Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре август — сентябрь 1082 год


«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Солмнир Алисия Эарлан Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [03.08.1082] Первое зарево


[03.08.1082] Первое зарево

Сообщений 1 страница 30 из 34

1

http://forumfiles.ru/uploads/000f/3e/d5/501/t565876.jpg

Предыдущий эпизод:
[06.07.1082] Совесть и гонорея

Участники: Натан, Лазарин
Время и место: конец лета, Лейдер
События: Магистр Лейдера начала насильно сгонять студентов Академии в армию против Культа, чему студенческое братство, разумеется, не обрадовалось. Натан Ларс, бежавший от ведьм, поселившихся под городом, очень хочет забыть обо всем произошедшем, но выбора у него нет.
А тут еще и странный паренек подворачивается под руку...

[nick]Натан Ларс[/nick][status]Истинный повелитель мертвых![/status][icon]http://forumfiles.ru/uploads/000f/3e/d5/501/18450.png[/icon]

Отредактировано Гипнос (22-08-2020 20:30:25)

0

2

Вот уже вторую ночь Лейдер был беспокоен.
Не то чтобы и прежде на улицах города царил полный порядок: Лейдер изрядно поредел с началом войны. Но после того, что произошло вчера...
Или не вчера?
- Т-твою мать... - Натан перевернул кружку вверх дном над выщербленной столешницей, наблюдая за последней унылой каплей разбавленного эля. Студент поднял голову и пьяно щелкнул пальцами - получилось со второй попытки, - подзывая подавальщицу.
Натан Ларс был пьян. Сильно пьян. Очень сильно пьян. Он просаживал в дрянной таверне, чудом избежавшей поджогов и выбитых окон, последние деньги, и сидел там со вчерашнего вечера. Скрываясь от отрядов Магистра, которые в эту часть города еще не добрались, но в основном - напиваясь, потому что именно этого он и хотел. Не вспоминать о рыжеволосой Марабарас и ее пугающей магии. Не думать о том, что станет с Оливером Шоу и Сайбер, которых он кинул в Приюте Бродяг.
А у него был выбор?
Был.
Не было. Не было, нахрен! Они могли бы сбежать вместе с ним, но замешкались...
Почему он вообще чем-то обязан Паучку? Тот его ни во что не ставил, хотя сам-то!
- П-п! Повтори! - икнув, велел Ларс подошедшей тетке с подносом. Вид у нее был такой, словно она повидала в своей жизни не только беспорядки, из-за которых ночью погромили студенческий квартал, но и предыдущее пришествие Безымянного самолично, и уже ничто на свете не могло выбить ее из колеи.
- Насвинячил тут... - недовольно прогудела тетка, сверля взглядом лужу дешевого эля, натекшую под столом Ларса. Тот безразлично пожал плечами:
- Уберешь потом, - и подбросил на ладони монету. Тетка цыкнула языком, но удалилась за новой порцией эля.
Натан вел себя так, словно имел в запасе все деньги мира, хотя в кармане бряцали уже последние медяки. Он всегда жил на широкую ногу и неоднократно был готов спустить все вчистую, зная, что отец, хоть и поворчит, а пришлет еще. И он не видел причины вести себя иначе сейчас.
Просто напиться. Станет легче. Он напьется, затем проспится, а когда проснется - что-нибудь разрешится само собой. Может, придумается, как вытащить Паучка.
В голове уже царил приятный туман, когда Ларс заметил девицу - вроде бы девицу, в глазах уже изрядно плавало. Чистенькую, белокурую, с нежным и свежим личиком, растерянно озиравшуюся на пороге. Он вполне мог понять ее замешательство: таверна больше походила на склеп - темно, холодно, подозрительно воняет, и сам он, Натан Ларс, сидит в углу, как выбравшийся из могилы пьяный мертвец...
- Эй! - окликнул "девицу" Натан и снова икнул. - Эй... цыпа! Не присядешь ко мне? Я угощаю!
Широкий жест. Очень широкий для того, кто пил и ел со вчерашнего вечера. Но Натану отчаянно хотелось поговорить с кем-то живым и не имеющим отношения ко всему происходящему. А возможно и не только поговорить... С этим проклятым Паучком он уже целый месяц только и делал, что ковырялся в архивах, уже совсем забыл, как веселиться.
[nick]Натан Ларс[/nick][status]Истинный повелитель мертвых![/status][icon]http://forumfiles.ru/uploads/000f/3e/d5/501/18450.png[/icon]

Отредактировано Гипнос (20-08-2020 13:27:10)

+4

3

Старт игры

- Сдохнете! Все сдохнете! В канавах, как крррысы!! Черви будут жрать ваши глаза! Да, да... Глаза  сожрут в первую очередь! За то, что они не хотят видеть, что миру приходит конец!
   Рехнувшийся дед с самого утра горланил под окнами проклятия в адрес прохожих, нагнетая и без того депрессивные настроения в городе, пока кто-то особо вспыльчивый не осуществил данное пророчество над ним самим, приложив пару раз тяжёлым сапогом по рёбрам. Кажется, идея остановиться в Лейдере всё же была донельзя хреновой, и масштабы её «хреновости» увеличивались с каждым днём пребывания. Ещё по дороге сюда вдоль трактов люди смотрели на некроманта недоумённо и про себя отмечали, что более-менее разумные существа должны бы двигаться в обратную от города сторону, желательно — и вовсе подальше от земель Альянса. Не понравилась ему и неестественно любезная улыбка стражника, что в тот день осматривал его перед воротами, прежде чем впустить в город. О том, что врата города в последнее время вели проходящих чрез них лишь в один конец (порой — тот самый, последний) Лазарин узнал уже после.
   В любом случае, идти ему особо некуда, а здесь, по рассказам Лавера, имелась возможность обзавестись связями с другими некромантами — хотя бы даже через местных студентов. Только вот в последние дни на улицах Лейдера их было днём с огнём не сыскать, словно и не существовало в городе никакой академии. К тому же, с утра постояльцы двора, где остановился Лазарин, только и говорили о вчерашнем пожаре в соседней части города, да о том, что молодых волшебников теперь насильно сгоняют в армию. Что ж... Тоже вариант, пускай и паршивый, ведь Лаз не был ни воином, ни состоятельным магом, а потому рисковал быстро сгинуть в первом же сражении. Большая удача любит большой риск, как говаривал наставник, но подаваться в добровольцы Лаз не спешил, предпочитая действовать по обстоятельствам. И текущие обстоятельства говорили ему, что, блуждая по улицам города и вслушиваясь в беспокойные разговоры его жителей, он совершенно забыл поесть.

   В таверне, что подвернулась под руку, пахло не лучше, чем за её пределами, но по крайней мере, среди амбре из пота, мочи и застоявшейся выпивки, можно было уловить запах горячей еды, пускай и посредственного качества. Желудок, голодный с самого утра, незамедлительно откликнулся, а рука при виде местного контингента непроизвольно дёрнулась под плащом, проверяя, на месте ли нож. Слишком смешной и маленький для самообороны, к тому же Лаз не умел с ним как следует обращаться в драке. Но уверенности придавал сам факт наличия хоть какого-то оружия— местные, порой, недобро косились от одного только вида чисто умытого лица, видя в этом нечто чужое и противоестественное их  собственной природе.
   Впрочем, иногда попадались и те, у кого странная для некроманта внешность вызывала интересы другого толка..
   - Эй... цыпа! Не присядешь ко мне? Я угощаю!
Внешний вид парня, проявившего внимание к новому посетителю, хоть и представлял из себя полнейшую вычурную безвкусицу по мнению пантендорца,  всё ж выдавал в нём натуру тонкую и просвещённую. Хотя бы даже в столь низких формах творчества как искусство пить. Или трахаться. Судя по оживлению на лице патлатого, тот предпочитал делать всё вместе и каждый раз как последний. Такой едва ли станет что-то выдумывать, врать или утаивать, поэтому.. Почему бы и нет.
   Лазарин молча проследовал к размалёванному незнакомцу через всю таверну, стараясь не зацепить плащом ни других столов, ни тех, кто за ними сидел. Делал он это вовсе не  потому, что боялся побеспокоить почтенных гостей заведения, хотя со стороны могло показаться именно так. Пара наиболее трезвых посетителей недоумённо проследили за ним и обернулись на Натана, брезгливо задирая верхнюю губу. Свободные нравы Альянса, коими он славился среди королевств, были не всегда такими уж свободными.
   Лаз ногой отодвинул свободный табурет чуть дальше от надравшегося собрата-некроманта, а главное — от лужи прямо под его ногами, о происхождении которой не хотел даже задумываться. Затем, подмяв под себя плащ и убедившись, что края его не соприкасаются с вышеупомянутой субстанцией, уселся сам.
   - Девушка, - он ласково, словно давней знакомой, улыбнулся тётке, вернувшейся с очередной порцией эля, - Принесите чего-нибудь поесть. Пожалуйста. Женщина немного опешила, словно бы припоминая, как давно на самом деле была девушкой и когда в последний раз к ней обращались столь вежливо. Тем не менее, на уставшем, опустошённом и осунувшимся от морального истощения лице промелькнуло нечто похожее на улыбку. Сейчас, - пообещала она, наполняя кружку Натана, - Ещё остались тушёные овощи и.. Взгляд подавальщицы задержался на студенте, выражая странную смесь недовольства и странной болезненной жалости. Словно задумалась на мгновение предложить и этому чего-нибудь полезнее и питательнее очередной кружки дешёвого пойла. Есть ли у неё дети?
- Овощи подойдут, - Лазарин мягко избавил её от необходимости глубоких мыслительных процессов. Его устраивал наклюкавшийся и нихрена не соображающий собеседник — такими было проще всего манипулировать. А сам он был готов съесть что угодно, особенно если этот дурень и правда заплатит. Не очень-то он походил на человека с деньгами, но раз сумел насобирать на своём теле столько побрякушек, значит и правда не бедствовал. По крайней мере — иногда.
    Когда она отошла, Лаз, наконец, повернулся к новому собеседнику, дабы получше рассмотреть его и запомнить, хотя по улицам Лейдера сейчас бродило не так уж много столь ярких.. личностей.
  Студент? Может расскажет чего интересного в пьяном бреду. Может даже стоит подыграть. Не протрезвел бы только раньше времени, а то так можно и по морде схлопотать — кто его знает..
   - Расскажи мне о городе, - Лазарин, чуть сощурился в лёгкой улыбке, стараясь обнаружить в помутневших от долгой пьянки глазах проблески рассудка. Разумеется, интересовали его вовсе не туристические прогулки по Лейдеру, но уточнять не стал, полагая, что пьяный товарищ и сам захочет как следует нажаловаться на всё, что его не устраивает. Особо довольным жизнью он всё равно не выглядел.
   - И о себе. Последнее представляло интерес намного меньший, но должно было подмаслить начинающуюся беседу. Редкий мужчина откажет себе в возможности похвастать своими достоинствами перед белокурой красавицей. В ожидании ответа, Лазарин чуть склонил голову на бок и аккуратно убрал за ухо как бы невзначай упавший на лоб локон.

Отредактировано Лазарин (30-08-2020 15:53:10)

+5

4

Девица была определенно странной. Хотя бы по тому, как косились на нее  - а заодно почему-то и на Натана тоже - пьянчуги с соседней лавки. Натан ответил им взглядом, одновременно не выражавшим ничего и сразу все от "пошлинах" до "сегодня она со мной!", и подвинулся на своей скамье, но белокурая, одетая по-мужски красотка села почему-то на косоногий табурет справа от стола.
Ну и ладно.
Ларс открыл было рот, но в голове ничего, кроме избитого, как его ребра "что такая красивая девушка делает одна", не вертелось, а сражать женщин такими банальностями он не привык. Вообще вблизи она была все-таки странной, но захмелевший мозг Натана никак не мог свести головоломку к единому целому.
Пока девица говорила с изумленной от таких великосветских вежливостей подавальщицей, Ларс ловко, насколько получалось в пьяном состоянии, перебрался по скамье поближе к собеседнице. Голос у нее был низкий, но даже это студента не смутило - в определенных пределах это было даже очаровательным. У Сайбер, вон, тоже не эльфийское сопрано было, а ничего, Шоу нравилась...
Вспомнив об Оливере и Сайбер, Натан снова помрачнел и попытался силой изгнать их из мыслей.
- Не советовал бы я тебе здешние овощи, - доверительно сообщил он, пытаясь подвинуться к белокурой собеседнице еще поближе. - На вкус как моя подошва. А вот здешний эль неплох... или любишь что-нибудь послаще?
- Расскажи мне о городе. И о себе, - обаятельно улыбаясь, попросила она, щуря в улыбке яркие зеленые глаза, и кокетливо отбрасывая светлую прядь с ушка, и Ларс растаял. О себе он мог говорить часами.
- Детка, я - тот, кого надо держаться при любых опасностях. Позволь представиться: Натан Ларс, лучший из студентов Академии, - правая рука Ларса переползла на пояс девицы, притягивая ее к себе поближе. - Буквально вчера я укрывал молодых некромантов - ты же знаешь, что молодым некромантам опасно сейчас ходить по одиночке? - от отрядов Магистра, а сегодня я...
Он умолк - его рука поползла чуть выше, но, вопреки ожиданиям, не нашла на груди собеседницы того, что искала: собственно, груди.
Да и плечи у незнакомки были чуть широковаты. И голос чуть низковат. И вообще...
Пораженный этим подозрением в самое сердце, Натан резко отодвинулся назад, встряхнул головой и уставился на девицу уже внимательнее: изящное личико, тонкая шея... с выступающим кадыком.
- М-мать твою! - Ларс отпрянул от нее... от него так, словно опасался заразиться. - Ты... так ты что, парень?! Ты? Какого ты тогда хрена ко мне клеился?!
- Ваши овощи, - вклинившаяся разносчица поставила на стол перед "девицей" деревянную тарелку с тушеными овощами действительно не самого аппетитного вида. - Что-то ты сбледнул, парень, - хохотнула она, заметив ошарашенный взгляд Ларса. - Никак, с эля поплохело?
Натан затравленно огляделся. Над ним ржали уже и за соседним столом.
- Да иди ты, - мрачно буркнул он подавальщице, багровея от стыда. Поднял взгляд на невозмутимого белокурого паренька. - Так чего тебе тогда?
[nick]Натан Ларс[/nick][status]Истинный повелитель мертвых![/status][icon]http://forumfiles.ru/uploads/000f/3e/d5/501/18450.png[/icon][sign]Удачливый раздолбай[/sign]

Отредактировано Гипнос (22-08-2020 19:31:07)

+5

5

От Натана разило перегаром и грязью, словно одежду начинающий маг предпочитал стирать в канализации. Для большего отталкивающего эффекта по всей видимости - согласно профессиональным традициям некромантов. Не то чтобы запах этот выделял его из общего окружения — скорее даже наоборот - но любая утончённая девица не сумела б сдержать брезгливости за напускной маской вежливости и воспитания, ощущая себя белоснежным платочком, что случайно попал в руки простолюдина, который собирался использовать его по самому прямому назначению.
   Лазарин в такие моменты ничего подобного не чувствовал, и уже очень давно. Он ничуть не противился  настойчивым поползновениям в интимное пространство, полагая, что это сделает нового приятеля только болтливее. Куда больше его смущал жалобный треск табурета под задницей, грозившегося развалиться в любой момент, не выдержав романтических порывов соседа. Пришлось пойти навстречу и пересесть на лавку. Ларс ожидаемо воспринял жест как согласие и, под участившиеся смешки и шорохи за спиной, двинулся выше, в поисках груди, которой у некроманта не было.
   Что ж… По крайней мере две вещи он успел выяснить — парень в самом деле являлся студентом и, похоже, знал пару укромных местечек в городе. Лаз с удовольствием послушал бы подробности прямо сейчас, но слишком уж быстро трезвел лучший студент академии, по видимому, никогда до этого не щупавший безгрудых баб. Притворяться далее было бессмысленно.
   Нежная и приветливая улыбка вдруг обратилась в язвительную усмешку, и Лаз отвернулся от собеседника, смотря куда-то вперёд, скрестив пальцы под подбородком.  То, что происходило с этим смелым и дерзким пареньком теперь, несомненно доставляло ему куда большее наслаждение, чем любые тактильные ласки.
   - Не там ищешь, - спокойно посоветовал некромант, улавливая растущее сомнение и беспокойство в движениях соседа, - Надо ниже.
   Проверять наверняка Натану уже не потребовалось — он отскочил от «цыпы», как от прокажённого, всем видом выражая столь несвойственную для своего образа и поведения эмоцию, как стыд. Хохот за спиной несомненно был адресован им обоим, но всё же не мог вызвать в Лазарине и малой доли смущения Натана, поскольку являлся привычной и неотъемлемой частью его жизни. Поэтому ничто не помешало юному некроманту хохотнуть пару раз вместе со всеми - такой Натан Ларс ему нравился больше.
   Лаз развернулся к нему, опираясь на лавку одной рукой и ещё раз внимательно осмотрел сверху донизу, нисколько не заботясь о душевном комфорте собеседника. Пожалуй, взгляд этот, пронзительный и бесстыдный, ломал границы личного пространства  ничуть не хуже физических прикосновений, хотя в нём не было ни капли истинного желания: Извиняй.. Не сразу понял, что ты по девочкам.
   Оставив в покое смущённого студента, который всё никак не находил себе места на другом краю лавки,  Лазарин переключился на овощи, так как голод в нём всё ещё преобладал над желанием ехидничать. Предупреждения о местной жратве он проигнорировал намеренно. Некромант был достаточно голоден, чтобы попридержать избирательность в еде до лучших времён, когда у него будут деньги и возможности обедать в более достойных заведениях... Так ему казалось, пока в рот не отправилась первая ложка буро-зелёной кашицы из тарелки.
   Лазарин застыл на мгновение, пытаясь заставить рот жевать, так как вкусовые рецепторы тут же отправили в мозг ровно противоположные сигналы. Овощи и правда оказались пресными настолько, насколько это было вообще возможно, но... Во всём стоило пытаться искать хорошее, и парень мысленно похвалил себя за то, что не ошибся в новом знакомом — Натан действительно был с ним предельно честен. И как ни странно, студент  вновь первым пошёл на контакт.
- Так чего тебе тогда?, - грубо донеслось с конца лавки, и хотя Ларс пытался строить из себя лицо максимально незаинтересованное, Лазарин вдруг подумал, что на самом деле тот сейчас был не против любого собеседника.
   - Город, - некромант всё ж проглотил первую порцию и напомнил собрату про вопрос, который тот успешно проигнорировал, - Ты ведь местный — знаешь, какого хрена  здесь происходит?, - вопрос был таковым лишь отчасти. Конечно, Натан должен был знать.. - Помогаешь другим — а сам почему не прячешься? На храбреца Ларс не походил. На отчаявшегося — тоже. А значит, должны были быть другие причины, если только пантендорцу не повстречался самый тупой студент академии без крохи чувства самосохранения, что тоже нельзя было исключать полностью.
   Натан, кажется, всё ещё мучался в душе осадочком от недавнего позора, хотя интерес вся остальная таверна к ним уже потеряла.
   - Да ладно, расслабься.. — по-своему попытался подбодрить его Лаз, невозмутимо отправляя в рот следующую ложку какой-никакой но еды. Он не привык пускать деньги на ветер, поэтому намеревался расправиться с содержимым тарелки полностью — тем более, Лейдер вряд ли мог предложить ему что-то лучше в нынешнем положении. - Овощи от твоей кислой рожи вкуснее не становятся. Кстати, оставь мне тоже, - взгляд метнулся к кружке с «неплохим» элем, к которой Ларс так и не притронулся, - Ты итак уже хлебнул лишнего.

Отредактировано Лазарин (30-08-2020 15:54:49)

+4

6

- Да вот и обойдешься! – хмыкнул Натан, отодвигая от неслучившейся «девицы» свою кружку. – Я был намерен угощать дамочек, а не тебя… Коль скоро ты не дамочка - сам заказывай!
В общем-то, за эту шутку Ларс на него уже и не злился. Он умел оценить наглость в сочетании с невозмутимой физиономией – сам таким был, и в иной ситуации с удовольствием погоготал бы над любым, кто прокололся бы так же, как он сейчас. Да и Фойрр с ним, с мальчишкой: эту оплошность забудут быстро, а его студент не винил. Далеко пойдет, если не получит за такие шутки по чистенькой рожице. Сволоченыш мелкий.
Но для виду Натан еще немного похмурился, залпом осушил кружку (чтоб шутнику не досталось), с непререкаемым стуком поставил ее на стол и с новым интересом уставился на белобрысого, преспокойно поедавшего овощное месиво.
- Так что тебе надо в Лейдере, раз ты не местный? – не торопясь отвечать на вопрос, полюбопытствовал Натан. Мальчишка невольно отвлек его от тяжелых мыслей, и Ларс был, пожалуй, даже рад поболтать с этим типом. – Бордели сейчас, знаешь ли, хреново зарабатывают, да и вообще ты улицей промахнулся: «Развратная мертвячка» в другой стороне. И им, походу, вчера красного петуха пустили. Так что ты не ко времени…
Он помолчал немного, протянул руку, лениво качнул пустую кружку и снова покосился на мальчишку.
- А если решил в студенты податься, то еще хуже. Наша Магистр на старости лет устроила веселье: закрыла обучение в Академии, и всех учеников, включая самых зеленых, хватает и тащит в армию против Культа. Об этом-то ты слышал? – усмехнулся Натан. – Мол, всем нам пришла пора отдать долг родному городу. Чтоб ему провалиться… Так что если думаешь припасть к источнику знаний – ступай их пить куда-нибудь в другое место, пока цел. Хватают всех, в ком есть хоть капля магии. Мне как-то вовсе не сдалось рвать задницу ради магистерской грызни. Да и другим тоже. Вчера наши сцепились с ловчими и пару домов разнесли. Уж хрен знает, кто именно начал  разносить, но результат сможешь заценить, если завернешь в студенческий квартал…
За разговором подвыпивший Ларс не заметил, как один из мужиков, что гоготали над его промашкой несколько минут назад, тихо встал и быстро вышел за дверь. Он заметил бы, если бы был настороже, но Натан не был: ему хотелось напиться, и он напивался.
Пусть даже в такой сомнительной компании, как этот чистюля... как его там?
- Как тебя звать-то? - праздно поинтересовался Натан. - И откуда ты взялся такой... такой... - обеими руками он обрисовал в воздухе неопределенные очертания женской фигуры, пытаясь изобразить манерный жест паренька.
[nick]Натан Ларс[/nick][status]Истинный повелитель мертвых![/status][icon]http://forumfiles.ru/uploads/000f/3e/d5/501/18450.png[/icon][sign]Удачливый раздолбай[/sign]

Отредактировано Гипнос (24-08-2020 16:28:19)

+5

7

- Жадина. - беззлобно констатировал некромант, краем глаза наблюдая, с каким рвением тот опустошил кружку. Словно Лаз и правда мог отобрать её в любой момент.
Пф..
   - Вот оно как, - некромант собрал кашу со стенок тарелки в общую кучу, выслушивая очередную вариацию любимой шутки большинства своих собеседников, -  Поэтому ты такой потасканный?  И кому понадобилось жечь бордель с таким названием? Следующей же мыслью Лазарин поймал себя на том, что на деле был не прочь взглянуть на «мертвячку», если бы та не сгорела. Из банального профессионального любопытства конечно же. Но Натану об этом знать не обязательно.
   Ларс оказался весьма болтливым рассказчиком, пусть новой информации в его словах было немного. Лазарин слушал, доедая овощи, и пытался выцепить из обилия эмоций и метафор важные детали, чтобы дополнить ими и без того унылую картину происходящего. Ситуация была прескверная, а единственная надежда на выход из неё сквозила лишь в подозрительном оптимизме этого парня, словно у него и правда был план. Или он просто так же придуривался, скрывая страх за шутливыми словечками и подколами. В этом они были похожи, но белобрысый всё же надеялся на первый вариант...
   - Лазарин, - коротко представился некромант, полагая, что одного имени Натану будет достаточно. Похвастаться перед «лучшим студентом академии» ему всё равно было нечем. А если и было чем — так тем он хвастаться не хотел. Из Пантендора — по спокойному ровному голосу можно было подумать, словно для южного и солнечного города Альянса подобная внешность — норма, и странно, что Ларс этого не знает. Впрочем, в сравнении с Лейдером, Пантендор и впрямь выглядел приветливым и утончённым.
   - Искал.. старого друга. Чтоб его Фойрр драл во все щели. Не нашёл. Думал прибиться к одной из местных гильдий, но им сейчас не до чужаков, сам понимаешь. Слишком много подозрений. Решил лишний раз не высовываться, но свалить отсюда уже не смог - городские ворота прикрыли. Знал бы, что здесь настолько всё в Бездну катится — обошёл бы стороной. Но в дороге люди больше говорили про Акропос - Лаз характерно качнул ложкой с последними остатками кашицы в сторону студента, - Помянем.. Лейдер просто оказался рядом. Этот город, хоть и похож на один огромный нужник, по крайней мере ещё стоит, - некромант усмехнулся и отодвинул пустую тарелку, - вот и сижу тут с тобой, ем всякую дрянь, чтоб с голоду не подохнуть и думаю, откуда прилетит в следующий раз. Ты ведь тоже не по своей прихоти здесь торчишь?
  Разукрашенный товарищ платить отказался, поэтому пришлось лезть в сумку за деньгами. Копошась рукой под плащом, Лазарин вновь притронулся к ножу - убедиться, что тот на месте. Глупость, но тревога в душе немного развеялась. Он окликнул проходящую мимо подавальщицу, вновь назвав её девушкой и всё с той же вежливо-услужливой улыбкой протянул ей монету: Спасибо, было очень вкусно. Ложь получилась достаточно искренней, и женщина, кажется, сама засомневалась в посредственном качестве местной стряпни. Но ничего не сказала. Молча забрала посуду и удалилась, как показалось Лазу, слишком торопливо. И даже не предложила им продолжить тратить деньги. Странно.
   - Никогда не стоит ссориться с человеком, который имеет доступ к твоей еде, — зачем-то сказал Лазарин, провожая её взглядом. Затем - показательно вздохнул, безуспешно пытаясь стряхнуть с плаща пятна от чужих пальцев, и повернулся к Натану с ещё более неожиданным вопросом: Как думаешь, мёртвым я буду таким же красивым?

Отредактировано Лазарин (30-08-2020 15:51:59)

+5

8

- Поэтому ты такой потасканный?
- Поэтому я не сразу отличил от потаскушки тебя, - хмыкнул в ответ Натан, скосив и без того нетрезвые глаза на мальчишку. - Но девки сейчас осторожные...
Парнишка - Лазарин, как он представился (то еще имечко!), - продолжал спокойно поглощать свой обед, попутно рассказывая о своем путешествии из Пантендора.
- Сейчас по всей стране беспорядки, куда ни плюнь, так что если ищешь местечко поспокойнее - надо валить из Альянса вообще, - Ларс задумчиво глядел на собеседника поверх кружки. - А уж бедолаги в Акропосе... что за хрень там вообще произошла... - он приподнял кружку от стола, салютуя Лазарину. - Помянем!..
После невесть которой по счету кружки к горлу подступила тошнота, и впервые за все время в голову Натана закралась мысль, что, пожалуй, хватит. Если он еще хочет уйти отсюда на своих двоих, а не ползти по лужам под звонкий гогот белобрысого.
- Ты ведь тоже не по своей прихоти здесь торчишь?
- Если я вернусь домой сейчас, там-то меня и зацапают, - прямо отозвался Натан. - Мой старик сволочь, каких поискать, и за Магистра горой, так что с него станется и самому меня выдать. Во славу великой нашей Академии наук, Родины и прочей дряни, - он поморщился. - Так что придется переждать, покуда все не утихнет. Или хотя бы не перебьется другими проблемами...
Он вспомнил ведьм, копивших силы в Приюте Бродяг. Вот уж кто может доставить - и скорее всего, доставит! - Лейдеру проблемы. Должен ли он рассказать об этой скрытой угрозе, предупредить до того, как все окончательно полетит в Бездну?
А кто станет его слушать?..
Оливер стал бы - но Оливер остался там. Под землей.
Лазарин любезничал с подавальщицей, а Натан звенел в кармане последними медяками. Звон выходил неутешительным. Очень даже неутешительным. Похоже, ему не хватит заплатить за все, что он тут выпил - а это чревато не только тем, что его попытаются выкинуть за порог, попутно пересчитав зубы, но и тем, что могут сдать страже. Хреново.
- Никогда не стоит ссориться с человеком, который имеет доступ к твоей еде, - философски сообщил белобрысый. - Как думаешь, мёртвым я буду таким же красивым?
- От твоей лести ее кормежка вкуснее не станет, - хохотнул Ларс, икнув. - Но если ты думаешь, что она тебя отравила, и ты тут же откинешь черепушку, то ошибаешься. А насчет красоты твоего трупа... я... не по этим делам! Вот правда! Так что если надумаешь помереть, я с твоим трупом ничего делать не стану, обещаю. И вообще... тебе не кажется, что...
Он огляделся, хмурясь, и тревожное чувство, кольнувшее в затылок, заставило слегка проясниться туман перед глазами. Что-то было не так. Тетка до сих пор не трясла его за шиворот, требуя деньги и ругаясь, что насвинячил. Да и компания, гоготавшая над шуткой Лазарина, как-то подозрительно рассосалась, а он даже не заметил.
- ...что здесь что-то не так?
В следующий миг дверь содрогнулась от тяжелого пинка, бухнула о косяк, и проем закрыли собой три фигуры в форме стражей Лейдера. Один из них недвусмысленно кивнул в сторону стола, за которым сидели Натан и Лазарин, и туда сразу же полетела сфера тьмы.
- Бля!.. - только и успел охнуть Ларс, ныряя под стол, взорвавшийся сверху щепками от магического заряда. Дернул за ногу Лазарина, скидывая его со скамьи вслед за собой. - Валим, валим!
Вот сейчас бы не помешало наколдовать что-то полезное, но единственное, что мог выдать Натан - это недавно проглоченный эль. Живот скрутило, и некромант закашлялся на полу, пытаясь отползти подальше от стражников, топавших в их направлении.
[nick]Натан Ларс[/nick][status]Истинный повелитель мертвых![/status][icon]http://forumfiles.ru/uploads/000f/3e/d5/501/18450.png[/icon][sign]Удачливый раздолбай[/sign]

Отредактировано Гипнос (29-08-2020 19:38:47)

+5

9

— Поэтому я не сразу отличил от потаскушки тебя.
- А вот будешь столько пить, да в одно рыло - к тридцатнику и бревно с дуплом от потаскушки отличить не сможешь. Трудно было сказать, что расстраивало Лаза больше — сравнение со шлюхой или неудача с халявной выпивкой. Трудно - для тех, кто не был с ним хорошо знаком. Сам некромант прекрасно понимал, что второе, поэтому и напомнил студенту ещё раз — из вредности.
   Старик Натана, может, и являлся сволочью, но всё же обладал средствами, раз позволил своему отпрыску учиться в нормальной академии. И в этом смысле Лаз ему немного завидовал.
   - Твой отец некромант? Я слышал - наших братьев не очень-то любят за пределами Альянса. Нутро ведь не скроешь. К тому же, спокойные местечки на чужих землях обычно уже заняты местными. Ты же не хочешь свалить туда только для того, чтоб потом до конца дней чистить ботинки алиферам? Конечно, если бы Лазарину самому пришлось выбирать между смертью и работой на крылатых, он стал бы лучшим чистильщиком во всём Драконьем зеве. Но вера в собственную смерть ещё не окрепла в юном уме, а потому некромант был готов рисковать и пробовать, идти по тонкому льду со странной верой в то, что лёд этот именно для него и был создан самой судьбой.
   - Но если ты думаешь, что она тебя отравила, и ты тут же откинешь черепушку, то ошибаешься, - Ларс снова принялся посмеиваться. Лазарин подумал, что таким образом он пытался уйти от серьёзных тем. Хотя вопрос о красоте после смерти и правда был странным. Это ему хотелось, чтобы даже столь неприглядные аспекты существования выглядели эстетично и вдохновляюще. Но многим было бы достаточно быстрой и безболезненной смерти, желательно — в почтенном возрасте и на мягкой кровати. Ну и ладно.
   - Я так не думаю, - честно ответил Лаз, полагая, что хороший яд в данный момент времени стоит для отравителя много дороже, чем его жизнь. Признания патлатого его не особо тронули, хотя обещание некроманта не надругаться над мёртвым телом в Альянсе имело значение. Сам Лазарин такого обещать бы не стал.
   - Но знаешь что скажу? Надо оставаться в Альянсе. В беспорядках тоже полно возможностей — нужно только вовремя уметь воспользоваться...
   Первые «возможности» не заставили себя долго ждать и громко известили о прибытии всех посетителей таверны, едва не выбив входную дверь. Натан, хоть и был пьянее обоих, а сориентировался быстрее Лаза — видать, имел опыт в подобных заварушках. Ещё и соседа успел стащить за собой, вопреки своему печальному состоянию. Лазарин ойкнул, шлёпнувшись со скамьи в ту самую, лужу, которую так избегал с самого начала. Всё-таки это был эль. Хорошая новость, не считая всего остального. Лаз проникся чуть большим уважением к молодому собрату, но спасибо говорить было некогда.
Выход.. Должен быть второй выход! - промелькнула в голове отчаянная надежда на спасение. Взгляд остановился на дверном проёме, где минуту назад скрылась подавальщица. Ухватившись, за соседний, пока ещё целый, стол, Лазарин с силой двинул его в сторону, подкрепляя толчок вспышкой энергии. Физической силы ему бы не хватило, но магия в критический момент не подвела. Стол с грохотом выехал в проход перед стражниками, преграждая путь — ненадолго, но этого было достаточно, чтобы добраться до кухни. Хватая раскашлявшегося Натана за плечо, Лаз  двинул туда, скрываясь за другими столами и лавками. Собрат оказался тяжеловат — хорошо хоть не отключился полностью, а то пришлось бы его там бросить. Вряд ли Лаз со своими навыками мог в одиночку уложить трёх обученных стражников. Второй снаряд разорвался над крайним столом, разметав по таверне осколки посуды и ошмётки в спешке оставленной еды. Громкий хлопок оглушил Лазарина, но понял он это лишь когда добрался до мнимого безопасного места, которое в действительности было ещё большей ловушкой.
   - Дерьмо…
   Он отпустил Натана и осмотрелся, часто дыша от всплеска адреналина. Кухня оказалась маленькой и бедной — как и полагается дрянной таверне. Выхода в ней не было. Не было даже окна, чтобы выломать. Никакого места для манёвра и уж тем более - магического сражения. Не попасть по цели в столь маленьком пространстве не смог бы разве что слепой калека, который, к тому же, не умеет колдовать. Подавальщица забилась в угол и, кажется, кричала, чтобы они убирались отсюда, но расслышать точно Лазарин не мог — в ушах всё ещё звенело. Стол не стал долгим препятствием для обученного мага, и за дверным косяком уже сверкнуло очередное готовящееся заклинание.
   - СТОЙТЕ, НЕ СТРЕЛЯЙТЕ! МЫ СДАЁМСЯ!, - Лаз предпринял последнюю попытку сохранить, если не свободу, то хотя бы жизнь, смиренно поднимая руки перед собой, в надежде, что они нужны страже живыми, а  Натан не станет делать глупостей раньше времени. Конечно, если у него нет в запасе чего-то особенного, в чём белобрысый, честно говоря, сомневался.

Отредактировано Лазарин (30-08-2020 20:46:13)

+5

10

Следовало отдать должное новому знакомому Натана: даже наполовину утопленный в луже разлитого эля, он не терял способности соображать. Пока сам Ларс выплевывал из себя остатки выпитого и стремительно трезвел, Лазарин запустил в стражников столом, усилив толчок коротким магическим выбросом, затем сграбастал Натана и потащил его на кухню.
Натан пытался предупредить его, что двери там, скорее всего, нет. Честно пытался. Но кто будет слушать твои предупреждения, когда вместо членораздельной речи выходит невнятное бульканье, а задницу норовят поджарить магическим огнем? Вот то-то и оно...
— Дерьмо…
Голос белобрысого доносился будто сквозь воду - слишком близко взорвалась магическая сфера. Натан, проморгавшийся и восстановивший равновесие, покосился на дверь, в которую уже ломились преследователи, на тесную комнатушку, в которой из оружия можно было взять разве что котелок да тесак, бесполезные против магов, и не удержался от насмешливого:
- Ну что... воспользовался... возможностями?
Лазарин, не будь дурак, воспользовался:
— СТОЙТЕ, НЕ СТРЕЛЯЙТЕ! МЫ СДАЁМСЯ!
- Нихрена нет! - возмутился Натан, выпивший слишком много, чтобы слушаться здорового инстинкта самосохранения, и вскинул было руки, чтобы сотворить пентаграмму запечатывания, но ему помешали.
Забившаяся было в угол тетка внезапно с поразительной быстротой метнулась вперед, и от души треснула "лучшего студента Академии" по затылку половником. Натан, охнув, потерял равновесие и с грохотом упал на пол, а подавальщица, распрямившись, заявила всунувшимся людям Магистра:
- Сдаются!
Смотреть, как ее таверну разносят боевыми чарами, она тоже не хотела.

- ...арестованы за саботаж приказов Магистра, подрывную деятельность, беспорядки на улицах, агитацию и совращение других студентов Академии... - доносилось до ушей Натана сквозь накатывающие волны дурноты. Возможно, там было и не "совращение". Натан с этим спорить не стал, хотя хотелось. А может, это и вовсе относилось не к нему, а к белобрысому.
- Да он же даже не студент... - почему-то вяло воспротивился он другому обвинению, пока их с Лазарином завернули мордами в пол и, пару раз пнув для солидности, без прикрас стянули руки за спинами. На совесть стянули.
- ...предстанете перед судом по законам военного времени и понесете наказание за свои преступления, - продолжал скрутивший их маг. Обоих вздернули на ноги и, подталкивая в спины, выволокли на улицу.
После полумрака и затхлого воздуха таверны даже тусклый свет лейдерского дня казался ослепительным. Натан заморгал, глубоко вдыхая, чтобы не блевануть еще раз - под ноги стражникам. Этого бы ему не простили.
Что же делать-то?
Ни одной дельной мысли, как назло, не приходило в голову. Судя по высившимся впереди стенам, вели их в студенческий квартал - но не в Академию. Возможно, где-то на территории собирали всех незадачливых студентов, которых удалось отловить...
Натан впервые отметил, что стычка накануне была серьезная: стена ближайшего дома обуглилась, мостовая покрылась копотью. Что самое отвратное - груда опаленных лохмотьев возле стены явно была человеком совсем недавно. Кем? Студентом или вербовщиком? Отчего-то Ларсу важно было это узнать.
- Шагай вперед, нечего таращиться! - обращаясь разом и к нему, и к Лазарину, поторопил их стражник.
[nick]Натан Ларс[/nick][status]Истинный повелитель мертвых![/status][icon]http://forumfiles.ru/uploads/000f/3e/d5/501/18450.png[/icon][sign]Удачливый раздолбай[/sign]

Отредактировано Гипнос (30-08-2020 22:32:04)

+5

11

Идиот. - подумал Лазарин, когда Натан вдруг принялся геройствовать. На деле он был бы только рад внезапному тузу в рукаве темноволосого, хоть и не особо верил в его наличие. Но безрассудной храбрости студента не разделил — просто не стал ему мешать. Вместо него это сделала подавальщица.
   Звон от удара половником был столь громким и устрашающим, что Лаз на мгновение подумал, что тётка пробила Натану голову. Он даже забыл на секунду о страже и изумлённо, не опуская рук, развернулся в сторону женщины, дабы та и его ненароком не треснула. Со стороны это выглядело очень больно — у парня даже собственный затылок отозвался фантомными ощущениями, хотя по нему не били…
   Впрочем, вербовщики обходились с нарушителями немногим нежнее — тут же повалили Лазарина рядом, пинком заставляя вжаться в истёртый временем и грязью пол. Он и сам бы послушно дал себя связать, раз уж решил сдаться, но нападавшим было мало простого послушания. Где-то рядом раздался стон Натана, которому тоже прилетело пинка, хоть он и без того валялся в полубессознательном состоянии. Видимо, кто-то из вербовщиков успел заметить его попытки сопротивляться и теперь мстил. Или это всё из-за стола? Нет… Они просто были злы. Слишком злы для простых вербовщиков. И даже обвинения, которые зачитывал один из них, были пропитаны ненавистью, словно эти двое в самом деле могли совершить всё, что им предписывали. Эти люди видели в них врагов, готовых напасть и убить при первой возможности. И были готовы ответить тем же в любой момент. Лаз понял это, когда его в очередной раз пнули по рёбрам безо всякой на то причины, ведь он не противился ни тугим верёвкам, ни грубому и унизительному обращению со стороны служителей порядка.
- Да он же даже не студент… - зачем-то промычал Натан в оправдание Лазарина, словно его самого, студента, было за что арестовывать. Он что, в самом деле преступник?
Один из стражников лишь злобно усмехнулся, грубо затягивая верёвку на руках несостоявшегося бунтаря: Ему же хуже, если так.
   Лазарин вдруг понял, что недооценил степень обострения ситуации между людьми магистра и студентами. Подумал, что, возможно, стоило попытаться остановить тётку, дать  Натану время на заклинание... Но оно могло не сработать, и тогда нас убили бы. - оправдывал он сам себя, пока вербовщики толкали их к выходу. Дело было дрянь. Он мог бы понять это сразу, когда над их головами взорвалась первая сфера, но растерялся и сообразил лишь сейчас — вели их не в армию и не к магистру в академию. Вели не как беглых студентов-уклонистов, но как убийц и преступников.
   Лейдер по пути в студенческий квартал всем своим видом отвечал на немой вопрос о том, почему к ним отнеслись именно так. Обугленные стены, разрушенные дома, пепел и рядом — чёрные от копоти останки, что не успели догореть полностью. В то, что все эти погромы и убийства произошли от одного только несогласия с приказами Магистра, Лазу верилось с трудом. Или Культ в самом деле был настолько ужасен, что молодёжь предпочитала гибнуть от рук своих же сограждан? Натан либо не знал этого, либо о чём-то умолчал в своей истории.

   Место, куда их привели, не походило на гарнизон. Лаз не увидел ни казарм, ни солдат — только старые заброшенные дома, да наспех сколоченные баррикады из камней и брёвен. Но стражи было много — и все вели себя неспокойно, словно вот-тот должно начаться что-то… Или, наоборот, что-то совсем недавно закончилось? Закоптившаяся мостовая сменилась рытвинами с грязью, будто это место обстреляли тяжёлыми снарядами, а затем залили водой - не самого чистого качества, судя по запаху. Впрочем, большая часть города пахла так же…
  В центре двора стоял высокий столб, к которому за руки был подвешен, по всей видимости, один из «врагов Магистра и Родины» — избитый до такой степени, что трудно было определить сразу, жив он или мёртв. Но женщина, стоявшая перед парнем с равнодушно сложенными за спиной руками что-то говорила ему, а значит, наверное, тот был ещё жив. Доспех, расписанный магическими рунами, выделял её среди прочей стражи  - прежде всего тем, что был идеально вычищен и, судя по модели, ковался специально на заказ. Только ботинки заляпались грязью и налипшим поверх неё пеплом, а значит, бывала она в этом месте нечасто, но определённо имела влияние на всё, что тут творилось. Они не видели её лица, но идеальный внешний вид, сдержанные движения и ледяное спокойствие в голосе выдавали в ней одну из тех самых женщин, которые с детства были лишены всяческой чувствительности ко всему, что не вписывалось в рамки чётких материальных законов и правил, спускаемых сверху.
   Они остановились у массивной двери углового дома, и Лазарин впервые за весь путь взглянул на Натана в немом вопросе, который можно было бы прочесть как «какого хрена тут творится?». Не похоже, что тот был осведомлён в происходящем лучше пантендорца — кажется, Ларс ещё не до конца справился с последствиями всего, что с ним было в таверне. Тогда он попытался задать тот же вопрос одному  из вербовщиков, но в ответ получил лишь очередную затрещину, и больше ничего не спрашивал - с немым недовольством расстался со своими вещами и почувствовал небольшое облегчение, когда путы ослабили, но ненадолго. Верёвки сменились кандалами, которые хоть и оказались посвободнее, но полностью лишали возможности колдовать за счёт нанесённых магических глифов. К тому же — были весьма тяжёлыми и тянули руки вниз. А никаких других надежд на спасение, помимо магии, у них в тот момент не оставалось. Нож, каким бы бесполезным он не казался, у Лазарина тоже забрали. Оставили только одну из частей Элея — да и то лишь потому, что он незаметно висел на шее под рубашкой.
    Закончив с подвешенным, женщина развернулась и направилась в их сторону. Её движения и лицо всё ещё оставались спокойными и хладнокровными, но сапоги с каждым шагом так яростно вдавливались в грязь, что истинное настроение дамы после разговора с пленником ни для кого из присутствующих не было тайной.
- Ещё двое, капитан Асвин!, - гордо отчитался один из стражников, делая шаг ей на встречу, - бросить их к остальным? До суда...
- Не будет больше судов. - коротко оборвала она речь стражника, задерживая взгляд на лицах арестованных, - Одного завтра в замок, второго — на площадь. После чего — ещё раз обернулась на столб, и, громко выдохнув через нос, зашагала прочь к воротам, через которые сюда ввели Лаза и Натана.
А какого куда? - поинтересовался вслед стражник, однако ответа так и не услышал. Он фыркнул, пожал плечами, открывая дверь, кивком предложил двум другим помочь молодым людям войти. Молодые люди справились бы и сами, но вербовщики не отказали себе в удовольствии пнуть неслучившихся беглецов напоследок: Ладно. Сами разберёмся.

- Кажется, твоя братия здорово им подгадила, - мрачно пробубнел Лаз, когда шаги снаружи утихли. Комната, в которой их закрыли, оказалась тёмной, сырой и тесной — с одним только небольшим окошком, дотянуться до которого на своих двоих было невозможно. Судя по характерному запаху из дальнего угла, и исчирканным в попытке скоротать время стенам, они здесь были не первыми пленниками. Лазарин без энтузиазма осмотрел камеру и решил, что пара замшелых булыжников у стены — самое чистое место. Туда и уселся, чтобы перевести дух и подумать над новыми «возможностями». Как бы завтра один из них не лишился этих самых возможностей навсегда.
- Что они делают там, на площади?, - он  звякнул кандалами, рассматривая их со всех сторон в попытке найти слабое место. Затем — попытался подвигать челюстью, которая всё ещё ныла после удара, - Фойрр.. Я думал, им нужны солдаты. Но нас чуть не прикончили там не здороваясь — видел?! Конечно, Ларс видел… - Или ты и правда что-то натворил, а? Ссориться с Натаном сейчас было бы лишним - это никак не поможет спастись самому. Но пресечь дальнейшие подозрения необходимо - помирать за грехи посторонних школьцов некроманту ой как не хотелось.
   Лаз пытался оставаться спокойным, чтобы потратить отведённое им время на поиски выхода. Пытался выбросить из головы обугленные останки, и взгляд капитанши и того парня во дворе… Но руки всё равно дрожали, а сердце билось чаще, чем обычно, призывая организм бежать и спасаться от нависшей угрозы. Только бежать было некуда.

офф: картинка 1
Офф: картинка 2

Отредактировано Лазарин (02-09-2020 12:19:02)

+5

12

Он не знал. Во имя сраной Бездны, он понятия не имел, что здесь вообще происходит, и когда все успело так внезапно измениться!
Еще несколько дней назад Натан Ларс был более-менее уверен в своем статусе, положении и будущем. Все его похождения в Академии, вылазки, пьянки и прогулы носили, в общем-то, несерьезный характер: так делали многие, он просто удерживал первенство в раздолбайстве и прекрасно знал, какое наказание и за что конкретно может понести. Ну что могут сделать со студентом вроде него? Ну, пошлют прибирать в прозекторской, или заставят склянки оттирать, или готовить какой-нибудь особенно тошнотворный реагент для экспериментов Мастера. Ну, штраф наложат. Ну, в крайнем случае, вышвырнут из Академии - невелика беда...
Но чтобы люди Магистра ловили студентов? Тащили их под суд? Палили по ним настоящими боевыми заклятьями? Пытали в грязном, вонючем дворе? В голове не укладывалось...
Именно поэтому Натан ошалело молчал большую часть пути - конечно, еще и потому, что башка после удара половником болела и кружилась, но еще и потому, что он действительно не узнавал город, в котором провел всю жизнь. Оливер наверняка сравнил бы это с гнилостным нарывом, назревшим и теперь прорвавшимся на поверхность всей дрянью, что скопилась внутри, но Оливера здесь не было, а сам Натан на такие образные сравнения способен не был.
Отмер он только тогда, когда женщина в магических доспехах подошла ближе, всматриваясь в их с Лазарином лица с такой ненавистью, словно каждый из них самолично плюнул ей в рожу:
— Не будет больше судов. Одного завтра в замок, второго — на площадь...
- Эй! Эй, подождите-ка!.. - Натан дернулся вперед, но стражники держали крепко. - Капитан... как вас там... Асвин! Я студент Академии, я сын Грея Ларса! Свяжитесь с моим отцом, он подтвердит, что это недоразу... охх!
Закончить ему не дали. Чокнутая сука даже слушать его не стала - развернулась и пошла прочь, совершенно не желая вникать в то, что Натан пытался сказать, а державшие их стражники врезали студенту под дых. Вот и весь разговор.

Все еще ошеломленный происходящим, но уже вполне протрезвевший, Натан мрачно сидел в углу камеры, и мысли беспокойно крутились в голове, все время возвращаясь к одному и тому же: как? почему? какого хрена?
Примерно о том же, судя по всему, думал и Лазарин:
— Кажется, твоя братия здорово им подгадила...
- Чем? Тем, что не готова сдохнуть при стычках с боевыми магами Культа? - ядовито усмехнулся Натан. - Не могу их за это осуждать.
— Что они делают там, на площади? - не унимался белобрысый.
- Тешат извращенные желания той бабы, - брякнул Ларс. - Слушай, я тут пытаюсь...
Думать!
— Фойрр.. Я думал, им нужны солдаты. Но нас чуть не прикончили там не здороваясь — видел?! Или ты и правда что-то натворил, а?
- Бля, да ничего я не творил! - рыкнул вконец доведенный Натан. - Меня последние сутки вообще не было в городе, и я нихрена не понимаю, что тут происходит! Понимаю только, что нам жопа, потому что старая магистерская мокрица выжила из ума и видимо приказала драть шкуру всем, кто не согласен с ее решениями! Что полный бред, потому что мы не рабы, и за нас есть, кому заступиться... мой отец...
Натан умолк. Сделает ли что-нибудь отец, если узнает, где он оказался, и что ему грозит? Твою мать, он же и вправду ничего такого не сделал... Ну да, была коротенькая стычка со стражниками, всем перепало, но никто не сдох. Как дошло до такого, что люди Магистра и студенты начали убивать друг друга?
Как? почему? какого хрена?
- Она свихнулась, должно быть... - пробормотал Натан. - Раз приказывает нас пытать. Такого никогда прежде не было... может, она не знает... срань!
Он решительно поднялся на ноги, пошатнулся, вмазавшись плечом о холодную склизкую стену, и направился прямиком к запертой двери. Руки были скованы на совесть - освободиться Ларс пробовал в первую же минуту, как его заковали, - но это было и к лучшему: грохот цепей по двери поднялся оглушительный.
- Эй! - заорал Натан, не переставая колотить цепью. - Эй там! Слышите меня? Я хочу говорить! У меня есть информация! Да что там все, уснули что ли?!
- Че разорался? - с той стороны с силой вдарили по дверям. - Шею сломаю, хренов щенок!
- Капитан Асвин! - выпалил Ларс, придержав цепь. - Передайте ей, что я знаю кое-что о восстании, и хочу это рассказать. Прямо сейчас, утром будет поздно!
Натан слегка лукавил: о восстании студентов он не знал ровным счетом ничего, но зато знал о ведьмах, притаившихся под городом и готовившим какие-то неизвестные ритуалы. И, как он подозревал, только он сейчас и мог рассказать о них - и возможно, направить ярость магистра против тех, против кого она и должна быть направлена.
В любом случае, это могло спасти им жизнь, и Натан вел себя с самоуверенностью человека, который действительно знал, о чем говорит. Поколебавшись, стражник ушел, что-то глухо бормоча себе под нос, но сказать точно, пошел ли он к капитану, Ларс не мог.
- Что? - мрачно покосился он на Лазарина, заметив его взгляд. - Я пытаюсь выкупить наши жизни. И вовсе не студентами, нехрен на меня так смотреть! Ты вообще под горячую руку всем попал... сидел бы сейчас в своем Пантендоре... маки курил.
[nick]Натан Ларс[/nick][status]Истинный повелитель мертвых![/status][icon]http://forumfiles.ru/uploads/000f/3e/d5/501/18450.png[/icon][sign]Удачливый раздолбай[/sign]

Отредактировано Гипнос (02-09-2020 22:58:31)

+5

13

Правду говорят, что истинная суть большинства людей раскрывается лишь в критический момент. Вот и Натан, зажатый в угол, показал свою другую, бунтарскую сторону. Люди более высокого происхождения всегда недоумевают, когда с ними обращаются как со скотом — и намного хуже чувствуют, в какой момент лучше заткнуться и не встревать. Лазарин понял это после единственной затрещины. Но Ларс вёл себя так, словно его отец и правда имел власть распустить всю эту стражу, ещё и выписав каждому с десяток плетей для профилактики, чтобы в следующий раз подумали прежде чем цепляться к почтенным гражданам Лейдера.
   Только вот было ли это правдой? Судя по тому, что Лаз успел о нём узнать, Натан явно преувеличивал возможности отца и собственную ценность для властей города в нынешнее время. Парень просто цеплялся за крохотную ниточку, которая могла стать спасением. Лаз не мог его за это винить - он поступил бы так же. Но всё равно было обидно, что в этот раз ему не повезло. Устроить показательную расправу над человеком без рода и племени всегда проще и притягательнее, чем над сыном состоятельного горожанина. Лазарин хорошо это понимал. Как и Натан, по всей видимости. Поскольку не угомонился даже после того, как дверь за ними закрылась.
- Да не ори ты! - шикнул на него белобрысый, опасаясь, что гневные словечки в адрес Магистра и стражи могут родить у последних идею потешить свои желания раньше указанного срока. Он бы и рот ему прикрыл, чтобы тот заткнулся, да в кандалах это было неудобно.
- Есть разница что ли, от чьих рук подохнуть?! - Лазарин кивнул на дверь, - Или эти убивают нежно и безболезненно? Что-то не похоже...
   И всё же, он немного завидовал смелости Ларса. Считал её глупой и бессмысленной в нынешней ситуации, но было в этом что-то вдохновляющее и даже по-своему красивое. И если бы Лазарин сам не находился в прискорбном положении, то прямо сейчас попросил бы разрешения забрать его доблестный труп после того, как стражникам надоест звон цепей из камеры. Он обеспокоенно таращился на дверь, куда долбился Натан, в ожидании, что она вот-вот откроется, и его приятелю перережут глотку или изобьют как того парня, чтобы не осталось сил бренчать колодками. Но этого не случилось, и угрозы снаружи больше не поступали. Неужели сработало? Но ведь...
— Что? Я пытаюсь выкупить наши жизни. И вовсе не студентами, нехрен на меня так смотреть!
- Наши? - нервно усмехнулся некромант, - Скажешь отцу, что я твой парень, и он меня вытащит?! Сам же говорил, что он это всё поддерживает. Максимум чего добъёшься — места в авангарде смертников.
   Натан похоже не догадывался, но Лаз не питал привязанности ни к студентам, ни к людям магистра и, если уж на то пошло, куда больше верил в победу более взрослой и опытной стороны конфликта. И в хмуром взгляде было не столько осуждение, сколько обида на саму ситуацию, где ему остаётся только надеяться на то, что Натан Ларс не кинет его здесь при первой же возможности спасти собственную шкуру. Лазарин просто не верил в такое высокое благородство по отношению к случайному знакомому. Не верил, потому что и сам не был таким.
   Стражник вернулся с двумя приятелями и звякнул ключами, открывая старый замок. Резкое тревожное чувство обожгло грудную клетку, сдавило её в странном отчаянии — так, что дышать стало трудно. Он почти не знал Натана и уже почти ненавидел за то, что жизнь дарила ему шанс свалить отсюда. Но всё же, оставаться в камере одному в ожидании неизвестности, было страшно. Жаль, что они не успели привязаться друг к другу, чтобы Ларс хотя бы попытался.. Но может он и не врёт? Мысль мелькнула с сознании тухлой, но единственной надеждой на то, что собрат всё ж попробует сделать доброе дело, если представится такой шанс. 
- Только ещё хуже не сделай, слышишь?!, - Лаз подскочил к нему в последний момент, неосознанно хватая за рубашку, как делают маленькие дети, когда не хотят отпускать папу с «плохими дядями», - Им плевать, кто ты! Ты же видел, что им плевать!
   Замок щёлкнул, дверь распахнулась, и некромант тут же отшатнулся от Ларса, с опаской поглядывая на стражников. В этот раз они вели себя спокойнее, но так и не сказали, куда именно его забирают. Ведь аудиенция у капитана Асвин, судя по тому, что они видели, вряд ли представляла из себя беседу за чашечкой чая.

Кабинет капитана равномерно, но весьма тускло освещался несколькими настенными магическими светильниками. Сдержанная, по-мужски суровая обстановка с лихвой выдавала строгий и хладнокровный характер своей владелицы. Асвин любила порядок. Во всём. Она не держала при себе ни единой случайной и бесполезной вещицы, не позволяла захламлять свой быт воспоминаниями из прошлого или мечтами о будущем. Только нужные сейчас документы и книги. Только необходимая для работы одежда и оружие. Ограниченное количество удобной и практичной мебели — и ничего для красоты, кроме, разве что, ковра под столом, оставшегося от прежнего владельца. Здесь не было даже стакана с водой, поскольку для приёма пищи существует столовая. А кабинет существует для работы, которой у Асвин в последнее время сильно прибавилось — только поэтому она приказала привести сюда смельчака, что так усердно убеждал её людей в важности своей информации.
   Асвин как раз пересматривала дела студентов, когда к ней в кабинет ввели Натана. Вербовщики придерживали его за плечи, будто он вот-вот собирался наброситься на их капитана прям так, с колодками. Женщина же встретила его со змеиным спокойствием -  аккуратно сложила и вернула дела в общую стопку, а затем попыталась взглядом выжечь глаза мальчишки, которые отчего-то имели наглость смотреть на неё, а не в пол - в подавленном смирении. Так могло показаться со стороны, хотя у Асвин это получалось ненамеренно — она всегда выглядела так, будто собирается сожрать собеседника с потрохами без соли и перца.
   Женщина кивком приказала стражникам выйти. Те удивились решению капитанши остаться наедине с потенциальным преступником, но оспорить приказ не осмелились бы в любом случае. Один разве что с силой сжал плечо Ларса перед уходом, как бы предупреждая, чтобы тот не делал глупостей.
   Оставшись наедине с пленным, Асвин молча обошла вокруг стола и громко хлопнула ладонью по исписанному идеальным почерком листу бумаги в центре. Затем — подняла его, не отрывая хищного взгляда от Натана, и безэмоционально зачитала написанное: Уважаемый господин Грей Ларс! Руководство стражи Лейдера вынуждено сообщить, что ваш сын, Натан Ларс, погиб при попытке совершить вооружённое нападение на патрульный отряд Магистра, проводивший вечерний обход в восточной части города. К сожалению, Натан стал одним из многих молодых людей, кто поддался влиянию наших врагов, что по сей день пытаются дестабилизировать обстановку в городе. Подчиняясь законам Альянса и Лейдера, стражам правопорядка пришлось применить силу, чтобы защитить город и его мирных жителей. Магистр приносит искренние соболезнования вашей утрате и клянётся уничтожить всех заговорщиков, что не брезгуют использовать для своих низких целей ещё неокрепшие умы нашей молодёжи. - Она спокойно вернула листок обратно на стол, предоставляя Натану время понять и осмыслить услышанное, после - взяла другой, из стопки, где были сложены личные дела студентов, любезно предоставленные вербовщикам ректором Лейдерской Академии.
- Ты ведь у нас смышлёный мальчик, верно? - Асвин внимательно всмотрелась в лист, словно не успела изучить всё, что там написано, пока подчинённые вели Натана сюда. Затем — подняла взгляд на парня поверх бумажки, и губы дрогнули в тугой и совершенно неприятной улыбке: Смышлёный и не очень порядочный. В голосе звучала прямая угроза призвать его к ответу за все грешки здесь и сейчас при необходимости. Озвучивать их Асвин не стала, полагая, что Натан итак уже должен был осознать своё положение.
   Она выдвинула стул - аккурат напротив студента - и уселась на него, по-хозяйски  сложив руки на груди.
- А теперь, Натан Ларс, расскажи мне, что ты знаешь об Айворе Денверте. - Асвин говорила  коротко и чётко, отбивая интонацией каждое слово, чтобы ни один из вопросов не ушёл от внимания некроманта. - Где он сейчас? Что собирается делать? Кто ещё из твоих друзей его поддерживает? Назови их имена. И расскажи, почему сам решил встать на неправильную сторону в этой войне.
   Капитанша чуть склонила голову на бок в ожидании ответа и закинула ногу на ногу, прекрасно понимая, какой, мягко говоря, дискомфорт сейчас ощущает этот грязный побитый парень, стоя в кандалах посреди комнаты. Но присесть на второй стул, что стоял у стенки, она ему не предложит. И надежды на то, что он сможет выставить здесь хоть какие-нибудь условия — не даст. А попытается лезть в драку — вляпается в защитный барьер между ними и окончательно потеряет надежды на спасение.

Отредактировано Лазарин (04-09-2020 11:56:13)

+5

14

Вряд ли Натан отдавал себе полный отчет в том, что он делает, и чего в итоге добьется. Впрочем, он никогда не строил далекоидущих планов: есть идея – нужно сразу же ее воплотить. До сих пор удача не подводила его, и Ларс привык ей доверять.
А вот Лазарин, похоже, нет – ни удаче, ни Натану.
— Скажешь отцу, что я твой парень, и он меня вытащит?! Сам же говорил, что он это всё поддерживает. Максимум чего добьёшься — места в авангарде смертников.
- Ох, заткнись!.. – Натан нервно стиснул руки в кандалах. – Если я сказал, что нас вытащу – значит вытащу. Просто сиди и верь.
— Только ещё хуже не сделай, слышишь?! Им плевать, кто ты! Ты же видел, что им плевать! – Лазарин ухватил его за рубашку. В широко распахнутых зеленых глазах плескался страх, от самоуверенного хлыща из таверны не осталось и следа.
- Да куда уж хуже… - некромант криво улыбнулся.
На самом деле никакой уверенности Натан не испытывал. И когда стражники все же открыли дверь, он выпрямился, шагнул вперед – так, будто по-прежнему верил, что все происходящее – ошибка, и им еще придется отпустить его на свободу. Ничего другого ему не оставалось.

***
Шагая следом за стражниками по коридору, слушая звон цепей при каждом своем шаге, Натан почти не раздумывал над тем, что скажет капитану Асвин. Сдаст убежище ведьм? Да пожалуйста, пусть люди Магистра вырежут свихнувшихся баб. Может, даже получится под шумок вызволить Оливера, если сообщить, что там удерживают в плену студента?
Однако когда он вошел к женщине, что пытала студента во дворе, то изрядно усомнился в надежности собственного плана. Как-то сразу вспомнилось и то, каким холодным, невыразительным взглядом капитан Асвин смотрела на подвешенного пленника, и то, с каким хладнокровием повернулась спиной к ним с Лазарином. Вот и сейчас – один пробирающий до мурашек взгляд на закованного Ларса, короткий кивок сопровождающим – и Натан остался с ней один на один.
- Да вы что, не нужно таких церемонностей, - протянул он, пытаясь казаться уверенным в себе, и даже бросил Асвин исполненную обаяния улыбку. Полностью проигнорированную. – Мы же тут просто немного побеседуем… правда?
Она никак не отреагировала на его фамильярность. Вместо этого, уставившись на него взглядом змеи, принялась читать с бумаги письмо.
Письмо, адресованное его отцу. Письмо, в котором сообщалось о его, Натана, безвременной кончине.
- Вы… что? – Натан изменился в лице. Напускная самоуверенность стекла с него, как вода. – Я же… я же…
«Натан Ларс, погиб при попытке совершить вооружённое нападение на патрульный отряд Магистра…»
Но он здесь! Он жив! Неужели его уже записали в погибшие и готовятся… Нет. Нет, быть не может…
- Я жив! – это вырвалось у него само собой, словно отчаянная попытка переубедить эту жуткую тетку, хладнокровно перебирающую чужими жизнями. Его жизнью.
- Я ничего такого не делал! Клянусь! - Ларс даже шагнул вперед, словно надеялся отобрать у капитана Асвин письмо, признающее его мертвым. – Ну, подумаешь, мелкие проделки… за них карает Академия, а не Магистр! Почему вы… с каких пор?.. - он задохнулся, хватанув ртом воздух.
Она воспользовалась этой паузой так спокойно и естественно, словно ожидала именно такого разговора. Словно каждое его слово было наперед известно ей. И когда заговорила – в каждой ее реплике звучал приговор:
— А теперь, Натан Ларс, расскажи мне, что ты знаешь об Айворе Денверте…
- О ком?.. – ошалело выпалил Натан, не до конца понимая, что она от него хочет.
- Где он сейчас? Что собирается делать? Кто ещё из твоих друзей его поддерживает? Назови их имена. И расскажи, почему сам решил встать на неправильную сторону в этой войне.
- Да я же… - Ларс облизнул губы. – Я впервые слышу это имя! Кто он такой вообще? И причем тут студенты? – он сделал шаг вперед, но наткнулся на невозмутимый змеиный взгляд и невольно отступил. – Я вообще не знаю, что здесь происходит! Хотите, поклянусь… да чем угодно поклянусь! Последние сутки меня вообще не было в Лейдере! И я думал, что вы ищете… ведьм!
Воспоминание о ведьмах в Приюте Бродяг, и о пленном Оливере придало сил. Натан вдохнул поглубже.
- Прямо сейчас, под городом, в Приюте Бродяг, ведьмы собирают силы, чтобы напасть на нас! Их лидера зовут Марабарас, она захватила в плен меня и еще одного студента, Оливера Шоу, позавчера вечером. Мне удалось бежать, и я сразу же хотел рассказать об этом. Я не знаю, кто такой… как вы его там назвали?.. И в восстании я не участвовал, я был в плену, а потом… напивался. Это не запрещено! – он собрал остатки решимости, чтобы с вызовом посмотреть на женщину. – И мой отец начнет расследование по делу о моей смерти, он так этого не оставит! Я готов с вами сотрудничать и рассказать все о ведьмах, но про студентов я не знаю вообще ничего! И парень, который со мной, тоже не студент, он просто попался, потому что разговаривал со мной!..
Про Лазарина он вспомнил в последний момент.
[nick]Натан Ларс[/nick][status]Истинный повелитель мертвых![/status][icon]http://forumfiles.ru/uploads/000f/3e/d5/501/18450.png[/icon][sign]Удачливый раздолбай[/sign]

+5

15

Натан ходил по очень тонкому льду и делал это крайне неосторожно, путаясь в собственной логике и пытаясь увести рассказ в совершенно другое русло. Единственной причиной, по которой Асвин ещё  не отправила его в пыточную, было ощущение, что Натан говорит искренне. Несёт полную чушь — но чушь эту вряд ли бы смог выдумать только по собственному желанию. Асвин ценила честность, а потому молча слушала всё, что он скажет, отмечая в голове все главные детали его рассеянного и нескладного рассказа. Память у капитана была хорошая. Конечно, в её взгляде и позе для Натана ничего не изменилось. Но если бы он успел узнать её получше — то даже обрадовался бы этому наблюдению.
   Забавно, но он всё ещё пытался воздействовать на неё именем отца — цеплялся за эту ниточку с такой уверенностью и надеждой, что Асвин очень хотелось пресечь это в первую очередь — обрубить все связи с внешним миром, который всё ещё кажется Натану таким близким, и оставить наедине со страхом собственной смерти.
- Мёртвые редко узнают о своём отмщении. Если бы твоему отцу было дело до твоей жизни, ты бы не оказался здесь, верно? - это было скорее утверждение, чем вопрос. Асвин знала, что все заботливые родители потрудились вывести своих отпрысков из Лейдера ещё в позапрошлом месяце. А те, что остались бунтовать на улицах, - скорее всего просто не имели возможности спасти свою шкуру мирным трусливым путём. Если Натан хоть отчасти говорил ей правду про плен, таверны и свою непричастность к восстанию, то это означало, что он оторван не только от отца и города, но и от своей социальной группы - студенчества. Парень или хорошо косил под дурачка, или в действительности являлся лишь потерянным и забытым всеми ребёнком, который в минуту отчаяния всё ещё надеялся, что о нём помнят и обязательно спасут. Другая женщина, может, и пожалела бы его, но Асвин такое положение вещей было лишь на руку, и от слов Натана касательно отца она даже не моргнула.
- Айвор Денверт. - спокойно повторила капитан, словно Натан действительно просто забыл  это имя. - Студент. Называет себя лидером протеста. Возможно, «Айвор Денверт» - лишь псевдоним, так как личного дела с таким именем в академии нет. Асвин сделала паузу, чтобы понаблюдать за реакцией парня и, убедившись, что тот всё ещё не понимает её (или только делает вид?), перешла в наступление: Как и личного дела Оливера Шоу. Действительно, Асвин пересмотрела дела студентов несколько раз, но Оливера среди них не было. Значит ли это, что Натан его выдумал? Возможно. Или же он действительно владел некой новой информацией, которая могла оказаться полезной. Слова про ведьм капитан проигнорировала намеренно, чтобы помешать увести разговор в совершенно другое, но всё же сделала в голове пометку проверить данную информацию — на всякий случай. Приют бродяг частенько становился пристанищем всякой дряни, хотя женщина не особо верила, что ведьмы могли проникнуть в город так легко в больших количествах. Так или иначе, Асвин поставили расследовать дело студентов, и она, будучи идеальным солдатом, была сконцентрирована на собственном приказе.
- Кто он? Как вы оказались в Приюте Бродяг? Что этим… «ведьмам» было нужно от вас? Как ты сбежал? И почему не сообщил страже сразу же?, - женщина снова дала ему паузу и, возможно, надежду в слегка смягчившемся голосе. Надежду, что его слова настолько её заинтересовали, что вот-вот ещё чуть-чуть — и с него снимут кандалы прямо здесь в кабинете, дадут эля с закусками и уложат спать в специальной комнате для почётных гостей-доносчиков.  Конечно, это было неправдой, но Асвин нарочно оттягивала любые намёки на прояснение приговора для него и его… товарища, полагая, что так удастся вытянуть больше информации.
Не студент? - капитан заинтересованно изогнула бровь, когда речь зашла о втором пленном. Впрочем, в заинтересованности этой не было ничего хорошего. - Но вы обсуждали восстание. Асвин говорила так, словно сама сидела в той же таверне, хотя на деле это были лишь слова её подчинённых. - Ты был довольно болтлив и даже упомянул одну из недавних стычек. - взгляд холодных бледно-голубых глаз вновь попытался проделать дыру в черепе допрашиваемого, - Или ты хочешь сказать, что мои люди мне лгут?

[nick]к-н Асвин[/nick][icon]https://forumfiles.ru/uploads/0010/e9/37/282/668638.jpg[/icon][status]Смотреть в пол.[/status][sign]Не дышать без разрешения.[/sign]

Отредактировано Лазарин (06-09-2020 14:39:26)

+4

16

По лицу капитана Асвин было совершенно непонятно, как она отнеслась к его горячей, сбивчивой речи. Бездна ее подери, да было ли в этой женщине вообще хоть что-то человеческое? Натан привык к холодному безразличию некромантов – он, в конце концов, рос среди них, – но то было безразличие профессоров и престарелых колдунов, давно привыкших задирать свои сморщенные носы просто потому что. Их высокомерие было важным, дутым, словно переполненный газами недельный труп, но вполне объяснимым. А здесь – такое ощущение, словно Натан разговаривал со змеей.
— Мёртвые редко узнают о своём отмщении. Если бы твоему отцу было дело до твоей жизни, ты бы не оказался здесь, верно? — все с тем же равнодушием вставила она, и Натан, поперхнувшись, умолк. Он и сам не знал, как к этому отнесся бы отец, и его впервые посетила мысль: что если и вправду для Грея Ларса будет выгоднее избавиться от сына просто потому, что он принадлежит к опасному слою населения? Выгоднее забыть о нем, сохранив свое состояние и положение…
Он молчал, крутя эту мысль и так, и эдак, словно идиот – склянку с опасным ядом, а Асвин заговорила. Так мог бы говорить оживленный металлический конструкт: сухо, холодно, не сворачивая с темы.
- Да не знаю я никакого Айвора Денверта! – взвился Натан. – Клянусь бородой профессора Оррвана, не было в Академии никого с таким именем! А если это имя поддельное, то откуда мне знать настоящее, если я даже не понимаю, о ком идет речь? А Оливер…
Он запнулся на мгновение, усомнившись. Оливер называл себя посланником Безымянного. С ним произошло что-то такое, отчего он приобрел странную, новую силу. Силу, которой заинтересовались ведьмы, и которой вполне могла заинтересоваться змеюка-капитанша. Стоило ли говорить о нем что-то?
Прости, Оливер…
- Оливер Шоу был моим соседом по комнате, - начал Ларс, набрав в грудь побольше воздуха. – Недотепа и тихоня, ничего, кроме книг, его не интересовало. Этой весной профессор Оррван послал его в Акропос за какими-то документами – и там Шоу пропал. В Академии его посчитали мертвым, потому и личное дело его убрали, в списках его нет. А тут буквально… - месяц назад? и признаться, что все это время укрывал его в Академии? ну уж нет! - …пару дней назад он вдруг объявился, весь исхудавший, обросший, как последний бродяга. Просил, чтобы я за него замолвил словечко, и его восстановили в Академии, - ложь Натан умел абсолютно искренне мешать с правдой, так, что вычленить ее становилось сложно даже опытному дознавателю. Да и какое имеет значение, о чем на самом деле просил его Шоу? Поискать бумаги в Академии, сущая мелочь! – Ну, я обрадовался, что он живой, повел его в таверну отметить. А там какая-то заварушка началась, я схватил его за шиворот, пьяного, и потащил в этот Приют, все равно ему идти было некуда…
Натан перевел дыхание, внимательно следя за лицом женщины. Голубые глаза оставались пустыми и невыразительными, словно у трупа.
- А только мы туда сунулись – там ведьмы. И все, как одна, какие-то помешанные. Сперва хотели трахнуть Шоу – мол, девственник их от сифилиса излечит, - Ларс, не удержавшись, хмыкнул. – Потом стали долго трепаться о… о какой-то… о силе Бездны, и о Безымянном, ни хрена я из этого не понял! – он наморщил лоб, тщетно пытаясь вспомнить, о чем на самом деле говорила Марабарас, и что отвечал ей Оливер, с легкостью ведя беседу, больше подходящую для двух ученых сморчков-богословов, чем для дохляка-студента и фанатичной ведьмы. – Короче, мы тогда уже поняли, что дело дрянь, и надо оттуда валить. Ведьм этих там куча целая, и все злобные, как будто их между ног кочергой пришпарили. Побежали мы ночью, как они улеглись – а они за нами. Шоу поймали, а я удрал по канализации. Так и выбрался, видимо, им и Шоу хватило…
У него все еще оставалось стойкое ощущение, что его отпустили нарочно – что нужен им был именно Оливер, а его оставили, как выпускают в пруд обратно мелкую рыбешку, когда в сеть попадается щука.
- Так что лучше бы ведьм этих ловить, капитан – что-то они там замышляют, и Шоу, бедолагу, точно убьют, если ничего не сделать…
Он почти приободрился было, когда Асвин внезапно, без всякого перехода, спросила о Лазарине.
- Да не студент он, - устало вздохнул Натан. – Я его в Академии никогда не видел, да и сам он спрашивал, возьмут ли его учиться. Просто парень, тупенький. Из Пантендора пришел, спрашивал меня, что да как… а тут как раз до меня самого дошли слухи о беспорядках, в которых я не участвовал, - Натан нарочно выделил последнюю фразу голосом. – Ну я и рассказал, что слышал. Я ж ведь не то, чтобы отказываюсь в армию идти… если прикажут – пойду, - сейчас Ларс готов был пообещать этой сучке все, что угодно. Оказаться на месте парня во дворе ему до смерти не хотелось. А из армии, глядишь, все больше дорожек будет удрать, или хоть папаше весточку кинуть. – Раз… как там сказать-то… Родина требует. Так что там подписать надо на вступление-то?
[nick]Натан Ларс[/nick][status]Истинный повелитель мертвых![/status][icon]http://forumfiles.ru/uploads/000f/3e/d5/501/18450.png[/icon][sign]Удачливый раздолбай[/sign]

+4

17

Многие из студентов, что попались на допрос к Асвин, вдруг обнаруживали свои сердца преисполненными патриотическими чувствами и любовью к родине. Многие, как и Натан, клялись и божились, что их схватили чуть ли не на пороге казармы в тот момент, когда они как раз собирались записаться в добровольцы. Для солдат вроде Асвин их признания значили не больше, чем предсмертное блеяние барашка для волка, собирающегося перегрызть ему глотку. Но всё-таки, с трусливыми пленниками работать было проще, чем со смельчаками вроде того парня во дворе. Поэтому она позволяла говорить Натану всё, что он считает нужным сказать. Правда всё равно обнаружится, и деваться от своей лжи ему будет некуда — письмо, адресованное его отцу, уже написано. Сейчас оно было фикцией, чтобы надавить на пленника, но отправить его по адресу не составит большого труда в случае необходимости. 
    Ворота города закрыты уже неделю. - Спокойно констатировала очередную несостыковку Асвин, но задавать уточняющих вопросов на этот счёт не стала. Вместо этого она ещё раз смерила взглядом этого цветастого разрисованного паренька, что рассказывал ей фантастические истории и впервые задумалась, не мог ли он просто съесть или накуриться чего-нибудь в подворотне перед тем как стал видеть ведьм и старых соседей по комнате. Это бы объяснило, отчего он столь самоотверженно порет такую чушь...
   Но игнорировать его слова полностью женщина не могла.
- Довольно. - Она сопроводила свой приказ соответствующим  коротким жестом. Молодой некромант опять стал вдаваться в ненужные делу подробности и эпитеты. - Мы проверим твою информацию, Натан Ларс. Но в твоих интересах, чтобы никаких ведьм там не оказалось - тогда тебе придётся отвечать лишь за своё враньё. В противном же случае… - Асвин запнулась, так как вероятность того, что Ларс ничего не выдумал, казалась ей минимальной, - Сокрытие информации, угрожающей безопасности города — тяжёлое преступление.
   Этот парень вносил в её дело слишком много новых переменных, и Асвин не могла позволить себе распыляться на каждую небылицу с одних только слов местного раздолбая, падкого на спиртное в тавернах. Следовало прояснить пару деталей и допросить его ещё раз, когда окончательно протрезвеет и хорошенько подумает над тем, чем действительно может помочь любимому городу.
   Рассеянность на лице Ларса выдала его неудовлетворённость беседой, и Асвин это заметила. Такой расклад казался ей справедливым — ведь сам он тоже не сказал ей ничего нового про восстание. Но всё же, следовало как-то наградить его за сотрудничество, чтобы закрепить в сознании надежду, что так для него будет лучше и в дальнейшем.
- Натан. - Асвин обратилась к нему всё так же сухо и холодно, но без фамилии в этом как будто было чуть больше доверия, - если бы ты вдруг что-то вспомнил или узнал о восстании и Айворе Дэнверте, я бы могла позаботиться о том, чтобы ты попал к своему отцу раньше, чем это письмо. Приём, старый, как мир, но женщина не видела причин им не воспользоваться. Натан дорожил своей шкурой — и это было ей на руку.
   Капитан встала и крикнула стражникам, чтобы те вошли. Показная расположенность к пленнику недолго задержалась на её лице и в голосе: Будете вести себя смирно — отправитесь в армию. Если, конечно, твой приятель не-студент хоть на что-то годится.

***

   Некромант стоял у двери, прижавшись ухом к одной из узких щелей в попытках предугадать исход бравады Натана, но слышал только треск сверчков, да жалобный посвист какой-то одинокой птицы, вероятно, случайно залетевшей из лесу в этот проклятый город.
   «Просто сиди и верь...»
   А что ему ещё оставалось? У Лазарина не было ни полезной для стражи информации ни отца, который мог за него вступиться — только этот парень, о котором он почти ничего не знал. Лазарин не особо рассчитывал, что Ларс вернётся и уж тем более не ждал от нового знакомого чудесного спасения, не смотря на всю его дерзость и уверенность - подобных «спасателей» пантендорец за свои 20 лет перевидал достаточно. Но всё же, за неимением других вариантов, продолжал напряжённо вслушиваться в происходящее снаружи.
   Первые минуты тишина была особенно болезненной и давила на грудь гнетущим ожиданием одного единственного крика или стона Ларса, который оборвал бы эту слабую надежду раз и навсегда.  Потом стало легче. Натан не кричал. Страх немного развеялся. Тишина стала казаться союзником и с каждой минутой лишь укрепляла веру в то, что с ним всё же говорят, а не пытают.
   Оставив в покое дверь, Лазарин обошёл вокруг камеры и вновь уселся на булыжник, укладывая тяжёлые кандалы на колени. Он глубоко вздохнул и позволил себе мысль о том, что всё не так уж и плохо. В конце-концов, он ещё жив и отделался всего парой ссадин на рёбрах. Некроманту казалось, что если б судьба хотела его смерти в таком месте — она не дала бы ему столько времени на размышления о том как спастись.
   Где-то вдалеке хлопнула дверь, и Лазарин вздрогнул, прислушиваясь к приближающемуся лязгу цепей. Тревога вернулась и нарастала по мере того, как звуки снаружи становились громче. Но всё-таки от сердца отлегло, когда он увидел знакомое лицо в дверях — мрачное и истощённое напряжённой беседой, но по крайней мере вернулся Ларс на своих двоих и новых синяков на нём Лаз в полумраке не рассмотрел.
   Камеру снова заперли, но спросить напрямую о результатах переговоров у некроманта не хватило духу — больно уж невесёлым и ошарашенным выглядел его товарищ.
- Что, выторговал себе место на передовой? - шутливо поинтересовался Лазарин, поднимая голову, хотя в голосе чувствовалось беспокойство, - или нам стоит прямо сейчас начать жить эту ночь как последнюю? Не хотел бы я помирать в грязи и ссанине, но… Некромант не закончил, прерванный возобновившемся свистом заблудшей пташки. Лазарин не заметил, в какой момент она смолкла, но теперь, когда вновь услышал, отчего-то обратил внимание. Он нахмурился, прислушиваясь к странному прерывистому пению, шикнул на Натана, чтобы тот помолчал, и подошёл к стене, цепляясь пальцами за край небольшого окна: Эй, слыш! Подсади-ка меня..

+4

18

Натан так и не понял, поверила ли она ему или нет. Его горячечному желанию вступить в ряды храбрых добровольцев – точно нет. Положа руку на сердце, Ларс бы и сам себе не поверил. Но Асвин же не настолько глупа и опрометчива, чтобы так просто разбрасываться потенциальными солдатами? Ведь нет же?
Память услужливо подкинула изломанное, избитое до неузнаваемости тело во дворе. А может и да. Откуда ему знать, как далеко простираются пределы ее фанатизма?
- Сокрытие информации, угрожающей безопасности города – тяжелейшее преступление, - высокопарно произнесла проклятая баба, и Натан аж поперхнулся.
- Чего? – выдавил он ошарашено. – Я же все рассказал! Какое, в Бездну, сокрытие?!
Она что, совсем свихнулась? Или он зря тут перед нею распинался?
- Натан, - меж тем, впервые обратилась она к нему по имени, проигнорировав возмущение студента, и почему-то от звуков собственного имени ему стало еще больше не по себе. – Если бы ты вдруг что-то вспомнил или узнал об Айворе Дэнверте…
Опять этот странный Айвор Дэнверт! Сдался он ей.
Однако интонации в ее голосе подсказывали, что возможность спастись все-таки есть, и Натан ухватился за нее, не раздумывая.
- Если вдруг я что-то узнаю о нем – сразу скажу, - Натан попытался изобразить рвение, но внутренне его передернуло. Сотрудничать с этой теткой он не желал ни за что и никогда. Вот только сейчас выбора не было.
- …если твой приятель не-студент хоть на что-то годится…
При этих словах Натан представил белокурого, жеманного паренька в армии Альянса, и только появившиеся стражники помешали ему развить эту мысль дальше.

***
До их с Лазарином камеры его вели без вопросов – но и без тех тычков и пинков, которыми сопровождали пленников по пути в штаб. Натан не возражал, всю дорогу пытаясь понять, во что же он все-таки вляпался, и получилось ли у него хоть в чем-то убедить Асвин.
Когда дверь за ним с тяжелым лязгом закрылась, единственное, на что оставалось смотреть, было лицо изнывающего от беспокойства и любопытства Лазарина, засыпавшего Натана вопросами сразу же, как шаги стражников стихли.
- Что, выторговал себе место на передовой?
- Ага, прямо в рядах подрывников-смертников, - невесело отшутился Натан, гадая, сколько шутки было в этой шутке. – Но все же, если у тебя есть какое-либо заветное желание – самое время его исполнить… ну или хотя бы о нем подумать. Есть у тебя заветное желание? У меня вот как-то все повыветрились… кроме, кстати, одного…
Не обращая внимания на присутствие белобрысого, Натан, неуклюже теребя скованными руками завязки штанов, направился прямиком к самому зловонному углу камеры. После такого разговора он удивлялся, что до сих пор не обмочил штаны. И, в общем-то, мог вполне гордиться тем, что не обмочил – тем, кто попадал на дыбу или на позорный столб наверняка не так везло.
- Она все спрашивала про какого-то Айвора Дэнверта, - напряженно журча, сообщил Натан и бросил на невольного сокамерника быстрый взгляд через плечо. – Лично я такого не знаю, и никогда о нем не слышал, но сдается мне, он мог бы стать единственным пропуском наружу… Она сказала, что если мы будем хорошо себя вести, то может, попадем в армию… но как-то я ей не верю.
Лазарин, казалось, не особенно слушал его: все косился в сторону забранного решеткой окна под потолком. Затем и вовсе подошел к нему, пытаясь дотянуться до края скованными руками:
- Подсади-ка меня…
- Зачем? – проворчал Натан, пытаясь водворить штаны на место и удержать их, что не так-то просто было сделать с кандалами на запястьях. – Или думаешь, что если голова пролезет, то и весь пролезешь? Разве что ты умеешь просачиваться через решетку…
Белобрысый продолжал сверлить взглядом узкий светлый квадрат, и Натан, вздохнув, подошел к нему. Присел, подставил ладони под грязный сапог, подтолкнул неожиданно легкого паренька наверх, к окну, прижал его плечом за бедра, чтобы хоть как-то удержать в таком положении.
- Ну? Что ты там рассмотрел? – пропыхтел Натан, краснея от натуги. – Давай скорее, плечо ломит!.. Что, лично Магистр Призыва явился спасать наши задницы от…
В этот самый момент снаружи что-то оглушительно грохнуло. Полыхнула яркая алая вспышка, просочившаяся сквозь узкое окно вместе с сонмом быстрых черных теней, и Натан, вздрогнув от неожиданности, все-таки выронил белобрысого.
- Да бля!..
Какая-то неопознанная часть Лазарина больно давила ему на плечо. Натан выполз из-под белобрысого в то время, как камера уже начала заполняться густым красноватым дымом, валившим откуда-то со двора. Дышать в нем было можно, но вот не видно было нихрена уже через пару шагов.
Вместе с дымом внутрь проникли и звуки: крики, лязг оружия, серия громких хлопков, чей-то болезненный стон, топот ног по мокрым камням и низкий басовитый рык.
- Там что, правда что ли Магистр явился? – охнул Натан, почему-то подумав в этот момент об Оливере, именовавшем себя Посланцем Безымянного. Более нелепого спасителя и представить было невозможно.
[nick]Натан Ларс[/nick][status]Истинный повелитель мертвых![/status][icon]http://forumfiles.ru/uploads/000f/3e/d5/501/18450.png[/icon][sign]Удачливый раздолбай[/sign]

Отредактировано Гипнос (10-09-2020 21:49:13)

+4

19

Было ли у него заветное желание? Может и да, но Лаз всё равно задумался. Кажется, он хотел слишком многого и ещё не понял, какое из желаний для него самое важное. Да и странно было слышать такой вопрос от человека вроде Натана — неужели переговоры и впрямь прошли настолько плохо, что даже он решил задуматься о чём-то глубоком?
- Я…, - начал было Лазарин, но студент неделикатно прервал его задушевное признание звонкой струёй на стены их временного жилища. Пантендорец многозначительно взглянул на приятеля. Ничего не сказал, но вдруг вспомнил и про лужу с элем, что до сих пор лип к ноге через штанину, и про грязь на полу таверны и про свою некогда белую рубашку… - Вымыться хочу как следует... И тебе бы не помешало.
   Слова про Айвора Денверта не осели глубоко в голове Лазарина, так как в тот момент он пытался сосредоточиться на странном свисте снаружи, и Ларс ему в этом только мешал. Но имя звучало знакомо — возможно он где-то слышал его пока гулял по городу. Можно будет вспомнить об этом, если уж совсем не останется вариантов, но сейчас Лаз не особо верил, что подобный «пропуск наружу» сработает так, как им бы того хотелось.
- Ты там целую бочку выпил что-ли?, - устало вздохнул некромант, когда приятель, наконец, закончил и соизволил ему помочь. Не без дурацких пререканий, но всё же подставил руки. Вряд ли сам Лазарин сумел бы подтолкнуть его к окну так же легко.
- Подышать свежим воздухом, - усмехнулся Некромант в ответ на ворчание, всматриваясь в темень по ту сторону двора, где над крышей мерцало несколько красных огоньков, - Там кто-то на крыше... Может это они свистят? Или пташка фальшивит... Держи давай, я не тяжёлый.
   Никакого Магистра Лаз не увидел, но один из мерцающих огней вдруг стрелой устремился в сторону входных ворот и, приземлившись в грязь, вспыхнул яркой вспышкой, ослепившей некроманта и заставившей его отстраниться от окна, позабыв о своём неустойчивом положении. Вслед за вспышкой последовал и взрыв, окончательно разорвавший тишину этой странной ночи. Натан оказался довольно мягким объектом для приземления, но оценить этого в полной мере Лазарин не успел, вскакивая на ноги в неожиданно захлестнувшей его эйфории. В камеру проник запах дыма. И свободы.
   - Там что, правда что ли Магистр явился?, - промычал студент, которому с посадкой повезло куда меньше.
- Его не видел, но, кажется, это возможность... - Лаз не договорил, подмечая новый алый отсвет на стене от ещё одного огонька, упавшего прямо под дверь их камеры. - МАТЬ ТВОЮ, ПРЫГАЙ! - объяснить более внятно Лаз не успел, зажимаясь в дальний угол камеры, прежде чем прогремел взрыв. Больше прыгать, в общем-то, было и некуда. Кандалы, которыми парень в спешке прикрыл лицо, оказались неплохим щитом от осколков, отброшенных взрывом. Но затем камни начали сыпаться сверху, и добрая часть потолка просто обвалилась под собственной тяжестью, не выдержав удара. Лаз так и стоял в углу, прикрывая скованными руками голову, и боялся пошевилиться, словно именно от этого зависело, пришибёт его глыбой покрупнее или нет. Подумать о Ларсе он в тот момент не успел. Все прочие звуки смешались воедино, а затем утонули в утробном рëве какого-то зверя во дворе. Химера? Лаз ни за что бы не поверил, что человек мог так рычать. Это заставило его очнуться, выйти из оцепенения и осмотреться по сторонам. Взрыв вынес дверь и часть стены - всполохи магии теперь можно было различить даже через густой красный дым. Наличие видимого выхода естественным образом родило желание сбежать, не смотря на все угрозы и предостережения со стороны капитана Асвин, и Лаз не стал ему противиться. Он двинулся к дыре, взбираясь на завал, как вдруг услышал приятеля, что неожиданно оказался жив и болезненно кряхтел, пытаясь вытащить ногу из-под булыжников.
- Ну где ты там застрял.. - нервно проворчал Лазарин, возвращаясь обратно. Помощник из него был неважный, но вдвоëм всё же удалось сдвинуть каменную глыбу и высвободить Натана из ловушки.
- Надеюсь, ты еë не сломал, потому что я тебя не потащу! - тут же заявил белобрысый, наблюдая за попытками Ларса встать, - прыгай на одной ноге тогда! Фойррова задница... Поколебавшись ещё немного, он всë же присел и помог тому подняться. Со скованными руками это оказалось не так-то просто - организм ещё не успел приспособиться к новым физическим ограничениям. Лаз кое-как протиснул голову между рук Натана и позволил ему навалиться на спину, согнувшись при этом чуть ли не пополам от тяжести.
- Кабанище... - недовольно пропыхтел некромант, перебираясь через развалины к выходу, словно причина трудностей была не в его собственной физической слабости.
   В дыму трудно было различить, где находится выход, а где поджидает смерть. События вокруг происходили хаотично, так что Лаз путался даже в звуках и вспышках. Крики, топот, лязг оружия, бомбы… Казалось, что всё кругом плясало и полыхало в каком-то безумном танце на жутком языческом празднике. И они двигались на ощупь — в надежде избежать прямого столкновения и со стражей и с нападающими, которые вовсе не обязательно были друзьями.
   Скрывшись за углом одного из уцелевших зданий, Лазарин всё же не выдержал и привалился к стене, обречённо сползая на землю вместе с Натаном. Путь, показавшийся ему выходом, преграждал высокий и прочный на вид забор, наспех построенный, чтобы отгородить этот странный лагерь от остального города. Перелезть через него было бы тяжело и без колодок со здоровой ногой — Лазарину так точно. Ну вот... Пришли.
   Красный туман рассеивался, и по утихающим звукам позади некромант вдруг понял, что произошедшее не было сражением. Бомбы закончились, и нападавшие бросились врассыпную, чтобы избежать открытого боя со стражей. И, судя по отдельным выкрикам, избежать его удалось не всем. Кто-то проскочил мимо них, так и не заметив, но другой задержался на мгновение, бросив на парочку мимолётный приценивающийся взгляд сквозь остатки тумана.
- Сука, да вы чего тупите то! - гневно рявкнула тень женским голосом и злобно швырнула к их ногам ключ от наручников, - Дуйте в Мертвячку, как стихнет. Если не сдохнете.
   Задерживаться дольше незнакомка не стала — метнулась к забору, прыгнула, ухватившись за край, и, с удивительной для Лаза лёгкостью, сиганула на ту сторону, словно только этим всю свою жизнь и занималась.

Отредактировано Лазарин (12-09-2020 02:11:16)

+4

20

Крик Лазарина запоздал: Натан еще не успел толком подняться с пола, куда повалился, когда белобрысый не удержал равновесие. Что-то грохнуло, пол под ногами содрогнулся, а стена, возле которой они только что стояли, выглядывая в окно, брызнула во все стороны каменными осколками. Следом посыпался и наполовину лишенный опоры потолок – взметнулась каменная пыль, в правой ноге внезапно вспыхнула острая боль, и Натан окончательно утратил понимание, что происходит.

***
В ушах звенело, и звуки доносились откуда-то издали, словно из-под воды. Натан с трудом открыл глаза – и поспешно закрыл их снова: едкая пыль и алый дым, все еще лившийся снаружи, почти не давали ничего разглядеть. С заложенными ушами и запорошенными глазами, студент был лишен почти всех основных органов чувств. Впрочем, он предпочел бы лучше не чувствовать собственное тело: на ногу давило так, что хотелось орать – и от боли, и от ужаса. Но для того, чтобы орать от ужаса, Натан был слишком ошеломлен.
Он дернулся раз, другой – словно попавшееся в ловушку насекомое, бессмысленно, испуганно. Попытался приподнять придавивший ногу камень руками – но только ободрал пальцы в кровь. Пыль постепенно оседала – не только на полу, но и на теле, волосах и ресницах, – и Ларс мог уже рассмотреть, что в стене с окном образовалась дыра, вполне достаточная, чтобы в нее можно было пролезть.
И Лазарин лез к ней – поспешно, оступаясь на мелких камнях, несмотря на то, что снаружи явственно слышны были звуки боя: взрывы, рычание, стоны.
- Эй!.. – окликнул его Натан и тут же охнул сам, неловко сдвинувшись. В голове разом вспыхнули отчаяние и злость: сбежит, значит. Бросит его задницу здесь.
Он бы тоже так поступил…
Но к его удивлению, Лаз спустился обратно, помог Натану извлечь из-под завала свою ногу. Ларс тут же ощупал конечность: болела и опухла, но, кажется, сломана не была. Или Натан хотел верить, что не была. Лазарин помог ему подняться, и Ларс невольно повис у него на плече, пытаясь удержать равновесие.
- Кабанище… - проворчал его белобрысый приятель, пытаясь перетащиться через завал к дыре в стене. Светлые волосы намокли от пота и потемнели от пыли, прилипая к шее.
- Сам задохлик… - не остался в долгу Натан, но все же попытался больше опираться на здоровую ногу, чем на тощенькое плечико неслучившегося некроманта. - Что… за хрень там происходит?
У Лазарина не было ответа на этот вопрос.
Там, за разломанной стеной, выли, орали и сражались – теперь Натан видел это отчетливо даже сквозь пелену алого дыма. Кто-то напал на лагерь стражи – мифический Айвор Дэнверт, которого так безуспешно разыскивала капитан Асвин?
При одной мысли об этой женщине Натана передернуло, и двор, все отчетливо проглядывавший сквозь тающие клубы дыма, сразу показался слишком открытым. Впрочем, им и так негде было спрятаться – хотя бы потому, что ни он, ни Лазарин не могли понять, где свои, а где чужие. Любой здесь мог убить их, особенно сейчас, без магии.
Натан бросил быстрый взгляд туда, где накануне висел на столбе замученный парень. Сейчас тела там не было.
Может, все-таки свои?..
Передвигаясь медленно и неуклюже, словно выползшая на сушу каракатица, они с Лазарином добрались до забора, прячась от бряцающих доспехами стражников. Где-то вдали Натану слышался голос их жуткой капитанши, и он был несказанно рад тому, что в тени от забора их хотя бы не слишком хорошо видно. Хотя смотря кому: невысокая фигура, спешащая покинуть поле боя, задержалась возле них, вглядываясь в лица, и с тихим звяканьем кинула на землю у их ног ключ.
- Дуйте в «Мертвячку», как стихнет. Если не сдохнете, - коротко велела она.
- Эй! Я тебя знаю?! – изумленно окликнул ее Натан. Голос и вправду показался ему знакомым: эту женщину он определенно видел (или хотя бы слышал) в Академии. Но рассмотреть себя она не дала. Повернулась спиной и ловко перемахнула через стену.
- Это кто-то из наших! Студенты!.. – изумленным шепотом пробормотал Натан, выпуская Лазарина и поспешно наклоняясь, чтоб нашарить упавший на землю ключ. - Не зря, значит, эта баба так трясется… Давай сюда руки! Да не вертись, я не вижу!..
Ковыряясь ключом в замке, он сумел-таки открыть наручники на запястьях Лазарина, после чего белобрысый расковал его самого. Натан зашипел, потирая натертые запястья, но ощущение возвратившейся магии было куда более упоительным и сильным.
Божественно. Вот теперь можно было жить…
- Пошли! Скорее, не тормози! – сосредоточившись, Натан с третьей попытки наколдовал «воздушные ступени». Может быть, девчонка и умела красиво перескакивать через забор, но Ларс все же предпочитал старые-добрые чары, которыми пользовался еще мальчишкой. Даже если от такого напряжения его подташнивало.
Крики, огонь и дым исчезли за их спинами довольно быстро. И только запах крови и гари въелся в ноздри так, что Натану казалось, он будет ощущать его еще несколько дней.

***
После всего того, что они видели в лагере, ночной Лейдер, небезопасный и тревожный, казался Натану лучшим местом на свете. Эти улицы он знал, в этих подворотнях и темных углах мог бы укрыться, а кроме того, слова девицы не шли у него из головы. В «Мертвячке»? Но бордель же был сожжен, Натан сам слышал об этом.
- Какой-то… бред, - выдохнул Натан, приостанавливаясь. Нога болела уже меньше, расходилась постепенно, но студент все еще прихрамывал. – Если это были кто-то из наших, то почему… ничего не сказали? И где там «Мертвячка»-то осталась?
От «Развратной Мертвячки», дававшей приют наслаждений стольким поколениям лейдерских студентов, и вправду остался лишь сожженный остов. Некогда крепенькое двухэтажное здание, увитое по самые окна высохшим серым плющом, светящееся огнями, благоухающее вином и дешевыми духами, и украшенное шлюхами разных мастей, теперь превратилась в груду потемневших от дождя и копоти обломков.
- Нихрена не понял, - честно выдал Натан, обойдя их по кругу. Блеклый магический огонек, неровно вспыхивающий и гаснущий возле него, бросал на их с Лазарином лица резкие черные тени, из-за чего оба казались старше и изможденнее. Алхимические узоры на щеках и лбу Натана выцвели, размазались и размылись, смешавшись с потом и грязью. - Может, она наврала?
[nick]Натан Ларс[/nick][status]Истинный повелитель мертвых![/status][icon]http://forumfiles.ru/uploads/000f/3e/d5/501/18450.png[/icon][sign]Удачливый раздолбай[/sign]

+4

21

Без кандалов помогать студенту идти было проще, но злоупотреблять плечом Лазарина Натан не стал и совсем скоро двигался уже на своих двоих. Белобрысый был не против — так было быстрее и легче. К тому же, Ларс намного лучше знал этот город и уверенно двигался по тёмным переулкам - на этот счёт Лаз доверял ему больше, чем себе. Он всё хотел спросить, не логичнее ли было сейчас свалить и от студентов и от стражи, пока есть возможность. Вряд ли у первых есть силы и средства противостоять настоящей армии, а значит, рано или поздно их всех переловят. И если они с Натаном вновь попадутся Асвин… Лаз не хотел фантазировать на тему того, что она с ними сделает за побег. Натан тоже должен был это понимать, но всё равно настойчиво вёл их в указанное девушкой место. Ему что, больше некуда бежать? - неожиданно для себя подумал Лазарин, мельком глядя на приятеля.
   «Мертвячка» оказалась не единственным зданием, пострадавшим от пожара. Когда они добрались до места, то обнаружили обугленным половину квартала. Всякая жизнь покинула это место, и простые жители остерегались лишний раз соваться на пепелище, словно огненный монстр всё ещё поджидал их, притаившись под обгоревшими развалинами. Кажется, при жизни заведение не было и в половину таким богатым, как «Роза», но странным образом напоминало о доме и навевало тревожные мысли о том, что однажды от пантендорского борделя так же останутся лишь головешки.
   Натан тем временем обошёл развалины кругом и.. ничего не нашёл. Может, оно и к лучшему. Лаз всё ещё не был уверен, что готов занять сторону тех, кто по итогу попадает к Асвин на столб. У него просто выбора не было.
- Зачем ей врать? Может нужно искать лучше? Если это убежище, то его и не должно быть видно каждому, не находишь? - Лазарин говорил так, словно Натан обязан был знать, где скрываются его академические приятели, - Или она имела ввиду встретиться здесь? Снаружи.
   Но оставаться снаружи некроманту не очень хотелось — над городом начинало светать, и вместе с темнотой уходило чувство скрытности от глаз магистерских ищеек. Он бы сейчас с удовольствием забился в какой-нибудь самый тёмный угол и не высовывался, пока отголоски бурной ночи не утихнут в сознании и не покажутся лишь страшным сном. Лазарин вздохнул и присел на корточки, озираясь по сторонам. С тех пор, как они выбрались из лагеря, некроманту постоянно казалось, будто за ними следят.
- Эй! - уже знакомый голос из-за спины заставил подскочить от неожиданности, - Вы бы тут ещё костёр развели... Потуши это. - Девчонка шикнула на магический огонёк Натана и воровато осмотрелась по сторонам — кажется, в этом их с Лазарином ощущения совпадали. - Идём. И тихо! - скомандовала она, переступая через обугленную вывеску.
   Дверь в убежище находилась внутри, прямо под одной из погоревших кроватей, останки которой  незнакомка с лёгкостью сдвинула в сторону, ловя на себе недоумённый взгляд Натана, заставивший её ухмыльнуться: Что? Не делай вид, что не знал про это место, Ларс — здесь все свои.
   Дверь поддалась ей так же легко, как и кровать — чувствовалось, что открывает её девчонка далеко не впервые и хорошо изучила, как сделать это с наименьшим шумом. Из открывшегося прохода в лицо тут же ударил сырой подвальный воздух, заставив Лазарина поёжиться. Мрачные каменные ступени, ведущие в темноту и неизвестность, выглядели негостеприимно.
- Ну?! - поторопила она, чувствуя их сомнение, - Полезайте, пока дверь держу. Мертвячку можете не бояться — задохнулась во время пожара…
  Что?
   - Ты где шлялся-то?! - с укором спросила она у Натана, опуская дверь на место, когда все трое оказались внизу. - Думала, давно греешься за пазухой у папочки. - Девушка презрительно фыркнула, зажигая магический огонёк - Хотя нам сейчас любая помощь не помешает, так что хорошо, что ты здесь.
- Да, с Натаном у вас дела в гору пойдут, - нервно хохотнул Лазарин, напоминая и о своём присутствии, - всё-таки, лучший студент академии может быть только один.
Она не ответила — только бросила скептичный взгляд в сторону Ларса и пошла вперёд первой, посоветовав им смотреть под ноги.
- А ты кто? - вопрос был адресован белобрысому, но разговаривала она как будто только с Натаном, - Замену Шоу нашёл, Нат? С какого курса?
- Лазарин. Я не студент. - честно ответил некромант и тут же врезался в спину резко затормозившей девушки.
- Хель. - коротко представилась незнакомка из вежливости, но в голосе вдруг возникла неприкрытая враждебность и подозрительность, - Какого хрена тут делаешь тогда? - она недоумённо посмотрела на Ларса, словно он был в ответе за чужака, которого сюда привёл. Лазарину не нравилось ощущение непричастности к беседе, но ничего поделать с этим он не мог — Натан действительно был для неё более «своим», чем пантендорец. И, в общем-то, белобрысому было бы плевать на это, если только его не выгонят за непричастность к студенческому братству. Может, стоило соврать? Но тот же Натан знал правду и мог сдать его своим — Лаз пока не определил, насколько у его приятеля тёплые отношения с другими студентами.
- Мы оказались в одной камере и вместе бежали, - он коротко рассказал о случившемся и поспешил добавить: Но я на вашей стороне. Меня убьют, если вернусь...
   Не похоже, что Хель поверила в искренность этих слов, но ничего не ответила, и Лазарин мысленно выдохнул — оставаться на улице одному ему сейчас не хотелось. Хотя и подвал этот выглядел, мягко говоря, сомнительно. Лазарин мог поклясться, что видел красные отпечатки пальцев на стенах в отсвете огонька Хель — просто не стал обращать на это внимание спутников. Они ведь знают что делают?
   Спуск завершал узкий проход с железной решёткой. Девушка со скрежетом отодвинула её, и по пустому подземелью пробежало жуткое эхо.
- Остальные придут позже — пояснила Хель тишину, с которой их встретило убежище, - В городе есть много мест, где можно спрятаться. И где нас могут спрятать. Но надолго мы в укрытиях не засиживаемся. После такой ночки опять пойдут патрули по городу — лучше не высовываться пару дней, а потом… - Она замолчала, покосившись на парней в раздумьях, стоит ли им вообще так просто всё рассказывать. Натана она знала лучше, но не сказать, что слава за ним ходила хорошая. Решила промолчать и двинулась вперёд, жестом приказывая идти следом.
  Похоже на пыточную, - отметил Лаз, когда они оказались в каменной комнате с развешенными под потолком цепями. У стены напротив, на небольшом постаменте покоился пустой каменный саркофаг, усыпанный высохшими цветами. Стены и пол, освещаемые единственным светильником, были заляпаны кровью, и, если бы не парочка похабных картин по бокам и осознание, что они находятся под борделем, Лазарин всерьёз передумал бы идти дальше. Но, чем больше он всматривался в детали, тем большее любопытство вызывало странное подземелье.
- Те, кто здесь бывал, предпочитают не рассказывать об этом, - Хель хлопнула ладонью по холодному саркофагу и, обойдя стену, свернула в длинный коридор, усеянный несколькими массивными дверьми — точь-точь как в подземных темницах. За исключением того, что двери эти украшали всё те же эротические рисунки с женщиной-скелетом, представлявшей глазу необычное сочетание живой и пышной плоти в грудях и тазе с костлявыми конечностями и голым черепом без мышц и мяса.
   - Так ты у нас не из смелых, выходит?, - Хель вновь обратилась к Натану, остановившись у одной из дверей, пока тот рассматривал рисунки. - Всех шлюх обходил, а в склеп к мертвячке не заглядывал? У нас на курсе сюда на спор ходили. Весёлая была тема… Хотя везло не всем — Керану вот она на хребте драконий хрен вырезала, и шрам остался..
    Девушка вздохнула, ныряя в собственные воспоминания на пару мгновений, и, не сдержав саркастичной ухмылки, открыла последнюю на сегодня дверь, приглашая гостей войти громким глумливым «Та-дааам!». Огонёк, что всё это время следовал за ней, первым залетел внутрь как по команде, освещая скромную по размерам камеру — с широкой деревянной дыбой в центре и узкими лавками, встроенными в пол по бокам. 
   На немой вопрос касательно обстановки, Хель лишь пожала плечами: Извиняйте, все нормальные кровати остались наверху. Но это же лучше, чем на полу, верно? Ночью здесь бывает.. прохладно. Зато трупы гниют медленно и почти не воняют. - Она хлопнула Натана по плечу в попытке подбодрить, - Отсидитесь здесь, пока не скажут что дальше  делать. В кладовке были какие-то тряпки — можно будет взять постелить. Тесновато конечно..
- Но в тесноте теплее, — Лаз вяленько улыбнулся, звякнув цепью, которую случайно задел плечом, и почувствовал, как кожа под рубашкой покрылась мурашками от сырости и подвального холода, - Спасибо, Хель. - Он осторожно коснулся её плеча в знак благодарности и, как ни в чём не бывало, шагнул внутрь, вдыхая промозглый воздух своего нового пристанища. Камера в лагере была теплее и по-своему удобнее, но здесь их по крайней мере не станут пытать и убивать, как бы иронично это не звучало. Некромант подошёл к дыбе и погладил холодное дерево — осторожно, как незнакомого пса, с которым собирался подружиться, а затем вдруг вспомнил кое-что важное, что могло бы скрасить его пребывание даже в таком жутком месте.
- А вода?! Здесь есть вода? Мы… - Лаз покосился на Натана, - сидели не в самой чистой камере как видишь.
- Это не гостевой дом, дружок, - фыркнула Хель, принюхиваясь. - Но несёт от вас и правда знатно. В кладовке, кажется, было корыто, но воду придётся таскать из колодца. Советую сделать это до рассвета, потому как днём на улице лучше не показываться. Особенно сейчас — сами понимаете...

Анахель

Отредактировано Лазарин (15-09-2020 00:03:56)

+4

22

Натан, собственно, и не рассчитывал, что быстро поймет, что к чему, и разберется в происходящем – создавалось впечатление, что нападавшие на гарнизон действовали слаженной и организованной группой, и только потому смогли дать отпор стражникам Магистра.
Но когда из теней позади них вынырнула давешняя девица, велевшая им с Лазарином идти в разоренную «Мертвячку», и когда Натан, наконец-то, узнал ее…
- Анахель?!
…все окончательно перевернулось вверх дном.
Чтобы Анахель – зазнайка и заучка Анахель, госпожа «я-знаю-все-а-ты-дурак», миледи «я прочитала эту книгу еще до того, как ты научился ходить!», самоуверенная девица курсом старше, чем они с Шоу – так вот, чтобы эта Анахель участвовала в налетах на тюрьму?! Или лезла в подвалы под сгоревшим борделем?! Да еще и ориентировалась здесь, словно у себя дома – как будто это она была завсегдатаем «Мертвячки», а не сам Ларс…
То ли мир сошел с ума, то ли Натан чего-то о ней не знал.
— Ты где шлялся-то?! Думала, давно греешься за пазухой у папочки, - вовсю болтала Анахель, спускаясь в подвал и подозрительно косясь на Лазарина.
- Ага, щас. Мой старик слишком патриотичен, чтобы я укрывался у него под плащом, - проворчал Натан, вновь зажигая потушенный было магический огонь. О том, что Асвин уже написала господину Ларсу письмо о смерти его единственного сына, он пока что решил не распространяться. – Что у вас тут вообще происходит?! Я охреневаю, только протрезвел – а тут…
Лазарин, явно чувствовавший себя не в своей тарелке, отчаянно пытался ввернуться в разговор. Ага, щас. Госпожа Зазнайка и с самим-то Натаном говорила, пожалуй, третий раз за все время их знакомства и посещения курсов Мастера Оррвана. И то предыдущие ее реплики ограничивались «опять реагент перепутал, фойрров тупица!» и «Аааааа! Ларс!!! Убью!»
— Замену Шоу нашёл, Нат? С какого курса?
- В смысле, замену?! – Натан зыркнул на нее испепеляюще. – Паучок незаменим. Никто, кроме него не может так виртуозно собирать мои носки. Или ты о чем?
О том, что Лазарин не студент, он вообще не хотел пока что говорить, но белобрысый сообщил об этом сам. Вот же придурок. Еще не понял, что лезут они, похоже, не абы куда, а в убежище сопротивления – если таким громким словом можно назвать зассанный бордельный подвал…
- Ох, долго объяснять, кто он такой, - буркнул Ларс. – Он хотел поступать в Академию и попал под раздачу. Не шпион, я ручаюсь. Шкуру мою спас под завалами. Что у вас там грохнуло так, что пол-стены разнесло? Я чуть в Бездну прямо там не отправился!
На этот вопрос она тоже предпочла отмолчаться, только ухмыльнулась нехорошо и таинственно.
О комнате развлечений для любителей помертвее Натан знал – не зря же бордель получил свое название, ох не зря! – но сам себя к подобным не относил. Среди студентов встречались экстремалы, но Ларсу было достаточно вспомнить несчастную «Ровенну», помершую прямо в его постели, и то, во что она превратилась после их с Оливером воскрешения, чтобы весь его интерес к подобным утехам отбило начисто. Мертвячки никогда не бывали предсказуемы.
— Так ты у нас не из смелых, выходит? Всех шлюх обходил, а в склеп к мертвячке не заглядывал? – подначила его Хель.
- Я больше по живым, - Натан склонил голову, рассматривая картину, где знаменитая Мертвячка была изображена призывно раздвинувшей ноги, а затем уперся многозначительным взглядом в грудь самой Хель, обтянутую тонкой рубашкой. – Они теплее… Бездна, хрена ли здесь у вас такой холод собачий?!
- Зато трупы гниют медленно и почти не воняют, - хлопнула его по плечу Хель, заводя их в импровизированную спальню, увенчанную дыбой.
Ну, спасибо, хоть не «железной девой».
- Ни за какой водой я не пойду, звиняй, - Натан с размаху плюхнулся на дыбу и застонал, вытягивая ноги и осторожно массируя правую, прижатую камнем. – Хочешь мыться в такой холодрыге – иди сам. А я раненый, больной и… и не воняю, - в подтверждение Ларс отодвинул воротник рубашки, сунул нос к себе за пазуху и поспешно отдернул его снова. – Лучше спи. Пока возможность есть. Хель, ты вообще объяснишь мне хоть что-то или снова будешь строить из себя самую умную? Меня не было в городе последние сутки, а здесь уже Фойрр знает, что творится…
- Дэнверт объяснит, - загадочно отозвалась Хель, поднимаясь.
- Кто? – навострил уши Натан, разом позабыв о сонливости. Именно это имя называла сучка-Асвин, и именно оно ему было абсолютно незнакомо.
- Сейчас наши вернутся и объяснят все.
С этими словами она вышла из пыточной, подсвечивая себе дорогу огоньком. Натан и Лазарин остались в пустой полутемной комнате, непроизвольно ёжась.
Натан покосился на потолок. На стены. На дыбу. На Лазарина, сверлившего его пристальным щенячьим взглядом.
- Я уже сказал, что не пойду ни за какой водой…

***
Чтобы наполнить корыто, пришлось сделать две ходки, таская холодную воду в старом деревянном ведре. Компромисса ради, сходили оба, воровато оглядываясь и прячась в тенях при малейшем шорохе. Натан стащил рубашку, мгновенно покрывшись гусиной кожей, хмуро поплескал на лицо и руки, шипя от холода. Вода растворила узоры на его коже, лицо и плечи стали непривычно бледными. Решившись, Ларс засунул в корыто голову, выдернул, хлестнув самого себя намокшими волосами по спине, и принялся ожесточенно растираться ладонями – и за неимением полотенца, и окончательно смывая краску, и пытаясь хоть немного разогнать кровь в этом жутком холоде.
Чистюля-Лазарин оказался еще более бледным и тощим, чем он сам. Натан поглазел на него – все равно глазеть было больше особо не на что! – и стал нарезать круги по пыточной, останавливаясь ненадолго возле кандалов, стащенных в угол, разнокалиберных плеток, явно приспособленных не столько для того, чтобы причинять боль, сколько для небольшого разнообразия, и прочей ерунды.
- Ну и что ты собираешься делать? – спросил он Лазарина, пока тот отмывался. – Асвин сказала, что выходы из города перекрыты со вчерашнего дня, так что хрена с два тут выберешься. А еще этот Айвор Дэнверт… Бездна, когда он успел так всех организовать? Если нас теперь зацапают, то отбрехаться, что мы ничего про него не знаем и не слышали, больше не удастся.
Он только теперь задумался об этом в полной мере. Хель и остальные студенты – если это были именно студенты, – спасли их. Как ни крути, а спасли. Если бы дошло до жесткого выбора стороны – Натан не знал, чью принять. Быть может, этот самый Дэнверт поверит, если рассказать ему о ведьмах и Оливере? Раз не поверила Асвин?
[nick]Натан Ларс[/nick][status]Истинный повелитель мертвых![/status][icon]http://forumfiles.ru/uploads/000f/3e/d5/501/18450.png[/icon][sign]Удачливый раздолбай[/sign]

Отредактировано Гипнос (15-09-2020 20:33:15)

+4

23

Натан поспешил обозначить свою позицию касательно мытья, пачкая грязной одеждой дыбу, на которой им, вообще-то, придётся спать и, возможно, не один раз. Поросёнок. Лазарин брезгливо поморщился, но при студентке не стал озвучивать своё мнение насчёт Ларса.
   Хель проявляла гостеприимство, но отчего-то не спешила вводить их в курс дела, уводя разговор в иное русло. Лаза это напрягало, но судить девчонку было не за что — они ведь ещё не заслужили доверия у юных повстанцев. Имя Денверта вновь ударило по ушам, как нечто важное и по интонации девушки показалось, будто он ей дорог. Как лидер? Как друг? Как любовник? Может, всё сразу? Настоящие чувства некромантов всегда было трудно распознать даже Лазарину, который полжизни учился распознавать чужие чувства.
   Разъяснив ещё пару бытовых вопросов касательно рисунков на дверях, за которыми можно найти кладовую и саму её в случае, если будут проблемы, Анахель вышла, предоставляя им возможность свыкнуться с новой обстановкой.
   Лазарин, конечно, не испытывал большой любви к этому подземелью, но раз уж придётся провести здесь какое-то время… Можно было хотя бы попытаться сотворить хоть какой-то уют и не вести себя как свинья. Впрочем… Это же Лейдер. Вонючий и грязный Лейдер. Один пантендорец не в силах исправить проклятущий город. Но Лазарин был убеждён, что хотя бы на это место он повлиять в состоянии.
- Ещё как воняешь! - напомнил он Натану с нескрываемым возмущением, - Она же сказала, что времени всего до рассвета. А что потом? Смотри — ты итак уже изговнячил тут всё! Слезь! - он сердито хлопнул его по здоровой ноге, подкрепляя свои требования. На которые Натану было, в общем-то, плевать.
- Я уже сказал, что не пойду ни за какой водой…
- Тогда иди спать к мертвячке в гроб! И крышку прикрой... - обиженно пробубнел белобрысый, осознавая, что физических сил выпроводить Ларса у него вряд ли хватит, - И я не знаю, где тут колодец вообще-то… Последнее казалось ему аргументом. Воду он мог бы и сам притащить — не без трудностей, но всё же... Всё же проще было бы, если б её таскал Натан. Раненый, больной… Но я же для двоих стараюсь.
***
   Ворчание Ларса нисколько не занимало Лазарина, пока они ковырялись в кладовке и тащились наверх. Тот рассчитывал ткнуть белобрысого носом в местонахождение колодца и наблюдать, как он ковыляет с ведром по тёмным ступенькам, но ко второму заходу, видимо, передумал оставаться единственным вонючкой в убежище и направился к воде сам. Лазарин не стал с ним спорить, но к колодцу второй раз не пошёл, обещая подождать у входа. На самом деле ему хотелось побродить по пепелищу и осмотреть обгоревшую мебель на предмет сохранившихся после пожара склянок с чем-нибудь… приятным. В «Синей Розе» было полно всяческих масел и косметических снадобий — должно было и здесь что-то остаться. Осмотрев хоть сколько-то сохранившиеся части комнат, он даже догадывался, где именно стоит искать и, когда Натан возвращался с ведром, уже откапывал из золы бутыли и баночки с чем-то неизвестным, собирая всё в подол выправленной из штанов рубахи. Ларс не особо заценил подобное мародёрство и сердито пыхтел весь путь до комнаты, но Лазарин был слишком увлечён своей находкой.
   Он молча сидел на лавке, перебирая бутыли. Открывал каждый, принюхивался, бессознательно наблюдая за тем, как Натан шипит и дрожит, растирая плечи ледяной колодезной водой. Лаз дал бы ему пару советов, как сделать процесс приятнее, но был слишком занят сортированием колб на левую и правую кучку и обратил на студента внимание только когда тот вдруг окунул свои грязные патлы в корыто с относительно чистой водой, которая по праву принадлежала пантендорцу.
- Ну какого хрена, Натан... - разочарованно вздохнул Лазарин, наблюдая, как расплываются по корыту тёмные пятна. С такой интонацией можно было ругаться на ребёнка, залезшего в лужу. Или собачку, наследившую на полу в силу животного своего незнания... По крайней мере Ларс не использовал много воды на себя, а, значит, ему достанется больше. Только поэтому Лаз смолчал касательно качества его мытья.
- Вот, - он протянул ему одну из тряпок, что они нашли в кладовке а затем, немного подумав, и одну из колб, что нашёл наверху. - И вот. Потрись немного. Должно согреть. И пахнуть поприятнее будешь...
   Лаз поднялся с лавки и устало присел возле корыта, опуская руки под воду и одновременно примиряясь с тем, что вода в нём уже не такая чистая как хотелось бы. Левар показал себя дерьмовым учителем, но Аллавин была одной из лучших бытовых волшебниц, что он знал. И, будь у него больше магического резерва, можно было и вовсе не слушать бубнёж Натана и не тащиться за водой на улицу — в сырых стенах и воздухе влаги было предостаточно. Однако, силы стоило экономить — неизвестно, когда они понадобятся в следующий раз, в связи с последними событиями. И всё же, Лаз не смог отказать себе в слабости согреть воду в корыте, пока с поверхности не начал подниматься пар. Тело мгновенно ослабло, неохотно расставаясь с последними запасами энергии, и предложение Ларса поспать теперь заиграло новыми красками. Лаз блаженно улыбнулся, представляя, с каким удовольствием предастся крепкому сну после того как согреется в горячей воде.
   Перебрав, отобранные склянки, он по-очереди добавил их содержимое в воду — с   одних побольше, с других поменьше. Затем — удовлетворённо вдохнул распространяющийся по камере аромат хвои, поспешил стянуть с себя одежду и, зачерпнув в ведро немного воды из корыта, оставил её отмокать в надежде, что удастся хоть немного отстирать последствия их приключений.
   Для продрогшего тела вода казалась слишком горячей, поэтому Лазу понадобилось время, чтобы стать в корыто сперва одной ногой, а затем и другой. Он не спешил. Это было приятно. Теперь, без одежды он мог рассмотреть все синяки и ссадины, которыми наградил его Лейдер за последнюю ночь. Их было немного, но пантендорец всё равно озабоченно ощупал каждый, чтобы лично удостовериться, что всё пройдёт. Он чувствовал, что Натан то и дело поглядывает в его сторону и всё ждал какой-нибудь колкости или шутки в свой адрес. Не дождался.
- На мне всё быстро заживает, хоть и не скажешь, - хмыкнул пантендорец, демонстрируя любопытному соседу расцарапанное ребро, - Только лица не вижу. Скажи, там остался синяк? - Лаз замер ненадолго, убрав назад волосы, чтобы Ларс смог рассмотреть и ответить. Ему всё ещё было важно иметь красивое лицо. Даже в жутком подвале мертвячки. Даже в зассаном лагере Асвин. Дурацкая привычка из прошлого, но, пожалуй, он никогда не сможет от неё избавиться. Как и от многих других...
   Места в корыте было достаточно лишь для того, чтобы сидеть с согнутыми коленями, но сейчас он был готов довольствоваться и малыми радостями. Лаз неторопливо обливал водой продрогшие плечи и всё пытался устроиться поудобнее, чтобы как можно большая часть тела оказалась в тепле, но в итоге смирился, что слишком велик для этого корыта и просто наслаждался моментом, позволяя телу отдыхать и расслабляться.
   Натан же, напротив, нервничал. Совсем недавно собирался спать, а теперь вдруг принялся обхаживать камеру взад-вперёд, по-нескольку раз останавливаясь рядом с кандалами и плётками, словно в какой-то момент там должен был появиться пряник. Причин для такого волнения студента жизнь дала предостаточно, но истинные были Лазарину неведомы. Поэтому он, по другой своей старой привычке, вдруг захотел подгадить и без того взволнованному приятелю, бродившему где-то на грани личных переживаний — подтолкнуть его прямо туда и посмотреть, что будет. Хотя сейчас трудно было понять, что именно способно вывести его из себя.
   Лаз умылся, массирующими движениями растирая по лицу хвойную воду и сквозь пальцы взглянул на Натана, который в очередной раз остановился у стены с цепями: Тебя никогда не хлестали плёткой? - Таким же тоном Лаз мог бы спросить о любимом сорте эля. - А хотел бы, чтобы отхлестали? - Некромант ядовито прищурился, выжидая реакцию и не сдержал смеха, когда Ларс обернулся в его сторону, - Что?! Ты так на них смотришь… - Он невозмутимо пожал плечами, продолжая плескаться как ни в чём не бывало, - Тебя что-то волнует? Помимо того, что мы в полной заднице, конечно. - Лазарин отправил на голову очередную порцию воды, втирая её в волосы всё с той же довольной улыбкой, словно и не было всех этих событий недавно. - Хотя прямо сейчас мне хорошо. Зря ты не захотел нормально помыться — это иногда приятно. И полезно - для здоровья.
— Ну и что ты собираешься делать? - вопрос прозвучал странно, словно сам Натан прекрасно знал, чем теперь займётся. Или же рассчитывал, что Лаз предложит лучшее решение? Что ж, над этим действительно стоило подумать, хотя пантендорец хотел бы отложить тяжёлые мысли на завтра.
- Думаю… Использовать представившиеся возможности. Ворота откроют рано или поздно. Будем осторожными — переживём. Хель, кажется, верит в этого... Айвора. Но я бы не стал. - Лаз замолчал, оттирая грязь с коленки и, немного подумав, нашёл весьма неплохую возможность, стоящую прямо здесь, в этой комнате, - Натан?... Какую школу ты изучал в академии? Сможешь что-нибудь показать пока будем торчать здесь? Или лучше будет обратиться за этим к Хель? На лучшего студента академии она похожа больше...

Отредактировано Лазарин (16-09-2020 00:32:59)

+4

24

Лазарин отмывался так старательно, будто не в подвале разрушенного борделя находился, а в пантендорских купальнях, причем самых дорогих. Наплескал в воду каких-то благовоний из склянок, разделся догола, ничуть не смущаясь присутствия самого Натана, и уселся в корыто блаженствовать.
- Нашел время… - проворчал Ларс, разглядывая колбу, брошенную ему белобрысым. Пахло сильно и приятно – какими-то благовониями и спиртом. Натан нюхнул раз, другой, вспоминая уроки изготовления эликсиров, не вынюхал ничего потенциально опасного и, в конце концов, решив, что в борделе вряд ли стали бы использовать яды, нанес смесь на лицо, шею и волосы. Затем, быстро оглянувшись на Лазарина, сделал пару осторожных глотков. Вкус был мерзкий – но спирт в составе согрел, заставил встряхнуться.
Дожил. Пить благовония из обители дохлых шлюх…
— На мне всё быстро заживает, хоть и не скажешь, — бормотал меж тем Лазарин, вертясь в корыте и разглядывая себя так старательно, словно ожидал увидеть на теле что-то помимо синяков и ссадин. — Только лица не вижу. Скажи, там остался синяк?
- Чего? – слегка опешил Натан, но все же невольно обернулся, чтобы посмотреть. Бедра Лазарина худо-бедно скрывала мыльная вода, но тощие коленки неудобно и трогательно торчали над краями бадьи. Руки у мальчишки были тонкими и исцарапанными.
Странное дело: они были совершенно не похожи, но почему-то в этот момент белобрысый пугающе напомнил Натану Оливера. Того, каким Паучок был до своей ненормальной отстраненности, до всех этих высокопарных разговоров о божественном предназначении. Возможно, все дело было в худобе, и в том, как легко появлялись синяки на бледной физиономии Шоу…
- Есть немного, - присмотрелся Натан и пальцем проследил багровое пятно на скуле Лазарина. – Сойдет через пару дней. Чего это ты так о внешности печешься? Хочешь на Хель впечатление произвести?
За грубоватой насмешкой Ларс пытался скрыть собственные невеселые мысли, вновь вернувшиеся к брошенному Оливеру. Что если Магистр действительно пошлет войска в убежище ведьм? Теперь Натан понимал, что, скорее всего, даже если это произойдет, Приют Бродяг сметут начисто, не пытаясь никого оттуда спасти.
И виноват в этом снова будет он – Натан Ларс.
- Тебя никогда не хлестали плёткой? — внезапно спросил белобрысый, с лукавым видом выдергивая его из этих мыслей.
- Че?..
— А хотел бы, чтобы отхлестали?
- Че?! – еще больше оторопел Натан. Лазарин весело ржал в своем корыте, и Ларс бросил в него тряпкой, которой вытирался. – Да иди ты! Шутник фойрров… Если ты тут голый будешь с плетками выплясывать, тебя эти юные повстанцы не поймут. Хотя… может многие и впечатлятся, но тогда в опасности будет уже твоя задница…
— Тебя что-то волнует? Помимо того, что мы в полной заднице, конечно.
- А тебя нет? – судя по безмятежной физиономии белобрысого, его и вправду ничего не волновало.
- Ворота откроют рано или поздно. Будем осторожными — переживём.
Пожалуй, только человек, который протащился из Пантендора до Лейдера пешком и в одиночку, по разоренным войной землям, между двух армий, мог быть так уверен в том, что они что-то переживут. Натан вот уверен не был – не после того, что видел под городом и в лагере Асвин.
— Натан?... Какую школу ты изучал в академии? Сможешь что-нибудь показать, пока будем торчать здесь?
- Ага, и лекцию провести до кучи, - Натан вновь обернулся к голому приятелю, глаза которого горели жадным любопытством. – Ну… немного Плоти, но по большей части Грани. Чертишь на земле или где-то еще рисунок, потом активируешь его магией – и оно работает. Правда, если где-нибудь ошибешься – хреново выйдет… У меня долгое время выходило именно что хреново, пока не приперло, - Натан невольно усмехнулся давним воспоминаниям. – Мы с моим другом нечаянно шлюху оживили, но что-то пошло не так, и она решила нас сожрать. Боевые заклятья на ней не работали, точнее, и я, и Оливер, косили, как проклятые. В конце концов, он насадил ее на шипы, а я начертил вокруг эту штуку, - Натан присел на корточки и пальцем нарисовал на пыльном полу схематичную Пентаграмму Демона. – И она сработала. Именно тогда, когда была нужна, и когда не было времени четко все вырисовывать. Я сам охренел. С тех пор у меня стало гораздо лучше все это получаться. В критической ситуации, наверное. Только я без понятия, получится ли у тебя, к этому надо… ну… вроде как предрасположенность иметь или что-то такое.
[nick]Натан Ларс[/nick][status]Истинный повелитель мертвых![/status][icon]http://forumfiles.ru/uploads/000f/3e/d5/501/18450.png[/icon][sign]Удачливый раздолбай[/sign]

+3

25

Конечно, Натан мог бы и соврать насчёт синяка, чтобы его не расстраивать. Теперь Лаз то и дело притрагивался к скуле, чувствуя лёгкую боль при надавливании и гадая, насколько приятель приуменьшил истинный масштаб «беды».
- Чего это ты так о внешности печешься? Хочешь на Хель впечатление произвести?
- Думаю, тут у тебя больше шансов, — признался Лазарин без тени иронии, вспоминая, как старательно девчонка игнорировала его присутствие, раз за разом обращаясь к Ларсу. Вряд ли она делала это по причине симпатии к патлатому — скорее просто не хотела говорить с чужаком. Но если Натан нашёл в ней что-то привлекательное, то отчего бы и не поддержать его? Тем более, шансов у него и в самом деле было больше - девушки в Лазарина влюблялись нечасто, предпочитая считать его подружкой. «Подружкой с членом», как говаривала Аллавин. Без малейшего намёка на его использование. Такое отношение давно стало привычным и естественным, и Лаз даже на секунду не задумался о том, что эта девица увидит в нём что-то другое.
- А я просто… - он запнулся и вновь дотронулся до скулы, не желая вспоминать и уж тем более рассказывать новому знакомому о прошлом. «За красивое лицо охотнее платят»- ответил бы он Натану всего полгода назад, но сейчас… Не хотелось, чтобы он или кто-то другой знал об этом,  - Люблю красивые вещи.
   Ларс отшутился и от сомнительных тем с плётками и от прямого вопроса "в чём дело?". Но отчего-то зацепился за последнюю просьбу. Странно. Необычно. Он что, даже не станет просить денег или... Лаз не рассчитывал на подобное рвение, однако, по рассказу студента, быстро смекнул, что дело тут отнюдь не в любви к знаниям и не в стремлении этими знаниями делиться.
   Натан вычертил пентаграмму машинально, почти не глядя, словно делал это уже тысячу раз. Лазарину пришлось немного нагнуться, чтобы рассмотреть возникший на полу символ. И всё? Так просто?  Натан говорил так, словно для заклинания было достаточно незамысловатого символа, магии и предрасположенности. Но, будь это правдой, зачем вообще понадобились бы академии? Чего-то патлатый не договаривал. Или просто и сам не особо разбирался в основах своей школы? «Выучил слова, но не буквы» - как однажды цитировала ему Аллавин своего учителя. «Буквы» интересовали пантендорца намного больше, потому как из них можно было составлять собственные слова.
   Но даже так, Натан мог научить чему-то полезному. Мог ответить на некоторые вопросы. Лазарину не терпелось задать их прямо сейчас, но годами тренированное чутьё подсказывало, что не стоит. Да и тело уже порядком разморило, чтобы заставлять его учиться чему-то, не дав отдыха. Да и Натан, с грустной улыбкой пялясь на свой рисунок, думал вовсе не о пентаграммах...
- Оливер, Шоу…. Паучок. - Лаз постарался собрать все незнакомые имена, что иногда проскальзывали в словах Ларса и Хель. Губы чуть дрогнули в улыбке от прозвища, которое звучало как-то слишком ласково из уст некроманта, хоть и отсылало к малоприятным для многих созданиям, - Это всё один человек?
   Ларс не был его клиентом. Лазарин делал это лишь по ещё одной давней привычке — довольно приятной и успокаивающей, напоминающей о доме, где было тепло и безопасно. Он просто любил слушать. Любил, когда люди приоткрывали ему свои сердца. Когда они становились уязвимыми и слабыми…
   Он снова прищурился, задерживая взгляд на лице Натана, пока тот смотрел в пол. Затем - подался вперёд, упираясь грудью в колени, и беззастенчиво подцепил пальцами одну из железок, что торчали из ушей некроманта. Тот ожидаемо дёрнулся, бросая на голого приятеля полный недоумения взгляд — очень смешной и глупый, по мнению пантендорца, но смеяться в этот раз он не стал.
- Эти штуки... вытаскиваются? - спокойно спросил Лазарин, одновременно пытаясь сосчитать все видимые "украшения" на лице приятеля.

Отредактировано Лазарин (17-09-2020 00:10:55)

+4

26

Если бы Натан дал себе труд задуматься над тем, когда именно у него выходят мудреные пентаграммы и рисунки Школы Грани, то, проанализировав бы, сообразил, что лучше всего заклятья срабатывают именно тогда, когда он на них не сконцентрирован - позволяет руке идти легко, стремительно, не задумываясь над плавностью линий. Его рисунки были размашистыми, острыми, поспешными, как сам Ларс - и потому давали результат в тех ситуациях, когда времени задуматься над красотой попросту не было.
Увы, вдумчивая, медлительная, скрупулезная манера обучения, естественная для Академии, каракулей Ларса не принимала. Ей куда больше соответствовал тот же Шоу, аккуратный и кропотливый до мозга костей...
— Оливер, Шоу…. Паучок. Это всё один человек? - словно подслушав мысли Натана, спросил Лазарин, и студент сообразил, что отрешенно пялится на пентаграмму под взглядом белобрысого. Моргнул, поднял на него глаза. Лицо Лазарина странным - почти участливым, непривычно спокойным.
Каких объяснений он хотел?
- Придурок это редкостный... - раздраженно вздохнул Натан и потер лицо руками. - Господин "я такой тихий, скромный и правильный, я лучше всех учусь и никогда не нарушаю правила..." Хрен его знает, во что он вляпался, такой правильный, но с ума он свихнулся конкретно так. Стал слышать "голос" Безымянного, провозгласил себя его жрецом, и в конце концов... - Ларс осекся и сжал губы. - Нет, я... не знаю, жив он или нет. Но вряд ли смог выжить.
Потому что я успел уйти, а он - остался.
Нет, не так. Потому что им нужен был он, а не я...
Он вздрогнул, когда Лазарин неожиданно подался вперед, протягивая руку к его лицу - но белобрысый всего лишь потрогал одну из серег.
- Чего?
— Эти штуки... вытаскиваются?
- Конечно вытаскиваются... - буркнул Натан, слегка стушевавшись от такой резкой перемены темы. - Или ты думаешь, что они на мне растут, как яблоки на дереве? - в доказательство он отцепил одно из железных колечек и положил Лазарину на ладонь посмотреть. Украшение было теплым и блестящим, но совершенно не дорогим. Подобных колец на лице и теле Ларса было несколько - вместе с цветными волосами и яркой краской на лице они делали образ некроманта необычным и бросающимся в глаза. Но теперь... алхимическая краска с волос и лица смылась, и кольца смотрелись неуместно на бледном, уставшем лице студента. - А что? Любишь... как ты там сказал? красивые вещи?
Натан усмехнулся принялся расстегивать остальные кольца. Некоторые он не снимал так долго, что они с трудом вытащились. Сложил их небольшой кучкой на ладони, задумчиво позвякивая. Лишенный своего привычного яркого образа, он чувствовал себя гораздо более раздетым, чем без одежды.
- Ты-то сам почему... такой? - Натан неопределенно пошевелил пальцами в воздухе. - Чистенький. Манерный. Девчоночий. Вполне мог бы за девку сойти, если постараешься. Только не говори, что у вас в Пантендоре все такие. Вы там, конечно, те еще любители маков, но не настолько. Что тебя дернуло пойти обучаться?
[nick]Натан Ларс[/nick][status]Истинный повелитель мертвых![/status][icon]http://forumfiles.ru/uploads/000f/3e/d5/501/18450.png[/icon][sign]Удачливый раздолбай[/sign]

+4

27

У него тоже был друг. Подруга… Только в её живучести некромант, в отличие от Ларса, почти не сомневался. Лаз опустил взгляд на болтающийся на груди Элей и некстати вспомнил о том, что оставил в лагере вторую часть вместе с ножом и книгой и всем, что у него было. Не такая уж большая цена в обмен на жизнь, но всё же…
Нужно было оставить его в Пантендоре.
   Он устало протёр глаза, возвращаясь к Натану, который не упустил возможности немного похвастаться собранными в ушах безделушками. Говорил он просто, но, кажется, гордился созданным образом, хотя половину его сам же и смыл не так давно. И кто тут ещё печётся о внешности, — усмехнулся про себя Лазарин, протягивая ладонь.
- А что? Любишь... как ты там сказал? красивые вещи?
- Ага, - Лаз язвительно улыбнулся, рассматривая простецкое колечко. - Красивые - люблю. Но эти - полная безвкусица.
   Натан не был клиентом, а значит он мог говорить что думает. И не стал отказывать себе в возможности немного поддеть студента. Натан сердился так мило и безобидно, что пантендорец не чувствовал в этом никакой реальной угрозы — и пользовался. Правда, когда Ларс нахмурился и собирался вернуть себе кольцо, белобрысый сжал кулак и отвёл руку в сторону, полагая, что лезть за ним через корыто приятель не станет: Ну эй, не обижайся! Постой… Он отвернулся, не сдерживая очередной смешок и, поковырявшись немного, нащупал прокол в собственном ухе и, не без труда, вдел туда кольцо. Легонько дёрнул пару раз, проверяя крепление, и развернулся, демонстрируя Ларсу результат: Ну? На фоне миловидного личика, пусть и с синяком, железка действительно смотрелась неуместно, слишком по-варварски. Лазарин предполагал, что со стороны это выглядит очень глупо, но предоставил Натану возможность высказать мнение. А точнее — согласиться с ним и самому признаться, что смотрится это не очень.
   - У меня были золотые серьги, - Лаз вздохнул, теребя пальцами кольцо в ухе. Может, от него ждали откровений иного уровня, но пантендорец и про серьги мог говорить с такой интонацией, словно потерял дорогого "друга-придурка". - Очень красивые. С изумрудом - под цвет глаз. Но их пришлось продать… Боюсь, что уши зарастут, и тогда придётся снова прокалывать. Я помню - это больно. А ты, должно быть, извращенец, раз столько дырок наделал. - Он хмыкнул, отстёгивая кольцо и возвращая его Натану. - Но тебе идёт и такое. Сперва я подумал, что ты похож на чучело, но теперь вижу, что это всё... - Лаз кивнул на кучку железа в руке некроманта. - Отражает тебя. Как и те узоры, что ты смыл. Трудно было рассмотреть в этих словах комплимент, но Лазарину ведь и не нужно было пытаться понравиться. Эта мысль по-своему согревала, и говорил он серьёзно, без шуток. - Девочкам ведь нравится? Очередной предлог похвастаться и почувствовать себя крутым. Лазу было не жалко его подкинуть.
   Вода в корыте порядком остыла и уже не приносила прежней радости. К телу вновь подбирался холод, а глаза слипались от усталости. С мытьём пора было заканчивать.
- Ты-то сам почему... такой? Чистенький. Манерный. Девчоночий.
- Таким уж родился, - фыркнул Лаз, вылезая из корыта, - Мамаша не спрашивала, каким меня сделать. Но, знаешь, если бы и спросила, я всё равно выбрал бы себя. - некромант выжал волосы в корыто и потянулся за тряпкой, - Это плохо? Он хитро прищурился, вытирая лицо и волосы. В общем-то, Лаз и сам знал ответ. Его самого полностью устраивало быть и девчачьим и чистеньким. Но миру вокруг отчего-то было не всё равно. Мир постоянно с него за это спрашивал. - Вокруг меня было много девочек, вот и.. привык.
- Что тебя дернуло пойти обучаться?
  Дёрнуло? - Лаз осторожно промокнул тряпкой ссадины на руках, задумываясь о причинах своего стремления заниматься магией.
- У меня ведь есть дар. Разве этого не достаточно? Судя по лицу Натана, такой ответ был не особо убедителен, - Мне нравится магия. В ней есть что-то.. божественное? Когда я её использую, то чувствую причастность к чему-то большему. А ты? Разве нет? Он подобрал чёрную накидку мертвячки, которую так же нашли в кладовке и поспешил прикрыться, дабы не смущать более соседа своей наготой. Хотя тот, кажется, уже начал привыкать. - Или ты думаешь, мне стоило заняться чем-то другим?
   Лаз задвинул корыто под лавку и устало взглянул на ведро с одеждой, решая про себя, что выстирает её как только проснётся. После чего — плюхнулся мягкой точкой на твёрдую дыбу и, вздохнув по несуществующей перине, свернулся калачиком, кутаясь в плотную ткань, чтобы хоть как-то согреться. Дыба была широкой, но занимать много места в таком холоде не хотелось. Тело, не привыкшее к подобным лишениям, пыталось протестовать и возмущаться жёсткой кровати, но уставший мозг отказывался его слушать и спешил отключиться как можно скорее.
- Если ты тоже разденешься, будет теплее, - пробормотал Лазарин по очередной своей старой привычке, хоть и был убеждён, что Ларс не станет этого делать.

Отредактировано Лазарин (18-09-2020 00:11:11)

+4

28

Серьги его Лазарин не оценил. Не оценил со всей язвительностью.
- Ну ты и придурок! И вообще, сам чучело, - хмыкнул Натан и потянулся отобрать у белобрысого кольцо, но тот немедленно вдел его в ухо, повертелся из стороны в сторону, давая оценить. – Хреново смотрится. Выглядишь, как дешевая шлюшка… да еще и с синяком, - вынес безжалостный вердикт Ларс, даже не подозревая, насколько близок оказался к истине. Разве что с ценой прогадал. – Но если тебе хочется носить подобную, как ты сказал… безвкусицу? Можешь себе оставить.
Он вернул протянутое кольцо обратно Лазарину, вздыхавшему уже о своих золотых сережках. Нет, ну точно как девка. С изумрудами, мать его…
- Меня моя внешность полностью устраивает. По крайней мере, с бабой меня не путают, - усмехнулся Ларс, потирая скулу, где еще несколько минут назад красовались размытые узоры. – И да, девочкам нравится. То, что у меня в штанах, в первую очередь, - он хохотнул, довольный собственной шуткой, и присел на скамью, потягиваясь и слушая пустившегося в рассказы белобрысого.
Тот, ничуть не смущаясь, выбрался из своего несчастного корыта и выгибался так и эдак, вытирая волосы и тело. Некроманты привычны были к виду обнаженных тел, но то были, как правило, тела мертвые и подготовленные исключительно к препарированию – злополучная Мертвячка не в счет, на нее иные любители. Но в том, как преподносил собственную наготу Лазарин, было что-то напоказ, как будто он даже сейчас пытался повыгоднее продать себя Натану. Студент, разумеется, идиотом не был, и прекрасно знал о существовании пареньков, которым нравятся другие пареньки – но самого себя к подобным не относил. А если относил Лазарин… ну что ж, сам себе дурак.
Даже странно, что такой, как он, действительно рискнул пойти до Лейдера в поисках учителя.
— У меня ведь есть дар. Разве этого не достаточно?
- Нет, я не о том. Почему именно Лейдер? Многие из тех, у кого обнаруживается дар некромантии, обучаются дома или становятся подмастерьями у более опытных некромантов. Что, неужели в Пантендоре никого не было? – о «божественности» магии Натан не задумывался ни разу, и потому ответ Лазарина поставил его в тупик. – Причастность к большему? Не знаю. Я просто всегда был… таким. Я не могу представить себя без магии, это же естественно. Ты же тоже сказал, что не можешь представить себя менее девчоночьим, и тебя никто не спрашивал, каким родиться. Вот и я думаю примерно так же. А божественное - после встречи с измененным Оливером это слово Натану категорически не нравилось. – Божественное оставь жрецам. Они с этим на голову скорбны.
Белобрысый наконец-то оделся и забрался на дыбу, вертясь и пытаясь устроиться поудобнее.
- Помочь тебе руки-ноги закрепить? – усмехнулся Натан, берясь за ремни, прикрепленные к изголовью пыточного стола. – А то вдруг скатишься во сне, и Мертвячка за жопу схватит?
— Если ты тоже разденешься, будет теплее, - сообщил Лазарин, туманно глядя на него снизу вверх, и Натан вновь вспомнил о чьих-то странных вкусах.
- Э, нет, спасибо. Лежи, где лежишь и не помышляй о поползновениях в мою сторону! – Ларс быстро отступил от него на пару шагов и плюхнулся на скамью в стороне от дыбы. – И это… при студентах лучше о своих предпочтениях помалкивай. Мало ли что.
Сам он раздеваться или, тем паче, ложиться с полураздетым белобрысым не собирался. Еще чего!
- И вообще, ты что, магией согреваться разучился? Только что же колдовал, – Натан растянулся на лавке, кряхтя от боли в набитых синяках, и щелкнул пальцами, создавая «малый огонь». Белесый огонек уютно закружился над лавкой, и продрогшему телу разом стало теплее. – Или что, греешься теперь только о чьи-нибудь тела?
[nick]Натан Ларс[/nick][status]Истинный повелитель мертвых![/status][icon]http://forumfiles.ru/uploads/000f/3e/d5/501/18450.png[/icon][sign]Удачливый раздолбай[/sign]

+4

29

Не в правилах Лаза было отказываться от подарков — даже таких пустячковых, поэтому «безвкусицуа» Натана теперь болталась во втором ухе, оберегая его от зарастания. Он всё равно нескоро сможет посмотреться в зеркало — так пусть хоть Ларс порадуется, что его железку не отложили в сторону с мыслью, что там она и потеряется. Лазарин и не хотел её терять, особенно теперь, когда остался с пустыми руками. Владеть вещами, пусть даже такими непримечательными, было приятно, успокаивало.
   - В Пантендоре мало некромантов, - пробубнел Лаз, подкладывая часть скомкавшейся ткани под голову, - И у меня нет богатого отца, который заплатит за учёбу. Был один.. знакомый из Лейдера — его и искал. У него должок один ко мне есть — хотел вернуть. Я ж тебе говорил в таверне... Конечно, Левар был не единственной причиной, по которой Лазарин покинул родной город, но для прояснения ситуации, как ему казалось, такого объяснения было достаточно. - И студентов тут много — с ними попроще. Меня в Пантендоре ничто не держало — решил рискнуть. Думаешь глупо? Ответа на этот вопрос он не ждал — шмыгнул носом от холода и высунулся из-под накидки, открывая глаза. Натан отчего-то решил, что на лавке ему будет удобнее, хотя места белобрысый ему оставил много и даже отвернулся к краю, чтобы не смущать.
- Я не… Не сплю с парнями? Можно было и солгать. Поверил бы Натан? Вряд ли. Да и не хотел Лазарин ему лгать, если подумать. - Не имею никаких предпочтений. Спи спокойно.
   Странно, что патлатый до сих пор не послал его в Бездну, если только и в самом деле не питает слабости к мальчикам. Или всё дело в этом Оливере, о котором он постоянно вспоминает? Неважно. Им обоим было чуточку спокойнее спать в пыточной не в одиночестве. А потому Натан терпел манерность пантендорца, а тот, в свою очередь, не возражал его ворчанию и привередливости. Взаимовыгодно - как и положено у некромантов.
— И вообще, ты что, магией согреваться разучился?… Или что, греешься теперь только о чьи-нибудь тела? - доносились сквозь сон вопросы и подколы Натана, который всё пытался устроиться на узкой лавочке. В лицо ударил тёплый свет от согревающего огонька соседа, заставив Лаза сощуриться и закопаться в накидку с головой, чтобы вернуть глазам темноту.
- Дурак, тело греет бесплатно, - недовольно промычал белобрысый из-под накидки и сам удивился нелогичности подобного высказывания из своих уст. - А я на воду много потратился и устал очень. Его ведь поддерживать надо... - некромант шмыгнул носом, жалея о такой непредусмотрительности. - Не хочу отключиться во сне. Вдруг и правда к дыбе привяжешь и начнёшь свои эти.. фантазии… Ну ты понял.

+3

30

- Да понял я, понял... - пробормотал Натан, усмехнувшись и пытаясь улечься поудобнее на жесткой деревянной лавке. - Спи давай...
День - да и почти уже прошедшая ночь! - выдались настолько тревожными и выматывающими, что Ларс и сам уснул, стоило только преклонить голову. И спал урывисто и беспокойно.

Когда он окончательно проснулся, прошла, должно быть, всего пара часов - согревающий его магический огонь погас, и тело вновь продрогло. Натан полежал еще немного, но снова заснуть уже не смог. Отчаянно хотелось есть. Студент встал, потирая лоб, покосился на дрыхнущего Лазарина - тот свернулся калачиком на дыбе, подложив руки под голову, и правая, выпрямленная в локте, почти касалась ременной петли пыточного стола.
Хе-хе-хе...
Ухмыляясь собственной идиотской мысли, Натан подкрался, осторожно накинул петлю на руку белобрысого, закрепил. Продолжая тихо ржать себе под нос, потянулся было ко второй руке - и наткнулся на распахнутые зеленые глаза.
- Ну бля... - разочарованно вздохнул Ларс.
- А ты, оказывается, стеснительный мальчик... Что, едва дождался, пока я усну? - поинтересовался Лазарин, скосив глаза на петлю на своем запястье.
- Ой, да иди ты! Уже и пошутить нельзя... - хмыкнул Натан, слегка раздосадованный неудавшейся шуткой и, потирая озябшие руки, с самым независимым видом направился прочь из пыточной. Тело требовало не только еды и воды, но и прочих физиологических надобностей, а гадить там, где спишь, если это только не настоящая тюрьма, Натан все же не привык.
Освободить руку Лазарина он и не подумал. Сам отвяжется, вторая рука свободна...

Они ввалились шумной ватагой - уставшие, взбудораженные, пахнущие потом, кровью и грязью. Лишенное былых привилегий и волею Магистра объявленное преступным, бывшее студенческое братство выживало, как умело - как могло, добывало еду, как могло, скрывалось от стражи и пыталось выбраться из города. Кому удалось - те бежали. Кто успел - тот сдался. Но всегда находились вольнодумцы, желающие менять мир к лучшему - такие пошли за Айвором Денвертом.
Вот и сейчас они вернулись, притащив кто еды, кто лекарств, а кто - добытых трофеев. Привели раненых, вызволенных из тюрьмы Асвин. Ночь выдалась удачной, пострадавших было мало и, опьяненные победой, они разбрелись по всему подземелью бывшего борделя, ища свободное место, чтобы отдохнуть, подремать и поесть.
- С-сука, похоже плечо зашиб...
- Да не скули, Каспар потом глянет.
- Пожрать чо есть? Где Хель, чтоб ее?!
- А что, без мамки уже и пожрать найти не можешь?
- Оп-па!..
Последнее относилось к Лазарину, полуголому и сосредоточенно вытаскивавшему запястье из петли.
- Что, не все девки в "Мертвячке" разбежались что ли?
[nick]Натан Ларс[/nick][status]Истинный повелитель мертвых![/status][icon]http://forumfiles.ru/uploads/000f/3e/d5/501/18450.png[/icon][sign]Удачливый раздолбай[/sign]

+3


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [03.08.1082] Первое зарево