Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17 (18+)

Марш мертвецов

В игре август — сентябрь 1082 год


«Зовущие бурю»

Правление князя-узурпатора подошло к концу. Династия Мэтерленсов свергнута; регалии возвращены роду Ланкре. Орден крови одержал победу в тридцатилетней войне за справедливость и освободил народ Фалмарила от гнёта жесткого монарха. Древо Комавита оправляется от влияния скверны, поддерживая в ламарах их магию, но его силы всё ещё по-прежнему недостаточно, чтобы земля вновь приносила сытный и большой урожай. Княжество раздроблено изнутри. Из Гиллара, подобно чуме, лезут твари, отравленные старым Источником Вита, а вместе с ними – неизвестная лекарям болезнь.



«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Эра королей»

Более четырёхсот лет назад, когда эльфийские рода были разрозненными и ради их объединении шли войны за власть, на поле сражения схлестнулись два рода — ди'Кёлей и Аерлингов. Проигравший второй род годами терял представителей. Предпоследнего мужчину Аерлингов повесили несколько лет назад, окрестив клятвопреступником. Его сын ныне служит эльфийской принцессе, словно верный пёс, а глава рода — последняя эльфийка из рода Аерлингов, возглавляя Гильдию Мистиков, — плетёт козни, чтобы спасти пра-правнука от виселицы и посадить его на трон Гвиндерила.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Солмнир Алисия Эарлан Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [25.09.1082] Хорошие дети плачут молча


[25.09.1082] Хорошие дети плачут молча

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

https://404store.com/2018/01/26/376-MpOZiZI.jpg
- Локация
Альянс, г. Лейдер, штаб ковена ведьм
- Действующие лица
Оливер, Вилран, Марабарас
- Описание
предыдущий эпизод - [23-24.09.1082] Тайны, хранимые Бездной
Безымянный пытается договориться с ведьмами и убедить их, что мир нужен обеим сторонам, если они хотят спасти Альянс от действий Культа Безымянного, а не сгинуть вместе с тёмной магией.

+4

2

Они покинули дом Оррванов рано утром, пока большинство его обитателей, за исключением слуг, еще спали. Слуг и Вилрана, чутье которого подняло его с постели в темный рассветный час, чтобы последовать за Оливером в логово ведьм. Шоу немного помялся перед настойчивым желанием младшего Беннатора, но в итоге препятствовать ему не стал, лишь предупредил, что Ковен охотится за аномалиями вроде Воскрешенного, но если тот будет держаться рядом, то с ним ничего плохого не должно будет случиться. Уверен Оливер, однако, в этом не был. Он вообще ни в чем не был уверен, даже в намеченных переговорах, и покидал гостеприимный, теплый и сытный дом с большой неохотой и затаенным страхом. Безымянный не вмешивался в это действо, и недавний студент ощущал пугающую свободу и непомерную ответственность за целый город. За его решениями будут наблюдать все: бог, некроманты, ведьмы и Сайбер… Перед последней облажаться было особенно стыдно - Оливер обещал ей быть мужчиной, принимать решения и действовать, и только это двигало его вперед - желание увидеть в ее глазах не жалость и снисхождение, а нечто большее.
   А пока он кутался в шерстяной серый плащ с ободранной полой, и старался ни на кого из своих спутников не смотреть, просто шел вперед сквозь почерневший и потускневший полумертвый город. Некогда яркие и шумные улицы научной столицы были пусты. Дождевая морось висела в воздухе, основательно пропахшем гарью и каменной пылью. Только теперь, после вчерашней отповеди, Оливер вдруг подумал, глядя на темные глазницы окон, что на самом деле его никогда не заботила в водовороте происходящего ни судьба Альянса, ни судьба Лейдера, ни судьба отдельно взятых людей, кроме тех немногих, кто оставался рядом, и то лишь потому, что он боялся остаться совсем один. Жалость он испытывал только к себе, горевал только о собственной участи, хотя плохо было всем. Но как вообще можно позаботится о ком-то или о чем-то, если не можешь позаботится даже о себе… Шоу надвинул капюшон поглубже, на глаза. Не удивительно, что Сайбер видела в нем ребенка, совершенно беспомощного. Теперь Оливер и сам его видел, но что он мог с этим поделать? Вилран вон тоже был ребенком во взрослом теле, но его положение было хотя бы каким-то оправданием - он десять лет мариновался в Бездне, и то смелости и решительности у него было в разы больше, раз он шел рядом. А сам Шоу? Некроманту вновь стало себя жалко, и он крепче сжал полы плаща на груди, чтобы те не распахивались от внезапных порывов промозглого ветра. Под ними, за пазухой был спрятан обрывок страницы Силентиса.
   - Скажи, - обратился вдруг Оливер к Вилрану, - насколько больно и страшно умирать?

Отредактировано Оливер (14-09-2020 14:35:24)

+4

3

Не мог Вилран отпустить Оливера одного на переговоры к ведьмам. И вовсе не потому, что сомневался в дипломатических способностях студента, а потому что до ведьм еще надо было дойти по охваченному чумой и беспорядками Лейдеру. Что если на него по дороге нападут? Решат ограбить или еще чего удумают? Оливер выглядел слишком хилым, чтобы кому-либо дать отпор, а над его некромантскими способностями и брат, и Коррин посмеивались, считая парня никудышным студентом. Сильным было лишь Существо, что сейчас в Оливере сидело, но насколько сильным? Оно могло взять артефакт и не умереть, но могло ли отвести внезапный удар ножа или летящую стрелу? Этого Вилран не знал, также как ничего не знал и о девушке, что пришла вместе со студентом в дом Оррванов. Имя он запомнил – Сайбер – так ее называл Оливер. Но сама она предпочитала молчать и держаться от всех в стороне.
- Я не буду лезть вперед и мешать переговорам, - пообещал Воскрешенный, встретив Оливера у входной двери. Его тон был слишком категоричным, чтобы студент взялся упираться и спорить, так что дальше по темным улицам они пошли уже втроем – Оливер, Вилран и Сайбер.
Он действительно не мешал. Молча шел рядом, наблюдая лишь за дорогой и ее окрестностями, но тишину нарушил сам Оливер:
- Скажи, насколько больно и страшно умирать?
Вопрос явно был не от Безымянного, и Вилран не сразу нашелся, что ответить. Он попытался вспомнить свою смерть, но так и не смог понять, когда свершился тот самый уход из жизни. Какой-то миг – и все оборвалось, исчезло, стало иным. Но что было в тот самый миг?
- Если ты не знаешь, что умрешь, то не страшно, - ответил он. – Мне кажется, страшнее ожидание. Я умер, когда попробовал применить заклинание брата. Мы же были в одном теле, – если Оливер знал Гипноса раньше, то просто не мог не заметить у него второй, мертвой, половинки, которой не было сейчас, но которая была на месте еще несколько месяцев назад, пока брат не обзавелся протезом. – Мне всегда было завидно, что магом родился Гипнос, а не я. Отец и все вокруг любили его больше, и я считал это несправедливым. И думал, что тоже смогу научиться применять заклинания. В тот раз я хотел призвать ворона, как у Гипноса, но в итоге убил себя. И не понял этого. Все исчезло, стерлось из памяти. А потом... Я жил в каком-то другом мире, состоящем из Теней, но совсем плохо это помню – может быть это вообще был сон? Так что нет, я не успел испугаться, и больно мне тоже не было.
Вилран помолчал немного, раздумывая, но все же добавил:
- Я и сейчас не чувствую боли, но умереть боюсь. Здесь слишком много всего, ради чего я хочу жить. Мне было страшно, когда во мне горел Ключ – я бы неминуемо уничтожил всех вокруг и себя тоже. И я рад, что мне помог тот, кто сейчас сидит в тебе. Во мне тоже живет Тень, но она другая – она неразумна, но не дает вредить этому телу. Почему ты не спросишь про смерть у того, кто внутри тебя? – спросил он в свою очередь. – Я могу путать, когда говоришь ты, а когда Безымянный, но сейчас, думаю, что говорю с самим Оливером. Так ведь? Вряд ли бы Бог Смерти спросил меня о том, что и так знает сам.

+4

4

Если не знаешь, что умрешь…
  Оливер зябко сунул руки в широкие рукава ученической мантии, которую до сих пор носил, и обхватил себя за тощие предплечья. Наверно кто-то мог бы подумать, что если за тобой стоит сам Бог Смерти, то смерти вообще не стоит бояться - ты защищен от нее, но все минувшие события показывали, что было оно как раз наоборот. Шоу столько раз оказывался на грани, рискуя свалиться в Бездну, что даже устал считать. А сколько боли при этом пришлось вынести? Все шрамы, переломы и отбитые органы еще долго будут напоминать о себе. И некромант нервно улыбнулся, когда Вилран сказал, что его Тень не дает вредить его телу и купирует боль. Мог ли Безымянный сделать то же для него? Оливеру теперь казалось, что да. Но не сделал…
   - Зато теперь ты почти совершенное создание, - поделился он своим мнением, и даже не слукавил. Мало того, что Вилран мог вынести, казалось, любое телесное напряжение, так и внешне выглядел завидно. Женщинам наверняка нравилось. Какой толк был в некромантическом знании, если сам ты по итогу выглядишь и чувствуешь себя хуже, чем уже умерший. - Магический талант переоценен в Альянсе…
   Так, конечно, было не для всех, но лично Шоу ничего кроме неприятностей от своих способностей не получил. Да, он учился прежде в элитной школе в столице наук, но никогда не чувствовал себя элитой или чем-то важным и значимым. Иной раз ему казалось, что растить грибы на ферме или тесать камень было в разы проще и спокойнее, хотя ни того ни другого он никогда не пробовал делать. И было немного странно слышать, что кто-то отдал жизнь за возможность прикоснуться к магии. У самого Оливера никогда не было амбиций, они были у его отца, который оказался безумно рад тому, что в его семье родился талантливый мальчик, который мог бы вывести фамилию к новым вершинам. Сам юноша никого никуда вести не хотел, ни тогда ни сейчас. И если Вилран говорил, что у него много всего, ради чего он хочет жить, то некромант едва ли мог назвать ясную причину. Каких-то особенных целей он себе не ставил, грандиозных планов не планировал, близких людей не имел… И все же его естество отчаянно хотело жить. Может весь его смысл и был в том чтобы послужить вместилищем для бога и только?
   - Ты всегда с ним говоришь, - сухо пояснил Оливер, искоса глянув на Сайбер - интересно, как она теперь относилась к нему? Верила, что разговоры про бога правдивы? Или считает просто сумасшедшим… - И со мной всегда. Но отвечает он лишь когда пожелает этого. Мы же никогда не говорили друг с другом… Если он считает, что мне нужно что-то знать, то открывает для меня это знание и все. Мне кажется его понимание смерти совсем иное, и опасения, подобные моим, в его глазах пустячны и едва ли заслуживают внимания. Наверно мы в каком-то роде, как вы были с Гипносом. И я в этой паре - ты.
   Оливер снова натянуто улыбнулся, обозначая шутку, которая никому смешна не была.

+4

5

Сайбер слушала разговоры вполуха, и не вклинивалась в диалог. Все эти философские темы надоели ей до тошноты, а что хуже всего – она бесконечно чувствовала себя… тупой. Крылатая могла бы рассказать, как оно – умирать, потому что сама уже умирала однажды. И могла бы рассказать, как оно – воскресать, когда находишься на грани двух миров, и неожиданно тебя засасывает обратно, а кругом холодно, голодно и зловонно. Но она не была некромантом и даже близко не понимала всех хитросплетений тёмной магии, отличной от Хаоса. Ещё хуже она понимала природу магии ведьм, и совершенно точно не понимала Оливера Шоу.
Чего на самом деле он добивался?
- Не хотелось бы вас прерывать, мальчики, но мы на месте, - Сайбер остановилась, подняв взгляд на… обычного вида дом. Не было ни мрачности, ни паутины и скелетов, которые бы встречали гостей, будто в царстве мёртвых. Не было всех тех ужасов, которыми в Остебене матери пугают детей. Ведьмы, скрываясь месяцами – едва ли не годами – в сети тоннелей под городом, теперь же предпочитали жить с комфортом.
Вход в новую обитель ведьм охранялся скрупулезно – и ведьмами, и магами, и самыми простыми и понятными арбалетчиками. Оливера и его спутницу здесь знали достаточно хорошо, чтобы их появление не вызвало никаких вопросов и недоверия, но чужак с ними – да.
Прямо перед троицей вырос один из магов – мужчина. Правую сторону его лица с невидящим молочно-белым глазом, разукрасил старый и уродливый ожог, который он даже не пытался прикрыть ни маской, ни длинными волосами, как нарочно подобранными в конский хвост. В руках он держал арбалет, и придирчиво осматривал нового гостя – явно проверяя не маг ли он.
- Кто с вами? – сухо спросил маг, хмуря тёмную бровь – вторая отсутствовала. – Всё оружие останется здесь, - напомнил стражник, что правила касаются всех, включая Оливера и Сайбер и, тем более, их спутника.
- Магистр Атропоса, - хмыкнула Сайбер не без лёгкой иронии, помня, что трое оборванцев, назвавшись Беннаторами, не имели за плечами ничего стоящего кроме собственного имени.
«Или Магистром была та женщина?» - укорила себя в невнимательности Сайбер, но исправляться не стала. Какая разница, если ведьмам всё равно на статус гостя, если он некромант?
- Давай, двигайся, - Сайбер сделала шаг вперёд, лёгко отталкивая стражника в сторону. – Не трать время посланника, если не хочешь, объясняться перед хозяйкой.
Магу это не понравилось, но он промолчал.
- Оставьте оружие, и идите.
[icon]https://i.imgur.com/yiAtDng.png[/icon][nick]Сайбер[/nick][status]крыса, бегущая с корабля[/status][sign]У нас были тупые короли, короли-злодеи, но чтобы тупые злодеи...[/sign]

+4

6

— Зато теперь ты почти совершенное создание, - внезапно выдал Оливер, и Вилран от неожиданности даже шаг сбавил, задумавшись. Он – и вдруг совершенное? Да он даже на обычного человека тянет не совсем. Ничего особенного и выдающегося Вилран в себе не видел и, как и прежде, хотел быть магом, хоть сейчас уже понимал, что мечтать об этом бесполезно (один раз его мечты уже привели к смерти!) – следует принять то, что есть. Но все равно слова Оливера порадовали – он его похвалил, а похвала всегда была приятна.
- Мы с братом любим друг друга, - ответил Вилран на шутку. – Мы едины, очень привязаны и отдадим жизнь друг за друга, если понадобится. Значит, и у вас с Безымянным также?
Но дальше разговор оборвался.
- Не хотелось бы вас прерывать, мальчики, но мы на месте, - произнесла Сайбер, останавливаясь у одного из домов, ничем особенным не выделявшегося на фоне соседних построек.
Вилран положил было руку на рукоять меча, который до этого похода специально забрал в одной из комнат дома Оррваном. Различное оружие там было развешано по стенам ради украшения – магам оно было ни к чему, - вычурное, украшенной гравировкой, в дорогих ножнах. Большинство никуда не годилось, но этот меч Вилрану понравился – не слишком тяжелый, простенький с виду (из всех украшений только вязь непонятных Воскрешенному символов шла вдоль клинка), он удобно ложился в руку и был достаточно сбалансирован. Единственный недостаток – туповат. Но Вилран сам его заточил и остался доволен. Ножны к мечу тоже прилагались – черные, кожаные, без кучи драгоценных камушков и черепов, которыми так любили украшать всё и вся Оррваны.
И Воскрешенный очень огорчился, когда оружие приказали сдать.
Он быстро глянул на Оливера и Сайбер, но те лишь кивнули, что согласны с правилами ведьм, так что пришлось подчиниться. Не станет же он ждать своих новых друзей на улице! Нет, он тоже хотел пойти и посмотреть, что эти загадочные и злые ведьмы из себя представляют. Так что меч пришлось оставить у охранника.
- Зачем ты сказала, что я – Магистр? – тихо спросил Вилран у Сайбер, когда они прошли дальше. – Это же неправда! Я не маг! Возможно, они и чувствуют во мне какую-то магию, но если посмотрят, то точно поймут, что некромантом я не являюсь. А разве может стать Магистром здесь, в Альянсе, простой человек?
Он мог бы добавить, что и Атропоса уже нет. Но вспомнил, что город разрушил его собственный брат, и промолчал. Обвинять Гипноса он не хотел, хоть так и не понял, зачем все это действо с осадой было нужно.
- Разве ведьмы не разозлятся, если узнают, что их обманули уже с порога? – продолжил Воскрешенный. – Мы ведь хотели заключить с ними мир! Не слишком ли хрупок будет этот мир, начинаясь с обмана?
Он глянул на Оливера – тот, видимо, поддерживал Сайбер, раз ничего не поправил, когда она представила его, Вилрана, охраннику.

Отредактировано Вилран (03-10-2020 13:40:02)

+4

7

- Мы с братом любим друг друга. Мы едины, очень привязаны и отдадим жизнь друг за друга, если понадобится. Значит, и у вас с Безымянным также? - спросил Вилран со всей своей непосредственностью, но ответить Оливеру не пришлось - они подошли к нужному дому и Сайбер прервала их разговор. В какой-то степени Шоу был даже благодарен за это, потому что ответить ему было нечего. Безымянный не испытывал эмоций вовсе, а юный некромант боялся, восхищался, но не любил своего бога… и класть свою жизнь ради него не хотел. Однако не озвучивать же это вслух?
   Оливер уныло посмотрел из-под капюшона на полуликого арбалетчика. Тот прекрасно знал, кто такие они с Сайбер и на что способны даже без вещного оружия, а потому приказ мага относился больше к одному лишь Вилрану, которого он до того не видел. Алиферка назвала Беннатора магистром, и Шоу не стал ее поправлять - еще не хватало чтобы с порога создалось впечатление, что они сами не знают с кем пришли. В конце концов было совершенно не важно кем был Вилран, главное, что ответ Сайбер впечатлил полуликого достаточно чтобы он замешкался и они смогли пройти. Оружия при Шоу не было, если не считать видимую рукоять Нейглинга, куцо болтавшуюся у пояса, и Ключа за пазухой.
   - Я всегда могу создать тебе оружие из камня, - утешил расстроенного мальчика некромант и даже нашел в себе силы натянуто улыбнуться. - Но не думаю, что нам это понадобиться.
   - Разве ведьмы не разозлятся, если узнают, что их обманули уже с порога? — тихо возмутился Вилран словами Сайбер. — Мы ведь хотели заключить с ними мир! Не слишком ли хрупок будет этот мир, начинаясь с обмана?
  - Обмануть ведьм не так то просто, - уже без улыбки произнес Шоу, вновь зябко обхватывая острые локти в широких рукавах своей мантии, чувствуя, что чем ближе они были к цели, тем явственней его охватывала нервная дрожь, точно перед ответом на экзамене. Именно обманом недавний студент собирался заняться: Безымянный своим невмешательством уже дал понять, что не станет просить за Лейдер, и некромант планировал говорить с Ковеном так, как если бы был богом, каким его видела Марабарас, находясь на грани жизни и смерти, прикрыться чужим авторитетом. Сначала он боялся, что Безымянный покарает его на месте за одну лишь эту мысль, но бог никак не выказывал своего недовольства и Шоу этим бодрился. До этой минуты...
   - Твое происхождение и титул совершенно не важны. В первую очередь они увидят в тебе тень, - предупредил некромант. - Они видят больше, чем просто маги… их связь с Бездной сильнее сейчас. Но… просто… доверься мне.
  Оливеру хотелось надеяться, что он выглядит со стороны как человек у которого все под контролем, что он непроницаем и холоден, как бог, но пальцы под тканью мантии предательски подрагивали. Никакого ясного и четкого плана у него не было.

Отредактировано Оливер (10-10-2020 14:19:10)

+4

8

- Один хрен кто ты там, - махнула рукой Сайбер, считая, что ничего страшного не произойдёт. – Ведьмам плевать, какого ты положения в обществе. Здесь у них свои правила и своё видение. Ты для них просто чужак, пока они не увидят аномалию. Вот тогда – ты счастливый жертвенный барашек, - она усмехнулась, словно говорила о добротной трапезе и целом празднике, а не о жертвоприношении.
В окружении ведьм Сайбер вела себя фривольно и меньше оглядывалась. Она ждала подвоха, но помнила реакцию ведьм на таланты Оливера вести переговоры – когда его тёмная сущность – или сучность?.. – вырывалась наружу, то ведьмы напрягались и боялись. Они привыкли, что любую аномалию можно подчинить и использовать в личных целях, пока сначала не обломали зубы о Зенвул, а теперь о некроманта, который в их понимании не мог обладать такой силой.
Марабарас уже ждала их. В просторной комнате, в которой раньше трапезничал хозяин. На накрытом столе стояла еда.
- Вы подоспели к ужину, - ведьма улыбнулась и лёгким, почти материнским, жестом пригласила их сесть за общий стол. Помимо Марабарас за ним сидели ещё двое – ведьма и колдун. По-видимому, правая и левая рука ведьмы. Остальные братья и сёстры ели в отдалении, не вмешиваясь в разговор, но всё прекрасно слышали.
Сайбер не стала тратить слова. Отодвинула стул с довольно громким скрипом и села на него, закинув ногу на ногу. Служанка, которая не имела никакого отношения к ковену ведьм, но работала здесь раньше, быстро подсуетилась, поставив на стол перед гостями по ещё одной миске с жарким и деревянной ложке к нему. Никто не собирался их травить, да и незачем.
- Я вижу, что вы пришли с гостем, - Марабарас нарочно сделала на этом акцент, пристально посмотрев на Вилрана. её взгляд был таким же холодным и пронизывающим, и он не оставлял сомнений, что ведьма изучает гостя и прощупывает. – Любопытно, - она улыбнулась, слегка наклонив голову на бок. Пальцы правой руки, будто наигрывая мелодию на музыкальном инструменте, плавно коснулись стола. Массивные перстни на руке ведьмы бросались в глаза и привлекали внимание к многочисленным украшениям ведьмы. – И что же вас привело? – теперь она обращалась к Оливеру, ожидая его объяснений.
[nick]Сайбер[/nick][status]крыса, бегущая с корабля[/status][icon]https://i.imgur.com/yiAtDng.png[/icon][sign]У нас были тупые короли, короли-злодеи, но чтобы тупые злодеи...[/sign]

+4

9

Переступая порог трапезной комнаты, Оливер на мгновение задержал дыхание и прикрыл глаза, точно бы погружался в воду. Уверенность. Нужно было просто больше уверенности и бесстрастности, чтобы скопировать манеру Безымянного вести диалог. Смотреть в никуда, меньше двигаться и говорить так, как если бы весь мир уже рухнул и ничего от него не осталось, чтобы могло иметь какое-то значение. В голове это звучало просто… На деле Шоу все еще не мог унять внутреннюю дрожь, ведь то, о чем он собирался просить ведьм, было безмерно важным, и от удачного исхода переговоров зависели многие жизни и судьбы. Как вообще можно оставаться бесстрастным в подобных обстоятельствах? Как не думать о неудаче и полнейшем провале?
   Будь он один, то наверно так и не решился бы переступить порог, но нагловатая манера Сайбер немного, но придавала уверенности, а присутствие Вилрана - решимости, ведь именно это дитя было сейчас олицетворением мира некромантов, хоть темным магом и не было. Сам за себя Оливер просить был не привычен и считал себя достаточно мелким, чтобы утруждать кого-то даже разговором с собой. Всю жизнь он чувствовал себя на обочине жизни, смотрел на нее со стороны, а теперь вдруг получил возможность влиять на нее в масштабах целого Альянса. Что хорошего из этого вообще может получиться?
   — Вы подоспели к ужину, - гостеприимно поприветствовала их Марабарас, и некромант сглотнув вязкую слюну, прошел к накрытому столу, стараясь не смотреть по сторонам, но чувствуя, как все присутствующие ведьмы и колдуны сейчас следят за ним. Как бы не растянуться на полу…
   - Благодарю…
   Отодвинув стул, Шоу сел, и какое-то время сидел напряженно и не двигаясь, пока служанка выставляла дополнительные миски.
   - Это Вилран, - коротко представил своего спутника некромант, когда Марабарас заинтересовалась им. Еще бы не заинтересовалась. Магические нити вокруг стола натянулись до звона - ведьма изучала Беннатора, и Оливер поторопился добавить: - Он мой. То есть… со мной!
   Немного нервно схватившись за ложку, Посланник так ничего ей не зачерпнул, вперив натужный немигающий взгляд в главу Ковена.
   - Я хочу поговорить о Лейдере. И о том, что в нем происходит. Это не правильно, - Оливер вздохнул и все же опустил взгляд. - Гибнет очень много людей. Некромантов, ведьм, простых жителей. Безымянному это не нравится, - на одном выдохе соврал он. - Достаточно той войны, которая идет с Культом. Есть вероятность того, что Роза проросла в нем более всего и именно с его адептами вам придется бороться чтобы искоренить все ростки. Я пришел просить остановить захват города и пойти на переговоры с Магистром. Вместе со мной...

Отредактировано Оливер (15-10-2020 15:41:48)

+4

10

Ведьмы приняли всех довольно доброжелательно. И даже за стол пригласили. И на столе были не хлеб и вода, что казалось бы обычным в голодные военные годы, но очень редкое и дорогое сейчас жареное мясо. Вилран помнил, как сложно было его доставать в Атропосе, и счел приглашение за стол неким хвастовством – показной демонстрацией власти и богатства.
Поначалу Воскрешенный садиться за стол не планировал. Неудобно это: если ведьмы нападут, то всегда легче избежать удара, когда стоишь, а не сидишь. Можно тем же стулом по шее огреть или воспользоваться оружием Оливера – Вилран помнил, что тот ему пообещал, пока шли по дому. Оружие из камня он никогда не видел, и ему было интересно, что это такое, так что, даже если с ведьмами все пройдет мирно, Вилран решил, что после попросит Оливера создать подобное просто так - чисто из интереса.
Впрочем, за стол Воскрешенный все же сел - он не завтракал утром, а запах мяса манил, так что долго сопротивляться воле своих попутчиков Вилран не стал. Покрутив в руке деревянную ложку, он пришел к выводу, что как оружие она почти бесполезна (легче уж кулаком бить, чем куда-то ее вогнать), и приступил к еде, прислушиваясь попутно к разговору. Нервировала разве что ведьма, сидевшая напротив. Она так пристально пялилась, что Вилрану становилось не по себе – ведьма пыталась его изучить, не иначе, копалась в магии, определяя, что он умеет. Но Вилран ни хрена магического не умел, да и Магистром, которым его окрестили не был, так что он просто ел, глядя на нее в ответ.
- Не хорошо приглашать гостей за стол, а после смотреть им в рот, - заметил Вилран вслух, когда Оливер высказался про заключение мира. – Или на них самих, как на жратву. – да, он прекрасно помнил слова Сайбер про «жертвенных барашков». – Не всем выпадает честь сидеть за одним столом с богом, да еще и разговаривать с ним, так что проявляйте уважение, пока он на вашей стороне и не передумал решить вопрос в сторону некромантов. Вас выбрали, чтобы уничтожить Розу, а не устраивать никому ненужную резню, так что поддержать Безымянного в ваших же интересах.
Вилран не угрожал и не волновался, как Оливер. Он, как и обычно, просто говорил все то, что хотел сказать, вовсе не задумываясь, понравятся его слова ведьмам или нет. Он говорил правду. Разве в этом могли быть что-то плохое? Вилрану казалось очевидным, что все за эти столом должны были мыслить примерно также, как и он сам, так что волнение Оливера он не понимал. Оливер – носитель Бога! Или даже сам бог. Так почему он пытается заискивать перед обычными смертными? Заискивать должны они, ведь когда бог вернется в свой мир, по одному его желанию ведьмы могут оказаться стерты с лица земли и сами, и вместе со всей памятью о них. Так что здесь волноваться нужно было не ему, а тем, к кому он сейчас пришел.

+4

11

Марабарас отлично чувствовала магические аномалии. Иногда они что-то говорили о человеке – или существе – и позволяли лучше понять, кто перед ней. Сейчас в зале было как минимум три аномалии. Первая – белобрысая женщина, которая была слишком грубой, чтобы проявить вежливость. Марабарас знала, что её уже спасали от смерти и воскрешали, но тёмным след аномалии, тянувшийся за ней из Зенвула, давно исчез. Была только магия – тёмная и незнакомая – та, что притаилась за Гранью. И Хаос. Второй – Оливер Шоу, назвавшийся посредником между жителями Альянса и самым Безымянным. О его талантах Марабарас узнала ещё из тесного знакомства, и уже давно привыкла к его обществу, научившись отделять самого Оливера от его чужеродной сущности. Третий – Магистр, который не Магистр. С Тенью из Бездны.
Глава ковена слушала Оливера, не перебивая, но ничем не показывала заинтересованность в судьбе города или некромантах, которые его населяют. Но раньше, чем она успела что-либо ответить, её внимание привлёк Вилран. Он говорил слишком дерзко и самоуверенно, отчитывал её словами, словно чувствовал своё превосходство. В некотором смысле – в  физическом – он действительно её превосходил. Она чувствовала в нём магию, но точно могла сказать, что магом он не был.
- Мы не рабы и не наёмники, - Марабарас заговорила спокойно. – Мы не подчиняемся воле безымянного мальчишки, - в равной степени она говорила и о Вилране, и об Оливере. – Однако, наш уговор с Бездной и её Хранителем всё ещё в силе, - её взгляд вернулся к Оливеру, но обращался будто бы вглубь, желая достучаться до самого Безымянного, а не говорить лишь с его марионеткой. – Город и сила в обмен на помощь с Зенвулом. Я не могу подвергать опасности свой ковен или позволить ему вернуться в катакомбы Нижнего города. Мои сёстры и братья не желают жить как крысы и мириться с превосходством тёмных магов. Лейдер – источник нашей силы, и пока он не будет под нашей протекцией, мы не станем достаточно сильными, чтобы бросить вызов зенвульской дряни.
Сайбер отвлеклась от еды и подняла взгляд на ведьмы.
- Некроманты не отдадут вам город, а у вас не хватит сил ворваться в академию, чтобы их всех перерезать. Конечно, это не мешает вам выбрать удобную дату и наслать на них смертельный понос, но что если удастся договориться, чтобы они сбежали в какой-то другой город, отдав Лейдер вам?
Сайбер сильно сомневалась, что такое возможно. Некроманты слишком упрямые и самоуверенные. Они не отдадут город так просто, даже если самому Итану Эарлану нет до него никакого дела, а судя по тому, что никто не кинулся спасать лейдерцев от ведьм, так оно и есть.
- Если посланник Безымянного сможет убедить некромантов, что это воля Безымянного, то мы остановимся.
Об объединении против Культа Марабарас ничего не говорила.
[nick]Сайбер[/nick][status]крыса, бегущая с корабля[/status][icon]https://i.imgur.com/yiAtDng.png[/icon][sign]У нас были тупые короли, короли-злодеи, но чтобы тупые злодеи...[/sign]

+4

12

Зыбкий план Оливера распадался на глазах: Марабарас видела его насквозь и ясно дала понять об этом, - притвориться Безымянным он для нее не мог. Как не сможет говорить от его имени с некромантами, если сам бог не пожелает говорить с ними, а продолжит, как сейчас, просто наблюдать за глупыми попытками одного студента прекратить локальную войну. Как вообще возможно свести две фракции, если даже отдельные их представители не могут спокойно посидеть за одним столом?
   Юный Шоу испытал крайнюю неловкость, когда Вилран вдруг призвал ведьм почитать бога внутри него, в то время, как Глава Ковена искала в нем этого самого бога немигающим взглядом. Некромант стушевался, на какое-то время выпадая из общего разговора, в котором даже Сайбер имела что сказать.
   Безымянному не нужно было ничье уважение, он одинаково бесстрастно смотрел на заискивающих и проклинающих, не пытался искать чужой любви или вызывать страха, не требовал подношений и жертв. Он говорил с каждым на равных: с магистром, с древним личем, с ведьмой, с подчиненным Розе алифером… Это до сих пор немного обескураживало Оливера, ведь рядом с силой Бездны все они были червями, и должны были бы ползать, как и говорил Вилран, радуясь лишь тому, что еще живы. Но Безымянный не возвышался ни над кем. Высокомерные некроманты никогда не поверят в такого бога…
   Уважение нужно было ему - Шоу, ведь именно он жил среди людей по законам людей, но никто его не видел даже сейчас, точно бы он все еще был в академии неприметным и никому не нужным студентом, библиотечной мышью, пустым местом.
  Тоскливый взгляд некроманта упал в миску, и Оливер помешал в ней ложкой. Аромат шел приятный, отчего желудок болезненно сжался, но при этом Шоу не находил в себе моральных сил сунуть пищу в рот.
   Ведьмы не отступятся, некроманты не сдадутся - даже Магистр Акропоса не хотел отдавать Лейдер ведьмам, просто потому что здесь был кладезь знаний, к которым он всю сознательную жизнь мечтал прикоснуться. Оливеру казалось, что передвинуть библиотеку было гораздо проще, чем Круг, - принадлежи ему академия, он бы без вопросов подвинул ее на фоне угрозы Розы, но думая об этом он не учитывал чужую гордыню, выращиваемую в некромантах поколениями, а еще каких финансовых и людских ресурсов это потребует. Никто не захочет выехать в поле и строить там все заново… И почему только все хотят власти? От нее же море проблем.
  - Если посланник Безымянного сможет убедить некромантов, что это воля Безымянного, то мы остановимся, - объявила Марабарас и Шоу почувствовал еще большую обреченность.
   - Я буду говорить с некромантами, но дай мне кого-то из ведьм, кто сможет говорить за Ковен, или пойди со мной сама, - попросил Оливер, поднимая глаза на старшую ведьму. В голосе его скорее слышалась мольба, чем приказ, он не заискивал, но выражал надежду. Не мог же он говорить за ведьм не имея доказательства связи с ведьмами, и уж тем более не мог говорить за их интересы. - Я буду защищать того, кто решится на это. Если ты хочешь, для Ковена будущего, то я вижу его в диалоге с некромантами. Это не воля Безымянного, это здравый смысл...

+4

13

Вилран выслушал ответ главной ведьмы, затем Сейбер, задумчиво грызя кусок мяса из своей тарелки. Мясо было хорошим, зажаристым – ему нравилось. Сырое было бы лучше, но он сам хотел походить на людей, так что старательно ел то, что полагалось.
- Он не мальчишка, а бог, - спокойно поправил Вилран Марабарас, вовсе не заметив в ее словах подтекста. – Если некроманты уйдут из Лейдера, заберут с собой все свое имущество, библиотеку, простой люд... Да, обычные люди тоже уйдут, так как вас боятся. И что здесь останется? Горстка ведьм в руинах города – Лейдер будет ветшать, пока не развалится вовсе. Нужен ли вам такой город? Вам нравится сейчас сидеть в доме – сытыми, в тепле, с прислугой. Но вместо этого останется опять то же самое – отчуждение, неприятие, одиночество. Разве что обитать вы будете в новом логове – на земле, а не под землей. Вы не с того начали – надо было поднять в городе свой авторитет, а не разрушать его. В дипломатию, думаю, вы не пробовали.
Вилран замолчал, продолжая спокойно есть, пока говорил Оливер. Почему-то ему казалось, что некроманты город не отдадут, ведьмы тоже не отступятся. Но, как сказала Сайбер, библиотеку перенести легче....
Перенести.
Мысль так ярко вспыхнула в сознании Вилрана, что он аж жевать перестал.
А почему бы и не перенести?
Рядом был Атропос – наполовину разрушенный Гипносом, безлюдный, но вовсе не мертвый как его близнец Акропос. Вилран тут же вспомнил, как они с Ровенной устраивали набег на лейдерскую деревню – так что все рядом, совсем рядом. Получить себе Лейдерскую библиотеку – довольно престижно. Поддержку лейдерских магов – тоже хорошо. А отсюда и вывод, что Лейдер мог бы перекочевать в Атропос, найти себе там приют и своим присутствием оживить город. Но тут вставало одно «но» - у Атропоса уже был Магистр – Ровенна. В Магистре Лейдера Атропос явно не нуждался.
От мысли, что можно прихватить себе достояния Лейдера, а заодно восстановить город за счет новых жителей, Вилран аж на месте заерзал. Ему необходимо было обсудить эту идею с братом или Ровенной, но, как назло, они были далеко.
Что ж, оставалось намекнуть всем самому.
- Атропос мог бы принять беженцев вместе с их библиотекой и всем, что захотят взять с собой, - как бы между прочим, заметил вслух Вилран, прощупывая почву и тут же поймав на себе удивленные взгляды Оливера, и Сайбер. – Тогда бы Лейдер остался ведьмам. Но тут одна загвоздка – в Атропосе уже есть Магистр.   
Дальше вывод был простым: если Лейдер остается без Магистра, то Атропос его примет полным составом. Конечно, город придется восстанавливать, но ни Альянс, ни ведьмы не должны были быть против, ведь первых Ровенна не предавала, а вторым главное было, чтобы некроманты ушли в сторону от их Круга.

Отредактировано Вилран (22-10-2020 19:36:49)

+4

14

- Мы будем свободными, - ответила Марабарас на слова Вилрана, обозначая этим, что интересует её только это.
Могли бы они добиться того положения, что имели сейчас, при власти Магистра Лейдера? Конечно же, нет. Именно гнёт некромантов, который с годами становился лишь сильнее, вынуждал ведьм на крайние меры. До Оливера у них не было такой силы, чтобы устроить переворот, да и с ним едва ли хватало, чтобы удерживать позиции до появления подкрепления некромантам. Им играла на руку война, в которой погряз Эарлан. Это оттягивало момент поражения. Марабарас это прекрасно понимала, а потому хотела бы получить помощь и гарантии, которые укоренят власть ведьм в городе. Некроманты должны отказаться от своих притязаний на эти земли, либо же научиться сосуществовать с ними на равных, хотят они того или нет. Ведьмы Пантендора имели больше власти в своих руках. С главой их ковена считался даже сам Эарлан. Марабарас хотела того же для своих сестёр и братьев. Они могли предложить многое Магистру Альянса, увидь он в них ценного союзника, а не грязь под ногами.
Она не успела ответить на просьбу Оливера, как Вилран снова выдвинул предложение. Задержав взгляд на парне, Марабарас ответила не сразу, словно бы обдумывала такой вариант, а потом сказала:
- Мне всё равно, где устроятся некроманты, когда освободят город.
Ведьма говорила честно. Судьба тёмных магов её совершенно не волновала. Ей нужен был город и защита для её ковена. Всё остальное – её не касалось совершенно, но Марабарас считала, что Магистр Лейдера на это не согласится. Она бы на его месте не согласилась, а уповала на то, что Эарлан о них вспомнит и вмешается.
- Уговорите их оставить город, и можете рассчитывать на помощь моего ковена, - Марабарас давала слово, но сомневалась, что Оливер и Вилран справятся с задачей. – С вами пойду я.
Она не боялась, что ей могут навредить некроманты. Из всего ковена она была самой сильной ведьмой, и не желала показывать некромантам, что боится их Магистра. Сейчас очередь Магистра Лейдера прятаться в академии, словно трусливая крыса, а она же – пожалует как госпожа этого города. Его хозяйка, а не предводительница сброда, изгнанников и отщепенцев.
[nick]Сайбер[/nick][status]крыса, бегущая с корабля[/status][icon]https://i.imgur.com/yiAtDng.png[/icon][sign]У нас были тупые короли, короли-злодеи, но чтобы тупые злодеи...[/sign]

+4

15

Оливеру было неловко от того, что Вилран защищал его перед ведьмами, называл богом, хотя по сути все это было вовсе не божественной инициативой, как бы он сам не хотел подать это так, и Марабарас в своем пренебрежении была права - у нее не было причин слушать его. Но все же странно приятно было ощущать, что кто-то находится на твоей стороне, кто-то случайный, малознакомый… И этот кто-то говорил неожиданно мудрые вещи: если некроманты уйдут из города оставив его ведьмам, то те так и продолжат вариться сами в себе, останутся гонимыми и рано или поздно все равно будет задавлены - осколки прошлого, которым не нашлось и не найдется места в мире некромантов. Марабарас храбрилась и гордо несла голову, но было ли у ее начинания будущее? Было ли оно у них всех…
   - Перенести в Атропос? - удивился Шоу предложению Вилрана и отупело уставился на него в первое мгновение. Сказанное было неожиданным, но в нем была мысль спасительная, возможность крайнего выхода, который не приходил в голову ему самому. Конечно, у них же были Магистры Атропоса и Акропоса, которым принадлежали города пусть и разрушенные, но с землей, и они были вольны решать на ней. Оливеру не привыкшему пользоваться связями и знакомствами такое даже не закралось в голову, но мысль была светлой и он с облегчение выдохнул, когда Марабарас согласилась.
   - Это... хорошо, - произнес он с неловкой улыбкой радости. Переговоры можно было считать успешными, можно было немного расслабиться. Может и с Магистром Лейдера все пройдет так же быстро и хорошо? Шоу взялся за ложку, с аппетитом подцепив в миске кусок мяса, но до рта его не донес.
   - Свобода - это иллюзия, - подал голос Безымянный и лицо Шоу обесцветилось. - Ее нет ни у кого в мире смертных, только у душ, что освобождены от бремени тела и памяти. А на тебе лежит бремя памяти целых поколений ведьм. Пора принять смерть и стать чем-то большим, “дитя”. Ковен умрет в том виде в каком он существовал так или иначе, если хочешь дать свободы ведьмам - убей Конен и преобразуй его плоть - в нем возникнет новая жизнь. Построй над Кругом храм и эмоции приходящих, добавят месту силы. Служи в нем и обретешь статус для своих сестер и братьев. Заботься о свободе душ и храни эту землю от аномалий как прежде, и ты уравновесишь мир некромантов и станешь его частью. Как душа и плоть. Как эмоция и разум. Сейчас Альянс это просто мертвец, которого поедают изнутри черви и расклевывают снаружи птицы. Чтобы он ожил - ему нужна душа. Соберите ее осколки и получите больше чем пустая свобода - у вашего существования будет смысл.
   

+3

16

— Мне всё равно, где устроятся некроманты, когда освободят город, - ответила ведьма, мало того, добавила: - Уговорите их оставить город, и можете рассчитывать на помощь моего ковена.
Это было хорошо. Для Безымянного – поддержка ведьм, для Вилрана и Ровенны – надежда на восстановление Атропоса. Но... Оставалось одно «но» - Магистр Лейдера. И от него надо было как-то избавиться. Возможно, даже физически. Но пока у Вилрана было мало мыслей в голове на эту тему – ему нужен было совет кого-то более мудрого и более знающего, как устроен мир вокруг.
- Это... хорошо, - согласился с решением Марабарас и Оливер.
Удивился, правда, услышав, что Вилран предложил про Атропос, но кто бы тут не удивился? Воскрешенный только что придумал эту идею, так что удивлен был даже сам.
Но пока он смотрел на Оливера, тот успел поменяться в лице, даже не донеся ложку с едой до рта. А уж то, что он высказал вслух, точно словами самого Оливера не было – слишком пафосно и отрешенно – это уже в дело вступил Безымянный.
Вступил-то вступил, но тело свое опять оставил сидеть голодным.
Вилран вздохнул, продолжая есть. Хорошо, что его Тень вылезала только в крайнем случае и не мешала во всех остальных. Надо было бы потом поговорить об этом с Оливером. Вернее, с Безымянным, а то совсем не заботится о бедном студенте, да и сам пропускает столько всего интересного – будь он чуть любопытнее, чтобы принять мир через восприятие Оливера, то открыл бы для себя столько всего нового! Но Безымянный, как понял Вилран, ничего открывать не хотел и к ощущениям своей оболочки не прислушивался – просто сидел внутри и изредка выдавал очередную философскую тираду, даже не заботясь о том, поняли ли ее окружающие. Вилран вот, например, ничего не понял о «смерти ковена». Он взглянул на Марабарас – она-то поняла? Слишком уж неразборчиво и намеками. Неужели нельзя сказать проще, так как говорят обычные люди? Этому Безымянный мог бы поучиться и у Оливера, ведь сколько уже с ним, или, вернее, в нем путешествует!
Впрочем, к сказанному Безымянным Вилран ничего не добавил – ему был интересен ответ ведьмы. Только вполголоса намекнул:
- Ты бы парню дал покушать, Великий! А то смотри, как отощал, пока ты в нем сидишь. Пусть спокойно поест – и ему, и тебе будет польза.

+4

17

На губах Марабарас появилась тонкая улыбка.  Женщина легко чувствовала перемены в Оливере, отличая сущность мальчика от демиурга. Их цели были такими же разными, как их личности, и это вызывало у ведьмы интерес. Марабарас казалось, что демиург говорит куда меньше, чем планирует сделать.
Альянс выглядел кровоточащей раной, а Безымянный славился своими методами «лечения». В лучшем случае он будет прижигать рану, заставляя раненного корчиться и страдать от боли, в реалистичном – решит умертвить, потому что в смерти его истинная сущность. Безымянный не может созидать. И в то же время он обладает огромной магической силой, которая даровала некромантам слишком много власти.
- Когда эта земля станет землёй моего ковена, я построю здесь храм, - ведьма была удивительно любезной, и говорила удивительно мало, будто бы намеренно игнорировала все высказывания бога смерти, пока дела не решатся в пользу ковена.
Иногда Сайбер слегка передёргивало от интонаций и мимики главы ковена. Ей всё время казалось, что за ними скрывается что-то настолько мерзкое и противное даже богу смерти… что этот союз им ещё не единожды аукнется в будущем.
- Полагаю, что на этом можно считать, что мы договорились, - заключила Марабарас и сделала лёгкий приглашающий жест рукой. – Мальчик прав. Тебе стоит поесть, Оливер Шоу.
На лице ведьмы снова появилась по-матерински ласковая улыбка, а Сайбер хмыкнула и подтянула к себе плошку с немного грубо рубленым мясом. У неё проблем с аппетитом и внутренними сущностями точно не было. Она старалась не думать о Зенвуле и проклятой ульвийской богине. Сама мысль о встрече с ней будила в её памяти кошмары и воспоминания о Бальдо. Она боялась, что вновь станет чужой марионеткой, и никакой бог в шкуре студента не сможет её от этого защитить.
Но сначала нужно пережить переговоры Марабарас с Магистром Лейдера. От исхода этой встречи зависело слишком многое.
[nick]Сайбер[/nick][status]крыса, бегущая с корабля[/status][icon]https://i.imgur.com/yiAtDng.png[/icon][sign]У нас были тупые короли, короли-злодеи, но чтобы тупые злодеи...[/sign]

+4


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [25.09.1082] Хорошие дети плачут молча