Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17 (18+)

Марш мертвецов

В игре август — сентябрь 1082 год


«Записки убийцы короля»

Стараниями Инквизиции и эльфов из Триумвирата Зенвул очистили от склеры. В проклятый город-призрак вновь вернулась жизнь, его покинули духи и нежить с нечистью. Ульвийская богиня, что стала сердцем Скелетного древа, бежала из Андерила, захватив тело одной из жриц, так и не позволив изгнать себя в мир духов. Триумвират пытается оболгать инквизицию, записывая заслуги по очищению Зенвула себе, и прикрывает преступления перед короной.



«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Эра королей»

Более четырёхсот лет назад, когда эльфийские рода были разрозненными и ради их объединении шли войны за власть, на поле сражения схлестнулись два рода — ди'Кёлей и Аерлингов. Проигравший второй род годами терял представителей. Предпоследнего мужчину Аерлингов повесили несколько лет назад, окрестив клятвопреступником. Его сын ныне служит эльфийской принцессе, словно верный пёс, а глава рода — последняя эльфийка из рода Аерлингов, возглавляя Гильдию Мистиков, — плетёт козни, чтобы спасти пра-правнука от виселицы и посадить его на трон Гвиндерила.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Солмнир Алисия Эарлан Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Личные отыгрыши (арх) » [лето.1082] Путь наверх


[лето.1082] Путь наверх

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

- игровая дата
Лето 1082 года

- локация
Остебен, Вильсбург

- действующие лица
Аврора, Линнея

Вот иногда появляется такая ситуация, что идёшь ты по городу, никого себе не трогаешь, а вот хотелось бы потрогать.
Аврора натыкается на Линнею, вот только натыкается в далеко не самой лучший час для последней. Неужели настала пора поиграть в героиню? А ведь, что интересно, ещё один или два года назад эта встреча была бы абсолютно невозможной, но, но…

0

2

Да уж, вот так вот и меняются по жизни приоритеты. Ты можешь вспомнить, как сдавала выпускные экзамены, как деликатно отказывалась от продолжения работы в школе в качестве уже практикующего мага, потом как тщательно собирала ингредиенты на дело всей своей жизни, а потом как вдруг случилась катастрофа, разделившая жизнь на «до» и «после», как ты тщательно сводила все ожоги со своего тела и как ты каждую ночь засыпала с мыслями о том, что эта ночь будет твоей последней. Вот только, несмотря на это, каждый день, проведённый в ставшими родных пещерах, имел свою цель и свою поставленную задачу: сдать выпускные экзамены, создать эликсир вечной жизни, спасти себя после «эликсира вечной жизни». А вот сейчас Аврора нашла себя в настоящей пустоте. Всё, все цели куда-то исчезли, потерялись, обратились в пепел и развеялись по ветру. Куда идти? За что браться? Сработал ли эликсир? Она теперь бессмертна, да? Или нет? Или ожоги ещё вернутся? Она не знала. Она и не знала, куда ей дальше отправляться. Нет, всегда был вариант вновь уйти в вильсбургскую школу, вот только это было равнозначно признанию поражения перед самой собой.
Наверное, Аврора была из той категории людей, которым всегда нужна цель. Вне зависимости от того, какая она, нужна и всё тут.
Низенькая девушка, одетая в плотную чёрную одежду и, что важнее всего для неё, в длинных кожаных перчатках — отголосок тех времён, когда показывать никому руки было нельзя, иначе ещё заподозрят в ведьмовстве — тихо пробиралась сквозь утренние улочки так ей знакомого города. Далеко не все ингредиенты для своих зелий проще всего найти, какие-то лучше всего банально купить на рынке. За долгие месяцы пребывания в том повреждённом состоянии Аврора выработала какой-то уникальный стиль обхода этого самого города. Она знала улочки не то чтобы как свои пять пальцев, но словно бы какое-то чутьё подсказывало ей, как пробираться сквозь город, будучи одновременно максимально незаметной, теряясь даже от взгляда случайных прохожих едва ли не на виду, быстренько выбирая самые внезапные переходы и улочки, предварительно смотря вперёд, будто бы впереди какие-то одни ей ведомые враги, на которых она планирует напасть первой без предупреждения, но при этом ещё и ведя себя так, будто бы она и не собирается ни от кого скрываться. Следит ли за ней кто-нибудь? Этакое снование по улицам, перемежая опасные участки пути, где ей может встретиться какая-нибудь нежелательная дрянь, с безопасными улицами, где за ней может кто-нибудь нежданно-негаданно решить начать следить. Вот так вот просто, делать нечего, почему бы не последить за этой остроухой девчонкой с внушительным арбалетом за спиной, который ещё невесть как её не перевешивает. Наверное, идиотов мало, но по природе своей эльфинитка уже не могла поступать иначе. Точно так же, как и премерзко чувствовала себя без перчаток. Повода нет, а ощущение как будто бы вышла на городские улицы полностью голая и абсолютно беззащитная.
Рынок уже должен был скоро открыться перед ней всем своим суетливым великолепием, вот только Авроре по-прежнему оставалось пересечь несколько улочек. Вот только стоило ей вновь тихо-мирно заглянуть за угол, как вдруг желание показываться пропало, дав ходу желанию то ли пойти другой дорогой, то ли свесить со спины арбалет.
Перед ней открылась внезапно излишне занимательная картина.

+1

3

Примерный внешний вид

Прошло лишь около десяти дней с тех пор, как Линнея лишилась всего: титула, дома и даже семьи. Осознать новое положение оказалось весьма непросто, ибо Хольмгрен до последнего не верила, что всё это произошло взаправду. Не верила в то, что больше никогда не увидит Йорана, ведь такого, как он, всем сердцем преданного своему королевству, просто не могли казнить. Наверняка он уехал в очередной длительный поход, и как только вернётся, то обязательно разрешит все эти страшные недоразумения! И отец тоже не мог всерьёз назвать свою дочь женой бесчестного предателя и наказать навсегда забыть дорогу к родному дому. Ибо как можно отречься от святого – от кровных уз? Нет, всё это не могло быть правдой, не могло произойти с ней. С кем угодно другим – возможно, но не с ней.
Однако сколько бы Линнея ни отрицала очевидное, не было больше мягких перин, тёплого завтрака и приветливых слуг, а уверенность в завтрашнем дне осталась запертой за дверьми особняка, который девушка ещё недавно звала своим домом. Окраины Вильсбурга встретили её пылью, грязью и хмурыми лицами местных, но оно и неудивительно: бывшая баронесса в своём расшитом шёлком платье отражала собой всё, что так ненавидела вильсбургская нищета, вынужденная жить на окраине города и побираться остатками роскошной жизни жителей центра. Удивительно, как на неё не набросились где-нибудь в подворотне, ведь за один только плащ с её плеч можно было выручить несколько серебряных на столичном рынке.
Признаться, Нея плохо помнила свой первый день «в изгнании», а потому едва ли могла сказать, как оказалась в крохотном, почти развалившемся домишке в обществе древней, ссохшейся, но удивительно подвижной для своего возраста старушки. С первого взгляда Фрида производила впечатление как минимум неоднозначное. Старушка говорила загадками, редко давала прямые ответы, а порой, казалось, и вовсе уходила далеко в свои мысли, не замечая никого и ничего вокруг. Для людей, живущих по соседству, Фрида была местной юродивой: кто-то её сторонился, кто-то сочувствовал, а кто-то просто считал, что старуха давным-давно выжила из ума. В самом ли деле с женщиной творилось что-то странное или нет, но Линнее довелось пару-тройку раз застать свою спасительницу во вполне здравом рассудке. Нея была безмерно благодарна Фриде за неравнодушие, но, конечно, не могла позволить себе безвозмездно пользоваться её добротой. Только вот не так уж и много она могла предложить взамен простым платьям, оставшимся у Фриды от пропавшей дочери, крыше над головой и скромным порциям похлёбки на ужин. Поэтому было решено, что пока у девушки ещё оставались средства на жизнь в виде нескольких серебряных, Хольмгрен возьмёт на себя все расходы и будет помогать Фриде в чём только сможет.
Вот и в этот ничем не примечательный день Линнея возвращалась с рынка, неся в руке потрёпанную холщовую сумку, до отказа набитую продуктами. Свои силы девушка явно не подрассчитала, а потому то и дело останавливалась, переводя дух и перекладывая сумку из одной руки в другую. Дом Фриды прятался за чередой закоулков, что превращались в настоящий лабиринт для людей, незнакомых с местностью. Вот и Нея из раза в раз путалась в поворотах, ибо покосившиеся от старости домишки казались до безобразия одинаковыми, и сориентироваться по направлению было очень и очень непросто.
- Эй, сестрица! – сиплый голос раздался откуда-то сбоку, и прежде чем девушка успела хоть что-то сообразить, вокруг неё выросли три здоровенные фигуры. - Чем таким набила сумку? У кого-то сегодня будет праздничный ужин?
Сердце ухнуло пару раз и вдруг зашлось в бешеном ритме, заставляя Нею в панике заозираться по сторонам, ибо лица мужчин, возраст которых трудно было определить на взгляд, явно не светились дружелюбием.
- Простите, но…
- Мы тоже не откажемся от пиршества. Ещё и в компании такой леди, - выделив голосом последнее слово, мужчина шагнул к Линнее, хватая её за руку с сумкой.

+1

4

…вот. Именно поэтому Аврора и предпочитала путешествовать даже по городам именно так, как она это делает. Кто-то считает девочку странной, кто-то вообще старается с ней не связываться — и правильно делают, наверное — но в прошлом подобное не раз ей помогало не отправиться на рынок рабов с личным клеймом, или по крайней мере избежать огромных проблем, которые могли повлиять на её дело и это самое дело замедлить. Времени нет, время ускользает, словно песок сквозь пальцы, но лучше она всё-таки потратит немножечко и пройдёт окольными путями, чем попадёт в какую-нибудь западню.
А какие ей это даёт возможности иногда…
Если тебя никто не видит, значит, у тебя всегда есть не только право первого удара, но и право решить, а будешь ли ты делать этот самый первый удар или тебе это даром не надо. Аврора быстро вновь скрылась за углом, уже там оглядываясь на случай, если вдруг кто-нибудь обнаружит уже её — вроде сзади никого не было, переулок уж очень тихий и уж очень проблемный из-за этого — и стащила со спины свой тяжёлый арбалет, а заодно и несколько не менее внушительных болтов к нему. Решение нужно было принимать мгновенно. Обычно у Авроры решение в подобных ситуациях одно: кинуть скляночку с каким-нибудь снотворным или парализующим ядом, а для верности ещё и отравленные болты. Жаль только, что иногда эти самые болты уж слишком летальны, а попадание, например, в руку могло говорить об оторванных пальцах и прочих прелестях, но Аврору это не волновало в принципе — ей не нужны, собственно, рабы, ей нужен живой материал для испытаний своих зелий. В этом деле наличие рук и ног даже было явлением негативным, и если бы у Авроры был бы надёжный способ отделять руки-ноги, но при этом без летального исхода, она бы без проблем им пользовалась, но пока что такой роскоши на руках не было.
Именно поэтому девушка и сторонилась псиоников. Лучше не надо, чтобы кто-нибудь подсматривал за её мыслями.
Тем более что сейчас ситуация была гораздо сложнее. Самая главная проблема для Авроры в этих делах — логистика. Подстрелить кучку бандитов неподалёку от своего «дома» в горах из укрытия, а затем по одному перетаскать их куда надо — одно дело, пускай и способное занять полдня работы. Вытащить даже одного человека из-за неприступных крепостных стен Вильсбурга, минуя охрану и покуда он в бессознательном состоянии — может быть и возможно, но пока что у неё нет достаточного количества связей, неважно, в охране ли или в каких-нибудь контрабандистах, об этом можно смело забыть. О какой-то акробатике можно забыть и тем более: Аврора слишком слаба, чтобы таскать его по каким-нибудь сточным каналам. Поэтому, как ни крути, эскорт отменяется.
Но это не значило, что полуэльфийка прямо сейчас плюнет на всё и пойдёт своей дорогой. Нет в этом мире практики веселее, чем практика по движущимся целям, правильно? Ладно, конечно, дело не в этом, а в неизвестной рыжей девушке, которая явно не была бы против руки помощи прямо здесь и прямо сейчас, а подобные контакты на вес золота, даже среди простолюдинов и ремесленников. Сегодня она спасёт её, завтра уже ей передадут какое-нибудь ценное снадобье просто в качестве благодарности. Да и девочка вроде миленькая впереди, грех такую не спасти. Единственное только — Аврора прекрасно знала, что если она прямо сейчас ошибётся, то в западне окажутся уже они обе.
Зеленоватая жидкость в структуре арбалета отработала как надо, оттягивая тетиву с нечеловеческим усилием, так что Авроре осталось только вложить крупный болт в ложе, высунуться вновь, прицелиться и…
Отдача, которую так и не удалось устранить целиком, а лишь снизить, привычно напомнила о себе толчком в плечо. Снаряд пролетел прямо над головами всей компании, с грохотом впиваясь в противоположную стену и немного осыпая всех деревянной стружкой и пылью, высеченной в месте попадания. Первый выстрел обязан быть предупредительным в надежде на то, что намёк будет понят и что девушку оставят в покое без кровопролития. Аврора тотчас скрылась за стеной, заряжая арбалет вновь в считанные секунды: как же ей помогала быстрая перезарядка артефакта. Впрочем, надо признать, что девушка уже давно задумывалась о том, чтобы сделать какой-нибудь простенький механизм, отстреливающий отравленные иглы, как раз для этих целей. Но и арбалет должен отработать как нужно: не сбегут, так одного-двух подстрелить успеет, а дальше можно уже и попросту сбежать. Жаль, конечно, что в этом случае несчастная так и не узнает имени своего спасителя, но это всё равно лучше, чем попасть в западню самой, верно?

+1

5

«Бросай всё и беги отсюда!» - истошно вопил рассудок, однако пробиться сквозь толщу страха, окутавшую Линнею с ног до головы, его голосу оказалось не под силу. Огромные фигуры мужчин пробуждали в девушке первобытный ужас, каждый из них был раз в десять сильнее неё, а значит на победу в физическом противостоянии у Неи не оставалось ни малейшего шанса. Бежать без оглядки – единственное верное решение, которое могло бы её спасти, но как долго она сможет убегать? Казалось, будто сама жизнь загнала Линнею в западню, перекрыв все возможные пути к спасению. Рядом больше не было отца, который мог наставить на верный путь, не было супруга, который мог защитить от всех внешних угроз – Нея была совершенно одна, буквально выброшена в жестокий реальный мир.
Стоило мужчине схватить её за запястье, как девушка дёрнулась и неосознанно расцепила пальцы, до того крепко сжимавшие сумку. С глухим отзвуком сумка шлёпнулась на землю, и из неё кубарем покатились яблоки, вперемешку с картофелем и прочими овощами, которые Нея так тщательно выбирала, проведя всё утро в продуктовой лавке.
- Да тут все как на подбор! – присвистнул второй громила, не скрывая искреннего восхищения в голосе. Краем глаза Линнея заметила, как он нагнулся, поднял с земли большое румяное яблоко, обтёр его о грязную рубашку и смачно надкусил, одобрительно кивая другим двоим парням.
- Забирайте всё, я никому не скажу, только… - «отпустите меня» - хотела бы она договорить, но в горле стоял ком, и голос непроизвольно сорвался, не дав Нее закончить фразы. Девушка тряслась вся с ног до головы, и в данную минуту ей не было никакого дела до разбросанных по пыльной земле продуктов – Фойрр бы с ними! Лишь бы только её отпустили…
- Да что ты, сестрица! – тот, что всё ещё сжимал её запястье, изобразил на своём загорелом лице удивление. – Что мы, по-твоему, бесчестные грабители какие? Мы всего лишь зовём тебя составить нам компанию! – с неприятным смешком он попытался было притянуть дрожащую девушку к себе, но…
В этот самый момент неизвестно откуда выпущенная стрела просвистела над их головами и глухо воткнулась в деревянную стену.
- Что за…
На мгновение в узком проулке повисла тишина, громилы все как один замерли, настороженно оглядываясь по сторонам. Ощутив, что хватка на её руке ослабла, Нея воспользовалась моментом и отпрянула назад, в каком-то неосознанном защитном жесте прижимая обе руки к груди.
- Куда собралась? – сквозь зубы прорычал тот, что стоял к ней ближе, снова хватая девушку. – А ну проверь, откуда это! – понизив голос, скомандовал он ближайшему напарнику. Тот молча кивнул и, взглядом оценив, с какой стороны прилетела стрела, вооружился тяжёлой на вид дубинкой и медленно двинулся в предполагаемом направлении.

+1

6

Так, по плану здесь и прямо сейчас было гордое и могучее «бандиты, увидев арбалетный болт, тихо-мирно разбежались, и Аврора, подняв голову настолько, насколько позволяет её низенький рост, идёт вперёд, получая от незнакомой девушки восхищённые взгляды и…». Проблема в том, что что-то пошло не так. Кто в этом виноват? Разумеется, в этом виноват абсолютно кто угодно, кроме самой Авроры. Сейчас в этом были явно виноваты излишне тупые бандиты (или кто они такие? они явно её не на чай зовут; единственное, чего опасалась Аврора, так это того, что вся эта сцена может быть поставлена исключительно для неё и что за спину всё-таки смотреть ей не помешало, равно как и держать руку поближе к своим зачарованным свиткам). Или, быть может, в городе они чувствуют себя излишне безнаказанно? Обычно первый же пролетевший болт и они бросаются врассыпную, но это касается всякого рода лесов, и кто знает, кто там в лесу подкрался незаметно, вдруг какой-нибудь эльф решил прогнать чужаков, тем более что в полёте болт от стрелы отличить едва ли возможно. Но, сколь ни думай, всё равно план пошёл вкривь и вкось.
С другой стороны, так ли всё плохо? На поиски её самой они отрядили аж целого одного с громадной дубиной. Один удар такой дубины, и приключения девчонки закончились вот прямо здесь же. Но всё-таки, он был один. Это уже что-то. Арбалет заряжен, сама она немногим скрыта в удачно для неё лежащих тенях, можно как следует прицелиться и стрелять. Тем более что палить именно по одному громадине с дубиной Аврора сочла вариантом неправильным. Зная сроки перезарядки своего зачарованного арбалета и расстояние между ними, она была уверена, что ещё один болт она зарядить успеет. С другой стороны, если этот упадёт, то остальные могут просто подхватить рыжую за руки и пиши-пропало. Вряд ли, конечно, наверняка разбегутся в панике, но во второй раз ошибаться в том же самом не пристало даже для совсем уж самонадеянной полуэльфийки. А вдруг не разбегутся? Нужно было освобождать рыжую прямо сейчас. Перебить всех остроухая дама не сможет, она далеко не герой, а скрытность — единственное её преимущество помимо «мы её поймаем, пока что она будет перезаряжаться» — будет развеяна после следующего же выстрела. Да и рисковать ради незнакомки своей жизнью всё-таки не слишком-то хотелось, знаете ли. Девчонка прицелилась, наводясь прямо на «главаря», вернее, на того, кого сама же и окрестила главарём: именно он прямо сейчас держал рыжую, именно он и отдал команду на «разведку». Но даже если это не главарь, если выбить из его рук «добычу», то у этой самой добычи появляется шанс. Никаких поправок на силу тяжести на таком коротком расстоянии делать особенно не нужно, на практически отсутствующий посреди тесных городских улочек ветер и тем более, болт достаточно быстр, чтобы не дать ни доли секунды на реакцию, и прицел прямо в центр корпуса, чтобы минимизировать шансы на промах. Она не легендарный лучник, способный попасть белке в глаз с тридцати метров, у неё иных вариантов-то и нет. А то, что подобный выстрел будет практически гарантированно смертельным: порой выходило так, что наконечник показывался с другой стороны — после такого не выживают. Впрочем, это даже и хорошо. Таких тупых мародёров можно уничтожать без зазрения совести. Выстрел, и…
- Сюда! — раздалось звонкое из-за угла, адресованное понятно кому. Незнакомке можно было бежать куда угодно, вот только прикрытие будет гарантированным только если она побежит именно на Аврору. Арбалет уже принялся вновь сам по себе натягивать только что спущенную тетиву, и девчонка вновь потянулась за следующим снарядом, чтобы отстреляться уже по громиле с дубиной, прежде чем принимать дальнейшее решение, убегать ли ей самой или это уже не будет нужно.

+1

7

Происходящее казалось странным… нет, даже не странным, а дурным, кошмарным сном. Ощущение реальности окончательно испарилось в тот самый момент, когда стрела воткнулась в угол стены над их головами. И в то время, пока громилы были как никогда напряжены и сосредоточены, перед глазами Линнеи заплясали чёрные огоньки, а сознание вот-вот готово было покинуть девушку на ближайшие несколько минут, а то и часов. Ноги подкашивались, из-за чего главарю пришлось удерживать на весу начавшее обмякать тело.
- А ну!.. – он рыкнул на неё, весьма ощутимо встряхнув. И если в любой другой ситуации Линнея ни за что бы не потерпела подобного к себе отношения (во всяком случае сильно бы оскорбилась), то здесь и сейчас такое варварское обращение неожиданно сыграло ей на руку и помогло прийти в себя. Но ненадолго.
Всё произошло слишком быстро. Странный толчок и сдавленный хрип заставили Нею резко поднять взгляд на главаря, чья хватка вдруг сильно ослабла. Посреди его груди торчала часть стрелы, а по грязной рубахе, бывшей когда-то то ли белой, то ли бежевой, расползалось багряное кровавое пятно. Задохнувшись от увиденного, Линнея зажала рот ладонью – то ли чтобы не закричать, то ли чтобы не позволить желудку тут же опорожниться – и начала было в панике пятиться от осевшего на землю мужчины, как вдруг…
- Сюда!
Звонкий женский голос раздался с той же стороны, откуда, должно быть, прилетела стрела, но прежде чем Линнея успела хоть что-то понять, в её голове словно бы сработал переключатель. Со следующей секунды тело больше не подчинялось мысленным приказам – бразды правления без лишней торжественности перенял он, инстинкт самосохранения.
У девушки не было достаточно опыта и эмоциональной выдержки, чтобы трезво оценить ситуацию, она не могла заметить замешательство третьего разбойника и грамотно выбрать направление для побега. Вместо этого Нея рванула, что говорится, куда глаза глядели, а глядели они в спину мужчины с дубинкой, который тоже ещё не успел понять, что же произошло. Но, увы, платья не были созданы для быстрого бега… В какой-то момент ноги девушки запутались в длинной юбке, и Нея, не сумев удержать равновесия, полетела на землю носом вперёд. В последний момент она выставила перед собой руки, но сильно смягчить приземление это не помогло – девушка всё равно проехалась ладонями по пыльной земле. Но страшнее всего было то, что созданный ею шум заставил громилу с дубинкой обернуться на все сто восемьдесят.
- А-а?! – завидев в паре метров от себя распластавшуюся на земле девушку, верзила свёл брови на переносице и слишком медленно для здорового человека перевёл взгляд на оставшегося чуть поодаль главаря. Тот больше не подавал признаков жизни. А третьего напарника уже и след простыл – видно, он не был готов следовать за своим лидером в мир иной и вовремя сделал ноги.
- Какого?! – громила снова зыркнул на Нею и, угрожающе перехватив в руках дубинку, двинулся к ней, совершенно забыв о своей изначальной цели.
Девушка вся подобралась и съёжилась под его взглядом, боясь даже подумать о том, чем всё закончится. Она ни за что не успела бы убежать от мужчины с такого короткого расстояния, так что же ещё ей оставалось делать?

+1

8

Аврора никогда не была мастером боевых столкновений. Даже в ситуациях, если в её сторону вот прямо-таки всё, когда вокруг тёмный непроглядный лес, когда вокруг темнота, когда про её существование никто не знает, даже тогда бы она трижды подумала, прежде чем атаковать больше, чем двоих, а не храбро сбежать с поля боя, поджав хвост. Потому что грань между героизмом и самопожертвованием порой тонка до безумия, и здесь Аврора чётко отдавала себе отчёт в одной простой вещи. Она ещё должна сделать слишком многое в этом мире, чтобы пускаться даже на минимальный риск. Сегодня, казалось бы, условия были очень далеки от идеальных: город, свет дня, противников много, победа лично ей ничего особенно положительного не сулила (не обдирать же павших бандитов, а? И чего у них забирать, дубинки?). Но как же хорошо всё складывалось в этом конкретном бою. Во-первых, её так и не заметили, а если и заметили, то никто ничего не понял. Во-вторых, вместо двоих на её поимку отправился лишь один, давая ей уникальное право не сбегать тут же. В-третьих, как только запахло жареным, последний попросту сбежал, оставляя громилу буквально на произвол судьбы. Тот не блистал особенным интеллектом и был по факту обречён.
А ещё Аврора знала, чего делать, когда никто не знает, чего делать. Наверное, это и есть одно из главных её достоинств. Резкий оклик вроде как помог рыжеволосой сбежать, но она запуталась в своей одежде и рухнула где-то на середине пути к спасению. С одной стороны, шанс ей дали, и если уж она не смогла выпутаться из него из-за собственной неуклюжести, ну или тяжёлых одежд, то это уже её проблемы, правильно? С другой стороны, если уж дело начато, стоит его и закончить.
Тем более когда к тебе поворачиваются спиной, прямо-таки прося загнать в неё чего-нибудь острое и холодное. Черноволосая не стала медлить, спустив тетиву вновь. По такой крупной цели промахнуться было едва ли возможно, да и сейчас у неё не было цели именно подранить, нужно было бить наверняка. Такую тушу она всё равно не утащила бы.
- Правильно. Встали в очередь, — тихо произнесла эльфинитка, снова заряжая свой арбалет, пока что по-прежнему оставаясь за укрытием. Точно ли третий убежал? Она не была уверена в этом. Точно ли эти двое погибнут или потребуется ещё один выстрел? Авроре ещё нужно будет по-быстрому вытащить свои болты, дабы не оставлять за собой слишком много следов. Никого не будет волновать побоище в этих гиблых местах, особенно сейчас, когда в Вильсбурге творится невесть что и люди и так очень взволнованы — подумаешь, несколько трупов людей явно нехорошего происхождения с явными несовместимыми с жизнью ранами именно от тяжёлых болтов? Лишь бы следов нежити не было, а местные схватки между неблагополучным сословием наверняка сейчас никого особенно не заинтересуют.
Перехватив арбалет в левую руку — благо, масса артефакта позволяла подобные трюки — а в правую взяв кинжал, черноволосая быстро огляделась во все четыре стороны и, поняв, что вокруг, кажется, никого нет, пробежалась чуть вперёд, открывая себя рыжей даме. Которая, кстати, была не то чтобы слишком выше её самой.
- Вставай, вставай. Хватит отдыхать, — ещё тише произнесла Аврора, осматривая место поединка и прикидывая свои дальнейшие действия. Ей нельзя было здесь задерживаться, но и три болта оставлять просто так нельзя.

+1

9

Чем ближе подходил громила, тем больше сужался мир Неи: страшная участь, которая вот-вот должна была её настигнуть, теперь казалась неотвратимой. Неужели так всё и закончится? Неужели последнее, что она увидит в этой жизни, будет перекошенное злобой лицо уличного разбойника? Неужели она закончит свой путь здесь, в этих грязных трущобах, посреди тёмного переулка, где так и останется лежать безымянным телом?
Линнее хотелось отвести взгляд или даже просто закрыть глаза, чтобы хоть в последние свои секунды притупить смесь ужаса и отвращения, которую вызывала в ней неказистая фигура будущего палача. Но всё её тело задеревенело от страха, и даже инстинкт самосохранения уже ничего не мог сделать – девушка попросту была не в состоянии бороться за саму себя. И осознание собственной слабости (не только лишь физической) было гораздо страшнее и мучительнее всего того, что произошло с Неей за последние несколько дней.
Всё просто закончится…
Но… Внезапно что-то произошло. Громила вдруг дёрнулся и застыл. Его лицо исказилось пугающей гримасой, и через пару мгновений массивное тело глухо рухнуло на землю, подняв вокруг себя густое облако пыли. Широко раскрытыми глазами Хольмгрен смотрела на то место, всё ещё не до конца осознавая, что же произошло. Даже когда пыль осела, открыв взору девушки торчащую из спины громилы стрелу, Нея не могла поверить в произошедшее. Что она должна была почувствовать? Облегчение? Почему же тогда его не было?
Когда из-за угла дома показалась невысокая фигура черноволосой девушки, Линнею снова всю с ног до головы обдало леденящим холодом. Страх ещё не успел отпустить её разум, и теперь, приметив в руках незнакомки арбалет, Нея сложила в голове одни факты, но не успела добраться до других. Эта девушка в одиночку расправилась как минимум с двумя громилами, её рука не дрогнула выпустить болты прямиком в живых (хотя и весьма скверных, но живых!) людей… А значит, с такой же хладнокровностью она могла бы выстрелить и в…
- Вставай, вставай. Хватит отдыхать.
Линнея снова вздрогнула, но уже не от испуга. Приглушённый голос незнакомки звучал торопливо, и в нём не было ничего угрожающего. Следя за быстрыми перемещениями тоненькой фигурки в тёмных одеждах, Нея начала приходить в себя. Страх постепенно уступал здравому смыслу, и девушка наконец осознала: тот звонкий голос, который звал её недавно, принадлежал темноволосой. Эта незнакомка не собиралась убивать её следом за неудачливыми разбойниками, а как раз наоборот: именно она спасла Нею от них.
- Вы… как?.. - во рту пересохло, и попытка произнести хоть сколько-нибудь осмысленную фразу провалилась мгновенно. Так ничего и не сказав, Нея замолчала, то ли раздосадованная своей неудачей, то ли по какой другой, известной только ей причине. Стиснув зубы, она уперлась исцарапанными ладонями в землю и, чуть пошатываясь, поднялась-таки на ноги. В голове всё ещё был туман, и от пережитого стресса все мысленные процессы замедлились сами собой. Как вообще после такого возвращаться к привычным (или не очень привычным) повседневным делам? Не могла же она как ни в чём не бывало подойти к первому громиле, поднять упавшую холщовую сумку и отправиться наконец домой, неся с собой остатки неиспорченных продуктов? Или именно это она и должна была сделать?
- Спасибо, - еле слышно выдохнула Линнея, продолжая растерянно стоять на месте.

+1

10

Да, если Линнея ждала рыцаря на белом коне в сверкающих латах, а лучше рыцаря на королевском гиппогрифе, пронзающего небеса, то… Хотя никого она не ждала. Судя по реакции несчастной, она уже приготовилась тихо-мирно отходить в мир иной, и это ещё была далеко не самая печальная судьба в подобной ситуации. И, если честно, из-за такого на душе становится совсем уж мерзко: сколько крестьянок заканчивают свою жизнь примерно так, скольких не успевают спасти ни рыцари, ни солдаты, ни хотя бы тёмные лошадки в духе Авроры? Кто знает, кто знает. Сейчас, когда в Вильсбурге творится невесть что, подобная грязь появляется куда более часто, чем обычно. При этом, что самое противное, здесь нет и разделения на каких-то «хороших» и «плохих», «плохих» в этом мире не существует в принципе, ибо у каждого своя правда, и в бандиты подаются обычно не от хорошей жизни. И красивых девушек на рынке рабов продают тоже не от хорошей жизни.
Но о том, насколько же несправедлив мир, остроухая эльфинитка успеет подумать ещё. Прямо сейчас у неё было куда более важное насущное дело, вернее даже два. Во-первых, нужно что-то делать с рыжей, и делать срочно: бедняга настолько не понимает, что происходит вокруг неё, что… Что её нужно срочно возвращать в этот мир. Поэтому низенькая девчонка, подойдя к рыжей, внезапно хлопнула её по щеке. Несильно, тем более сквозь перчатку, но весьма ощутимо, с тем расчётом, чтобы уж точно вернуть трезвость мышления здесь и сейчас. Если уж принялась спасать, то пускай потом выслушает нехорошие слова в свой адрес, чем прямо сейчас оцепенеет, окончательно осознав, что только что произошло. Это Авроре не впервой заниматься такой грязной и омерзительной работой.
- Очнись, очнись скорее, у нас мало времени. Третий наверняка за подмогой побежал, очнись, — кстати, про грязь. Она совершенно не ожидала, что третий побежал за подмогой — куда вероятнее, что он сам убежал куда глаза глядят, что аж пятки засверкали — значит, ему и лучше. Зато появление здесь случайных прохожих было совершенно не к месту, а это могло случиться в любой момент.
- Быстро собирай свою корзинку и уходим отсюда. Ещё не хватало еду оставлять на земле, — наверное, правильность вот этой реплики была очень и очень спорной, вот только чего-чего, а Аврора уж точно не была мастером общения в подобных ситуациях, так что чего сказала, то и сказала. Сама Аврора очень трепетно относилась к еде, поскольку ей самой слишком много дней приходилось перебиваться на мерзких водорослях да безвкусном хлебе, чтобы думать иначе. Тем более что пока что ей самой нужно было сделать кое-какое другое дело, гораздо более отвратительное, а именно — достать болты из тел подстреленных бандитов, а поскольку сил особенно не хватало, пришлось хвататься за болты обеими руками и даже помогать себе ногой, буквально выдёргивая метательный снаряд из плоти. Никакого блеска в глазах, это для неё было именно что работой, которую нужно выполнять, если не хочешь в один прекрасный день попасться и закончить своё приключение на какой-нибудь виселице.
- Отвернись, — на всякий случай произнесла девчонка, прежде чем спустить тетиву в очередной раз, на этот раз уже прямо в голову громиле. Она понятия не имела, жив ли он или нет, но теперь уже точно нет. Третий не видел Аврору, а вот первые два видели. Ей такие свидетели ни к чему. Снова выдёргиваем болт, снова взводим арбалет, подходим ко второму, повторяем процедуру. Последний болт, тот самый, предупредительный, впившийся высоко в стену, пришлось доставать едва ли не с прыжка, но вот девчонка полностью вернула свой инвентарь назад. Конечно, отмывать от крови потом придётся, но…
- А теперь бежим отсюда, — вроде как со всем управились довольно быстро? В любом случае, долго ли, коротко ли, а Линнею подхватят за руку и потащат прочь отсюда, по безопасной дороге, вернее, по наименее опасной и наиболее неожиданной. Не на оживлённую улицу, а куда-нибудь в другие дворы. Ещё не хватало выйти сейчас на улицу и уже там внезапно выяснить, что у тебя вся одежда в чужой крови.

+1

11

А вдруг что-то подобное случится вновь? Глупо было полагать, будто один раз отбившись от разбойников, больше никогда с ними не встретишься. Конкретно с этими, конечно, уже вряд ли (разве что на том свете), но ведь будут и другие. И не было никакой гарантии, что в следующий раз девушке снова повезёт спастись. Выходит, та самая страшная участь – это лишь вопрос времени…
Ай!
От внезапного, хотя и не сильного хлопка по щеке Линнея опешила. Она несколько раз оторопело моргнула, прежде чем поняла, что незнакомка стояла прямо перед ней, настойчиво пытаясь достучаться до её сознания.
- Я… Да, сейчас, - ни разу в жизни на неё не поднимали руку, но прямо в эту минуту Хольмгрен даже возмутиться не успела – настолько неожиданно всё произошло. А впрочем, темноволосая была права, оставаться здесь дольше было опасно.
Последовав разумному замечанию спасительницы, Нея осторожными шагами, практически на цыпочках, вернулась обратно к упавшей на землю сумке. Неужто ей в самом деле предстояло подбирать рассыпавшиеся по земле продукты? Не проще ли – а главное – не безопаснее ли будет вернуться завтра утром на рынок и прикупить новые? В конце концов, живи Линнея сейчас своей прошлой жизнью, то, скорее всего, она и думать бы не думала о том, чтобы подбирать что-то с земли. Но… В том-то и дело, что та жизнь осталась в прошлом.
Ощущая в голове лёгкий диссонанс, девушка молча присела и начала поднимать с земли пыльные картофелины и яблоки, один за другим возвращая их обратно в холщовую сумку. При этом Линнея периодически поглядывала в сторону темноволосой - то ли с опаской, то ли с настороженным любопытством. Ведь пока сама она ещё только приходила в себя, всеми силами стараясь не останавливать взгляда на неподвижных телах разбойников, незнакомка шустро ходила от одного к другому, чтобы…
О боги!
- Отвернись.
В предупреждении не было необходимости, ибо Нея и без того мигом зажмурилась и резко опустила голову, ощутив неприятное, но уже знакомое головокружение. Ей вдруг опротивело всё: и эта улица, и эти грузные тела, и извалявшиеся в пыли продукты… Что это за мир такой, в котором сильные нападают на слабых, уподобляясь животным, и каждый выживает как может, не брезгуя никакими, даже самыми подлыми методами?
В очередной раз пытаясь отдышаться, чтобы не лишиться чувств в самом неподходящем для этого месте, Линнея медленно поднялась на ноги. Не выпуская из рук собранную сумку, девушка вновь взглянула на темноволосую. Но, как ни странно, как раз-таки её Нея ни в чём не винила и, даже напротив, ощущала к ней некое подобие уважения. За счёт своего роста и комплекции девушка, быть может, была достаточно ловкой и юркой, но вот с первого взгляда абсолютно не походила на бойца, способного уложить двух громадных мужчин. Однако… два тела говорили сами за себя.
В голове роилась масса вопросов, но время и место совершенно не подходили не только для беседы, но и даже для простого знакомства. Закончив дела, темноволосая схватила Нею за руку, и обе девушки в спешке покинули злосчастный переулок.
- Как тебя зовут? – именно таким был первый вопрос Линнеи, когда спустя несколько минут беспрерывной быстрой ходьбы обе остановились передохнуть. Но, скорее всего, первой из них двоих выдохлась именно Хольмгрен. – И куда мы идём? – ведь вряд ли темноволосая вела её на окраину города к дому Фриды. Как ей теперь вообще вернуться к дому Фриды?

+1

12

М-да. Вот такие вот жизненные уроки иногда преподносит судьба. Аврора, закончив в тесном переулке свою не самую приятную работу по проверке на кровавые следы на одежде да убирая свои использованные болты в свой колчан так, чтобы не пачкаться. Наверняка у всякого рода профессиональных убийц есть свои трюки о том, как делать это быстро — впрочем, убийцы и не выдёргивают болты из тел убитых ради экономии, это у нас сейчас, кгм, финансовые трудности, но от крови они свой наряд как-то избавляют, верно ведь? Аврора была, увы, не из тех, кто знаком с подобным ремеслом, но кое-какое здравомыслие всё-таки было при ней. Закончив с этим важнейшим делом, девушка уже и впрямь повела рыжую куда-то на улицы, не отпуская её руку, когда делала резкие повороты, будто бы прекрасно знает, куда они вдвоём направляются. Это не займёт особенно много времени, буквально пара-тройка поворотов, да и тем более они два раза по итогу пройдут одну и ту же улицу, будто бы эльфинитка понятия не имела, куда идёт. Так оно и было, в общем-то. Может быть, страхи девчонки о том, что за ними пытается проследить этот третий, и беспочвенные, но лучше уж перебдеть, чем в один прекрасный день оказаться возле разбитого корыта или получить стрелу в бок из тёмного переулка уже самой.
- Аврора. Сходила за алхимией, называется, — хихикнула девушка, наконец-то «оживая» и представляясь относительно нормально. Даже с миленькой улыбкой на лице. Хотя как ещё может представиться столь низенькая девчонка? Вот только улыбнуться — это одно, а сказать потом чего-нибудь умное — это совсем другое. На подобную ситуацию заготовленных слов у Авроры не было. Даже в принципе, поэтому…
Наверное, это было очень странно — видеть миленькую девочку, которая принялась ковырять носочком землю под ногами, девчонку, только что не глядя пристрелившую двоих бандитов.
- В общем, я не умею красиво говорить. Не попадайтесь так в следующий раз, ходите только по оживлённым улицам и всё будет хорошо. Ну, вот вроде как и всё? — не то чтобы в Вильсбурге было сегодня особенно безопасно даже на улицах, и даже сейчас людей вокруг было весьма немного, но они нет-нет да проходили рядом, по большей части даже вообще не обращая на пару девушек. В остальном же — типичное хмурое летнее утро.
Вот только где-то тут Аврора поняла, что ничегошеньки это не всё. Рыжая явно находится в таком состоянии, что краше в гроб кладут. Она уже наверняка успела попрощаться с жизнью, а затем ещё и насмотреться на то, как отходят люди в мир иной, и вполне вероятно, что ни первого, ни второго бедняга в своей жизни не видела никогда. Ладно, если уж вызвалась спасать — нужно доделывать работу до конца; хотя бы один хороший поступок за последний месяц в свою копилку будет греть её душу.
- А я не знаю, куда мы идём. Мне вас проводить? Или пойдёмте доберёмся до ближайшего трактира, я заплачу, — выжидательно посмотрела Аврора на до сих пор незнакомую ей леди. Та имеет полное право отказаться (ведь на её глазах Аврора только что убила двоих, как-никак!), вот только что-то подсказывало эльфинитке, что рыжая прямо сейчас сделает абсолютно всё, лишь бы не оставаться одной наедине со своими мыслями. Хотя кто знает, все люди разные, но то, что ей однозначно требовалось отдохнуть и хоть как-то успокоиться от пережитого — да, да и ещё раз да.
А уж что там до алхимических ингредиентов самой Авроры — подождут, никуда не денутся.

Отредактировано Аврора (09-10-2020 02:51:06)

+1


Вы здесь » Легенда Рейлана » Личные отыгрыши (арх) » [лето.1082] Путь наверх