Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре август — сентябрь 1082 год


«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Солмнир Алисия Эарлан Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Эпизоды » [Лето.1082] Лес повешенных


[Лето.1082] Лес повешенных

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

https://i.playground.ru/i/pix/2217544/image.jpg
- Локация
о. Силва, Гвиндерил, г. Эденвел
- Действующие лица
Лиранна, Хэльмаарэ, Маерлинг
- Описание
предыдущий эпизод - [Лето.1082] Тот, кто стоит за плечом
Выручая поручение главы гильдии мистиков, Лиранна и Маерлинг с представлением врываются на казнь королевского клятвопреступника, чтобы навести смуты, несправедливости и спасти эльфа от виселицы.

+1

2

Хэльмаарэ знал, что так будет. В тот самый день, когда принцесса при нём обмолвилась, что желает покинуть Эденвел и посмотреть, как живёт народ, не имеющий ни власти, ни гроша за душой. Он поощрял её рвение – детское, наивное, глупое, и сам был наивным и глупым мальчишкой, который решил, что у его поступка есть разумное оправдание. Он думал, что покажет Нувиэль мир без прикрас – таким, какой он есть, а в будущем это поможет ей стать советницей, достойной короля – мудрой, близкой с народом, опытной. Он так стремился открыть ей глаза, надеясь, что она не станет копией своей матери, что совсем забылся, ведомый чувствами.
Хэльмаарэ из рода Стеклянной бабочки в последний раз видел солнечный свет. Из узкой темницы во дворце, куда не закрадывался дневной или лунный свет, он вышел в полдень в компании стражников королевы. По её приказу его вели на казнь, и эльф, легко усмехнувшись, подумал, что в чем-то даже слишком похож на отца. Он был ещё совсем ребёнком, когда Эаглифа Амакиир шёл этой же тропой к месту своей казни. Хэльмаарэ чувствовал себя удивительно спокойным и совершенно не думал о смерти. Он жалел только о том, что больше не увидит Нувиэль, но понимал, что так нужно – он сам принял свою судьбу и давно с ней смирился.
Преступник должен понести наказание.
Сопровождавшие его стражники хранили молчание – все его знали, как верного и преданного принцессе пса, и считали, что Хэльмаарэ по глупости оступился, а королева, получив нож в спину от Деворела, теперь не прощала преступников и не дарила им милостивое изгнание. Хэльмаарэ не смог бы объяснить, что для него изгнание хуже смерти. Никто не пытался его пнуть или оскорбить словом или действием. Никто кроме кронпринца, который с самого начала был настроен против него, словно знал о Хэльмаарэ что-то, чего Хэль не знал сам. На него смотрели как на сына преступника, и того, кто заслуженно назывался паршивой овцой, несмотря на все свои таланты лучника.
«А лучник ли я теперь?..»
Даже руки его по-прежнему плохо слушались, и шёл он не ровной и благородной поступью, как когда-то ходил по коридорам эльфийского дворца, гордо нося форму гвардейца, а немного прихрамывал. Последствия ритуала всё ещё сказывались на нём и, как думал лучник – а теперь точно знал – останутся с ним навсегда.
Никто не считал его особым преступником. Никто не делал ему чести. Не готовил отдельную верёвку, не созывал больше зрителей для показательной казни. Хэльмаарэ ставили в ряд с убийцами, ворами и насильниками, которых поймали в столице. Не все из них даже были эльфами. Хэль рассмотрел среди них людей и ламаров, которым повезло ничуть не больше, чем ему. В отличие от него, они ещё не смирились со смертью, и пытались ей что-то противопоставить.
Палач ждал каждого с холодной готовностью. Три петли размеренно покачивались на ветру. Толпа на казнь выстроилась приличная, и Хэльмаарэ не оказался среди них в первом числе. Он не видел королевы, но догадывался, что скромная башня, примыкающая к площади, с витражными окнами, и плотной ромбовидной решеткой – почётное место для наблюдения. Оттуда открывался отличный вид, чтобы не видеть подробностей чужой смерти, но убедиться, что на ещё одного клятвопреступника в мире стало меньше.
На казнь пришли посмотреть жители города. В толпе стояли родственники и приближённые обвинённых, которые всё ещё молили королеву о прощении и не желали прощаться с любимыми.
Хэльмаарэ отметил не без самоиронии, что рядом с местом казни выбиваясь своей неуместностью – с одной стороны в самом разгаре шла стройка храма Алиллель – богини жизни и плодородия, а с другой – с песнями, плясками и шутками на грани – весёлый карнавал приезжих артистов.
***
Справа грязно выругался эльф в цветастой шапке, которая постоянно спадала ему на глаза. За последние десять минут ему пришлось три раза её поправлять, чтобы видеть, что происходит впереди и ненароком не налететь на кого-то из труппы. Он, конечно, фокусник и ловкач, но не до такой же степени, чтобы жонглировать кинжалами вслепую!
- Тише, коллега, - с широкой и весёлой улыбкой поправил его Маерлинг, - здесь же дети и леди.
- Келпи их через пятое копыто переимей, что я думаю об этих леди и их детях! – с чувством выпалил эльф уже в адрес Маерлинга, на что тот весело расхохотался. – Чувствую себя шутом на похоронах!
Мер даже не спорил. Они потратили несколько недель на подготовку. Пока королева делала вид, что слишком занята принятием справедливого решения, у них было время подготовиться к казни как следует. Условившись на то, что появятся шумно и эффектно, они заранее заплатили известной труппе артистов, согнали их в город, раструбив о представлении и созвав на площадь как можно больше гостей. В толпе поди разбери, кто тут свой, а кто подставной!
Даже Маерлинг, не обладая должными талантами, приоделся и теперь походил на очередного нелепого циркача. По правую сторону от него танцевали красавицы в цветной и яркой одежде на ламарский манер. Светили телесами, завлекали движениями рук и бёдер. Пел, деря глотку сам Маерлинг, приставая к людям в толпе, протягивая им глубокую шляпу.
Толпа зевак делилась на две группы – кому веселее шумное представление, кому – казнь. За шумом веселья королевскому глашатаю приходилось повышать голос и едва ли не кричать, чтобы виновные слышали обвинение и приговор. Он бесконечно на это злился, но не мог ничего поделать. Королева не пожелала делать казнь главным событием столицы и посчитала, что немного веселья не помешает.
- Умирать – так с музыкой! – весело крикнул тучный мужичок, поднимаясь на виселицу и затягивая непристойную песню про доступную Анну.

+3

3

Настоящая Анна при звуках этой немудреной знакомой мелодии поперхнулась от возмущения, но Маерлинг уже кивнул сидящему сбоку от нее эльфу с потертой, видавшей лучшие виды лютней, и тот ударил по струнам, нестройно, но бойко подхватывая мелодию.
Кто сказал, что у всех, без исключения, эльфов есть музыкальный слух и вкус – тот очень, очень, очень ошибался…
- Прекрасная Анна меня целовала,
И денег моих ей всегда было мало…

Лира подхватила песню, вытягивая мелодию собственным голосом. Девицы по обеим сторонам от нее дружно взвизгнули и, вскидывая длинные ноги, запрыгали на месте. Сама Лира не танцевала, хотя одеждой от них почти не отличалась – ламарская мода, чтоб ее, по теплой погоде острова всегда была уместна, хотя в эльфийском городе отличала, по большей части, доступных девок. Ну или артистов, что в большинстве случаев было одним и тем же.
И она не могла не согласиться с жонглером, нанятым Маером: больше всего их план напоминал шута на похоронах – своей неуместностью на казни.
- Как только заплатишь монеткой чеканной,
Так сразу ты можешь хоть что делать с Анной…

Приговоренные слегка оживились – немыслимое дело! Мужик, первым затянувший песню, улыбался от уха до уха, хотя на шею ему уже набросили петлю – жуткое зрелище. Лира видела достаточно много различных казней, и всегда с жадным интересом наблюдала, как ведут себя люди, жизнь которых оборвется через несколько минут. В их головах проносились обычно самые разнообразные мысли, и наблюдать со стороны, как в буквальном смысле вспоминается вся их жизнь, было ужасающе… и притягательно одновременно.
«Я не хочу умирать!»
«Назло им не покажу страха, пусть подавятся ублюдки!..»
«Вот же сиськи у той девки… потрогать бы напоследок!»

И только один-единственный из всей этой вереницы держался с холодной отстраненностью – так, словно бы жизнь давно уже покинула его тело. Выделялся он и высоким ростом, и яркими, почти как у самой Лиранны, волосами – с отливом в красную медь. На спокойном лице не читалось никакого выражения, и даже потухшие глаза не обводили площадь в поисках внезапного спасения или в ожидании помилования.
Хэльмаарэ из дома Стеклянной Бабочки, «мальчик», ради которого Аерлинг бросила столько сил и средств, был готов к смерти. Более того – почти ждал ее.
Плохо.
Лира закончила песню на высокой, вибрирующей ноте, и под дружное улюлюканье и свист толпы палач дернул первый рычаг. Осужденный, затянувший «Доступную Анну», подавился словами и, хрипя и дергаясь, провалился под помост. На виду осталась лишь дрожащая, натянутая веревка.
Первый… до Хэльмаарэ оставалось еще трое.
Лира бросила взгляд на Маерлинга, незаметно пробиравшегося в толпе к помосту. Сознательно отрезала собственные мысли от беснующегося моря чужих эмоций. Сейчас они только мешали работать, а ей нужен был сигнал от напарника, чтобы…
Эльф едва заметно кивнул.
Одновременно с этим что-то громыхнуло на строительных лесах, которыми был окружен недостроенный Храм Алиллель – и часть стены медленно осела в дыму и белой пыли, под испуганные вопли строителей, зевак и торговцев, пристроивших свои палатки в тени храма.
И тогда Лира начала действовать.
Иллюзия – одно из самых простых и одновременно самых сложных заклятий, которыми она располагала. Несложно заставить человека – или эльфа! – видеть то, что ты хочешь ему показать. Сложно заставить толпу видеть это. У Аерлинг был под рукой только один псионик, способный на такое без лишних вопросов – сама Лиранна.
Но к счастью, толпа мнительна, управляема и податлива. И если кто-то один крикнет «Пожар!»…
- Пожар! Горит Храм!
- Спа-а-асайся!
Лира едва заметно улыбнулась уголками ярких губ. Теперь призрачное пламя охватывало площадь сразу с трех сторон, подбиралось к виселице – у всех собравшихся был лишь один путь для спасения. И они повалили туда все разом, спотыкаясь и падая, снося на своем пути палатки и тела. Иллюзия огня с треском горящего дерева лизнула помост, и палач, не выдержав, спрыгнул вниз, пытаясь уберечься. Помост и приговоренных затянуло жирным черным дымом.
- Давай, Маер… - шепнула она, напряженно вглядываясь сквозь собственную иллюзию.
Времени до того, как стражи королевы сориентируются и начнут действовать, было не так уж много.
[icon]http://forumfiles.ru/uploads/000f/3e/d5/679/928719.png[/icon]

+3

4

Хэльмаарэ ждал своей участи, и отвлёкся, когда вслед за задохнувшимся хрипом певцов загрохотала стройка поблизости. Он оглянулся, будто ударенный по затылку обухом, не понимая, что происходит. Толпа вокруг него пришла в движение. Кто-то узрел в панике и фойрровщине возможность спастись и сбежать. Кто-то – знак, посланный из Авура. Рядом гоготал, окончательно свихнувшись, пузатый пират с жидкой сальной бородкой, с чего-то решивший, что то за ним пришли его парни.
Поддавшись привычке гвардейца, Хэльмаарэ искал глазами угрозу короне и уклонялся от толпы, чтобы не оказаться на земле, получая пинки по бокам и спине.
- Счастливчик ты, парень, сейчас бы болтался в петле, - с усмешкой говорил ему незнакомый голос на ухо. В толпе разношерстных лиц и неуместного веселья в панике, Хэльмаарэ не понимал, что происходит. Он, как и другие, считая происходящее не иначе как волею самой богини – случая, а не Алиллель – оглянулся на падающую вперёд статую. Каменное изваяние под четыре метра в высоту, отделившись от здания, падало вперёд, на испуганную впереди эльфийку. Девушка смотрела в янтарные глаза богини, что неслась на неё смертью прямо из языков жгучего пламени.
Хэльмаарэ дёрнулся в её сторону, забывая о путах, о том, что ему готовили виселицу, об обещании королеве, что он сделает всё ради Нувиэль. В голове билась одна мысль – спасти, уберечь, оттолкнуть. Всё равно умирать, так какая разница как? Болтаясь в петле в грязных портках или мокрым пятном на брусчатке?..
Но чужие руки не дали – ухватили за плечи крепкой хваткой, крутанули, потянули к себе. Хэльмаарэ, не в силах отвести взгляда от чужой и глупой смерти, решил, что то стражники королевы опомнились – начали хватать висельников, пока те не разбежались и не пришлось вновь за ними гоняться по Гвиндерилу, чтобы спросить за преступления, но он ошибся.
Вспышка чужой магии привлекла его внимание слишком поздно, а следом он услышал тот же знакомый насмешливый голос, шептавший ему на ухо:
- Ещё не время умирать, Вашество.
Короткое издевательство оборвалось вспышкой мерцающего света и Хэльмаарэ, взмахнув ногами, провалился в темноту. Магический портал затянул его будто трясина, закрутил, выворачивая все внутренности со скудным прощальным пайком.
Над площадью, развеваясь в пыли и иллюзии пламени, возвышался герб ди’Кёлей, не в силах прикрыть ни разбитую статую Алиллель, ни погребённых под завалами камня рабочих и случайных прохожих.
***
Вдалеке, словно зубчатая линия горизонта, слабо угадывались очертания эльфийской столицы. С высоты холма с удивительно короткой травой открывался вид на синее небо, затянутое тёмно-серыми облаками. Лучи солнца едва прорезали серое марево, освещая широкий холм и одинокое дерево – чёрное, будто от копоти, с ветвями-паутинами, тонкими, сплетающимися и запутанными в странный и жуткий узор. Дерево казалось мёртвым и в летнюю пору съеденное осенью и коварной лютой зимой.
Хэльмаарэ упал, припадая на колени и руки, связанные между собой магической цепью, и едва не встретился лбом с корнями дерева, торчащими из скудной травы. Подняв голову, он с непониманием посмотрел на дерево, словно происходящее ему снилось. Ни зверей. Ни птиц. Только странного вида вырезанные от руки на коре символы и имена на эльфийском, с годами из-за облупившейся и повреждённой коры, съеденной паразитами, понять их смысл без предыстории было бы сложно, если вообще возможно.
Таинственный спаситель – или похититель? – встал сбоку от дерева. Лучи солнца за его спиной размывали лицо тенью, не давая к нему присмотреться. Шутовской наряд казался глупым и неуместным.
Может, Мираэль решила подарить ему милосердную смерть и отравила пищу?.. А сам он лежит на полу в темнице и видит цветастые последние сны?..
- Пойдёмте, Ваше высочество, - незнакомец протянул ему руку. Бубенчики на запястье издевательски звякнули весело и  мелодично.
- Какой я тебе Высочество? – Хэльмаарэ поднялся с колен, пытаясь сохранить остатки достоинства, и огляделся.
На холме, продуваемом ветром, больше никого не было.
Незнакомец в одеждах шута присмотрелся к нему, окинул взглядом с ног до головы, и бросил в привычной весёлой манере:
- Грязный, потный, смердящий. Не обделался, пока к петле шёл? – он усмехнулся.
Солнце скрылось за облаком, и Хэльмаарэ смог рассмотреть лицо незнакомца. Он видел его впервые.
- Кто ты?
- Старый друг семьи. Можешь звать меня Маерлингом, - бросил эльф и посмотрел в сторону, ожидая появление напарницы. – У нас мало времени, пока стражники тебя не хватились. Поболтаем по дороге или на месте, а сейчас давай. Прокатимся с ветерком.

+3

5

Она использовала камень телепортации, отданный ей Маером, сразу же, как размытые фигуры ее напарника и Хэльмаарэ исчезли в слабой вспышке портала. Запретила себе думать о том, сколько случайных смертей вызвала устроенная ими паника. Запретила себе думать о том, сколько еще крови прольется после того, как Аерлинг заполучит своего драгоценного наследника и начнет действовать дальше.
Сейчас все это было неважно. Важно было закончить дело.
Лира кинула последний взгляд на разруху, над которой гордо реял стяг великой королевы, затем – на неприметную башенку с витражным окном, и исчезла в коротком сиянии портала.

***
Маер и спасенный наследник – все еще в кандалах, ослабевший, недоумевающий – были уже там, под искореженным, омертвевшим деревом, которое Аерлинг указала ориентиром. Глава Гильдии любила символизм. Если кто-то попытается отследить порталы, открытые с площади, и попадет сюда, то знающие историю старых родов могут начать понимать, что к чему. Но станет уже поздно.
Лиранна отбросила ненужный камень подальше в реденькую травку – погоня натолкнется на разряженный артефакт и только, не сумеет отыскать дальнейший путь беглецов – и, подобрав подол воздушного ламарского платья, поспешила к эльфам.
Мальчик был упрямым. Судя по его непримиримому виду, настороженным глазам и плотно сжатым губам, он явно вознамерился умереть сегодня – если не в петле, то любым другим изощренным способом, какой пожелают избрать для него стражи Мираэль, – и внезапно вмешательство незнакомцев воспринял как помеху.
Ну что за прекраснодушный, наивный идиот!
- Прошу, пожалуйста, все вопросы потом, - без каких-либо приветствий Лира тронула юношу за плечо, давая рассмотреть себя: встревоженное лицо, ветер продувает насквозь тоненькое платье и рвет выбившиеся из прически волосы, голубые глаза молят поспешить. – Мы не желаем тебе зла. Тебе не нужно умирать сегодня, и мы здесь, чтобы тебя спасти. Не беспокойся, королева и члены ее семьи в безопасности, никакого переворота нет. Мы пришли только за тобой, но если не поторопимся, нас всех накроют и повесят, а я не хочу сегодня умирать… - она огляделась по сторонам с беспокойством, чуть большим, чем то, что на самом деле испытывала.
Прикосновение к плечу Хэльмаарэ дало ей возможность пустить в ход магию. Совсем немного – чтобы мальчик перестал видеть в них врагов, своих врагов и врагов короны, которую поклялся защищать вопреки всяческой логике. Для тяжелой псионической артиллерии было еще не место и не время, но если Лира что-то и поняла о характере Красного Пса королевы, так это то, что он удивительно благороден.
Он не захочет, чтобы во имя него умирал кто-то еще. Даже незнакомый молодой эльф с повадками шута и красивая полураздетая девушка с испуганными глазами.
- Прошу, пойдем. Мы все объясним позже, обещаю, - Лиранна улыбнулась уголками губ, отступила на несколько шагов, чтобы ее превращение не задело никого из них – и приняла свой истинный облик. Взметнулись в стороны темные крылья, тускло блеснула чешуя на слабом солнце в разрывах туч. Драконица изогнула длинную шею, чтобы посмотреть на обоих эльфов, и нетерпеливо хлестнула хвостом по земле.
«Забирайтесь и держитесь крепче!» - прозвучало в головах Маерлинга и Хэльмаарэ.
Аерлинг все продумала: в ее потайное убежище, скрытое в лесах, куда она велела отнести мальчика, нельзя было попасть извне, порталом. Да и просто пешком туда было проблематично добраться – слишком хорошо оно было укрыто, слишком надежно защищено. Эльфийка отлично позаботилась о защите своего главного козыря в этой большой игре.
[icon]http://forumfiles.ru/uploads/000f/3e/d5/679/928719.png[/icon]

+2

6

Хэльмаарэ обернулся, услышав шаги. Он не заметил незнакомку, которая, как он понял, оказалась в одной связке с Маерлингом. Одежда выдавала в ней ламара – лёгкая, воздушная, до неприличного, по эльфийским меркам, открытая. Взгляд лучника против воли скользнул к её груди, призывно качающейся в настолько глубоком вырезе, что можно было не одеваться. Он не понимал, что здесь происходит, и кто эти двое, что решили помочь ему спастись от виселицы, назвавшись друзьями семьи. Какой семьи?.. У него никого не осталось.
«Я брежу?..» - это казалось единственным логичным объяснением того, что он видел.
Хэльмаарэ поднял взгляд к глазам незнакомки. Она просила его поспешить и не задавать вопросов. Прикосновение к плечу было лёгким; от него шло приятное успокаивающее тепло. Для пленника темницы, с которым не слишком хорошо обходились, эльф был слаб и телом, и духом. На сломленного псионика действовала без промашек, вытесняя из его разума все тревоги и вопросы, превращая в покладистую и послушную марионетку. Не замечая подвоха и обмана, Хэльмаарэ подался ближе, считая, что во что бы то ни было не должен подвести двух спасителей. Стражники придут за ним, и тогда на виселицу отправятся вместо одного – трое.
Эльф удивился, когда перед ним, разрушая обманчивое впечатление о хрупкой и беззащитной девушке, появился дракон. Внутренний запрет не позволил ему засомневаться в честности спасительницы и как-то ей помешать. Забираясь на спину дракона вместе с Маерлингом, Хэльмаарэ казалось, что он всё ещё пребывает во сне. В странном сне, где никак не мог вспомнить, где он видел этих двоих раньше и видел ли?
***
- А ты с магией не переборщила? – дружески подтрунивал Маерлинг, с усмешкой поглядывая на девушку.
Дворик перед домом напоминал слишком красивый и ухоженный сад для места, где редко бывают гости. Здесь хватило места, чтобы дракон смог опуститься на брюхо, едва-едва не снося хвостом хозяйские клумбы со знакомыми Лиранне цветами. Секретную резиденцию Аерлинг защищали и невидимые на первый взгляд стражники и магия, чтобы никому не взбрело в голову явиться без приглашения.
Хэльмаарэ, оказавшись на земле, неуклюже переступал с затёкшей ноги на ногу, осматриваясь. Тяжёлые магические путы оттягивали его руки к земле, не давая свободы. Он казался растерянным и… глупым.
- Будущий король Гвиндерила, - хмыкнул с лёгкой издёвкой Маерлинг, зная, что Хэль его не услышит, и снова посмотрел на напарницу. – Снять с него путы или ты его так обработаешь? – эльф не отказал себе в удовольствии напомнить Лиранне с какой целью Аерлинг заслала её помогать с… внуком.
Магическое влияние с эльфа постепенно спадало, возвращая ему ясность ума.
- Кто вы? – карие глаза смотрели на них решительно и хмуро.
Маер усмехнулся.
- Спасители твои, - отмахнулся эльф, подходя ближе, и тронул плечо Хэля. Его руку тут же сбросили немного неуклюжим, но однозначным жестом, чтобы не сомневаться в отношении «наследничка» к предложению. – Пойдём в дом. Там всё обсудим… Какой у тебя выбор?
Выбора не было. Хэльмаарэ не знал, где находится. Не представлял, зачем его спасли и кому он вообще понадобился. Это точно не происки королевы или принца. И Нувиэль здесь ему ничем не помогла. Кто-то из гвардейцев? Вряд ли. Спасители выглядели какими-то мутными, чтобы иметь подобные связи во дворце. Может, его с кем-то из висельников перепутали? Вот забава будет, если спасли не того, а нужный эльф сейчас болтается в петле.

+1

7

Полет был долгим, а с двумя всадниками на спине – еще и нелегким. Одурманенный магией и ослабевший в плену эльф держался некрепко, и Лира подозревала, что только усилиями Маера. К тому же лететь приходилось высоко – чтобы не заметили с земли, – и к тому времени, как они достигли условленного места, драконица порядком устала.
Да еще и потайное убежище явно не было предназначено для драконьих габаритов. Да еще и фойрровы пионы!..
Кажется, Лиранна начинала ненавидеть пионы.
Присев у маленького фонтана уже в человеческом облике, Лира бесцеремонно зачерпнула ладонью прозрачной, хрустальной до звона воды, жадно напилась. Хэльмаарэ медленно приходил в себя и, похоже, до сих пор не осознавал, на каком он свете.
— А ты с магией не переборщила?
Лира подняла взгляд на Маера, плеснула в него водой из фонтана.
- Да я едва коснулась… он ослаб, - она сжала губы и покосилась на рыжеволосого наследника. Ей было немного жаль мальчишку. Только с утра прощался с жизнью, чтобы теперь окончательно запутаться в том, кто ему друг, кто враг, и кто он сам. Оправится. Сильный. Но завоевать его будет не так просто, как она думала в Вильсбурге.
— Будущий король Гвиндерила, — словно прочитав ее мысли, хохотнул напарник. — Снять с него путы или ты его так обработаешь?
– Если в таком состоянии воздействовать слишком сильно, можно и крышу снести. Бывали случаи. Так что снимай, и будем добиваться его доверия своими силами… - Лира подняла глаза на ёрничавшего эльфа и усмехнулась. – Знаешь, в чем секрет чужого расположения, Маер? – она снова зачерпнула воды, потерла виски, справляясь с головной болью. – В том, чтобы любить людей. Люди – ну или нелюди! – всегда чувствуют, что небезразличны тебе. И начинают любить тебя в ответ. Секрет в том, что нет никакого секрета.
И она ни на миг не солгала. Кто, как не псионик, лучше всех умел чувствовать чужие эмоции и отвечать на них своими? Лиранна искренне жалела «мальчика». И искренне желала ему добра – что в этом было плохого? Маер вряд ли это понимал.

***
Дом Аерлинг, такой небольшой и укромный снаружи, внутри оказался просторным и светлым, с крытой террасой, где все трое с удобством расположились в плетеных креслах. Тихо звенела вода в фонтане во дворе. Солнце светило сквозь тонкие занавеси, качавшиеся от ветерка. Одуряюще пахло цветами.
Слуг здесь не было – очевидно, осторожная Хайэль оставила эту функцию для Лиры и Маера, справедливо полагая, что чем меньше народу знает об этом месте, тем лучше, - и потому драконица сама отыскала фрукты, хлеб и легкое вино, поставила на изящный резной стол и разлила по кубкам.
Хэльмаарэ хмурился, переводя взгляд с нее на эльфа. Маер ухмылялся.
- Начнем с начала, - предложила Лира, делая глоток из кубка. – Меня зовут Анна. Это Маер, мой напарник. Мы – друзья.
Судя по взгляду Красного Пса, в «друзей» он не слишком-то верил.
- У тебя много вопросов, но… я не на все смогу ответить, - драконица мягко улыбнулась. Она не касалась Хэльмаарэ, ничего не передавала ему, но магия крохотными крупинками просачивалась в каждом ее жесте и движении, в каждой улыбке и каждом слове. Очень, очень осторожно. Просто немного снизить напряжение. – Этот дом принадлежит тем, кто не желает твоей смерти, и хочет тебе помочь. Тебе совсем не обязательно умирать ради того, чтобы успокоить паранойю королевы, и многие это понимают. Твоя смерть была бы бессмысленной, в то время как живым ты еще сможешь помочь очень и очень многим. Ты не один… Марэ. Есть те, кто верят в тебя.
Она назвала его простым домашним прозвищем, которое позаботилась выяснить заранее.
- Здесь ты будешь в безопасности какое-то время. Сможешь отдохнуть, залечить свои раны. Выйти – не сможешь, к сожалению, но это не заточение, - разве что совсем чуть-чуть: стены у тюрьмы в цветах, а тюремщики добры, веселы и красивы. – Никто не должен узнать, что ты здесь. Но мы с Маером будем с тобой и поможем, чем сумеем. Так что если у тебя есть какая-нибудь просьба – скажи, я постараюсь ее исполнить.
[icon]http://forumfiles.ru/uploads/000f/3e/d5/679/928719.png[/icon]

Отредактировано Лиранна (2020-09-17 15:58:25)

+1

8

В чём-то Лиранна была права. Маер действительно не разбирался в хитросплетении человеческих взаимоотношений и в их желаниях. Будь всё так просто, как кажется на первый взгляд, услуги псионика им бы не понадобились. Казалось бы, что для счастья надо? Предложить власть, деньги, женщин, статус и положение, но нет. С этим «наследником» придётся повозиться. Аерлинг не случайно отправила на задание Лиранну, и Маер в целом понимал, что без её талантов здесь не обойтись. Его дело было сравнительно небольшим – помочь Хэльмаарэ сбежать, спастись от стражников и смерти, и защищать этих двоих, следя за тем, чтобы их не нашли раньше времени. Он должен был помогать напарнице по мере своих сил, но что касалось воздействия на ум и намерения эльфа… это была задачка выше его сил. Ну, какой из него наставник и друг?
***
Хэльмаарэ не покидало стойкое чувство, что он умер или видит предсмертные яркие сны. Как ещё объяснить красивую девушку, бесстыдно сверкающую душой, цветущий сад и странное умиротворение, которое окутывало его в абсолютно незнакомом месте?
Споткнувшись о ступеньку, когда в очередной раз эльфа подвела больная нога, он понял, что всё же не спит. Боль была реальной, и происходящее вокруг – тоже.
Он внимательно следил за своими спасителями, но не торопился искать выход из странного сада или дома, что видел впервые. Он прикидывал, кому и зачем понадобился, и всё ещё допускал мысль, что его с кем-то перепутали, и придерживался этого мнения, пока Анна не назвала его легко и ласково, словно женщина, которая давно его знала. Подняв голову, он смотрел на губы девушки, но слышал и видел Нувиэль. Слышал её ласковое обращение. Слышал её смех. Обманчивое видение, навевающее ему спокойствие и уверенность в собственных силах, быстро исчезло. Ему улыбалась другая.
Хэльмаарэ не притронулся ни к питью, ни к пище. Словно почувствовав его подозрение, Маер взял с блюда кусочек сыра, отправил его в рот и прожевал, продолжая усмехаться и с каким-то детским озорством – немного насмешливым – смотрел на него. От своей напарницы он сильно отличался и в отличие от неё не торопился втираться к нему в доверие, не говорил ласково, не располагал к себе, а будто бы сразу проводил чёткую грань, что он здесь по делу и только. Они оба знали много, но говорили почти ничего.
Внимательно слушая Лиранну, Хэльмаарэ по привычке изучал местность вокруг, отыскивал выход. Он не был магом, а потому не чувствовал давления на себя и не чувствовал магии, что пропитывала всё место вокруг. Даже его природная подозрительность, усиленная по долгу службы, и та дремала размеренным сном, лишь изредка поднимая голову и напоминая, что стоит смотреть в оба. Раньше он носил специальный артефакт, который не позволял псионикам воздействовать на его мысли, но с заключением лишился всей защиты. Остался только накр, сдавливающий его сердце и обещающий смерть, если с принцессой что-то случится.
- Что ты имеешь в виду, когда говоришь о паранойе королевы? – Хэльмаарэ решил начать с простых вопросов. Он уже понял, что никто не ответит ему напрямую, что за добрые люди или не-люди помогли ему избежать смерти, а потому заходил к главному с другого бока.
Он считал, что королева могла бы подыскать для него другое наказание. В конце концов, он не причинил принцессе вреда. За клятвопреступничество он бы заплатил не кровью, а вечной ссылкой в чужую страну. Его могли бы заслать к ламарам – помогать им с их революцией, и тогда бы он тоже никогда не увиделся с Нувиэль, потому что возвращение приравнивалось бы к желанию умереть на границе, едва сделав шаг в королевство.
- Мне показалось, что вы спутали меня с другим висельником и по везению – моему, а не вашего «счастливчик» - спасли меня вместо него.
Хэльмаарэ в очередной раз намеренно подчеркнул собственную неважность, и сел в кресле удобнее, стараясь лишь отчасти поддаться умиротворению и спокойствию. Сейчас он всё равно не мог сбежать. Не знал куда и как. С его телом на двух ногах и без магии далеко не убежишь, и нет под рукой даже лошади. Сначала ему нужно узнать зачем и кому он нужен, а потом уже действовать.

+1


Вы здесь » Легенда Рейлана » Эпизоды » [Лето.1082] Лес повешенных