женщина имеет какую-то власть и силу. Пожалуй она была гораздо больше похожа на ведьму, которой пугают детей, чем рядом стоящая Марабарас. Однако Шоу все равно мялся, и был мыслено благодарен Гипносу, что тот заговорил первым, кратко и четко объяснив цель их визита. Бывший студент вообще не был уверен, что имеет право подать голос в подобном обществе, если конкретно к нему никто не обращается. И все же ему захотелось добавить то, что хотели бы услышать собравшиеся в залу ученики, а не одна только Магистр:
   - От этого зависят жизни людей и некромантии...

Отредактировано Оливер (29-12-2020 08:09:31)

+4

8

Марабарас не торопилась открывать рот, а Грейла – слушать. Все перешептывания в зале стихли – студенты и преподаватели прекрасно знали, что старую женщину лучше не злить. Магистр, несмотря на почтенный возраст, всё ещё ловко управлялась с магией и, пожелай она того, могла бы расправиться с молодой – в сравнении с ней – ведьмой. Но ей было любопытно – что бывает крайне редко в её возрасте – что за причина привела эту группу в самое сердце академии. Всех, кто оставался в городе и при этом выжил, Грейла считала предателями и сторонниками ведьм, а потому ей было интересно, что среди них забыл один из её студентов.
Первым, вопреки ожиданиям некромантки, заговорила не Марабарас, а беловолосый юнец. Молодой некромант с костяной рукой и тростью. Грейла видела его впервые, а потому не могла признать в нём наследника Беннаторв. Зато узнала его в другом беловолосом юнце. Стефанна Беннатора. Мальчика, который не унаследовал магический дар, а потому в их обществе считался едва ли не пустым местом. Даже имя отца не давало ему полноценной защиты. Но что-то Грейла не видела рядом с ним его взбалмошной и стервозной сестры.
- Гипнос Беннатор? – сухо протянула Грейла. – Магистр Акропоса? Руин пустого города? – этими словами некромантка как нарочно подчёркивала положение Гипноса. – Этот титул ничего не значит, когда у тебя нет ни воинов, ни людей, ни магов. Ничего, кроме безжизненного куска земли.
Казалось, что Грейла пропустила мимо ушей все слова об угрозе, боге и важной миссии. Она перевела взгляд на второго Беннатора.
- Мальчик без магии теперь тоже Магистр Атропоса или мир ещё не сошел с ума? – её интонации не хватило насмешки в голосе. Грейла морщила и без того морщинистое лицо с давно обвисшей кожей, которой не хватало упругости. Кот на её коленях сверкнул глазами и тихо заурчал, подёргивая хвостом. – Оливер Шоу, - некромантка с такой уверенностью произнесла его имя, словно лично занималась воспитанием и обучением этого некроманта, но эта была особенность Магистра – она знала всех студентов без исключения, порой поражая своей памятью на имена и лица в столь почтенном возрасте, когда память по всем заветам должна подводить из раза в раз. – Что ты забыл среди них?
И тут впервые подала голос Марабарас:
- Перед тобой не твой студент, а тот, в ком живёт Тьма, Хаос и Бездна.
Эти слова заинтересовали Грейлу. Она посмотрела на Марабарас, ожидая, что ещё скажет ведьма.
- Тьма, Хаос и Бездна живут в каждом из нас.
И всё же вопреки этим словам Грейла решила взглянуть глубже. Магическое зрение некромантов отличалась от того, что видели ведьмы, но даже так угадывалось «двоедушие» и огромный магический потенциал, с которым не мог бы совладать такой хлипкий и непутёвый ученик как Шоу.
- Чего вы хотите от меня и от академии?

[nick]Грейла Анстис[/nick][status]в самом соку[/status][icon]https://i.imgur.com/cst5F3i.png[/icon]

+3

9

Он ожидал этого - того, что Магистр Лейдера надавит на его потери. Крепче стиснул рукоять трости.
- Да, вы правы, госпожа, - голос Гипноса оставался спокойным, но слова сквозь сомкнутые зубы напоминали шипение. - Акропос сейчас пребывает не в лучшем положении. И мой кузен не владеет магией, но и не именует себя Магистром. Но мир меняется, - он взглянул в морщинистое лицо старухи. - Что теперь есть у вас, госпожа? Город, разграбленный повстанцами, Чумой, мародерами и ведьмами? И жители, ненавидящие вас за то, что вы затворились в Академии с кучкой верных вам людей? Ваша стража ведь тоже служит вам отнюдь не из верности, и положение ваше - как и мое, - не назвать незыблемым...
Он умолк - поскольку заговорила Марабарас. Всего одну фразу - гулко, размеренно и четко, мгновенно придавая иной вес всему происходящему.
Гипнос посмотрел на Оливера, пытаясь взглядом заставить его распрямиться. В нем жили не только Тьма и Хаос, но и Безымянный - и почему, Бездна его забери, он медлит?..

+4

10

Пока Гипнос представлялся и озвучивал цель визита, Вилран помалкивал и осматривался. Хоть он и выглядел равнодушным и безэмоциональным, ему все же было интересно узнать что вокруг происходит, как их принимают, как отреагирует старая карга на предложения ведьм. Заметил он и то, как смутился и растерялся Оливер, едва вошли в зал, но так и не понял почему. Испугался Магистра до такой степени? Но надо ли было ее бояться? Этого Воскрешенный пока не знал, поэтому продолжал наблюдать.
Рот он открыл только тогда, когда Грейла заговорила.
- Я представляю Ровенну, - ответил Вилран, после того, как Гипнос осадил заносчивую бабку. – Она законный Магистр Атропоса, как всем известно, но пока не в том положении, чтобы вести переговоры.
Но вообще Вилран ожидал, что переговоры пройдут не с одной Грейлой,  в присутствии других магов – не учеников, а уже вполне состоявшихся некромантов – тех, на кого Грейла опиралась. Так ли уж они ей верны? Ведь если Грейла могла уцепиться за власть и плюнуть на город и остальных, не факт, что другим бы понравился такой расклад. Станут ли они сражаться до последнего, жертвуя всеми жителями города, ценными сведениями библиотеки и собственными жизнями? Возможно, что и не станут.
- Я думал, некромантов здесь будет побольше... Они могут не поддержать своего Магистра, если она нам откажет,- тихо, но так, чтобы брат и Оливер, что стояли чуть впереди, его слышали, озвучил свою мысль Вилран. И продолжил уже громче, обращаясь к Грейле– У вас чудесный котик. Я такого как-то в Акропосе съел. Ваш, думаю, не менее вкусный.
Кот из Акропоса был вовсе не похож на того, то сидел на руках у бабки, но Вилрану захотелось соврать, и он не стал себя сдерживать.

+4

11

- Что ты забыл среди них? - вдруг обратилась Магистр лично к Шоу, и обескураженный этой прямотой он глупо переспросил: - Я?
  Оливер даже подумать не мог, что столь высоко стоящая от него особа знает, кто он такой. Разве что расторопные слуги уже доложили ей и кратко пересказали его похождения. Впрочем, в длинный рассказ они никогда бы и не сложились. Однако это все равно застало врасплох, создавало иллюзию, что собеседник видит тебя насквозь и знает все, что ты когда-либо сделал или не сделал.
   Марабарас ответила вместо Шоу, и “Тьма, Хаос и Бездна” нервно спрятал руки в рукава мантии, чтобы никто не видел, как они подрагивают от нарастающего волнения. Студенты продолжали с интересом пялится на него, Магистр буквально буравила магическим взглядом, Гипнос взглянул на него с нетерпеливым раздражением, ведьма наверняка снисходительно поглядывала на него за спиной, и Сайбер… Ей он обещал принимать мужские решения, но вновь дрожал, как заяц, даже не в силах самому себе ответить, что его так пугает. Даже Бальдо и его пытки казались не такими устрашающими, как просто чужие взгляды. Всю свою недолгую жизнь Шоу жил неприметно, стараясь не выделяться ни в плохую, ни в хорошую сторону, был просто одной из теней академии, а теперь вдруг должен говорить за будущее всей нации. И это всякий раз казалось ему непосильным. Идя сюда, он трусовато ждал, что за него станет говорить Гипнос, как тот, кто умеет говорить с равными, или Вилран, который умеет говорить непосредственно, или Марабарас, чей интерес был напрямую затронут в этой миссии, на худой конец он ждал, что выйдет Безымянный и заговорит со своими детьми лично, как это бывало ранее. Именно на это подсознательно и рассчитывал Оливер, что вновь будет просто тенью, просто постоит рядом, пока решаются большие дела. Но все вдруг смотрели на него. А некромант украдкой взглянул на двери, через которые они вошли - их закрыли и двое стражей стояли подле них. Впрочем, даже будь они открыты - сбежать было бы все равно страшно также.
   Единственный, кто разбавлял всю эту гнетущую атмосферу был Вилран - он не боялся сказать глупость перед всеми, он вообще ничего не боялся, говорил что думал и кому хотел и Шоу грустно позавидовал еще и этому Беннатору.
   - Только… не убивайте никого. Пожалуйста… - также тихо попросил Оливер в ответ на замечание Вилрана, когда тот поделился своими соображениями. Для Беннаторов все присутствующие здесь были незнакомцами, но для бывшего студента академия была домом, а все вокруг недавними соседями, с большинством из которых хоть и не водилось крепких отношений, но все они так или иначе выросли вместе.
   Сделав заметный глубокий вдох, Оливер выступил чуть вперед от своих спутников, словно нырнул в холодную воду - сразу с головой.
   - Я Посланник безымянного бога, - подрагивающим и звенящим голосом объявил он, слыша как шепоты поднялись среди присутствующих студентов, но останавливаться было нельзя. Думать над происходящим - тоже. Надо было выпить Оррвановской настойки… - И я несу его волю…
   Шоу запнулся, ожидая, что Безымянный бог может возмутиться этими словами, но тот молчал, как молчал и в переговорах с ведьмами. Можно ли было это считать поощрением? 
   - Сейчас не время для разобщенности и выяснения у кого больше силы, - на новом вздохе продолжил посланник бога, тупя глаза в пол, потому что смотреть прямо выдержки ему не хватало. -  Вы все проигравшие Культу. Это единственный ваш враг, который своими действиями не оставит от Альянса ничего: ни магистров, ни ведьм, ни магов, ни простых людей. Ваш создатель не желает вам смерти… помогите ему помочь вам не умереть. Перестаньте убивать друг друга хотя бы здесь - в Лейдере.

+4

12

Вопреки закономерной реакции на дерзость Гипноса, Грайла промолчала, а потом… её старческий рот дрогнул, тонкие сухие губы с тихим смешком изогнулись в подобии улыбки. Выходка Беннатора показалась ей забавной. В чём-то они были похожи, но лишь понимание того, что Грайла всё ещё сидит в своей академии, при ней её маги, а сам город, пусть и под ведьмами, но всё же не целиком в их власти, позволяло ей держаться гордо и немного самоуверенно. Если бы не треклятая болезнь, которая отняла у неё добрую часть магов, они бы уже давно справились с этой напастью – так убеждала себя магистр, и до недавнего времени она полагала, что они справятся с болезнью, но природа её была чуждой этому миру, знакомым законам тёмной магии или ведьмовским проказам. Было в ней что-то зловещее и… пугающее, даже такую старую и знавшую многое женщину.
- Магистры мрут как мухи, - заключила Грейла, услышав, как Стефанн представляет сестру. До Лейдера дошли слухи, что Виктус мёртв стараниями Культа, но никто не исключал вероятности, что стервозная дочь просто захотела прибрать власть к своим рукам. До этих интриг Грейле не было никакого дела. Она признавала лишь силу, которую имели другие маги, а в её понимании  Ровенна оставалась ещё зелёной девчонкой. – Особенное положение? – старуха хмыкнула. Она понятия не имела, что приключилось с девицей и, говоря честно, не хотела этого знать. Такая выходка казалась ей скорее проявлением неуважения или показным завышенным самомнением.
Грейла лениво посмотрела на Стефанна, когда он заговорил о коте, меняя тему, и не преминул упомянуть, каковы те на вкус. Кто-то из студентов, услышав это, не скрыл омерзения. Сама Магистр расценила это как то, что дела в Атропосе хуже некуда. Даже Магистру и его родственникам приходится жрать всякую дрянь, чтобы выжить.
Последним неуверенно подал голос Оливер. Грейла ждала, что он скажет, но уже по её реакции стало понятно и без слов, что она не собирается выходить из академии и делать что-либо в отношении Культа.
- Сам Магистр Альянса может приказать выступить против Культа мне и магам Лейдера, но я не сдвину с места ни одну свою морщину, чтобы как-то на это повлиять, пока все крысы не вернутся обратно в свои катакомбы и не очистят мой город.
Старуха была не просто упрямой женщиной, которая пыталась усидеть на своём «троне» в академии, а здраво оценивала шансы против Культа. Все здесь знали об участи Близнецов или павшего Фолента, который сгорел стараниями Культа. Если близнецов можно не брать во внимание, то город бойцов, где каждый маг умеет сражаться за жизнь, был настолько показательным поражением Альянса, что Грейла и не тешила себя надеждами даже на мизерный шанс как-то противостоять Культу. Сам Эарлан мог сколько угодно убеждать себя и остальных, что власть Альянса всё ещё в его руках и он может как-то избавиться от Культа. Это давно не так.
Грейла крепко ухватилась за трость, тяжело поднялась с кресла. Чёрный кот спрыгнул с её колен и лениво сел возле ножки кресла, смотря на всех уничижительным взглядом. Старуха приподняла трость, собираясь ударить ей по полу, но её речи перебил звучный хлопок.
Двери, ведущие в зал, на которые недавно с последней надеждой оглядывался Оливер, распахнулись, гулко ударились ручками о стены, едва не повредив крепления, на которых они держались. На пороге стоял маг – правая рука Грайлы, в компании неизвестных ей боевых магов. Он не сказал ни слова, как в зал, в сторону студентов и преподавателей, полетели магически шары, стрелы и волны.
- КУЛЬТ! – заорал во всю глотку какой-то перепуганный студент, падая на пол в нелепой попытке убежать. Магическое заклинание догнало его, разрезав тело на две половины легко и так точно, что можно позавидовать ловкости и сноровке мага.
Сайбер резко развернулась и инстинктивно выставила магический щит вокруг себя и Оливера.
Боевые маги Культа отличались от студентов – одежда была одноцветной, тёмной, без мантии или подобия дорожного плаща, но на каждом плече оставалась нашивка с символом Культа Безымянного.
- Убить старую клячу, - приказал бывший помощник Грайлы, не торопясь выступить против неё лично.

[nick]Грейла Анстис[/nick][status]в самом соку[/status][icon]https://i.imgur.com/cst5F3i.png[/icon]

+4

13

Все это могло бы продолжаться долго, очень долго. Старуха Грейла была упряма и горда, и никак не могла смириться с тем, что, если она продолжит бездействовать, затворясь в своей крепости – дни ее сочтены. Вряд ли могло убедить ее в обратном присутствие злейшего врага-ведьмы. Вряд ли могли убедить ее доводы Гипноса и Вилрана, которые, с высоты ее дряхлых лет, были слишком юны для мудрости. Вряд ли могли убедить неуверенные слова Оливера, который даже сейчас продолжал оставаться студентом, а не пугающим в своем равнодушии богом – хотя говорил он правильные вещи, именно те, что нужно было сейчас сказать.
Но убедительности происходящему придали другие.
Дверь содрогнулась и распахнулась от тяжелого удара, впуская тех, кого Гипнос надеялся не увидеть в ближайшее время – магов Культа. Те не тратили время на слова, мгновенно нападая на растерянных студентов и преподавателей.
Как они проникли внутрь, если даже ведьмы не смогли?!
- Вил, сюда! – Гипнос поспешно отступил от двери, возводя магический щит вокруг себя и брата. Краем глаза отметил, что Сайбер сделала то же самое для себя и Оливера, и многие Мастера и студенты Академии также собрались  и поставили защиту.
Но были ли они готовы убивать? Были ли готовы к тому, что прямо сейчас умирать начнут их коллеги и друзья?
В костяных пальцах Гипноса вспыхнул сгусток тьмы, переплетение черных теней и зеленовато-голубого пламени. Полумертвый не стал размениваться – швырнул его в мага, который ворвался в зал и отдал приказ убить Магистра Анстис, справедливо посчитав его наиболее опасным из всех. Ядовитый шар с шипением пробил подставленный щит некроманта, врезался ему в грудь, разъедая одежду и плоть.
- Магистр Грейла! – Гипнос потратил драгоценное мгновение, чтобы обернуться к старухе. – Больше нет времени спорить. Вы – с нами?

+4

14

Все понимали, что упертую старуху на объединение сил не уговорить. Даже Вилран это видел: он надеялся, что может Безымянный сделает свой ход, или ведьма скажет пару умных фраз, но бог молчал, а ведьма не собиралась уступать и искать компромиссы.
Наверное, так бы все и закончилось ничем, – Грейла уже поднялась со своего места и намеревалась откланяться, демонстративно показывая, что тратить свое время на визитеров не намерена, - но тут вмешались иные силы – те, которых никто не ждал. Хлопок – и зал стал наполняться культистами. Вернее, сначала Вилран не понял, кто напал на Магистра и остальных присутствующих – определил это только по крикам, что раздались из толпы. Зал быстро наполнился магическими шарами и волнами от обеих сторон противостояния.
Раздался призыв:
— Убить старую клячу.
Сайбер бросилась прикрывать Оливера, Гипнос набросил магический щит на Вилрана. Сам Воскрешенный готов был в любой момент защитить брата. Он выхватил меч, но в их сторону не смотрели – вся атака нападавших была сосредоточена на Грейле. Культ выполнял приказ – остальные присутствующие в зале интересовали только тогда, когда вставали на пути.
Так стоит ли вмешиваться?
Поэтому Вилран и не двигался с места. Медлил, раздумывая: им с братом и Оливеру с Сайбер прямой угрозы пока не было, а старуху-магистра он и сам подумывал убить, когда шел на переговоры. Но шанс убить ее самому был минимален, так что Культ с какой-то стороны даже оказывал помощь, сам того не зная. Вероятно, надо было помедлить еще – подождать, пока Грейлу убьют, и вмешаться после, чтобы помочь защититься остальным. Культистов Вилран по-прежнему не переваривал, но сейчас ему казалось, что они могли бы быть полезны.
В общем, у Вилрана были отличные планы...
Вот только Гипнос все испортил. Бросил магический шар в главаря нападавших, призывавшего убить старуху, а потом и вовсе обратился уже к ней самой:
— Магистр Грейла! Больше нет времени спорить. Вы — с нами?
Вилран отступил к брату и недовольно ткнул его локтем в бок, тихо прошипев:
- Зачем она нам сдалась? Ты забыл? Это отличный момент, даже руки пачкать не надо!
Грейлы не будет.
Ведьмы захватят Лейдер.
Выжившие маги вместе с имуществом и библиотекой переберутся в Атропос.
Атропос воскреснет и поможет восстановить Акропос.
Идеальный же план!
Оставалась самая малость – выжить самим в устроенной культистами заварушке.

+4

15

Оливер вздрогнул, когда двери за его спиной вдруг хлопнули, распахнувшись, и в зал уверенно вошла группа магов с нашитыми на их одежды символом Культа. Минули те времена, когда этот знак был тайным и использовался магами ордена лишь для узнавания друг друга, теперь Культ представлял из себя настоящую армию, а его тайный знак был поднят на знамя, и намерено демонстрировался, носился с гордостью адептами, внушая противникам настоящий страх. Боялись не конкретных людей, но той силы, что стояла за их плечами. И Шоу вдруг увидел, как все те, чьего внимания так боялся он сам, теперь разбегались в ужасе от горстки магов. Студентов и преподавателей в зале было больше чем нападавших, но юные умы, никогда до этого не участвовавшие в настоящих схватках были неорганизованы и озабочены спасением лишь собственных жизней, бездумные, как стадо овец. Впервые Оливер посмотрел на них с высоты своего собственного опыта и не испугался того, чего возможно стоило бы бояться, гораздо больше, чем просто оценивающих взглядов. На несколько мгновений Шоу почувствовал себя стоящим выше бывших сокашников и даже некоторых из преподавателей, которые жались к стенам, прикрываясь щитами и собственными учениками. Выбраться из тренировочного зала было невозможно - у единственной двери все еще оставались маги Культа, и тогда Оливеру подумалось, что он обязан сделать что-то большее, чем отправить в Бездну пару заблуждающихся в своей вере магов.
   - За мной, - дернул он за рукав Сайбер - единственную кто мог услышать его в этом хаосе и послушать. Они двинулись прочь от центра зала в сторону к стене, где в углу жалась большая часть учеников, в надеждах что их не заметят и не заденет пока Культ и Магистр выясняют свои отношения.
   - Посмотри, чтобы никто нам не помешал, - попросил Шоу крылатую, рукой касаясь глухой каменной стены, за которой, как он точно знал, находился один из коридоров. Нужно было лишь пробить в него новую “дверь” не обрушив потолка и не обвалив пол.
   - Где-то так… - бормотал Оливер, мысленно высчитывая место, куда следовало ударить магией. Сам не замечая, после последнего побега из тюрьмы, где ему пришлось применять заклинания некромантии и буквально идти по трупам невинных, Шоу все больше предпочитал полагаться на магию Земли, работая с которой он ощущал куда больше умиротворения и связности. Это была его магия и его стихия, не принадлежавшие Безымянному богу, магия которая помогала менять мир.
   Выбрав точку в стене, Оливер направил в нее ударное заклинание, выбивая из кладки камни, которые полетели в пространство коридора за стеной, частично крошась и трескаясь. Грохот от обрушения разнесся по залу, а пылевая взвесь поднялась в воздух облаком, тут же оседая на богатой мантии Шоу, его лице и волосах, сделав последние пепельно серыми, потянулась в легкие. Когда Оливер прокашлялся и протер глаза, то увидел рядом с собой мастера Оррвана. Расшитая мантия на его широких плечах смотрелась куда лучше, чем на студенте и опальном магистре вместе взятых, дополняя и подчеркивая его статную высокую и прямую фигуру. Пыль и крошево от заклинания казалось вовсе не коснулись его, хоть он и оказался рядом почти мгновенно. Вскинув руку в широком театральном жесте, он указал на пролом в стене, замерев на несколько мгновений, точно скульптура самому себе.
   - Вперед, мои воронята! Здесь есть выход, - скомандовал он ближайшим ученикам и опустил темный и пристальный взгляд на посланника Безымянного. - Хороший ход Шоу.
    Под слоем пыли это заметно не было, но Оливер с такой неожиданной похвалы порозовел щеками. Это смущение, однако быстро прошло, когда мастер нахмурил кустистые брови и с мрачным прищуром поинтересовался: - Это что на тебе? Моя мантия?
   - Позаботьтесь здесь о студентах! - призвал учителя Шоу и поспешил обратить свое внимание на то, что происходило в центре зала.


Сила молота

+4

16

Грейла, несмотря на откровенно дряхлый вид, ловко управлялась с тростью. Магический кристалл в рукояти блеснул тёмно-зелёным светом. От Магистра отошла невидимая, но ощутимая, магическая волна. Встретившись с двумя культистами, она прошла сквозь них легко, будто раскалённый нож сквозь мягкое масло. Культисты, пойманные в магическую клетку, замерли. Они смотрели перед собой широко распахнутыми глазами, конвульсивно дёргая. Их рты открылись в немом крике, лица под масками исказились от ужаса и боли. Из глаз градом лились слёзы. Мучение было недолгим – у Грейлы не было возможности разгуляться и насладиться чужой агонией. Два тела легко покинули скелеты, обернувшись дееспособными послушными миньонами. Ступив на пол из груды мяса и растекающейся скользкой лужи крови, они обернули гнев против братьев, нападая на них, будто дикие звери, вгрызались в их плоть как безумные, драли её пальцами и зубами, валили на спину и не щадили жертвы.
Вырвав кусок плоти из щеки орущего культиста, скелет поднял голову над всё ещё живой жертвой, и встретился пустыми глазницами с болезненно-жёлтыми глазами мистика. Алекто направлял на него руку. С искусственных пальцев мистика сорвалось заклинание и, врезавшись в скелета, уничтожило его.
Оглушительный грохот в конце зала привлёк внимание некроманта. Он оглянулся, замечая за медленно спадающими клубами пыли и мелкой крошки просвет. Студенты пытались сбежать, получив единственную возможность спастись от культистов. Сами студенты их не интересовали. Целей было всего две, и если одну из них он видел – старуха пыталась доказать, что она ещё может задать всем жара, то второй цели не было на горизонте. В окружении темноволосых и бледных некромантах найти нужного мальчишку со шрамом на щеке было сложно, но вот светловолосую предательницу – вполне. Среди студентов были женщины, как и среди преподавателей, но явно не длинноухие и синеглазые алиферы. И в первую очередь Алекто искал именно её, полагая, что истинная цель найдётся поблизости.
Марабарас держалась Оливера и Сайбер, считая, что этим двоим она пригодится живой. Культиста, который подобрался с ним слишком близко, ведьма, читая заклинание, перехватила рукой под горло. Не прикасаясь к его коже, но будто бы сжимая его шею пальцами, она смотрела в его лицо неотрывно. Глаза ведьмы потемнели, в них будто бы опрокинули истинную холодную тьму. Культист замер, вцепился своими руками в горло, начал драть кожу пальцами, оставляя кровоточащие раны, но не мог остановить заклинание. По его лицу, под кожей, выступали чёрные прожилки. Его лицо бледнело, и будто бы жизнь уходила каждую секунду, в которую Марабарас смотрела на него. Он упал на пол уже мёртвым, когда ведьма убрала руку.
Не дожидаясь, когда кто-то ещё приблизится к ним, Марабарас полезла в дыру.
Сайбер пыталась удерживать заклинания культистов. Магический щит высасывал из неё магическую энергию, не оставляя шанса атаковать противника. С такими темпами её силы быстро иссякнут, и ей ничего не останется кроме как понадеяться на меч, а меч против заклинания – бесполезная игрушка. Она видела сквозь клубы оседающей пыли как в их сторону идёт один из культистов. Однорукий и болезненно бледный, будто живой мертвец, что протягивает руку к ней.
Нет, не к ней. К Оливеру.
В стороне от них старушка Грейла весело хохотала. Культист, упав к её ногам, отхватил по голове тростью, а чёрный кот, которому его падение помешало беззаботно вылизываться, нагладил пощёчиной, после чего вновь вернулся к умыванию, словно ничего особенного не случилось.
- Давненько я так не веселилась! – задорно бросила Грейла, чувствуя в старческих руках силу былой молодости. – Не с вами, а вы со мной, - хмыкнула старая некромантка, отвечая Гипносу, подхватывая подол балахона и, закрываясь щитом, тоже поспешила к проходу. Культистов было слишком много, чтобы оставаться в зале и давать им отпор.

[nick]Алекто[/nick][status]Молчун[/status][icon]https://i.imgur.com/vkhSNXM.png[/icon][sign]
По всякому можно делить людей. Иногда их делят на людей и не людей.
Удивленный палач сказал: «А я делю их на головы и туловища».
[/sign]

+3

17

Неразбериха и хаос, воцарившиеся в зале после появления культистов, постепенно обретали четкие формы: последователи Культа стремились добраться до Магистра Анстис и Оливера, стремительно исчезнувшего из виду, а студенты и преподаватели, как могли, держали оборону.
Рядом возникло белое, напряженное лицо Вилрана:
— Зачем она нам сдалась? Ты забыл? Это отличный момент, даже руки пачкать не надо!
Гипнос ответил ему быстрым взглядом искоса. Сейчас не время было для споров. Для всех, кто находился сейчас в Академии, братья Беннаторы и Магистр Грейла должны были быть на одной стороне, пусть даже номинально. В этом случае, если - если! - старуха вдруг погибнет в битве, быстрее можно будет убедить ее сторонников союзничать.
И к тому же Гипнос вовсе не был уверен в том, что культисты смогут так легко справиться с Магистром Лейдера. Напротив: это сама Грейла вырывала кости из тел нападавших и крутила своей тростью так, как  иным некромантам помоложе и не снилось.
Что-то грохнуло в стороне, и Гипнос, державшийся ближе к брату, оглянулся - успел заметить Оливера, взломавшего одну из дальних стен, студентов, устремившихся к спасительному проходу, и махнул Вилрану рукой.
— Не с вами, а вы со мной, - усмехнулась Грейла, шустро семеня к дыре в стене.
- И куда же мы, - Гипнос нарочито выделил последнее слово, - направляемся?
Был у нее какой-то план? Или она просто предпочитала бежать, пока есть возможность?
Ответа на этот вопрос Гипнос не получил: среди культистов, пытавшихся добивать учеников Грейлы, мелькнуло знакомое лицо.
Алекто побледнел, осунулся, исхудал, и выглядел нездоровым - но от этого только еще более сосредоточенным и злым. Он тоже шел к проходу, целеустремленно, не обращая внимания на тех, кто пытался его остановить.
Если уж мистик Имахира здесь...
- Вил! - коротко окликнул брата Гипнос, кивком указывая на однорукого колдуна. Он знал, насколько в действительности может быть опасен Алекто.
Но не знал, в курсе ли Алекто, кому на самом деле служит...
Мистика нужно было остановить. И заполучить. Если он окажется бесполезен - от него всегда можно будет избавиться уже после.
Он атаковал Алекто сгустком тьмы - теми же чарами, которыми до этого убил предводителя культистов, но в этот раз не желая наносить смертельный удар. Черно-голубоватая сфера врезалась в защитные чары мистика, с шипением поглощая их, добралась до тела - и тут Гипноса внезапно настиг откат. В голову стрельнуло болью, все предметы и люди внезапно приобрели невероятно резкие, четкие очертания, звуки громыхнули по ушам.
Но ведь до опустошения резерва было еще далеко...
Снова шутки Ключа?
- Задержи его!.. - хрипло вытолкнул приказ Гипнос брату, усиливая магический щит, которым окружал Вилрана.

Отредактировано Гипнос (29-12-2020 11:31:46)

+3

18

Вилран не вступал в бой – оставался рядом с Гипносом, пока в зале творилась неразбериха. Он не знал этих людей из Академии, не принимал ничью сторону, не получал приказа брата. Зачем ему было в ввязываться в чужую драку? Он пускал в ход меч лишь тогда, когда слишком резвая нежить или культист подбирались близко к Гипносу или ему самому.
После того, как Оливер взорвал стену, большинство присутствующих и вовсе поспешили удалиться из зала. Вилран видел, как в пролом сбежали рядом находящиеся ученики и преподаватели Академии, Марабарас и даже Грейла – ее кот один остался посреди зала, путаясь под ногами сражающихся и чудом избегая ударов боевых заклинаний.
Вилран думал, что и брат последует за всеми сбежавшими в пролом, но Гипнос не спешил:
- Вил! – он указывал на того, кого и сам Воскрешенный уже приметил.
Алекто.
Мистик Культа, предатель, тюремщик, лизоблюд Имахира шел через зал прямиком к пролому... Или к застывшему у пролома Оливеру? Да куда бы он, впрочем, ни шел, Беннаторы думали в целом одинаково – его надо было остановить, отомстить и... на последнем пункте планы братьев все же разошлись. Вилран бы без вопросов убил Алекто (до этого он полагал, что мистик вообще мертв, ведь Чума не могла его обойти стороной), но Гипнос почему-то его смерти не хотел.
- Задержи его, - отдал он приказ.
И Вилрану ничего не оставалось, как его исполнить. Прикрытый магическим щитом Гипноса он стремительно двинулся вперед, в сторону Алекто, прорубая себе проход среди поднятой культистами нежити.
- Забыл меня? – он ударил мистика, оглушенного магическим ударом брата, под дых, а затем, когда тот сложился вдвое, по темечку. Не особо рассчитывал силу: убьет так убьет, и Гипносу придется смириться с тем, что произошло по воле богов и случая. Но насколько успел заметить Воскрешенный, Алекто был везуч и так просто помирать не хотел, иначе бы уже к той встрече предстал перед всеми трупом.
Вилран подхватил его бесчувственное тело, закинул на плечо и направился в обратный путь. Сражаться стало сложнее – вес мистика очень ограничивал движения, и в итоге Воскрешенный просто убрал меч в ножны и драпанул к пролому со всех ног, пока щит еще держался и мог его спасти.
- Ты в порядке? Куда его? – подбегая, спросил он брата. Тот кивнул на пролом и направился туда сам.
Вилран последовал за ним, но внезапно споткнулся о кота Грейлы, чуть не раздавив того. Животина, видимо, сообразила, куда подевалась хозяйка, и пыталась проскользнуть туда же, но в общей каше лишь путалась под ногами с перепугу.
Вилран наклонился и подхватил кота за шкирку. Тот заорал, вцепился в руку когтями, раздирая в клочья и перчатку, и рукав кожаной куртки. Воскрешенный его стараний не заметил – у него были дела важнее, чем истерики пойманного кота.
- Уходим? – уточнил он у Гипноса и последовал за братом в пролом.

+3

19

События начали сменять друг друга все быстрее и быстрее, и у Оливера уже не оставалось времени размышлять над ними, лишь действовать, реагировать на обстоятельства. Большинство студентов схлынули из тренировачного зала, превратившегося в поле боя, в пролом. За ними отступали преподаватели и сама Магистр, туда же прошмыгнула Марабарас, и Шоу вдруг осознал, что находится уже на самой передовой, перед лицом Культа. Один из них даже вышел на него прямо из клубов оседающей пыли и вскинул руку для заклинания, но был смят слаженной атакой Гипноса и Вилрана так быстро, что Оливер даже не успел испугаться близости врага. Вот только они его не убили, а взяв в плен, так же начали отступать к дыре, и посланник Безымянного проводил их коротким немного растеряным взглядом.  Разве они не должны были сейчас все вместе отстоять академию? Отбить атаку... Лейдерская школа была крепостью, но куда из нее бежать если враг уже внутри? В ней было множество уголков, где можно было спрятаться и отсидеться, и сам Оливер даже знал многие из них - места, где частенько коротал время с книгой в одиночестве, но не станут ли они могилами для разрозненых некромантов? В это короткое мгновение, Шоу осознал, что ценностью академия является лишь для него, и не для кого из его новых союзников: ни Марабарас, ни Беннаторы не были в ней заинтересованы, не была заинтересована Магистр, которая наверняка желала лишь сохранить собственную жизнь - все были охвачены эгоистичными желаниями, и, наверно, это было правильно для мира некромантов. Но почему их эгоизм не подсказывал самого очевидного вывода, что выжить можно только сообща? Это обстоятельство совершенно неожиданно вдруг разозлило Оливера. Он жедал вывести с поля боя самые слабые фигуры - студентов, которые лишь становились жертвами и множили численность Культа, превращаясь в мертвых марионеток. Но в итоге терял через бегство и тех, кто реально мог перевернуть ход этой локальной битвы. Лишь Сайбер все еще оставалась рядом с ним, и Шоу видел, как трудно ей это давалось, но она не роптала.
    - Да как так-то?! - в сердцах воскликнул он, не подобрав к моменту никакого ругательства, какое могло бы отразить весь всплеск эмоций. Следовало что-то сделать. Что-то, что могло бы вывести из строя большую часть Культа. В школе земли было много масштабных заклинаний, но Оливер опасался, что если обрушить пол в зале, вся конструкция академии может обвалиться вместе со стенами, похоронив под обломками не только Культ, но и всех остальных. А значит придется воззвать к некромантии...
   Глубокий вдох. Странная уверенность охватила его дух, и Шоу вскинул руки, вырисовывая тощими пальцами узор печати, который был виден лишь его внутреннему взору. Четкий, плавный и единый, несмотря на свою сложность. В прошлом Оливер многое бы отдал, чтобы творить заклинания в этом зале на экзаменах так же решительно и собрано. Он чувствовал за своими плечами тень Безымянного, но именно сейчас не его воля направляла магическую силу. Как учитель, тот лишь поддерживал и корректировал, но не вмешивался всецело. И когда печать была завершена, волна холода пронеслась по залу, сковывая и умертвляя все живое, что попадалось ей на пути. Стекла в окнах покрылись ледяными узорами; ткани, камень и мебель - изморозью; плоть и кровь леденели.
   И как знак своей решимости сражаться до конца, Оливер приступил к сотворению следующей печати, которая бы питала его  магическую силу от мертвецов, что были вокруг.


Северный Ветер

+3

20

- Законопатьте дыру, увальни! – рявкнула Грейла, поторапливая студентов и преподавателей.
Можно сколько угодно сражаться через небольшое отверстие в стене, но лучше повременить, передохнуть, перегруппироваться и выбрать другое место для сражения.
Сайбер обернулась на крик Магистра и быстро глянула на Оливера - некромант и не думал уходить.
- Не время геройствовать! - грубо схватив некроманта за шиворот, будто котёнка, алифер потащила его внутрь за собой, несмотря на сопротивление, пока послушные щенки Магистра не сделали своё дело.
- С ними мистики! Им ничего не стоит прыгнуть нам за спину и перерезать как свиней! – Грейла махнула рукой, посылая в зал ещё одно смертоносное заклинание, и рассчитывала использовать студентов, если придётся, против культистов. Сама она, пусть и была сильным магом, но с таким же ограниченным ресурсом сил.
Стараниями студентов и преподавателей каменная плита выросла из пола и плотным кольцом впилась в стену, закрывая проход. В коридоре стало темнее и перестало веять холодом из зала, где заклинание Оливера устроило вечную зиму.
- Будут другие, - добавила Грейла, имея в виду, что не стоит слишком радоваться смерти некоторых культистов. Нападение явно было спланированным и не несло ничего хорошего ни для неё, ни для остальных.
Магистр, придерживая юбку, пошла дальше по коридору, но направлялась не на нижние этажи, где можно было спрятаться в лабораториях и подземелье, а наверх, словно специально продиралась к залу предсказаний, из которого есть только один выход – на крышу Академии, а оттуда только открытое небо и десятка два метров до земли.
- Поторапливайтесь, пока они не пришли в себя и проломили стену!
Чёрный спасённый кот зашипел на Вилрана. Холёная шерсть встала дыбом, хвост изогнулся. Кот словно забыл, кто его спас во время магической перестрелки, и собирался расцарапать Беннатора, но в последний момент передумал – гордо задрал хвост и прошмыгнул к хозяйке, семеня рядом с ней.
Перепуганные студенты шептались. Некоторые боялись настолько, что решили спасаться своим ходом и не идти вслед за старой клячей – они свернули в другой коридор, направляясь на несколько этажей ниже – туда, в лаборатории, где, как думали, могли скрыться от культистов и пересидеть осаду Академии. Грейла не стала их останавливаться. У неё не было времени на препирательства, но была цель – выжить любой ценой.
Сайбер растерянно смотрела на две группы некромантов, не зная, куда лучше пойти. Но, прислушавшись к объяснениям, где и что находится, согласилась с Грейлой.
- Первым делом они сунутся в тоннели, если знают систему Академии не хуже Магистра, - этот вариант казался Сайбер самым очевидным, хотя и выглядел логичным и в некоторой степени безопасным, если бы среди некромантов не было предателей. Она не представляла, как выбираться из Академии кроме самого очевидного способа – порталом, потому что дать бой реальный бой они вряд ли могли даже полным составом. – Нам нужен мистик, - Сайбер бросила взгляд на Вилрана и его бессознательную ношу. – И не полуживой…
Марабарас подошла ближе к Вилрану, но интересовал её не Воскрешенный, а Алекто. Всмотревшись в его лицо, она двумя пальцами легко коснулась его лба и влила в него часть своих магических сил. Мистик встрепенулся, задёргался, хватая ртом воздух с тихим хрипом. Он не мог сказать ни слова, но, кажется, ещё мгновение назад думал, что не то тонет, не то умер.
- Ты жив, Алекто Селскейл, - голос Марабарас проникал внутрь его сознания и звучал будто бы из-под толщи воды. – Уравнитель послал тебя на смерть. Длань хозяина не милосердна к тебе, - ведьма не пыталась в чём-то его убедить, а лишь озвучивала его собственные опасения и страхи. – Ты пришёл сюда умереть.

[nick]Грейла Анстис[/nick][status]в самом соку[/status][icon]https://i.imgur.com/cst5F3i.png[/icon]

+3

21

Уже у самого пролома, уводящего в темный коридор, Гипнос, задержавшись на пороге, чтобы перевести дух, успел заметить чары, сотворенные Оливером - или, вернее, Безымянным, - и по спине невольно пробежал мороз. Не такой, как тот могильный холод, что только что лишил жизни несколько десятков культистов, но достаточно сильный, чтобы заставить некроманта замереть на месте.
Второй раз он видел в действии силу бога - и второй раз она завораживала его. Очертания заклятья были безупречными и точными, плетение - естественным, как дыхание. В этом идеальном совершенстве было нечто почти жуткое, словно он снова подошел к самому краю Бездны - и так оно и было, когда фигуры атакующих скрылись под толстым слоем мертвенного льда.
Чувствовать, как воздух замерзает в легких, а кровь, царапая сосуды, застывает в жилах...
Наваждение было недолгим: Вилран, придерживавший одной рукой бессознательного Алекто на своем плече, а второй - истошно орущего кота, поторопил брата, и Гипнос нырнул в проход. За их спинами остались только мертвые - и Сайбер, тащившая Оливера с поля боя.
По коридору они ушли недалеко - стоило проходу раздвоиться, как разделились и некроманты. Часть учеников бежала, и никто не останавливал их. У Магистра Грейлы были другие планы.
- Но там, наверху, башня? - нахмурившись, уточнил у нее Гипнос. Он надеялся, что у старухи есть какой-то план, но весь их план, очевидно, состоял в том, чтобы использовать пленного мистика. - Вот ведь удивительная удача, что мы с Вилраном захватили его живым...
Он не удержался от ядовитого комментария, наблюдая, как Марабарас приводит Алекто в чувство - сама-то едва ли не первой бежала из захваченного культистами зала, почти ничего не сделав для их победы. Что ж, даже если помощь от нее - как припарка для мертвеца, пусть будет хоть что-то...
Алекто Селскейл...
- Странно, что он до сих пор жив, - проговорил Гипнос, обращаясь к брату, но не сводя пристального взгляда с Алекто - взгляда, который тот не мог не ощутить на себе. - Должен был давно помереть от чумы. Впрочем, будет артачиться, смерть его не за горами, и не менее мучительная... Эй, Алекто! Ты нам кое-что задолжал! Много чего... не помнишь?
Он ногой перевернул все еще оглушенного мистика на спину и кивнул Вилрану, чтобы тот помог ему обыскать пленного. Несколько мелких артефактов, накопитель... затем костяные пальцы Гипноса наткнулись на костяную рукоять ножа.
Его ножа. Его Пьющего Жизнь, фамильного ножа Беннаторов! Проклятый мистик попытался себе его прикарманить?!
- Ублюдок, - зло хмыкнул Гипнос, возвращая нож себе. Почти с нежностью погладил искусно выточенную рукоять, затем задумчиво направил острие в сторону Алекто и поднял голову на Оливера и Грейлу:
- Как вы собираетесь заставить его сотрудничать?
В уговоры Марабарас он не слишком-то верил. Алекто всегда был упрямым.

Отредактировано Гипнос (03-01-2021 19:30:37)

+3

22

- Мы можем с ними справиться! - воскликнул Шоу, когда Сайбер крепко схватила его за ворот и поволокла из оледеневшего зала через дыру. - Мы должны сражаться!
   Некромант сопротивлялся, но достаточно вяло, а после того как оказался в полутьме коридора и вовсе сник, садясь на один из выбитых кусков стены, чуть в отдалении от общей группы, которая решала куда идти, и обнял коленки. Азарт сражения схлынул быстро, и Оливер вдруг почувствовал себя глупо и жалко. Там в зале, после неожиданной похвалы мастера Оррвана, ему на миг показалось, что он мог бы кого-то вдохновить и повести за собой, мог кого-то спасти и примерить, но в итоге каждый из некромантов действовал по своему усмотрению и перед Культом он остался один. Если не считать Сайбер… Даже теперь выжившие дробились: студенты искали спасения на нижних этажах, а Магистр должно быть планировала улететь. Шоу хмыкнул.
   - Нам нужен мистик, - внесла свое здравое предложение Сайбер в общий хаос, и на какое-то время возникло оживление возле пленника.
   - А разве среди преподавателей нет мистиков? - тихонько спросил Оливер, поднимаясь со своего места и подходя к мастеру Оррвану, что тоже стоял чуть в отдалении. - Мне казалось, что мастер Тэнлер и мастер Кадней практикуют мистицизм…
   - Ты прав, вороненок, - ответил некромант, даже не переменив важной и горделивой позы. - И именно поэтому они сбежали из академии первыми, когда стало понятно, что мы надолго здесь. Должно быть и от Лейдера они сейчас далеко.
   - Сбежали… - ошарашено повторил Шоу, которому почему-то казалось, что все преподаватели обороняют храм науки и знание нации. А выходило, что здесь оставались лишь те, кто не смог убежать.
   - Должен отметить, это было достаточно здравое решение.
   Оливер нахмурился, но ничего не ответил, протискиваясь среди поредевших некромантов к центру действа, где лежал пленный мистик - похоже единственный на весь Лейдер…
   - Как вы собираетесь заставить его сотрудничать? - задал резонный вопрос Гипнос, обращаясь одновременно к Магистру и самому Шоу. В голове у Оливера было пусто, но именно в этот момент слово взял Таэрион. Наблюдательный эксперимент необходимо бы прервать: Культ очевидно искал его и планировал пленить или убить, если исходить из действий Алекто, до того, как Беннаторы схватили его. А это значило, что сосуд следовало переместить в более безопасное место.
   Некромант прошел к мистику и сел возле него на корточки, бесстрастно вглядываясь в измученное болезнью лицо.
   - Тебе сказали кто я? Приказали меня убить или вернуть живым? - первым делом поинтересовался он, а затем продолжил. - Ты должен понимать что я могу, раз твой хозяин испугался меня. Я вынул Ключ, который он преслал в Лейдер. Именно поэтому ты еще жив - семя Чумы теперь развивается медленней и не заразно. Но ты все равно умрешь от него, если его не вынуть. У тебя есть выбор “дитя”, послужить мне и вернуть отведенный жизненный срок, или умереть сегодня верным своим принципам.

Отредактировано Оливер (05-01-2021 14:29:59)

+3

23

Алекто медленно приходил в себя. Видя перед собой женщину, он поначалу слышал лишь её голос и видел лишь её лицо. Весь остальной мир казался ему размытым и непонятным нечто, из которого звучал её голос. Но колдовство развеялось, едва в разговор двоих вмешался Гипнос. Мистик очнулся, моргнул и болезненно потёр голову. На нож у себя перед носом Алекто промычал и хмыкнул, как бы говоря, что угрозы – это мелочи. Он вляпался в дерьмо намного хуже.
Мистик умирал и прекрасно это чувствовал каждой клеточкой своего тела.
Он смотрел в лицо некроманта, которого должен был притащить к Имахиру. Казалось, что его цель у него под носом – сама пришла к нему в руки. Хватит одного порыва, чтобы накинуться на него и вместе с ним провалиться в портал до одного из штабов, но что дальше? Уравнитель обещал ему спасение, не имея в руках ни одного из Ключей, который мог бы отменить действие чумы. Ни Сердца Чумы, ни исцеляющего Ключа Пантендора. Сам Имахир никогда не был магом такого уровня, чтобы исцелить кого-то, а альтернатива, предложенная им, - это не жизнь.
Алекто был верным псом и с готовностью бежал у хозяину получая один пинок за другим, но отчего-то он медлил в этот раз, пока молча смотрел в лицо некроманта. Мистик тяжело дышал. Лицо его было бледным, а глаза лихорадочно блестели. Магия плохо слушалась и чаще он не чувствовал силы в руках, действуя лишь на сильном и неудержимом желании выжить. Любой ценой.
Жестами Алекто показал, что ему приказали первое – убить Оливера. Никто не собирался использовать его силу, как это делал Бальдо, пытаясь изучить все способности странного пленника. Его посчитали достаточно опасной помехой, чтобы избавиться при первой возможности. Алекто не понимал, что такого может напугать Имахира в самом обычном смертном, а именно смертного он видел перед собой.
Он качнул головой и жестами вновь показал, что понятия не имеет, что за особенный хрен стоит перед ним.
Имахир тоже был особенный. И Алекто надоело ходить за особенными, не зная, что за цель преследует каждый из них. За годы службы Уравнителю, Алекто понял одно – каждый идейный лидер преследует лишь свои интересы, а такие как он – мелкие сошки, чьи интересы никого не волнуют. Погибнет – и ладно, его заменят новым. Молодым, сильным, верующим, что они все преследуют единственную цель.
В другой ситуации он бы спросил, чего хочет бледнолицый некромант, но сейчас у него у самого была цель – выжить. Он протянул Оливеру подёрнутую чумой руку. Легко повернул её ладонью вверх и сложил пальцы в простом и понятном жесте, чтоб собеседник точно понял, какого он мнения о предложении, о некроманте и о ситуации в целом. Бледные потрескавшиеся губы изогнулись в вымученной лихорадкой ухмылке.
- Думаю, что он согласен, - коротко бросила Сайбер, с подозрением поглядывая в сторону законопаченной каменной стены.
Никто не пытался её проломить, и это казалось странным.
[nick]Алекто[/nick][status]Молчун[/status][icon]https://i.imgur.com/vkhSNXM.png[/icon][sign]
По всякому можно делить людей. Иногда их делят на людей и не людей.
Удивленный палач сказал: «А я делю их на головы и туловища».
[/sign]

+2

24

Стоило пронести кота в пролом, как он вырвался и умчался куда-то по коридору. Вот ведь неблагодарная тварина! Ни тебе спасибо, ни мур-мур. Хорошо еще, что Алекто вел себя прилично – висел мешком на плече и пока в сознание приходить и вырываться не собирался. Впрочем, если бы вдруг собрался, то Вилран его с радостью бы «успокоил» снова – за все страдания, которые он претерпел из-за Ключа Лейдера, Алекто заслуживал и не такого.
Обернулся Вилран, когда уже прошел пролом – как раз в тот момент, когда Оливер напустил в зал стужи, убивая все живое, что там еще оставалось. И себя бы, наверное, убил, если бы Сайбер не подхватила его и не выволокла следом за всеми сбежавшими студентами.
- Ты и так умеешь?! – произнес вслух Вилран, но ответа не ждал – он уже видел, что так все и есть. Безумно страшно, когда за миг огромный зал превращается в могилу.
— Законопатьте дыру, увальни! — рявкнула Грейла, и студенты бросились выполнять ее приказ.
А Вилран подошел ближе к брату – дыру он не заделывал, да и Гейлу не слушал – она для него авторитетом не являлась. И когда все стали разбегаться по разным коридорам, то тоже пошел за Гипносом, так и неся на плече Алекто, хоть и не понимал, почему брат до сих пор тащитсяя за бабкой-магистром.
И тут про мистика наконец-то вспомнили.
— Ты жив, Алекто Селскейл, - подошла к нему Марабарас, отдавая часть своей энергии, чтобы привести в чувство.
Мистик задергался, захрипел, очнувшись и пытаясь понять, что происходит, и Вилран без всяких нежностей скинул его на пол.
— Тебе сказали, кто я? Приказали меня убить или вернуть живым? – взялся за допрос Оливер. Или Бог в Оливере. Или оба вместе. Вилран не всегда отличал, когда действует один, а когда второй.
Алекто в ответ принялся отвечать знаками, которые Воскрешенный не очень-то понял, но, по мнению Сайбер, мистик был готов к сотрудничеству.
- Я бы ему не верил, - заметил Вилран вслух. – У него душа предателя. Подставить того, с кем был рядом, для него не составляет труда. Если он и создаст для всех портал, то вести тот будет прямиком в Культ – все туда кучкой и завалимся на радость Имахиру. Или я не прав? – он посмотрел в глаза мистику. – Думал, ты давно сдох от моего подарка. Жаль, что это не так.
Больше он ничего не добавил – остался стоять в стороне и наблюдать. И слушать. Ему показалось, что откуда-то из глубины коридоров доносятся шаги. Быть может, это убегали ученики академии... или искала их следы культисты, пробравшиеся в крепость второй волной.
- Я бы поторопился, - пробормотал себе под нос Вилран и обернулся к стоящему рядом мастеру Оррвану. Он слышал, как того называли по имени другие, и с интересом теперь рассматривал - в допросе ни он сам, ни Оррван все равно не участвовали. – Так вы – отец Коррин? А я – Вилран, - Воскрешенный старался быть культурным и вежливым, чтобы угодить брату, ведь тому явно нравилась дочка Оррвана. – Коррин нас пустила пожить в вашем доме. И одеждой поделилась. И разрешила в лаборатории достать Ключ Чумы. Она у вас добрая. А я на время взял у вас меч, - он кивнул на клинок, что держал в руке, - Он все равно без дела на стенке висел... и убил пару химер, но они сами напали, и если вам очень жаль, то брат потом сделает других – химеры у него хорошо получаются.
Вилран подумал, что надо бы еще спросить про член единорога (настоящий ли он?), о котором рассказывал брат, но вокруг было много людей, а Гипнос предупреждал, что такие вещи  при всех не обсуждают, так что этот вопрос Вилран оставил на будущее.

+3

25

Его угрозы Алекто не испугался - но Гипнос на это не слишком-то и рассчитывал. Как, впрочем, и на то, что мистик Имахира решит поддержать их. Алекто был предан своему хозяину - тому, который лишил его свободы собственных мыслей, свободы говорить и действовать, - и в этой преданности было нечто болезненно фанатичное.
Потому, когда к мистику склонился Оливер, Гипнос только хмыкнул и отошел в сторону. Самого его больше волновало затишье за проломом - да и вообще по всей Академии. Он мог предположить, что оставшиеся в живых культисты сейчас опасаются лезть вперед, потерпев поражение в главном зале и лишившись разом и своего предводителя, и Алекто, который мог бы их вытащить. Но рано или поздно они перегруппируются и атакуют снова - что еще им остается?
Полумертвый поспешно перебирал в памяти все доступные ему чары, размышляя, как отклонить этот второй удар, когда услышал слова Вилрана. Брат разговаривал с Оррваном - и при одной мысли об этом на бледных щеках некроманта вспыхнули розовые пятна.
Конечно, Вил... с этого и следовало начинать знакомство с ее отцом - с того, что его дочь пустила в дом невесть кого, и они погромили все до, чего дотянулись, разнюхали тайную коллекцию хозяина, да еще и занимались опаснейшей магией, не задумываясь о последствиях...
- Мастер Оррван, - поспешил Гипнос и сам вмешаться в разговор, втискиваясь рядом с братом. - Для меня честь познакомиться с вами не только на бумаге в письмах. Мы действительно остановились в вашем доме... и все это достаточно долго объяснять. Коррин оказала нам неоценимую помощь, и мы с братом обещали ей, что сделаем все возможное для того, чтобы вы вернулись из Академии невредимым, - он кивнул на Вилрана, хотя тот точно не давал подобных обещаний. - Есть ли здесь иной выход, к которому можно пробиться? Я не доверяю мистику Культа, он вполне способен...
В этот самый момент Сайбер объявила о согласии Алекто.
А мгновение спустя выстроенная ими стена содрогнулась от первого удара.

+3

26

Таэрион остался спокоен к дерзости мистика: ни одна мышца на лице некроманта не дернулась, когда перед носом возник недвусмысленный жест. Через Оливера Безымянный знал, как трактуется эта выходка, и даже подозревал, за что в свое время этого мага оставили без языка, но было это не важно. Значение имел лишь внутренний порыв души, и Сайбер озвучила его.
   - Хорошо, - коротко принял ответ бог, но рядом находящегося Вилрана эта сделка не удовлетворяла. Чтобы не случилось между этими двумя в прошлом, сейчас распре было не место.
  - Ни у кого нет души предателя, - бесстрастно возразил некромант. - Душа - это просто душа. А о помыслах - я всегда узнаю.
   Произнося это, он во многом рассчитывал на способности алиферки. Без всяких поручений, она сама знала за кем стоит присмотреть, в том числе проникая в голову, и Таэрион считал это немое понимание своих задач очень ценным. Мистик должен хорошо представлять себе то место, куда собирается открыть врата, а значит о его уловке будет известно до того, как кто-либо шагнет в них.
  - Ты можешь не верить ему, но верь мне, - попросил некромант Вилрана, и тот оставил Безымянного самого разбираться с мистиком. Следовало поторопиться. 
  - Никто не тронет тебя, пока ты помогаешь мне, - пообещал Таэрион культисту, понимая, что слова Вилрана не сулили тому ничего хорошего. Безымянный не стал откладывать свою часть сделки, перестраховываться обещанием будущего, а сразу настойчиво положил ладонь немому магу на голову. Он отчетливо видел в нем узел перепутавшихся темных нитей отмененного заклинания, которые больше никуда не вели, но все еще вытягивали соки из тела, питали семя, которое больше не могло прорасти. Некромант потянул его вон, а после отсек Нейглингом, и крохотный осколок рассыпался черно-золотой пылью в сухой ладони Оливера, потеряв все силы. Это не вернуло мистику телесного здоровья, и все раны, нанесенные Сердцем Чумы остались при нем, однако больше ничего не сосало из него жизнь.
   - А теперь, тебе нужна мана, - подытожил некромант и таким же уверенным жестом, как знающий свое дело лекарь, перехватил живое предплечье мистика. Черно-синяя мана Шоу, перетекала культисту, будучи не широким жестом, но ставкой на спасение и сосуда и всех, кто был рядом.

Когда Вилран вдруг подошел и заговорил, Киранис вздернул правую бровь, глядя на Беннатора с изучающим прищуром. Ему казалось, что при официальном представлении Магистру этого молодого человека называли Стефаном, однако именно этот вопрос очень быстро потонул в ворохе посыпавшихся сведений.
   - Ну, конечно! Коррин! - воскликнул маг, морщась так, будто его только что охватил приступ внезапной и нестерпимой головной боли. Он потянулся рукой к лицу и помассировал виски большим и безымянным пальцами, на которых заблестели массивные кольца. При этом некромант сделал упреждающий жест второй рукой, безмолвно прося обоих братьев немного подождать с речами. Ждать пришлось не долго. Уже в следующее мгновение Оррван взглянул на них из-под руки, а затем вовсе отнял ее от лица.
   - Это объясняет почему у вас троих, - Киранис удивительным образом ловко указал одновременно на трех молодых людей, оттопырив три пальца: большой, указательный и мизинец, - мои вещи. Да, судя по анамнезу, эта история очень увлекательна, и будет для меня крайне познавательной, но, с вашего позволения, я выслушаю ее позже, в более подходящей для этого обстановке.
   Некромант трагично и тяжело вздохнул.
   - Коррин! О, Безымянный! Лучше бы она спасла мой гардероб! - воскликнув это, Оррван взглянул на Гипноса с заинтересованностью, и совершенно спокойно добавил, резюмируя происходящее: - Иного выхода у нас, похоже, не осталось.

+3

27

Алекто не ждал, что ему помогут или поверят, и в его глазах отразилось удивление, едва он ощутил как болезнь отступила. Тяжёлым камнем она лежала на его даре и мешала создавать заклинания легко и охотно, как раньше, но теперь… пусть с больным и истощённым телом, но он всё-таки чувствовал, что не умирает. Он чувствовал прилив магической энергии, которой с ним делились, не совсем безвозмездно, а ради вполне понятной озвученной цели. Он им нужен, чтобы удрать от культа. И, возможно, это единственный выход для всех них, пока их не перебили как скот.
Оттолкнув от себя руку Оливера, Алекто тяжело поднялся на ноги и побрёл в сторону зала предсказаний – за толпой. Он мог бы попытаться открыть портал прямо здесь, но не представлял какое место окажется безопасным. Сам Лейдер заполнен магами культа. Оставаться в нём – опасно, а сил, чтобы во второй раз создать портал вслед за первым может и не хватит. Их и сейчас не хватит на всех. Большая часть учеников академии останется на съедение культу.
- Шевелитесь! – поторапливала Грейла под тяжёлый удар магией об стену.
Не оставалось сомнений, что промедление может стоить им жизни. Старая Магистр не торопилась делиться планами, как именно собирается спастись из той беспросветной задницы, в которой они все оказались, едва в Академии не осталось мистиков. Она прекрасно слышала, что мистик, пусть и вражеский, угодил к ним в руки, и слышала, что среди компании Беннаторов из Близнецов есть псионик. Если полуживой мистик не стал бы с ними сотрудничать, то будь она проклята, если бы не нашла способа заставить его при помощи магии!
Марабарас, как и остальные, желала спасения не меньше, а потому, едва заметила нужное воздействие на мистика, поторопилась вслед за магистром в зал предсказаний, имея лишь общее представление о его содержании. Зал предсказаний был просторным. В нём не было ни намёка на мебель, но за массивными дверями с магическим засовом открывался единственный путь – наверх сквозь механическое окно. Из него открывался вид на небо и небесное светило, чей свет падал ровно в магический круг в центре зала – тот выпирал полусферой из пола и продолжался овальными скобами, перекрещенными друг с другом на манер клубка ниток. На каждом – магические грифы, значение которых Марабарас не знала, но от них шёл магический фон и этого было достаточно, чтобы напитаться магией и направить её на колдовство.
Двери заперли сразу, как только компания в обществе мистика вошла в зал предсказаний. Остальных учеников, кто запоздал, оставляли позади, не давая им шанса спастись.
Сайбер чувствовала нарастающую панику и отчаяние. Все понимали, что из зала нет другого выхода. Никто не научился летать, чтобы улизнуть из зала по воздуху, а единственный выход фактически лежал перед ними – через культистов, которые вот-вот должны были угнаться за ними.
- Сдерживайте их, сколько сможете, - велела Грейла, пытаясь привести в действие магический механизм в центре комнаты.
Чёрный кот, отделившись от хозяйки, устроился возле двери и, нервно подёргивая хвостом, неотрывно смотрел на неё, будто бы чего-то ждал.
- Ты сможешь открыть портал? – Сайбер спросила негромко, так чтобы её услышал Алекто, но не слышали остальные ученики и преподаватели Академии. Силы мистика были не безграничными, и дело не только в количестве маны, которую Оливер щедро впихнул некроманту. Алекто всё равно собирался расщепить нескольких учеников ли преподавателей, чтобы восполнить магический баланс, а потому, пока все были заняты делом, плёл магические нити к не самым успешным ученикам.
Алекто кивнул и взглядом показал на их сборище, намекая, что захватит с собой не всех. Никто не хочет, чтобы его разорвало магией.
Культ не заставил себя ждать. Крики студентов, которых они потрошили прямо в коридоре, доносились в зал прорицания, морально давя всех слабых духом. Алекто уже давно к ним привык и не обращал внимания, пока плёл заклинание, планируя не ввязываться в бой, а сразу под шумок готовить отступление. Сайбер оставалась поблизости, создав магический щит, чтобы любой ценой защитить единственного живого мистика на их стороне.
[nick]Алекто[/nick][status]Молчун[/status][icon]https://i.imgur.com/vkhSNXM.png[/icon][sign]
По всякому можно делить людей. Иногда их делят на людей и не людей.
Удивленный палач сказал: «А я делю их на головы и туловища».
[/sign]

+3

28

- Гардероб?.. - только и сумел ошеломленно переспросить Гипнос, не понимая, серьезен ли Мастер Оррван, или и вправду слегка не в себе? С одной стороны, отец Коррин производил впечатление сильного и опытного мага, по праву занимающего свое место в Академии. С другой - после того, что они с Оливером видели в его доме...
Его действительно сейчас волнуют его мантии, надетые на них, больше, чем что-либо еще?
Содрогнувшаяся стена отвлекла от этих мыслей - совершенно излишних в нынешней ситуации. Культисты снова атаковали, понимая, что иного выхода у них сейчас нет.
Как не было его и у оборонявшихся.

Тяжелая дверь Зала Предсказаний опустилась с шумом и лязгом - едва ли не за самыми их спинами. В кованые створки забарабанили кулаки перепуганных молодых некромантов, пушечного мяса, оставленного на съедение Культу, и Гипнос бросил быстрый взгляд на Оливера: там, за дверью, погибали его бывшие товарищи и сокурсники - погибали мучительно и напрасно.
За последние месяцы Лейдер лишился всего, что составляло его гордость: статуса процветающего города, независимости, накопленных знаний - а теперь еще и будущего, которое представляли его ученики. Сколько их отправились в Бездну с лейдерских улиц, поверив вдохновляющим речам о восстании или, напротив, о верности Магистру и Альянсу? Сколько умерло от Чумы, от которой они не сумели дождаться лекарства? Оставшиеся будут принесены в жертву сейчас, чтобы успели уйти они - Магистры, посланники, ведьма, Мастера? Важные шишки, которым никогда не было дела до студентов-недоучек?
Что ж. Если выбирать между ними - и собственным братом, между ними - и потенциально важными союзниками, между ними - и единственным человеком, который нес в себе Безымянного, Гипнос выбирал быстро.
- Вил... держись рядом, - между братьями снова возник магический щит. Полумертвый тяжело выдохнул и покрепче ухватился за рукоять отцовского ритуального ножа, словно за оберегающий амулет. Голова все еще болела, и боль усилилась от повторного использования колдовства, но сейчас не было времени гадать, что стало тому причиной.
В нескольких шагах от них внезапно вскрикнул и скорчился от боли молодой некромант. Его аура замерцала багровым, пульсируя, как натянутая нить, передающая энергию от юного мага - к Алекто, плетущему портал. Одновременно с этим раздалось еще несколько вскриков боли и ужаса.
Лучше было не думать об этом. Некромантия всегда берет свою плату.
Крики и вой за дверью уже стихли - их сменило утробное рычание и глухие, бездумные удары в дверь. Культисты подняли только что убитых студентов, чтобы воскресшими мертвецами направить их против тех, кто хладнокровно оставил их умирать.
Их ярость была справедливой. Их боль имела смысл. Как и у лича из Пантендора. Как у всех теней, которых Гипнос видел за Гранью.
Но он все еще хотел жить и выбраться отсюда. Хотел вернуться вместе с Вилраном. Хотел снова увидеть Коррин. И если для этого придется принести еще десяток жертв - пусть будет так.
Они ворвались беспорядочной толпой обезумевших марионеток, управляемых теми, кто еще держался за их спинами, и Академия снова наполнилась воплями и воем. Первого напавшего на них мертвеца Гипнос встретил сгустком тьмы, второй налетел на Вилрана.
Долго ли еще будет возиться этот фойрров мистик?!

+4

29

- Ваш гардероб – всего лишь тряпки, - безэмоционально подытожил Вилран сказанное Оррваном.
Его удивило, что одежда так была дорога магу – дороже, к примеру, химер, на которых, по мнению Воскрешенного, затратили намного больше сил и средств. Но спорить он не стал, также как не стал спорить и Гипнос. В конце концов, все люди странные, и если мастер Оррван любит лелеять свою одежку, то так тому и быть – это его право.
Тем временем открылись двери в Зал Предсказаний. Открылись, пропустили маленькую группку некромантов во главе с Грейлой и захлопнулись снова за их спинами, оставляя половину студентов в коридоре на растерзание культистам.
- Разве мы не должны помогать своим? – наморщил лоб Вилран, глянув на брата и пытаясь понять, что происходит. Грейла и Алекто возились с каким-то механизмом – остальные некроманты были предоставлены сами себе, а за дверями уже раздавались первые крики боли и отчаяния – Культ добрался до первых жертв.
Гипнос сомнения Вилрана не развеял.
— Вил... держись рядом, - скомандовал он, вновь плетя магический щит.
Но Воскрешенный и так не собирался никуда далеко отлучаться – из Зала Предсказаний банально было некуда деться. А когда двери дрогнули и распахнулись под натиском нападавших, он лишь поднял меч, готовый отразить атаку зомби, которых пустили вперед как самый дешевый расходный материал.
- Ваши «воронята», мастер Оррван? – не удержался Вилран от издевки, на мгновение обернувшись к группе преподавателей Академии. – Тому ли Магистру вы служите?
Он знал, что и Грейла может услышать его слова, но не мог не поддеть старуху, кинув камень в ее город. Камень, который мог пробить трещину в ее авторитете.
Ответа Вилран не ждал - отвернулся и, вскинув меч, врубился в толпу мертвецов, что еще недавно считали Академию своим домом и спасением. Его движения были точны и быстры, клинок обагрился кровью, а от магических ударов защищал щит Гипноса. На мгновение Воскрешенному даже пришла в голову мысль, что он делает благое дело – несет возмездие и помогает упокоиться с миром ни в чем неповинным людям, которые могли бы стать сторонниками их с братом, а стали лишь мертвыми кусками мяса.
Иногда Вилран оборачивался в сторону Алекто и Грейлы, но те все еще возились со своей машиной. А когда они ее запустят... то он вовсе не был уверен, что заберут из зала кого-либо еще. Скорее всего, Грейла свалит сама, забыв про остальных - про них с братом тем более – в число ее доверенных лиц они не входили. А Алекто... На предателя вообще рассчитывать не стоило – предавал раньше, предаст и сейчас – сбежит вместе с бабкой в первых рядах.
Но что было поделать?
Вилран знал, что положит столько культистов, сколько сможет, и будет держаться до последнего.
Какое-то время он успешно успевал уворачиваться от летящих костяных копий и вырастающих прямо из пола шипов, петляя по залу и разрубая чужую плоть – и мертвую, и живую. Но культистов прибывало, а он, хоть и не чувствовал усталости, все же магом не был. Очередной магический сгусток пробил щит и врезался в плечо, разъедая одежду. Разъел бы и кожу до кости, если бы не сдержавшие его остатки щита.

+3

30

- Ваш гардероб - всего лишь тряпки, - отчеканил Вилран и Оррван столь же ровно отпарировал: - Как плоть - всего лишь корм червям.
   Философская дискуссия на этом потухла, и оставшаяся группа магов потянулась за Магистром к Залу Предсказаний, где вновь оказалась запертой в ловушке. Таэрион не отпускал Оливера, хоть и чувствовал, как мечется его душа, от понимания происходящего. Не просто люди гибли вокруг него, а те которых он знал лично или косвенно многие годы; родные стены академии, бывшие домом, превращались в огромный склеп, камни которого впитают через кровь призраков и обозленных духов. Но вопреки всему прошлому, сейчас Шоу рвался наружу, а не забивался внутрь спасительной тьмы, желал хоть что-то сделать с происходящим, совершенно не учитывая оставшихся сил, и Безымянному пришлось подавить его вовсе. С холодным бесстрастием некромант просто стоял и ждал, пока Алекто соберет силы.
   - Перемести нас в город, на одну из дальних улиц, - распорядился он. - Оттуда мы разойдемся и собьем след. Марабарас. Город твой, если ты сумеешь его отстоять. У некромантов здесь больше нет оплота.
   На взгляд Таэриона игра в переговоры была окончена: академия сломлена, большинство магов - убито, Магистр Лейдера в одночасье превратилась в простую старуху, которая так же как Акропский и Атропский Магистры просто спасала свою жизнь, оставшись без всего. С ней больше не о чем было договариваться.
   
   Меж тем еще остовавшиеся в живых маги вели бой. Преподаватели академии, хоть и мнили себя сильными магами, а некоторые даже являлись ими в действительности, но после десятилетий в пыльных кабинетах и классах они вели себя подчас так же хаотично и бездумно, как их ученики. И противостояние в дверях Зала Предсказаний выходило сумбурным и по-военному бездарным.
   - Ваши «воронята», мастер Оррван? - выкрикнул Вилран и костяное копье проскользнуло в паре сантиметров от его виска, пригвоздив культиста, суновшегося за мертвыми студентами.
   - Не отвлекайся юный Вилран! - наставительно и громогласно объявил Киранис, как если бы они все были на уроке. - Твоя внимательность падает, а с ней успеваемость!
   Вопрос про магистра остался без ответа. Сейчас уже никто никому не служил - все просто спасали свои жизни и рвались за единственной возможностью выбраться из академии.

+3


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [01.10.1082] Вдох жизни и смерти