Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

Добро пожаловать на карнавал в День Мёртвых!


В игре август — сентябрь 1082 год


«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Солмнир Алисия Эарлан Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Личные отыгрыши » [15.03.1082] Рыцарские времена не прошли. Просто драконы стали другими


[15.03.1082] Рыцарские времена не прошли. Просто драконы стали другими

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

- игровая дата
15.03.1082

- локация
старт - купальня "Мечтательная Ламарка" в Берселе

- действующие лица
Рыцарь в сияющих доспехах - Майлон
Барышня в беде - Астрид

Поверьте, если дело идёт о приключениях, то уж лучше тут пересолить, чем недосолить, ибо гораздо лучше звучит: "<...> безрассуден и дерзновенен", чем "<...> малодушен и труслив".(с)

0

2

- Я сейчас подожгу тут всё, - сыпала угрозами Астрид, напрасно силясь своим весом выбить дверь. – Не веришь, Роза? А я подожгу!
- Милая, ты задохнешься в этой комнате быстрее, чем она сгорит, - произнесла мадам и стук ее каблуков унесся вниз по коридору.
- Ах ты падла, - Трида что есть сил хлопнула ладонями о деревянное полотно. По ту сторону послышалось недовольное ворчание.
- Не сметь такое говорить про мадам, - низкий голос принадлежал одному из личных телохранителей мадам, которых было ровно четыре и каждого она называла в честь пальцев на руке, минуя Безымянного. Сейчас сторожем Астрид выступил Указательный.

В Берсель Астри и Джейс прибыли буквально вчера, и наемник поспешил тут же осесть в какой таверне, да разведать обстановку, узнать, что произошло за время их отсутствия. А волшебнице было всё равно, у нее были иные проблемы. Проблемы эквилибристического характера.
Когда Астрид сошла с палубы на причал, то еще долго не могла привыкнуть к тому, что поверхность под ногами на качается из стороны в сторону. О чем-то таком ей доводилось слышать от отца или же его подчиненных (скорее, второе): про морскую болезнь на суше.
«Во дела-а-а…» - думалось позже Астрид, пока она лежала на кровати в таверне и бездумно пялилась в потолок. Ощущения тела не совпадали с ожиданиями разума: она ждала, что комната будет крениться под волнами, да со стропил угрожающе скрипеть веревки с мешками с едой (чтоб вездесущие крысы не пожрали). А нет, всё было тихо. Ни.че.го. Только темнота, прорезаемая лучом луны.
- Джейс, - Трида позвала наемника шепотом, хотя какой в этом был смысл? Помимо них в комнате никого, а его она разбудить не боялась, как раз наоборот, целенаправленно собиралась это сделать. В ответ с противоположной стены она услышала что-то неразборчивое, но расшифровывающееся как «во имя семерых, дай поспать».
- А куда мы завтра пойдем? – Астрид была настроена поговорить, раз уж ей не спалось. А раз уж ей не спалось, то не спаться будет никому.
- Не мы. Я. А ты останешься здесь. У моей знакомой, - дальше Джейс демонстративно начал ворочаться в кровати, словно всем своим видом хотел показать, что он уже вот, удобно устроился и вообще глубоко погружен в сон, и начни хоть сейчас Трида читать во все горло псалмы по памяти из Храмового прошлого – он не шелохнется.
А ей, собственно, и услышанного было достаточно.
«Ведь, если, Джейс оставляет меня одну, значит, он оставит мне денег. Если он оставит мне денег, то та брошка с рынка – моя». Лениво перетекали мысли в ее сознании, да огонек радости от предвкушения завтрашнего дня приятно грел где-то у самого сердца.
На утро после завтрака Джейс привел Астрид к красивому зданию: подпираемый колоннами фронтон над входом был оформлен искусной резьбой. Фреска изображала сцену купания красивых девушек у озера, а витражи в высоких окнах были выполнены в растительных мотивах. И в самом деле, снаружи здание выглядело гостеприимно, так и приглашая войти. Кирпичи из песчаника, да хорошо обработанные деревянные балки служили надежной конструкцией дома. И хоть сквозь витражи этого было не увидеть, но Астрид так и чувствовала, как приятная атмосфера изнутри распространяется и снаружи.   
- Милая леди, это лучшие купальни в лигах от Берселя, - торжественно объявил Джейсон, пропуская Астрид вперед. – «Мечтательная Ламарка».
- Как-то… Оскорбительно, - заявила Трида, проходя через украшенную металлическую дверь.
Зала купальни их встретила приятной музыкой и влажным, полным приятных ароматов, воздухом. Хозяйка заведения хоть и вела непринужденно-вежливую беседу с посетителем, она почтила Джейса (именно его, а не Триду), приятной улыбкой. Джейс сказал Астрид, чтоб та «прошлась», а сам завел беседу с женщиной у стойки. Астрид прошла вперед по холлу, украдкой заглянула в большой зал, где посреди помещения располагался бассейн с горячей водой. Она рассматривала высокий потолок, и как под ним кружил в неведомом танце пар от воды, смотрела на девушек, что аккуратными пальцами перебирали по струнам инструментов и извлекали музыку, и прислушивалась к обрывкам диалога между Джейсом и хозяйкой. «…конечно, оказываем любые услуги, но не такие», говорила женщина. «… не то стража узнает, Роза, что тут не только девочки, да и мальчики спинки намылят за цену» - угрожал наемник. А Астрид оставалось только сложить два и два и получить простое и банальное «бор»-«дель». И Джейсон был быстрее, чем ее запоздала реакция и прозрение, так как он уже успел передать Розе мешочек с монетами, тем самым завершив «сделку».
- Будет доставлять проблем – запри, - напоследок сказал наемник и поспешил скрыться.

И да. Астрид проблем доставила. Почти сразу же, как только к ней обратилась мадам Роза. Трида для приличия попыталась мирно и тихо договориться с хозяйкой, чтоб та ее отпустила, а Джейсу об их секрете знать не обязательно. Но видимо дружба мадам с наемником была куда дольше и куда глубже, чем могла предположить волшебница, рассчитывавшая на женскую солидарность и взаимопонимание.  А в итоге, страх мадам за свое благополучие и желание получить легких денег, довели Астрид  до тесной каморки для белья с одним окошком. Ну возможно этому еще предшествовали угрозы с показательными эффектами из области стихийной магии…
-…но я же никого не собиралась жечь, - тихо оправдывала саму себя Астрид, сидя на полу под дверью. Но немного погодя прокричала что есть сил -Но вот сейчас я уже не уверена!
  Ответ – молчание.
В бессильном гневе Астрид невидящим взглядом уперлась в окно напротив. Склонила голову к левому плечу. Потом к правому. «А почему бы и нет?»

Отредактировано Астрид (15-09-2020 00:37:04)

+4

3

Майлону нравились большие города: здесь на него люди смотрели не так косо, как в глуши, здесь он мог позволить себе приобрести что-то стоящее, будь то товар или услуга, здесь мог выбрать себе работу с достойным заработком, и конечно припасть к благам цивилизации. Купальня “Мечтательная ламарка” было одним из них. Потратиться на элитный бордель Бэл считал за правило, ведь приходил он туда не только по зову плоти, но и за приятной компанией, хорошим вином, добротной закуской, ароматной ванной и шелковой постелью. Кто-то мог бы счесть это признаком изнеженности, и более того считал, но по мнению алифера, проводившего большую часть жизни в дороге, ночуя едва ли не в седле, не было ничего лучше чем наконец смыть с себя грязь, запах конского пота, отужинать горячей пищей, а не сухарями и вяленым мясом, да еще и побыть душой женского общества. А для всего этого подходило не всякое заведение и не всякая женщина, а потому денег на простые удовольствия Кречет никогда не жалел - копить их все равно было незачем и не для кого.
   Этим днем, вычищенный и сияющий после ночи в “Мечтательной ламарке”, Майлон рассчитывался во внутреннем дворе с конюхом, за постой Серого. Судя по виду коня, которого вывели к хозяину уже поседланным, тот провел в местной конюшне столь же приятные часы. Его серая в яблоках шкура была вычищена и теперь лоснилась на солнце точно серебряная, хвост и грива были расчесаны, избавлены от репья, а последняя вовсе заплетена в несколько коротких косичек.
   - Эк ты, брат, похорошел, - огладил его Кречет и рукой и словом, и невольно подумал о наболевшем: - того гляди за кобылицу примут.
   Серому было все равно, что о нем думали, он выбивал копытом деревянный настил под собой, и тянулся мягким носом к поясу Бэла, выпрашивая чего повкуснее местного зерна и сена. Потрепав его по массивной шее, Майлом вытащил из поясной сумки несколько сушеных фруктов, которые скормил боевому товарищу, а после собирался подняться в седло, но внимание привлекло распахнувшееся на втором этаже окно. Сначала хлопнула под порывом ветра рама, затем в узком проеме показалось заинтересованное девичье личико, внимательно оглядевшее конный двор и, удовлетворенное увиденным, скрылось. Бэл едвали обратил бы на это большое внимание, если бы потом в проеме не показались девичьи ноги, а после пятая точка. Беглянка на ощупь искала носком сапожка опору и явно рассчитывала спуститься из окна на навес, располагавшийся под ним. Но на ее месте Кречет бы этого делать не стал… Во-первых, навес был достаточно хлипким и представлял из себя простую деревянную раму, на которую вместо кровли были постелены сухие ветки, а во-вторых, то, чего было не видно сверху, - под навесом располагалась навозная куча. Девчонка, конечно, выглядела хрупкой, но Бэл засомневался, что этакая конструкция выдержит даже ее вес, особенно если она просто спрыгнет вниз или сорвется. С другой стороны - конские яблоки вполне могли смягчить это небольшое падение…
   Вздохнув, алифер обошел своего коня, остановившись возле навеса. Отсюда открывался особенно интересный вид на девичьи ножки - весенний ветер беспощадно трепал длинный подол, задирая его едвали не до колен. Выждав, пока девица рискнет разжать пальцы, Кречет ударил подкованным сапогом по одной из несущих опор - навес надломился и сложился горкой, по которой беглянка скатилась вниз на дворовый настил, вместо того чтобы провалится сквозь ветки на кучу навоза.
   - Ну, привет. Ты не ушиблась? - участливо поинтересовался Майлон, подав девушке руку. Наблюдавший за всем этим конюх, тут же подозвал к себе одного из мальчишек помощников и велел передать о случившемся хозяйке. О столь необычном выходе из заведения, по его разумению, ей следовало знать.

Отредактировано Майлон (21-09-2020 15:55:49)

+3

4

Самое начало весны, пора перемен. Природа только просыпается от зимы, где-то тает снег, где-то проступает изумрудная трава, торговые корабли прибывают из других земель, везя с собой новые товары, солнце начинает обманчиво греть теплее, чем прежде, да птицы возвращаются в родные места. Ах, как красив их полет! Как они одним взмахом сильным отрываются от земли, да отдают себя во власть самой непредсказуемой, переменчивой стихии. Плавны движения их крыльев, грациозно их парение. И когда те устремляются вниз, то как они легко  совершают это нисходящее движение, не подняв в воздух ни пылинки.
А теперь замените образ голубя сизокрылого на человеческое воплощение слова «проблема». И получите безвозвратно утраченную соломенную циновку, гору пыли, напуганных лошадей и гордо восседающего (возлежащего?) на животе мага огня.
- Ай, - действительно, «ай».
Астрид сейчас очень жалела, что у нее с собой трубка да табак, а не что-то жидкое, пьющееся, и горючее. Потому что соверши она этот полет на пьяную голову, так может всё бы и обошлось, а то как-то сказывалось отсутствие опыта заядлого любовника, что в окна выпрыгивает по несколько раз на дню.
Трида вслепую, на ощупь нашла свою шапочку, нахлобучила себе на макушку и, наконец, подняла голову от земли: вот если это перед ней не принц какой, то зачем тогда вообще в мире принцы? Дегерон глупо смотрела на мужчину перед собой, в попытках осмыслить не только его неотразимость, в лучах которой ее собственная покоцанная мордашка смотрелась весьма жалко, но и роль незнакомца в ее приземлении.  Ах, и где же ее манеры?
Девушка поспешила сесть, расправить юбку платья красивым кругом, чтоб ни единой складочки и только потом подать руку. 
- Пг’ивет, - прикушенная губа распухла, а ссадина на подбородке неприятно жгла. Астрид сдула с лица прядь волос и поспешила вынуть из-за уха застрявшую в прическе (точнее, в том, что от нее осталось) соломинку. Жалкие потуги выглядеть чуть лучше, чем человек, что пролетел добрых четыре метра задом книзу. - Всё великолепно. Если только ты не собираешься вернуть меня обратно… Ты же не работаешь здесь? Нет, я не осуждаю, даже если, просто…
- Малой! – Прогремел позади конюх, - Пшел за хозяйкою, покуд не убила нас.
И маленький пацаненок с торчащими игольчатым ежиком волосами на голове тут же пустился резвой трусцой к зданию через черный вход. Ой-ё, а вот ведь они, проблемы. Действительно, вряд ли Астрид первая, кто выходил из борделя через окно, не расплатившись с владелицей, но она может стать первой, кому это удастся сделать без последствий. Нужно только было соображать и соображать очень быстро. Спрятаться – не вариант, ее уже видел конюх. Убежать – вполне, но что если по ее душу пошлют кого-то? Но кого? Стражу? Вряд ли. Кого-то из охранников? Так один уже упустил «пленницу», хороши охранники.
И тут Трида наконец обратила внимание не только на внешность собеседника как таковую, но и на то, во что он был одет. И если Астрид хоть что-то смыслила в наемничьей братии, то перед ней был никак не мальчик для утех: его валютой на рынке был меч, а не тело. А если ей уж совсем повезло, то перед ней настоящий рыцарь, а это, между прочим, на пару ступенек выше какого-то там наемника. Да что там ступенек, на несколько лестничных пролетов. «Стоит попробовать»
- Так, я сейчас бегу на рынок, и раз мадам поручит меня найти – берись, - Астрид подмигнула блондину и отпустила его руку, - буду ждать у фонтана.
В самом деле, Астрид ведь не убежит из Берселя, а так если она погуляет до ночи по городу, а потом ее «вернут» до прихода Джейса то все в выигрыше. Трида увидит город, и возможно, даже в приятной компании; Джейсон будет спокоен, что его спутница ничего не натворила в его отсутствие; Мадам получит свои деньги, а безымянный наемник – награду за «возвращение» беглянки. «Какая я умница!»
На прощание волшебница взмахнула полами юбки, сделала театрально наигранный реверанс и успела унестись как раз к моменту появления Мадам Розы.
- Какого Фойрра тут произошло, - она оглядывала место происшествия, в гневе ее ноздри раздувались подобно кузнечным мехам.
- Мадам, - конюх мял в руках залатанную шапку, да переминался с ноги на ногу, - сам не видел, но девка та из окна деру дала, да пустилась куда-то в ту сторону!
«Ту сторону» он обозначил неопределенным взмахом шапкой. 
- Ты! – Выбеленное пудрой лицо Мадам казалось было еще бледнее от страха под косметикой. Ее корявый палец указал в сторону Майлона, – Приведи ко мне эту летунью оконную, а я велю своим девочкам тебя отблагодарить.
Обещанные девочки уже заняли стратегически важные позиции у окон, кокетливо махали ручками блондину и хихикали, прикрывая не менее стратегически важные участки тела простынями. Этакая выкладка товара на прилавок.

Отредактировано Астрид (26-09-2020 09:44:59)

+2


Вы здесь » Легенда Рейлана » Личные отыгрыши » [15.03.1082] Рыцарские времена не прошли. Просто драконы стали другими