Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре август — сентябрь 1082 год


«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Солмнир Алисия Эарлан Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [??.01.1082] Каждый день, как последний


[??.01.1082] Каждый день, как последний

Сообщений 1 страница 24 из 24

1

http://forumfiles.ru/uploads/000f/3e/d5/672/20233.png

- игровая дата
Старт - канун Кэтеля 1082 года
- локация
Территория Андерила. Старт близ небольшого городка на торговом тракте.
- действующие лица
Астрид и Джейсон

О дитя, иди скорей в край озер и камышей, за прекрасной феей вслед — ибо в мире столько горя, что другой дороги нет.

Отредактировано Джейсон (12-07-2020 16:34:28)

+1

2

Снег под колесами повозки хрустел слишком громко. Так громко, что Джейсон не мог сосредоточиться на собственных мыслях. Он тупо смотрел на дорогу поверх лошадиной макушки, разминая в замерзших пальцах поводьях. За последние несколько часов пейзаж совершенно не менялся: пустая узкая дорога с аккуратной колеей, по правую сторону от которой раскинулись белые поля, а по левую - густой, почти непроходимый лес. Редкие птицы почти не подавали голоса, а животные не казали носа на облюбованные людьми пути. Тишина подсобляла расслабиться, но совершенно не помогала решить возникшие несколько дней назад вопросы. Ровно как и его спутница.

Джейсон отошел от долгого молчания внезапно. Он выпрямился, откидывая полы плаща. Поводья Джейс зажал между коленей и подтянул к себе дорожную сумку. Он старался не пересекаться взглядом с Астрид, пока доставал трубку и набивал ее табаком. На третьей щепотке взгляд задержался на почти полном кисете. Ему вдруг пришла одна очень занятная идея, Джейсон не смог сдержать секундной улыбки. Щелчок кресала над трубкой совсем неслышен за скрипом колес повозки. Джейс неспеша раскурил трубку и со вздохом облегчения выпустил в воздух сизый пряный дым.

Задание казалось легким при его пояснении от заказчиков. Перевести молодую особу из одного места в другое. Деньги на столько легкие, что только дурак откажется. Джейсон не дурак, он согласился. А чуть позже пожалел. Он уже был знаком с этой юной леди и помнил ее как маленькую неуемную девицу, в облике которой проскакивал образ хитрого лисенка. Всего четыре года назад эта девчонка по своей жизнерадостности давала фору толпе ребятишек, которых на ярмарке бесплатно угостили медовыми булочками с орехами. А сейчас ее взгляд больше напоминал взгляд безутешной вдовы, у которой в пожаре погиб и возлюбленный супруг, и все дети. Джейсу самому поплохело от такого соседства, убивая на корню все попытки Шандара немного отвлечь Астрид от тяжелых дум. Хотя, на ее месте Джейс тоже бы загрустил, если его попытались насильно женить. Но он-то с его упертым характером просто сбежал бы...

- До большого города мы все равно не успеем сегодня доехать, - Джейс перехватил левой рукой поводья, в правой продолжал удерживать трубку за чашу. Она приятно грела пальцы, - И у меня кончается табак. Предлагаю сделать остановку, - он указал мундштуком трубки на горизонт, скрытый редкими деревьями, из-за которых поднимался серый дым, - Через пару часов будет в небольшом городке, там можно передохнуть, нормально поесть.

Джейсон повернулся в пол оборота к Астрид и протянул раскуренную трубку ей, предлагая поделиться. На его лице снова появилась беззаботная улыбка.

- Думаю, мы даже успеем к началу праздника.

+4

3

- Вы больше не хотите меня видеть, отец?
Ответ – молчание. Уж лучше бы крик.
- Полагаю, информации о моих сестер вы мне не предоставите?
Она в самом деле верила, что вытянет из него хоть слово.
- Могу ли я узнать, чем, во имя Творца, я вызвала ваше недовольство?
Она не заметила, как помещение стало терять  цвета, как закатное солнце скрылось за горизонтом, забрав с собой последние лучи и краски уходящего дня, отдавая взамен лишь серость. Бесконечную серость стен и пола. У Астрид появилось очень стойкое чувство, что именно здесь она должна сейчас находиться – посреди этого серого ничего.
- Ты убила ее, - говорит отец, не шевеля губами.
Она не подвергает его слова проверке на реальность: это место ей сейчас кажется куда более реальным, чем вся ее жизнь. Она не сразу замечает, что стало куда холоднее.
- Ты убила ее, - повторяет бестелесный голос. Теперь она не одна, что-то находится очень близко, и оно хочет навредить, но Астрид не в силах разомкнуть линию плотно сжатых губ, чтоб позвать на помощь. Никто и не придет. 

Но, наконец, она просыпается: во рту противный привкус, а тело всё равно, что смятый пергамент. Казалось таким же неуклюжим и скрюченным после сна на собственном багаже. Астрид сонно щурится и трет глаза: до нее не сразу доходит осознание реальности, а как только оно настигает, то волшебница тут же сомневается, может, стоит вернуться в кошмар? Там, по крайней мере, действие разворачивается в ее родном (насколько это возможно) доме, а не в чужом имении. Хотя ее последний разговор с отцом и не оставил ни тени надежды на то, что Астрид может вернуться в семью Дегерон, она всё равно слепо надеялась, что он это сказал в сердцах. И что сейчас в дороге их догонит гонец с письмом отца, где тот просит дочь вернуться. Астрид грустно оглянулась назад и, увы – ничего. 
Позади лишь взрытые колесами телеги две борозды в снеге, они тянулись назад витиеватыми лентами, где у самого горизонта терялись в припорошенных снегом полях. День еще только приближался полудню, и предложение наемника остановиться в ближайшем городке Астрид приняла только потому, что ей хотелось бы оттянуть неизбежное на как можно более больший срок.
- Хорошо, - сухие губы, казалось, оцарапают друг друга до крови, скажи она чуть больше одного слова.
На протянутую трубку она посмотрела с подозрением. Да, она сама попросила его о ней, когда они покинули поместье Дегерон, но то был скорее «приказ», а не одолжение. А нынешний жест наемника характерен для друзей, но не для кого-то, у кого межличностные отношения почти идентичны схеме «курьер-посылка». И кто в роли кого догадаться нетрудно.
- Благодарю, - Астрид немного сдвинулась к краю, в сторону от Джейсона, словно воздвигая невидимую стену между ними.

Городок встретил их спустя два часа яркими огнями и украшениями. Всюду была какая-то возня: где-то играла ребятня, где-то играла музыка из таверны, торговцы у прилавков звали, соревнуясь в громкости, к своим товарам. Было видно, что молодые люди прибыли к какому-то празднику, но Астрид даже не имела догадок к какому. Не без чужой помощи она спустилась с тележки на землю и делала первые неуверенные шаги на ватных ногах.

Отредактировано Астрид (27-06-2020 00:15:33)

+2

4

Постоялый двор ни с чем не спутаешь. Высокое здание, близкое к центральной площади, манило путников запахом горячего хлеба и пряных трав. У широкой конюшни путешественников встретил мальчишка лет тринадцати, явно помощник конюшего. Джейсон уже не раз видал таких мальчишек. Он отсыпал в ладонь в дырявой перчатке монет, чтобы за их лошадью поухаживали и накормили, пока путники будут отдыхать.

Джейсон помог Астрид спуститься с телеги и почти сразу оставил ее одну. "Не хочу таскаться с вещами, пойду отдам на хранение" - Джейс исчез в здании постоялого двора вместе с сумками, не дожидаясь, пока спутница скажет что-то против или поплетется за ним.

Отсутствовал Шандар минут пять. За это время на одинокую девицу практически никто не обратил внимания, все заняты приготовлениями. Лишь малышка лет трех, что шла за руку с матерью, остановилась и улыбнулась, показала пухленьким пальчиком на Астрид и что-то пролепетала матери на своем детском языке. Мать одернула ребенка и так же спокойно отправилась дальше по своим делам.

- Горячих блюд у них пока нет, - Джейсон выскочил из-за спины Астрид как струйка сока из разрезанного лимона: внезапно и прямо в глаз. Он сразу протянул девушке какую-то сладость на деревянной палочке. Точно такую же, какую держал во второй руке, уже надкушенную, - Будет готово где-то через час, пока можно только перекусить.

Джейсон посчитал, что немного сладкого должно если уж не совсем изгнать хандру, то чуть-чуть повысить настроение. Запеченая булочка с орехами в меду, еще горячая - слишком соблазнительна. Она лежала на подносе у хозяина двора и буквально смотрела Джейсу в самую душу, крича "Съешь меня". А грызть сладости, пока спутник рядом обливается слюнями - не самая приличная вещь.

На ярмарочной площади, куда Джейсон вместе с Астрид направился в первую очередь, стало понятно, что в городке сейчас полно путников. Никто не хотел проводить Кэтель в дороге. Сам воздух вокруг пропитан радостью и праздником. Или это аромат теплых ягодных напитков со специями так щекочет ноздри? Ребятишки бегали чуть поодаль открытых лавок, кидаясь снежками и валяя друг друга в снегу. На самой площади взрослые хоть и толпились перед прилавками, до ярмарок Вильсбурга им далеко, Джейсон и Астрид без труда протискивались меж рядов из людей.

- Здесь должно найтись что-нибудь интересное, - с веселыми интонациями почти пропел Джейсон, облизывая пальцы от остатков меда и заводя спутницу ближе к торговым рядам. Он и сам хотел поглазеть на возможные диковинки, что могут внезапно оказаться на прилавках невзрачных городов.

На самом деле, ничего необычного не нашли. Прилавки со сладостями, яблоками в карамели, пряным вином. Лотки с расшитыми платками и теплыми шалями. Облюбованные малышней лавочки с игрушками. И в огромном количестве сувениры к празднику. От простых банальных статуэток из дерева и глины, до ювелирных украшений. В глаза бросалось огромное количество всякого-разного в виде красных цветов. Вазочки с их изображением, тарелки, расшитые алым полотенца, кольца с рубинами и венки из искусственных цветов. Все так и манило потратить лишний медяк, просто так, на память.

+2

5

Астрид осталась стоять у конюшни одна, не успев ничего возразить наемнику. Не то чтоб девушка не привыкла к тому, что ею руководят, помыкают и говорят что делать, но просто еще ни разу она это не слышала от... рабочего класса?
С досады, она бессильно пнула снег под ногами, послав хлопья в полет. Из груди вырвался смешок: на лице рыжей можно было буквально увидеть зарождение мысли сыграть в снежки или построить крепость. Высокую-высокую, чтоб можно было спрятаться от всех. Только, скорее всего, у Астрид по габаритам и общему настроению выйдет разве что склеп на одну персону, что в целом тоже соответствовало изначальной цели. За своим ходом мыслей она и не заметила, как Джейсон вернулся, заставив Астрид едва не подпрыгнуть на месте от удивления.
- Ой, - только и нашла, что сказать девушка. И повторила это самое «ой» во второй раз, когда увидела угощение, да, она совсем не ожидала, что он позаботится о ее рационе, - я покрою твои расходы, как только всё это закончится.
Хотя вернее бы было сказать, что это сделает ее будущий супруг. А перспектива проесть огромную дыру в бюджете своей новой семьи выглядела весьма заманчивой. Определенно глупый, незрелый, наивный поступок бессильного и слабого характером человечишки, но какой же заманчивой. Ее она обдумывала по пути к торговой площади, попутно стараясь не запачкаться медом.
Старания были тщетны. Крошки булки и орехов щедро припорошили воротник ее плаща, и Астрид то и дело облизывала липкие от меда губы. Но определенно, настроение у нее повысилось: вокруг было столько всего яркого, веселого, живого, что нужно было бы быть совсем каменной, чтоб не пропитаться атмосферой праздника.
Особое внимание Астрид привлек ларек с яркими тканями. После десяти лет ношения формы храма, ей даже расшитый мешок из под пшеницы покажется дорогим шелком:
- Знаешь, Джейсон, а ведь синий – определенно твой цвет,  - заметила она, взяв двумя пальцами левой руки обрез, пока облизывала пальцы правой. – Не хотел себе бы ничего пошить, м?
Но тут взгляд волшебницы упал на прилавок с украшениями. Нет, даже не так.
С  у.к.р.а.ш.е.н.и.я.м.и.
- О Творец, - на выдохе и произнесла она. Разглядывая блестящими от восторга глазами цветные брошки, ожерелья, кольца, и, о да, шпильки для волос. Последние были в виде цветов, листьев, снежинок и еще много, много разных других. Интересно, а чего бы ей стоило (не в финансовом вопросе, разумеется) скупить весь ассортимент, гордо заявив: «Счет предоставите моему мужу». Но крупицы благоразумия ей хватило, чтоб вовремя остановиться и взять… лишь простой люмьен, пока наемник не успел возразить что-нибудь в духе «зачем магу огня артефакт-факел».     
- А что это вообще за праздник? – Спросила Астрид, застегивая на шее покупку. – Я как-то потерялась во времени.
Однажды волшебница станет повнимательнее и научится замечать очевидное. Например, символы кэтеля буквально на каждом столбу, флажке, скатерти и в каждом кондитерском изделии.

+2

6

- А? - Джейсон отвлекся от рассматривания расшитых золотым кожаных кисетов для табака, когда Астрид внезапно заговорила об одежде и синем, - Мне? Зачем? - он отступил на пол шага назад и попытался осмотреть себя со стороны. Чем ей не понравился его кожаный утепленный дублет? Хотя, синий... Джейс потер подбородок. Должно получиться интересно, в этом цвете что-то есть, - Почему бы...

Он оборвался на полуслове, заметив тот дикий блеск в глазах Астрид, что бывает во взгляде оголодавшего нищего, перед которым разложили корзину для пикника. В голове Джейса тут же стали с грустным звоном отсчитываться монеты, которые сейчас полетят из его кармана в кошель торговца. Открыв рот в безмолвном крике, он было потянулся, чтобы одернуть Астрид от необдуманных трат. Да, это он привел ее на ярмарку. Да, он очень даже не против потратить лишний серебренник на какую-нибудь безделушку. Но Астрид выглядела так, будто готова смести весь прилавок. Возможно, ее будущий супруг богаче, чем де Шандар. Но сейчас-то они располагают лишь теми деньгами, что прячутся у них в карманах, а не богатствами счастливого женишка.

Но обошлось. Астрид каким-то неведомым волшебным образом сама смогла совладать с приступом "ХОЧУ". Девушка встретилась взглядом с очень испуганным Джейсоном, что тянул к ней руку. Он быстро захлопнул рот и облегченно выдохнул.

- Что? - он тряхнул головой, возвращая себе самообладание и повторно анализируя вопрос спутницы. Он опустил руку и с недоуменным видом захлопал глазами, будто только что проснулся в неизвестном месте, - Канун Кэтеля, - Джейсон жестом руки обрисовал полукруг, указывая вообще на все, что их окружает, - Разве дом...

Джейсон внезапно замолчал, поджав губы и сжав кисть руки в кулак. Он слишком близок к лезвию бритвы у собственного горла. Он еще не до конца понял, что творится в семье Астрид, но после гостей в их поместье Джейс явно уверился, что у девицы все еще хуже, чем у него самого.

Джейсон внезапно переменился в лице и широко радостно улыбнулся. Он внезапно подхватил руку Астрид и положил ее себе на локоть, уводя девушку из толпы у прилавка. Спину он держал прямо, как и высоко поднятый подбородок.

- На сколько помню, в Храме не праздновали Кэтель. Это отличный шанс познакомиться с вековыми традициями многих народов известного на данный момент времени мира, - в его голосе не было издевки или насмешки. Джейсон прекрасно осознавал, что Кэтель празднуют далеко-о-о не везде с тем размахом, который можно встретить только вот в таких местах, как этот средней руки городишко. Он маленький, невзрачный. Такой же, как и сотни других ничем не примечательных. Но такой... душевный. Эти места нравились Джейсону больше, чем душные пустые залы дворянских поместий. - Правителям полезно знать, чем и как живет их народ.

Джейс чуть обернулся на Астрид, надеясь, что не встретится со взглядом полным ненависти за такие вольности. Но глаз зацепился за нечто, что не вписывается в образ юной аристократки. Он беззлобно улыбнулся и легким жестом стряхнул крошки с ворота своей спутницы.

- Милая леди, не пристало будущей баронессе носить хлебные крошки вместо украшений.

Только вот вместо "спасибо" он получил презрительное "И откуда вам знать, простому наемнику, что-то про баронесс и про то, что пристало аристократии?"

Его не задела колкость, отнюдь. Джейсон давно не ассоциирует себя с той семьей, что вырастила его и дала неплохой старт в жизни не смотря на бедность. Больше Джейса задело, что та юная лиса, что хвостиком носилась за ним четыре года назад, сейчас разговаривала с ним как с прислугой. Совершенно точно стоило кое-что определить в их отношениях. Джейсон остановился, давая и спутнице понять, что нужно немного притормозить. Они успели выйти из толпы и зеваки уже не врежутся в них по случайности. Развернувшись лицом к Астрид, Джейс завел левую руку, согнутую в локте за спину. Выражение на его лице абсолютно серьезно.

- Кажется, у нас возникло недопонимание, моя госпожа. Позвольте представиться, как того требует этикет, - он приложил ладонь правой руки к груди куда-то в область сердца и поклонился, - Джейсон де Шандар, третий сын барона и баронессы Шандар под протекцией Андерила, - он выпрямился и подмигнул Астрид, вдруг перейдя на заговорщеский шепот, - Всего в трех лигах от поместья Дегерон. Ваш отец, конечно, человек своеобразный, но не дурак нанимать кого попало в телохранители своей дочери.

Формальности утомляли быстро, Джейс оправился, поведя шеей и двумя руками одернув ворот дублета. А следом протянул руку раскрытой ладонью вверх в сторону Астрид. Вечер должен стать веселым.

- А теперь, милая леди, позволь мне стать твоим спутником на вечер.

Отредактировано Джейсон (28-06-2020 12:32:23)

+2

7

Она заметила легкую заминку в его речи. Заметила, но не стала акцентировать, лишь изобразила полное непонимание ситуации, склонив голову на бок. Незачем ставить человека в неудобное положение, только из-за проблем своей семьи. Поэтому, максимально непринужденно пожав плечами, она выдала коротенькое «о, ясно», и продолжила возню с цепочкой. Последняя никак не хотела застегиваться.
И вот, перепачканная медом, довольно улыбающаяся и с новоприобретенным кулоном на шее, Астрид смотрела на наемника. Она покрутилась на носках, демонстрируя покупку, закинув голову чуть назад: немой вопрос «ну как?» не требовался быть обличенным в слова. 
Сначала он широко улыбнулся, что было воспринято девушкой как за положительный ответ, но затем он увел ее в сторону от рынка, держа под локоть. Все было чересчур быстро, что Астрид даже если бы и захотела возмутиться, то и не смогла бы: ей оставалось только глупо крутить головой, вставляя короткие и абсолютно бессмысленные междометия, такие как  «а», «но», «ам-м» в различных эмоциональных окрасках. Только когда наемник остановился, Астрид вновь обрела контроль над своим телом и словами:
- И откуда вам знать, простому наемнику, что-то про баронесс и про то, что пристало аристократии? – Да, она была уверенна, что колкое замечание девятнадцатилетнего подростка, выращенного в тепличных условиях, способны будут осадить взрослого мужчину, исколесившего половину мира. Она хмурила брови и тяжело дышала, полностью залившись краской от всего-то двух слов «милая леди». Еще чуть-чуть и не будет заметно, где кончается лоб, а начинаются волосы.
- …не дурак нанимать кого попало в телохранители своей дочери.
Да. Дура тут только она одна.
- Вот жеж… Да ну… Пес! – С досады она оперлась о забор, да с такой силы, что снег с его верхушки упал на голову волшебницы.  – Ой..
Это было просто финальным аккордом. И нет, злобы не было ни на кого, кроме себя самой, за свою беспомощность. Всю ее жизнь уже заранее расписали, а она и не предпринимает попыток возразить, ведь результат уже известен. И почему ее это вдруг стало беспокоить именно сейчас? Десять лет в храме давали ложное ощущение стабильности и надежности: десять лет подряд ты заранее знаешь, какой будет твой следующий день. А вот что принесет новый виток в жизни? Любящего мужа и семью? Властного супруга?
Но сейчас, в настоящем, перед ней стоит Джейсон де Шандар с протянутой рукой. И это будет ее собственный выбор, принять его предложение или нет, а главное, на каких условиях это произойдет.
Взгляд серых глаз провел траекторию от ладони до лица наемника и обратно. Не сильно обеспокоенная снежной шапкой на своей голове, Астрид, наконец, перестала изображать контрфорс для забора, она широко улыбнулась.
- Де Шандар. «Де», - едва ли не причмокнув, девушка произнесла частицу так, будто пробовала ее на вкус. - Наследник земель, полагаю? Мессир, да вы стоите выше по положению. 
И, как полагалось по этикету, она развела полы своего костюма в стороны и сделала книксен. Учителя бы ее точно похвалили. 
- Благодарю вас, мессир, - наконец, она приняла его руку, - идемте же праздновать!
Она нарочито говорила в нос, звонко выделяла «р» и высоко растянула звук «а». Получилось какое-то «пр-р-рАздновать», но именно так по ее мнению и должно звучать это слово в высшем аристократическом обществе.
Веселым шагом вприпрыжку она увела наемника в сторону скопления жителей у берега реки: там определенно что-то происходило. И всю дорогу не забывала то и дело изображать наигранный смех, четко произнося «ха». Да, это она начала разговор о положениях и титулах, сама виновата, но не продолжать эту игру уже просто не могла.
- Ох, мессир, а что же там делают все эти люди?
«Месс-с-Ир»
– Собираются принять групповые водные процедуры?
«Собир-р-рАются».

+2

8

Беззаботная улыбка не сходила с лица Джейсона, даже когда снег упал на голову непоседливой девчонке. И ему казалось, что все эти заискивания, книксены и прочее - лишь веселая игра для расслабления и принятия новых знаний о человеке.

- Сегодня я просто посыльный, милая леди.

Джейсу понравилась реакция Астрид, что прислуга вовсе не прислуга, а самый что ни на есть равный. Где-то там, на уровне подсознания, он осознавал, что девушку, скорее всего, растили в строгом иерархическом подчинении, раз так легко отдалась судьбе в насильственном замужестве. И ей будет немного проще сейчас воспринимать Джейса на одном уровне. Хотя четыре года назад и было плевать, кто откуда и какого знатного рода, сегодня она без пяти минут баронесса. Но было в ее речи что-то такое, совершенно не подходящее образу юной леди: ехидство. К Астрид нежданно вернулась та непосредственность, с которой ее помнил Джейсон. И ему определенно нравилось, как девица заигрывает с образом дворянки на приеме, где все эмоции посетителей максимально искусственны. Забавно, но все же немного напрягает. На очередном "Месс-с-Ир" Джейс нахмурил нос.

- Ты знаешь мое имя, пользуйся им. Из меня такой же мессир, как из того парня акробат в бродячем цирке, - Джейсон указал рукой на мальчишку лет трех, что барахтался в снегу лежа на спине и не мог никак подняться из-за объемной тяжелой шубки.

А люди вокруг суетились, у каждого нашлось занятие. Ребятня и молодые люди продолжали веселиться, мимо Джейса и Астрид то и дело пролетали случайные снежки от ребятни со сбитым прицелом. Джейс совсем не против, даже несколько раз с улыбкой пнул снежные комки, подлетающие слишком близко. И не важно, что для одного из них пришлось пройти два шага, - совсем не близко. Взрослые тем временем носились с ветками вечнозеленых деревьев или толпились у самой реки. Отличное время для историй.

Пока мужчины и женщины в теплых жреческих мантиях проводили подготовительные обряды, Джейсон успел рассказать Астрид про Кэтель и особенности празднования. Про значение алого цветка и возведенного ледяного моста. Ему показалось, что девушке будет полезен именно этот обряд. Джейса откровенно не радовали события, что в этот раз поспособствовали их встрече. Нет, они ничего не имеет против договорных браков, но только если обе стороны согласны. По виду и поведению Астрид сложно сказать, что она не против. Если она действительно готова положить свою жизнь на желания других людей, то, вполне возможно, символический переход через мост в новую жизнь хоть немного смягчит ее и успокоит.

- Это, конечно, все простые суеверия, хех, - подытожил он, покосившись на Астрид, - Но довольно красивое.

Приготовления на берегу закончились. Маги, мужчины и женщины, как-то незаметно для стоящих поодаль Астрид и Джейсона приступили к волшбе и буквально в минуту воздух над речкой кристаллизовался, обратившись блестящим полупрозрачным помостом. Джейсон довольно улыбнулся, глядя на творение магов. Ему нравилось наблюдать за мирными проявлениями магии.

- Я пойду, - проговорил Джейс, когда первые желающие ступили на мост, осторожно перебирая ногами, чтобы не навернуться и не соскользнуть в ледяную воду, - Знаешь, жизнь редко дает полное удовлетворение. Иллюзия того, что ты можешь начать все с начала, иногда дает успокоение, - он улыбнулся девушке и один пошел к мосту через протоптанные десятками пар ног дорожки.

+2

9

- Он великолепно исполняет номер «Лежачий Камень», не находишь? - Астрид пожала плечами с удивленным видом, мол «неужели тебе нужно объяснять очевидное, Джейс?».
Мимо двоих носилась ребятня со смехом и снежками: аура праздника была столь заразительна, что Астрид даже захотелось слепить один и кинуть, например, в своего сопровождающего. Но ведь она же уже не ребенок, она взрослая, закончила обучение (кое-как), вот-вот выйдет замуж…
Тем временем Джейс пнул чей-то снежок.
Вспомнился как-то случай, когда еще в тринадцать или четырнадцать лет, они с ученицами обсуждали важные и волнительные вопросы, что тревожат ум любого юного волшебника или волшебницу в этом возрасте: противоположный (или нет) пол. Старшая из них тогда сказала (возможно, она и в самом деле знала, что говорила, а возможно, то было просто желание не показывать свою неопытность): «Все мужчины такие дети». Сказал тогда, по сути, еще ребенок. А Астрид ничего и не возразила, но единственный мужчина знакомый ей был Джейс, а он ей казался отнюдь не ребенком. А наоборот, таким взрослым, таким умным, таким серьезным, таким-таким!
Прошло пять лет. И Астрид испытывала лишь одно: похлопать четырнадцатилетнюю себя по плечу и сказать «мечтай-мечтай».
- Пошли, - смеясь своим мыслям, Дегерон нетерпеливо потянула наемника за локоть подальше от снежков и поближе к реке.
Как только они оказались среди местных, и услышав всю суть праздника, Астрид дважды за день почувствовала острое ощущение ненужности. В первый раз – покидая дом. Второй – находясь среди тех, кто всерьез относился к этому переходу через мост, новому году, рождению, и прочее, прочее. Среди тех, кто верил в свои собственные силы над судьбой и в новое начало. Да и даже ее глухой черный наряд казался случайной посажанной кляксой на красивой яркой картинке.
- Если мне нужны будут иллюзии, я одолжу твою трубку, - сказала, наконец, девушка, где-то в глубине души надеясь на то, что наемник не согласен с ней. Но он уже отошел, а Астрид только и оставалось, что провожать взглядом его спину.
И что теперь? Ей оставаться на этом самом берегу, пока не сядет солнце? А что, не такая уж и плохая идея, постоялый двор она найдет, а там снимет комнату. К утру Джейсон уже вернется и они продолжат путь. Так она и останется Астрид Дегерон, ждущей команды от отца.
А если она все же перейдет мост? Что ее там ждет? Помимо веселой компании и цветов? Она найдет что-то, давно потерянное? Откроет в себе что-то новое?
Вот ведь забавно вышло: это скорее все вокруг относились к переходу через реку как к простой наивной игре, а Астрид же усложнила ее и возвела до уровня высшей магии. Тяжелой, непостижимой требующей огромного количества времени и энергии,  доступной лишь единицам. Вот, например, этим маленьким детям, что с легкостью преодолели ледяную преграду и вовсю резвятся на том берегу. Так может, и у нее получится?

Астрид набрала побольше воздуха.

Маги воды действительно подчиняют себе самую интересную стихию. Так всегда казалось Астрид: вода может принять любую форму, но останется самой собой.

Неуверенными шагами она подошла к реке. 

Способная стачивать огромные каменные глыбы до мелкой гальки, она всегда найдет выход. Вода – это жизнь. Какой фермер не будет рад непрекращающемуся ливню после засухи?

А как магу огня ей вообще благоразумно так близко подходить ко льду?

С магией огня ведь все не так уж и однозначно: кто в последний раз радовался огненному дождю на своих полях? То-то и оно. Еще одна строчка к списку причин «развернись и уйди».

[dice]count = 1 | sides = 100 | bonus = 0 | reason = успешный проход через мост, 50/50[/dice]

+2

10

Он почти дошел до конца моста. Речушка около деревеньки довольно узкая, мелкая. Джейс воспринимал это все как игру и откровенно веселился. Даже полтора метра прокатился на подошве сапог, расставив руки в стороны для равновесия. Вот они, еще каких-то три шага, чтобы ступить на землю на том берегу и полноценно считать, что за этот год ты стал старше. Но что-то не позволило ему сделать последние шаги. Джейсон обернулся.

"Бл*ть!" - только и успело пронестись у него в голове.

Инстинкты сработали. Мир вокруг словно замедлился. Он видел в Астрид объект, который надо оберегать. И сейчас этот объект неуклюже ступая по льду, - даже добравшись почти до середины моста! - вдруг вскинула ножку. Оно выглядело почти элегантно, если бы не характерно испуганно округлившиеся глаза. Гвоздей или шипов на подошве сапог Джейса не наблюдалось, но от чело-то сцепление с поверхностью ледяного моста стало идеальным, словно тот стоял на твердой земле. Он на чистых рефлексах рванулся к Астрид. И даже успел перехватить ее за запястье, что так услужливо протянуто вперед в момент "за секунду до падения". И именно сейчас обувь Джейсона вспомнила, что она стоит на льду. Инерция протащила его на пол метра вперед, Джейс сам подскользнулся и синхронно с Астрид загремел на лед, больно стукнувшись задом о твердую поверхность. Еще мгновение - и мир перевернулся, открывая Джейсону вид на чудесное по-зимнему серое небо.

А еще через секунду его тело охватил дикий мороз.

Вместе с Астрид он рухнул в речку, взор и дыхание перекрыла кристально чистая, но предательски ледяная вода. Он успел хлебнуть ее, автоматически отмечая, что у такой холодной и чистой воды удивительный вкус, словно сливочный.

Джейсон совсем не барахтался. Он рывком вынырнул, отметив, что глубина в этом месте небольшая: стоя на коленях, он умудрился высунуться из воды по плечи. Он все еще сжимал запястье Астрид, поэтому поспешил потянуть ее за руку на себя. Он закашлялся, сплюнул воду куда-то вниз. И встретился с каким-то странным взглядом спутницы. Мокрое лицо выражало не то ужас, не то расстройство, не то... боль?

Из носа Астрид, смешиваясь с речной водой, потекла кровь. Испугаться он не успел. На первый взгляд переносица девушки оставалась ровной, а значит не сломанной. Джейс поднялся на ноги и совсем не по-джентльменски потянул Астрид за руку, чтобы та тоже встала. Его тут же пробил ледяной озноб от потяжелевшей, пропитанной холодной водой, одежды.

- П`шли, - зубы застучали, полноценно проговорить слова не вышло. Рядом всплыл берет спутницы, который Джейсон интуитивно подхватил свободной рукой. Надевать на законное место шляпу он не стал - все равно она мокрая насквозь.

Веселье не удалось в той мере, в котором его представлял Джейсон. Они оба промокли и замерзли. Астрид разбила нос, а Джейсу дико больно где-то в области копчика. В какой-то степени обидно, но... Перед тем, как ступить на мост, Джейсон не забыл рассказать и про "сакральный смысл падения". Вступление в новую жизнь - важный шаг. В новой жизни ты ничего не умеешь, ничего не знаешь. В этом нет ничего страшного. Тебе еще учиться и учиться.

- Н-не просто т-так т-ты уп-пала, - но почему упал он?

Трясясь всем телом, Джейсон помог спутнице выбраться на берег. Брови и борода тут же покрылись наледью. Мысленно Джейс радовался, что не взял с собой ни трубку, ни табак. Все в сухости ждет в трактире.

Джейсон не хотел поднимать взгляд на Астрид, боясь встретиться со слезами и размазанной по лицу кровью. Он быстро закатал рукав на левой руке и с огромным трудом расстегнул замок серебряной цепочки, обвивающей запястье. Даже поцарапал об этот самый замок подушечку указательного пальца. Но все же ему удалось снять невзрачное украшение.

- Н-не с-с-снимай, пока н-нос не п-пер-р-рестанет бо-о-олеть, - Линлэ перекочевал на запястье Астрид. Джейсон улыбнулся так широко, как позволяло состояние, в котором его колотило как бешеного от холода. Он надеялся, что Астрид поймет, что браслет после этого стоит вернуть ему, а не выкинуть.

К сожалению, сейчас в карманах Джейса не найдется ни платка, ни бинта, чтобы утереть лицо Астрид от крови. Он вручил ей обратно берет и тут же обхватил себя руками за плечи. Игнорируя гогочащих подростков и смеющихся над упавшими ребятишек, он молча кивнул на поляну, прячущуюся под магическим куполом и под которым осталось уже не очень много цветов. Ведь Астрид с Джейсом здесь ради них?

+2

11

Если представить жизнь в виде линии, которая начинается в момент рождения, а заканчивается точкой в день смерти, то разумеется, она не будет прямой. У нее будут и свои моменты взлета, падения, где-то она будет идти ровно. Где-то – пересекаться с другими линиями, а если повезет, то они свяжутся между собою. Где-то она будет дрожать, где-то и вовсе прерываться, где-то сотрется со временем, а где-то, в виду сильного нажима пера, она как шрам процарапает пергамент.
Если продолжать эту аналогию, то линия Астрид из абсолютно ровной, вычерченной по линейке, шла стремительно под девяносто градусов вниз. Прямо в ледяной ручей.
Все началось где-то у середины моста. Страх исказил его в перспективе с полтора метра до десятка миль. Говорят, что если чего-то очень боишься, то нужно закрыть глаза, абстрагироваться от ситуации, а там, наверное, и страх отступит. Нет. Не отступит. На секунду перестать видеть, потерять чувство контроля над ситуацией, пусть и ложного, и вот ты уже скользишь. Не полностью или же просто неуверенно ставишь ногу на лед, торопишься, а может, путаешься в трех слоях юбок.
Сначала приходит боль в запястье. Кто-то поспешил взять ее за руку, но законы гравитации, как и смерть (хотя последняя – не всегда), равны для всех, и Астрид продолжает свой уверенный путь в реку. Слышится хруст – нет, не сухожилий, а ниток. Рукав пальто решил аккурат пойти по шву у плеча. Следом боль наступает в груди и носу одновременно – так ее встречает ледяная поверхность моста, лишь затем, чтоб потом «скинуть» неуклюжую девицу в воду. И вот в этом самом ручье Астрид понимает, что все ощущения до – это лишь затравка, аперитив к главному блюду.
Сотни кинжалов впились в тело, пронзая плоть до костей. По крайней мере именно так ощущалась эта ледяная вода, даже сквозь одежду. И в какой-то момент, когда боль достигла пика, все чувства вмиг отключились, а точнее сконцентрировались на зажатых пальцах на запястье.
И все заканчивается на берегу, под смех детей, что с легкостью прошли это ледяное испытание. А Астрид же сплевывала кровь и воду. И смеялась. Добрым и ласковым смехом, но с нотками истерики в финале:
- К-к-кто ж-ж-ж.. меня з-з-замуж-ж т-т-так-кую возьм-м.. - рыжие волосы, потемневшие от воды, крупными сосульками застилали обзор. Лицо наемника приходилось выискивать одним глазом через редкие зазоры.
Ее нещадно била судорога, и как бы Астрид не хотела, а на магии сконцентрироваться не выходило, даже на самом простом заклинании, чтоб хоть немного отогреться. Болело все тело,  болели нос и губа, кровь заливала глаза – видимо, в какой-то момент горе-волшебница расшибла себе еще и лоб. Порванный рукав стал меньшей проблемой.
Она дрожала, ломаными движениями встала на ноги: идти было трудно, дышать было больно, казалось, что даже взгляд перевести – и то невозможно. Но амулет на руке делал свое дело, постепенно раны затягивались, только, к сожалению, холод не отступал. Платье становилось все жестче, покрываясь ледяной коркой.
Дойдя до искусственного островка весны на снежном берегу, она, более не в силах ходить, рухнула на колени. Кажется, теперь у нее с отцом появилось что-то общее, спустя столько-то лет: Астрид твердо для себя решила, больше никогда не праздновать Кэтель. А потому на немой вопрос Джейса о цветах, тот получил немое покачивание головой: сейчас ей хотелось только горячей ванны. Или камина. Или горячей ванны у камина.
Собственно, именно это она получила, правда спустя какое-то время. Они вернулись на постоялый двор практически готовыми ледяными скульптурами. Хрупкая девушка за стойкой велела организовать горячую воду, предварительно посмеявшись над их неудачным переходом через мост, а затем даже пообещала бесплатно угостить праздничным горячим пирогом. «Ничего не дается легко в новой жизни» - что-то такое она сказала. Была ли это попытка подбодрить? Если да, то весьма неудачная.
- В новой жизни, - бездумно повторяла Астрид эти слова, застегивая на себе платье, почти идентичное заледеневшему. 
Постепенно, постоялый двор стал пополняться шумом и посетителями: приезжими и местными, трезвыми и не очень. Верный сигнал, что праздник переходит ко второй части. Астрид спустилась вниз, в общий зал, где ее уже ждал Джейс. Сев к наемнику за стол, она, наконец, задала интересующий ее вопрос:
- Как ты думаешь, а почему ты упал?

+2

12

Тепло таверны и сытый желудок стали решающими факторами расслабления. После горячей ванны, влетевшей в приличные лишние расходы, Джейс залил в себя купленное здесь же зелье, предотвращающее простые заболевания, и одно точно такое же припас для Астрид. Он очень не хотел, чтобы на утро его что-то беспокоило, вроде больного горла, только похмелье. Побросав все вещи в снятой на ночь комнате, кроме одного кинжала и трубки, Джейсон ждал свою спутницу в общем зале. Он успел поужинать и теперь отдыхал, развалившись на стуле точно на мягком кресле. Закинув левую руку локтем на стол, он совсем не боялся замарать свою светло-серую рубаху. Не смотря на аврал, разносчицы здесь оказались шустрыми и столешница оказалась идеально чистой, разве что не блестела. Он не спеша покуривал, напоминая довольного кота, оглядывающего зал из-под полуприкрытых век. Бокал столового вина добавил свою капельку в расслабление Джейса. Его зрение слегка расфокусировалось, но сразу же обострилось, цвета стали насыщеннее, смягчившись по краям как акварель. Ему нравилась здешняя музыка, нравились веселящиеся люди вокруг, нравилось рагу из кролика, подарившее приятную тяжесть в желудке. Еще бы сон-травы вместо табака...

Джейсон улыбнулся наконец появившейся Астрид. Понятное дело, что ей как женщине надо куда больше времени, чтобы привести себя в порядок. Джейсон вон вообще спустился в зал с еще мокрыми волосами. Он жестом подозвал расносчицу и попросил вторую порцию ужина для милой леди. И пива.

- А? - Джейсон несколько секунд не моргая и не вынимая мундштука трубки изо рта смотрел на Астрид, словно никогда до этого ее не встречал. А затем пожал плечами, - Я пытался не дать упасть тебе. А если ты про сакра-а-альный смысл этого, - он махнул рукой, - Я же говорил, что это просто суеверия и детское развлечение, - тем не менее, Джейс продолжал крутить за стебель меж пальцев сорванный на поляне цветок.

Пока Астрид утоляла голод, Джейс по старой памяти рассказал ей о своем приключении в Лунном крае пару-тройку лет назад. Когда они только познакомились, ему нравилось сидеть в тени деревьев на аллее возле жилых бараков Храма и травить байки для юной рыжеволосой красавицы. И сейчас он почему-то даже не спросил, а будет ли Астрид интересно слушать про очередные похождения простого наемника. Он просто рассказал, в красках, с подробностями как там у ульвов. Ему показалось это веселым. Но к концу блюда в тарелке Астрид разговор перетек в совершенно другое русло. В более приземленное.

- Кто же тебя к алтарю поведет, раз отец не поехал с тобой? - Джейс знал о дурацких обычаях проведения свадеб. Все эти связывания, лозины и ножи - такая дикость и насилие над личностью. Зачем это вообще, переход от одних оков в другие? Джейсону никогда не понять этого идиотского ограничения свободы.
- А это так важно? Полагаю, мой муж не станет на это тратить время, раз уж сам не стал за мной ехать.
- А как же традиции и вот это все? Если вдруг захочет?
- Тогда, - Астрид отбила незамысловатую дробь по кружке, - да хоть ты. Если у тебя голова соображает, то ты уже должен был понять, что за время путешествия от храма до этой деревни я тебя видела больше, чем своего отца.
На секунду Джейсон стушевался, а затем рассмеялся:
- Нет, я против этого мракобесия. Связанных невест я только воровать готов.
Астрид впервые оторвала взгляд от содержимого тарелки и посмотрела наемнику в глаза.
- Я запомню это.

Дальнейший разговор как-то замялся. Табак в трубке истлел, еда в тарелке Астрид кончилась, а Джейсон уже заканчивал вторую кружку пива. Обстучав чашу трубки о специально подготовленную тарелочку, чтобы вытряхнуть пепел, он вдруг хитро улыбнулся.

- Тебе не хватает яркости в цвете, - он кивнул на платье и полностью проигнорировал огненного цвета волосы. Джейсон привстал и, опять же, не спрашивая разрешения, заправил свой алый, еще не распустившийся, цветок за ухо девушки.

Он улыбался широко и беззаботно. Джейсу совершенно не хотелось проводить сегодняшний вечер за простыми разговорами.

- Ты будешь не против небольшого безопасного развлечения? - встав напротив, Джейсон вновь протянул руку Астрид, - Уж больно хороша здесь музыка.

Отредактировано Джейсон (04-07-2020 13:42:47)

+2

13

Она разломила кусок серого хлеба над тарелкой
- Мог бы и не прыгать, я бы не утонула, и ты, - девушка мякишем указала прямо на Джейса, - прекрасно знал об этом.
Тон ее голоса не подразумевал и мысли обратного. Кто-то бы сказал, что будущая баронесса невероятно серьезно восприняла старую традицию, что было бы абсолютной правдой. Астрид на самом деле внимательно относилась к подобным вещам, хотя это и было больше суеверием, а не верой в Творца в ее стандартном понимании. Нет, набожной девушка не была, но десять лет в храме, в городе, где стоят высоченные плиты со священным текстом возымели свое влияние – как минимум, тяжело не пропитаться минимальным уважением к вере, ее эффектом на людей и не только. Хотя ее сегодняшний спутник, вероятно, поспорил бы с ней.

- Даже если и просто суеверие, мне просто интересно твое отношение ко всему этому, - она одним пальцем вела кусок хлеба по тарелке, собирая соус до последней капли. Кто знает, когда еще ей доведется вот так нарушить правила поведения за столом? Сидеть, понурив плечи, нахмурив брови, и макать хлеб в блюдо, почти игнорируя наличие полноценных столовых приборов. А тут Джейс, будто прочел ее мысли, завел разговор о свадьбе. Ведь на лице Астрид и без того уже нет места радости и счастью, так давай, Джейс, не стесняйся.
Только в конце что-то щелкнуло в груди на слове «воровать». Что-то внутри девушки отозвалось с ликованием, готовое тут же вырваться наружу, громким криком, ярким пламенем и вознестись над всем. Что-то,  что сидит на очень коротком поводке почти десять лет.

-Извини? – Астрид свела брови у переносицы и тыкнула пальцем в собранные рыжие волосы. Ее упрекает платиновый блондин в отсутствии красок?  У нее в самом деле не задалось настроение, видимо его смыло ледяной рекой. Дегерон уже взяла мысленный разгон, чтоб сказать что-нибудь очень колкое, меткое, а потом вся такая важная встать и уйти спать. Но цветок, внезапно оказавшийся в прическе, выбил почву из под ног. Ее разоружили растением. Тыл сдан, позиции провалены, теперь только капитуляция и принятие проигрыша.
- Как пожелаете, мессир, - она подала руку Джейсу и позволила увести себя поближе к музыкантам.
Только, как показывает история, выигравший войну не всегда оказывается победителем. Многие получали корону, неся невосполнимые потери, и правили лишь на условиях, выдвинутыми якобы поверженными противниками.

Заиграла неспешная музыка, пока только струнные, это лишь начало, пока только знакомство.  Выйдя в центр, Астрид отпустила, наконец, руки наемника, обошла его кругом и присела в глубоком реверансе перед ним. И как очень самостоятельная девушка, сама же и увела Джейса в танец. Вначале медленный, кругами, требующего только умения не отводить глаз от партнера, да вовремя менять направление. Поворот, поклон головы, присед, поворот, хлопок руками. Стоять спиной к партнеру, потом вновь лицом. Говорят, что фехтование – это шахматы в движении, но это выражение применимо и к танцам. Рассказать больше, чем дозволенно, при этом показав меньше обычного. Виражи между искренностью и притворством, на пике которых один из двоих наносит укол. Идеально, чтоб перебрасываться односложными предложениями и неудобными вопросами: партнер не убежит, а времени, чтоб обдумать ответ недостаточно – не успеешь соврать.
- Сколько тебе за меня заплатили? – Спросила она, совершая присед и становясь сбоку от Джейса.

Отредактировано Астрид (06-07-2020 23:02:26)

+2

14

- Прости? - улыбка на лице Джейса не сходила с того момента, как Астрид вложила свою ладонь в его и согласилась на танец. Сейчас она, улыбка, стала слегка рассеянной. Джейсон не ждал такого вопроса. Вообще. Джейсу не понравился этот совершенно неуместный сейчас вопрос. Об этом можно поинтересоваться в любой другой момент, до или после, но не во время танца. Это почти тоже самое, что во время секса спросить, что будут есть на ужин. Он сбился с танца на пол такта, но сумел выправиться. Джейс зашел за спину Астрид и чуть наклонился к ее уху, - Достаточно, чтобы я согласился, пока не знал, кого буду везти, - проговорил он тихо.

Он подхватил ее за руку и развернул ее саму, чтобы встретиться взглядами:
- Но тебя, милая леди, готов везти хоть на край света задаром.

Джейсон положил свободную руку на талию девушки, сделав танец более близким. Ему нравилась Астрид, та, которую он помнил. Беззаботная девчушка с горящим взглядом, тянущаяся всем своим существом к приключениям. С возрастом она стала привлекательнее, но огонь в глазах потух. Ей всего восемнадцать, а она уже смирилась с оковами, которые ей приготовили другие люди. И ладно бы королевской дочкой была, от судьбы которой зависело процветание целого народа, но нет. Она такая дворянка, как он. Ну, ладно, их баронство крупнее и стабильнее, чем Шандар. Но все же. Он сумел вырваться. А она нет.

Джейсон повел Астрид по залу медленно, переступая осторожно, словно прощупывая ногами зыбкую почву. Он буквально загорелся идеей, чтобы этот вечер стал для Астрид глотком свежего воздуха перед неизбежным. Кто он такой, чтобы вырывать людей из их привычной жизни. Но подарить немного радости перед неизбежным - ему и самому будет тепло от этого.

- Но совсем не обязательно ехать куда-то, чтобы получить немного радости.

Джейс любил таверны и трактиры. Даже если за дверью будет бушевать война, здесь приятная музыка, хорошая еда, хмельное вино и интересная компания оторвут тебя от любой суровой реальности, давая передышку. Именно ее сейчас жаждал Джейсон.

Как-то незаметно для всех в зале музыка становилась быстрее, энергичнее и веселее. Медленно переступать по кругу - совсем не попадает в такт мелодии. С чувством ритма у Джейса так себе, но для дилетанта у него выходило неплохо поспевать за изменениями музыки. Шустрее, веселее, быстрее - флейта и барабан вплелись в мелодию очень органично. Музыканты здесь - настоящие профессионалы. Джейсон наконец перестал прижимать Астрид к себе за талию, но все еще держал за руку. Он отстранился.

- Просто расслабься и получай удовольствие, - Джейс подхватил Астрид обеими руками за талию и, приподняв над землей, чтобы ее ноги не касались пола, закружил ее прямо в воздухе.

Отредактировано Джейсон (07-07-2020 20:29:19)

+2

15

- Ты разбрасываешься очень громкими обещаниями, наемник, - очередной поклон и девушка запрокинула голову в сторону, позволяя Джейсу сократить дистанцию и унести себя, словно откатывающейся от берега волне. Плавно, притягательно, головокружительно.
Он, может, танцевал нескладно. Может, упускал где-то такт. А где-то выбивался с ритма, но главную задачу Джейсон выполнял: он определенно преуспел в искусстве не оттоптать ноги партнерше. О лучшем партнере на сегодня Астрид мечтать и не могла.
- Возможно и обязательно, - теперь, когда они находились так близко, волшебнице уже не удавалось спрятать ни улыбки, ни взгляда. Абсолютная откровенность сравнимая разве что с абсолютной наготой: по-крайней мере, чувство незащищенности такое же. - Если ты кочуешь из одного места передержки в другое. Дом, храм, дом.
Голос стал тише, словно если сказать это чуть громче, то ее отец услышит и явится за ней. Чуть громче и вся зыбкая иллюзия свободы одного дня треснет, как хрупкий лед на луже, во время ранних заморозков в студень, и обнажит черную, полную одиночества глубину.
Но музыка вокруг задавала настроение, она правила бал: и сейчас музыканты завели веселый мотив. Флейты и барабаны, струнные и колокольчики. Музыка, под которую можно растанцевать остатки своей репутации и грусти. Ну или аккуратно собранной прически. И когда Джейс опустил Астрид на пол, та решительно сказала:
- Я слишком трезва, - предложение, которое не подразумевает иносказательной формы. Джейсон уже был расслаблен пивом, и уступать ему на этом поле хмельного неравного боя Астрид не собирается. - Идем.
Она крепко взяла наемника за руку и сквозь толпу танцующих увела к стойке, за которой теперь стоял тучный мужчина. Широкий в плечах и низкого роста - он походил больше на предмет местного гарнитура кубической формы.
- Пива, две кружки, - на выдохе со смехом сказала Астрид, перевалившись за деревянную столешницу. Взлохмаченная, она продолжала широко улыбаться и тянулась на носках, чтоб заглянуть за стойку: ну быстрее, кубик-трактирщик!
- Ты же не собираешься налегать сразу на обе? - Благоразумно спросил Джейсон и рассмеялся.
- Нет, - девушка в нетерпении стала бить ладонями в такт музыке по столешнице, - я не буду пить одна. Ты мой спутник на этот вечер, забыл?
- Пить на работе - непрофессионально. Но мы же никому не расскажем?
- Еще как профессионально, если это приказ баронессы, - она с важным видом приняла две кружки пива и бесцеремонно вручила одну Джейсу. Высоко задрав свою над головой, она хорошо поставленным голосом объявила:
- Тост. Храни Творец обаятельных наемников.
Две чаши стукнулись, пена пролилась на рукава и ночь приняла новые обороты. Танцы чередовались с пивом, а пиво с танцами. Уже не было нужды в правильности и технике движений, теперь все дело было лишь в чувствах и искренности. Никто не притворился, игры с учтивостью и реверансами ушли на двадцать второй план. Как-то одновременно тело становилось хоть и легче, но тяжелее им было управлять. Словно все законы природы перестали действовать, и если Астрид сделает шаг - то взлетит. А сон как мягкое и теплое одеяло медленно укутывал девушку с головой.
- Джейс, - промурлыкала рыжая, но продолжение «я пойду спать» утонуло где-то, так и не будучи обличенным в словесную форму. Волшебница жмурилась и щурилась, лишь бы не заснуть у стены посередине трактира.

+2

16

"Бе-зо-браз-ное-е поведение" - сказала бы матушка Джейсона, если бы увидела его таким немного окосевшим, распевающим во все горло застольные песни и скачущего по трактиру в обнимку с немного нетрезвой девицей, а потом называющего это танцем. Конечно, матушка догадывалась, что сын за десять лет скитаний вряд ли приобрел безупречные манеры, что включаются у него по умолчанию, когда он находится в обществе. И Джейсу абсолютно плевать, кто и что подумает о нем сейчас.

Он пьянел не так быстро, как Астрид - опыт, что банально, не пропьешь. В какой-то момент он перестал отслеживать музыку, что превратилась в бодренький фоновый шум. Он просто веселился и радовался. В перерывах за кружкой пенного, Джейс снова пускался в рассказы о своих приключениях. И в какой-то момент уловил, что Астрид его уже почти не слушает. Бедняжку разморило с непривычки, потянуло в сон. Язык еще не сильно заплетался, вполне понятно, что она говорит, но так лениво, будто каждое слово приходится тянуть из горла за веревочку.

- На сегодня хватит, - казалось, что сделай Астрид еще хоть глоток, вырубится прямо здесь. Джейс помог ей подняться из-за столика и пройти в благоразумно заранее снятую комнату. Каморка маленькая, почти без мебели, но больше и не нужно.

Джейсу казалось, что Астрид все еще в сознании и даже сможет утром вспомнить, что происходило перед сном. Значит, надо сейчас заранее подготовить все на пробуждение. Оставив девушку в комнате, он ушел к себе, в соседнюю каморку, прямо за стеной. В дорожной сумке, бережно завернутые в кусок ткани, его спасители. Один пузырек с жидкостью цвета разбавленного водой молока он оставил на стуле рядом со своей койкой. А второй вознамерился отнести Астрид. Но задержался взглядом на неприметной коробочке из темного дерева. Вообще-то, эту вещицу Джейсон покупал для себя. Себя любимого тоже надо иногда баловать качественными красивыми вещами. Но сейчас его помутненное алкоголем сознание вдруг решило, что сделать Астрид подарок - это хорошая идея.

- Еще не спишь? - Джейсон снова нырнул в комнату к Астрид, обнаружив девушку сидящей на кровати и практически засыпающей прямо сидя, - Мне надо что-то тебе сказать.

Взгляд у девчонки плыл, но не Джейсу ее осуждать. Она реагировала на Джейсона и даже отвечала, может действительно вспомнит. Он сел на кровать рядом и показал Астрид пузырек:

- Когда проснешься - выпей это. Оно сделает твое утро менее мучительным.

Зелье отправилось на стул у изголовья кровати. Туда же отправилась коробка. Что это и зачем Джейсон не стал пояснять. Пусть Астрид утром сама обнаружит ее.

Стоило сейчас убедиться, что Астрид сейчас уснет и не отправится куролесить, и самому идти спать. Время глубоко за полночь. Но Джейс не уходил. Он сидел молча, разглядывая Астрид. Четыре года назад ее личико уже было симпатичным, но все еще детским. Сейчас перед Джейсом сидела уже взрослая девушка. Очень привлекательная, надо сказать. За вечер Джейсон столько раз прикасался к ней, что даже будучи трезвым непременно переживал бы тоже самое, что и сейчас будучи пьяным. И даже неровный взгляд и невнятное мяуканье со стороны Астрид, что должно быть речью, не сбило настроя.

- Ты выросла в очень красивую девушку, - внезапно для самого себя проговорил Джейс и сломался под напором желаний. Правая ладонь легла на шею Астрид. Он нагнулся, потянулся к ее губам.

"Стой".

Джейсон уже чувствовал дыхание Астрид на своем лице, но еще не успел коснуться ее губ, когда внезапно отпрянул. Его глаза в ужасе округлились от собственных действий. Джейс отвел взгляд и поспешил подняться.

- Спокойной ночи, - и так же быстро покинул комнату.

Тяжело дыша, он привалился спиной к закрытой двери в комнату Астрид. Закрыв глаза, он слегка стукнулся затылком о деревянную поверхность и медленно мысленно сосчитал до десяти, чтобы взять себя в руки. Помогло слабо. Он опустил взгляд вниз, на причину необдуманных действий.

"Надо что-то с этим сделать".

Отредактировано Джейсон (09-07-2020 19:21:53)

+2

17

Волшебница проснулась уже уставшей, а если точнее то вообще никакой. «Лучше-бы-я-утонула-в-той-реке» - наверняка о чем-то подобном она думала, если бы думать не было так больно. Каждый звук отдавался стократ сильнее  в голове, а попытка просто подняться с кровати расценивалась как серьезный акробатический кульбит. Ей стоило просто огромных усилий взять пузырек рядом с кроватью и опрокинуть его в себя: хоть на нем и не было записки «выпей меня», Астрид почему-то на уровне инстинктов понимала, что поступает правильно. И лишь когда она перестала ощущать, будто ее голову изнутри разрывают в две стороны, и дневной свет перестал казаться губительно ярким, она, наконец, встала. Помимо вновь появившегося желания жить, она еще обнаружила около себя коробочку. Все еще слегка неуклюжими пальцами она с третьей попытки открыла деревянный футляр и расплылась в улыбке  от содержимого.
Она испытывала одновременно очень интересную смесь из радости, стыда, злобы (сама точно не зная на кого), одиночества и тоски. С первым все было понятно: подарок в виде курительной трубки воззвал к тем струнам души, что уже давно покрылись пылью. Они раскуривали одну трубку на двоих пять лет назад, а Астрид хвасталась, что магией может эффектно дать прикурить. Это было одним из немногих светлых воспоминаний. Да и стыд тоже не вызывал вопросов, в конце концов, ей было в самом деле очень и очень стыдно за свое поведение перед практически незнакомым человеком. Она видит Шандара  дважды за жизнь, и вчера позволяет ему достаточно фривольное поведение. Имей он хоть в родственниках самого короля Гренталя – Джейсон выбрал путь наемника, а Астрид, скорее всего, через неделю будет баронессой. Дегерон продолжала себя мысленно отчитывать, пока спускалась в зал: она допустила такое отношение к себе от простого работника? От слуги?
А вот со злобой все куда интереснее: либо злилась на саму себя, либо на Джейса, либо на ту девушку, что успела быстренько отойти от Шандара, пока Астрид не села напротив. Ну и одиночество с тоской были добивающими ударами за утро – если уж не голова будет болеть, так душа? Вчерашняя ночь раскрыла глаза девушке на ее жизнь на цепи. Да, Джейс был безжалостно точен в выражении, когда сказал про смену одних оков на других.  Но всё же…
Но всё же это было плохой идеей, начать пить этой ночью. Нет, даже не так: весь этот день был очень плохой идеей. Скажи она двадцать четыре часа назад «ты не вправе тут решать», повели она Джейсу езжать дальше – были бы далеко отсюда. Да, они бы остались где-то по дороге, да пришлось бы ночевать под открытым небом, но не было бы всего этого. Не случилось непоправимого. Ей так и хотелось спросить у Джейсона, зачем же он появился и сделал ее такой одинокой?
Но она молчала.
Просто потому, что боялась выдать себя неверным словом или жестом. Потому, что не была уверена, что именно произошло ночью. Потому, что спрашивать было стыдно. Только есть одна проблема, проблема, которая заставляет, наконец, открыть рот.
- Джейсон, - Астрид, наконец, перестала дырявить взглядом спину отошедшей проститутки, нервно сглотнула и подалась корпусом вперед, - вчера ночью ты…
«Донес меня до кровати?»
«Остался со мной в комнате?»
«Целовал меня?»
-…сказал, что готов меня за бесплатно увести на край света, - непослушные руки теребили манжеты, костяшки сжались до бела, - сменилось ли твое решение днем?

Отредактировано Астрид (11-07-2020 01:01:12)

+2

18

Джейсон открыл глаза, когда дверь в его комнату закрылась. Он плохо помнил, как конкретно проходило окончание вечера, но совершенно точно приятно. Голова гудела, конечности налились металлом. После того, как Астрид отправилась спать, Джейс залил еще пива в себя, что оказалось ошибкой. Холодное зимнее солнце уже встало и нещадно резало глаза. Джейсон щурился от боли, пока нашаривал рукой на тумбе спасительный бутылек.

"Надо еще закупить их".

В зал он спустился еще немного помятым, но уже способным функционировать. Первую партию завтрака уже подъели более ранние посетители, поэтому чтобы наполнить желудок, придется подождать. А чтобы время не прошло зря, Джейс сразу заказал выпить. Молока. Начинать день, пусть и праздничный, с алкоголя - даже Джейс так низко не пал.

Он прикрыл глаза ладонью и растер уставшее лицо. Вчерашний день был веселый, и сейчас он полноценно отдувался за это усталостью и болью в мышцах. Когда Джейс открыл глаза, то увидел перед собой сидящую за его столиком женщину. Она игриво улыбалась, подпирая подбородок ладонью. Сначала Джейсон удивился, но потом вспомнил эти серые глаза и очертания ее лица, что так похожи на...

Они мило побеседовали ни о чем. Джейсу приятно внимание, но опыт подсказывал, что девица просто закидывала удочку на возможное продолжение вчерашнего вечера с последующим материальным вознаграждением. Джейсону пришлось мягко дать девице дать понять, что больше не настроен на утехи. На прощание она лишь мягко поцеловала Джейса в небритую, покрытую однодневной щетиной, щеку, с предложением заскочить к ней еще раз, когда Джейсон вновь окажется в городке.

Стоило девице отойти, как на глаза Джейсона попалась другая женская фигура. Которая напомнила, что в соседней комнате остался цветок кэтеля, о котором Джейсон так и не узнает, распустился ли он. Фигура, которую он искренне рад видеть.

- Доброе утро, милая леди, - с неизменной улыбкой он отсалютовал Астрид полупустым кубком с белым напитком, - Как спалось?

Но Астрид не выглядела расположенной к разговору. Джейсон помолчал, понаблюдал немного за ней, но больше ничего не произнес. Видимо, с непривычки у нее тяжелее переживается похмелье.

- Что? - он не донес стакан до рта совсем чуть-чуть, когда девушка наконец заговорила. Он отвлекся от желания залить в себя еще молока, выражение его лица приняло настороженный вид. Она помнит? Она все-все помнит. Сейчас она обвинит его в домогательствах, в покушении на честь дамы. Или, чего доброго, начнет шантажировать своим будущим супругом. Джейсон сглотнул подкативший к горлу ком, его кадык нервно дернулся вверх-вниз. Идиот, идиот, знал же, что не стоит пить, знал же, что она тебе нравится, зачем, зачем... Но, погодите, он же не сделал ничего плохого, чтобы без пяти минут баронесса какие-то обвинения ему выдвигала, верно? Только если она захочет что-то поиметь с наемника, вряд ли ему поверят больше, чем будущей жене. Джейс вытер вспотевшую ладонь о рубаху.

- ...готов меня за бесплатно увести на край света...

Джейсон выдохнул. Видимо, не помнит. Или...

- Погоди, что? - до него дошел смысл сказанного. "Она помнит и поэтому хочет укатить на край света?" Нервный смешок донесся с его уст, - Нет. То есть, да, я это говорил. Только не говори, что ты восприняла это так близко к сердцу.

Астрид предельно серьезна. С минуту Джейсон ошалело смотрел в глаза девушки, не зная, что сказать.

- Нет. Нет, даже не думай, - он наконец поставил стакан на стол и решительно мотнул головой, - Никаких краев света. Ты как себе это представляешь? Твой муж пойдет по нашему следу, поймает и шкуру с меня спустит. Это же настоящее похищение!

Отредактировано Джейсон (11-07-2020 11:51:49)

+2

19

- Только не говори, что ты восприняла это так близко к сердцу, - а она и молчала, вновь переместив все внимание на один конкретный объект.

Нет, ее прищур всё равно никак не сходил с дальнего угла таверны. Волшебница буквально балансировала на той грани, пока ее  взгляд не перешел с безобидного созерцания на магический фокус. Хотя перспектива оставить от одной барышни дымящиеся ботинки была заманчива, или так вовсе подметки: какой-то внутренний клубок чувств прямо заурчал при визуализации этой картинки.

- Крашеная, - тихим шепотом сказала Астрид, хотя скорее уж прошипела, как змея.  Прочистив горло, она собрала остатки своего внимания и выпрямилась на стуле. Она и не ожидала, что Джейс согласится на ее предложение.
- Если я иду добровольно с тобой, то это тяжело назвать похищением, - боковым зрением волшебница заметила направляющуюся к ним официантку и рукой дала понять, что сейчас никто ничего заказывать не будет. Третий участник тут был абсолютно не нужен. – Не ты ли сам сказал про брак, что это смена одних оков на другие?

Голос начал дрожать, пришлось глубоко вдохнуть. Она гнала одну навязчивую мысль, которая уже прочно увилась вокруг ее разума, души, сердца, если изволите. Кольцами, подобно змее, сжимающей свою добычу, она сдавливала. Мысль о том, что за один вчерашний день она готова отдать все будущие дни своей жизни. Но вместо этого она распоряжается куда более скромным ресурсом: 

- Я прошу лишь один год. Один год отсрочки, - умоляющим ноткам она не позволяла проскакивать, а оттого ее голос казался абсолютно пустым. Но ее просьбы разбивались в дребезги об аргументы Джейсона. Он, надо отметить, перечислял достаточно суровые, неприкрытые факты жизни в дороге, видимо пытаясь достучаться до здравого смысла в рыжей голове. Но когда он только заговорил об опасности, ладонь девушки кулаком тихо опустилась на стол: этакая визуализация точки в диалоге.
- Об опасности мне говорит наемник, который оставил в таверне с мужчинами пьяную девушку  в незапертой комнате?

Вот оно. Астрид попала в цель. Одиннадцать из десяти. Выражение лица наемника сменилось с доброжелательно-открытого на настоящую злобу и гнев буквально менее, чем за секунду. Астрид даже не успела мысленно ойкнуть перед неизбежной бурей, но и ретироваться было уже некуда. Поздно думать о путях отхода, когда ты сама благополучно замуровала себя в глубокой шахте, собственноручно вырытой.

Отредактировано Астрид (12-07-2020 14:25:36)

+2

20

- Крашеная? - с недоумением в голосе и взгляде переспросил Джейсон, обернувшись в ту сторону, куда смотрела Астрид. Он не был готов к такому разговору и совершенно растерялся. Ему пришлось практически сразу вновь сфокусироваться на леди Дегерон, она вновь заговорила, оставив вопрос Джейсона без ответа.

И чем больше говорила Астрид, тем больший сюр захватывал его.
- Это бессмыслица, - проговорил он, качая головой и растирая виски пальцами, - Ты даже не представляешь, о чем просишь.

Он сложил руки в замок перед собой на столе и закрыл глаза. Она права, черт возьми, права. Зная ситуацию, он бы пошел в глухой отказ с этим заданием. Собственными руками передать мечтательницу фактически в рабство... Нет, Джейсон понятия не имел, что из себя представляет ее будущий супруг, но вряд ли человек с амбициями приключенца согласился бы на договорной брак. Джейс вернул себе самообладание и посмотрел на Астрид со всей доброжелательностью и сочувствием, на которые только способен.

- Ты права, я против, когда за человека решают его судьбу. Но ты не понимаешь, о чем просишь, - нервным движением он облизал внезапно пересохшие губы, - Даже если твой супруг не ополчится на меня и не пожелает открутить мне голову за такую авантюру, ты сама не представляешь, как быстро ты взвоешь от наемничей жизни. В баронстве тебя будут ждать теплая постель, регулярная еда и служанки, которые будут помогать тебе затягивать корсет и нянчить твоих детей, пока ты будешь отдыхать в саду. А со мной тебя ждет разочарование.

Джейсон попытался объяснить Астрид все то, что ускользало из его историй о приключениях и путешествиях. Что придется много работать, потому что бывают дни, когда ему на еду с трудом удается на себя одного добыть денег; что ты почти всегда в дороге, что разбойники на трактах не спят; что не всегда удастся ночевать в таверне или таверна будет такая, что лучше уж на улице, и что частенько единственной ванной будет вот такая же речка, в которой они вчера искупались, а часто еще и грязная.

- Год? - Джейс грустно усмехнулся, - Через пару лун ты сама обвинишь меня, что я вырвал тебя из уютной и спокойной жизни.

Он хотел быть откровенным и добавить, что все эти романтичные истории хороши для того, чтобы кружить головы юным девицам и затаскивать их в койку, экономя на профессионалках. Но тактично умолчал о таком аспекте его жизни.

И вроде все растолковал, постарался вложить в ее голову, что походная жизнь имеет множество темных сторон кроме романтичного флера свободы. Ему такая жизнь подошла. Он смог убежать от своих кошмаров. А подойдет ли она такой женщине, как Астрид? Вряд ли. Но злая девка не просто настойчива, она решила забить последний гвоздь на распятие Джейсона.

Осознал. Он осознал, что натворил вчера и чем могла закончится его неосмотрительность, будь в этой таверне посетители с чуть меньшим уровнем социальной ответственности. Вся доброжелательность Джейсона улетучилсь. Весь его вид наполнился ужасом и злобой одновременно. Челюсть напряглась, руки сжались в кулаки до побелевших костяшек. Ему вдруг захотелось дать Астрид пощечину, чтобы отрезвить девку, но он сдержался. Голос Джейсона зазвучал абсолютно бесцветно.

- Мы выдвигаемся через час, моя госпожа. Разговор окончен.

***

До конца успокоиться Джейсон так и не смог. Его трясло от понимания, как близко он оказался от непоправимого. Какой он круглый дурак, что вообще согласился на это задание. "Может, вернуться к ее папаше и просто отказаться? Швырнут ему в рожу задаток и просто свалить?" Нет, так нельзя. Надо просто игнорировать Астрид и завершить задание. Да, получить за нее деньги и больше никогда не вспоминать.

За час Джейс успел пополнить провиант, подготовить телегу и лошадь. Теперь он стоял перед дверью в комнату Астрид и долго сверлил взглядом деревянную поверхность, не решаясь позвать девушку. Глубоко вдохнув и выдохнув, он постучал костяшками пальцев в дверь.

- Мы выдвигаемся. Жду тебя в конюшне.

+2

21

Астрид недолго колебалась между тем, чтоб гордо распрямить плечи и задрать голову повыше, чтоб с гордостью встретить реакцию мужчины. Или же эту самую голову спрятать меж плечами, а для пущей надежности прикрыться сверху руками.
В итоге в действие пришел третий, нежданный вариант: она просто осталась неподвижно смотреть наемнику куда-то в область переносицы.
Но в целом она просто поражалась самой себе в этот момент. Она сама вывела человека из себя и даже не в глубине души, а на ее поверхности надеется,что у того хватит глупости ее ударить. Чтоб в дальнейшем его шантажировать. Ну и как это называется, Фойрр тут все пожги?
Но удара не случилось. Вместо этого он отвесил ей словесную затрещину.
«Моя госпожа» - о Люциан, Джейсон, как ты умудрился из этого обращения сделать оскорбление? Хотелось сказать Астрид, но та просто уперла руки в стол и отъехала назад со стулом на добрый метр.
- Я буду наверху, наемник. Без стука не входить, если тебя как слугу этому не обучили, - сказала она, встав из-за стола, и смотря на Джеса сверху вниз. Запертая на десять лет в храме она, казалось, должна была утратить понятие аристократической субординации, воспринимая его как случайный набор букв. Но ведь десять лет она была в окружении точно таких же «фон» и «де», какой, хоть ей и не хотелось этого признавать, сама и являлась. Если говорить проще, то когда ты живешь среди тех, кто одним лишь взглядом очерчивает границу и положение ступеней социальной лестницы между собою и собеседником, то волей-неволей, ты эти привычки перенимаешь.
Наверное, ей бы стоило и перенять от них полное смирение с договорным браком, но тут уже против природы тяжело идти.
- Ми видвигаемси чириз час, моя госпоза, - позже, в своей комнате Астрид в весьма гневной манере пародировала Джейса, пока расхаживала из угла в угол. Она тяжело дышала, лишь бы унять свою злобу и раздражительность, но, как это обычно бывает, становилось только хуже. Продолжая громко возмущаться и строить диалог-монолог, который мог бы случиться, сдай у одного из них нервы чуть раньше, она складывала свою одежду. Удивительно, зла она была на Джейса, а отыгрывалась на бедном платье, с невероятным остервенением складывая его в свой багаж. А тут еще и на глаза попались красные лепестки, оставленные на подушке. Она взяла ни в чем неповинные остатки вчерашнего праздника в кулак и, полностью понимая, чем это сейчас закончится, закатала рукав платья. Это был поступок незрелого, невзрослого, глупого ребенка, но гневу нужен был выход.  Ее рука загорелась, испепеляя то, что осталось от цветка. Заклинание тут же отозвалось новым волдырем на и так далеко не целых руках, и Астрид успокоилась. Успокоилась настолько, насколько может это сделать юный маг огня. На такой же трюк с подарком в коробке она не решилась. И не потому, что ей было жалко трубку из вереска, а потому, что нарыв на руке должен еще зажить.
Спустя час она очнулась от мысленного транса стуком в дверь. Великолепно, он решил, что она сама потащит свой чемодан? Раз уж он решил разделить их четкой границей госпожа-слуга, то пусть доигрывает до конца, а не сворачивает на половине дороги. 
Девушка пересекла одним шагом расстояние до двери и буквально кинула в Шандара багажом. Может, будь у нее чуть больше опыта в обращении с прислугой, то сделала она бы это куда уж элегантнее, куда более аристократичнее, а не так, будто собралась оборвать жизнь наемнику своим гардеробом. Из этого в самом деле вышла бы очень забавная эпитафия.
- Идемте, Джейсон, - вот теперь она готова идти к конюшням.

пламенные перчатки - 45 манны

Отредактировано Астрид (12-07-2020 20:42:13)

+2

22

Пощечина, плевок в лицо, полный презрения взгляд - Джейсон ждал что угодно. Но точно не чемоданом поддых. Дверь в комнату  открылась резко, так же резко нечто объемное полетело в Джейсона. Он интуитивно шагнул назад, встречаясь поясницей с парапетом - отступать некуда. Джейс закрыл лицо и торс руками, каким-то чудом поймав саквояж Астрид. Больно отбив руки о чемодан, Джейсон плюхнул его на пол, удерживая за ручку. Он посмотрел на девушку со смесью удивления и... пожалуй, только удивления.

"Ну конечно. Ты сегодня просто посыльный".

Джейсон ни слова не проронил, пока они спускались в конюшни. Пока укладывали вещи в телегу. Пока помогал Астрид устроиться. Пока выезжали из города. Джейс так и не позавтракал, но голод не пришел. Он был сыт злостью на самого себя, на свою глупость, неосмотрительность и наивность. Злился, как мальчишка, впервые встретившийся с несправедливостью мира.

Где-то через час эмоции притупились, обвивая телегу и пару, сидящую в ней, тоской, подобно хомуту. Мысли утекли, оставляя неприятный привкус желчи во рту. Радость вчерашнего вечера стерлась практически полностью. Грудь Джейса сдавливало от желания поорать в пустоту.

Движение позади качнуло телегу из стороны в сторону. Боковым зрением Джейс заметил шевеление и повернул голову. Это Астрид перевалилась к нему и протягивала что-то. Ее волосы оказались распущены.

- Он твой - сухо произнесла девушка и сунула что-то в руки Джейсона, тут же вернувшись на место.

Он не стал спрашивать, что за глупости она натворила с его браслетом. Джейсон лишь недоуменно поглядел на синюю ленту, что теперь обвивала серебряную цепочку.

"Это та лента, которой она прихватывала волосы?" - Джейсон было повернул голову, чтобы посмотреть на спутницу, но почти сразу передумал. Он сгорбился и накрыл ладонью затылок, растирая его будто от усталости. "Вот же шельма".

Еще через час злость на самого себя постепенно улетучилась. Сейчас он чувствовал грызущую пустоту и неправильность происходящего. Нервоз вырывался наружу, Джейсон практически неотрывно рассматривал и поглаживал пальцами синюю ленту, обвивающую его браслет, который он вернул на законное место на своем запястье.

"Неправильно. Так быть не должно".

"Я не в праве решать".

"Никто не в праве".

Резким, почти остервенелым движением он провел ладонью по волосам. Одернул рукав стеганки, спрятав браслет. Достал из кошеля из внутреннего кармана медную монетку. Он не знал, как поступить, поэтому решил вверить судьбу двоих удаче.

"Решка — едем в баронство. Орел — бежим".

Щелчком большого пальца Джейс отправил монету в короткий полет. Поймал ее на тыльную сторону левой ладони и тут же накрыл правой. Он прижимал руку к руке и сверлил ткань перчаток пустым взглядом. Когда-то давно один из его товарищей сказал: "Если не можешь решить — подбрось монетку. Ты будешь знать, что выбирать, еще когда она будет в воздухе". Джейсон улыбнулся этим мыслям и убрал медяк обратно в кошель, не посмотрев на результат.

"Ты пожалеешь об этом, Джейсон де Шандар".

Он огляделся по сторонам. Ни впереди, ни сзади на дороге никого не обнаружено. Джейс потянул за поводья, останавливая лошадь и повозку. Бодро он перекинул ноги через козлы, оказываясь лицом к Астрид. Подтянул к себе дорожную сумку, достал оттуда карту и начал внимательно ее осматривать.

— Есть у меня одна задумка, — без прилюдии с пояснениями начал он, все еще разглядывая черточки и полосы на пергаменте, сидя чуть сгорбившись, — Идея безумна и я не уверен, что она сработает. Но шанс есть.

Джейсон поднял взгляд на Астрид. Он наконец улыбался.

— Ты готова рискнуть ради свободы?

+2

23

Как можно было себя чувствовать самым одиноким существом на Рейлане, когда в паре метров от тебя кто-то находится? Это как сидеть у костра, но не иметь возможность согреться.
Астрид сидела рядом с этим «костром», сжимая манжеты платья. Ей показалось странным, что нарыв на руке заживает так быстро. Волшебница в недоумении рассматривала свою руку, которую словно пропустили через жернова и собрали заново. Разрушительная стихия, даже для ее владельца.
Ожог на глазах затягивался и становился меньше, но тут то Астрид и поняла всю причину этой волшебной, буквально, регенерации. На другой руке так и остался со вчерашнего дня чужой амулет-браслет. Надо бы вернуть?
Теперь Астрид злилась на саму себя. Чего бы ей стоило просто промолчать в таверне? Извиниться перед ним? Он просто выполняет свою работу, зачем она решила усложнить ему и без того непростую ситуацию? Чего бы ей стоило придержать свой язык?
Зато теперь она знала, чего ей стоила та фраза-выпад. Она ведь похоронила все шансы на дружбу, поставив точку летящим саквояжем. А был бы замах сильнее, а деревянная балясина на втором этаже слабее, то точка была бы поставлена в жизни Шандара.
И как тут вернуть этот браслет? Она не может извиниться, где-то ее душит рыжая гордыня. Но и сидеть молча не получается: самой неприятно. Волшебница тихонько вздохнула и потянула за край ленты, которой подвязывала волосы. Рыжие, яркие локоны рассыпались по плечам, контрастно выделяясь на черном платье. Словно языки пламени на углях.
Трида тихонько напевала песенку, что осталась в памяти со вчерашнего праздника, пока переплетала браслет с синей лентой. Это же все из приемов бессловесного общения, не так ли? Если дама при дворе ненавязчиво обронит платок перед мужчиной, то это расценивается как расположение девушки к более близком контакту. А если вот так подарить ленточку с волос - Астрид не знала что это будет точно означать, но смысл она вкладывала максимально... сентиментальный? Что-то вроде «извини, я была неправа и спасибо, что смог подарить один день радости».
Радость. Счастье. Астрид сейчас понимала, что счастье словно аманита. Попробуй один раз, осознай, что оно существует и уже не смиришься с обычной, лишенной его жизнью. А грусть приходит не после, нет, она приходит вместе с ним. Ты уже начинаешь тосковать по тому, что имеешь, предвкушая тяжелое горе и похмелье потери.
Наконец, закончилась лента. А вместе с ней и мысли, в голове вновь все пусто:
- Он твой, - она перевалилась через козлы и передала Джейсу артефакт с ленточкой. И понимала, что скажи она чуть больше - не сможет остановиться. Словно зажженная спичка на сухом поле.
Она вернулась обратно на скамью, обхватив себя руками. Вновь эта мысль, «один день за все грядущие», не давала покоя. Она уже начала размышлять о том, что сказал Джейс о жизни в баронстве: он в самом деле знал больше нее. Она прожила так лишь... пять? Восемь лет? Астрид перебирала возможные плюсы, стараясь не замечать главного минуса. Что ошейник на ее шее затягивается еще на пару делений туже. «Зато.. буду жить не на улице, да? Повелю слугам на утро приносить фрукты. И что-нибудь сладкое. А если повезет, то мой муж будет более заинтересован в ком-то, менее... обугленном?»
Она даже нашла в себе силы улыбнуться и посмотреть на свои руки. То еще зрелище. Астрид даже умудрилась в ожогах разглядеть какой-то узор и парочку образов. И она уже успела придти к мысли, что ее свадебное платье будет закрытым и все дела, как вдруг повозка затормозила. Астрид посмотрела на извозчика круглыми, как блюдца глазами. Он выглядел веселым, она - испуганным. Вокруг ни одной души, и если он вздумал вот сейчас ее бить, то кричи-не кричи, а никто не придет.
— Ты готова рискнуть ради свободы?
Медленно, но ее глаза сделали, казалось бы невозможное, стали еще больше. Когда, наконец, смысл сказанного до нее дошел, девушка взвизгнула от радости и, несмотря на реальную перспективу упасть с тележки, набросилась на шею Джейсу, попутно сбив ногой один из тюков на землю. Казалось, сегодня либо ее чемодан, либо она сама, но что-то точно прервет род де Шандар в лице Джейса.
- Да, да, да, - радостно сказала она, разомкнув объятия на расстояние вытянутой руки, но не переставая сжимать плечи мужчины.
Она отпустила наемника и с горящим взглядом уставилась на карту, потом на него самого, потом на дорогу, на лошадь. Ничто не было способно завладеть ее вниманием. Оно распространялось как огонь в летний зной.

Зажженная спичка на сухом поле.

- Джейс, а ты смог вчера купить табак?

+2

24

Он только и успел, что дернуть карту в сторону, когда огненный вихрь в лице Астрид накинулся на него. Инерция от удара тела о тело качнуло Джейса с его новой ношей, он с трудом удержался, вскинув руки для равновесия, чтобы не рухнуть назад. Но уже секунду спустя легко рассмеялся и положил ладони на талию обнимающей его девушки. От кончиков пальцев по рукам поднялись теплые мурашки, легкое приятное покалывание.

- Если я сейчас расшибусь, то ни о каких приключениях речи быть не может, - он беззлобно, но несколько удивленно улыбался, пока девушка тараторила согласие на авантюру. Она выглядела такой же счастливой, как вчера.

"Приятно".

- Джейсон де Шандар, погиб, упав с телеги под напором прекрасной леди, - он придал голосу трагичности, - Хм, так себе эпитафия.

Ладони скользнули по талии девушки, когда та отстранилась и села рядом, оставляя на коже под перчатками эфемерное тепло. Он интуитивно сжал руки в кулаки пару раз, тряхнул головой и снова взялся за карту. Он уже было собрался озвучить свой план, как получил внезапный, ну вот совсем не вписывающийся в ситуацию, вопрос. Джейсон поднял взгляд на девушку, пару раз моргнул.

- Какой табак? - и тут же вспомнил. Язык поспешил раньше мыслей, - А-а-а-а, таба-а-ак... - он несколько раз быстро-быстро кивнул, растрепав собственные волосы, - Да, да, там полный кисет, - он прочистил горло, поспешив вернуться к изначальной теме разговора.

Шандар пояснил свою идею побега. Она и правда звучала безумно, начиная с подробностями подчищения следов за ними и заканчивая имитацией как-бы не совсем смерти Астрид и попытку уговорить несостоявшегося мужа дать Джейсу задание на поиск пропажи.

- Как это «не совсем»?... -спросила девушка.
- Я буду делать вид, что на том месте, где ты была, осталась кровь, но тела нигде не обнаружил.
- Обязательно расскажи, какое лицо будет у моего мужа, когда он это услышит.

Если быть откровенным, то Джейсон не ждал такого ответа. Он рассмеялся.

- Мне определенно нравится ход твоих мыслей. Мы совершенно точно оба пожалеем, что задумали эту авантюру. Но будет весело.

+1


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [??.01.1082] Каждый день, как последний