Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре август — сентябрь 1082 год


«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Солмнир Алисия Эарлан Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Личные отыгрыши » [зима-лето 1082] Часть чего-то значительного


[зима-лето 1082] Часть чего-то значительного

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

https://forumfiles.ru/uploads/000f/3e/d5/672/711363.jpg

- игровая дата
Зима-лето 1082 года

- локация
Остебен

- действующие лица
Астрид, Джейсон

I burned so long and so quiet,
You must have wondered if I loved you back.
I did,
I did,
I do.

Отредактировано Джейсон (03-09-2020 17:28:56)

+1

2

прямое продолжение событий Кэтеля 1082 года

- Мы совершенно точно оба пожалеем, что задумали эту авантюру. Но будет весело.
- А я уверена, что все будет хорошо, - Астрид удобно примостилась между двумя тюками со своим багажом, скрестив ноги. Девушка с не поддельным интересом слушала план Шандара, который включал в себя убийство ни в чем неповинного кролика, дабы измазать наемника кровью, чтоб выглядел он… поубедительнее.
- А давай мы не будет никого убивать? – Робко предложила Астрид. Она не хотела приобретать свободу ценой чьей-то жизни. Но Джейс одарил девушку взглядом, который она поняла без слов. Такое она уже видела, когда задавала глупые вопросы настоятелям в храме. Например, когда за ней вернутся, почему ей нельзя домой, почему ожоги такие болючие. Вопросы, на которые взрослые не дают ответов детям, так как те сами должны придти к ним. За тобой не вернутся, слишком много заплатили, чтоб возвращаться. И домой нельзя как раз именно потому, что заплатили достаточно хорошо, чтоб не выпускать ребенка из храма. А ожоги будут болеть еще десять лет. И кролика надо убить. 
- Хорошо, хорошо. Делай свою работу, - она подняла руки в примирительном жесте.
Договорились они остановиться в деревне неподалеку, пока Джейс улаживает… дела с несостоявшимся мужем, ставя под удар не только свою репутацию как наемника, но и голову, как похитителя чужих невест. А пока он был занят, Астрид нашла и себе занятие.
Она одолжила у Джейса пару монет, лишь бы хватило на комнату в трактире. И как только вошла в общую залу, поняла, что привлекла своим появлением внимание некоторых посетителей. И нет, она знала в чем дело, так уже бывало, и поспешно натянула до носа край капюшона: фойрровые яркие рыжие волосы. Да, далеко с этим она не уйдет, это же всё равно, что огромная красная мишень на спине. Нужно что-то делать.
И тут, как раз, ее слух резанул громкий смех: то была компания подвыпивших солдат, которых обхаживала не слишком обремененная одеждой девушка. В памяти возник образ проститутки из вчерашней деревни, как вдруг Астрид осенило.
Она уверенной походкой, понимая, насколько все абсурдно выглядит со стороны, прошлась через весь зал к девушке, когда та отошла от солдат, поняв, что денег у тех не больше, чем на пару стаканов местного пойла.
- Чего тебе? – Устало спросила труженица любовных утех.
- Ты красишь волосы? – Напрямую в лоб спросила Дегерон.
- Че-е-его? – Девушка скривилась в лице.
- Краска для волос, - Астрид выудила ярко-рыжий локон из под капюшона, - мне надо это перекрасить вод под это.
И ткнула в деревянную балку, о которую опиралась проститутка.
- Я не крашу волосы, девочка, - сказала, наконец, женщина, и гордо мотнула гривой черных кудрей. – Но знаю, как помочь. А тебе зачем?
- Перемен хочу.
- А я – денег.
Вот, это уже больше нравилось волшебнице.
- Платье, пойдет? То, что на мне, - она развела полы плаща, демонстрируя вышивку на груди на синем бархате. – Если не по размеру – продашь.
- Идет, пшли, - женщина щелкнула языком и громко прокричала трактирщику, что ненадолго отлучится.
Астрид вначале выгрузила свой багаж в комнате, сменила одежду и лишь потом спустилась на задний двор, туда, куда ее позвала Алисия.
- И не жалко, а? – Спросила она, то ли про платье, то ли про волосы, пнув корыто с водой.
- Нет, - ответила Астрид, не уточняя. Хотя это было частичным враньем.
Ей всю жизнь, а именно те недолгие восемь лет дома, говорили, что она похожа на отца, а от леди Дегерон ей достались лишь огонь в волосах, да веснушки на коже.  Астрид, не знавшая свою родную мать и дня, могла видеть ее лицо лишь на портретах. Но за десять лет в храме все образы были стерты фресками с изображениями Творца, и лицо матери с портрета постепенно смешалось в одно пятно краски. Ей казалось, что огненные волосы, яркие, почти красные, это единственное, что у нее осталось как память о той, которой она никогда не видела.
Но сейчас она и это отпустит. Локон за локоном, с каждым движением лезвия, весьма грубо.  Астрид едва ли не сдерживалась, чтоб не остановить Алисию. Постепенно, в кривом отражении в воде она перестала узнавать себя.
- Ну давай, девочка, теперь краска. Рецепт моей тетки, работает всегда, - проститутка в подробностях описала состав и пропорции, пока наносила сильно пахнущую смесь на волосы Астрид. 
И вот, если в таверну пару часов назад заходила Астрид Дегерон, в дорогом платье из бархата, длинными волосами, сияющими огнем, то сейчас из нее выходит безымянная Трида, в ничем не примечательной одежде, что носила почти десять лет, с волосами неровно обкорнавшими, тусклого цвета темного дерева.
Но она знала, что если Астрид входила сюда привязанной к навязанному браку, то Трида выходит готовая к году свободы. К году свободы, но вначале…
Спустя какое-то время она пересчитывала вырученные монеты за платья, а там, где даже она понимала, что торговец хочет ее, что называется, надурить, Трида запрашивала вдобавок какой-нибудь товар. Например, дорожный рюкзак, немного еды, бурдюк для жидкости, табак, бинтов в дорогу. И встретила она Шандара позже, в нетерпении ожидая его у входа в деревню весело крутясь на носках.
- Ну, ну? Как всё прошло? – Про прическу она не хотела говорить ни слова.

Отредактировано Астрид (04-08-2020 00:24:54)

+2

3

Это был безумный, отчаянный, чертовски рискованный и опасный план, который требовал невероятной силы и храбрости. Устоять просто невозможно. Джейсон уже стар для всего этого дерьма, но горящий авантюризмом взгляд, эта бесподобная улыбка и желание познания не смогли оставить его равнодушным. Он улыбался девице, что несколько часов назад обращалась с ним, как с прислугой. За несколько часов до этого он, еще пьяный, чувствовал сильное желание поцеловать ее и овладеть ею. Но перед этим, все за те же несколько часов, Джейс грустил, что маленькая мечтательница превращается в ту восковую фигуру придворной дамы, десятки которых он успел повидать. Одинаковые, лишенные настоящих эмоций и радостей, довольствующиеся сытой жизнью накрахмаленные куколки, которых даже трахать неприятно - краска с фарфорового личика посыпется, - они не вызывали ничего, кроме жалости. Мужчины его круга, что должны быть близки по праву рождения, - если не считать, что отец в своей глупости все проедрил, - чуть более свободны в своем выборе жизненного пути. Джейсон - мужчина. В своем выборе в остебенских условиях он более свободен, чем любая женщина в этом королевстве. И Джейсон де Шандар просто не мог себе позволить упустить момент, когда леди благородных кровей сама возжелала приключений. Всем своим нутром он ощущал, что затея не кончится ничем хорошим, но не мог позволить себе упустить момент. Живем же один раз? Он столько раз был близок к смерти, что по большому счету давно начал считать всю свою жизнь одним большим приключением. Его с одинаковым успехом могли убить и год назад, и полтора, и два... так что по большому счету какая разница? Даже если муженек не поверит и их поймают - этот опыт может принести ему много приятных ощущений, физических и моральных. А может, еще и деньжат.

"Интересно, сколько за нее дадут? Я еще ни разу не спасал дворянок", - думал Джейс, обмазывая свой дублет кровью свежепойманного зайца.

- Милая леди, еда на столе не берется из ниоткуда, - объяснял он с интонацией терпеливого учителя, - Любое рагу, любая жареная ножка, любое мясо, такое вкусное и питательное - это чья-то жизнь. И не важно, выращивали ли это корову на убой или подстрелили оленя в лесу своими руками.

У Джейсона не было уверенности, что все пройдет, как нужно. Он боялся. Святой адреналин, который питал его вены в молодости в первые годы бытия наемником, заполонял вены тем сильнее, чем ближе он подходил к поместью будущего мужа Астрид Дегерон. Тот азарт, которого он лишился давно. То сладкое чувство неизвестности, что последние года не сулило ничего хорошего. Он чувствовал, как эфемерная петля затягивается на его шее. Сладкое волнение, близкое одновременно к истерике и оргазму. Именно такого он не ощущал давно. Он знал, что если провалится, то получит небывалых люлей. Но, при этом, не переживал за свою сохранность - он единственный, кто точно знал место нахождения младшей леди Дегерон.

Удивительно, но все прошло хорошо. Даже сквозь дымку наркотика, что Джейсон вдохнул с порцией табака не за долго до посещения поместья несостоявшегося супруга, он видел, что ему верят. Он не рыдал, но плакал. Он не истерил, но трясся от ужаса. Он говорил, что потратил почти сутки, чтобы найти следы юной Астрид или ее похитителей, но ничего не обнаружил. И получил денег сверху. Они покрыли и подаренную трубку, и полное содержание себя и потенциальной клиентки на пару месяцев вперед, "лишь бы ты ее нашел". После устроенного Шандаром представления ни у кого не осталось сомнения, что девицу и правда украли. Или она сама сбежала, это нюансы. Возвращался он в деревню, где оставил Астрид, окольными тропами, задержавшись на пол дня. Счастливый успешной авантюрой, Шандар проследил, чтоб за ним наверняка не было хвоста. Опрометчивость сейчас может стоить дорого. Вплоть от славы, от которой зависит доход наемника, которого по глупости пускают в высший свет, вплоть до его собственной головы. Ему понравился тот адреналин, который смогла ему подарить Астрид, но оно не стоит его шкуры.

Он не сразу узнал свою спутницу. Прелестные огненные пряди из сказок о первородном огне стали похожи на нечто более приземленное, как он сам. Невзрачное и теряющееся в толпе...
- Все прошло на удивление хорошо, - потирая бородку двумя пальцами, проговорил Джейсон, - Я даже смог оторваться от хвоста за пару часов. Муженек не выглядел заинтересованным, хотя отвалил кругленькую сумму, чтобы я тебя нашел. Может, не хочет терять лицо, - Джейс неопределенно взмахнул рукой. Он не имел и малейшего понятия о мотивах несостоявшегося супруга, но так мог себя успокоить.

Он разглядывал новую спутницу с неподдельным интересом. Что-то было в ее образе, что-то невинное и неуловимое, но что - Джейсон затруднялся ответить.
- Зачем ты покрасила и обрезала волосы? - практически первым спросил он сразу после того, как отчитался об успехе своей миссии.
- Так я буду менее заметной, - стало ему ответом от юной неопытной девочки.
Джейсон не смог сдержать улыбку. А эта чертовка быстро соображает. Он усмехнулся и потрепал ее по плечу.
- Это отличная идея, ты молодец. Но жаль, что пришлось так сделать. Тебе шел рыжий цвет волос.

Шандар не осознавал, что может задеть какие-то струны души юной Астрид. Он лишь, как всегда, говорил то, что думает. А думал он еще о том, что Триде не помешает посетить профессионала своего дела. "- Все получилось прекрасно, но лучше будет подровнять", - сказал он тогда, отправив Астрид к цирюльнику. Пока девушку приводили в порядок, Джейс успел закупить провизии и нанять новую лошадь к их ставшей почти родной повозке. Он докуривал порцию табака, когда Трида, обновленная и свежая, вышла из цирюльни. Он счастливо улыбался во весь рот.
- Моя милая леди, ты прекрасна, - он отсалютовал ей трубкой. Настроение постепенно улучшалось, - Ничто не сможет испортить такую прелесть.

Развернув карту, Джейс попытался объяснить Астрид, куда теперь им стоит двинуться, чтобы скорее скрыться из вида родичей и несостоявшегося мужа.

Отредактировано Джейсон (04-08-2020 03:34:32)

+1

4

Астрид с растерянным видом коснулась локонов. Джейс неосознанно только что выбил почву из под ее ног, пошатнув уверенность в самой идее побега.
- Это всего лишь волосы, - сказала она даже не Джейсону, а себе самой. Она, молодая девушка, сбегает в неизвестность со взрослым мужчиной, который, возможно, целовал ее накануне ночью, а всё, что ее беспокоит – прическа. Как это называется, если не слабоумие?

А еще Астрид очень сильно переживала, как бы сказать Шандару о важном, а именно, что с лошадьми она не в ладах. Потому, когда они прибыли в конюшню, девушка аккуратно увела наемника в угол, потянув за рукав. Такому признанию лишние уши конюха не нужны. Дегерон подбирала слова с особой осторожностью, так как боялась, что решение Джейсона не окончательное и любая трудность на пути способна вмиг все перевернуть с ног… нет, пожалуй в этом случае как раз наоборот, с головы на ноги.

Но даже если Шандар и возмущался этому откровению спутницы, то он не подал виду, а уж из каких побуждений Дегерон не было важно. И вот, повозка есть, вещи собраны, впереди дорога и неизвестность. А позади остались целых восемнадцать лет жизни и неудачливый супруг. Кстати о нем.
- Джейс, - спросила Трида, помогая запрягать лошадь, по сути просто не мешаясь у наемника под ногами, - а мой муж он… сильно расстроился? Хотя.. Стоп, нет, не говори.
Ей почему-то казалось, что скажи ей наемник, что ее жених в самом деле переживал по поводу пропажи невесты, то Астрид засомневается. И вообще, это неправильно, что человек, с которым она не говорила и дня в жизни, тревожит ее больше, чем того следует.

- Не говори, а то вдруг, он красив, добр и богат, и я передумаю? – Нервно засмеявшись, дополнила девушка и передала наемнику рюкзак. Астрид очень надеялась, что Джейс не заметит, что ее багажа существенно… поубавилось. Ей была стыдно сообщать, что она продавала одежду, будто опальная герцогиня – свои драгоценности. А еще больше стыда придавал тот факт, что она не все из своего добра положила на «алтарь» приключения и свободы: она оставила старую заколку для волос, что когда-то украшала прическу матери, и волшебница оправдывала себя лишь тем, что ценности никакой в этой безделушки нет. 

И вот, они втроем были готовы: Джейс, Трида и Морок. Морок – это была красивая кобылка, белоснежного цвета, и как ее хозяину вообще в голову подобное имя могло придти? Подъезжая к границе деревни, Астрид твердо решила, что придумает лошадке новое имя. В голове уже было несколько вариантов, Снежок, Молоко, Дымка… Но пока что есть вопросы посерьезнее:
- Та-а-а-а-ак… - протянула Астрид, потерев руки в перчатках, - каков наш.. маршрут?

Странная, очень странная ситуация. Дегерон никогда не сбегала из дома по-настоящему (ее детские игры-прятки от нянек не в счет), она всегда знала, где закончит ночь настоящего дня, а где начнет утро грядущего . Знала на протяжении более десяти лет, а сейчас – абсолютная неизвестность, щекочущая низ живота и делающая тело практически невесомым от счастья, дарующая ощущение свободного полета. Как бы потом столкновение с жестким гранитом реальности не отбило ей парочку костей. А между тем, эту троицу в дороге нагнала ночь.

+1

5

Кобыла, что они взяли на переправе, оказалась спокойной, послушной и выносливой. Самое то для длительных переходов в холода. Одно удовольствие вести ее. Как она терпеливо и уверенно поднимала ноги, перешагивая через сугробы. Золото, а не лошадь.
- Не стоит привязываться к такому животному, - как-то пространно пояснил Джейс, когда Астрид вдруг завела тему, что ей не нравится имя кобылки и надо бы подобрать новое, - Лошадь, как и собака, может быть другом. А может - инструментом. Эта кобыла - инструмент. Нам придется отдать ее на переправе, она не стала нашей навсегда.

Слишком жадный, чтобы тратиться на собственную лошадь, слишком рациональный, чтобы вешать на себя ношу по уходу за животным. Но не слишком дальновидный, чтобы взять на себя полноценную ответственность за содеянное. Но упорно старался не думать о том, что же он натворил из-за эмоционального взрыва. Как и попросила Астрид. Она не хочет слышать, он не хочет думать. От того глупые девчачьи разговоры отлично отключают голову и мыслительный процесс в принципе. Правда, оторваться от безделья все равно пришлось бы рано или поздно. Джейсон даже немного удивился, что Трида сама поинтересовалась маршрутом так поздно.

- Сначала мы едем в Берсель. Там сядем на корабль и поплывем в земли эльфов. Путешествие стоит начинать с живописных мест, - Джейсон ожидал взрыва, радостных визгов, очередных объятий, как тогда, когда он наконец дал согласие на побег. И получил, кроме последнего. Обидно немного, по правде говоря, - Плыть будем долго. Надеюсь, у тебя нет морской болезни, чтобы приключение не начиналось с неприятных ощущений, - Джейс не стал уточнять, что длительное путешествие в чужой стране даст им возможности на приличное время скрыться от возможных преследований. А еще, что имеет личные цели в виде красивых эльфийских женщин.

Джейсон предупредил спутницу заранее, что сегодня их ожидает ночевка в лесу. Увы, он итак выбрал самый короткий путь до Берселя с максимально возможным количеством остановок в населенных пунктах. "- Заодно посмотришь, каково оно, в путешествиях. Вдруг резко передумаешь ехать куда-то," - сказал он тогда, совершенно ни на что не намекая, лишь констатируя факт. А ночь, вот она. Почти наступила. Точнее, начало темнеть. Вблизи леса, да и в самом лесу, темнеет раньше, а значит и лагерь ставить придется уже сейчас.

Пока он вел Сахарка, - боги, Астрид, ну зачем? - под уздцы прочь от тракта и глубже в чащу, где темнело буквально на глазах, Джейс быстро объяснил Астрид, какой помощи ждет от нее.
- Ты же не думала, что получится просто сесть и сидеть? - усмехнулся он, перечисляя дела: накормить лошадь, следить за котелками с едой и водой, почистить... ах, да, милая леди, прости, забыл, что ты только из Храма, там этому не учат. Ну что ж, тогда будем учить! Ну и что, что будущая баронесса. Сейчас ты в лесу, без слуг, и в твоих интересах получить хоть какие-то навыки выживания.
- Не брошу, конечно, - усмехнулся Джейсон, утрамбовывая снег рядом с очень удобным недохолмом, скрывающим от ветра, - Но вдвоем сделать подготовку к ночи быстрее, чем одному.

Джейс быстро, еще до окончательной темноты натаскал немного веток и повозился с кресалом, чтобы разжечь костерок для света. Дальше следом к импровизированному лагерю он подтащил ворох лапника и раскидал его у самого холмика, сверху прикрыв ветки мешками с соломой - импровизированными матрацами. А теперь можно и соорудить более основательный костер из дров, купленных там же, на переправе, и ждущих своего часа под лавкой телеги. И лошадь. Да, кобыле тоже нужно отдохнуть.
- Ты бы хоть посмотрела, как это делается, - посмеялся он, когда освобождал Сахарка от лишнего обмундирования и привязывал лошадь к дереву рядом с подстилкой.

- Позови, когда вода закипит, - Джейсон немного погрел руки у костра и устроил на треноге над ним котелок со снегом. Теперь, пока еще есть силы, надо заняться безопасностью. По периметру лагеря, метрах в трех от "границы", с помощью колышек, бечевки и "шумных" предметов Джейс соорудил растяжку.
- Если зверь какой проберется через растяжку, - объяснял он, закапывая очередной колышек, - То ловушка сработает и мы услышим, что есть нарушитель.

Подготовка, надо сказать, немного вымотала. Устроившись верхом на одном из матрацев у огня, Джейс практически не глотая запихивал в себя простое рагу с галетами. Горячая, жирная, сытная пища - самое то на морозе. Хотя, Джейсон не сказал бы, что сейчас из застал такой уж сильный холод.
- Поспишь в телеге, - Джейс грел руки о стакан с травяным чаем, заваренным прямо на том растопленном снеге. Не слишком полезно, но что есть. Он слишком сыт и разморен усталостью, чтобы придавать значение таким мелочам. Только трубку закурить не хватает, - Надо только еще тент соорудить, чтоб если снег ночью пойдет - не занесло тебя.

+1

6

- Конечно, конечно, ты прав, ты прав, - говорила Астрид на заумную лекцию от белобрысой зануды, который вещал, что к лошади нельзя привязываться. Выходит, Джейсон еще не понял, что Астрид почти двадцать лет жила по указке чужих людей, и сейчас она собирается эту традицию прервать к Фойрровой бабушке. И да, это не только потому, что в ее глазах наемник, продающий свой меч и совесть за пару серебряников,  не имел такого же авторитета, как ее отец или настоятели… Нет. Определенно. Это было только поэтому.
И нельзя сказать, что она относилась к Джейсону как к слуге, просто он получил за нее деньги? Получил. В двойном объеме? В двойном. Так почему нельзя заказывать музыку ей? И если она решила, что лошадь будут звать Сахарком, то лошадь. Будут. Звать. Сахарком.
- Да, ты говоришь все верно, но… Сахарок не согласна, - по слогам. Если бы Астрид что-то смыслила в фехтовании, то могла бы провести соответствующую аналогию. «Не-со-глас-на». Этакие три маленьких шажка и на четвертом выпад с уколом в пятую защиту.

Наверняка, Джейс, что прожил почти лет десять в дороге, наблюдал за огнем. Однако, видел ли он его, а не просто смотрел? Что пламя живое, оно греет, но может и обжечь, и что оно меняется, как ему вздумается, и пожрет оно все, до чего дотянется. Огонь это не вода, что принимает форму того, в чем находится, огонь сам диктует условия, только и успевай возложить вокруг преграду из камней на привале, аль металлической решетки у камина. Вот и сейчас в глазах Астрид зажглась та искра, что казалась потухшей:
- Эльфы?! – Восторг наполнил ее до краев. Вот оно, теперь это пламя не жжет язвительными замечаниями, оно теперь готово греть. – Никогда их не видела!
Она перегнулась через повозку, упираясь локтями о козлы:
- Всё пройдет замечательно в море. Ты забываешь кто мой отец, да? – Волшебница как-то сама не ощущала того двойного дна, что таилось в самой фразе. – Он морской военнослужащий. И хоть ему это неприятно признавать, но я как бы кровь от крови его, плоть от плоти…
Подперев подбородок правой рукой, левой она принялась выписывать странные узоры, будто дирижер невидимому оркестру.
- И так далее, и так далее… В общем, нет, морской болезни у меня не будет, - подвела итог Дегерон, и тут же откинулась обратно назад на спину, на мешки.

Мда-а-а. Еще день не прошел, а Джейс сам того не осознавая заставляет Астрид вернуться к тем мыслям, что ее не посещали весьма и весьма долго. В конце концов, кем был отец в ее жизни, если не просто теневой фигурой ее существования? Он делал только то, что должно, и казалось, что он, Ставиан Дегерон, с большей энергией занимался своими кораблями, а не младшей дочерью. И в самом деле, дочерей у него четыре, а в личном пользовании лишь два корабля. «Он верно расставлял приоритеты».

Астрид придавалась морской лирике, размышляя об отце и о том, что а может, он не такой уж и ужасный человек? Ведь у него личные счеты именно с ней, а для покойной матушки, возможно, он был самым дорогим человеком? И кто из двоих леди Дегерон прав был бы? Мысли плыли в потоке бессознательного сознания с такой же скоростью, что проплывали над ней ветви лысых деревьев, сухая клетка, в которой играли лучи заходящего солнца. Как вдруг все остановилось.

- А? – Рассеяно спросила Астрид, не удосужившись встать или, хотя бы, перевернуться на живот. – Мы где?

Глупый вопрос. Шандар, о присутствии которого она даже и успела забыть, объявил ей, что вот, милая леди, не все вам прикидываться багажом в телеге, пора и руками поработать, дескать, полезно это, да и в будущем пригодится. Ну а у Астрид и ничего не нашлось, чтоб возразить, тут, увы, он был абсолютно прав, а не как в случае с Сахарком. Поэтому рыжая душа избрала тактику молчаливого соглашения. Дугой растянулась во весь рост, сладко потянувшись руками, подобно кошке, скидывая дремоту. Ну раз быстрее, так быстрее.
В конце концов, не умрет же она, да? Тем более, что десять лет в храме в перерывах между лекциями и снами на них, ученики помогали преподавателям. Кто книги расставит в библиотеке, кто перья поточит, кто горшок ночной вынесет. Работа на кухне была самой любимой, хотя Астрид предпочитала полагаться на бытовую магию и посылала швабру саму вытирать полы, пока она сама съедала сладкое тесто, оставленное без присмотра. Да, с магией все происходит быстрее, и уборка, и разведение костра. Но раз Шандар ни словом не обмолвился про магию, то кто Астрид такая, чтоб с ним спорить, да? 
«Уж лучше бы я хранителю Берхарду помогла с сортировкой свитков, древних как и он сам», - хотя к чести хранителя Берхархда надо упомянуть, что он не был старым, просто он уже не юн, а когда тебе восемнадцать то все, кто старше тридцати – уже отжили свое.
М-м-да, следовать указаниям наемника и без магии оказалось куда труднее, чем провести вечер другой, разгребая святая святых Храма. Нет, ну всё, последняя капля – это костер. Что он там сказал? «Вышивать - для леди определенно нужный навык. Вышейка-то нам костер, а то без него мы замерзнем насмерть». 
- Но Джейс, я же маг огня… - Астрид села напротив и взяла в руки сухую ветку. Нет, он всерьез это? ВСЕРЬЕЗ? –Хотя не важно-о-о…
Она никогда не задумывалась о том, что чтоб разжечь пламя, нужно высечь искру или же выработать энергию трением… Для нее это было секундным делом, магией на концах пальцев.
- Не важно-о-о-о, - повторила она, двумя пальцами зажав кончик ветки. Из под них тут же пошел дымок. Шандар улыбнулся и попросил ее повторить этот же трюк, но с трубкой. Трида улыбнулась в ответ. Чтоб разжечь пламя – нужно высечь искру.

От ужина она отказалась, ведь так поздно есть вредно для фигуры. Спустя десять минут она с удовольствием уплетала похлебку и о Люциан, это было вкуснее любой еды, что она когда либо пробовала! Это непонятное варево с пленкой жира на поверхности она была готова есть хоть каждый день. И вот, когда они выкурили по трубке, обменялись парочкой историй о Храме и Андериле, о том, как каждый видел это место, о том, насколько же эти двое разные, настало время идти ко сну. Астрид поняла, что сон в тележке куда комфортнее и теплее, чем располагаться на земле, и ее особо и не должно беспокоить здоровье наемника, но тем не менее, какой-то укол совести она почувствовала.
- А знаешь, Джейсон, я предлагаю проверить, - начала она, вытряхивая табак из трубки, - насколько же эта телега удобна для двоих.
Она прикидывала габариты их тел и проецировала их на размер телеги, чего же она не прикидывала вообще, так это выражения лица наемника, после ее слов. 
- Если лечь поперек, поджав ноги, то мы вполне уместимся! Только, пожалуйста, я не хочу у края оставаться, ладно? – Астрид села в повозку и стянула с себя ботинки без помощи рук. Девушка заняла свое место в глубине телеги, поставила сбоку от себя тюк с соломой, этакую «ширму» и сама свернулась клубком. – Вот так.
Сон ее накрыл не сразу, она еще что-то мурлыкала, абсолютно бессвязное и нелогичное, но в итоге усталость взяла своё, и девушка смогла уснуть на открытом воздухе.

По утру она поняла, что всё ее тело ноет, хотя вернее было бы сказать, кричит от боли, что она сама обнимает тот самый тюк подобно мягкой игрушке, и, что самое главное, она всё еще не замужем. Последнее было самым приятным.
А вот что было абсолютно неприятным, так это то, что Шандар выбрал маршрут через горы. Милая леди, так нас никто не найдет. Милый наемник, так никто не найдет наши замерзшие останки! Астрид пока что не озвучивала вслух свое недовольство, но была весьма близка к этому. В конце концов, вдруг она ошибается? И всё пройдет как надо, и переход через горы ничем таким не обернется, а она просто напросто зазря потреплет обоим нервы? И ей надо бы довериться, да промолчать наконец?
-  Вот если заболеешь – следить за тобой не буду, ага, - а с другой стороны, стабильность – это показатель надежности, да?

Начало событий эпизода: Тайны старого замка

Отредактировано Астрид (01-09-2020 22:56:01)

+1

7

Джейсон откровенно веселился с того, как вела себя Астрид. Эта дерзкая девчонка точно не сможет стать примерной послушной женой. Такое ощущение, что она ни дня не провела в стенах Храма, где учат быть кротким и смиренным. Дерзить человеку, от которого ты целиком и полностью зависишь - это надо иметь или стальной характер, или незамутненную глупость. Джейсу нравилось.

За трубкой остаток вечера прошел незаметно и легко. Ни к чему не обязывающие разговоры приятны и расслабляющи. Вот за такие моменты Джейсон любил свою полубродячую жизнь. Даже ночь на холодной заснеженной земле не умаляла прелести момента тихих разговоров под треск костра. Великолепный вечер.

И он, внезапно, начал обещать стать еще лучше. Джейс уже устраивался на тюках на земле, недалеко от Сахарка, - Джейсона еще коробило от этого имени, - от Астрид поступило крайне заманчивое предложение. Сначала, конечно, Джейс удивился, замерев с зажатым в руках одеялом. Но уже через секунду расплылся в улыбке.
- При должном старании телега для двоих будет удобна, - сли-и-ишком слащаво проговорил он, подхватывая одеяло и поднимаясь на ноги. Но как только Астрид устроила рядом с собой тюк с соломой, улыбка с его лица сползла, - О, ты об этом.

Пора заправить все свои низменные желание и воображение и принять уже реальность. Вчера вечером же как-то получилось, даже в состоянии тяжелого опьянения.
- Как скажешь, милая леди.
Джейс и правда устал. Он потянулся руками к небу, где-то в основании черепа тихо хрустнуло. Нужно просто лечь спать. Джейсон еще раз перепроверил лагерь, подкинул достаточно дров в костер, чтобы поспать хотя бы час до следующей растопки, - дежурство Астрид он пока не предлагал. Хотя, можно было бы давить на необходимость обогрева Сахарка, но тогда шансы, что его скинут на землю, а лошадь запихнут на телегу вырастут, - и свернулся калачиком на краю, накрывшись меховым одеялом и скинув сапоги рядом.

Утро не стало особенным. Мышцы деревянные, голова полна железа, глаза не хотят открываться. Половина порции спасительного зелья взбодрила за десять минут - а кто сказал, что средство от похмелья можно принимать исключительно по назначению? Опыты были проведены, и очень успешно. Эта дрянь эффективнее любого тонизирующего. Но пока что Астрид он об этом не расскажет. Пусть девчонка прочувствует всем телом прелести походной жизни. Ведь невозможно ощутить весь спектр эмоций, путешествую только тропами для туристов?

- Как скажешь, - в тон языкастой Астрид ответил Джейс, - До лекаря я доползти смогу, можешь не делать вид, что переживаешь.

***
Предыдущие события: [20.01.1082] Тайны старого замка

Джейсон не знал, что спустя два дня с того разговора будет лежать ничком, не способный толком без поддержки дойти до сортира. Он слабо помнил, как они выбрались из убежища церата, но точно знал, что Канто обещал помочь довезти вещи и пару мешков награбленного до деревни на перевале. Последние сутки вообще прошли в каком-то липком бреду и не давали сосредоточиться.

“- Тот дротик был отравлен”, - думал он.
- Это похоже на болезнь легких, - говорил лекарь.

Но где Джейс мог так сильно застудиться? Неужели вполне обычная ночевка в лесу дала такой стремительный эффект? Или короткая прогулка без стеганки по подземелью так тяжело отозвалась? Да не, бред какой-то. Джейсон бывал в дерьме по-хуже, с чего бы ему сейчас хлебать болезней?

“Это какой-то дикий бред”, - попробовал он уговорить себя и сесть в кровати. Но тут же опустился со стоном обратно на влажную от его пота подушку. Он ощущал ломоту по всему телу, нательная рубаха промокла почти насквозь и липла к коже. Он с трудом разомкнул глаза, которые нещадно слезились от рези из-за света. А что вообще произошло?

Последние плавающие образы перед глазами, это проносящаяся где-то далеко внизу земля и свистящий в ушах ветер. После - восторженное личико Астрид и много-много слов про драконов. Еще позже - тяжесть во всем теле и жуткая жажда. Джейс прикрыл ладонью глаза и попытался сосредоточиться, сформировать мысли и упорядочить воспоминания.

Они были в подземелье Децемвирата. Они забили церата. Они нашли горы золотых и серебряных монет. А еще - выход из подземелья и живого Сахарка. После они с Канто о чем-то договаривались… О чем?

Я не смогу вести телегу, - совершенно точно сказал Джейсон, держась рукой где-то под ребрами, - Можешь забрать треть моей доли, - возможно добавил он, - Но девчонка должна добраться до деревни в целости, - мо-о-ожет быть закончил он.
А следом - чувство незабываемого полета, что не может заглушить даже сильная горячка.

“- Канто - дракон?!” - частично он вспомнил. Джейсон вспомнил образ благородного гигантского ящера, при виде которого Астрид визжала от восторга. Тогда какой-то укол печали поселился в его груди. Еще ни одна женщина в мире не была так рада видеть Джейсона. А он старался. Ну и правильно, он лишь человек, самое заурядное существо на Рейлане, после овцы. К тому же без магического дара. Нахрена он такой кому-то сдался? Быть драконом - клево. У всех рас Рейлана есть антропоморфные облики. А вот обращаться в гигантского огнедышащего ящера - не каждый умеет. И даже мучаясь от горячки, Джейс жалел, что эта встреча прошла наполовину в забвении. А что если при необходимости рассказать кому, что он повстречал настоящего дракона, он допустит оплошности в описании?

Джейс причмокнул пересохшими губами. Пальцами убрал ту белую гадость, скапливающуюся в уголках губ, когда очень хочется пить. И попробовал наконец еще раз осмотреться в комнате. Где он вообще и как тут оказался? Его голова кружилась, живот крутило, а плечи и грудь одновременно жгло жаром и холодом.

Отредактировано Джейсон (25-08-2020 22:31:37)

+2

8

- Догоняй, догоняй!
- Эй!
Круглый снежок попал лицо маленького пацаненка, и тот сразу же поспешил отомстить своему обидчику: унесся за ним в темнеющий переулок между двумя невысокими домами. Астрид наблюдала за детской возней, пока подпирала собой оконный откос и в хрупком балансе удерживала столбик пепла на самокрутке. И ловила себя на мысли, что ей очень бы хотелось спустится к детям да соревноваться в меткости снежков.
Но у стены напротив нее лежал Джейс. Волшебница перевела взгляд с залитого белоснежным цветом зимнего пейзажа на кровать, постельное белье которой ей пришлось уже дважды менять. И нет, это было бы откровенным враньем, скажи она кому-то что ухаживать за больным для нее было чем-то приятным, чем-то дарующим чувство причастности к благоденствию. Но она же сама и виновата в том, что мужчина перед ней выныривал из состояния бредовой горячки, а потом вновь тонул в нем, даже глубже, чем раньше. Так что, меньшее, что могла делать Астрид это вовремя менять повязки, оплачивать лекаря, да следить, чтоб заражение никуда не проникло. И если ей для этого требуется сидеть с ним, словно мать у постели больного ребенка, то ничего не поделать.
В ту ночь, когда они с Канто вернулись обратно, Астрид отдала Сахарка на хранение в конюшню и поспешила попрощаться с драконом. Она буквально вся светилась от счастья и ей было неловко, что она никак не может хотя бы чуть-чуть передать этой энергии, этой магии дракону.  Его то вряд ли столь сильно обрадовала встреча с обычными людьми.
Прощаясь с драконом, Астрид пообещала ему именами всех богов, что никому не расскажет о нем. И вот, когда мужчина уже отошел на достаточное расстояние, она подняла взгляд к небу, туда, где недавно была сама. Над ней висела бледная луна, позади и впереди нее тянулись длинными рваными лентами пряди облаков; миновав луну, они воссоединялись с бледно-голубым небом и таяли, обращаясь в белесую дымку. И Астрид ощущала, как ее накрывает волной неведомых чувств, под напором которых она упала в снег. Чувств, сила которых могла бы вызвать дрожь, судороги, смерть, но вместо этого она дарила иное. Осознание причастности к чему-то раннее неведомому. Безостановочный смех.
Астрид лежала на снегу и вела руками и ногами так, словно если бы плыла в воде, так, если бы она умела летать. И тогда ей не нужен был бы корабль, чтоб уплыть отсюда, чтоб бежать от отца и мужа, ей не нужен был бы наемник, чтоб ее защитить.
«О Фойрр, Джейс!»
Астрид совсем забыла, что оставила мужчину одного, беззащитным. А ведь он спас ее жизнь, хотя мог бы этого и не делать, по большому счету. И его слова Канто, чтоб он спас Астрид... да. Они тронули девушку, так как Джейс за ее спасение был готов отдать не только свою жизнь, но и золото. А она оставила его наедине с чужим человеком, в бессознательном состоянии.
И когда Трида на всех скоростях ворвалась к лекарю в лавку (а бежала она весьма быстро, так как снег не успел не только растаять на ее одежде, но даже и слететь с нее), то сразу же поинтересовалась состоянием наемника. Того держали две девушки за плечи, пока лекарь обрабатывал рану на ноге. Астрид не сразу заметила, что одна из девушек держит во рту Джейса деревянную палочку-кляп. Смрад от раны, пота и крови вызвал у Триды тошнотный ком у горла. «Жить будет» - заверил ее мужчина в кожаном фартуке поверх рясы из грубой мешковины. Каждый раз, когда он  делал стежок, тело Джейса била судорога, а девушки сильнее вжимали его плечи в деревянную скамью. «Ему нужен покой и лекарства... Мина, передай ей список... Ты же читать умеешь, надеюсь?»
А Астрид, стоящая в дверях и наблюдающая за Джейсоном лишь безразлично кивнула. Ей было невыносимо наблюдать его боль, но и отвернуться она никак не могла. «Вы остановились в трактире? Я распоряжусь, чтоб его туда перенесли... как тебя звать?» «Трида» - сухо ответила девушка, невидящим взглядом силясь прочесть названия лекарств на пергаменте.
На следующее утро, с первыми лучами солнца, Астрид встала с кровати. Справедливости ради надо отметить, что она и не заснула: нервы иль что-то иное, но всю ночь она провела прислушиваясь к неровному дыханию мужчины. Что и делала несколько ночей после, с короткими перерывами на еду и естественные нужды.
И вот сегодня утром Астрид купила заново лекарства, да решила проветрить комнату. Накануне ночью бушевала метель, и окна угрожающе гудели, словно норовили вот-вот лопнуть, а уже утром от буйства природы остались лишь мерно кружащиеся снежинки. Астрид наконец смахнула пепел вниз и глубоко вдохнула: морозный воздух наполнял помещение и разбавлял кисловатый запах пота и прогорклый аромат лекарств. Запах болезни.
И тут со стороны кровати послышались новые звуки, а именно Джейс предпринял отчаянную попытку встать.
- Эй, не дури, - Астрид цокнула языком и отправила недокуренную самокрутку в полет щелчком указательного и большого пальцев. Огарок полетел по дуге вниз на улицу через окно. - Ну ты и соня, Джейс, тебя даже вчерашняя метель не разбудила.
Трида поспешно спрыгнула с подоконника и помогла Джейсу прилечь обратно. Против его воли.
- Хочешь пить? Или, может, ты голоден? Ты несколько дней ничего не ел.

+3

9

- Где мы? - в первую очередь спросил Джейсон, когда наконец осознал, что в комнате не один. Ему стало чуть спокойнее, что рядом есть кто-то, кто может прояснить все неясности и ответить на вопросы, - Сколько я был без сознания?

Пить и правда очень хотелось. Как и есть. Но забивать желудок пищей в таком состоянии - плохая идея. Джейсон не отказался бы от сочного куска жареного мяса, но остаточная ломота в суставах и костях намекала, что ничего тяжелее и жирнее куриного бульона ему сейчас нельзя. Джейс попросил воды и попробовал сесть. Спина затекла от долгого лежания, пришлось потратить изрядное количество отсутствующих сил, чтобы принять вертикальное положение. Джейс приподнял одеяло: перебинтованная нога и одно лишь нательное белье. Ну хоть его оставили. Джейсу захотелось переодеться. Он прижался спиной к стене. Натянув одеяло по пояс, он руками оттянул ворот рубахи, оглядел ее и поморщился с отвращением. Надо снять. Запахи в комнате стояли, мягко говоря, специфические.

- Оставь окно открытым, тут же невозможно находится.

Только проснулся, а уже устал. Наконец получив желанную кружку с водой, Джейс трясущимися руками поднес ее ко рту. То, что Астрид помогала пить, помогало не сильно. Из уголков губ потекли тонкие струйки воды, задерживаясь на подбородке, моча короткий волос, и стремясь ниже. Боги, как прекрасно. С образом жизни Джейсона учишься ценить мелочи, и стакан воды - та самая мелочь, кажущаяся сейчас самым прекрасным переживанием за последнее время. Вода на последний глоток остался в кружке. Его Джейс выплеснул себе на лицо и растер воду по коже, чтобы хоть немного смыть следы пота. Стало чуть легче. Джейсон закрыл глаза и уперся затылком в стену.

- Вообще не помню, как мы выбрались, - Джейс сглотнул, - Мне приснилось или Канто... действительно дракон? И почему ты тут сидишь? Денег, кажется, много нашли, могла бы поразвлекаться, пока есть возможность. Или тут негде? - не открывая глаз, Джейс наконец оторвался от стены и медленно стянул рубаху через голову и бросил пропахшую влажную рубашку на пол.

+3


Вы здесь » Легенда Рейлана » Личные отыгрыши » [зима-лето 1082] Часть чего-то значительного