Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17 (18+)

Марш мертвецов

В игре август — сентябрь 1082 год


«Записки убийцы короля»

Стараниями Инквизиции и эльфов из Триумвирата Зенвул очистили от склеры. В проклятый город-призрак вновь вернулась жизнь, его покинули духи и нежить с нечистью. Ульвийская богиня, что стала сердцем Скелетного древа, бежала из Андерила, захватив тело одной из жриц, так и не позволив изгнать себя в мир духов. Триумвират пытается оболгать инквизицию, записывая заслуги по очищению Зенвула себе, и прикрывает преступления перед короной.



«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Эра королей»

Более четырёхсот лет назад, когда эльфийские рода были разрозненными и ради их объединении шли войны за власть, на поле сражения схлестнулись два рода — ди'Кёлей и Аерлингов. Проигравший второй род годами терял представителей. Предпоследнего мужчину Аерлингов повесили несколько лет назад, окрестив клятвопреступником. Его сын ныне служит эльфийской принцессе, словно верный пёс, а глава рода — последняя эльфийка из рода Аерлингов, возглавляя Гильдию Мистиков, — плетёт козни, чтобы спасти пра-правнука от виселицы и посадить его на трон Гвиндерила.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Солмнир Алисия Эарлан Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Личные отыгрыши » [15.03.1082] Рыцарские времена не прошли. Просто драконы стали другими


[15.03.1082] Рыцарские времена не прошли. Просто драконы стали другими

Сообщений 1 страница 26 из 26

1

- игровая дата
15.03.1082

- локация
старт - купальня "Мечтательная Ламарка" в Берселе

- действующие лица
Рыцарь в сияющих доспехах - Майлон
Барышня в беде - Астрид

Поверьте, если дело идёт о приключениях, то уж лучше тут пересолить, чем недосолить, ибо гораздо лучше звучит: "<...> безрассуден и дерзновенен", чем "<...> малодушен и труслив".(с)

0

2

- Я сейчас подожгу тут всё, - сыпала угрозами Астрид, напрасно силясь своим весом выбить дверь. – Не веришь, Роза? А я подожгу!
- Милая, ты задохнешься в этой комнате быстрее, чем она сгорит, - произнесла мадам и стук ее каблуков унесся вниз по коридору.
- Ах ты падла, - Трида что есть сил хлопнула ладонями о деревянное полотно. По ту сторону послышалось недовольное ворчание.
- Не сметь такое говорить про мадам, - низкий голос принадлежал одному из личных телохранителей мадам, которых было ровно четыре и каждого она называла в честь пальцев на руке, минуя Безымянного. Сейчас сторожем Астрид выступил Указательный.

В Берсель Астри и Джейс прибыли буквально вчера, и наемник поспешил тут же осесть в какой таверне, да разведать обстановку, узнать, что произошло за время их отсутствия. А волшебнице было всё равно, у нее были иные проблемы. Проблемы эквилибристического характера.
Когда Астрид сошла с палубы на причал, то еще долго не могла привыкнуть к тому, что поверхность под ногами на качается из стороны в сторону. О чем-то таком ей доводилось слышать от отца или же его подчиненных (скорее, второе): про морскую болезнь на суше.
«Во дела-а-а…» - думалось позже Астрид, пока она лежала на кровати в таверне и бездумно пялилась в потолок. Ощущения тела не совпадали с ожиданиями разума: она ждала, что комната будет крениться под волнами, да со стропил угрожающе скрипеть веревки с мешками с едой (чтоб вездесущие крысы не пожрали). А нет, всё было тихо. Ни.че.го. Только темнота, прорезаемая лучом луны.
- Джейс, - Трида позвала наемника шепотом, хотя какой в этом был смысл? Помимо них в комнате никого, а его она разбудить не боялась, как раз наоборот, целенаправленно собиралась это сделать. В ответ с противоположной стены она услышала что-то неразборчивое, но расшифровывающееся как «во имя семерых, дай поспать».
- А куда мы завтра пойдем? – Астрид была настроена поговорить, раз уж ей не спалось. А раз уж ей не спалось, то не спаться будет никому.
- Не мы. Я. А ты останешься здесь. У моей знакомой, - дальше Джейс демонстративно начал ворочаться в кровати, словно всем своим видом хотел показать, что он уже вот, удобно устроился и вообще глубоко погружен в сон, и начни хоть сейчас Трида читать во все горло псалмы по памяти из Храмового прошлого – он не шелохнется.
А ей, собственно, и услышанного было достаточно.
«Ведь, если, Джейс оставляет меня одну, значит, он оставит мне денег. Если он оставит мне денег, то та брошка с рынка – моя». Лениво перетекали мысли в ее сознании, да огонек радости от предвкушения завтрашнего дня приятно грел где-то у самого сердца.
На утро после завтрака Джейс привел Астрид к красивому зданию: подпираемый колоннами фронтон над входом был оформлен искусной резьбой. Фреска изображала сцену купания красивых девушек у озера, а витражи в высоких окнах были выполнены в растительных мотивах. И в самом деле, снаружи здание выглядело гостеприимно, так и приглашая войти. Кирпичи из песчаника, да хорошо обработанные деревянные балки служили надежной конструкцией дома. И хоть сквозь витражи этого было не увидеть, но Астрид так и чувствовала, как приятная атмосфера изнутри распространяется и снаружи.   
- Милая леди, это лучшие купальни в лигах от Берселя, - торжественно объявил Джейсон, пропуская Астрид вперед. – «Мечтательная Ламарка».
- Как-то… Оскорбительно, - заявила Трида, проходя через украшенную металлическую дверь.
Зала купальни их встретила приятной музыкой и влажным, полным приятных ароматов, воздухом. Хозяйка заведения хоть и вела непринужденно-вежливую беседу с посетителем, она почтила Джейса (именно его, а не Триду), приятной улыбкой. Джейс сказал Астрид, чтоб та «прошлась», а сам завел беседу с женщиной у стойки. Астрид прошла вперед по холлу, украдкой заглянула в большой зал, где посреди помещения располагался бассейн с горячей водой. Она рассматривала высокий потолок, и как под ним кружил в неведомом танце пар от воды, смотрела на девушек, что аккуратными пальцами перебирали по струнам инструментов и извлекали музыку, и прислушивалась к обрывкам диалога между Джейсом и хозяйкой. «…конечно, оказываем любые услуги, но не такие», говорила женщина. «… не то стража узнает, Роза, что тут не только девочки, да и мальчики спинки намылят за цену» - угрожал наемник. А Астрид оставалось только сложить два и два и получить простое и банальное «бор»-«дель». И Джейсон был быстрее, чем ее запоздала реакция и прозрение, так как он уже успел передать Розе мешочек с монетами, тем самым завершив «сделку».
- Будет доставлять проблем – запри, - напоследок сказал наемник и поспешил скрыться.

И да. Астрид проблем доставила. Почти сразу же, как только к ней обратилась мадам Роза. Трида для приличия попыталась мирно и тихо договориться с хозяйкой, чтоб та ее отпустила, а Джейсу об их секрете знать не обязательно. Но видимо дружба мадам с наемником была куда дольше и куда глубже, чем могла предположить волшебница, рассчитывавшая на женскую солидарность и взаимопонимание.  А в итоге, страх мадам за свое благополучие и желание получить легких денег, довели Астрид  до тесной каморки для белья с одним окошком. Ну возможно этому еще предшествовали угрозы с показательными эффектами из области стихийной магии…
-…но я же никого не собиралась жечь, - тихо оправдывала саму себя Астрид, сидя на полу под дверью. Но немного погодя прокричала что есть сил -Но вот сейчас я уже не уверена!
  Ответ – молчание.
В бессильном гневе Астрид невидящим взглядом уперлась в окно напротив. Склонила голову к левому плечу. Потом к правому. «А почему бы и нет?»

Отредактировано Астрид (15-09-2020 00:37:04)

+4

3

Майлону нравились большие города: здесь на него люди смотрели не так косо, как в глуши, здесь он мог позволить себе приобрести что-то стоящее, будь то товар или услуга, здесь мог выбрать себе работу с достойным заработком, и конечно припасть к благам цивилизации. Купальня “Мечтательная ламарка” было одним из них. Потратиться на элитный бордель Бэл считал за правило, ведь приходил он туда не только по зову плоти, но и за приятной компанией, хорошим вином, добротной закуской, ароматной ванной и шелковой постелью. Кто-то мог бы счесть это признаком изнеженности, и более того считал, но по мнению алифера, проводившего большую часть жизни в дороге, ночуя едва ли не в седле, не было ничего лучше чем наконец смыть с себя грязь, запах конского пота, отужинать горячей пищей, а не сухарями и вяленым мясом, да еще и побыть душой женского общества. А для всего этого подходило не всякое заведение и не всякая женщина, а потому денег на простые удовольствия Кречет никогда не жалел - копить их все равно было незачем и не для кого.
   Этим днем, вычищенный и сияющий после ночи в “Мечтательной ламарке”, Майлон рассчитывался во внутреннем дворе с конюхом, за постой Серого. Судя по виду коня, которого вывели к хозяину уже поседланным, тот провел в местной конюшне столь же приятные часы. Его серая в яблоках шкура была вычищена и теперь лоснилась на солнце точно серебряная, хвост и грива были расчесаны, избавлены от репья, а последняя вовсе заплетена в несколько коротких косичек.
   - Эк ты, брат, похорошел, - огладил его Кречет и рукой и словом, и невольно подумал о наболевшем: - того гляди за кобылицу примут.
   Серому было все равно, что о нем думали, он выбивал копытом деревянный настил под собой, и тянулся мягким носом к поясу Бэла, выпрашивая чего повкуснее местного зерна и сена. Потрепав его по массивной шее, Майлом вытащил из поясной сумки несколько сушеных фруктов, которые скормил боевому товарищу, а после собирался подняться в седло, но внимание привлекло распахнувшееся на втором этаже окно. Сначала хлопнула под порывом ветра рама, затем в узком проеме показалось заинтересованное девичье личико, внимательно оглядевшее конный двор и, удовлетворенное увиденным, скрылось. Бэл едвали обратил бы на это большое внимание, если бы потом в проеме не показались девичьи ноги, а после пятая точка. Беглянка на ощупь искала носком сапожка опору и явно рассчитывала спуститься из окна на навес, располагавшийся под ним. Но на ее месте Кречет бы этого делать не стал… Во-первых, навес был достаточно хлипким и представлял из себя простую деревянную раму, на которую вместо кровли были постелены сухие ветки, а во-вторых, то, чего было не видно сверху, - под навесом располагалась навозная куча. Девчонка, конечно, выглядела хрупкой, но Бэл засомневался, что этакая конструкция выдержит даже ее вес, особенно если она просто спрыгнет вниз или сорвется. С другой стороны - конские яблоки вполне могли смягчить это небольшое падение…
   Вздохнув, алифер обошел своего коня, остановившись возле навеса. Отсюда открывался особенно интересный вид на девичьи ножки - весенний ветер беспощадно трепал длинный подол, задирая его едвали не до колен. Выждав, пока девица рискнет разжать пальцы, Кречет ударил подкованным сапогом по одной из несущих опор - навес надломился и сложился горкой, по которой беглянка скатилась вниз на дворовый настил, вместо того чтобы провалится сквозь ветки на кучу навоза.
   - Ну, привет. Ты не ушиблась? - участливо поинтересовался Майлон, подав девушке руку. Наблюдавший за всем этим конюх, тут же подозвал к себе одного из мальчишек помощников и велел передать о случившемся хозяйке. О столь необычном выходе из заведения, по его разумению, ей следовало знать.

Отредактировано Майлон (21-09-2020 15:55:49)

+3

4

Самое начало весны, пора перемен. Природа только просыпается от зимы, где-то тает снег, где-то проступает изумрудная трава, торговые корабли прибывают из других земель, везя с собой новые товары, солнце начинает обманчиво греть теплее, чем прежде, да птицы возвращаются в родные места. Ах, как красив их полет! Как они одним взмахом сильным отрываются от земли, да отдают себя во власть самой непредсказуемой, переменчивой стихии. Плавны движения их крыльев, грациозно их парение. И когда те устремляются вниз, то как они легко  совершают это нисходящее движение, не подняв в воздух ни пылинки.
А теперь замените образ голубя сизокрылого на человеческое воплощение слова «проблема». И получите безвозвратно утраченную соломенную циновку, гору пыли, напуганных лошадей и гордо восседающего (возлежащего?) на животе мага огня.
- Ай, - действительно, «ай».
Астрид сейчас очень жалела, что у нее с собой трубка да табак, а не что-то жидкое, пьющееся, и горючее. Потому что соверши она этот полет на пьяную голову, так может всё бы и обошлось, а то как-то сказывалось отсутствие опыта заядлого любовника, что в окна выпрыгивает по несколько раз на дню.
Трида вслепую, на ощупь нашла свою шапочку, нахлобучила себе на макушку и, наконец, подняла голову от земли: вот если это перед ней не принц какой, то зачем тогда вообще в мире принцы? Дегерон глупо смотрела на мужчину перед собой, в попытках осмыслить не только его неотразимость, в лучах которой ее собственная покоцанная мордашка смотрелась весьма жалко, но и роль незнакомца в ее приземлении.  Ах, и где же ее манеры?
Девушка поспешила сесть, расправить юбку платья красивым кругом, чтоб ни единой складочки и только потом подать руку. 
- Пг’ивет, - прикушенная губа распухла, а ссадина на подбородке неприятно жгла. Астрид сдула с лица прядь волос и поспешила вынуть из-за уха застрявшую в прическе (точнее, в том, что от нее осталось) соломинку. Жалкие потуги выглядеть чуть лучше, чем человек, что пролетел добрых четыре метра задом книзу. - Всё великолепно. Если только ты не собираешься вернуть меня обратно… Ты же не работаешь здесь? Нет, я не осуждаю, даже если, просто…
- Малой! – Прогремел позади конюх, - Пшел за хозяйкою, покуд не убила нас.
И маленький пацаненок с торчащими игольчатым ежиком волосами на голове тут же пустился резвой трусцой к зданию через черный вход. Ой-ё, а вот ведь они, проблемы. Действительно, вряд ли Астрид первая, кто выходил из борделя через окно, не расплатившись с владелицей, но она может стать первой, кому это удастся сделать без последствий. Нужно только было соображать и соображать очень быстро. Спрятаться – не вариант, ее уже видел конюх. Убежать – вполне, но что если по ее душу пошлют кого-то? Но кого? Стражу? Вряд ли. Кого-то из охранников? Так один уже упустил «пленницу», хороши охранники.
И тут Трида наконец обратила внимание не только на внешность собеседника как таковую, но и на то, во что он был одет. И если Астрид хоть что-то смыслила в наемничьей братии, то перед ней был никак не мальчик для утех: его валютой на рынке был меч, а не тело. А если ей уж совсем повезло, то перед ней настоящий рыцарь, а это, между прочим, на пару ступенек выше какого-то там наемника. Да что там ступенек, на несколько лестничных пролетов. «Стоит попробовать»
- Так, я сейчас бегу на рынок, и раз мадам поручит меня найти – берись, - Астрид подмигнула блондину и отпустила его руку, - буду ждать у фонтана.
В самом деле, Астрид ведь не убежит из Берселя, а так если она погуляет до ночи по городу, а потом ее «вернут» до прихода Джейса то все в выигрыше. Трида увидит город, и возможно, даже в приятной компании; Джейсон будет спокоен, что его спутница ничего не натворила в его отсутствие; Мадам получит свои деньги, а безымянный наемник – награду за «возвращение» беглянки. «Какая я умница!»
На прощание волшебница взмахнула полами юбки, сделала театрально наигранный реверанс и успела унестись как раз к моменту появления Мадам Розы.
- Какого Фойрра тут произошло, - она оглядывала место происшествия, в гневе ее ноздри раздувались подобно кузнечным мехам.
- Мадам, - конюх мял в руках залатанную шапку, да переминался с ноги на ногу, - сам не видел, но девка та из окна деру дала, да пустилась куда-то в ту сторону!
«Ту сторону» он обозначил неопределенным взмахом шапкой. 
- Ты! – Выбеленное пудрой лицо Мадам казалось было еще бледнее от страха под косметикой. Ее корявый палец указал в сторону Майлона, – Приведи ко мне эту летунью оконную, а я велю своим девочкам тебя отблагодарить.
Обещанные девочки уже заняли стратегически важные позиции у окон, кокетливо махали ручками блондину и хихикали, прикрывая не менее стратегически важные участки тела простынями. Этакая выкладка товара на прилавок.

Отредактировано Астрид (26-09-2020 09:44:59)

+2

5

Девица все же немного расшиблась, но к ее чести ничуть этим, похоже, не расстроилась, наоборот вела себя так, будто каждый день выходит на мостовую из окна второго этажа. Майлон ухмыльнулся, глядя на то, как она кокетливо расправляет юбки среди соломы, конских яблок и весенней сырой грязи, ничуть не замечая, таких мелочей, как и того, что надетая шапка сидить набекрень. Вид у незнакомки был до того потешный, что улыбка на губах Кречета возникала сама собой, но ровно до того мига, когда его приняли за местного трудягу тылом. Обычно на нечто подобное ему неизменно намекали другие мужчины, желая поддеть, унизить или просто блеснуть сомнительным остроумием, а вот женщины наоборот считали достаточно привлекательным. Но, видимо, нахождение на территории борделя бросало свою ядовитую тень. Сам наемник подумал о беглянке ровно тоже самое, мгновенно, без сомнений, посчитав ее за одну из работниц, которая таким способом пытается или удрать от работы, или избежать наказания, или стремиться к покровителю, который наобещал ей золотые горы, но выкупить у мадам так и не удосужился. 
   - Я не… - попытался было оправдаться Бэл, но в их беседу ворвался громогласный голос конюха, который заставил девушку встрепенуться, затараторить, и Майлон мысленно отбросил свое третье предположение. Золотые горы ловко сулили сейчас ему, многозначительно обещая встречу. Что ж, заинтересовать незнакомка умела, и как минимум его ждала интересная история, а влезать и разрешать чужие проблемы алиферу было не привыкать. От женщины же проблем ожидалось в половину больше, но Кречет не мог пройти мимо девицы в беде, даже если девица была порицаемой профессии.
   - По рукам, - успел пообещать Майлон, прежде, чем незнакомка выскочила за дворовые ворота. Всего через несколько мгновений в конюшенном дворе показалась разгоряченная мадам Роза, в сопровождении одного из своих мордоворотов, а внутренние немногочисленные окна заполнились любопытными взглядами девчонок - весть о беглянке быстро разнеслась по “Мечтательной ламарке” - и все работницы, не занятые ранними клиентами или дневным сном высыпали поглазеть. 
   Уже второй раз за последние несколько минут Бэлу что-то пообещали, но в отличие от предложения беглянки, предложение мадам Розы было вполне деловым и конкретным. Наемник приподнял руку в потертой дорожной перчатке и широко улыбнулся, приветствуя подбадривающих его девиц - столь обильное внимание было приятно ему само по себе.
   - Живее, если берешься! - прикрикнула на него хозяйка “Ламарки”. - Потом зубоскалить будешь! Девчонка уходит!
   - От меня никто не уходил! - парировал Кречет, вновь взмахнув рукой и попятился к щербатым раскрытым воротам, улыбаясь уже мадам. - Приведу ее вскорости, лишь велите позаботиться о моем коне это время. Преследовать кого-то на городских улицах верхом - гиблое дело!
   - Ступай, все будет! - раздраженно пообещала хозяйка купальни, и как только Майлон свернул за угол, дернула за рукав одного из своих четырех пальцев: - Поди за ним, если это трепло ее выследит - хватай и тащи сюда. Я пошлю за тобой Большого. Не облажайтесь!
   

   Фонтан Берселя располагался на главной торговой площади напротив ратуши, однако в это время года он стоял сухой - земля еще не успела прогреться под солнцем и подземные трубы были забиты льдом. В каменной чаше стояла дождевая вода и плавали мелкие ветки, прошлогодние прелые листья, пара бутылок и дохлый голубь. Вокруг фонтана была развернуты деревянные лотки, где в основном продавалась рыба: речная и морская, а так же всевозможная утварь, инструменты, и первые весенние цыплята и поросята. Было многолюдно. Майлон лавировал в толпе, целенаправленно пробираясь к фонтану, но едва ли через чужие головы и цветные навесы мог разглядеть беглянку загодя.

Отредактировано Майлон (08-10-2020 21:27:01)

+3

6

Мизинец и Большой представляли собою приметный дуэт. Сошедший словно с детских книжек о разбойниках, один был низкого роста, неказистый, ноги колесом, а во рту не доставало пары зубов; другой напротив, был персонажем лирической баллады, вытянутый и тонкий, с острой бородкой и смешным кудрявым завитком на лбу. Один вооружен топором да кулаками, другой же носит плеть на манер пояса для штанов, и пару кинжалов в голенище сапог.
Первый был Мизинец. Второй – Большой. Никто достоверно не знал, как мадам Роза назначает новые имена своим охранникам (явно не по внешним данным), но догадки ходили абсолютно разные.
А тем временем Астрид, пребывающая в блаженном неведении и невыносимом ожидании встречи, покуривала на бортике фонтана, весело болтая ногами в воздухе. Девушка внимательно всматривалась в ту часть улицы откуда, по ее расчетам, должен будет появиться незнакомец. 
- Знаешь, а ты очень и очень красивый, - девчонка свободной рукой расчесывала зудящую ссадину на подбородке, – Наверняка все кошечки так и трутся об тебя, да? Ну, ну, не скромничай. Ладно, давай, почешу за ушком.
А беседовала волшебница с котом. С самым обычным уличным котом, который скорее состоял из ломанных линий и шипящих-кряхтящих звуков, а не мягкой шерсти и теплоты. Это… с позволения сказать, животное, уперлось лапами о фонтан. Кот требовал внимания, громко мяукая, хотя звук этот мало что имел общего с нежным «мяу», скорее будто по школьной доске кто-то скреб ногтями. И кот этот, что важно, проголодался, а удачно подвернувшийся дохлый голубь в фонтане явно пропадал зря: ведь он уже давно мог перевариваться в кошачьем желудке. 
- Чего, Красавчик? Помочь? – Астрид сначала попыталась пересилить себя и голой рукой влезть в грязную воду, но в итоге смирилась с абсолютно безнадежным положением дел и разыграла имеющийся козырь на руках: бытовую магию. Зажав трубку поплотнее губами, Трида засучила рукава платья: 
- Давай, иди сюда, - обращалась волшебница к мертвой тушке, притягивая ее заклинанием. Несчастное тело, душа которого уже явно давно пребывает в бездне, бренно плыло по водной глади фонтана, раздвигая завалявшийся мусор и листья, и было в этом какое-то свое изящество.
И тут как раз Трида заметила своего нового знакомого, - как ужасно неловко, она даже его имени не знает, - выходит, мадам всё же послала за ней, вот ведь какая Трида умница, не просчиталась!
-Хэй! - девушка высоко задрала руку над головой, помахала, чтоб привлечь внимание. Хотя вряд ли это было так уж необходимо: Астрид как-то напрочь забыла, что к ее руке сейчас «привязана» мертвая голубятина, и уж такой сигнальный «огонь» не заметить было весьма трудно.
- Ой-ё, - спохватилась девушка и поспешила разорвать заклинание, брезгливо стряхнув кошачий полдник на пол. «Кушать подано». Неряшливыми движениями Трида одернула на себе одежду, расправила рукава, поправила шапочку, прочистила горло и собралась с мыслями:
- Ну-с, привет еще раз, - волшебница шмыгнула носом и широко улыбнулась, - Она тебя послала, да? О, кстати, спасибо за помощь в приземлении, угу. Я бы предложила что-нибудь взамен, но…
Девушка опустила взгляд вниз, где недоразумение, издевка над всем родом кошачьим, активно работало челюстями и чавкало:
- …боюсь, мне уже и нечего предложить, угу. Кхм, так как тебя зовут? Я же должна знать имя рыцаря, что спас меня от заточения злой колдуньи, - сказала «принцесса», приложив в театральном жесте руку с трубкой к груди. Возможно, вместо курительного прибора лучше бы смотрелась роза, а вместо бродячего кота и дохлого голубя - верный пес благородной породы. Да и чтоб вокруг лились звуки цитры и пение бардов, а не гортанные крики зазывал "свежая рыба! Два дня как свежая!".
Но хотя бы рыцарь в этой истории походил на настоящего. Наверное.

Пальцы колдуна - 10 маны

Отредактировано Астрид (16-10-2020 06:58:45)

+3

7

Беглянка его не обманула и действительно ждала возле фонтана. Компанию ей составили облезлый кот и дохлый голубь. Последним она даже приветливо помахала над головой при виде Майлона, разметав в стороны брызги с мокрых перьев и сами перья, чем заставила ближайших прохожих шарахнуться в стороны, а самого алифера озадаченно приподнять одну бровь и чуть брезгливо скривиться. Когда многострадальная тушка птицы наконец шмякнулась о мостовую на радость бродячему зверю, Бэл выправил выражение своего лица на улыбку и подошел ближе.
   - Не за что, - произнес наемник в ответ на благодарность и уселся на каменную чашу рядом с девчонкой, уткнув ножны с мечом в землю и косясь на беглянку внимательным синим глазом и прищурив второй. Очевидно та обладала магией, однако производила впечатление не человека получившего хорошее образование, а уличной гадалки: несуразная, потрепанная, с этой трубкой, которая совершенно не подходила юной девице, а была бы уместна к образу хриплоголосой тетушки или древней старухи. Впрочем, все у незнакомки было впереди.
   - Злой колдуньи, да? - ухмыльнулся Майлон и представился: - Я Кречет - есть такая птица, - на всякий случай пояснил он. - Можно просто Чет. И я совсем не рыцарь. Должен заметить, что из заточения ты отлично спасалась сама, я лишь немного подправил твой гордый полет. Но над приземлениями тебе нужно поработать. Так что и награждать меня особо не за что... разве что ты хочешь перебить ставку мадам Розы за свою голову.
   На мгновение Бэл стал задумчив и серьезен, точно бы взвешивал все за и против в сложившейся ситуации, но тут же широко улыбнулся.
   - Мне вполне хватит истории о том, как ты оказалась пленницей купален и почему мадам Роза так жаждет тебя заполучить. И начать можно с имени. На искусницу любовных утех ты совсем не похожа, уж прости. Разве что в “Мечтательной Ламарке” теперь торгуют невинностью…
   Кречет облокотился на перекрестье своего полуторного меча одной рукой, а второй обхватил навершие эфеса, чтобы положить сверху на пальцы подбородок.
   - А мне-то ничего и не предложили… - не то чтобы Майлону вправду подобное было хоть сколько то интересно, и он хоть сколько то одобрял подобную практику, но не подшутить над собой не мог. - Ты голодна? - вдруг спросил он, глядя на то, как кот обгладывает подгнившее голубиное мясо. - Я знаю неплохое местечко. Расскажешь все по дороге.
  Бэл выпрямился и поднялся на ноги, предложив своей даме локоть.
  - Я угощу. Если мы обойдемся без лобстеров и перепелок.

Следовать за Майлоном было просто. Мизинец и Большой легко вылавливали в толпе его золотоволосую шевелюру возвышавшуюся над большинством прохожих порой на целую голову. Однако даже увидев Астрид они не спешили ловить ее прямо посреди многолюдной площади - это привлекло бы слишком большое внимание и стражу, которая непременно запихала бы в одну камеру всех до разбирательства. Потому они медлили и ждали поодаль, пока наемник не выведет девчонку на менее оживленную улицу.

+2

8

Трида встала чуть сбоку от незнакомца и принялась очищать подошву сапога об край фонтана от конских последствий того самого падения.
- Кре-чет. Хм, на какой слог ударение? – Она на секунду остановилась с закинутой ногой на чаше, сделала затяжку и осмотрела Кречета уже внимательнее, ища в нем не то перья вместо шевелюры, не то сморщенные когтистые лапки вместо рук. Во имя семерых, как надо не любить своего сына, чтоб назвать его в честь какой-то там птицы?   
- Над приземлением, говоришь? В следующий раз попробую сделать сальто, - Трида сменила ногу и звонко рассмеялась. Она сделала крепкую затяжку, аж табак в чаше покраснел весь, но тут же от удивления выкашляла густое облако дыма: - Н… невинностью?
Минутное молчание оборвалось звонким смехом и рассыпанным пеплом вокруг, в частности на Красавчика, который поспешил скрыться где-то между ног Кречета: обед ценою в подпаленную шерсть не входил в кошачьи  планы. Девушка утерла проступившие на глаза слезы и помахала рукой перед лицом, разгоняя этот табачный флёр:
- Что, розочки хотелось посрывать, а, сэр-рыцарь-садовник? – Сделав глубокий вдох, и со свистом выдохнув, Трида восстановила дыхание, кашлем прочистила горло. А Красавчик тем временем принялся доедать голубя.
Кхм, Трида, меня зовут Трида, - она широко улыбнулась и согласилась на предложение поесть где-нибудь вместе. Только сейчас она осознала, что не ела ничего с самого утра, а тут, что важно, ее еще и угощают. Но вот здравый смысл почему-то не просигналил ей, что этот Кречет может ее сейчас отвести обратно к мадам Розе, или еще куда, Фойрр его знает. 
Тем временем волшебница заметно покраснела, когда Чет предложил ей локоть, - с ней уже давно никто (почти никто) так галантно не обходился, да и сама Трида давненько не выходила на прогулку вот так открыто в сопровождении мужчины. Джейсон как-то старался держаться на людях если уж не поодаль от Астрид, то на расстоянии, чтоб успеть дать деру, как только на горизонте покажется ее папаша.
- Хм-м-м, с чего бы на-а-ачать, - она не сразу заметила, что в задумчивости отбила простенькую  дробь пальцами о чужую руку, - ой, прости. Да, так.
Джейс говорил, что надо ей придумать какую-нибудь биографию как раз вот для таких случаев, ведь Астрид врет просто ужасно. С другой стороны, зачем же врать, если твоя история похожа на не Люциан весть какую поэму, написанную бардом средней руки? «Уж героев мог бы выдумать поинтереснее…»
- А давай-ка так, - Трида отпустила руку наемника и встала перед ним, идя спиной вперед, чудом никого не задевая, - я тебе на выбор дам две истории, а ты угадай, что правда, а что нет?
Она подмигнула наемнику, пристально посмотрела ему в глаза и выставила ладони по бокам от себя, изображая чаши весов.
- Вариант номер один, - правая рука опустилась, левая поднялась, - я похищенная баронская дочка, сбежавшая в ночь перед свадьбой с незнакомцем, который сейчас ушел на задание, а меня оставил на передержке в борделе, там меня будут охранять понадежнее, чем где бы то ни было, так как у него есть свои рычаги давления на Розу. Тебе, кстати, там не предлагали… расширить кругозор своих предпочтений, не ограничиваясь традиционными удовольствиями? Кхм, хотя скорее всего, моему другу просто захотелось пошутить надо мной…Ай!
- Эй, аккуратнее! - Астрид, что и ожидалось, задела плечом мужчину средних лет, пока тот вел беседу со своим спутником.
- Простите, - виновато сказала волшебница, поспешно занимая свое место сбоку от Чета, и продолжила, - И да, и вариант номер два: нерадивый отчим, который последние деньги пропил в очередную игру, не нашел ничего умнее, как продать нелюбимую падчерицу-лишний-рот в бордель. Ну так, что выбираешь?

- Вот сучка, каблуком прям по мизинцу!  - Причитал Большой, сверля недобрым взглядом удаляющуюся золотоволосую макушку. Охранники остались стоять у лавки с медными изделиями.
- Че разнылся? Сам говорил, «упустим, упустим», «так далеко не держись», - Мизинец сплюнул на землю, - куда он девку то повел?
- Я почем знаю, - Большой перестал переживать насчет неприятности с мизинцем, и принялся любоваться своим отражением в медном подносе, выставленном на прилавке наружу.
- Ладно, идем, коль он ее из города уведет, аль передаст кому – сразу глотку режем, а девку в мешок и к Мадам, - Мизинец провел большим пальцем по лезвию своего топора, словно предвкушая грядущее.

Отредактировано Астрид (24-10-2020 22:43:33)

+2

9

- На какой слог ударение? - поинтересовалась девчонка и Майлон озадачился ответом ничуть не меньше, чем видом самой девы вытирающей сапог о фонтан.
   - Кре-чет, - повторил он, пытаясь разобраться, ибо никогда ранее нужды в подобных тонкостях не возникало, и алифер сам не был уверен в звучании собственного прозвища. - Первый, полагаю…
  Саму беглянку, как оказалось, звали Трида и производила она впечатление двоякое. С одной стороны вроде бы девицей она была простой и смешливой, не стеснявшейся ни разговоров о бордельных утехах, ни дерьма прилипшего к подошве, с другой стороны девчонка была ученым магом, знала что такое слог и ударение, а значит была грамотна.
  - Я предпочитаю женщин опытных, - невозмутимо отозвался Майлон на девичью поддевку о сорванных розах и подметил, как Трида зарделась от единственного галантного жеста. Простое предложение локтя для совместной прогулки вызвало в ней реакцию, какую должны были бы вызвать слова о плотских утехах, и это живо расставило на свои места все, что казалось неестественным в ее образе. Трубка, развязные манеры, запанибратское общение с любым встречным… эта девочка пыталась надеть на себя образ чуждый ее собственному сердцу, копировала кого-то другого, кого должно быть подобные вещи делали значимым и важным в ее глазах. Она была еще суть ребенком, который не сформировал собственного духовного стержня и заимствовал взгляд на мир со стороны, как хромой передвигающийся на костылях. Детская живость бурлила в Триде, не давая ей оставаться на месте и быть хоть несколько минут в спокойствии.
   Бэл с улыбкой наблюдал, как девчонка пытается идти сквозь толпу задом наперед, конечно же задевая людей, и попутно рассказывала ему истории, предлагая угадать верную. Вторая из них звучала складно, была проще, воспринималась более “жизненно”, чем первая, но в том и был порой подвох истины - она была подчас неожиданна. Могло случится, что ни одна из предложенных историй не была правдива, но правда Майлону была не особенно то нужна, он лишь развлекал себя маленьким приключением, следуя за желанием собственного сердца.
   - Ты не очень то похожа на баронскую дочь, - выдал он. - Хотя не сказать, что я видел много баронских дочерей… Ты кстати знаешь, что если много курить трубку, то мундштук истирает зубы и в них появляется дырка. Иногда туда целый палец может влезть!  - Кречет демонстративно поковырял мизинцем у себя за верхним клыком и цикнул зубом. - Понаблюдай за здешними моряками. Если у них вообще целы зубы, то такая отметина на них наверняка есть. А я выберу первую историю! На дочь барона, как я сказал, ты не похожа, но и на девицу униженную судьбой тоже. Она бы на твоем месте уже просила ее защитить, вывезти из города, отвезти к двоюродной тетушке, еще как-то помочь обустроить разломанную жизнь, а не беспечно кормила кота… К тому же маг может заработать больше, чем танцовщица в “Мечтательной ламарке”. Ты больше похожа на девушку, которая точно знает, что не осталась одна. Беда и одиночество выглядят совсем иначе.
   Голос Майлона стал по-братски назидательным, однако оставался ласковым. Покинув площадь, они тем временем вышли на прилежащую улочку, вдоль которой тянулись открытые лавки, располагавшиеся на первых этажах кучно стоящих домов. Здесь торговали тканями, колбасами, ювелирными украшениями, ботинками, и прочими ремесленными вещами, - здесь также было много людей. Но вот после их путь свернул в узкий проулок, где располагались лишь жилые дома, попахивало мочевиной, спали под дверьми грязные собаки, а над головами трепыхалось вывешенное хозяйками белье.
  - Срежем здесь, - предупредил Бэл прежде чем свернуть в эту сторону, и на отдалении два силуэта последовали за ними.

+2

10

Астрид закатила глаза, когда Чет обмолвился об «опытных», да так закатила, что те почти описали полный оборот в глазницах, оставалось только вернуться на свое место со словами «Боже» и «мой» вместо зрачков.
Опытных, ага, сейчас. Да у наседок в этих купальнях развитие где-то на уровне одиннадцатилетней девицы: любая из них непременно ждет от каждой грядущей ночи чего-то захватывающего, с драками, рукоприкладством, скандалами и заламыванием рук. И ждет героя своего романа, что возьмет ее руки в свои, поклянется забрать с собой, да и вообще весь мир к ногам бросит. В общем, так она и видела закулисные игры борделей, где под напускной грубостью, хвастовством, опытностью, таится точно такая же глупая, вульгарная сентиментальность, что и в закрытых учебных заведениях, и, наверняка, в самых страшных каторжных тюрьмах. 
Но сейчас не об этом. Сейчас есть беседы и поинтереснее:
- Хм, а ты сам не любитель колечки выдувать? – Улыбаясь наигранно широко, спросила Трида и сморщила нос. – Ну а зато представь, как можно свистеть с такой-то дырищей меж зубьями!
Но на всякий случай девушка провела языком, пересчитывая каждый «зубий», и, вроде, все на месте, чему она обрадовалась. Но еще больше она обрадовалась, когда Кречет верно угадал из двух историй.
- А что, сэр-рыцарь, - всё в такой же шутливой манере и произношением в нос, продолжала Астрид, обмахиваясь своей шапочкой на манер веера, - вы таки много видали баронских дочерей? Но да. В одном ты точно прав: одиночество выглядит иначе.
Ее голос лишь на секунду похолодел, посерел, и головной убор вернулся на место. 
- Ну а теперь мне интересная твоя история, - вновь зазвучал ее веселый голос, но он отдавал эхом памяти событий тех времен, что казались давно минувшими, канувшими в забытом прошлом, только вот тени их простирались вплоть до дней настоящего.
- Ведь ты же путешественник, да? – Она начала медленно, но постепенно брала разгон быстрее, и говорила всё с большим и большим энтузиазмом, - Наверняка исходил половину Рейлана, видел множество монстров и чудовищ, находил сокровища, спасал барышень в… стоп, стоп, прям вот зде-е-е-есь срежем?
Это самое «зде-е-е-есь» выглядело, мягко говоря, плачевно. Зловоние, что несло с улочки, казалось могло проникнуть в самые глубины Бездны и вызвать тошноту у самого Безымянного. Да и непонятная темная жижа, что резво текла блестящей змейкой меж мощенными камнями, никак не наталкивала на мысли иные, чем о чем-то… неприятном.
- Ну хорошо, - Астрид натянула ворот дуплета до носа, а для надежности еще и вжала голову в плечи. Где-то сверху с характерным хлопком раскрылись деревянные ставни и наружу вывалилась вначале пара огромных белых грудей, что больше походили на тесто, а затем уже и лицо их хозяйки. И вот не скажешь сразу, то ли ей глубоко за сорок, то ли вовсе за шестьдесят: антураж из промокших и сырых простыней да блохастых собак добавлял десяток другой к возрасту.
- Эу, мальцы, а загляните к дамам, не обидьте вниманием, - низкий утробный голос по мелодичности был максимально близок к горну, что военными пользовался на поле битв. Для устрашения противника, аль поднятия боевого духа.     
-Заметь, вот эти явно опытнее ламарских нимф, - сказала Астрид, не высовывая носа из-за ворота одежды, а оттого голос звучал приглушеннее, - о, а это, видимо, наши сопровождающие, да?
В конце переулка, замаячила группа молодых людей. Шли они расслабленно и вразвалку, но дружелюбного впечатления они как-то не производили. А позади в этот же проулок  прошмыгнула другая, не менее колоритная парочка. Обитателям сверху открывался явно многообещающий вид:
- У-у-у-у, Матюнь, гляди, - «г’хляди», именно так окликнула коллегу та самая проститутка, свесившаяся из окна,  - ща у кого-то угрохают-то!

Уг’хрохают-то!

Отредактировано Астрид (05-11-2020 21:16:36)

+2

11

— Хм, а ты сам не любитель колечки выдувать? - поинтересовалась деваха, и Кречет чуть покачал головой: - Как-то не прижилась у меня эта привычка. Трубка требует степенности и необходимости хоть иногда держать рот закрытым, а и стем и с другим у меня бывают трудности.
   Бэл улыбнулся. Он ждал, что его слова хоть немного припугнут Триду, но той, похоже, все было нипочем. Этакой напускной беспечностью к вещам серьезным он и сам грешил часто, отшучиваясь в обстоятельствах к шуткам совсем не располагающим и считал это хорошим качеством в других. Вот только за его собственным фиглярством скрывались тяжелые мысли, а что было в голове девчонки, сиганувшей со второго этажа, оставалось вопросом открытым. Может и правда задумается о собственной внешности, а может и забудет обо всем через пару мгновений, отвлекшись на что-то еще, даже не предположив, что все случающиеся с прочими может однажды случится и с ней взаправду.
   - Свистеть в свистульки сподручнее. Если верно дерево выбрать и правильно вырезать, то они птичьим голосам подражать смогут, - со знающим видом произнес Майлон, точно хотел произвести впечатление не на девушку, а на ребенка. Хотя в данном случае едва ли была зарница. Триду увлекало все, что могло бы заинтересовать обычную девочку: коты, дальние края, чудища и красивые истории. На последние падок был и сам Бэл.
   - А что такого? - переспросил он, когда его спутница помедлила перед поворотом в проулок. - Большими улицами можно в любой день пройти, а увидеть город с другой стороны выпадает не каждый день!
   Говоря это, Майлон не думал, что посреди белого дня в переулках центра города будет что-то опаснее, чем встреча с карманниками или побирушками, а потому всерьез намеревался срезать путь до излюбленного трактира, что располагался ближе к городским воротам. Еда и пойло там всегда были отменными, а постель мягкой. Последнее тоже вполне могло пригодиться. Не вести же девицу снова в бордель?
   - Я прошел множество дорог и переплывал почти все моря Рейлана! - с налетом патетики начал свой рассказ Кречет, но тут его перебил зазывный выкрик вольнонаемной жрицы сладострастья, и Трида не преминула подначить:
   -  Заметь, вот эти явно опытнее ламарских нимф.
   Бэл покривился, пустив на лицо выражение досадливой брезгливости.
   - Не люблю, когда женщина Слишком опытнее меня самого, - вывернулся он. - И тех, рядом с которыми на женщину больше похож я… Дева должна быть ласкова и сладкоголоса, - пустился Кречет в объяснения, но его снова прервали.
   -  О, а это, видимо, наши сопровождающие, да? - обратила внимание Трида на перегородившие путь фигуры и Майлон притормозил, непроизвольным, но привычным движением отстраняя девчонку себе за плечо.
   - Сопровождающего хватит и меня одного, - обронил он, запоздало пожалев о своем решении свернуть с широкой улицы.
   - Господин заблудился? - нагловато поинтересовался один из молодчиков. - Проводим к светлому месту за достойную плату!
   - А сученка не здешняя, - подал голос другой. - Не помню такую. Больно симпатичная… Зря ты пришла на чужую улицу продаваться! Не договорившись с нами!
   - Попридержи язык! - осадил его рассуждения Бэл, в раз становясь серьезнее. - С дамой разговариваешь. В помощи мы не нуждаемся и сами дорогу нужную отыщем!
   “Отступай назад” - тихо шепнул Кречет, чуть склонившись к Триде, и сам подтолкнул ее назад к пройденному повороту, готовясь прикрыть ее отступление если потребуется.
    - Да вот я и вижу, что с девкой базарю, - съязвил первый из местных и дворовая братия лающе рассмеялась избитой для Майлона шутке, тот только глаза на миг закатил. - Кошель бросай, петушок, говорю. А то милые мордашки мы вам разукрасим.
   И все молодчики, единым ловким движением извлекли на свет по ножу, совсем, казалось, не смущаясь меча у пояса Бэла. И ведь в узком переулке с ним правда будет не удобно...

+2

12

[dice]count = 1 | sides = 100 | bonus = 0 | reason = заклинание "Огненный шар"
55 манны[/dice]

0

13

«Но я почти уверена, что вот эти опытные за пару серебряных и невинными храмовыми послушницами прикинутся, и страстными дриадами силвы, только плати» - Трида поскребла затылок в глубоких думах. Деву, значит, он не хотел, такую опытную – тоже. А потом говорят, что женщинам тяжело угодить. Конечно будет тяжело, если господа сами свои предпочтения еще четко не выстроили. Или наоборот, как раз таки выстроили, да просто в этот канон уже никому не попасть? В образ той-самой-единственной, потому что иначе какая она тогда единственная, если любая девица подходит под эти рамки?  Вот, наверное, и главный плюс договоренных браков: никакой излишней насмотренности, ну и бери что дают.
«Какая гадость».
Но вот про то, что леди должна быть сладкоголосой – Трида намотала на ус. Понадобится на будущее, определенно: тонкое искусство манипулятора, пособие от наемника, названного в честь птицы. И тут этот важный жизненный семинар так грубо прервался шпаной подканавной!
Но какая же Трида молодец, она определенно не ошиблась в выборе сопровождающего наемника. Он не только знал что делать (волшебнице хорошо был знаком этот жест «стой сзади и не высовывайся»: слишком уж долго она путешествовала не с тем человеком и не по тем местам), но еще и умел так красиво говорить. Там, где любой бы сорвался на ругань, Чет парировал манерами – это вызывало чистый девичий восторг и несколько притупляло слух. И соответственно связь между ушами и мозгами, а точнее скорость подачи и усвоения информации:   
- Оу, стоп, это обо мне? – Тихо прошептала Трида, которая не желала подкидывать лишних проблем Чету. В конце концов, не лопнет же она на месте, если попридержит язык за зубами каких-то пару минут.
Однако что-то пошло не туда, когда уличное отродье заговорило с Четом напрямую. И Трида, как девушка что уже обзавелась богатым опытом общения с подобными… выпавшими из жизни недоразумениями, прекрасно знала, что разговаривать с ними надо именно на их языке. А именно:
- Эй, мудень, - сказала леди Дегерон, предварительно свистнув, - как ты жопой говорить научился иль это лицо, да просто морда страшная?
Что там было про ласку и сладкие речи? Ученик, возможно, попался плохо обучаемый, но это сейчас не главное. Главное, что ученик этот любит подкрепить слова свои действиями. Действиями характера не только магического, но и крайне разрушительного: в конце своего вопроса Астрид не только показала этой банде неприличный жест правой рукой, но еще этой самой рукой послала в их сторону приличных размеров огненный шар.
И тут переулок наполнился истошным ором и отборной руганью. Причем, с трех его точек. Первая, где находилась шпана, - разумеется, получать огнем в лицо это то еще редкостное удовольствие, уж Трида то за годы обучения знает.
- Вмажь этой суке!
- Какой?!
- Обеим!!
Вторая, собственно, сама Трида, которая забыла снять перчатки, и пламя в который раз коснулось изувеченной руки, но волшебнице не привыкать: прошипев сквозь зубы имечко покровителя своей стихии, ей сразу стало легче. Ну а третья точка, замыкающая всё это, была несколько позади всей этой процессии.
- Рейлановые йойца мне в рот, - со свистом произнес Мизинец и сказал, наверное, самое очевидное за свою жизнь, - Девка - маг фойрров!

- У, Матюнь, гхлянь-ка, - сверху проститутка сплюнула бурую от жевательного табака слюну, - с улицы мясцом прогхорклым несет!

огненный шар - 55 манны. Остаток 145

Отредактировано Астрид (17-11-2020 20:57:22)

+2

14

дайсы

[dice]count = 1 | sides = 100 | bonus = 10 | reason = Чет отбивается от первого нападавшего[/dice]
[dice]count = 1 | sides = 100 | bonus = 10 | reason = Чет отбивается от второго нападавшего[/dice]
[dice]count = 1 | sides = 100 | bonus = 10 | reason = Чет отбивается от третьего нападавшего[/dice]

Отредактировано Майлон (23-11-2020 21:03:04)

0

15

Слова, послышавшиеся из-за спины Майлона, заставили его поперхуться тем, что он собирался сказать. Как рыба он открыл рот и беззвучно закрыл его, в первое мгновение даже не поверив собственному слуху, который распознавал голос, как принадлежавший Триде. Однако где-то в глубине сознания, он вполне допускал, что девица, выпрыгивающая из окон, размахивающая дохлыми голубями и дымящая трубкой, должна быть знакома и с низшим из языков. Но только он собрался обернуться и сказать спутнице, что ей не стоит вмешиваться и он сейчас все уладит, как мимо его носа пролетел огненый шар, обдав белым жаром.
   - Уоу, - отшатнулся к заблеванной стене Кречет, наблюдая как заклинание угодило в самого болтливого из группы местной молодежи: в одно мгновение магический огонь опалил на нем волосы, брови и ресницы, ракоптив и без того чумазое лицо. Теперь уже Бэлу захотелось ругнуться, смачно и витиевато, но он сдержался неимоверным усилием воли, чтобы ненароком не научить Триду еще какому-то обороту.
   - Щит! Колдуй на себя щит! - выкрикнул он, вновь вставая в центр проулка, когда по нему бросилась шпана с ножами на голо. Майлон точно не знал сможет ли сдержать их всех, и кто-то прорвавшись к Триде вполне мог ударить ее в ярости, а и одного ножевого удара могло хватить, чтобы оборвать жизнь. Получить на руки труп юной девицы Кречету крайне не хотелось, особенно из-за такой глупости.
   - Сначала я! - выкрикнул он, стараясь сосредоточить все внимание нападавших на себе и у него это вполне получилось. Первому подбежавшему Бэл от души врезал кулаком в челюсть, и юнец свалился под ноги своим подельникам, уже не различая где в его мире верх, а где низ. Второй нападавший запнувшись о него, не смог уверенно ударить алифера, но дотянулся и схватил его за рукав рубахи, дернув в сторону и на мгновение выводя из равновесия. Этого хватило чтобы третий из шайки подскочил и с истошным криком про мамашу Кречета, полоснул на отмаш ножом. Лезвие вспороло ткань рукава и кожу на руке Бэла, но не уберегло голодранца от ответного удара в ухо.
   Тем временем Мизинец и Большой переминались за спинами дерущихся.
   - Давай, хватай ее, пока белобрысого бьют!
   - Сам хватай! Я не хочу получить в морду заклинанием!
   - Маги не могут часто колдовать, точно говорю, - заверял Большой.
   - Вот и давай, - отнекивался Мизинец.
   - Но и награда мне одному…
   - Э нет! Давай вместе тогда
   Улучив момент, парочка стала подкрадываться к Триде, готовя в руках плащи, которые они собирались накинуть на девчонку и крепко запеленать ее.   

дайсы на захват

[dice]count = 1 | sides = 100 | bonus = 0 | reason = Большой пытается схватить Триду[/dice]

[dice]count = 1 | sides = 100 | bonus = 0 | reason = Мизинец пытается схватить Триду[/dice]

Отредактировано Майлон (23-11-2020 22:47:31)

+1

16

- Фойрр! – Нет, рука просто до неприличия ныла. Владела бы Астрид магией воды, наколдовала б им тут дождик, поостыли бы все, но не-е-е-ет, ей досталась самая разрушительная магия из всех возможных. Сейчас бы какой преподаватель из Храма толкнул б перед ней речь, полную мудрости о том, что гнев не должен подпитывать магию огня, и что дарованная ей стихия – это кинжал, без рукояти. Колешь ты – колет и тебя. А потому, ее надо использовать с умом, со сдержанностью, принимая решение нанести боль, осознавать, что такую же испытаешь и ты.
- С-сука, как же больно, - но что сказать? Трида в самом деле была трудно обучаема. - Боюсь, без щита, Чет.
Старые нарывы на руке полопались, по ладоням стекала прозрачная сукровица, а рукав платья так вообще до локтя превратился в какие-то обугленные ошметки. Верно говорят, что и в бою, и в жизненных трудностях, нужно сначала думать, а лишь потом принимать решение, как поступил сейчас Кречет.  Не стал сразу бить наобум да отбивать удары саблей – это выбор глупцов или храбрецов, что обычно является двумя сторонами одного серебряника. Бежать и прятаться – это выбор слабаков и трусов. Ну а Астрид никогда не видела ничего зазорного в тактическом отступлении, ведь разница между живым трусом и погибшим героем отнюдь не в качестве жизни, а в ее, как не парадоксально, продолжении. И сейчас Трида не планировала посещать Безымянного, у нее еще есть тут пара важных дел.
К примеру, Кречет ей велел идти назад, так она это и делает. Ровно до того момента, пока вдруг кто-то не накинул на нее провонявшую рогожу, и в одно мгновенье все яркие краски потухли, сменившись полной темнотой:
- Эй! – Астрид ужом стала дергаться и брыкаться, когда кто-то взял ее за плечи, а кто-то поднял за ноги.
- Да сколько она весит!?
- Быстрее, пока этот занят! Да чтоб ее, сучара! – Ругнулся один из похитителей, которому Астрид зарядила каблуком в ухо.
- Сейчас я ваши кишки на ваши же шеи намотаю! – Сыпала пустыми угрозами волшебница, только сквозь толстый слой ткани слышалось это всё как невнятный поток звуков.

- Ой, Матюнь, мож, поможем им, а? – Подперев щеки пухлыми руками, спросила зрительница сверху.
- Ну, чего тама, что ты так вздыхаешь? – Из-за ее плеча выглянула вторая мадам, не уступающая габаритами своей собеседнице.
- А ты пог’хляди, счас как девку то унесут, что твою кошку в мешке и всё.
- Ладно, милая, давай, - согласилась ее подруга и кивнула головой, давя свое согласие на полную свободу действий.
Проститутка, как уже делала это великое множество раз, устало вздохнула и привычными движениями распахнула ставни пошире, отошла от окна и через минуту вернулась, держа в руках отхожее ведро добротных размеров.
- Эй внизу, - предупредительно окликнула она Мизинца и Большого, с глухим стуком поставив бадью на подоконник, пара капель перелилось через край, - посторонись.
- М-м-матерь Люц-цианова, - только и успели произнести телохранители, перед тем как выпустили из рук ценнейший груз, и их буквально смыло рекой помоев туда, откуда они пришли.
- Ха, как я его! – Невероятно довольная собой, сказала дамочка с третьего этажа. И пока Трида выползала из перевязанных в мешок плащей, потирая бок, зрительница же швырнула ведром в сторону второго нападавшего.
- Эу, голубки, - звонко присвистнув Чету с Тридой, окликнула их проститутка, - влетайте сюда, покуда живы!
Ведь, как известно, где одна шайка малолетних преступников, так там их все триста, по аналогии с тараканами. Ну или клопами в койках постоялых дворов.

[dice]count = 1 | sides = 100 | bonus = 0 | reason = Полет ведра в голову второго нападающего[/dice]

Отредактировано Астрид (29-11-2020 12:53:11)

+2

17

Бэл аккурат разобрался с третьим напавшим, когда за его спиной завершилась другая битва. Слыша ругань и возню, Кречет краем глаза успел заметить, что его спутницу норовили спеленать и пытались тащить знакомые ему мордовороты из “Ламарки”, но обозленный последний шпаненок скакал вокруг него хорьком, не давая бросится на помощь немедленно. Серьезной помехой он не был, но все еще оставался помехой, которая не давала среагировать моментально.
   - А что б тебя! - в сердцах выругался Майлон и, заметив возле стены трухлявую доску, приложил ей мальца поперек лица, так что полетели гнилые щепки и слизни, обосновавшиеся до этого на внутренней стороне дерева. - Отдохни немного…
   Нападавший повалился на тела своей крысиной стаи, развалившиеся в переулке, а Чет наконец бросился к Триде. Но все что ему оставалось это подать ей руку и вновь помочь подняться. Пышные дамы с верхнего этажа, гостеприимно зазывали укрыться у них и Бэл не стал брезговать их предложением. Пока никто из стервятников не пришел в себя, он осторожно подхватил девушку за локоть, так чтобы не задеть ее видимых ран на руке, и повлек внутрь заведения, через заднюю дверь. Закрыв ее за собой на тяжелый железный засов, Майлон попытался спешно сориентироваться в незнакомом месте. Вперед шел небольшой пропахший дурманом коридор, к которому примыкала узкая лестница с крутыми ступенями. Думая о том, что слугам мадам Розы наверняка придет в голову обогнуть строение и встретить их у главного входа, Чет потянул девушку наверх.
   - Идем, я знаю короткую дорогу, - приободрил ее он, уже знакомой фразой.
   В районе второго этажа им встретилась одна из спасительниц, перед которой Бэл изобразил галантный поклон и отсыпал благодарностей за помощь вместе с монетами “на сладости”. С томным вздохом проститутка мягко потрепала его за щеку и пригласила заглядывать в любое время. Однозначного ответа Майлон на это не дал, но поблагодарил снова, попутно поинтересовавшись как выйти на крышу. Мысли о том, что его спутница может испугаться подобного маршрута у алифера не возникло - не так давно она выбросилась со второго этажа прямо в навозную кучу. Едва ли ее мог испугать путь по старой черепице над каменной мостовой.
   Впрочем, о том что черепица старая и давно не перекладывалась Майлон узнал, когда подтянулся на крышу с подоконника третьего этажа из маленькой комнатки, откуда до этого наблюдали за действом внизу две женщины.
   - Ладно, только аккуратно… - наставил он Триду, помогая ей вылезти наружу. Добросердечные женщины успели перемотать ей израненные руки, но Бэл все равно опасался лишний раз задеть их, и потому подтягивал девушку наверх, как котенка - за шкирку.

+2

18

«Интересно, - размышляла Трида, пока поднималась с залитой помоями брусчатки - короткую дорогу через бордель он знает просто потому, что планировка борделей одинакова от Остебена до Сильвы, или просто потому, что лично побывал в каждом?»
А в том, что они попали как раз в бордель сомневаться и не было резонов. Хоть и прошли они не через парадный вход, да и сейчас еще раннее время. Тут темно, прохладно и как-то особенно нелюдимо, как бывает посреди дня в пустых театрах, в храмах перед службой или же в аудиториях после лекций. 
«Ах тыж!» - Трида поморщилась и издала непонятное бурчание: рана щипалась и даже не думала заживать. А тут еще и восход по лестнице, которую едва ли не перпендикулярно полу расположили. Ступени были до безобразия крутыми и до ужаса скрипучими. Угрожающе они стонали под каждым шагом этих двоих, и даже пару раз Триде казалось, что у нее под ногами суетливо пробежала парочка «подлестничных» букашек. «Бфе…»
А на втором этаже их уже ожидали спасительницы. Мадамы крупных масштабов и с широтой души не уступающей ширине их грудных клеток. По-крайней мере, они любезно помогли Триде с ее руками, а Кречету указали и на пути отступления.
- Ну как, золотце, тебе лучше? – Любезно поинтересовалась мадам, что некоторыми минутами ранее метнула отхожее ведро в нападавших.
- Вы очень любезны, - Трида сжала и разжала перебинтованные пальцы, как бы проверяя, насколько рука вообще может функционировать. И тут как раз снизу донеслись угрожающий глухо стук в дверь, а за ней и ругань, вещающая, что если сейчас девочки эту самую дверь не отворят и не впустят благородных господ по следу двух беглецов, то эти самые благородные господа от здания и камня на камне не оставят. В ответ им была речь не менее пламенная, сообщающая, что если эти самые благородная господа не сгинут в Бездне, то местные вышибалы натянут их глазные яблоки на седалищные мышцы, да заставят производить частые движения веками, поднимая и опуская их. Иначе говоря, «моргать».
- Вау-у-у, - восхищенно протянула Трида, поспешно наматывая на ус новые выражения, пока Кречет не утянул ее за шкирку на крышу, а то секунда промедления сейчас могла сыграть решающую роль. Как и в сегодняшних планах на обед, так и в социальном воспитании Триды Дегерон.   
- Вот так я еще не собиралась к обеду, - начала Астрид, высунувшись из окна наружу, - сэр-рыцарь, вы там высоты не боитесь?
Однако, что там Трида ворчала насчет лестницы? Глиняная черепица, что чешуйками соскальзывала под обувью, создавала побольше проблем. Хотя признаться честно, вид открывался потрясающий:
- Как красиво, - она щурилась на солнце, но радостно озиралась вокруг. Вот так, живешь себе, живешь, почти ничего не видишь, а когда взбираешься чуть повыше – все видней становится. На крышу поднимаешься – еще дальше видишь. А уж если на гору взобраться! Всех человеков увидишь! – Так, куда нам дальше?
Конечно, долго рассматривать «человеков» ей никто бы не разрешил, их там обед дожидается. И расставив руки в стороны, для балансу, Астрид чутка пошатываясь и кренясь, как на палубе корабля, шла за Четом. Пока увлекательная прогулочка по крышам на довела этих двоих к таверне. Двери которой отворились и из них дугой вылетел несуразный ком грязных лохмотьев.
- И чтоб больше не сувал носу своего! – Барменша заслонила собою весь проход.
- Ну милая, ну голубушка, ну радость, - начал стонать несчастный, ползая у ног женщины, - у вас ж сегодня акция.. выпей сколько вле-е-езет…
- Пшел отсюда!
И пока нищий умолял свою «голубушку» впустить его внизу, то Трида и Чет оставались пока что наверху,  и вот тут и всплыла небольшая заминка:
- Эй, Чет, а как спускаться будем?

+2

19

- Что ж, тогда я рад подарить новый взгляд на рутинное действо! - улыбнулся Майлон словам Триды о небывалом походе на обед. И отчего-то то, как она произносила свое наивное, совершенно детское “сэр-рыцарь” безмерно льстило и трогало сердце алифера. Примерно такие же чувства он давно испытывал, когда маленькая сестра звала его “братик” - от них хотелось быть лучше, чем ты есть на самом деле. Пусть большинство рыцарей, настоящих остебенских рыцарей, были очень далеки от того идеального образа, какой сложен о них в балладах и романах.
   - Высота - моя лучшая подруга. Она спасала меня ни единожды, - важно ответил Кречет, вытягивая девушку на крышу и помогая ей выпрямится во весь рост. - Главное держи равновесие, иди осторожно и если что - хватайся за меня.
   Они немного помедлили, пока Трида восхищенно глядела вокруг - все же обычные люди довольно редко видели мир под иным углом, были гораздо больше погружены в повседневность, и не все из них даже смотрели на небо, не говоря уже о том, чтобы посмотреть с небес на землю.
   - Сверху все кажется не таким, да? - спросил Бэл уже хорошо зная ответ. На его взгляд - полет было лучшее, чем только могли наградить смертных боги. Пока ты был в небе ничего земное не имело значения, отступали все темные мысли и чувства, прояснялся разум и ты точно бы был один на один с целым огромным миром. - Идем. Ступай след в след. Нам нужно дойти примерно во-он до того шпиля.
   Когда первое восторженное впечатление схлынуло с девушки, Майлон повел ее вдоль хребта крыши, прощупывая каждым шагом куда безопаснее будет ступить. Их преследователи едва ли полезут сюда - не каждый человек захочет рискнуть свернуть себе шею, но когда они заметят, куда делась парочка, они могут начать караулить их внизу. Следовало как можно быстрее потеряться из виду.
   Алифер шел по крыше легко, точно ярмарочный акробат по натянутому канату - он легко держал равновесие, точно знал какое расстояние с крыши до крыши сможет перешагнуть или перепрыгнуть, точно бы внизу под ним была лишь маленькая канавка, а не два-три этажа до каменной мостовой.
   Их больше не преследовали, потеряли, искали внизу во дворах и закоулках, среди толпы, и Кречет больше не торопился, наслаждась необычной прогулкой не меньше своей спутницы. Тем более, что по крышам им пришлось сделать небольшой крюк, минуя слишком широкие улицы, которые не было возможности перемахнуть без крыльев. За это время Бэл успел рассказать несколько занимательных и анекдотичных историй из жизни города, связывая их с теми местами мимо которых они проходили, и даже спеть одну песню про бойкую пухлую дочь булочника. В песне удивительным образом не было ничего похабного, а лишь воспевалось то, как хитро девица отваживала женихов, которых сватал ей отец, ради милого бродяги.
   В итоге между трактиром и той крышей на которой они остановились возникла улочка, где теперь разворачивалось небольшое действо.
   - Эй, Чет, а как спускаться будем? - поинтересовалась Трида, которую раньше, особенно, когда она лезла вслед за алифером, этот вопрос никак не волновал.
   - Судя по тому как мы встретились, у тебя не должно быть с этим проблем! - весело воскликнул Бэл, но тут же поспешил добавить, на случай если девчонка и правда сиганет вниз не раздумывая: - Предлагаю соскочить вон на ту одноэтажную пристройку, а уже с нее на землю. Я полезу первым и если что внизу поймаю.
   С этими словами Майлон прошелся вдоль края крыши, примериваясь к чужому сарайчику, а затем аккуратно стал спускаться, сначала повиснув на руках, а уже затем спрыгнув оставшееся расстояние. После он подождал Триду, чтобы подстраховать ее, а уже затем слез с крыши пристройки, так же помогая ей не упасть.
   - Ну вот все!
   Оправив на себе одежду и перевязь с оружием, он направился прямиком к заведению.
   - Доброго дня, милая Белла! - на подлете воскликнул он, едва ли не перешагивая через ползающего пьянчужку. - Я хотел бы угостить свою спутницу твоей стряпней. Несомненно лучшей среди всех городских трактиров!
   - У тебя что, опять денег нет, - с профессиональным подозрением поинтересовалась хозяйка, но Кречет лишь улыбнулся.
   - Нас немного ищут, поэтому мне хотелось бы снять у тебя укромный уголок вместе с обедом. Та дивная комната под чердаком свободна?
   - Если ты, или твои преятели разнесут мне заведение, я оторву твою голову сама.
   - Идет, - незадумываясь согласился Бэл и сделал приглашающий жест рукой для Триды. - Здесь мы немного отдохнем.

+1

20

- Хэй, - Трида насупилась и склонила голову к плечу, - это не означает, что я вылетаю из окон каждый день!
Рана на подбородке неприятно зачесалась, словно напоминание о том, что из Триды акробатка та еще. И вторым подобным напоминанием обзаводиться не хотелось. Уж тем более дважды за день.
Трида проводила действия мужчины внимательным, изучающим взглядом. Разумеется, наемники и рыцари должны быть бесстрашны и всё такое, но мало ли кто в здравом уме обладает достаточной смелостью, чтоб помочь незнакомой девчонке сбежать от головорезов и потом вот так беззаботно прогуливаться с ней по крыше на высоте трех этажей от земли. Словно то был неспешный променад в тени деревьев фруктового сада, а не попытка скрыться от погони. Так что же это?
Смелость Триды -, хотя в ее случае это, скорее, отсутствие мысли на более «длительную дистанцию», чем здесь и сейчас, - брала начало из банальной неопытности и юности. Ведь если не обожжешься об огонь, никогда не узнаешь, в самом ли деле он причиняет боль. Ну и из жажды жизни, прожить один год за все предыдущие и грядущие.
А что же Кречет? Он не боится вот так броситься в приключения c первой встречной? Что, если у него есть где-то семья, и они его ждут? Любящая женщина и дети? Может, он отчисляет каждую неделю по паре монет отцу и матери, а сегодня он рискует всем из-за одной Триды? И он не боится этого потерять? Или же он не сильно отличается от Джейса, который ничего не имеет и живет каждый день, как последний? И это тоже требует смелости, не страшиться неизвестности?
Или же наоборот, как можно назвать человека «храбрым», если ему нечего боятся и терять, а соответственно, нет страха, чтоб преодолеть?
«Это надо обсудить, обязательно!» - задумалась Трида, пока бесстрашно спускалась вслед за Четом.
- Ты это.. – оттряхивая юбки и поправляя шапочку, сказала девушка, - замолви словечко за меня перед своей подругой, мы пока как-то не ладим. Кхм. Ну чтож, идем?
Уже на подходе к Таверне Чет свободно заговорил с владелицей, как со старой знакомой, а Трида обогнула лежачего бездомного по дуге, присела перед ним в приветственном реверансе:
- Доброго дня, - сказала она и поспешила за наемником внутрь помещения.
Внутри всё было как.. в остальных тавернах. Тяжелые, «корявые» столы и скамьи,  столешница с бокалами и владельцем, что натирает дерево до зеркального блеска. И какое либо отсутствие настенного декора: ни картин, ни полок, ни охотничьих трофеев. Раньше Трида не понимала почему, а затем заметила тенденцию: с началом вечера и постепенным притоком посетителей, настает тот самый момент, когда зал всё еще вмещает новых гостей, а вот столов уже не хватает. И приходится новоприбывшим подпирать собой стены, практически по всему периметру, да колонны. А это было бы затруднительно, врезайся олений рог куда-то в область промеж лопаток…
- А тут миленько, - Трида юркнула за скамью и по инерции продолжила движение, заскользив дальше по сидению, -И та-а-а-а-ак, Кречет.
Она внимательно прищурилась, словно хотела что-то новое увидеть в нем. Ну еще она так делала, когда задумывала какую  безобидную пакость, но это был не тот случай:
- Расскажешь что-нибудь о себе? А то нас как-то бесцеремонно перебили, - девушка нетерпеливо постучала пальцами по столу.

Истории, подобно этой, всегда разворачивались в городах, где по Люциановому плану никогда не светило солнце, и небо было хмурым. И спрятаны были обычно ото всех дорогами дикими, поросшими, да скалами острыми, словно позорное уродство, что боги стыдливо прячут ото всех. И что объединяло подобные места, так это их прошлое: некогда благополучный городок, со своими жизнями и историями, со своим ремеслом и промыслом. С маленькими тревогами, и большими радостями. Но в какой-то момент всё меняется местами. И былое благополучие сменяется чередою злоключений. Словно снежный ком, беззаботно толкаемый ребятней зимой, постепенно растет и превращается в огромный шар, а в конце оборачивается необратимой лавиной. «Беда не приходит одна». И вот уже улицы города пустеют, жители отступают, покидают родные гнезда, уступая пришедшим из ниоткуда мародерам и обманщикам. Честному человеку не выжить уже в подобных условиях. Теперь это место для людей иного сорта, для тех, кто берет чужое без спросу, как имущество, так и жизни. И преступление ли это, украсть у вора?

- Милый, я, конечно, дико извиняюсь что перебиваю, - к столу подошла Белла, не выражающая и капли сожаления, - заказывать то чего будете?
- Мне то же, что и ему, ага, - Трида доверилась выбору Чета, в конце концов, он ведь и платит (даже если это и не обсуждалось вслух), и когда Белла ушла обратно на кухню, низким утробным голосом оглашая поварихе заказ,  Астрид тут же попросила:
- Продолжай!

+2

21

Таверну Майлон выбрал знакомую, чтобы и еда была приличной, и публика честной, и хозяйка доброй знакомой, которая если что - прикроет их отступление. Стол также был выбран не первый свободный, а с расчетом на то, что он будет дальше от входа и ближе к кухне, через которую и можно будет уйти на улицу. Посетителей в этот час было немного: наплыв ожидался только за полдень, когда местные лавочники и мастеровые, кому хватает достатка, потянуться обедать, ну и конечно вечером, когда всякая работа будет окончена.
   - А тут миленько, - похвалила выбор Трида, и Кречет засиял, точно трактир был его собственным детищем. Он сел на лавку рядом с девчонкой, придержав меч в ножнах, дабы тот ни за что не зацепился, и смахнул со столешницы крошки, оставшиеся после прошлого посетителя, а заодно разогнал деловито ползающих мух.
   - Рад, что тебе нравиться! Стряпня здесь тоже отменная. Без изысков, но горячая и ароматная. А что еще с дороги надо?!
   И пока они ждали хозяйку или одну из ее ленивых разносчиц, Трида вернулась к теме давно оставленной за чередой негаданных приключений.
   - О себе… - задумчиво произнес Бэл. Рассказывать о себе доподлинную правду он, конечно, не собирался. Да и пересказ сухого жизнеописания едва ли был кому-то действительно интересен, особенно если ты с собеседником впервые встретился и в скором времени расстанешься. Для таких случаев у Майлона было сбережено несколько историй, которые были призваны и удивить случайного слушателя и развлечь его. Особенно если слушателем была столь восторженная персона, которая была готова удивляться.
   - Что ж… - понизив голос произнес Кречет и начал свой рассказ, как заправский театрал на ярмарке, заведя повествование очень издалека.
  - В то время…
   Но продолжить ему не дала Белла, вклинившись в повествование и ломая ту атмосферу мрачности, которую пытался нагнать Майлон.
   - Нам кувшин разбавленного местного вина. На половину, как я люблю. А еще даже отсюда чую, что у тебя готовиться жаркое с шафраном. Дивный аромат! И свежего хлеба к нему с козьим сыром.
   Кречет сразу отсыпал хозяйке монет, точно зная во сволько ему встанет обед здесь, а затем продолжил:
   - Так вот. В то время я только вышел на тропу наемничества и стал продавать собственный меч, еще плохо понимая сколько он может стоить.

Барон Гарлан искал в тот год людей, которые смогли бы не страшась погибели пробраться в воровской город и вынести оттуда потрет любимой матушки, что в виде миниатюры был помещен в золотой медальон-орех, и в одно из неудачных путешествий по дорогам - выкраден, вместе с иными ценностями из кареты. Платил барон не много, считая работу пустячной, а потому нашелся на нее всего один желающий, кто был достаточно неопытен, чтобы взять мало и верить, что дельце действительно ерундовое. А чтобы этот наемник точно выполнил поручение и не сбежал с артефактом, барон приставил к нему свою старшую боевитую дочь.

Кречет искоса поглядел на Триду и прищурился.
   - Она была чем-то похожа на тебя. Сияющие огнем волосы, широко распахнутые для мира глаза, бесстрашие в характере и магия в руках.

Вдвоем они отправились в городок верхами, рассчитывая уже на следующей день вернуться обратно, но чего они не учли, так это того, что притон воров и бандитов на деле оказался настоящей крепостью, с грязным рвом, заполненым костями, и частоколом вокруг обветшалых домишек. Огромные псы сидели там на цепях, и их голодные глаза блестели яростью, а с клыков капала слюна. И любой чужак мог оказаться в их пастях за считанные мгновения. Пришлось разбивать лагерь и начать совет.

Отредактировано Майлон (16-01-2021 18:21:18)

+1

22

Белла тяжелой походкой подошла к их столу и резким движением поставила кувшин с вином аккурат между двумя посетителями, да с такой силой, с какой еще ни один палач на Рейлане не рубил головы. Две деревянные кружки оказались тут же, как и тарелка с хлебом, и Белла, ничего не сказав, пошла прочь.
- Мне кажется, она хочет чаевых, - заметила Трида, перегнувшись через стол к кружке, -хм, говоришь, ты тогда только встал на путь наемника?
Она в задумчивости разлила вино себе и Чету.
- А чем промышлял до этого? – она внимательно посмотрела на собеседника поверх кружки, и как бы невзначай, будто ей совершенно не интересен ответ, продолжила,- знаешь, мой друг всегда говорит, что те контракты, которые изначально кажутся плевыми – это верная катастрофа. Хотя, ради компании молодой воительницы он бы и согласился, ага-а…
— Она была чем-то похожа на тебя.
- А, тогда бы точно не согласился, - она хмыкнула и сделала еще один глоток, лишь бы скрыть румянец, подкативший к лицу. Ей льстило такое сравнение, чего уж, даже если это откровенное вранье. Особенно, когда Чет сам, возможно, и заметил десяток другой ее отметин на теле. 

Эмилия, дочь та, отличалась и целеустремленностью. Ибо семейная реликвия, с ликом любимой бабушки, была весьма дорога отцу. И сердце его печалилось, да холодело день ото дня, и девушка была готова на все, дабы вернуть улыбку на уста родителя.
- Может, ты свяжешь меня, да под видом пленницы приведешь в город? – Предлагала она, задумчиво вглядываясь в пламя костра, будто там и есть все ответы, -  так я смогу поработать изнутри, да и к тебе доверие будет.
Но тут где-то совсем близко к их лагерю раздались звуки музыки и достаточно назойливого пения, что было вовсе не к месту сложившейся ситуации.
- Глаз тритона, жабы пясть, шерсть кожана, волчья па-асть, в котле свари всё поскорей! Кидай тушки болотных змей, дракона клык, да волка зуб, ливер и ведьмин труп, - напевал неизвестный странную песенку, положенную на бодренький мотивчик, как наконец бард вышел к их костру.
Эмилия тотчас же выхватила кинжал из голенища сапога – сейчас она не доверяла никому. А уж тем более мужчине, чьи усы и борода были пропитаны маслом до блеска, а от ярких одежд разило чистотой и мелиссой.
- Ох, господа, господа! – Бард поднял правую руку в примирительном жесте, а левой поудобнее перехватил лютню, - право, не стоит! Я лишь странствую по Рейлану в поисках историй и героев, что обретут...
Он перебрал пальцами струны, воспроизведя легкую, переливчатую мелодию:
- Славу и бессмертие в моих балладах.
- Пока что ты пел только рецепт отвратительного супа, - Эмилия не опустила кинжал.
- А можно погреться у костра вашего? – Скорее, для формальности спросил бард, чем в самом деле искал разрешения, и удобно примостился на земле. – Гевар Лоуми Харр, к вашим услугам!
Возвышенно представился он и наигранно склонил голову, описав вычурные театральные па в воздухе рукой.
- Слышал, вы, господа, планируете проникнуть в городок тот, - начал Гевар, - полагаю, не ожидали, что придется иметь дело с полноценным фортом, да? Мне как-то довелось там побывать, местечко, я скажу, чудное. Хоть на первый взгляд кажется, что там полное беззаконие, да хаос, ан нет! Представьте себе, что во главе всего стоят три клана, каждый из которых подчиняется своим лидерам. Есть те, что орудуют клинком в ночи, данных господ я б дорогой десятой обходил. Есть те, что не чужды торговлей живым товаром…
- Но в Остебене работорговля незапрещенна, - вставила слово Эмилия и, наконец, села обратно на землю, поняв, что от компании господина Лоуми Харра ей не отделаться до рассвета.
- Товар идет не только по землям людей, миледи, - снисходительно-назидательным тоном парировал Гевар, - а есть те, что любят присваивать себе то, что им не принадлежит…Аль безделушку какую, аль накопления где. Помнится мне, как одна баронесса пожелала себе розовый бриллиант из диадемы своей соперницы, да заказала его у местной управляющей ворами… Бриллиант так и не дошел до заказчицы, зато теперь этот камень, что с орех размером, украшает палец госпожи Джианны..
- Госпожи?
- А я не сказал? Ворами в этом городе управляет госпожа Джианна, - Гевар начал медленно играть мелодию, чувственную, и одновременно романтичную, что можно посвятить как и любимой женщине, так и проклятию всей своей жизни. – Дама властная, статная, волосы черны как смола, уложены мысом в косу, глаза сияют огнем, губы чувственны, груди как холмы, а бедра упруже…

- О! Вот, вот за такой мадам мой друг бы пошел! – Трида щелкнула пальцами и важно покивала. – Ам, да, прости, так что там было?

- Ну, это, разумеется, только если верить легендам, ну или если вы слепой, - Гевар резко перестал играть, пережав вмиг все струны, - на деле у дамочки подбородков не счесть, да выцвела она вся к своим годам, губа отвисла уж до груди, а груди – до колен. Но полагаю, свое знаменитое сластолюбие дамочка не растеряла, люди говорят, что была она то-о-ой еще штучк…
В потоке своей речи и музыки, бард не услышал, как к их лагерю кто-то медленно подступал, не желая быть обнаруженным. И этот кто-то вряд ли бы один. И вряд ли он искал славы и бессмертия в текстах Гевара Лоуми Харра.
-…ой, - только и пискнул он, задержав дыхание.

Отредактировано Астрид (26-01-2021 19:36:17)

+2

23

- Она лишь немного ревнует к тебе, - шепотом ответил Бэл, на замечание о чаевых и принял у Триды кружку с разбавленым вином. - Обычно я все внимание по приходу уделял ей…
   Отхлебнув вина, Майлон почувствовал, что разбавлено оно сильнее обычного.
   - Точно ревнует,- резюмировал он и легко перескочил на другую тему. - Я был стражником в одном захудалом городишке - унылая работенка за сущие гроши. Никому не посоветую. То ли дух опасности, странствий и приключений!
   Назвать Алир городишком и посетовать на жалование гвардейца - значило покривить душой. Однако Майлон так часто пересказывал эту историю, что она давно обесцветилась и обезвкусилась от постоянного повторения, и он почти не придавал значения пустым словам, хотя когда-то - по первости неизменно мялся в своих рассказах о прошлом.

   

Зажечь костер в ночи рядом с логовом врага - было откровенно не лучшей их идеей, как и слушать брянчание залетного барда.

- Но как я говорил: наемник был молод и неопытен в военных хитростях.

Чужое приближение они заметили, только когда их уже окружили, и послышалось шуршание шагов в ближайших кустах. К ним вышли разом со всех сторон и пламя костра блеснуло на стали обнаженных мечей и ножей, высветило небритые, кривозубо улыбающиеся лица.
   - Кто это тут у нас? - произнес самый грузный из показавшихся разбойников.
   - Три нежные пташки, - гнусаво и насмешливо подхватил другой.
   - Эй, а этого я помню! - воскликнул третий. - Это же тот петушок с эльфийской арфой, что обдурил меня в кости и сбежал!
   Выставив перед собой нож, разбойник решительно шагнул к барду, чтобы поквитаться с ним, но Гевар завидно ловко нырнул за спину наемника.
   - Не арфа, а лютня! - с театральным трагизмом и возмущением воскликнул он. Что интересно, остальную часть обвинений он поправлять не стал.
   - Предлагаю насадить их на ножи прямо тут! - взвился все тот же оскорбленный мухлежом разбойник. - Безымянный сам привел их к нам в руки!
   - Подождите! - вмешался в этот разговор наемник, который за все время даже оружия не выхватил, в отличие от своей спутницы. Эмилия щерилась на всех, как дикая кошка и драки со смертоубийствами, казалось, было не избежать. - Я здесь ради леди Джианны - прекраснейшей из женщин!
   В тот момент недоумение отразилось не только на лице самих воров, но и на лице спутников наемника. Все переглянулись между собой и по итогу с вниманием уставились на говорившего.
   - Я слышал от барда о ее красоте и решил, что должен увидеть эту женщину своими глазами! Розу расцветшую среди болот, зеленый сад среди пустыни… Я хотел прийти к ней утром, с лучами рассвета, смыв дорогу и прогнав сном усталость, но вижу судьба не терпит и вы здесь! Чтож! Отведите меня к ней!
   Разбойники снова переглянулись, не зная что им делать с такими новостями, однако решили, что госпожа Джианна может сильно обидеться, если они убьют ее тайного воздыхателя без спросу. И троицу повели в город.

+1

24

Астрид на всякий случай чуточку отодвинулась от Кречета, а то кто знает, может, в следующее блюдо Белла не только плюнет, но и отравы крысиной подбросит неумышленной сопернице.
- Скука, говоришь? – Трида покружила чашу с вином, хотя она понятия и не имела, останется ли в этом случае яд на стенках или нет. – А вот родился бы женщиной, была бы пря-я-я-м веселуха. Как кровить начнешь, всё, раз в два года с приплодом, взращи, вскорми и по кругу.
И Трида одним мощным и далеко не женственным глотком выжрала половину чаши вина. Слово «отпила» никак бы не подошло под сие действие.
- Скажи, почему вы, мужчины, только и делаете, что ищете способов, как умереть? Да с огоньком, чтоб аж в самом Авуре боги в восторг пришли? От войны до службы в гарнизоне, от службы в гарнизоне до наемника без завтрашнего дня, - говорила ли в ней обида на мир и положение женщин и мужчин в нем, обида на собственную жизнь, обида на кого-то конкретного, или же это просто вино – Трида уж и не скажет точно.

На лице Гевара засияла улыбка: вот ведь Фойрров хитрец! Выкрутился-то! Эмилия явно не разделяла этого энтузиазма, либо Люциан ей не вложил чувство юмора в разум, либо инстинкт самосохранения. Гевар тут же подхватил лепет наемника, разыграв пару нот, сначала неуверенно, лишь на пробу, а потом, когда поймал нужный мотив из под пальцев барда лилась самая романтичная мелодия, что ему когда-либо доводилось исполнять. А уж ему доводилось, как-то он на Сильве мирил одну пару супружескую, в которой муженек отличался особой тягой к дриадам, а женушка – меткостью и наличием кастрюли кипятка под рукой. И ведь воссоединил, ведь воссоединил!
- Так, ты, кончай мести,  – прорычало живое воплощение слово «скала», - а ты – пискалку свою отруби, пока я тебе ниче не отрубил.
Последняя нота прозвучала не льющейся мелодией, а каким-то оборванным писком.
- Говоришь, с госпожой встретиться хочешь? – Он почесал щетинистую щеку и та отозвалась скрежетом жесткой щетки по медной посуде, - коль так, то пошли, мамзель. Глянем, как ты там забазанишь, хэ-хэ.
Товарищи его поддержали гоготом тут же резко смолкшим, когда они выудили из-за спин веревки и связали руки двоим таким образом, чтоб те даже и сбежать не удумали. А вот Гевару наоборот, набросили петлю лишь на шею, чтоб руки у того свободны были для игры.
- Будешь лабацать нам всю дорогу, а то скука в тишине идти, - объявил главный и они тронулись в путь.
Гевар нервно поглядывая то на петлю, то на Кречета, ломким и нервным голосом начал петь одну за другой песни. Уже в самом городе он завел песню о деве, похищенной медведем, любимой многими наемниками за то, что каждая строка рифмовалась с определенным словом.
- И крепки были си…
- Эй! – Эмилия хотела замахнуться для удара, но веревка не позволила.
- Серьги девы той, - поспешно поправил текст на ходу Гевар, хотя разбойники уже и не вслушивались в его игру, больше занятые собственным разговором, пока музыка неспешно звучала на фоне.
- Ох, как давно ж я не был в этом городе, - он глубоко вдохнул и тут же продолжил игру, - по крайней мере, без подобного сопровождения.
« Бе-е-е-ез подобного сопровожде-е-е-ения» - прекрасно легло на ритм и размер.
- Вон там местный хра-а-ам, мужчины в кровь стирают колени, вознося там молитвы небеса-а-ам, - музыкальный гид кивнул в сторону трех зданий, что шли друг за другом подряд, отделенные лишь узенькими улочками.  Перед дверьми к каждому выстраивалась толпа из «паломников» и ярких, расписных служительниц.
Эмилия в очередной раз хотела дернуться.
- А коль дух ваш строптив и не мил, то гляньте в купальни, оттуда еще никто злыднем не выходи-и-ил, - бард спешно сделал шаг в сторону, насколько ему позволяла это сделать веревка, хотя вряд ли его жизни что-то и угрожало, но он всё же решил обезопасить себя.
И вот всё в такой же музыкально-стихотворной форме он знакомил двоих с местными достопримечательностями, с кабаком, с некоей формой банка, даже с тюрьмой, и, что еще смешнее, с настоящим храмом: каждый верит как умеет.
И вот дошли они до некоей усадьбы, стен у которой почти и не осталось, но роль недостающих и крыши играл огромный цветной шатер чернильного цвета сплошь расшитый звездами и лунами.
- А вот и он, друзья, - наконец, стихи закончились, - дворец госпожи Джоанны, твой цветок пустыни, дружище.
- Это дворец? Похоже на руины…
- Тш-ш-ш! – Гевар втянул голову по самые плечи, но ему повезло, что пока они шли, их сопроводители уже успели притупить свой слух об стопашку другую  эльфийского бренди. – Это дворец. Из которого мне удалось сбежать живым лишь благодаря своему божественному дару лицедея. Так что, друг мой, тебе либо ублажать ее словами, либо ртом.

- А разве это не одно и то… а-а-а-а, - Трида медленно и понимающе кивнула.

- Можно конечно и клинкм, коль фехтовальщик из тебя приличный, - пожав плечами, добавил невзначай Гевар, словно не особо и верил в успех этого варианта.
- Из твоих уст это звучит отвратительно!

Отредактировано Астрид (09-02-2021 16:51:40)

+2

25

Кречет с лукавым прищуром поглядывал на Триду, которая побалтывая разбавленное вино, рассуждала о нелегкой женской доле, точно прожила пять или шесть десятков лет. Само выражение ее серьезного личика было донельзя забавным в купе тех слов, что срывались с губ.
   - И сколько ж у тебя уже детей? - со встречной серьезностью поинтересовался Майлон, столь нехитрым примером демонстрируя несостоятельность озвученной философии в применении к конкретным женщинам. - С пяток-то наверно уже есть…
   Подавив непроизвольно рвущуюся улыбку, наемник отпил из своей чаши, так же обильно уталяя жажду, разыгравшуюся после всех приключений.
   - Ну, - задумчиво протянул Майлон в ответ на поставленный вопрос, - мы уже с тобой выяснили, что не всякая женщина к тринадцати годам с приплодом, так и не всякий мужчина выбирает рисковую судьбу, - наемник широко махнул рукой в сторону входной двери. - Там целый город ремесленников, лавочников, мирных торговцев и пахарей. Большинство из них даже город никогда не покидали. Но… мы же говорим, о конкретном мужчине, да?
   Кречет отер губы и отставил кружку.
   - На большую дорогу выводят разные пути. Но в корне их всех, наверно, лежит ощущение, что для тебя больше нет места в целом мире. И тебе становится, вроде как не для чего жить.
   Бэл улыбнулся как ни в чем не бывало, и продолжил свой рассказ.

- По-моему, не все так уж плохо, - оптимистично рассуждал наемник, глядя на приют госпожи Джоанны, под мрачным взглядом Эмилии. - Я вижу натура она романтичная и в этом мы с ней непременно поладим!

   
   - Ведь тот, кто желает смотреть на звезды, какими бы они ни были, даже нарисованными, неизменно романтичен и нежен душой! И не обязательно в общении с ним быть хорошим фештовальщиком, - Кречет многозначительно поднял палец.

   

Но Эмилия лишь стала еще мрачнее, а бард извлек из своего инструмента глубокую скорбную ноту.
   Какое-то время их конвоиры спорили, кому идти докладываться во “дворец”, и по итогу жребий пал на самого захудалого из бандитов, кто был не в телесных возможностях что-то возразить своим товарищам. Нервно сглотнув, он шагнул внутрь шатра, и плотные пологи его заглушили жалобный лепет. Вернулся он, однако, вскоре с большим облегчение на лице, с каким должно быть выходят люди из нужного места только, и передал, что госпожа велела пустить к ней незванных гостей.
   - Играй, что-то сладостное! - шепнул барду наемник, когда их толкнули ко входу.
   - Мы все умрем… - тухло произнесла Эмилия.

0

26

[dice]count = 1 | sides = 2 | bonus = 0 | reason = 1 - прекрасная нимфа
2 - худший ночной кошмар [/dice]

0


Вы здесь » Легенда Рейлана » Личные отыгрыши » [15.03.1082] Рыцарские времена не прошли. Просто драконы стали другими