Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

Добро пожаловать на карнавал в День Мёртвых!


В игре август — сентябрь 1082 год


«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Солмнир Алисия Эарлан Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Эпизоды » [25.09.1082] Хорошие дети плачут молча


[25.09.1082] Хорошие дети плачут молча

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

https://404store.com/2018/01/26/376-MpOZiZI.jpg
- Локация
Альянс, г. Лейдер, штаб ковена ведьм
- Действующие лица
Оливер, Вилран, Марабарас
- Описание
предыдущий эпизод - [23-24.09.1082] Тайны, хранимые Бездной
Безымянный пытается договориться с ведьмами и убедить их, что мир нужен обеим сторонам, если они хотят спасти Альянс от действий Культа Безымянного, а не сгинуть вместе с тёмной магией.

+4

2

Они покинули дом Оррванов рано утром, пока большинство его обитателей, за исключением слуг, еще спали. Слуг и Вилрана, чутье которого подняло его с постели в темный рассветный час, чтобы последовать за Оливером в логово ведьм. Шоу немного помялся перед настойчивым желанием младшего Беннатора, но в итоге препятствовать ему не стал, лишь предупредил, что Ковен охотится за аномалиями вроде Воскрешенного, но если тот будет держаться рядом, то с ним ничего плохого не должно будет случиться. Уверен Оливер, однако, в этом не был. Он вообще ни в чем не был уверен, даже в намеченных переговорах, и покидал гостеприимный, теплый и сытный дом с большой неохотой и затаенным страхом. Безымянный не вмешивался в это действо, и недавний студент ощущал пугающую свободу и непомерную ответственность за целый город. За его решениями будут наблюдать все: бог, некроманты, ведьмы и Сайбер… Перед последней облажаться было особенно стыдно - Оливер обещал ей быть мужчиной, принимать решения и действовать, и только это двигало его вперед - желание увидеть в ее глазах не жалость и снисхождение, а нечто большее.
   А пока он кутался в шерстяной серый плащ с ободранной полой, и старался ни на кого из своих спутников не смотреть, просто шел вперед сквозь почерневший и потускневший полумертвый город. Некогда яркие и шумные улицы научной столицы были пусты. Дождевая морось висела в воздухе, основательно пропахшем гарью и каменной пылью. Только теперь, после вчерашней отповеди, Оливер вдруг подумал, глядя на темные глазницы окон, что на самом деле его никогда не заботила в водовороте происходящего ни судьба Альянса, ни судьба Лейдера, ни судьба отдельно взятых людей, кроме тех немногих, кто оставался рядом, и то лишь потому, что он боялся остаться совсем один. Жалость он испытывал только к себе, горевал только о собственной участи, хотя плохо было всем. Но как вообще можно позаботится о ком-то или о чем-то, если не можешь позаботится даже о себе… Шоу надвинул капюшон поглубже, на глаза. Не удивительно, что Сайбер видела в нем ребенка, совершенно беспомощного. Теперь Оливер и сам его видел, но что он мог с этим поделать? Вилран вон тоже был ребенком во взрослом теле, но его положение было хотя бы каким-то оправданием - он десять лет мариновался в Бездне, и то смелости и решительности у него было в разы больше, раз он шел рядом. А сам Шоу? Некроманту вновь стало себя жалко, и он крепче сжал полы плаща на груди, чтобы те не распахивались от внезапных порывов промозглого ветра. Под ними, за пазухой был спрятан обрывок страницы Силентиса.
   - Скажи, - обратился вдруг Оливер к Вилрану, - насколько больно и страшно умирать?

Отредактировано Оливер (14-09-2020 14:35:24)

+4

3

Не мог Вилран отпустить Оливера одного на переговоры к ведьмам. И вовсе не потому, что сомневался в дипломатических способностях студента, а потому что до ведьм еще надо было дойти по охваченному чумой и беспорядками Лейдеру. Что если на него по дороге нападут? Решат ограбить или еще чего удумают? Оливер выглядел слишком хилым, чтобы кому-либо дать отпор, а над его некромантскими способностями и брат, и Коррин посмеивались, считая парня никудышным студентом. Сильным было лишь Существо, что сейчас в Оливере сидело, но насколько сильным? Оно могло взять артефакт и не умереть, но могло ли отвести внезапный удар ножа или летящую стрелу? Этого Вилран не знал, также как ничего не знал и о девушке, что пришла вместе со студентом в дом Оррванов. Имя он запомнил – Сайбер – так ее называл Оливер. Но сама она предпочитала молчать и держаться от всех в стороне.
- Я не буду лезть вперед и мешать переговорам, - пообещал Воскрешенный, встретив Оливера у входной двери. Его тон был слишком категоричным, чтобы студент взялся упираться и спорить, так что дальше по темным улицам они пошли уже втроем – Оливер, Вилран и Сайбер.
Он действительно не мешал. Молча шел рядом, наблюдая лишь за дорогой и ее окрестностями, но тишину нарушил сам Оливер:
- Скажи, насколько больно и страшно умирать?
Вопрос явно был не от Безымянного, и Вилран не сразу нашелся, что ответить. Он попытался вспомнить свою смерть, но так и не смог понять, когда свершился тот самый уход из жизни. Какой-то миг – и все оборвалось, исчезло, стало иным. Но что было в тот самый миг?
- Если ты не знаешь, что умрешь, то не страшно, - ответил он. – Мне кажется, страшнее ожидание. Я умер, когда попробовал применить заклинание брата. Мы же были в одном теле, – если Оливер знал Гипноса раньше, то просто не мог не заметить у него второй, мертвой, половинки, которой не было сейчас, но которая была на месте еще несколько месяцев назад, пока брат не обзавелся протезом. – Мне всегда было завидно, что магом родился Гипнос, а не я. Отец и все вокруг любили его больше, и я считал это несправедливым. И думал, что тоже смогу научиться применять заклинания. В тот раз я хотел призвать ворона, как у Гипноса, но в итоге убил себя. И не понял этого. Все исчезло, стерлось из памяти. А потом... Я жил в каком-то другом мире, состоящем из Теней, но совсем плохо это помню – может быть это вообще был сон? Так что нет, я не успел испугаться, и больно мне тоже не было.
Вилран помолчал немного, раздумывая, но все же добавил:
- Я и сейчас не чувствую боли, но умереть боюсь. Здесь слишком много всего, ради чего я хочу жить. Мне было страшно, когда во мне горел Ключ – я бы неминуемо уничтожил всех вокруг и себя тоже. И я рад, что мне помог тот, кто сейчас сидит в тебе. Во мне тоже живет Тень, но она другая – она неразумна, но не дает вредить этому телу. Почему ты не спросишь про смерть у того, кто внутри тебя? – спросил он в свою очередь. – Я могу путать, когда говоришь ты, а когда Безымянный, но сейчас, думаю, что говорю с самим Оливером. Так ведь? Вряд ли бы Бог Смерти спросил меня о том, что и так знает сам.

+4

4

Если не знаешь, что умрешь…
  Оливер зябко сунул руки в широкие рукава ученической мантии, которую до сих пор носил, и обхватил себя за тощие предплечья. Наверно кто-то мог бы подумать, что если за тобой стоит сам Бог Смерти, то смерти вообще не стоит бояться - ты защищен от нее, но все минувшие события показывали, что было оно как раз наоборот. Шоу столько раз оказывался на грани, рискуя свалиться в Бездну, что даже устал считать. А сколько боли при этом пришлось вынести? Все шрамы, переломы и отбитые органы еще долго будут напоминать о себе. И некромант нервно улыбнулся, когда Вилран сказал, что его Тень не дает вредить его телу и купирует боль. Мог ли Безымянный сделать то же для него? Оливеру теперь казалось, что да. Но не сделал…
   - Зато теперь ты почти совершенное создание, - поделился он своим мнением, и даже не слукавил. Мало того, что Вилран мог вынести, казалось, любое телесное напряжение, так и внешне выглядел завидно. Женщинам наверняка нравилось. Какой толк был в некромантическом знании, если сам ты по итогу выглядишь и чувствуешь себя хуже, чем уже умерший. - Магический талант переоценен в Альянсе…
   Так, конечно, было не для всех, но лично Шоу ничего кроме неприятностей от своих способностей не получил. Да, он учился прежде в элитной школе в столице наук, но никогда не чувствовал себя элитой или чем-то важным и значимым. Иной раз ему казалось, что растить грибы на ферме или тесать камень было в разы проще и спокойнее, хотя ни того ни другого он никогда не пробовал делать. И было немного странно слышать, что кто-то отдал жизнь за возможность прикоснуться к магии. У самого Оливера никогда не было амбиций, они были у его отца, который оказался безумно рад тому, что в его семье родился талантливый мальчик, который мог бы вывести фамилию к новым вершинам. Сам юноша никого никуда вести не хотел, ни тогда ни сейчас. И если Вилран говорил, что у него много всего, ради чего он хочет жить, то некромант едва ли мог назвать ясную причину. Каких-то особенных целей он себе не ставил, грандиозных планов не планировал, близких людей не имел… И все же его естество отчаянно хотело жить. Может весь его смысл и был в том чтобы послужить вместилищем для бога и только?
   - Ты всегда с ним говоришь, - сухо пояснил Оливер, искоса глянув на Сайбер - интересно, как она теперь относилась к нему? Верила, что разговоры про бога правдивы? Или считает просто сумасшедшим… - И со мной всегда. Но отвечает он лишь когда пожелает этого. Мы же никогда не говорили друг с другом… Если он считает, что мне нужно что-то знать, то открывает для меня это знание и все. Мне кажется его понимание смерти совсем иное, и опасения, подобные моим, в его глазах пустячны и едва ли заслуживают внимания. Наверно мы в каком-то роде, как вы были с Гипносом. И я в этой паре - ты.
   Оливер снова натянуто улыбнулся, обозначая шутку, которая никому смешна не была.

+4

5

Сайбер слушала разговоры вполуха, и не вклинивалась в диалог. Все эти философские темы надоели ей до тошноты, а что хуже всего – она бесконечно чувствовала себя… тупой. Крылатая могла бы рассказать, как оно – умирать, потому что сама уже умирала однажды. И могла бы рассказать, как оно – воскресать, когда находишься на грани двух миров, и неожиданно тебя засасывает обратно, а кругом холодно, голодно и зловонно. Но она не была некромантом и даже близко не понимала всех хитросплетений тёмной магии, отличной от Хаоса. Ещё хуже она понимала природу магии ведьм, и совершенно точно не понимала Оливера Шоу.
Чего на самом деле он добивался?
- Не хотелось бы вас прерывать, мальчики, но мы на месте, - Сайбер остановилась, подняв взгляд на… обычного вида дом. Не было ни мрачности, ни паутины и скелетов, которые бы встречали гостей, будто в царстве мёртвых. Не было всех тех ужасов, которыми в Остебене матери пугают детей. Ведьмы, скрываясь месяцами – едва ли не годами – в сети тоннелей под городом, теперь же предпочитали жить с комфортом.
Вход в новую обитель ведьм охранялся скрупулезно – и ведьмами, и магами, и самыми простыми и понятными арбалетчиками. Оливера и его спутницу здесь знали достаточно хорошо, чтобы их появление не вызвало никаких вопросов и недоверия, но чужак с ними – да.
Прямо перед троицей вырос один из магов – мужчина. Правую сторону его лица с невидящим молочно-белым глазом, разукрасил старый и уродливый ожог, который он даже не пытался прикрыть ни маской, ни длинными волосами, как нарочно подобранными в конский хвост. В руках он держал арбалет, и придирчиво осматривал нового гостя – явно проверяя не маг ли он.
- Кто с вами? – сухо спросил маг, хмуря тёмную бровь – вторая отсутствовала. – Всё оружие останется здесь, - напомнил стражник, что правила касаются всех, включая Оливера и Сайбер и, тем более, их спутника.
- Магистр Атропоса, - хмыкнула Сайбер не без лёгкой иронии, помня, что трое оборванцев, назвавшись Беннаторами, не имели за плечами ничего стоящего кроме собственного имени.
«Или Магистром была та женщина?» - укорила себя в невнимательности Сайбер, но исправляться не стала. Какая разница, если ведьмам всё равно на статус гостя, если он некромант?
- Давай, двигайся, - Сайбер сделала шаг вперёд, лёгко отталкивая стражника в сторону. – Не трать время посланника, если не хочешь, объясняться перед хозяйкой.
Магу это не понравилось, но он промолчал.
- Оставьте оружие, и идите.
[icon]https://i.imgur.com/yiAtDng.png[/icon][nick]Сайбер[/nick][status]крыса, бегущая с корабля[/status][sign]У нас были тупые короли, короли-злодеи, но чтобы тупые злодеи...[/sign]

+3


Вы здесь » Легенда Рейлана » Эпизоды » [25.09.1082] Хорошие дети плачут молча