Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

Добро пожаловать на карнавал в День Мёртвых!


В игре август — сентябрь 1082 год


«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Солмнир Алисия Эарлан Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [03.08.1080] Находка из глубин


[03.08.1080] Находка из глубин

Сообщений 1 страница 30 из 36

1

http://forumfiles.ru/uploads/000f/3e/d5/640/t285018.png

- игровая дата
03.08.1080
- локация
Альвийские воды
- действующие лица
Вильгельм фон Ворт, Селатирия

[nick]Селатирия[/nick][status]Морская змея[/status][icon]http://forumfiles.ru/uploads/000f/3e/d5/640/643790.png[/icon][sign]О Морской змее[/sign]

Отредактировано Минори (30-05-2020 01:24:26)

0

2

Оказывается, после почти месяца "хорошо" наступает очень-очень "плохо". Вроде Вильгельм уже мальчик не маленький, но каждый раз заново удивлялся этой истине.

  Голова просто трещала от неимоверной боли, казалось её пилили откуда-то изнутри тупой пилой. Во рту, такое чувство, будто устроил себе отхожее место полк котиков. К отвратнейшему привкусу добавлялась постоянная тошнота. Почти наполовину вывесившись за фальшборт мужчина раз за разом блевал в холодную темную воду. До судорог и жёлчи.
  Самое страшное во всей этой истории было то, что барон Ворт не совсем помнил как он, собственно, попал на борт корабля.
- Вилли, братишка. - голос из-за спины был смутно знаком. - Чёрт подери, рожа ты аристократическая, ты выжрал весь мой ром! А его было пятнадцать бочек, позволь напомнить.
- Лавасер... - неуверенно пробубнил обессиленно присев на палубу Вильгельм. - Где мы?
- О, брат, тебя накрыло! Что совсем ничего не помнишь? - сквозь смех выдавил из себя невысокий, черноволосый мужчина лет сорока.
  У него было слегка округлое, доброе лицо с длинным ястребиным носом. Белая не очень свежая рубаха, торчала из под расстёгнутого камзола. На поясе висели морская труба и сабля, что не очень вязалось с его мирным лицом.
  Взгляд с капитана переметнулся на снасти по которым ползали матросы. Целое облако белых парусов трепетало над головой.
Боцман что-то орал матросам чередуя ругательства и непонятные морские словечки.
- Помню как мы подрались из-за бабы в "Золотой Авроре". Потом мы пили... И... Всё.
- Право, дорогой барон, я всякое видел но, чтобы потерять в алкогольном тумане месяц! Я не имею слов. Стоять то можете? - спросил Лавасер отсмеявшись, протягивая руку.
- Благодарю. - Вильгельм схватился за руку  подымаясь, и тут до него дошло. - Сколько?!
  Палуба грохнула дружным взрывом  ржача. Мореходы аж катались по палубе. Один матрос не удержавшись на вантах упал на палубу с метров двух высоты, но это вызвало лишь новую волну хохота.
- Так вы шутите? - с расслабился фон Ворт.
  Его вопрос заставил людей аж задыхаться в истерике.
- Если честно, Вилли, то нет. - утирая слёзы ответил капитан, и где-то внутри у барона что-то оборвалось.
- Парус! Парус на горизонте! - заорал вахтенный с люльки.
  Смех отрезало как ножом. Люди резко собравшись разбежались по кораблю, оставив подвисшего дворянина в попытках вспомнить хоть что-то. Через некоторое время Вильгельм оставил бесплодные попытки и шатаясь, держась за все за что можно, двинул на нос, где Лавасер всматриваясь в трубу вполголоса чертыхался.
- Где мы? Я спрашиваю куда ты меня затащил, проклятье? - ярился барон крепко держась за фальшборт обеими руками.
- Мы на борту "Москита" моего, эм, скажем мирного, торгового судна. Вы же сами настаивали на прогулке в море. Правда она слегка затянулась. - криво улыбнулся капитан.
- Где мы в море? Какой ближайший порт, Теллин? - не успокаивался барон.
- Вилли, позже. Сейчас на горизонте виден "Спрут", он идёт от нас, и я очень надеюсь, что они нас не заметили. Этот орешек нам не по зубам.
- На правый борт! - заорал во всю мощь лужёной глотки Лавасер.
  Понимая что сейчас не время скандалить Вильгельм замолчал, наблюдая как капитан уверено командует судном.
  - Человек за бортом! - раздался минут через десять крик с левого борта.
- Чёрт, кто бы это мог быть? - скривился капитан, и приказал, - Вытащите его, это наверняка со "Спрута", может чего интересного расскажет. Там разберёмся...

Отредактировано Вильгельм (26-05-2020 21:46:26)

+5

3

Кровь...
Вокруг нее было слишком много крови. Соленый, медный привкус ее смешивался с солью морской воды, и Селатирия чувствовала ее на языке и в носу. Она плавала в темно-багровой воде, медленно дрейфуя по поверхности, словно обломок плавника, а кровь все текла и текла...
Они вспороли ей живот, словно рыбе, когда наигрались с нею, и теперь она умирала.
- Хера... с два... - фалмари шевельнула губами и попыталась повернуть голову вслед «Спруту», стремительно уходившему от нее прочь по волнам. На ресницах застыли соленые капли, дробились радугой в свете заходящего солнца, и от солнца же по морю пролегала дорожка, алая, словно...
Кровь.

Он был тем, кто первым сделал это с ней — Тимфрон. Ее старший помощник, ее правая рука, бессменный любовник, первый советчик. Она доверилась ему и слишком открылась. Она думала, что он вполне доволен тем, что имеет, и не станет посягать на то, что было для нее бесценно — ее корабль. Ее свободу.
Он посягнул на большее — саму ее жизнь.
Да, у них выдались тяжелые времена. Последние несколько месяцев не баловали: то непредвиденные поломки, то слишком резвая добыча, то внезапная засада охраны морских побережий. Начали говорить, что их капитану изменяет удача. Начали шептаться.
«...просто ленивая сучка».
Ей показалось, что она услышала это как-то вечером, закрывая за собой дверь своей каюты. Селатирия развернулась, готовая вырвать язык тому, кто посмел даже подумать о ней в таком ключе, но никого не увидела.
Возможно, они уже тогда готовили заговор? Уже тогда Тимфрон ложился с ней в постель, предвкушая, как разделается с ней позже и захватить «Спрут» себе? Или он не думал заходить так далеко?
Селатирии всегда было мало. Мало денег. Мало добычи. Мало славы. Мало мужского внимания. Жадная до всего и сразу, фалмари находила упоение в кровавых битвах, как иные находят его в музыке и танцах. Она знала пределы своей силы и небезосновательно полагала себя достаточно искушенной в колдовстве, чтобы долгое время не встречать сопротивления. Какое сопротивление, когда взбесившиеся волны в щепки ломают борта и сминают паруса? Какая битва, когда ледяные копья вонзаются в грудь, а море утаскивает прямиком в темные глубины? Ее жажды крови боялись — не только враги, как выяснилось. Ей не было равных...
Так она думала.

Их было... одиннадцать. Да, кажется. Одиннадцать рож, искаженных похотью — именно они растянули ее на палубе «Спрута», которую Селатирия знала до последней доски, и на которой никак не ожидала встретить предательство. Кошмаром становились знакомые лица, которые она привыкла видеть вокруг себя, и которые теперь один за другим превращались в звериные оскалы.
Они устали. Озлобились. Потеряли веру в нее.
Что они подсыпали ей в пищу? Или подлили в вино? Отчего ее движения стали вялыми, словно у высушенной на солнце рыбы, а магия, которой она с легкостью расправилась бы с ними, оказалась недоступной? Она рычала и рвалась, как зверь, ногтями и зубами, но их было одиннадцать...
Они изнасиловали ее. Отымели по кругу, как бордельную шлюху — эти одиннадцать, но все это творилось с молчаливого согласия остальных. Не всех — кто-то пытался заступиться и получил кинжал в брюхо. Она видела краем глаза, когда валялась на палубе, задыхаясь под тяжестью очередного тела — кажется, Калгена. Не все желали ей смерти, но у нее не было никого, кто действительно встал бы на ее защиту. Древние звериные инстинкты обратили ее команду в чудовищ, рвущих ее на части.
- Хочешь к ней присоединиться?
- А она, похоже, не против!
- Гребаная шлюха прокусила мне ладонь... сейчас и ей...
Сознание вспыхивало и гасло. Соленого привкуса во рту становилось все больше.

«За тобой следуют пока удача на твоей стороне, но как только она отвернется, у них не будет нужды играться с тобой в подчинение и заискивать. Они выберут себе другого вожака, а тебя пустят по кругу, как трофейную девку. Но зная тебя, я полагаю, тебе даже понравится...»
Широичи, гребаный предсказатель...
Они боялись ее — даже тогда, когда она была полуживой. Слишком часто они видели ее в бою и понимали, что если она выживет — ей достанет сил и злости убить их.
- Добей ее...
- Да может, сама подохнет?
- Скорее... тебя... порву... - прохрипела Селатирия, не видя, кому говорит. Глаз заплывал. Кровь из разбитого носа и порванной губы заливала глотку и приходилось часто сглатывать.
Они умолкли — поняли, что она слышит их, что она все еще жива. Надо было молчать, но когда Селатирия могла промолчать?
Она усмехнулась окровавленными губами, когда Тимфрон склонился над ней с ножом.
- Последнее слово, кэп? - он ухмылялся. Он ни о чем не сожалел. Как она могла не замечать этого столько лет?
- Сдохни... - пожелала ему Селатирия.
А дальше боль стала нестерпимой.

Она качалась на волнах, понимая, что умирает. Глаза закрывались сами собой. Длинный змеиный хвост уже не шевелился, удерживая ее на плаву. Рана, начинавшаяся под левой грудью, наискосок рассекала живот. Интересно, на месте ли еще ее кишки? И кто раньше сожрет ее тело — акулы или чайки?
— Человек за бортом!
«Нихрена не человек...» - подумала Селатирия, мельком удивившись тому, что все еще может думать.
Где-то рядом был корабль. И с него к ней, в воду, прыгали матросы.
Вблизи раненую фалмари действительно принял бы за человека только слепой. Чешуя, покрывавшая мощный хвост и частично гибкое женское тело, тускнела, тяжелые косы, напоминавшие змей, обвисли и затонули, но глаза, вспыхивающие оранжевыми искрами, были распахнуты и, не фокусируясь, смотрели на приближавшихся людей.
- Суки... - отчетливо произнесла Селатирия.
Наверное, приветствовать спасателей следовало как-то не так.
[nick]Селатирия[/nick][status]Морская змея[/status][icon]http://forumfiles.ru/uploads/000f/3e/d5/640/643790.png[/icon][sign]О Морской змее[/sign]

Отредактировано Минори (30-05-2020 01:24:12)

+5

4

- Ма-а-ать! Что это за чудо морское?
- Ты дурак что-ли? Не видишь ламарка это.
- Суками нас с Рэком обозвала тварь, а мы её тащили...
- Точно, ламарка. Глянь, глазищами то водит, а нас не видит. Хреново ей.
- Ты видел дырку у неё на пузе? Ещё б ей не хреново было.
- Ага, вон кишки торчат.
- Да и позабавились с ней, похоже...
- Парни, если она со "Спрута" то мы выловили счастливый билет.
- Зови капитана бестолочь, и мастера О'Райна, а то она щас ласты склеит.

  Палубу понемногу заливало темной кровью в центре лужи лежало хвостатое, наполовину в чешуе тело. На первый взгляд могло показаться что это труп, но грудь еле заметно вздымалась. Глаза смотря куда-то "сквозь", метались по толпе матросов которые обступили её. Она пробовала говорить, но с губ срывался только хрип и всхлипы.
- По местам канальи! Вам что заняться нечем?! Так я сейчас помогу найти роботу, сучьи дети! - заорал толстый боцман, с широкими бакенбардами которые переходили в усы, подойдя к толпе.

- Так где мы? Вам трудно сказать? - спросил барон Ворт стараясь не отстать от Лавасера на палубе которая так и готовила убежать из-под ног.
- Ну, сами напросились. Альвийские воды, сутки пути от берега Силвы. - не оборачиваясь, на ходу кинул капитан.
- Так, так. Капитан Селатирия. Рад приветствовать вас на борту "Москита"! - радостно провозгласил он став над женщиной, накрыв её своей тенью.
  Казалось ламарка не услышала. Она часто коротко вздыхала, глотая кровь которая пузырилась при каждом выдохе на её губах... Почему она до сих пор жива было не понятно. Но сдаваться Селатирия явно не собиралась, изо всех сил цепляясь за жалкие ошмётки жизни.
  Прибежал сухонький, очень низкий старикан с сумкой на поясе. На бегу он, не смотря под ноги рылся в сумке, но и не думал падать. Присев на колени в кровь возле тела он вытянул склянку с тёмной вязкой жижей вопросительно глянул на капитана.
- Конечно же мастер, меня очень беспокоит состояние леди Селатерии. Нам с ней будет что обсудить когда она оправится. Правда, учитывая пару инцидентов... В конце нашей беседы она окажется там же откуда её выловили. И в том же состоянии. - позволил тот, и повернувшись на носках двинулся на корму.

- Вы это серьезно, Лавасер? - уже не надеясь на шутку спросил барон Ворт.
  Они сидели за длинным, на удивление искусно сделанным, столом в кают-компании и между ними стоял кувшин. Как уже успел проверить Вильгельм в кувшине был компот. Из сухофруктов.
  Кают-компания размерами не поражала. На корабле, где экономят каждый палец пространства даже эта комнатка шагов семь на семь, была роскошью. Стены и пол оббиты досками красного дерева. Вычурной, тяжёлый шкаф в углу. Небольшие окна с трёх сторон, выходили где-то метрах в двух над ватерлинией.
- Ты об этой рыбке которая попалась в нашу сеть? - неспешно смакуя компот, улыбнулся капитан. - Скорее всего, хотя если она будет послушной девочкой...
- Да плевать, если честно, мне на эту нелюдь! Как вы умудрились меня довести на другое побережье материка, без моего согласия. - начал распалятся Вильгельм, рука его инстинктивно опустилась на пояс. Клинка она там не нашарила.
- Спокойнее Вили. Ти сам просил. Да, да. Ты лично кричал мне в лицо, когда мы выходили из Берселя, что тебя задрал этот скучный Остебен и ты хочешь приключений. Позже когда я слегка очухался, я предлагал высадить тебя в Пентендоре, после в Анейроте. Ты и там, и там умудрялся затянуть меня пить с тобой. Орал на всю пристань что тебе не нужны "гнилые труполюбы" и "их червивые бабы".
- Я... Ох. Бросить пить что ли? - как то сразу сдулся барон.
- Не вздумай, это был очень классный месяц. Я думаю когда-то повторить. - жизнерадостно замахал на Вилли руками Лавасер.
- А сейчас куда идём то? И как оттуда попасть домой. - перешёл в конструктивное русло фон Ворт.
- Вам не понравиться ответ. - протянул капитан, и после паузы продолжил, - Видите ли на Силве меня очень ждут. С веревками. Причем, кажется, все до единого. Так что я вынужден обойти эти берега. Я направляюсь в Северные земли, по торговым делам.
- И высадить меня на материк, вы конечно откажитесь.- криво улыбнулся барон, и с надеждой спросил, - А выпить у вас точно нету?
- Именно, график понимаете. К сожалению, вы, с моей скромной помощью вылакали всё.
- В таком случае, я откланяюсь. - встал из-за стола мужчина и, когда подошёл к двери, спросил. - Вы не подскажите, где моя каюта?
- Конечно. Вниз по лестнице, вторая слева. - любезно подсказал капитан. - И, кстати, пока вы предоставлены себе. Но, если у нас будут проблемы в пути, я очень надеюсь на ваш огонь. Вы чудом так и не сожгли мой корабль. Я думаю с вражескими у вас должно получиться.
- Наслаждайтесь поездкой - кинул он уже в спину уходящему барону, - Как случится чего интересного, я поставлю вас в известность.

Отредактировано Вильгельм (27-05-2020 18:07:31)

+5

5

И все-таки она была жива.
Как долго — Селатирия не знала. Может, день, а может и несколько. Она утратила счет времени, плавая в зыбком бульоне между жизнью и смертью, полыхая в горячке, от которой ее старательно лечил человек, чьего имени она тоже не знала. И где находится — не знала. Тогда ей было все равно.
Лишь на пятый, а может, и на шестой день она стала постепенно соображать. Слышать. Видеть, оглядываясь из-под ресниц. Морская змея не спешила оповещать всех о собственном выздоровлении — ведь неизвестно было, куда она попала, и кто ее окружает.
Сперва она решила было, что ее выловили исключительно из человеко- и фалмаролюбия, как нередко оказывают помощь пострадавшим во время кораблекрушения. Но в один из дней ее, лежавшую в углу отдельной крохотной каюты лекаря, разбудили голоса.
- Все еще не пришла в себя?
- Милорд, терпение. Раны я зашил, и организм у нее сильный, к тому же внутренние органы чудом оказались не задеты. Но ей крепко досталось...
- Я хочу сразу же узнать, как только она заговорит. Подумать только, у нас в руках — капитан Селатирия, и никто не может даже допросить ее!
Дело дрянь. Ее узнали. Откуда? Ведь Селатирия крайне редко лично атаковала корабли, предпочитая действовать издали. Должно быть, видели «Спрута», вспомнили слухи о том, что капитаном там ходит баба, сложили один и один... Но и так могли бы принять за шлюшку-рабыню, выброшенную за ненадобностью.
Сучье племя... Аллор был не на ее стороне.
Она ничем не выдала себя, но осторожно приподняла ресницы. Лекарь — сухонький маленький человечек, пропахший травами — говорил с кругленьким длинноносым мужиком. А поскольку расхаживать по кораблю в камзоле мог позволить себе либо наниматель, либо пассажир, либо сам капитан — черноволосый явно был кем-то из них.
И если она окажется бесполезной для этого мужичка...
Селатирия невольно содрогнулась. Она не в лазарете, она в ловушке, и пока не имеет ни малейшего понятия, чем торговаться с капитаном. Что за судно, куда они плывут — также загадка.
Но здесь тоже полно матросни, которая не прочь будет проделать с тобой то же самое, что и твоя собственная команда, детка...
Усилием воли Морская змея приказала себе расслабиться и дышать ровнее. Рано. Пока еще слишком рано обнаруживать себя, а если получится сбежать — она воспользуется этой возможностью сразу же.

Позднее, когда лекарь напоил полубессознательную фалмари бульоном, смазал раны и оставил в покое, выйдя куда-то, Селатирия смогла, наконец, оглядеться нормально.
Маленькое торговое судно. Морская змея чувствовала такие по одному только покачиванию бортов. На ней была длинная, до колен, рубашка — под рубашкой через весь живот тянулись повязки, еще промокавшие сукровицей при движении. Надо же. Озаботились тем, чтобы прикрыть наготу голой женщины, выловленной из воды.
Фалмари усмехнулась сухими, потрескавшимися губами. Прежде она непременно сделала бы ставку на собственную красоту и сбивающую с толку сексуальность, но...
Боль. Слишком много боли. Слишком много искаженных звериных оскалов.
Ни ее внешность, ни то, что она женщина, не защитило ее в прошлом. Защищаться, в случае чего, ей придется самой. Ей оставалось надеяться на жадность капитана, которому знаменитая фалмари может рассказать что-нибудь интересное о пиратских путях и спрятанных сокровищах. И на собственную магию — Селатирия чувствовала ее возвращение. Она отнюдь не была беззащитной, но собиралась приберечь этот козырь на крайний случай.
К тому времени, как старичок-лекарь вернулся, спасенная из воды женщина снова мирно спала, не шевеля ни единой мышцей лица или тела.

Попробовать свои силы она решилась чуть позже.
Была ночь — Морская змея догадалась об этом по похрапыванию целителя и по тому, что шума на корабле было меньше обычного. Она раскрыла глаза, давая им привыкнуть к темноте, и медленно, бесшумно села в мокрой и грязной от пота постели, стараясь дышать тихо, сквозь зубы. Болело зверски и, кажется, везде.
Все также тихо она спустила на пол босые ноги, мельком поразившись тому, насколько они выглядят исхудавшими, и какой сухой ощущается кожа. Ужасно хотелось пить, и Селатирия нашарила глазами кувшин с водой, покачивавшийся на столе рядом с лекарскими инструментами и травами.
Косясь в сторону старика, она добралась до кувшина и жадно выпила его весь. Жажда не исчезла, но хотя бы поубавилась. Ноги дрожали от слабости. Чувствуя себя новорожденным мальком и цепляясь за стены, Селатирия доползла до двери и постояла, прислушиваясь.
Было тихо.
Медленно, очень медленно она приоткрыла дверь, просочилась в щелочку и потянула носом воздух. Морская змея прекрасно знала устройство подобных кораблей — не первый раз их топила! — и развернулась было в сторону лестницы, ведущей к палубе...
...чтобы нос к носу столкнуться со здоровенным мужиком, занимавшим почти весь узкий проход. Черты лица в полумраке она не разобрала, но само лицо показалось фалмари похожим на печеное яблоко — все сморщенное, безволосое, словно наполовину содранное и зарубцевавшееся.
Охнув, Селатирия невольно подалась назад, ткнувшись спиной в закрывшуюся дверь каюты. Для своих габаритов мужик двигался удивительно тихо. Вот как поднимет тревогу - так и накроется все начищенными аллоровыми яйцами...
[nick]Селатирия[/nick][status]Морская змея[/status][icon]http://forumfiles.ru/uploads/000f/3e/d5/640/643790.png[/icon][sign]О Морской змее[/sign]

Отредактировано Минори (30-05-2020 01:23:57)

+5

6

День за днём пролетела неделя. Целая неделя в маленьком пространстве, с одними и теми же рожами. И без вина. Даже без пива, хотя бы самого дешёвого, разбавленого. Барону хотелось лезть на стенку и выть. Абсолютно нечем заняться, вот вообще. Капитан, вроде интересный собеседник. Даже насухо сойдёт. А вот команда - сплошь быдло. Мастер О'Райн же безвылазно торчит в каюте с этой ламаркой. Ответственный, слов нет. Интересно кстати, у него есть какие-то отвары покрепче?
  Последний раз, как припоминал Вильгельм так скучно было на королевском приеме и бале, который был после. То было в прошлом году. Ни напиться нельзя, ни пожрать, ни шутки потравить. Все лица сделают доской, и беседуют о погоде. Но то был один вечер. А тут неделя.
  Где-то на горизонте виднелся берег. Силва. Фон Ворт ещё вчера думал спереть шлюпку и рвануть туда... Но оттуда ведь добираться в Остебен не намного ближе чем, допустим, от Мирдана.
  Очередная одинокая чайка подлетела к кораблю. Она не стала слушать товарок по опытнее, которые крутилась вдали. Глупышка.
  Небольшой метеор навесом сорвался с руки Вильгельма. Он сидел на носу корабля борясь с тошнотой да только и ждал очередной цели. Пламенная вспышка в небесах. И горящая тушка пикирует к волнам. Немного бессмысленных трепыханий и удар в борт "Москита".
- Есть попадание! Так вам, пернатые скоты. Будете знать как гадить на барона! - радостно прошипел маг-недоучка.
  Пара матросов что проходили мимо, лениво похлопали. Даже это представление, вызывавшее бурю восторга пару дней назад, приелось.
- Точный выстрел, ваша милость! - похвалил Лавасер подойдя ближе. - Надеюсь вы и впредь не будете попадать по парусам. Я понимаю, вам скучно на борту, но чем вам не угодили чайки?
- Они мерзкие отродья. Летают тут, кричат, и гадят. - хмуро пробубнил Вильгельм.
- Вам все равно не перебить всех. Могу ли я предложить вам чуть менее бесполезное занятие чем месть чайкам? - интригующе молвил капитан.
- Сомневаюсь что у вас получиться, но удивите. - лениво, даже не оборачиваясь протянул Вилли.
- Допрос. Завтра с самого утречка. Самый настоящий, возможно, придётся применять силу. Представление получше чем горящие чайки. - предвкушая, улыбнулся собеседник.
- Знаете, как то без меня. Я как благородный человек должен бы спасти даму... Но то пиратка, честных людей режущая, да и вообще, не человек. Мне её судьба не интересна. - резко высказал барон, и быстро успокоившись, перескочил. - Долго ещё до Севера?
- Ещё недельку я думаю, погода не очень. А там на кораблик какой сядешь и, к концу весны - дома. - посмеиваясь проговорил отходя Лавасер.
  Огонь сам прыгнул из ниоткуда в руки барону. И в его мысли. Да никак он издевается?! Низкое грудное рычание зародилось глубоко в горле барона. Но тот сдержался, успокоился. Сжал руки потушив маленький клубочек огня. Так и на дно можно пойти со вспоротым брюхом. Тут кажется это норма. Или вместе с горящим кораблём.

  К ночи изведя, себя мыслями о выпивке, и сходив из угла в угол узенькую коробку-каюту, Вильгельм озверел до невозможности. И, плюнув на все, пошёл к мастеру О'Райну. Вдруг таки есть чем забыться?
Когда он уже был возле каюты навстречу по лестнице спустился боцман, он же первый помощник - Оглстон. Не понятно почему барон, внезапно, устыдился заходить к мастеру. Роспросят доктора, слухи поползут. Поэтому он просто, с трудом разминувшись с с помошником, направился к лестнице. На палубу вроде, подышать.
  Через какое-то время он,  барон Вильгельм фон Ворт, "Феникс Пограничья", крался на цыпочках. В голове настойчиво крутилось воспоминание, как он шестилетний так же крался ночью по замку на кухню. За тортиком. И как ему влетело с утра от матушки.
  Со смешанным чувствами прокручивая эту мысль в голове он навис над худенькой, болезненно выглядящей девушкой, которая выскользнула из двери перед ним. Еле успел затормозить чтобы не сбить.
- Э-э-э... - промычал барон, и спросил, по инерции, шёпотом. - Вы леди Селатерия?
  Белая рубаха на ней болталась, оставляя ноги голыми, и от движений распахиваясь на груди. Но вот выглядила она, скорее как зомби какой, причем не первой свежести. Кроме того мыть её похоже не посчитали нужным. Так что Вилли и не подумал восхищаться.
- Вы бежать что ли, задумали? Плохая идея. До берега далеко - утонете! - сказал барон сам не до конца понимая зачем.
  Ситуация дурацкая. Кто тут поймает - не отбрешешся.

Отредактировано Вильгельм (28-05-2020 15:58:21)

+5

7

Она смотрела на него снизу вверх расширенными в темноте глазами, и мысли лихорадочно метались в больной голове. Поднимет тревогу? Потащит пленницу прямиком к капитану? Или сразу на дыбу?
Во имя морского хрена, здоровый какой этот сир Печеная Морда! Ему одной руки хватит переломать ей все кости... успеет ли она превратить его сморщенную голову в куб льда?
— Вы леди Селатерия? - почему-то шепотом спросил он, слегка исказив ее имя, и Морская змея замерла. — Вы бежать что ли, задумали? Плохая идея. До берега далеко — утонете!
Ага, ламар — утонет.
А феникс, надо полагать, сгорит.
А некромант — на кладбище сгинет.
Все это выглядело настолько нелепо — они двое в темном проходе, и ни туда, ни сюда, и незнакомец не спешит поднимать тревогу и почему-то шепчется, словно дитя! — что Селатирия издала тихий нервный смешок. Поспешно зажала рот ладонью, чтобы не расхохотаться уже в голос, но смех, почти беззвучный, все равно прорывался. Сказывалось длительное напряжение, и фалмари уже с силой прикусила ладонь и привалилась к стене. Плечи ее дрожали. Ноги тоже. И вообще, она стояла в одной рубашке напротив здоровенного шкафа и истерически смеялась.
- А вы кто такой? - прохрипела она, задыхаясь от смеха. - И куда..?
Фалмари не договорила: кто-то шел со стороны палубы, и оба они с сиром Печеным разом повернули головы. Селатирия схватила его за запястье — ее пальцев не хватало даже обхватить такую ручищу, но хватка была неожиданно цепкой.
- Быстро, сюда! - скомандовала она, и даже в шепоте поневоле прорезались капитанские нотки. И втянула его за собой в каюту лекаря.
Достопочтенный мастер О'Райн, умаявшийся за день, даже не всхрапнул. Как уже успела выяснить Селатирия, спал он, как младенец. Очень старый младенец — хрен разбудишь.
Морская змея закрыла дверь на засов и развернулась к своему нечаянному собеседнику — так, словно это она взяла его в плен и имела право задавать вопросы, а вовсе не он. Пока он не опомнился...
- Как вас зовут? Что это за корабль? Куда мы плывем? - настойчивым быстрым шепотом спросила она, по-прежнему глядя на него снизу вверх болезненно блестящими глазами.
Э, а ведь он вовсе не матросом был... Матросы не носят таких рубашек, пусть и порядком замызганных, но украшенных вышивкой и из дорогой ткани. И матрос давно бы уже тревогу поднял. Значит, не из команды. Почему тогда  крался?
- Что собираются делать со мной?
Менее нелепой ситуация не стала. Теперь они были втроем (включая храпящего лекаря) в крохотной каютке, которая с присутствием сира Печеной Морды стала еще теснее, и хрупкая, едва держащаяся на ногах ламарка пыталась выведать вопросы, напрямую касающиеся ее жизни и смерти у человека, даже не имевшего отношения к команде.
[nick]Селатирия[/nick][status]Морская змея[/status][icon]http://forumfiles.ru/uploads/000f/3e/d5/640/643790.png[/icon][sign]О Морской змее[/sign]

Отредактировано Минори (30-05-2020 01:22:24)

+5

8

Абсолютно не ожидал барон такой реакции. Девушка напротив начала тихонько хихикать, давясь от смеха. А после, и вовсе впала в истерику. Всхлипывая и тихонько хрипя, она кусала руку чтобы успокоится. Привалилась к стене, дрожит вся как припадочная. Вильгельм от общей нелепости происходящего и вовсе впал в ступор.
  "Больная она что ли? На голову. Сейчас достанет из-за спины нож и все, прощайте господин барон. Может позвать кого, крикнуть что пленница сбегает? А как свое присутствие объяснять? Может просто дать ей хорошенькую оплеуху, вмиг успокоиться. Но, глядя на нее, как бы не навек..."
  - Я барон... - начал было отвечать фон Ворт, расслышав в хрипах вопрос.
  Но громкое топанье на палубе, сверху, заставило его перерваться.
  Куда прятаться? Мимо этой припадочной к своей каюте, не успеет. В каюту где держали её. А если туда и идут? И что с ламаркой то делать?
  Неожиданно цепко, тоненькие пальчики обхватили его запястье и потащили за собой. На миг поразившись насколько они болезненно горячие, барон и не заметил, как оказался в каюте. Негромко стукнул засов. И тишина, только тихонькое посапывание мастера О'Райна, резкие короткие вдохи Селатирии и уверенные длинные выдохи Вильгельма.
  Громко, как будто намерено на показ, ботинки неизвестного проходят по коридору. И вот, возле их двери шаги остановились. На пару мгновений и фалмари, и человек перестали дышать.
- Да ладно, чё уж там завтра позабавимся, а щас спать, наверное... - раздался негромкий, заметно пьяный, голос Лавасера из коридора, отдаляясь вместе с громкими шагами.
- Он же говорил нет ничего. Ни капли спиртного. Вот же ублюдок жадный. - невпопад, злобным шёпотом, ответил на град вопросов девушки Вильгельм.
  Он явно не собирался отвечать на вопросы, непонятной особы. Ишь командовать им вздумала, и как смотрит. С чего ему вообще ей помогать? Да и мешать, если уж на то пошло? Пусть себе занимается чем хочет. А он спать пойдет. Или морду жлобу этому, Лавасеру, бить.
Что собираются делать со мной? - вдруг спросила она, и Вильгельм по глазах видел, что она догадываеться что ничего хорошего ей не светит.
- Вы на судне "Москит". И у его капитана, Лавасера, к вам явно какие-то счеты. - неохотно, преодолевая себя проговорил мужчина, - Если хотите бежать, я вам не буду препятствовать. Попробуйте взять шлюпку.
  Смотря на её изумленное, беспомощное лицо, он неожиданно взвелся и закричал, не подымая голоса. Шёпотом.
- Что вылупилась? Не буду я тебе помогать. И вообще делай что хочешь! Я сюда за алкоголем пришёл, с ним и уйду!
  И протиснувшись мимо женщины, начал рыться в сумке лекаря, по очереди открывая и нюхая колбы.

+5

9

"Москит"? Капитан Лавасер?
Да кто это, Фойрр его раздери, такой вообще?
Селатирия застыла, напряженно хмурясь и отчаянно пытаясь вспомнить - и возможно, впала в некий заметный со стороны ступор. Потому что ее собеседник внезапно нахмурился - отчего изуродованное ожогом лицо перекосило еще сильнее, - и вдруг злобно на нее зашипел, разом растеряв все свои слишком хорошие для моряка манеры:
— Что вылупилась? Не буду я тебе помогать. И вообще делай что хочешь! Я сюда за алкоголем пришёл, с ним и уйду!
Она рефлекторно отпрянула от него. Мирно дрыхнувший лекарь всхрапнул во сне, и Селарития присела на покачивающийся пол каюты, на всякий случай, чтобы стать еще менее заметной. Дышать было чертовски больно, тугая повязка схватывала живот, и перед глазами плавали темные круги, но куда важнее было то, что она услышала.
"Москит". Моряки, которые уж точно ее не пощадят. И этот странный обожженный тип-пьянчуга - не то пассажир, не то еще какая-то странная птица, с которым не особо-то считаются...
Но который достаточно силен, чтобы столкнуть на воду шлюпку, о которой говорил. Похоже, ничего, кроме выпивки его не интересовало. Ну что ж, ей ведь тоже от него не так много и нужно.
Селатирия встала на ноги, покачнувшись, оглянулась на лекаря. Затем с неожиданной быстротой протянула руку - и выхватила прямо из-под носа у пьянчуги мутную бутыль со спиртом. Ее фалмари заприметила еще когда О'Райн обрабатывал ее раны.
- Вот это что ли ищешь? - она покачала бутылью и отступила к двери, прижимая к животу свободную руку. - Сбрось мне шлюпку и забирай бутылку себе. Мы друг друга не видели и больше не увидим. а то ж неровен час, у команды возникнут вопросы, что ты тут делаешь, и какого хрена шаришься в лекарских запасах...
С этими словами она быстро отодвинула засов и юркнула в приоткрытую дверь. Сир Печеный рванулся было за ней, но качнувшийся корабль захлопнул дверь снова, выгадав для ламарки еще немного времени.
Качало сильно. Пахло штормом. Обычного человека бросало бы из стороны в сторону, но фалмари недаром всю жизнь провела на корабле - даже полуживая от боли и дурноты, она добралась до палубы, быстро перебирая босыми ногами, и вновь замерла, высматривая ночной караул. Даже если капитан утащился пить в свою каюту, кто-то должен был оставаться на палубе.
Тут-то ее и нагнал разозлившийся Печеная Морда. Не дожидаясь, пока он попытается схватить ее саму или бутылку в ее руках, Селатирия пригнулась и скользнула на палубу, пробираясь мимо скрученных бухт к борту, возле которого заприметила крохотную лодку, крепко привязанную просмоленными веревками.
- Сбрось мне лодку, или твоя драгоценная выпивка полетит за борт! - прошипела она, вытянув руку с бутылкой. Поднявшийся ветер трепал ее спутанные волосы и короткий подол рубахи, и вообще идея прыгать за борт в предштормовую погоду выглядела не лучшей, но...
- Ваша милость?.. Милорд! - раздался за спиной у Сира Печеного голос изумленного матроса. Надо полагать, палубная охрана наконец-то их заметила. - Что это вы де...
Тут он разглядел Селатирию и удивился еще сильнее.
- Это ж та пиратка! Барон, вы...
О да. Помогает ей сбежать - в глазах остальных. Если уж идти ко дну, то не одной!
[nick]Селатирия[/nick][status]Морская змея[/status][icon]http://forumfiles.ru/uploads/000f/3e/d5/640/643790.png[/icon][sign]О Морской змее[/sign]

+4

10

Немаленькая бутыль с подозрительно мутной жидкостью. То, что надо. Вильгельм понимал, как глупо он выглядит роясь в лекарских запасах в одной комнате с женщиной, которая хочет убежать. Желание выпить усилилось, но мысль про то как это будет выглядеть на миг остановила руку барона.
  Резким, но плавным движением Селатирия буквально вырвала склянку у него из-под руки. И отскочила к двери. Стоя в паре шагов от него фалмари покачивала баночкой, дразнясь
Вот это что ли ищешь? Сбрось мне шлюпку и забирай бутылку себе. Мы друг друга не видели и больше не увидим. а то ж неровен час, у команды возникнут вопросы, что ты тут делаешь, и какого хрена шаришься в лекарских запасах... – едко кинула она.
«Это что шантаж? Она его за местного пьяницу-попрошайку приняла?!»
  Злость вскипела как всегда сразу и очень ярко. Фон Ворт пока не знал, что он с ней сделает. Потом придумается. Не убьет же он её, в конце концов. Мужчина тихонько рыча бросился за ней, но она неописуемо ловко скользнула за дверь. Та с силой захлопнулась с размаху ударив Вильгельма по лицу. Хлынула кровь из разбитого носа. С животным рычанием, вне себя от ярости, барон рванул на себя дверь, да так что та хрустнула, повиснув на одной петле. Перебравшись через перекошенную дверь, мужчина кинулся к лестнице на палубу.
- У-у-у, змеюка!  - Почему-то все ещё шёпотом проговорил он, когда рука его скользнула по доскам там, где мгновение назад была ламарка.
  На палубе бушевала буря. По крайней мере на взгляд абсолютно сухопутного барона. Казалось корабль сейчас перевернется. Бушевал сильный ветер и паруса оглушительно хлопали где-то наверху, во тьме. Преследуя Селатирию, Вильгельм умудрился дважды навернуться от непредсказуемых рывков палубы. Холодный ветер и ледяные брызги постепенно охлаждали пыл барона, и когда она предложила ему баночку в обмен на шлюпку, он даже не разозлился. Сам виноват вел себя как алкаш с ломкой.
Ваша милость?.. Милорд? Что это вы… Это ж та пиратка! Барон, вы... – раздалось где то за спиной.
- Вот же Фойрровы яйца! – злобно сверлил взглядом фалмари Вильгельм. – Ты что наделала дура?
  Навряд ли он оправдается перед Лавасером. Ну да и к Фойрру его. Всё равно он жадная мразь. Пора менять средство передвижения. Да и Силва все же поближе вамприрьих земель от дома.
- Она пробует сбежать! – заорал он, разворачиваясь.
  Матрос неуверенно замер, сомневаясь в непричастности Вильгельма. Но додумать ему барон не дал. В один прыжок он, плечом вперед, как тараном влетел в бедного матроса. Того вомяло в мачту, что-то хрустнуло. Тело безвольно сползло на палубу.
  Злобно зыкнув на глупую бабу которая завела его в такую отвратную ситуацию аристократ подбежал к лодке.
- Не мешайся. – рыкнул он женщине и скороговоркой шепнул пару слов.
На руке заплясал маленький огонёк, шипя от брызг океана и капель понемногу начинавшегося дождя. Веревки быстро перегорели. Вильгельм, игнорируя крики и топот десятков ног поднял шлюпку за борта перед собой. Ламарка что-то там советовала, но времени не было. Мимо пролетел арбалетный болт.
Барон фон Ворт швырнул шлюпку в воду. Та пару раз крутнувшись плеснула внизу.
- Прыгай! - заорал он  женщине которая ругала его последними словами, подбегая к борту.
  Толчок в плечо. Знакомая боль. Попали мрази!
  И кубарем вперед, на фальшборт, больно приложившись причинным местом. После головой вниз, во тьму. И только одна мысль настойчиво крутилась в голове.
«Плавать ведь не очень сложно, даже у детей получается…»

+4

11

Вообще-то она не думала, что прокатит. Максимум - что заставит матроса растеряться, сира Печеную Морду - начать оправдываться, и этим выгадает для нее немного времени.
В руки им она больше не собиралась даваться живой. Лучше уж прыгнуть за борт без шлюпки...
Но все вышло неожиданно еще лучше, когда Печеный, разогнавшись, словно бойцовский бык, вмял матроса в мачту и, обозленно рыча, кинулся к лодке, отвязывать канаты.
Селатирия тихонько присвистнула, растерявшись от всего увиденного, но быстро взяла себя в руки. Побежала - но не к лодке, помогать ему, а к оглушенному матросу, поспешно и лихорадочно стаскивая с него одежду.
Когда ее нечаянный помощник оглянулся в ее сторону, Морская змея как раз сдергивала с лежащего человека штаны.
- Что?! - выдохнула Селатирия, просовывая, не глядя, руки в рукава второй рубашки, поверх этой, и подхватывая штаны. Она почти раздета, и если удастся сесть в шлюпку, не собиралась сверкать голой задницей на потеху рыбам и прожарку солнцу.
С верхней палубы уже бежали. Мимо ламарки и сира Печеного свистнули арбалетные болты - кажется, церемониться не собирались ни с ней, ни с ним. С ней-то понятно, но в него-то почему стреляли на поражение?
Она заметила огонь в его руках - и все стало на свои места. Маг! Фойрров чешуйчатый хвост!
- Давай скорее, рыбы сожри твои глаза!
Тот, недолго думая, попросту скинул легкую лодку вниз.
— Прыгай!
Селатирия вспрыгнула на фальшборт - на какую-то долю секунды успела увидеть вытаращенные от изумления глаза капитана, почувствовала на себе прицелы нескольких арбалетов. Затем - оттолкнулась и, прижимая к груди трофейные штаны, прыгнула как можно дальше в воду, где разыгравшееся море уже уносило шлюпку от корабля.
Аллоров хрен!..
Удар о воду отозвался в ее раненом теле такой вспышкой боли, что Селатирия на мгновение потеряла и поверхность и дно, а перед глазами все поплыло. Рана на животе вновь кровоточила, и фалмари не спешила всплывать. Хорошо, что было темно...
Наверху орали, полыхнуло несколько вспышек. По-прежнему держась под водой, Морская змея подплыла к лодке снизу, осторожно приподняла над поверхностью голову - так, чтобы борта заслоняли ее от стрелков. Голова кружилась, и сил почти не было, и все же она выдохнула тонкую струйку тумана - разросшуюся в облако, густое, как молоко. Очертания "Москита" почти скрыло - но это значило, что и лодка им теперь не видна. Стреляли наугад - мимо свистнул еще один болт. Селатирия зашипела сквозь стиснутые зубы, закинула в шлюпку мокрые штаны, подтянулась на руках и завалилась внутрь, в нещадно закачавшееся суденышко.
С ее бедного живота словно кожу сдирали...
Тут что-то тяжело рухнуло в воду, подняв целый фонтан брызг, и Селатирия едва не выпрыгнула за борт второй раз, увидев возле борта искореженное шрамами лицо своего незадачливого спасителя-пьянчуги.
А он-то нахрен выпрыгнул? И нахрен ей тут сдался?
Она не успела задать ему эти вопросы, а он был явно не в состоянии на них ответить. Он неумело и лихорадочно барахтался - так, как барахтаются только тонущие и не умеющие плавать - и пытался ухватиться за весло.
Можно было оставить его так. Или утонет - или его подберут с "Москита". Не убьют же они его в самом деле.
Но он ей помог.
- Давай руку!.. - выдохнула Селатирия, протягивая к нему обе руки. Схватила его за рукав и за шиворот - он раскачивал лодку так, что едва ли не переворачивал! - помогла взобраться. Теперь оба, мокрые до нитки, дрожали внутри. У него из плеча торчала окровавленная головка болта. У нее на животе вновь кровоточил порез.
- Хватит впустую стрелы растрачивать! - донесся откуда-то издали голос скрытого туманом капитана "Москита". - Тащите фонари, не могли они уйти...
Селатирия усмехнулась, чувствуя на губах кровь. Уронила руку через борт - так, чтобы тонкая кисть касалась воды. Шепнула заклятье.
И лодка, словно подстегнутый скакун, рванулась вперед по волнам. Фалмари не смотрела, куда именно - лишь бы подальше от корабля. Она устало повисла на борту, пытаясь прийти в себя и проваливаясь в полузабытье от боли и растраченной магии.
Но морю она доверяла больше, чем людям. Пусть море и несет ее. Придется и сиру Печеному довериться морским волнам...
[nick]Селатирия[/nick][status]Морская змея[/status][icon]http://forumfiles.ru/uploads/000f/3e/d5/640/643790.png[/icon][sign]О Морской змее[/sign]

+4

12

От удара о твердые, будто каменные, волны, сознание вылетело из тела Вильгельма. Он камнем пошел на дно. Но, через несколько секунд, Фойрров букет из боли в сломанном носе, отбитых причиндалах и простреленном плече привела его в себя. Хлебнув ледяной соленой воды вместо воздуха, барон начал беспорядочно дёргать руками и ногами. Силы кончились почти мгновенно. Одежда и сапоги весили кажется больше чем доспехи и уверенно тянули вниз.
"Где он? Где поверхность? Холодно..."
Последняя мысль понемногу затухала в туманном сознании. Но тут же упёрто вспыхнула следующая.
"Да не бывать тому! Чтоб я Барон Вильгельм фон Ворт, "Феникс Пограничья", сдох как утопленный котенок?! Всех сожгу!!!"
  Рубаху - одним движением с себя, сапоги тяжеленые слезать не хотели. Но один, потом второй - уплыли. Легкие и мозг горели от солёной воды и недостатка воздуха. Абсолютная тьма вокруг. Случайное направление и мощные неуклюжие гребки.
  Повезло... Наверное. Голова во тьме з размаху ударилась в дно лодки. По борту в верх. Воздух!
  Надсадно кашляя барон всплыл возле самой лодки. Фонтаны воды вперемешку с ужином не прекращая извергались из него. Бессмысленно барахтаясь Вильгельм уцепился за что-то. Весло.
  Ламарка в шлюпке с досадой смотрит на него. Лишний груз. Но, все же схватила и потянула к себе. Перевалившись внутрь, фон Ворт не переставая кашлять, стоял на карачках. Лодка с огромной скоростью неслась непонятно куда, а Селатирия лежала на корме, похоже без сознания. Кровь пропитав её рубаху стекала на дно шлюпки тоненьким ручейком.
- Кха-кха... Я ещё... Не закончил! - прерываясь кашлем, прохрипел почти не слышно барон, подымаясь на ноги.
  Лодка прыгала с волны на волну как камешек в пруду, долго простоять на ногах не сумел бы и опытный моряк. Злость и упёртость творят чудеса. В руках Вильгельма вспыхнула искра, на глазах разрастаясь в огромный шар бушующего пламени. Отдельные, непослушные язычки лизали грудь барона и его лицо. Не впервой. За пару мгновений в лодке стало тепло. Кровь из разбитого носа запеклась на лице барона от жара. Шар ставал все больше, и вот маг, уже не в силах терпеть боль, швырнул огонь назад по курсу. В темное небо. Тот с шипением превращая в пар капли дождя, кометой пролетел сквозь тьму.
  Взрыва вдали Вильгельм уже не увидел. Он, еле живой от боли и истощения, упал на дно лодки. И невидяще уставился в небеса.
- Так тебе Лавасер. Гори к Фойрровой матери, жлоб! - прохрипел барон, то ли во сне, то ли наяву.
  А тем временем на "Моските" вмиг вспыхнули паруса. Капли жидкого пламени капали вниз на палубу, на головы людей. Освещенный ярким светом корабль терял ход, становясь легкой жертвой для охотящейся бури. Стихия известила о своем приходе вспышкой молнии за горизонтом.
  Пророкотал гром.

Отредактировано Вильгельм (31-05-2020 13:05:03)

+4

13

Ее привело в себя солнце.
Палящий белый шар быстро разогнал хмурые серые облака, оставшиеся от ночного ненастья, и теперь жег ламарке кожу. По воде плясали яркие слепящие блики, мелкие волны покачивали лодку, и Селатирия невольно улыбнулась.
Море. Она жива. Она снова в море, и она...
Она раскрыла глаза, и первым, на что наткнулся взгляд, был громадный мужик с обгоревшим лицом, без сил скорчившийся на дне лодки.
Сир Печеная Морда!
Она же сама вытащила его из моря накануне!
Очень медленно и осторожно Селатирия села - лодка даже не качнулась от ее движений - и подалась чуть вперед, мрачно разглядывая своего попутчика. Вот какого хрена? Она ж даже не знает, кто он такой - за исключением того, что он вроде бы умел колдовать. Что если он нападет на нее, когда она ослабеет?
Слишком яркими были воспоминания о жестких мужских лапищах, прижимавших ее к палубе и хватавших за волосы.
Вокруг расслабленной руки Селатирии медленно начал сгущаться морозный туман, принимая очертания острого дротика. Один удар - и волноваться будет не о чем...
...И все же она его не нанесла. Посмотрела несколько мгновений на искаженное лицо человека, на тяжело вздымавшуюся грудь, на окровавленный болт, торчавший в плече - и погасила атакующее заклятье.
В море всегда лучше выходить вдвоем - даже если ты ламар. И потом, стоило поначалу хотя бы расспросить его. Вдруг он окажется чем-то полезен на суше - когда они, разумеется, туда доберутся...
Селатирия отползла на свою сторону лодки и занялась собой. Все тело немилосердно болело, повязки на животе задубели от крови. То и дело косясь на бессознательного Печеного, пиратка стащила через голову обе перепачканных кровью рубашки и, совершенно обнаженная, принялась, шипя от боли, разматывать повязки. Некоторые присохшие приходилось отмачивать, и перед глазами мелькали искры, когда она делала так.
Наконец, она размотала их и осторожно принялась осматривать и ощупывать рану на животе.
А, сука удача. Ей и впрямь невероятно повезло. Глубокий порез не задел органов, а корабельный врач мастер О'Райн хорошо обработал рану. Она кровоточила, но была чистой - без воспалений и опухлости.
Селатирия глубоко вздохнула, положила на рану раскрытую пятерню и пустила "заморозку крови". Корка льда, сперва тонкая, затем все более плотная, покрыла рану, стягивая края, окончательно успокаивая кровь. Будет потихоньку заживать, а как растает, можно и новую...
Мужчина в лодке пошевелился и застонал, и Селатирия застыла, напряженно вглядываясь в его лицо. В себя пришел?
- Эй! - негромко позвала фалмари, настороженно выпрямившись. - Эй! Сир Печеная Морда! Живой?
Вспомнив, что до сих пор раздета, она торопливо зашарила по дну лодки, подобрала одну из рубашек - наименее грязную - и натянула на себя. Где-то здесь еще должны были остаться отвоеванные с боем штаны матроса.
Одежда была на удивление сухой, хоть и слегка задубевшей от морской соли. Странно, не успела бы так быстро высохнуть. Разве что этот маг...
[nick]Селатирия[/nick][status]Морская змея[/status][icon]http://forumfiles.ru/uploads/000f/3e/d5/640/643790.png[/icon][sign]О Морской змее[/sign]

+4

14

В смутном тревожном сне барон видел пламя. Он часто его видел. И во сне и наяву. Старые ожоги привычно ныли, к этому добавлялось жжение ожогов новых и боль в плече. Этот сон всегда снился барону когда ему было особенно хреново. И до сего дня он всегда умудрялся просыпаться после него. Сейчас - не получалось.
  Мужчина неловко повернулся и болт в ране сместился. От неимоверных ощущений Вильгельм застонал, всё ещё находясь в пучине сна, но понемногу приходя в себя. Огонь крепко уцепился за мага не желая отпускать. Он ревел в ушах, слепил даже сквозь закрытые глаза.
- Эй! Сир Печеная Морда! Живой? - негромко прозвучало где-то за вездесущими языками огня. И барон рванул на звук. Рывком пройдя в себя он сразу же, продолжая рваться из оков сна, сел.
  Чтобы оказаться нос к носу с фалмари. Её лицо было всего в паре шагов от него она сидела на корме в одной слегка окровавленной рубашке, держа в руках штаны. Рубаха матроса была ещё короче предыдущей, и так как Селатирия седела, задралась гораздо выше чем могла бы себе позволить даже самая развратная шлюха. До получения денег.
- Штаны бы хоть... - прохрипел было фон Форт, в ответ на злобный взгляд который кинула на него девушка увидев куда он смотрит, но горло не вытерпело таких издевательств.
  Кашель отдавал болью кажется во всем теле. По крайней мере барон не ощущал такого места где бы не болело.
- Фойрр...- хрипнул он откашлявшись.
  Осмотрел море вокруг. Почти ровная синяя тарелка до горизонта во все стороны. Мелкие-мелкие волны бежали вслед за весёлым прохладным ветерком. Абсолютно ничего не напоминало  о вчерашнем шторме. Не найдя ничего интересного, Вилли осторожно прилёг обратно на дно лодки.
- Я бы советовал вам леди Селатерия, заставить эту штуку плыть к берегу. Потому что я, кажется, скоро сдохну. - прошипел он сквозь сорванное вчера горло.
  Лёжа было намного легче. Не так болело тело. И барон решил пока оставаться в таком положении. Как можно дольше оставаться.
- Кстати, можете обращаться ко мне Вильгельм. После того как мы пару раз чуть не убили друг друга и пару раз спасли, я думаю, вы заслужили право звать меня по имени.
  В конце концов, хоть она и больная на голову и виновата в том что он здесь оказался в таком положении, разок она его жопу точно спасла. А благодарность, к сожалению, числилась в пороках Вильгельма фон Ворта.

Отредактировано Вильгельм (02-06-2020 11:25:43)

+4

15

— Штаны бы хоть...
Ну конечно. Первое, куда он уставился - это на ее обнаженные колени и выше, где рубашка едва скрывала бедра. Фойрр бы отымел всех этих мужиков!
Селатирия ответила ему свирепым взглядом, и Сир Печеная Морда умолк, постепенно осознавая, на каком он свете. Морская змея, тем временем, натянула штаны незадачливого матроса, утонула в них, словно ребенок в бочке, и, ругаясь себе под нос, соорудила пояс-завязку из обрывка бинта. Хоть держаться на талии будут.
Затем вновь повернулась к мужчине, дожидаясь, пока тот оценит ситуацию. Тот тяжело дышал, но одним болтом такого здоровенного не убьешь, это она точно знала. Селатирия уселась поудобнее, подняла весла дрейфующей лодки, чтобы те не мешали ей плыть и не касались воды, скрестила руки на груди:
- Ну, во-первых, я, к большому сожалению, не знаю, куда именно мы плывем, и куда нужно заставить плыть эту посудину. Сейчас солнце, - указала она на очевидное, - по звездам я смогу определиться, но будет еще проще, если вы все же соизволите мне сказать, куда плыл "Москит" и мимо каких земель. Я, видите ли, была в отключке большую часть этого времени...
Сир Пече... Вильгельм смотрел на нее со дна лодки. Солнце жгло свежий ожог на его лице. Когда только успел получить.
- Во-вторых, я бы экономила магию. Сил у меня не так уж много, а вам нужно вытащить болт и закрыть рану. В третьих... вы тоже маг. Не отрицайте, я это видела. Что вы умеете, кроме поджаривания собственной физиономии? Сейчас нам неплохо бы раскрыть друг перед другом карты и объединить усилия.
Она привстала в лодке, оглядываясь по сторонам. Нет, нигде никакого намека на берег видно не было.
- Ну и в-четвертых... Вильгельм, - пиратка пошевелила языком, выговаривая громоздкое человеческое имя. Небось еще и родовых парочка затесалась, но ведь молчит, гад. - Что ты вообще делал на том корабле? Ты не моряк, это я вижу. Зачем сам-то бежать решил? Или тебя там тоже держали для... допроса с последующим пусканием по кругу? - Селатирия хмыкнула. - Не, я, конечно, рада попутчику, - особой радости в ее голосе не слышалось, - но еще более рада буду узнать, чем ты можешь быть полезен на берегу, когда мы туда причалим?
Условия? Что вы, Селатирия никогда не ставила никому никаких условий! Просто переговоры, обычные переговоры...
[nick]Селатирия[/nick][status]Морская змея[/status][icon]http://forumfiles.ru/uploads/000f/3e/d5/640/643790.png[/icon][sign]О Морской змее[/sign]

Отредактировано Минори (02-06-2020 16:26:00)

+4

16

Лежать было очень хорошо. Солнышко приятно пригревало, ветерок обдувал свежие ожоги. Ламарка что-то все говорила и говорила. Глаза слипались с неимоверной силой. Сон тянул барона обратно к себе.
  Первое время Вильгельм ещё кивал когда нужно, и сонно отвечал.
- Мы шли мимо эльфийского острова. Он был по левому борту. На горизонте, не знаю как далеко. Куда-то к вампирам направлялись. - борясь со сном проговорил барон, а потом, после долгой паузы, добавил, - Но то было вчера с утра. Где мы были ночью я не имею понятия.
  Слова про экономию он пропустил мимо ушей. Вилли всегда пропускал эти слова мимо. А вот на месте про лечение мужчина оживился. Но перебивать Селатирию не стал. Невоспитано так делать, да и силы тратить неохота. А через десяток мгновений мысль о том лечении ушла из затуманенной головы. И хорошо спряталась.
- Согласен, мы в одной лодке, как-никак. Я могу ещё чужую рожу прожарить. Не всегда успешно правда. Огонь - всё что у меня есть...
  Дальше смысл сказанного ламаркой начал ускользать из головы фон Ворта. Глаза незаметно для него самого закрылись.
  Но проспал он недолго. Перевернувшись на бок, он надавил на пятку болта и буквально вбил его своим весом ещё глубже в плече. Болт теперь почти наполовину торчал из барона спереди.
...ты можешь быть полезен на берегу, когда мы туда прича... - бывшая капитан не успела договорить, её прервал поток ругательств.
  Вилли вспоминал строение тела Фойрра, и некоторых других богов, их сексуальные предпочтения, и родственные связи. Причем, все три составные части этой интереснейшей истории часто и порой неожиданно пересекались. Предложения перетекали друг в друга, переплетаясь в замысловатую вязь.
- Что вы там говорили про вытаскивание этой деревяшки? - глубоко вздохнув, понемногу успокаиваясь барон, - Вы меня подлатайте сначала, а потом я отвечу на все ваши вопросы. И даже не поленюсь задать парочку вам.
  Что-то слишком часто барону фон Ворту становиться больно, а началось всё после встречи с этой мутной особой. Очень показательное совпадение.
  Нужно было её словить, отдать Лавасеру, и рассказать всё как было. Но поздно уже. Да и мысль о горящем корабле этого подонка согревала сердце Вильгельму.
- Я предлагаю назначить вас главной, пока мы в море, конечно. - неохотно проговорил барон, который не любил подчинятся. Особенно женщинам. Но, очень хотел на твёрдую землю.
- Так что поздравляю, у вас снова есть судно!

Отредактировано Вильгельм (04-06-2020 08:56:07)

+4

17

Ответом на ехидное поздравление Вильгельма были отборные, изощренные ругательства уже самой Селатирии. Нашел, с чем поздравить! Она посреди моря, между вампирами (кто вообще в здравом уме поедет торговать к кровососам!) и эльфами, среди которых у Морской змеи тоже было не слишком много друзей, в утлой лодчонке даже без паруса, и с раненым полуголым мужиком-сухопутным, который и в море-то выбрался по ошибке...
Просто отличная ситуация! Блестящая!
Селатирия выдохнула и постаралась оценить все трезво. По крайней мере, она жива, чувствует себя гораздо лучше, и уж точно не помрет в открытом море ни от голода, ни от жажды. За Сира-Печеного-Вильгельма она не ручалась, но говорил он слишком изысканно для простолюдина, а значит, вполне мог оказаться полезным на берегу.
В конце концов, любой мужик бывает полезен, если он гребет веслами и не задает ненужных вопросов.
Правда, для начала следовало привести его в порядок, а то и правда помрет раньше времени...
Морская змея плотоядно посмотрела на барона и усмехнулась. Очень недоброй усмешкой.
- Ну что ж, тогда начнем с приятного - с того, чтобы вытащить из тебя эту штуку. Мне будет приятно, - с этими словами и без дальнейших предупреждений она оседлала мужчину, устроившись у него на голом белом животе и частично на бедрах. С другой стороны к арбалетному болту было не подступиться - места в лодке было слишком мало, - но фалмари была легкой. - Так что не стесняйтесь кричать, Вильгельм... Люблю, когда мужчины кричат!
Он уже существенно облегчил ей работу - болт торчал из громадного плеча почти наполовину, не надо было резать кожу и плоть, добираясь до наконечника, - а ещё больше тем, что в воде успел стащить с себя и камзол, и рубаху, обеспечивая свободный доступ к ране. Но треугольный наконечник все равно придется срезать, иначе ее несчастливый пациент так и будет насажен насквозь между ним и охвостьем, а то еще и раздерет себе все плечо.
Повезло еще, что угодил в мясистую часть плеча. Но крови все равно будет...
В руке Селатирии появился короткий, но тяжелый нож, сделанный изо льда - с маленькими зазубринами вдоль лезвия, чтобы удобнее было пилить. Просуществует такое оружие на солнцепеке недолго, но ламарка надеялась, что ей хватит времени.
- А теперь вдохнул!.. - скомандовала она и принялась отпиливать наконечник.
Да, больно. А что делать, жизнь тяжелая. Ей вообще-то тоже больно, но она ж не жалуется... пока что.
Длинные растрепанные волосы Селатирии свесились по обеим сторонам ее лица, закрывая ему обзор. Растревоженная рана в плече щедро закровоточила, и кровь ручейком заструилась по голосу плечу и здоровенной, как бочка, покрытой волосами груди, - древко болта шаталось, хотя Селатирия и старалась придерживать его. Отпилила наконечник, бросив его на дно лодки, перевернула Вильгельма на бок и одним движением вырвала застрявший болт из плеча сзади. После чего положила прямо на кровоточащую ладонь с растопыренными тонкими пальцами.
Второе заклятье остановки крови за утро... да еще и после ледяного ножа.
Когда перед глазами вновь запрыгали темные круги, Селатирия убрала руку, скатилась с Вильгельма и поспешно свесилась за борт, отплевываясь желчью. Было хреново. Утешало, что не ей одной - когда хреново кому-то еще, терпеть легче...
[nick]Селатирия[/nick][status]Морская змея[/status][icon]http://forumfiles.ru/uploads/000f/3e/d5/640/643790.png[/icon][sign]О Морской змее[/sign]

Отредактировано Минори (04-06-2020 18:22:03)

+2

18

- А теперь вдохнул!. - приказала ламарка с лица которой не сходила живодёрская улыбка.
  Барон дураком не был. Да и посторонние предметы из него торчали не в первый раз. Он вдохнул, и заранее, изо всех сил стиснул зубы, бесконечно жалея об отсутствии деревяшки которую можно прикусить.
  Растрёпанные волосы Селатирии закрыли собой все вокруг. Она сидела на Вилегельме верхом, обхватив его торс коленями. Со стороны, наверняка, эта процедура напоминала ни разу не лечение. Да вот только со стороны смотреть было некому. Кроме рыб.
  Сдавленное короткое мычание вырвалось из мужчины когда фалмари начала пилить древко. Но барон стиснул зубы ещё сильней, до хруста. Позориться перед этой бабой он не собирался. Нужно терпеть, а упёртости у Вильгельма было очень много. На десятерых.
  Горячая кровь стекала по плечу ручейком. Когда барона уложили на бок он тяжело бухнулся на дно шлюпки. Холодные пальцы прижались к ране вызвав новую вспышку боли… и успокаивающий холод.
  Селатирию тем временем вывернуло за борт. Тяжело не узнать явное магическое истощение. Не так много значит у нее сил.   А вот к барону силы стремительно возвращались, он принял сидячее положение и с недоверием ощупал плотную ледяную корку на плече.
- Спасибо леди капитан. - язвительно проговорил Вилли. - А в бурбон лёд наколдовать сможете?
  Мелкая месть за боль согрела душу, и стыдно за нее было совсем немного. Вильгельм с трудом удерживая равновесие поднялся на ноги. Лодку опасно закачало, но чудом не перевернуло. Барон приложил руку ко лбу и осмотрел горизонт.
- Земли не видать. Что делать то будем, а? Командуйте. - глянул он на фалмари сверху вниз.
- Я очень надеюсь мы вообще доплывем куда-то. И ещё больше надеюсь, что вы знаете как нам выбираться. - добавил он не отрывая взгляда от края неба.
  Где то над головой раздался крик чайки, что незаметно кружила на высоте.. Поток белой, пахучей субстанции попал в самую большую цель на мили вокруг. В Вильгельма.
- Да что ж до вас не доходит то?! - взревел барон, на ладони у него вспыхнул комочек пламени.
  Явно довольная попаданием чайка со всех крыльев неслась от лодки. Она, очевидно, чувствовала что дело пахнет жареным.
  А вот огонёк был не в настроении слетать с пальцев барона. Он, как вода, стёк по пальцам и руке мага и приземлился на окровавленную рубаху ламарки, на дне лодки. Та вспыхнула.
  Вильгельм, сыпля проклятьями, принялся топтать пламя, но от резких движений лодочка зашаталась как бешеная и мужчина, не удержавшись, упал. Прямо на голову изумлённой представлением девушки. Лодка от этого толчка поднялась почти вертикально на борт, и на миг замерла в шатком равновесии.

+3

19

Вот ведь гад!.. Она почти все силы потратила, чтобы вытащить из него этот проклятый болт и закрыть рану, она не жрала нормально почти неделю и вообще даже на ноги еще толком не встала - а этот... Печеный Хрен изволит шутить и спрашивать, что делать дальше.
- Лично я собираюсь отдыхать, - прохрипела Селатирия, приподнимая голову над бортом. Протянула руку, зачерпнула горстью морской воды и жадно напилась. Когда сил немного прибавится, нужно будет нырнуть в море, смыть с себя людские запахи, очиститься родной стихией... - И я знаю, как нам выбраться. Поэтому если ты перестанешь мельтешить и раскачивать лодку, и сядешь на место...
Она не закончила. Потому что этот идиот, этот пропойца несчастный, не иначе как с похмелья решил поохотиться с файерболом на чаек.
С файеболом. На чаек.
- Ты мозги что ли пропил к Фойрровой матери? - взвизгнула фалмари за мгновение до...
До того, как на дне лодки вспыхнула запасная рубашка, которую Селатирия думала пустить на тряпки для перевязок или (так уж и быть!) отдать Вильгельму прикрыть бледное пузо и раненое плечо. До того, как этот кретин принялся приплясывать и раскачивать их несчастное суденышко и ожидаемо опрокинулся на саму Селатирию - она едва успела отдернуть голову, иначе ему ничего не стоило попросту раздавить ее.
Лодка накренилась, фалмари почувствовала, как ее волосы коснулись соленой воды. Вильгельм в море был новичком - настолько, что ей хватило одного меткого пинка, чтобы выбросить его из лодки.
Тот ухнул в море, подняв тучу брызг. Шлюпка, уже зачерпнувшая воды, выровнялась и отчаянно закачалась, а сама Селатирия приподнялась над бортом и уставилась на барахтавшегося человека вспыхнувшими оранжевыми огнями глаз. Волосы Морской змеи опасно разметались, словно живые, в руках она крепко сжимала короткое весло, вполне пригодное для того, чтобы огреть незадачливого пловца по безволосому затылку и слегка притопить. В нравоучительных целях.
- Значит, так! - прошипела Селатирия, замахнувшись веслом, но пока не пуская его в ход. - Пока мы на этой посудине, ты, сухопутная крыса, слушаешь меня! Не палишь по чайкам, не несешь чуши, не пытаешься перевернуть эту херову лодку, не... не злишь меня, Фойрр тебя отымей! Сидишь тихо и гребешь, куда я и тогда, когда я скажу. Можешь болтать, не возбраняется, но не вздумай вновь устраивать здесь свои медвежьи пляски. Понял? Тогда у нас есть шансы доползти до хоть какого-то берега относительно живыми. Точно понял?!
Она протянула весло, но когда он уже почти схватился за него, отдернула вновь.
- И еще, - все тем же шипящим тоном добавила она, - запомни одну вещь: невозможно утопить ламара, но вот люди, по дури разломавшие свою лодку, прекрасно тонут в открытом море. Мне бы не хотелось, чтоб ты так глупо утонул, но это зависит от тебя... Мы придем к соглашению?
И на этот раз она, протянув весло помощи, уже не отдергивала его.
[nick]Селатирия[/nick][status]Морская змея[/status][icon]http://forumfiles.ru/uploads/000f/3e/d5/640/643790.png[/icon][sign]О Морской змее[/sign]

+4

20

"У-у-у змеюка. Та я её... Да я..."
  Оказывается барахтаться, стараясь удержаться на плаву и думать одновременно очень сложно. Мысли все время съезжали к тому как бы не пойти на дно. Бесконечно противная соленая вода заложила уши и набивалась в нос, жгла глаза.
  Проклятая пиратка ставила условия, хотела чтобы Вильгельм подчинялся всем её прихотям. А самое отвратное то, что выбора не было. Как не рыпайся, что не думай, без неё не выбраться.
- Да понял я, понял, психованная! - сквозь злобный скрип зубов выдавил из себя мужчина, - Точно понял, некуда уж точнее. Весло давай, утону ведь!
  Вильгельм как жаба, неуклюжими рывками гребя к веслу, сходу попытался вцепиться в него обеими руками. И когда оно вырвалось из-под пальцев - полностью окунулся в воду. Дезориентировано барахтаясь над самой поверхностью, он никак не мог найти, где же верх. Таки вынырнув, барон с упоением вдохнул такого сладкого, пусть и слегка соленого воздуха. Примерно в этот момент он решил, что ноги его больше не будет на корабле! Никогда!
- Да что ж ты творишь, баба?! - взревел Вильгельм, и услышав угрозу, добавил с немалой долей ненависти в голосе. - Да куда я денусь то? Без тебя я нивжизнь не выберусь на сушу. Так что соглашение заключено!
  Последнее слово он просто выплюнул и уцепившись за весло неуклюже перевалился в лодку.
  Полежал минуту на дне, успокаиваясь и просто дыша. Сел, нарочито спиной к корме и этой змеюке, подобрал брошенное ей весло вытянул второе из держателя.
- А дальше то что делать? - уже чуть спокойнее проговорил он, - Я понятия не имею как этим пользоваться…
  Прошло немало времени прежде чем барона развернули и показали как вставить весла в уключины. Ещё больше времени потребовалось чтобы Вилли разобрался как нужно грести. Но когда он разобрался, оказалось что гребец он отличный. Сильные, мощные взмахи весел заставили шлюпку просто полететь по безбрежной синей глади.
  Плече ещё немного побаливало, но Вильгельм терпел, а ну как дурная баба признает бесполезным и утопить попробует?
- Ну вот выберемся мы на берег, а дальше что? Есть у тебя знакомые среди ушастых? - на выканье барон решил забить, не заслужила эта капитанша.
- У меня там точно связей нет. Куда идти, как оттуда выбраться на континент. Или куда ты там хочешь попасть.
  Работая без остановки Вильгельм со временем начал уставать. Солнце немилосердно жарило, и нежная, обычно спрятанная броней, кожа краснела на глазах. Корочка льда на плече неспешно таяла заливая тонким ручейком солёной воды пару свежих ожогов на груди. Их же на лице заливали водопады пота. Но сдаваться и просить передышки Вильгельм не собирался.
"Не на того нарвалась, выкуси!"

Отредактировано Вильгельм (07-06-2020 22:54:55)

+3

21

Вообще-то, если бы было время и желание, из Вильгельма вполне можно было бы обтесать справного моряка. Уж силушки с выносливостью в нем было на двоих, а то и троих. Другое дело, что для этого нужно слишком много времени и огромное количество желания.
Времени у них сейчас было так себе, а желала Селатирия только добраться до берега. Но пока пиратка отдыхала на корме, запрокинув голову к небу, а мужчина усердно греб, он ухитрился поднять тему, которая слегка снизила ее энтузиазм:
— Ну вот выберемся мы на берег, а дальше что? Есть у тебя знакомые среди ушастых? У меня там точно связей нет. Куда идти, как оттуда выбраться на континент. Или куда ты там хочешь попасть.
Куда она хочет попасть?
Над этим Селатирия не задумывалась до сих пор - как-то не с руки было. Ясно одно: в море ей не выйти и корабль не снарядить. В эльфийских землях ей, честно говоря, было особо нечего делать - кое-где ее знали в лицо и без особого пиетета проводили бы до виселицы. В Фалмариле - тем более. В землях людей... слишком далеко от моря, да и к тому же - Селатирия представила себя в окружении сплошных Вильгельмов и мысленно содрогнулась.
Оставалось одно место. Кое-что она про него слышала - кстати, от кого-то из драконов Широичи, мать его, Сэндая-пророка. Говорили, что там можно залечь на дно.
Но сначала неплохо было бы добраться хоть докуда-то.
- Есть один эльфийский пень... - задумчиво проговорила Селатирия, с неохотой поднимая голову. - Некогда он ходил под командованием моего отца. У меня с ним... не очень хорошие отношения, и вообще-то он вполне может зарезать при встрече. Но в память о моем отце, может, и не зарежет. А если удача будет на нашей стороне, может, даже поможет нам с местами на корабль. Ты-то сам откуда родом? И за коим плыл к вампирам?
Она вдруг сообразила, что об этом самом Вильгельме не знает практически ничего. Мужик явно был не таким простым, каким поначалу казался: чувствовалась и выучка, и тренировки, и какое-никакое воспитание. Такой же обрывок аристократического рода, как и она сама? Или все же кое-кто покрупнее?
Морская Змея уселась поудобнее, разглядывая красное от жары и солнца, покрытое полузажившими ожогами лицо Вильгельма.
- Расскажи, времени у нас достаточно, - Селатирия прищурилась на солнце, которое как раз вышло в зенит. - И сделай передышку. Если будешь продолжать в таком же духе - к ночи с непривычки не сможешь и пальцем пошевелить. Это тебе не мечом махать, другая нагрузка, другие усилия... - она посмотрела по сторонам. Если он стрелял в чайку, то где-то неподалеку должна быть какая-то суша, где эти чайки гнездятся. Хоть клочок земли. - А еще нам не мешало бы что-нибудь пожрать и попить. Я надеюсь, ты рыбу любишь?
Селатирия невольно усмехнулась. Даже если не любит - придется полюбить. Другого кого она вряд ли сможет поймать сейчас.
[nick]Селатирия[/nick][status]Морская змея[/status][icon]http://forumfiles.ru/uploads/000f/3e/d5/640/643790.png[/icon][sign]О Морской змее[/sign]

+4

22

С каждым словом Селатирии уверенность падала. Какой-то там пень. Который может её зарежет при встрече, с Вильгельмом за компанию. А может и не зарежет. Надёжный план. Неимоверно. И на этом похоже все варианты спасения заканчиваются.
- Слишком много "если" в твоём плане. Но другого я так понимаю не будет… - выразил барон свой скепсис.
  Бывшая капитан провела по дворянину внимательным, изучающим взглядом. Барону искренне надеялся что интерес тот не гастрономический. А то кто её нелюдь эту знает. Щас как проголодается, утопит и сожрёт. Бр-р-р.
  Но нет, к счастью, интересуется она просто особой попутчика. Ну, можно и рассказать. Скрывать тут нечего и не перед кем.
- Барон Вильгельм фон Ворт, "Феникс Пограничья", властитель баронства Ворт, протекторат Вильсбурга. Страж западных границ, опора трона, и прочая, и прочая. - начав всерьёз перечислять регалии, под конец Вилли сбился к шутливо плутовскому тону. - В море попал… Ну скажем по ошибке. Так получилось. С капитаном я был знаком не очень хорошо, на борту меня просто терпели. Вот как то так, я и решил, что после твоих художеств меня точно на доску попросят. Зачем было тянуть?
  Рассказ Вильгельм закончил злобным взглядом на ламарку. Та и бровью не повела. Сделала вид что не заметила, смотрит мол на горизонт, землю ищет. Ага.
- Передохнуть, так передохнуть. Ты главная, как скажешь так и будет. А рыбу я люблю, но желательно жареную и с пивом. Или на худой конец с водой. Пресной. Морскую, как некоторые, пить не могу. - с явным намеком проговорил мужчина.
- А как ты в море попала? Не сейчас, сейчас то всё ясно, а вообще. Что выгнало тебя с родного Филмарила? За плохое поведение вытолкали взашей, или сама ушла? За местью, или за любовью. - пытался докопаться Вильгельм.
- Хотя, зная вас, ба… женщин, за мужиком каким пошла. Ну, угадал? - добавил почти сразу.
  Нужно ведь понять она от тяжёлой жизни подалась в пираты, людей грабить и резать, или действительно больная. Не то чтобы резанье людей смущало воина со стажем. Просто пиратов, как и любых других разбойников Вилли не любил. Точнее любил, но на виселеце.
  Да и не о погоде же говорить в конце концов. И так ясно что под таким солнцепёком барон скоро сдохнет. Вот бы тучку, или землю. Землю даже лучше…

Отредактировано Вильгельм (09-06-2020 18:16:13)

+4

23

- Баро-о-он... - протянула Селатирия на титулованное представление Вильгельма. - Аж целый властитель...
Она еще не решила, хорошо это для нее самой или плохо. С одной стороны, у "аж целого барона" наверняка водились денежки, чтобы заплатить за провоз своего собственного тела и одной легкой фалмари - даже если распиской. С другой - "аж целый барон" с тем же успехом мог быть чуть богаче андерильской мыши. Встречались команде "Спрута" и такие титулованные экземпляры, которые кроме громкого имени ничего за душой не имели. Да что там далеко ходить - ее собственный отец был из той же породы...
А вообще - пришла в голову неожиданная мысль, - этому самому фон Ворту ничего не стоило оправдаться перед командой "Москита": просто выдать им беглянку, и ни на какую доску его бы не отправили. Но об этом Селатирия умолчала. В конце концов, ей же лучше. Да и что сейчас об этом говорить?
Вильгельм, тем временем, принялся задавать встречные вопросы. Пиратка с усмешкой наклонила голову набок. Ей стало весело. Он с такой уверенностью тыкал пальцем в небо, что как тут было удержаться.
- ...зная вас, ба… женщин, за мужиком каким пошла. Ну, угадал?
Она посмотрела на него - раскрасневшегося, начавшего уже обгорать на плечах и шее, с паленой физиономией и такой довольной ухмылкой, что хоть плачь. Ну да. Мужики ведь такое богатство, что только за ними в море и ходить.
- Ой, да... как ты... как ты узнал? - Селатирия жестом смущенной монахини прижала ладони к щекам и с такой скоростью захлопала ресницами, что едва не взлетела. - О, Аллор... мне так стыдно признаваться в такой безнравственности, но без его любви я не прожила бы и дня...
Она выждала паузу, в притворном смущении пряча глаза и тяжело дыша, отчего грудь под мокрой рубашкой заходила ходуном. Затем не выдержала, бросила притворяться и расхохоталась - от души, запрокидывая голову и едва ли не до слез.
- Во имя морского хрена, нет!.. Так даже я не могу. Ты всерьез думаешь, что в море женщины ходят за мужчинами? Спору нет, их, конечно, на кораблях хватает, но... ты сам видел, к чему это приводит, - она невольно коснулась живота, где все еще болел заживающий шрам. - Мой отец был капитаном. Я родилась на палубе "Спрута", так что этот корабль и эта жизнь - мои по наследству, и никакого иного дома, кроме моря, у меня нет. И мне это вполне нравится... нравилось.
Это была чистая правда, и на сей раз Селатирия была уже непритворно серьезна. Ну... допустим, кое-какие детали своей биографии она все же опустила, а в придумывании кое-каких просто не могла себе отказать.
- И потом... моей матерью была самка большой белой акулы, - все с той же спокойной серьезностью проговорила фалмари. Она уже подметила, что барон фон Ворт настолько мало общался с представителями ее расы, что вряд ли представлял себе, откуда берутся ламары и их способности, и почему они так похожи на рыб. - Однажды в один чудовищный шторм мой отец выпал за борт и его унесло волнами. Целую ночь его носило по морю, пока к утру его, обессилевшего, не спасла огромная акула. Он уцепился за ее плавник, и в благодарность она довезла его до корабля. Ну а там... попросила определенную плату. Так что папаше пришлось спускать штаны и приниматься за дело. А через несколько месяцев волны выбросили на корабль меня... - всю эту дичайшую историю Морская змея рассказывала негромко, нараспев и с таким выражением лица, словно сама она абсолютно верила в то, что говорит. Строить такое лицо она умела мастерски.
[nick]Селатирия[/nick][status]Морская змея[/status][icon]http://forumfiles.ru/uploads/000f/3e/d5/640/643790.png[/icon][sign]О Морской змее[/sign]

Отредактировано Минори (11-06-2020 13:11:35)

+4

24

Селатирия очень правдоподобно изображала дурочку. На миг Вильгельм даже поверил что она нормальная девушка, хотя сомнения, вспоминая её поведение до сих пор, были сильны. А уж когда она начала хохотать, стало ясно что это просто издёвка. Проклятая змеюка.
- Что прямо на палубе и родилась? Небось и абордаж тогда был, или буря. Ну, как минимум, солнце от этого события точно должно было спрятаться. - иронично вставил барон.
- И потом... моей матерью была самка большой белой акулы, - высказала ещё более невероятную деталь девушка.
- Что?! - опешил Вилли от этих слов.
  В голове у него кипела лихорадочная работа мысли, он пытался вспомнить откуда берутся ламары. И не мог.
"Да нет, быть того не может! У рыб же икра вроде. Кажется. К тому же эта пиратка как человек выглядит. Почти. Вон… кхм… грудь есть, ею же детей кормят, правда? Как бы её акула кормила? А хрен его знает как оно работает. Но, надеюсь, это шутка."
  Селатирия тем временем описывала подробности этой невероятной истории. И вроде подробности эти ещё более бредовые, но… По виду она верит в то что рассказывает. Может ей эту сказку папа вбил в голову. Будем надеяться на эту версию.
- Очень интересно. Да. Надеюсь, мы доберёмся до берега до того как следующий шторм заставит нас искать спасения у вашей матушки… - неуклюже попытался пошутить Вилли.
  Солнце жарило немилосердно, кажется, оно поставило себе за цель превратить барона в кусок хорошо прожаренного мяса. Во рту чувствовалась пустыня. И вроде океан кругом, а на зубах аж песок хрустит. А змеюке, хоть бы хны. Сидит ручкой в воде болтает. Вильгельм попытался и себе зачерпнуть солёной воды, хоть пот с лица смыть. Но сразу отдернул руку - будто кипяток.
- Так сможешь водички наколдовать, или нет? А то останешься без моей приятной компании ну очень скоро. - вынужден был опуститься до просьб мужчина.
  И ничего не поделать, тут, на шлюпке, он балласт. Лишний груз который не бросили из милости. Она же фалмари, что ей стоит прыгнуть в воду, махнуть хвостиком и уплыть куда угодно. Да без особенных проблем она так может сделать. Но почему-то не делает. И это ещё больше распаляло тихую неприязнь, что горела в бароне.
- Кстати, а где ты колдовать училась? Раз ты на корабле родилась и всю жизнь проплавала. Тебя кто-то должен был учить, у вас, может, был корабельный маг? Или, то дело рук лично Аллора? - продолжал ёрничать аристократ, мстя за то что вынужден просить о помощи.
  Безнадежный взгляд на горизонт и, к удивлению, синяя полоса нарушалась  инородным вкраплением. Какое-то то ли широкое марево, то ли огромная туча на самой грани видимости, на юго-западе. Вильгельм встрепенулся, указывая пальцем.
- Госпожа капитан! Это вышеупомянутый шторм, или земля? - с надеждой спросил он, - Я очень рассчитываю на то, что ваш ответ меня обрадует...

+4

25

Это того стоило. Выражение лица господина барона во время ее рассказа стало таким изумленно-беспомощным, что Селатирия едва сдержала очередной приступ смеха.
Не просто громила с магией, но еще и ужасно наивен. О Аллор, как трогательно!..
- Надеюсь, мы доберёмся до берега до того как следующий шторм заставит нас искать спасения у вашей матушки… - пробормотал Вильгельм, и Селатирия не удержалась:
- Ну, в крайнем случае, у нас есть мужчина, чтобы расплатиться за ее помощь, - и кинула на Вильгельма быстрый, подначивающий взгляд, отчего тот предпочел спасительно сменить тему.
Жарило. Солнце уже перевалило зенит, но по-прежнему немилосердно пекло. Селатирия к нему привыкла, а вот барон успел уже обгореть. И она мысленно удивлялась, почему он сам не решит свою проблему - он же маг! И восстанавливается, судя по всему, достаточно быстро. Но прежде, чем она об этом спросила, Вильгельм заговорил сам:
— Так сможешь водички наколдовать, или нет? А то останешься без моей приятной компании ну очень скоро.
Селатирия, проверявшая течение за бортом лодки, приподнялась и с интересом уставилась на барона.
- А сам-то ты чего? Это же простейшая бытовая магия, а ты - колдуешь. Неужели... - она присмотрелась к его полыхающему алым лицу и хмыкнула. - ...не умеешь? Как так, с этого обычно начинают! Ну ладно, - сменила она гнев на милость, - Подставь ладошки... Что? А куда я тебе, по-твоему, эту воду наколдую? Сразу в рот?
И наколдовала - не слишком много, несколько горстей, чтобы хватило попить и умыть лицо.
- Колдовать меня учил отец. Он прошел полноценное обучение в Фалмариле. Да, он не всегда был пиратом, просто... не все сохраняют свои баронства и прочие аристократические козыри в целости, - ей было любопытно, насколько богат Вильгельм, и можно ли что-нибудь с него стрясти, но тот на это не купился. Вместо этого присмотрелся к чему-то за ее спиной и оживился:
- Это вышеупомянутый шторм, или земля?
Селатирия посмотрела в ту же сторону и сощурилась.
- Земля, похоже. Ну, как земля... Островочек. Чтобы размять ноги хватит. Греби туда.
Она надеялась, что может быть, на островке найдется источник пресной воды (а то чего понапрасну магию тратить) или пиратские тайнички, но он оказался пустынным. И вообще больше походил на длинную отмель, в середине поросшую буйной растительностью, а по краям окруженную песчаной косой.
- Не густо, - вынесла вердикт Селатирия, уперев руки в бока и оглядываясь. - Ладно. Значит так. Прикрепи лодку - надежно, чтоб никуда не унесло, если поднимется вода! - и займись костром. Это ты вроде бы умеешь. А я... - продолжая говорить, она небрежно стянула с себя чужие штаны, вновь оставшись в одной рубашке, и бросила их на песок. - ...раздобуду для нас немного даров моря.
Ее ноги внезапно удлинились, срослись, мгновенно превращаясь в мощный змеиный хвост. Распущенные волосы зашевелились, словно их растрепал незнакомый ветер. Селатирия обернулась к барону и подмигнула - глаза ее стали оранжевыми:
- И не вздумай уплыть на этой лодочке куда-нибудь без меня. Я же найду...
С этими словами она сползла в океан, оставляя на песке длинный, извилистый змеиный след.
Она не сомневалась, что он останется.

Вернуться в теплые, целительно прекрасные морские воды было настоящим благом. Селатирия скользнула подальше от острова, в глубину, и наслаждалась лаской океана, смывающей с нее человеческий запах. Она пробовала на вкус течения, глотая воду, и ощущала, что к ней все быстрее возвращаются силы. Морские обитатели здесь были непуганы ни кораблями, ни рыбаками, и пиратка прежде всего подкрепилась сама, съев нескольких мелких рыбешек сырыми. Затем удовлетворенно вздохнула и приступила к поискам.
На островок она вернулась, когда солнце уже клонилось к закату. С торжеством вывалила на песок свой улов, собранный, как в мешок, в снятую и связанную матросскую рубашку - нескольких рыб и целую гору ракушек-моллюсков, набранных на дне, огромную кучу водорослей разных форм, четыре плоских камня и пару острых осколков кораллов и раковин.
- Налетай! - самодовольно предложила она спутнику.
Со всем этим богатством она могла бы жить припеваючи в любом месте в море. А вот Вильгельм, интересно, привык ли вообще обходиться без своих слуг?
[nick]Селатирия[/nick][status]Морская змея[/status][icon]http://forumfiles.ru/uploads/000f/3e/d5/640/643790.png[/icon][sign]О Морской змее[/sign]

Отредактировано Минори (13-06-2020 09:24:07)

+4

26

Змея уползла. Буквально. Оставив длинный извилистый след на песке.
  Нелюдь проклятая ещё и угрожала. Ага, щас! Сядет барон в утлое суденышко и поплывет по этому Фойрровому океану непонятно куда. Нет без этой фалмари Вилли пропадет. Придется терпеть. Пока что…
  Сразу после ухода змеи мужчина спрятался в тени местных то ли пальм, то лили не пальм. Как оно точно называется он не знал, конечно. Длинная, влажная на ощупь, травка приятно щекотала опалённые солнцем плечи и спину. Ветерок обдувал разгоряченное тело. Тянуло в сон…
  Но мысль о том что шлюпку унесет море и Вилли останется один на один с этой психованной навсегда, сорвала барона на ноги.
  Лодка пока, к счастью была на месте. Прилив понемногу её откапывал, но песок пока не отпускал. Взявшись за нос Вильгельм с кряхтением и натугой потянул её к деревьям. Шлюпка казалась намного тяжелее чем показалось тогда, на "Моските". Но, в конце концов, Вилли справился.
  Воспоминание о "Моските" вызвало вялые мысли-вопросы о судьбе корабля и команды. Вот барон со змеёй выжили и прибились к берегу. Может и Лавасер сумел. Хотя, будем надеяться, он таки пошёл на корм рыбам. Ну их, такие возможные встречи…
  Пришла пора думать о костре. А для него нужен хворост. Значит надо осмотреть островок. К счастью, или не очень, осматривать тут почти нечего. Десяток вроде-пальм, и густые заросли то ли кустов, то ли лиан между ними, на три десятка метров собственно, земли. И здоровый песчаный пляж вокруг.
  Внимание дворянина привлекли большие, размером с голову, плоды на деревьях. Их вроде называли орехами и в них, почему то должно быть молоко. Вроде. Уверенности у Вильгельма было не очень много. Но молока хотелось. Да и вообще пить, что там той горсти воды что наколдовал ламарка.
  Она ещё и издевалась что он не умеет. Да когда эти уроки были, лет десять назад? Подумаешь "основы". Да и слушал тогда маленький рыжий мальчонка вполуха. Он с нетерпением ждал заклинаний пламени. Вот - дождался!
  Выбрав ствол потоньше мужчина начал его изо всех сил трясти. Ноль внимания, кокосы остались на своих законных местах.
- Ах вы… Орехи! Ну я вам! - взъярился Вильгельм.
  Опустив руки в песок, маг начал насвистывать на манер одной пошлой трактирной песенки. Магия, на этот раз, послушно отозвалась. Воздух пошёл рябью, от жара песок плавился, превращаясь в подобие раскаленного стеклянного топора.
- Говоришь, костёр? И воду говоришь сделать - основы? - злорадно прошептал барон, и продолжил свистеть.

-Налетай! - ещё не дойдя к костру бросила мешок на землю девушка.
  Небольшой костерок, скорее даже кучка углей между которыми пробивались редкие ящички пламени, освещали красноватым светом немаленький штабель дров. Чурки из пальмы были подозрительно обгоревшие  в местах срезов. Растительности на островке стало значительно меньше, чем было до отплытия Селатирии.
- И что, есть там что-то вкусное? - лениво, с превосходством проговорил барон и приложился к выжженной дыре на боку кокоса.
  Подняв взгляд от мешка, он наткнулся им на абсолютно голую фалмари. Резко отвёл глаза. Разглядывая камешки, которые вывалились из мешка, (подозрительно напоминающего рубаху) он старался понять зачем они тут нужны. И всячески старался не думать про оголенную девушку, пусть и нелюдь, в полудюжине шагов.
- Кхм… Ты бы это. Оделась что ли… - как бы между делом проговорил Вильгельм.

Отредактировано Вильгельм (14-06-2020 17:59:59)

+4

27

- Как трогательно ты заботишься о моей одежде! – умилилась Морская змея, разглядывая мужчину, развалившегося возле костра с грудой кокосов. Ее ноги все еще были хвостом, покрытым прочной чешуей, разве что грудь оставалась обнаженной, но тут уж извините – рубашку она приспособила под мешок. – К твоему сведению, песок отлично начищает чешую. Если ее как следует потереть, она засияет, словно полированный металл. У нас это считается признаком здоровья и красоты, а ты «прикройся, прикройся»…
Она поддразнивала. Должно быть, ее тело – особенно в морской форме – вызывало у человека отторжение, и это странным образом успокаивало. Если бы он не отворачивался в смущении, а попытался бы сделать поползновение в ее сторону – Селатирия наверняка атаковала бы его. Слишком живы были воспоминания о том, что произошло на «Спруте».
Фалмари вытряхнула остатки своего улова из рубашки, сполоснула ее в прибрежных волнах и, мокрую, натянула на себя. Затем превратила хвост обратно в ноги, надела штаны, и в таком полувлажном виде, просвечивая сквозь тонкую ткань не хуже, чем прежде, устроилась у костра обсыхать, удобно скрестив босые ноги.
- Это вот так, - она уложила плоские камушки на угли и бросила на них выловленную рыбу. – От чешуи сам почистишь. А была бы у нас глина, можно было бы запечь такую вкусноту, что ты бы пальцы проглотил, - Морская змея мечтательно облизнулась. – А это – вот так…
Она взяла закрытую устричную раковину, всунула острый обломок другой раковины между створками, ловко вскрыла ее, словно ножом, и, не задумываясь, слизнула сырого моллюска, будто изысканное лакомство. Для ламарки, впрочем, оно и было таковым.
- Попробуй, очень даже вкусно, - предложила она барону, вскрывая вторую раковину. – Их там много, можно до отвала наесться…
Почему-то на его обожженном лице не мелькнуло энтузиазма.
- А вот эту водоросль можно есть так, - Селатирия отщипнула немного от пучка водорослей, похожей на длинные темно-зеленые ленты, перепутанные между собой. – Полезная, и быстро восстанавливает силы.
Желания попробовать у ее спутника вновь не появилось. Ну и зря.
- А вот из этого, - ламарка тронула босой ногой клубок других водорослей, плотных и упругих, - сделаем тебе… шляпу, - она с сомнением посмотрела на безволосую голову мужчины. – Хотя я не уверена, что нормально сплетется. Тут бы пригодились еще листья… - она оглядела островок, и только теперь заметила, насколько он поредел, - …пальм. Ты зачем их спалил?!
Ох, горе. Вместо справного моряка приходится добираться до суши с мужиком, который очевидно вообще практически никогда в своей жизни не работал руками.
- И как вы вообще живете в своем Остебене? Или где там… в баронстве? – проворчала Селатирия, но в ее голосе мелькнуло любопытство. – У тебя небось куча слуг, и все всё за тебя делают? Разводят животных, забивают на мясо, ловят рыбу, молоко доят, одежду шьют… А ты чем занимаешься? Расскажи про Остебен, господин барон, а то я там никогда не была, мне интересно.
Она потянулась за вскрытым кокосовым орехом и глотнула вязкого молока.
[nick]Селатирия[/nick][status]Морская змея[/status][icon]http://forumfiles.ru/uploads/000f/3e/d5/640/643790.png[/icon][sign]О Морской змее[/sign]

+4

28

- Ну, листья остались. Я не знал что с ними делать, горели они плохо… Они на той стороне острова, кучей, на пляже. - попытался оправдаться Вилли, - Ну, были там до отлива. Может и осталось чего.
  Ну да, барон слегка психанул с теми пальмами. Но, с кем не бывает. Она, что ли, никогда не срывалась?
  Рыбка выглядела аппетитно. Пара экземпляров с ладонь, размером. Причем его ладонь. Может выйдет перебиться жаренной рыбой, не пробуя зелёную морскую траву и гадких, слизких обитателей того же моря.
- Да как все живут, так и мы, люди, живём. - выслушав град вопросов принялся объяснять Вильгельм. - Всем что ты перечислила, занимаются крестьяне.  Слуги у меня есть конечно, но они в основном убирают, готовят, за лошадьми присматривают.
  Над объяснением основ жизни в Остебене барон призадумался. Он то прекрасно понимал как оно работает и почему должно так работать. Но как это объяснить то, чужестранке?
- Просто и скучно мы живём в Остебене. Крестьяне да ремесленники работают, а мы, дворяне, их защищаем.  - максимум что смог выдавить из себя мужчина. - Разбойников ловим да вешаем.
  Запах рыбки которая уже начала поджариваться, ещё больше путал мысли. Вилли сглотнул слюну и приложился к кокосу. Молоко было непривычно маслянистым, хотя на вкус напоминало обычное домашнее.
- Ну и ежели недруг нападает, король дворянство созывает. И каждый властитель свою дружину приводит под королевские знамёна. Под моим флагом, например, семь десятков конных воинов, да три рыцаря. Ну и ополчение собирается, но оно так, стрелы ловить собой. - объяснял барон за то что понимает.
  Вильгельм слегка загрустил. Где тот замок Ворт? Где та дружина? Да и непонятно доберётся ли туда барон. А как матушка переживет если он не вернётся? Хотя, Изабелла Ворт наверняка не даст баронству развалится. Удержит в железном кулаке. Но, тяжело будет ей, и без мужа, и без сына.
- А ты говоришь на палубе прямо родилась? А ты бывала в Фалмариле, на родине отца? Ты же говорила что-то про титулы и земли, которые не получилось ему удержать. - искренне поинтересовался мужчина, - Ты никогда не думала вернуться и забрать то что твоё по праву крови? Правители нередко начинают главарями разбойников. Мой прапрадед, например, почти так и стал бароном…
  Все же, пытаться выбраться из этих Фойрровых вод с простолюдинкой - пираткой, или с аристократкой древнего рода, разные вещи. А может она и вовсе принцесса? Вильгельм, хоть убей, не мог вспомнить кто там в тех ламаров за короля. Так что, почему бы и нет?
  Солнце огромным красным диском опускалось в океан. Казалось, что тот должен вскипеть, выйти из берегов от необъятного, раскаленного, всесильного солнца. Облака возле горизонта полыхали алым, будто облитые кровью.
- Фойрр подери… Как же красиво! - вздохнул барон, прервав фалмари на полуслове.
  Действительно, даже жаль что ноги больше не будет Вильгельма на палубе корабля. Скорей всего, такой закат барон фон Ворт видел сейчас последний раз в жизни.

Отредактировано Вильгельм (19-06-2020 09:52:50)

+4

29

Селатирия слушала его с любопытством. Странно сознавать, но она вообще редко ступала на землю за пределами корабля - всякие мелкие порты, где останавливался "Спрут", не в счет. В глубине восточного континента она не бывала ни разу, и рассказы Вильгельма вызывали у нее столько же вопросов, сколько у него самого - морские секреты или уклад жизни ламаров.
— Просто и скучно мы живём в Остебене. Крестьяне да ремесленники работают, а мы, дворяне, их защищаем...
- То есть, - перебила его фалмари, - Крестьяне да ремесленники работают постоянно и каждый день, а вы - только когда война? Но ведь война и разбойники у вас, чай, не каждый день. Чем же ты в остальное время занят?
Сама Селатирия, удобно устроившись на песке у огня, и сейчас была занята: ее быстрые, ловкие пальцы сплетали плотную сеть из водорослей и пальмовых листьев, которые Вильгельм еще не спалил. Морской змее это занятие нравилось - напоминало о тех временах, когда она еще совсем ребенком училась вязать узлы, плести рыболовные сети, сплетать веревку из дранки и латать снасти. Хорошее было время...
Барон фон Ворт, словно подслушав ее мысли, снова спросил о детстве.
- Не знаю я точно, где родилась, - задумчиво, уже без прежних подколок и выдумок, отозвалась Селатирия. Усталость и давнее детское ремесло слегка смягчили ее. - Но на борту жила, сколько себя помню. Мать я не видела - не думаешь же ты, надеюсь, что она вправду была акулой?! - но папаша мой знатного рода был, что есть, то есть. Дальний родич кузена жены прошлого ламарского князя. Так что и дом у него в Фалмариле был, и учителя наилучшие, и денег с жемчугом вдосталь, и девки его любили. Свободы ему не хватало... или мозгов, - она усмехнулась, - но он о своих потерях не жалел. "Спрут" ему был милее, и новые земли за бортом. Он меня сам учил и магии, и читать-писать, и ножом махать. Как-то брал в Фалмарил, когда я еще совсем соплюхой была. Хотел пристроить к каким-то своим родичам, чтобы воспитали меня, как положено, знатной девицей, но мне оно тоже на хрен морской не сдалось, так что я удрала и вернулась на корабль еще до того, как он вышел из гавани...
Селатирия усмехнулась давним воспоминаниям. Тогда столица ламаров показалась ей огромной, оглушающей и совершенно чужой. Ей до тошноты была сама мысль о том, чтобы остаться в этом городе без отца, без родной каютки на борту "Спрута", без привычной команды, которая капитанскую дочку на свой лад баловала.
Сколько с тех пор прошло лет? Почти восемь десятков? Этот Вильгельм, небось, втрое ее моложе, а поди ж ты - барон. Важны ему титулы...
- Возвращаться мне туда незачем, там меня не приветят. Сам подумай, папаша мой был славным малым - а все ж пиратом. Имущество его давным-давно в пользу князя конфисковано, кераилией княжеской распродано. Мне-то там чего искать? Нет, единственное мое кровное имущество - "Спрут"... - глаза Селатирии блеснули, - И вот его-то я верну. Не сомневайся. Всех этих рыболизов сучьих вырежу, но верну...

Она умолкла, отложила готовое плетение, размяла пальцы и развалилась на песке, закинув руки за голову. Какое-то время негромко потрескивал костер, убаюкивающе шелестели волны. Закат пламенел, словно кровавое зарево - даже барона восхитил.
Морская змея улыбнулась.
- То ли еще будет, - снисходительно заверила она. - Ты погоди еще немножко, луна взойдет...
И луна взошла. Выкатилась на густо-синее небо огромным серебряным шаром, повисла над самым морем, прочертив по ровной глади широкую белую дорожку. Звезды - крупные, с кулак, в городах таких не увидать! - гроздьями повисли над притихшими водами.
- Представь корабль, летящий по морю к луне, - негромко, завороженно произнесла Селатирия. - Только ты, океан и небо, говорящие с тобой. В такие мгновения я понимаю, к чему бежал мой отец. Есть ли что-то лучше и свободнее этого?
[nick]Селатирия[/nick][status]Морская змея[/status][icon]http://forumfiles.ru/uploads/000f/3e/d5/640/643790.png[/icon][sign]О Морской змее[/sign]

+4

30

И опять-таки, вопросы фалмари озадачивали. Ну как ей объяснить то что понятно каждому остебенцу с детства. То что не нужно рассказывать, то что само собой разумеется.
- Ну-у-у… Видишь ли, быть профессиональным воином не так просто. Это труд потяжелее большинства. Каждый день тренировки для поддержания и повышения умений.  Да и, какому-то сенокосу не нужно периодически рисковать своей жизнью, за него это делают солдаты. - кое-как сформулировал Вильгельм, - Ведь тому же сенокосу тоже можно выдать копьё и за пару дней научить более или менее эффективно им пользоваться. Но в бою с дружинником умеющим носить броню и имеющим за спиной годы тренировок он ничто. Не говоря уже про рыцаря в полных латах, который почти неуязвим для таких вояк.
  Барону страшно захотелось залезть в удобный и безопасный панцирь такой родной брони. Взять в руки отцовскую алебарду, и выйти на ристалище. Звон в ушах от ударов стали, приятная усталость тела, и триумф победы. Как же далеко это все.
- А задача властителя одеть, обуть, вооружить своё войско. И обеспечить его обучение и пропитание. Да и о своём воинском умении не следует забывать. - добавил мужчина продолжая мысль.
  Змея тем временем задумчиво улыбаясь, спокойно рассказывала о детстве. Призналась хоть что про акулу дразнилась. О том как отец хотел дать ей будущее, а она отказалась. Странные они все же, ламары эти...
  А вот когда речь пошла о её корабле и мести глаза девушки вспыхнули ненавистью. И Вильгельм почему-то повернул ей. Эта точно найдёт и вырежет всех до единого. Ну, видимо, туда им и дорога. Сами знали что делают.
  Вилли подобрал готовую шляпу и примерил её. Великовата чуть конечно, но это к лучшему, больше тени.
- Спасибо госпожа капитан! - наполовину шутливо отдал воинское приветствие барон. Хотя Селатирия, скорей всего не знает приветствий  Остебена, но, наверняка догадается.
 
Луна действительно была прекрасна, дорожка расплавленного серебра на воде приковывала глаза к себе. И не хотела отпускать.
- Я то представил. - ответил Вильгельм закрыв глаза, воображая, - Но вот не по мне это. Мне любо на боевом коне, да в строю рыцарском, тараном схватиться с противником. И чтобы кровь на броне и моя и чужая. И победа. Да! - воображение рисовало красочные и очень реальные картины в голове барона, - А после, нажраться до безобразия. Отпраздновать жизнь, и славу.  Отпустить себя на волю, делать все что вздумается. Да…
  Наступила неловкая пауза. Запах, уже наверняка готовой рыбы, щекотал ноздри. Соленый морской ветерок раздувал угли, так будто по костру проходили волны прилива. На острове стояла абсолютная, ничем кроме плеска волн не нарушаемая тишина.
- Я же с самого детства так воспитывался. Бароном и воином. Рыцарем. - откинувшись на спину, меланхолично начал Вилли через некоторое время, - Когда меня отдали в школу в Вильсбург, как дар проявился, я тоже убегал раз пять. Пару раз ловили на воротах, а последний раз я умудрился добраться домой. Тринадцатилетний мальчишка, пробрался мили и мили пути пешком, прячась от всех по дороге. Как же всыпал мне отец… А матушка объяснила что можно быть и бароном - волшебником и бароном - рыцарем одновременно.  - мужчина сам не понимал почему изливает такие подробности почти незнакомой женщине, к тому же пиратке. Но слова все лились и лились, - Ну я и выучился… Почти. Как отец умер, я всё бросил и вернулся к матери и баронству. Вот я теперь и есть такой, как есть. Недомаг, недорыцарь, недобарон. Мотаюсь по стране и ищу проблемы на пятую точку. Весело живу и, надеюсь, однажды весело умру.
  Почему-то стало легче. Намного. Вильгельм только сейчас, после того как высказался, понял что рассказывает он это впервые. Хорошо Силатирия  дальняя родственница князя, хоть не дочери свинопаса душу открыл.
- А не пора ли нам жрать? - резко сел барон, показывая что внезапное душеизлияние окончено.

Отредактировано Вильгельм (19-06-2020 22:48:33)

+4


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [03.08.1080] Находка из глубин