Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре август — сентябрь 1082 год


«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Солмнир Алисия Эарлан Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [18.06.1082] Огонь не очищает. Он коптит до черна


[18.06.1082] Огонь не очищает. Он коптит до черна

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

http://forumfiles.ru/uploads/000f/3e/d5/672/855867.jpg

- Локация Остебен, баронство в округе Андерила.
- Действующие лица: Джейсон Шандар, Астрид Дегерон, другие члены семьи Шандар (НПЦ).
- Описание: Джейсон и Астрид обнаружили на месте поместья Шандар пепелище. По слухам, один из братьев Джейсона заразился Розой и в приступе спалил родной дом. Пройдя все стадии принятия, Джейсон вместе с Астрид отправляются к его сестре, в баронство ее супруга, чтобы вместе пережить боль утраты.

+2

2

Ведущие на территорию поместья ворота внушали уважение. Три метра в высоту, вровень с забором, с кованым лиственным узором, он напоминал орнамент в книге, повествующей о деяниях богов. Джейсон смотрел на витиеватые прутья темного металла с грустью. За просветами в воротах виднелись здание в три этажа из красного камня и сад, наполненный сочной зеленью, фруктовыми деревьями и цветочными кустами. Даже отсюда видно, что за растениями тщательно ухаживают. Но Джейс не видел этой красоты, он словно смотрел сквозь зелень, прямо туда, внутрь поместья.

Супруг его сестры заведовал множеством мест, где останавливались паломники по пути в Андерил. От того доход его был куда больше и стабильнее, чем у Шандаров в их лучшие времена. От понимания Джейсона все еще ускользало, почему этот богатый человек взял в жены его несомненно миловидную, но явную бесприданницу сестру. Возможно, взросление в окружении почти праведных людей сделало из Сиелы отличную партию: смиренная, скромная, послушная, полная противоположность Джейсона. Сейчас этот человек оказался единственным, к кому Шандар мог обратиться за помощью.

- Как долго, - уже три минуты они с Астрид ожидали слугу, что впустит их внутрь. Голос Джейса звучал непривычно тихо и бесцветно, - Я не виделся с сестрой четыре года, со смерти отца...

Ему необходимо говорить. Когда только парочка путешественников отправлялась сюда, Джейсон был уверен в себе и готов к неприятной встрече. Сейчас, находясь прямо перед воротами, Джейс нервничал. Слишком сильно сжимал поводья, удерживая лошадь, слишком часто дышал, слишком плотно сжимал зубы. "Трус". Молчаливое ожидание скребло по мозгу, возвращая его мысленно на пепелище родного дома. Ему необходимо говорить.

Старый слуга, вдвое старше Джейсона, наконец пересек дорогу до ворот. Он смотрел на помятых и грязных с дороги путников с легким презрением, будто нищие пришли просить милостыню.

- Я Джейсон де Шандар, брат Сиелы, - он не был уверен, что использовать приставку "де" к фамилии все еще актуально, - И моя спутница, Астрид Дегерон, - добавил он, когда слуга покосился на девушку, - Я пришел на аудиенцию к Сиеле.

Слуга еще какое-то время изучал гостей, кивнул, не желая кланяться незнакомцам, и бросил через плечо, прежде чем удалиться:
- Я сообщу господину.

Отредактировано Джейсон (2020-07-14 14:33:19)

+2

3

Вся прошедшая неделя была наполнена весьма яркими (не в положительном ключе) событиями и отдавала приторным послевкусием. Астрид словно маленький ребенок, чувствовала, что от нее что-то требуется, но в силу своей беспомощности она просто оставалась молча в стороне. Волшебница так и не знала, каких ждал Шандар от нее слов: она не знала этого ни до, ни после того, как уровень их отношений сменился бесповоротно. Да и ждал ли он вообще? Это было бы ложью, скажи Астрид, что за полгода она стала понимать Джейса. Его действия, на ее взгляд, расходились с его поступками, но Дегерон оставляла свое мнение при себе, не желая подбрасывать дров в этот, - какой отвратительный каламбур - костер.
- Просто участок большой, - сказала тихим голосом очевидное Астрид. Она знала, что в ее силах сделать гораздо больше. Знала, что ее слова и жесты могут нести куда больше пользы, вложи она немного магии в них. Но Джейсон сам ей четко дал понять в прошлый раз, что границы его свободы, в том числе и эмоциональной, неприкосновенны. Даже если эти эмоции ему во вред.
Вина ли Астрид, что ее эмоциональный диапазон на шкале эмпатии критически близок к инвалидности? Или, точнее сказать, она просто не умеет достаточно правильно выражать свои эмоции и просто постоянно чуть-чуть промахивается?
- Джейс, поводья ни в чем не виноваты, - она мягко накрыла его руку своей: вот опять, промах. Но Астрид хотела убедиться, что мужчина не отдернет своей, в недоверии к волшебнице и ее магии. Это было невероятно важно.
Наконец, к воротам вышел слуга. Он пренебрежительно окинул парочку взглядом, который, если мог бы, отправил бы их туда, откуда они заявились. Уставшие и потрепанные, они не производили впечатления людей, хоть как-то причастных к аристократии. Перепачканная одежда тоже не добавляла ничего положительного в образ. Но путешествуй ты хоть год, свое происхождение тебе не скрыть: тон, голос, то, как Джейсон представил себя - все говорило о том, что «манеры» для него не просто случайный набор букв. А когда Астрид услышала свое полное имя, которое звучало как отголосок из соседней комнаты (название которой: «жизнь-до-Кэтеля-1082-года»), то тоже собралась соответствующе: чуть вскинув голову и поставив ноги в третью позицию.
Слуга вернулся в дом, чтоб сообщить хозяевам о странных посетителях.
- Четыре года - это не самый большой срок, - сейчас не время перетягивания одеяла на свою сторону, поэтому Астрид не продолжила фразу. Лишь спустя какое-то время, когда тишина стала совсем уж оглушающей: - Джейс, я уверена, ты зря пере..
-  Можете войти, - чинно и из ниоткуда объявился слуга. «Фойрр. Называется, нашли того, кого не теряли». Трида гордо тряхнула головой и поправила шляпку, проходя мимо пожилого мужчины. Лошадь вверили ему же.
Сад действительно утопал в зелени. Но почему-то Астрид было здесь весьма неприятно: буйство растительности, на фоне недавних событий, отдавало плодородием кладбища. Вместо красот природы Триде являлись образы загнивающей плоти, которую невозможно спасти от распада.
Стоило двоим путешественникам попасть в сам дом, как выяснилось, что дом одновременно и меньше, и больше чем кажется снаружи. В нем не было пышных залов с богатом убранством, но зато имелись неожиданно широкие проходы и коридоры, связывающие собою многочисленные помещения. А Астрид уже и успела отвыкнуть от такого.
- Прошу вас, - появился лакей и указал гостям направление. Он проводил двоих в гостиную, обитую красными тканевыми обоями, где особый композиционный центр помещения занимал просторный камин. Казалось, именно вокруг него сама комната и выросла, а не он был помещен в нее.
Только у самого входа Астрид взяла Джейса под локоть и тихо спросила:
- Если ты хочешь, я подожду тебя снаружи, - она бы продолжила говорить что-то о столь любимой им свободе, и что сейчас, возможно, Астрид нарушает ее границы. Но она все еще была плоха в эквилибристике мышления наемника.

Отредактировано Астрид (2020-07-14 20:35:03)

+2

4

Чужая рука в перчатке, коснувшаяся его пальцев, заставила Джейса вздрогнуть. Его будто вывели из анабиоза кошмара, он долгую секунду смотрел на руку Астрид, не понимая, откуда она тут взялась. Но, вздохнув, он наконец расслабил руку, перестав сжимать пальцы до спазма в суставах. Но руку Астрид не отвел, не сбросил. Так и остался стоять, сверля пространство взглядом.

Джейс был рад наконец избавиться от лошади и передать ее вместе с телегой на присмотр кому-то другому. Он ощутил легкость, обманчивую и неправильную. Он пересекал пусть от ворот до поместья с гордо поднятой головой и идеально ровной спиной, совершенно непривычный образ для Джейсона. Только глаза выдавали его грусть.

Джейсон знал, куда идти, сопровождение не понадобилось. Пусть этот дом отдаленно ему знаком, Джейс чувствовал себя неуютно. Стоило бы умыться, надеть свежую одежду и только после этого заявляться к хозяйке дома, а не топтать пыльными сапогами по идеально чистому мрамору пола. Но дело не ждет отлагательств. Встретивший гостей лакей уже знаком с Джейсоном. Поэтому, как в предыдущие разы, не стал указывать, что в таком виде не стоит заявляться к баронессе.

Сделать последний шаг в комнату помешала Астрид. Он замер, занеся ногу над порогом. Выслушав девушку, он даже не раздумывал, сразу отрицательно мотнул головой.

- Нет, побудь со мной, - на мгновение он сжал рукой пальцы Астрид на своем локте. Он боялся, боялся показываться сестре на глаза, ему была нужна поддержка. Даже если она будет просто молча стоять рядом.

За кофейным столиком на мягком кресле с высокой спинкой сидела женщина. Чуть старше Астрид и чуть моложе Джейсона. Тонкими пальцами она перелистнула страницу тома, что читала перед тем, как вошли гости. Серые глаза подведены черным, отливающие серебром волосы, точно такие же, как у Джейсона, собраны в незатейливую прическу и заколоты резным гребешком. Женщина вся была тонкой, изящной, не смотря на молодость источала уверенность и спокойствие умудреной опытом матроны. Стоило гостям пересечь порог, она медленно подняла взгляд от книги и еле-еле заметно улыбнулась. Заложив страницу цветастым лоскутом ткани, она отложила книгу на столик и поднялась. Машинально разгладив юбки, она сделала шаг в сторону гостей. Джейсон все это время стоял молча. Его взгляд все больше наполнялся печалью, он дышал чаще и глубже. Губы дрогнули.

- Как же ты постарел, Джейсон, - ее голос звучал тихо, но в тоже время звонко, она улыбалась одними уголками губ, - Или это снова похмелье?

- Как так получилось? - на выдохе почти простонал Джейс, проигнорировав укол сестры.

- И это то, что ты скажешь первым возлюбленной сестре впервые за четыре года?

Джейсон не шевелился. Сиела сама подошла к нему и теплым материнским жестом обняла его за плечи и притянула его голову к себе. Повинуясь каким-то инстинктивным порывам, Джейс послушно опустил голову и уткнулся в плечо Сиелы, сильно зажмурившись и обняв ее за торс. Он сделался каким-то маленьким и слабым, в то время как Сиела на его фоне оставалась стойкой женщиной. Прямо как мать, убаюкивающая сына после ночного кошмара. Они стояли молча какие-то время, просто обнимали друг друга.

- Как так получилось? - совсем тихо и хрипло повторил Джейсон, наконец разорвав объятья. Печаль на его лице стала меньше, но все еще прослеживалась в его заблестевших глазах.

- Я уже начинаю привыкать, что ты появляешься только когда кто-то из родных умирает, - невпопад проговорила Сиела, отстраняясь и указывая гостям рукой на свободные кресла. Джейсон смахнул прядь волос со лба и опустился в одно из них. Женщина тем временем устроилась на кресле сама и легко махнула рукой лакею. Тот без слов поклонился и удалился.

- Прости, что пришел не один, - сказал Джейс, сцепив руки в замок на коленях, - Я не могу ее оставить одну.

- Да, мне сообщили, кто эта девушка, - Сиела легко улыбнулась Астрид. Она не выглядела измученной и усталой, в отличие от брата. Словно уже давно оплакала потерю. В ее голосе появились игривые нотки, - Ох, и шуму вы навели вдвоем. Ходили слухи, что ты сам убил бедную леди Дегерон и теперь скрываешься. На тебя даже несколько раз выходили другие наемники со слежкой. Но находили тебя либо одного, либо со спутницей, не похожей по внешнему описанию на леди Дегерон.

Глаза Джейса округлились: - Ты не...

- Я тоже не вижу рядом с тобой похожую девушку.

Джейс выдохнул: - Спасибо, - тихо сказал он.

Лакей вернулся со служанкой. Молоденькая девочка, примерно одного возраста с Астрид, сняла с подноса высокий кувшин и три кубка, тут же наполняя их вином. Сиела взяла ближайший и без тоста или каких-то других прелюдий отпила напиток. Ее примеру последовал и Джейс. Терпкое и явно не разбавленное вино принесло каплю успокоения.

- Когда это случилось? - наконец заговорил Джейсон после короткого молчания.

- Примерно через две недели после беспорядков в столице. Думаю, ты в курсе, что там произошло в храме Триумвирата.

Джейсон коротко кивнул: - Местные в баронстве считают, что кто-то из старших подхватил Розу и сам спалил поместье, - его пальцы с силой сжались вокруг кубка, - Я в это не верю.

- И правильно делаешь, - женщина откинулась на спинку кресла. Бокал в ее руке покачивался, выражая задумчивость. Она неотрывно смотрела на Астрид, - Есть вещи, которые я не могу рассказать простому наемнику и его... кто бы она не была.

- Я твой брат, Сиела, а Астрид я доверяю так же, как себе.

- В этом и проблема, - не задумавшись парировала она.

Морщина раздражения появилась меж бровей Джейса, нос нахмурился, - Ты поняла, что я имею ввиду.

- Да, да, - усталость появилась в голосе Сиелы, - Роза или месть тут ни при чем. Но, прежде чем говорить, я хочу получить от вас обоих клятвы о неразглашении. Перед неправильными людьми, конечно же.

+2

5

Астрид никогда бы не смогла сказать, что Джейс трус. Трус не рискнул бы взять с собой в путешествие беспомощную девушку, он бы не рисковал своей жизнью, чтоб наполнить впечатлениями чужую. На один год. «На один год» - как заклинание, вторила Астрид.
Нет, он не был трусом в широко распространенном смысле этого слова. Но если искать двойное дно... Нет, а кого из живущих на Рейлане не страшит ответственность? Если только мертвый не боится смерти, то только глупец не будет бояться последствий своих поступков. А Джейсон был кем угодно, но не глупцом. 
По крайней мере, именно так Астрид размышляла, пока стояла у самого входа у стены, ссутулившись. С натянутой шляпой до самого кончика носа и руками в карманах брюк, она сейчас создавала впечатление рядового представителя Теллина. Этакое недоразумение, которое выжило лишь по случайной воле Люциана, но на острове, самим Люцианом и забытом.  Иными словами, Астрид выглядела абсолютно чуждой этому месту, имей она хоть три частицы «де» между именем и фамилией. 
Чего не скажешь о женщине в кресле. Всем своим видом и жестами она демонстрировала образцовую женственность: поднимаясь с кресла, не помогала себе руками, но совершала непринужденное восходящее движение, исполненное изящества и благородства. Опускаясь, смыкала ноги так, что колени почти соприкасались под складками юбки. И та нежность в ее объятии, которая аккуратно проходила меж двух граней дозволенности; одной - между членами семьи, а второй - этикетом и манерой поведения в присутствии кого-то постороннего.
«Интересно, - думалось Астрид, - а стала бы я такой, не найми отец Джейсона в сопровождающие?»

Получив приглашение сесть, волшебница вялым, слегка покачивающимся движением «отлипла» от стены и уместилась в кресле, так и не вынув руки из карманов. Девушка не желала являть пальцы с почерневшими от грязи ногтями и треснутой кожей на костяшках. Астрид казалось, что сейчас сработает доселе неизвестный вид магии, и весь антураж этой комнаты восстанет против нее, как реакция единого организма, отторгающего инородное тело.
Но нет, ничего такого не происходило, и кресло в котором она сидела, не превращалось в пыточный стул.  Только находиться от этого тут было не менее неудобно.

На замечание Сиелы о том, что парочка Джейса и Триды навела немало шуму, волшебница лишь вскинула брови и поджала губы, мол «о да, что есть, то есть». Отрицать правду, даже половинчатую, было бы глупо.
Бокал вина пришелся кстати. Пить Астрид не планировала, но зато у нее появилась точка, куда она может упереть взгляд, а не пытаться найти себе мишень где-нибудь за спиной госпожи Сиелы. Она лишь в пол-уха слушала разговор родственников, покручивая вино в бокале. Мыслями она уже была далеко отсюда, далеко на десять лет назад. Когда четыре сестры Дегерон жили под одной крышей. Младшей – восемь? Старшей – двенадцать? Астрид не отдает должного внимания таким мелочам, когда есть проблема посущественней – она не видела свою семью больше половины своей жизни. И именно эта проблема лежит в основе ее сегодняшнего молчаливого протеста: когда у тебя остался лишь один выживший родственник, разве ты можешь себе позволить такую роскошь, как односторонний обмен колкостями и недоверие? Трида смогла подавить смешок, когда с них спросили клятву о молчании, только ради Джейса. Только ради огромного и неоплатного долга перед ним. Так что она прижала руку с кубком к сердцу, каким-то чудом не пролив вино на ковер и одежду:
- Даю вам слово, миледи, что ни я, ни Астрид Дегерон никому ничего не скажут,- впервые голос волшебницы прозвучал в гостиной.

Отредактировано Астрид (2020-07-15 23:40:14)

+2

6

Джейсон перебирал пальцами по кубку, поглаживая витиеватый узор на металле. Сиела долго всматривалась в Астрид, чуть прищурившись, словно ища подвох. А следом рассмеялась, легко и непринужденно.

- Ты козел, Джейсон. Ты чему девочку научил? - учитывая, что Сиела не выглядела на много старше Астрид, слова про "девочку" не звучали как оскорбление.

Джейс вперился в сестру непонимающим взглядом. А следом запустил пальцы в собственные волосы, взъерошивая их. Он внезапно не нашел колкости, которой можно ответить и быстро перевел тему: - И все же. Что случилось.

Сиела выдохнула, отставила кубок на стол и сложила руки на коленях: - Это были фанатики Триумвирата.

Медленно осознание пробралось в разум Джейсона, он недоверчиво нахмурился: - Это какая-то чушь. Зачем им это делать?

Сиела пожала плечами: - Наверное потому, что наши родственнички полезли куда не надо при отсутствии достойной поддержки.

Она рассказала все в общих чертах. Про то, что братья влезли в беспорядки, что они крепко вплелись в историю со скандалами и придворными игрищами. Что из-за близости отца к Храму стали копать под духовенство, став эдакими шпионами во славу короны. И что забрались слишком далеко.

Джейсон слушал сестру с отсутствующим видом. Он сцепил руки в замок перед собой и, сгорбившись, упирался локтями в колени. Он переваривал информацию медленно, словно не желая верить. Звучало слишком фантастично.

- Зачем? - спустя вечность хрипло проговорил Джейс. Слова давались тяжело, будто рот наполнился песком, - Зачем им это было нужно? Им что, мало было проблем?! - голос вот-вот сорвется. Амбициозные дураки. Полезли не в свое дело, уничтожили и себя, и мать. Джейс ощутил пустоту. "Они все в итоге умирают".

- Не всем наплевать, в какой стране жить, - Сиела ни на что не намекала, но слова ее абсолютно прозрачны, - Можешь сам у Нессиана спросить о причинах, - она махнула рукой, будто отгоняя мошек.

Удар за ударом, новость за новостью выбивают почву из-под ног Джейсона. Его глаза раскрылись широко, будто вот-вот перешагнут брови. Он выпрямился: - Он жив?

- Живее живых, - она улыбнулась и встала, - Если ты хочешь с ним пообщаться, я сначала поинтересуюсь, готов ли он с тобой поделиться своими мотивами. А ты пока подумай, не хочешь ли снова сбежать.

Еще до того, как Джейсон сумел отойти от ступора и утвердительно кивнуть, Сиела уже покинула комнату, оставив Джейса и Астрид наедине. За всеми новостями Джейсон позабыл, что Астрид большую часть жизни провела в Храме, и что ей вряд ли самой весело узнавать, что благочестивые слуги богов могут быть замешаны в убийствах. Джейс откинулся в кресле и усталым движением растер пальцами лоб.

- Это чушь, какая-то бессмыслица...

+2

7

Годы обучения при Храме развивали помимо самих собою разумеющихся магических талантов (хотя в случае Астрид это спорное утверждение), еще и несколько необычных умений. Например, не засыпать над заумными молельными текстами. Уметь склонять головы под строгим взглядом учителей, лишь для того, чтоб те не видели недовольные выражения лиц своих учеников. Тогда то Астрид и поняла, что никогда бы не хотела, чтоб ей кто-либо кланялся: может, тот, кто и отбивает поклон, подставляет свою шею под удар. Но и так же он прячет свои и эмоции и лицо. Он может обращаться со всей вежливостью в каждом слове, но скрывать лицо искаженное гримасой отвращения.
Поэтому, Дегерон для себя решила, что настоящее уважение к собеседнику – это честность. И смотреть ему в глаза при любых обстоятельствах. И пускай в ее взгляде отражалась смесь невинности и бдительности, как это бывает у молодых людей, которые успели пережить и хорошие, и плохие времена, не могут решить, как им встречать мир: с полной открытостью или с осторожной скованностью.
Но взгляд Сиелы Шандар она встретила с абсолютным спокойствием. Ей было нечего скрывать. Только вот смеха она не ожидала от баронессы. А от вопроса так вообще залилась краской. Да и ответить ничего не смогла: она гостья в семье, что переживает огромную утрату. Сейчас не время и не место сарказму.
Но было место тому самому недоверию. Упоминание Триумвирата в отрицательном свете – Астрид не знала, как реагировать. Она не воспринимала их как свою вторую семью, как то делали некоторые ученики-сироты, но и полного сепаратизма от Храма не испытывала. Они ее десять лет растили, конечно, не за бесплатно, но тем не менее. Десять лет они развивали ее магию, учили ее. Стены Храма видели, как Астрид росла из милого ребенка в гадкого утенка, а потом – в молодую девушку. Сам образ храма для нее был не сколько символом учения религии, но местом, с которым связаны самые теплые воспоминания юности. Огороженные от  всего мира ученики находили общение друг в друге, это был их личный закрытый от остальных мирок.
И сейчас воспоминания детства и юности Астрид клеймят словом «фанатики».
Ее рука и рот дрогнули. Но она промолчала, в очередной раз.
И молча слушала, как что-то, очень дорогое ее сердцу, очерняли, не стесняясь в выражениях. Будь бы бокал стеклянным – треснул бы в ее руке уже давно.
А голос Джейсона еще немного и сорвется. Трида лишь искоса посмотрела на наемника и каблуком сапога придавила ему ногу: этакий сигнал остановиться, захват челюстями за загривок. Будь бы на ней привычное платье, данный жест остался бы незамеченным.
Она не убрала ноги ни когда Сиела сделала очередное замечание брату, ни когда хозяйка покинула гостиную, оставив гостей наедине.
- Мы оба росли в храме, Джейс, - начала Астрид, но тут же и закончила. Сравнивать Джейса и ее было глупо: они попали в храм в разном возрасте, они пробыли там разное количество времени, они и учились абсолютно разным дисциплинам. Для нее Храм был местом, откуда ее выдернули против воли. Для него – откуда он сбежал, когда понял, что не согласен с их взглядами. – Прости, я сказала не подумав.
Она, наконец, убрала каблук от ноги Джейса и глубоко вздохнула. Теперь уже нужно было говорить ей, лишь бы не оставаться наедине с мыслями:
- Твоя сестра всегда так рада тебе?

Отредактировано Астрид (2020-07-18 01:40:26)

+2

8

Он думал. Сиела сказала слишком мало, чтобы делать какие-то выводы, но мысли уже не остановить. Целую неделю Джейсон считал братьев мертвыми, а один из них выжил. И он знает что-то, что перевернет жизнь Шандара-младшего. Джейс так отвлекся на свои мысли, что не сразу сообразил, что Астрид с ним разговаривает. Он даже не взглянул на нее, лишь мотнул головой, словно говоря "Все в порядке".

"Нет, ничего не в порядке".

Он даже не обращал внимания, что каблук сапог Астрид все еще давил на его ногу. Его присутствие обнаружилось только после того, как давление пропало. "Спасибо, надо немного отвлечься".

- Шутишь? - он вымученно улыбнулся, - Я ее любимый брат. Я единственный, с кем она может не затягивать свои эмоции в корсет, - он вздохнул, - Она хорошая женщина, просто у нас с ней... разные взгляды на жизнь.

Разговор прервался возвращением хозяйки дома. При ее виде Джейсон сразу поднялся, сжав руки в кулаки.

- Нессиан готов с тобой переговорить, - Сиела повела гостей через уютный светлый коридор, украшенный зеркалами и цветами в вазонах. Джейсон и Астрид все еще смотрелись грязными пятнами в этом чистом и аккуратном доме, - Я уже распорядилась, чтобы вам приготовили ванные и комнату, - Джейс молча кивнул. Сиела даже не потрудилась поинтересоваться, а нужна ли им двоим раздельные постели. Более того, ее не особо интересовало, хотят ли гости остаться с ночевкой. По усталому изможденному виду пары итак понятно, что мягкая постель без клопов им необходима, - Сайлас присоединится к нам за ужином. Он не очень рад, что ты опять заявился без предупреждения.

Джейсон ухмыльнулся:
- Я знаю, что твой муж всегда меня недолюбливал.

Сиела осталась ждать на террасе, указав гостям нужную дверь. Перед тем, как постучаться, Джейс дал Астрид выбор, хочет ли она из первых уст услышать то, что скажет его брат. Получив отказ, он лишь легко коснулся губами лба Астрид, не то пытаясь успокоить ее, не то себя. И скрылся в комнате.

Свечной запах заполнил полутемную комнату. Плотно зашторенные окна не пропускали ни лучика света. Джейсон встретился взглядом с мужчиной, сидящим на краю стола и скрестившим руки на груди. Они долго смотрели друг на друга молча. Коротко постриженные серые волосы мужчины делали его визуально старше.

- Я думал, что ты мертв, - наконец заговорил Джейс, когда тяжелый ком в горле проскочил обратно в желудок.

Мужчина оторвался от стола и подошел к брату. Но вместо приветствия заехал кулаком в скулу Джейса. От неожиданности Шандар-младший даже среагировать не успел, его голова дернулась в сторону от удара. Еще секунд десять ушло на осознание произошедшего, пока Джейсон переживал обжигающую боль на коже и смотрел на Нессиана широко открытыми от удивления глазами.

- Да за что вы все меня так ненавидите?! - Джейса не особо волновало, будет ли его крик слышен в коридоре.
- За то, что бросил нас! - Нессиан тоже не особо волновался за сохранение образа благородного дворянина.
- А было бы лучше, если бы мой прах сейчас был закопан под домом вместе с остальными?!

Еще искра - и эти двое подерутся. Они оба тяжело дышали от гнева, скрипели зубами. Первым сдался Нессиан. Он закрыл глаза и выдохнул.
- Нет, не лучше, - голосу старшего брала вернулось самообладание, - Я рад, что ты все таки пришел.

Гнев у обоих смыло в момент. Они обнялись как братья, не видевшие друг друга много лет. Не так крепко и близко, как обнимала его Сиела, но достаточно, чтобы понять, что эти двое не ненавидят друг друга.

- Ну что, присаживайся. Разговор будет долгим.

Больше часа Джейсон пробыл в комнате с Нессианом. Брат рассказал все. Слишком много. Слишком неожиданно. Джейсу непременно нужна трубка, прямо сейчас. "Зачем, зачем ты это все мне рассказываешь? Ты хочешь, чтобы я тоже нес на себе эту ношу?" Но все оказалось прозаичнее. И об этом у Джейсона еще будет время подумать. Перед уходом он лишь поинтересовался:

- Почему ты прячешься здесь? Если будут искать - придут в первую очередь к Сиеле.
Нессиан улыбнулся: - Не придут. Я же официально мертв.

- Мы закончили, - Джейсон выглядел еще более подавленным, когда вышел из комнаты и подошел к девушкам на террасе, - Нессиан сказал, что ему надо еще поработать и вряд ли он успеет к ужину.

Сиела кивнула: - Тогда, если вы меня простите, я пойду займусь делами. Слуги вас сопроводят до ужина.

+1

9

- Извини, - неловко попросила прощения за свой страх. Страх услышать правду о Триумвирате и не поверить в нее, не принять сторону важного для себя человека; или же ложь, но слепо довериться, ради все того же человека? В какой момент осью ее жизни стал наемник? Джейсон не ответил ничего, лишь поцеловал в лоб.
Было что-то очень неоднозначное в этом жесте. Астрид казалось, что так целуют либо кого-то очень дорогого, касаясь сколько не тела, а мыслей человека. Проявление нежнейшей близости, а не желания обладать. Либо же того, от кого тебе не терпится избавиться, поставив точку в общении. Когда, например, любовник вынужден бежать из кровати своей пассии через окно по парапету, пока в дверь ломится ревнивый муж. «Мы еще увидимся?» - спросит она, «конечно!» - соврет он, поцеловав ее в лоб. В этом случае, поцелуй будет этаким ударом молотком по голове.
Куда относить ситуацию происходящую сейчас - род Шандаров можно считать прерванным, в мире бушует голод и чума, а под носом явно назревает заговор со всеми сопутствующими - Астрид не имела ни малейшего понятия.
Она лишь рассеянно кивнула Джейсону и осталась стоять в зеркальном коридоре, стараясь даже не смотреть в глаза своему отражению: боясь не выдержать осуждающего взгляда своего зеркального я. Потрёпанного дорогой, сном на сырой земле, дешевой едой и дешевым куревом, а так же страхом вечного преследования. Но с более уверенным взглядом, с более четкой позицией, не отступившего от того, во что верила десять лет, даже несмотря на все произошедшее за шесть месяцев.
- Пройдемте? - От неожиданного вопроса Астрид заметно вздрогнула. Она как-то упустила из сознания реальность как и происходящего вокруг, так и самого дома с его обитателями. Включая саму себя.
- Да, - волшебница последовала за Сиелой на террасу. Баронесса села на каменную скамью, приглашая Астрид сделать так же. Дегерон осталась стоять на почтительном расстоянии.
Молчаливое противостояние двух девушек нарушила Астрид, спросив то, что хотела озвучить еще в гостиной с камином. Как можно обвинять человека в том, что он кого-то бросил и оставил, если не делать и попытки с ним поговорить? Как можно определить за человека его собственные мотивы поступков и упрекать потому, что их личностные выводы не соответствуют ожиданиям?

Дальнейший диалог еще долгим эхом гудел в ее голове. И когда она принимала ванную к ужину, и когда затягивала свое платье.

Относительно пришла в себя она в тот момент, когда уже с минуту пыталась распилить и так уже отрезанный кусок мяса, так что теперь Дегерон угрожающе скрипела ножом по тарелке.
«Сегодня он мечтает о тихой спокойной жизни, а завтра уходит один. Или не один. Как думаешь, что случится, если еще какая наивная прелесть вильнет перед ним хвостиком?»

Вот так ее еще никто не описывал. Наивная прелесть с хвостиком. К ужину Астрид волосы распустила.

«...ему почти тридцать, у него за душой ничего нет. Даже крестьяне и те к этому возрасту хоть чем-то обзаводятся. Ни денег, ни дома, куда может вернуться. А если что-то случится» - ее взгляд опустился взгляд на живот Астрид, тогда та ее и перебила одним лишь словом.

- Полгода, - тихим шепотом произнесла она себе под нос. Полгода и этот день от нее будет столь же далек, как Кэтель. Заговор против Триумвирата, обугленные развалины усадьбы Шандар, двусмысленные вопросы Сиелы, Джейсон - все это будет так же далеко, как разговор с отцом, как неспешная дорога по безопасной дороге, как ночь в таверне. Если ее жизнь уже один раз так изменилась, то может, есть шанс, что это случится еще раз?
- Простите, мисс, мне кажется, что если бы эта тарелка могла говорить, то она бы уже молила о пощаде, - заметил хозяин дома. Астрид словно очнулась ото сна.
- Я не голодна, извините, - трясущиеся, то ли от нервов, то ли от курева руки неуверенно опустили столовые приборы на стол. - Доброй ночи.

Джейс пришел позже, когда дрожь била ее вовсю, а живот скручивало тошнотой. Астрид сидела на полу, поджав к себе колени и шумно вдыхала воздух из открытого окна напротив. Девушка покачивалась вперед-назад, словно пыталась убаюкать саму себя.
- Если ты готов говорить, то я не готова слушать, - весьма любезное начало, - по-крайней мере, трезвой.
Какими бы ни были слова Джейса, Астрид уже знала, что поддержит. Не их, а его. И знала, была почти уверена, что пожалеет об этом. Так пусть ее легкие отравит сизый дым, пусть он закоптит их до черна, пусть у нее будет оправдание своему идиотскому решению где-то на дне трубки.

+2

10

Горячая ванная и чистая свежая одежда дала Джейсу короткую уверенность в себе. Побриться перед большим зеркалом - уже счастье, дающее хоть сколько-нибудь отдохнуть от бытия. Джейсон внимательно осмотрел свои скулы в зеркало, пока не убедился, что кожа чистая.

Предстоящий ужин немного нервировал Джейсона, ведь хозяин дома не особо жаловал братца-бродягу своей возлюбленной жены. Но голод, пробивающийся через пустоту, душил гордость и желание закопаться как можно дальше и глубже, прочь от всего мира. Разве что через черноту в сознании пробивалось удивление, что у Сиелы в доме нашлась подходящая статусу одежда по размеру для Джейса.

Ужин прошел как обычно в этой семье в присутствии Джейсона. Он не имел понятия, на сколько болтлив был Сайлас в более свободной обстановке, но Джейса вполне устраивало, что муж сестры лишь изредка обменивался с присутствующими короткими дежурными фразами. Не приходится объясняться. Сайлас, кажется, итак от души пожалел о женитьбе на представительнице семьи Шандар. И за столом никто и словом не обмолвился о причине появления Джейсона.

После ухода Астрид из-за стола, сам хозяин дома вскоре покинул обедню. Остались лишь Джейсон и Сиела, еще какое-то время обсуждавшие причину прихода Джейса в этот дом.

В комнату для гостей Джейс вошел уже после заката. Свет с трудом попадал в помещение, освещая лишь восходящей луной теплые ковры и вычурную мебель. Он был уставшим, вымотанным морально и физически. Он рассчитывал, что Астрид уже спит, и никак не представлял, что она может сидеть на полу.

- Ты в порядке?
— Если ты готов говорить, то я не готова слушать, — весьма любезное начало, — по-крайней мере, трезвой.

И говорила Астрид явно не об алкоголе. Какое-то время назад Джейсон переживал, что подруга получила физическую зависимость, окунувшись резко в тот мир, в который он опускался медленно из-за отсутствия достаточных финансов. Но сейчас ни себе, ни ей не мог отказать в порции расслабляющих веществ. Он встал у окна, притянул к себе сумку и медленно, словно растягивая момент, поискал там трубку и нужные кисеты. Так же медленно Джейс забивал трубку. Но оттягивать момент уже нельзя искусственно. Он положил подготовленную трубку на тумбу, чтобы раздеться. Жилет и подтяжки отправились прочь, оставляя на Джейсе только рубаху навыпуск и штаны. Так легче.

Забрав трубку, Джейсон опустился на колени перед Астрид, уже привычном жестом указывая на смесь ароматных и желанных трав. Все таким же привычным движением Трида прикурила ему трубку, давая возможность не мучиться с лучинами и прочим мусором. Вот трубка раскурена, фиолетовый сладковатый дым ночного цветка и сахарной мяты поднялись в воздух, растворяясь где-то под потолком по пути к открытому окну. Джейсон протянул трубку Астрид.

Он сел на пол рядом с Астрид. Их колени соприкасались, но ни один не отстранялся. Трубка кочевала из одних рук в другие, заполняя воздух сладковатым дымом, даже открытое окно не справлялось. Джейсу пришлось вытряхнуть пепел в подготовленную миску, - Сиела помнила, - и заново забить трубку.

Джейс выдохнул, тяжело и натужно.

- Тебе не понравится, - начал наконец Джейс, когда ощутил, что его зрение смягчилась по краям, как разведеная водой акварель. Значит, у Астрид расслабление и спокойствие уже пришло давно, - Это действительно был Триумвират.

Джейсон рассказал ей все. Все, о чем поведал Нессиан. О том, как по чистой случайности к их семье зашли "гости" из храма Триединства с просьбой о помощи в богоугодном деле. Как Нессиан по старой памяти о деятельности отца влез туда. Как Нордак втянул Нессиана в безобразия. Как на глазах Нессиана казнили неповинную инквизиторшу. Как он еще до кровопролития понял, что здесь все очень нечисто и вообще по самые уши в дерьме, но физически не смог выбраться из толпы. Как Нессиану удавалось оставаться в доверии у Сонаша, главаря всей этой толпы, во время побега выведать у него многие явки и пароли. И как Нессиан больно получил по голове, когда его отсутствующий талант шпиона раскрыли. Нессиану удалось выжить после борьбы с Нордаком, Шандар вернулся домой, связаться с инквизиторами, передав им послание. Но очень, очень вскоре пришли фанатики. Чтобы заставить Нессиана молчать, они сожгли поместье, где погибла матушка Джейсона, один из старших братьев с молодой супругой, с которой Джейсон не успел познакомиться, все слуги. Только Нессиану удалось бежать. И что сейчас, считаясь официально мертвым, Нессиан продолжает работу над этим делом.

- А еще, - Джейсон вдруг усмехнулся, - Я теперь барон, - он все еще не смотрел на Астрид, - Нессиан официально мертв, так что я единственный наследник этих пустых земель. Пока весь этот бардак не закончится.

Джейсон сделал последнюю затяжку. Он приподнялся, подползая к тумбе и вытряхая пепел. Трубка осталась рядом с миской. Джейсон вновь опустился на колени перед Астрид. Он долго молча смотрел на девушку, ее расслабленно-пьяное выражение лица. Наконец, он опустился ниже, притягивая Астрид к себе и касаясь ее губ в поцелуе. Но что-то странное произошло. Вот он ее хотел, а теперь не хочет.

"Это усталость".

Он оторвался от поцелуя и просто уткнулся в шею девушки, прижимая ее к себе, будто пытаясь найти утешение и спасение. Он хотел сказать "Спасибо", что Астрид сейчас с ним, пусть полученная информация наверняка и ей принесет не мало мучений. Но не смог. Он разорвал объятия и снова сел рядом на пол. Захотелось выпить.

Отредактировано Джейсон (2020-07-28 16:35:56)

+1

11

Все приготовления Шандара ей казались невероятно медленными, словно тот назло решил двигаться немногим быстрее, чем корабль в абсолютный штиль. Хотелось в один прыжок встать с места и со злобным шипением, будто уличная кошка, отнять у Джейсона трубку с травами. Но она терпит, терпит, не поддается этому порыву. И наконец, ее терпение окупилось: он опускается перед ней на колени, не произнося и звука, со столь желанным куском дерева в руках.

Скажи ей кто-нибудь, что магию она будет использовать, чтоб давать прикурить трубку бездомному наемнику – не поверила бы. А если бы еще добавили, что в трубке будет далеко не табак, так вообще бы посмеялась. Но вот она реальность: Астрид де Дегерон (ей всегда смешным казалось сочетание частицы с фамилией), выпускница Храма Триединства, воспитанница Триумвирата, лежит на коленях наемника и втягивает сизый дым. Она, владеющая даром магии Очищения, могла бы принести куда больше пользы Остебену, останься в Храме. При должном обучении из нее мог бы выйти, как ей казалось, не самый плохой маг. Она бы отправилась туда, где Роза отняла больше жизней, она бы не брезговала теми, кто был покинут обеими сторонами конфликта за ненадобностью. Она бы не была ни на чьей стороне, ведь у добродетели ее нет. Но вместо этого Астрид лежит на полу и курит лунную траву, придаваясь сладкому дурману.

Дымный витиеватый узор непостоянен, он меняется от ветерка, утекает и убегает, не сохраняет четкости. Таким же он делает ее сознание: по первой Астрид старалась сохранять трезвость ума, таращила глаза, лишь бы не казаться пьяной, а в самый первый раз ее обдало такой волной страха, что Джейсу пришлось успокаивать девушку несколько часов к ряду. Но сейчас она уже знала, что удовольствие забыться – это не то, чего нужно бояться. Нужно уметь расслабиться, когда вокруг бушует пожар.

Да, так легче. Так легче слушать, что тебе говорят о ритуалах, о религиозном безумии в городе, где ты провела свою юность, о том, что те, в кого ты немного, но верила, настроены против Короны. Место, которые ты считала десять лет самым безопасным на Рейлане, вдруг оказалось центром проведения линчевания женщины. Она ничего не упустила? Ее детство окончательно отнято Шандаром?
«Ты прав. Мне это не нравится.» Астрид это скажет по утру, сейчас она молча слушает последнего из рода Шандар.
- И как вам, барон, теперь с беглянкой якшаться? – Волшебница привстала на локтях, позволяя Джейсу встать с пола. Она смотрит на него пьяно, даже и не видит его, лишь предполагает, что находится не одна, а с кем-то. А на краю ее сознания, на легких волнах дурмана, покачивается мысль, что это должен быть Джейсон. Оттого поцелуй ей показался неожиданным, что Астрид не успела на него и ответить. Словно Джейсон поцеловал скульптуру.
- Всё нормально, - сонно шепчет девушка, перебирая светлые волосы наемника. За последние полгода в них прибавилось серебра. – Всё нормально.

Она повторяет раз за разом, пока сама не проваливается в сон.
По утру она обнаружила, что Джейсон преуспел в хитросплетениях корсажа ее платья – по крайней мере, она не помнит, чтоб ослабляла его самостоятельно перед сном. А еще, что прошедшие семь дней не были наркотическим дурманом, как ей того хотелось. Ничего не исчезло с восходом солнца.
Но зато сейчас она готова говорить. Словно с рассветом к ней пришли силы и храбрость, что покинули ее ночью. Однако, возможно, даже сама Бездна днем будет выглядеть иначе? А куда, собственно, по учению Люциана отправляются изменники после смерти?

Астрид лениво потянулась, с удовольствием отметила, что отлежала чужую руку и села на кровати, скрестив ноги. «На кровати?» - выходит, ее донесли.

Говорили, надо сказать, они долго. Не громко, но лишь из уважения к остальным обитателям поместья, а не друг к другу. Вот так и бывает, ты просыпаешься одним утром, с твердым решением предать всё, что характеризовало тебя как личность, как волшебника, только ради одного человека, который даже отказывается брать тебя с собой. Но можно ли считать предательством, если ты не встаешь ни на одну сторону конфликта, а просто тихой тенью идешь рядом, взирая на все со стороны? Или это Астрид просто пытается идти на сделку со своей совестью? Или она просто
не уверена, что в решающий момент не отступит от своих слов? Ведь находясь посередине дороги, куда легче перейти на нужную сторону, если на тебя несется телега, нежели стой ты у одного из краев. Но хотя бы что-то одно она решила точно:
- Ты сам сказал, что я праве самостоятельно принимать решения. В Теллин, барон Шандар, мы едем вместе.

Отредактировано Астрид (2020-07-29 08:35:56)

+1


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [18.06.1082] Огонь не очищает. Он коптит до черна