Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре август — сентябрь 1082 год


«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Солмнир Алисия Эарлан Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » А почему вода горит?..


А почему вода горит?..

Сообщений 1 страница 30 из 32

1

Отсылочка~
https://www.wallpaperup.com/uploads/wallpapers/2015/10/20/821261/078201bed90d9f670dae3fb157dbd708-1000.jpg- игровая дата
Начало зимы, 1081 год
- локация
Остебен, округ Вильсбурга, таверна
- действующие лица
Вильгельм, Канто, Рейн

+6

2

Одинокий путник на серой лошади неспешно ехал по дороге. Дождь все лил из мрачного холодного неба, и капли оставляли в сотнях грязных луж тысячи пузырьков. Не было ни молний с громом, ни ветра. Небо просто взахлёб ревело, пытаясь утопить землю в грязи.
  Холодная вода свободно просачивалась через насквозь промокший плащ. Камзол, рубаха и штаны, даже исподнее, всё давно превратилась в мокрые и ледяные тряпки. Широкие поля шляпы обвисли закрывая обзор. Но всадник не очень то смотрел по сторонам, задумчиво пялясь на дорогу впереди.
  Лошадь вдруг начала прясть ушами к чему то прислушиваясь, и резко ускорилась. От неожиданности всадник чуть не вылетел из седла, но сумел удержаться. Огляделся, тихо ругаясь, в поисках причины беспокойства лошади. Где-то справа, за ближайшим жиденьким леском, невдалеке, виднелись дома. Тут уже оживился сам путник. Пришпорив лошадь он галопом домчался к повороту и, разбрызгивая грязь, направился к деревне.

***

  Деревня со звучным названием "Овечья" заслужено гордилась своим трактиром. Само село было большим и завсегдатаи из местных там не переводились. Туда сходились посплетничать за кружкой эля, послушать новостей о мире от проезжих. Да и просто нажраться с горя или счастья тоже ходили туда.
  Сегодня обеденный зал был забит под завязку. Люди проезжая мимо по большаку, попав под дождь, который начал лить ещё с обеда, сворачивали сюда греться и сушиться. Да и селяне в больших количествах поприходили сюда. На улице в такую погоду не поработать, а дома жена пилит да дети визжат. Свободных столиков не было вовсе, и много людей просто стояли небольшими групками по углам и возле барной стойки. Стоял неимоверный шум. Гул разговоров, выкрики и смех, где-то на грани слышимости тихонько играла грустную мелодию флейта. Официантки, две очень похожие друг на дружку, мордатые, упитанные девахи сновали туда-сюда, протискиваясь мимо людей. Трактирщик за стойкой такой же мордатый старик, наверняка отец официанток орал куда-то себе за спину, на кухню. Требуя чтобы принесли ещё бочку эля.
  И тут, с грохотом открылась дверь с размаху ударившись о стену. На пару секунд повисла тишина, пять десятков пар глаз внимательно осматривали новоприбывшего. Чуть выше среднего роста, очень широк в плечах, даже с виду силён как медведь. На морде, под обвисшими полями шляпы здоровый ожог, ещё не до конца подживший, красный. Одежда грязная, мокрая, непонятного цвета. Но на поясе короткий клинок в ножнах.. В одной руке пару чересседельных сумок, другой ставит к стеночке здоровую алебарду.
- Хозяин. - рыкнул новый посетитель прямо с порога гулким, низким голосом перерывая тишину, - Комнату мне! Подороже! И вещи пусть занесут туда, немедля.
  После чего он бросил на землю сумки, которые характерно лязгнули железом. Захлопнул дверь, и не ожидая пока заберут вещи, пошёл сквозь толпу к стойке. За ним оставались огромные лужи грязи. Люди видя что обходить он никого не собирается, опасливо отступали с его пути. Понемногу разговоры возобновились, опять звучал смех. А флейта так и вовсе не затихала. На нового гостя нет - нет да косились перешептываясь.
- Значится так, я в комнату, приведу себя в порядок. - сходу начал давать указания путник хозяину, когда подошёл ближе. - Как приду, стол возле камина чтоб накрыт был. Там соленья, овощи, мяса побольше. Свинья есть? Заколи! Эля бочку, вино - тащи какое есть. И наливочки, настояночки. Ореховые, сливовые, все что есть. Праздновать будем!
  Перечисляя, он вытащил из кошеля на поясе горсть монет, и кинул на стойку. Ближайшие посетители и трактирщик с изумлением смотрели на горку серебра из которой торчала пара золотых монет.
- Сделаем ваша мил... Светлость! - сразу расцвел в подхалимской улыбке трактирщик, - извольте вас проведут в комнату. Но скажите, на сколько людей накрывать стол. Ваши друзья подъедут, позже?
- Накрывать на троих, для начала. А друзья может и подъедут, а может и тут уже сидят. Посмотрю на народец местный да приезжий и узнаю. - бросил через плечо путник, не возражая против "светлости". И двинулся вслед за одной из девах - официанток к лестнице на второй этаж.

+6

3

Это только со стороны могло показаться, что Сейджин никогда не покидал Драак-Тал, - он сидел в деревне безвылазно, сколько его ни помнили местные обыватели. Однако время от времени у него находились знакомые и то в одной стороне мира, то в другой, и Канто начинал сомневаться, что Старейшина так уж прост. И вряд ли Сейджин кого-то обманывал, он скорее не договаривал, оставляя секреты своей молодости скрытыми от посторонних глаз. 
Вот и сейчас попросил передать сверток в Весвольд. Попросил, не приказал, и Канто не мог отказать. Для своего учителя он готов был на что угодно, а уж о такой мелочи, чтобы передать посылку и говорить было нечего.
И он ее доставил. Довольно буднично и без приключений. Передал улыбчивой черноволосой женщине, что открыла дверь, забрал письмо, что она вручила в ответ, и оправился обратно. И все бы хорошо, но уже за пределами Вильсбурга дракона застал ливень. Можно было бы его игнорировать, героически продолжая путь, борясь с порывами ветра и рискуя получить молнией в бок, но Канто никуда не спешил, успел проголодаться и, когда заметил внизу огни большого поселения, то, не раздумывая, стал снижаться, а потом и вовсе перекинулся в человека. Спрыгнул на дорогу с высоты и подошел к воротам уже как обычный путник.
Одежда его ничем не выдавала – путешествовать Канто предпочитал в том, что носят обычные люди в человеческих землях (наряды Драак-Тала слишком бы выделялись своим колоритом и фасоном). Драконью же ауру он скрыл магией на всякий случай – желающие покрошить крылатых на ценные компоненты для алхимии были во все времена, но связываться с ними у Канто желания не возникало ни раньше, ни сейчас тем более, когда он уже настроился на спокойный ужин и теплую постель. 
Местный трактир его не разочаровал - встретил оживлением, теплом, звуками флейты, запахами мяса и пива. Канто скинул с головы капюшон и прошел к свободному столу.
За ним тут же увязалась подавальщица:
- Добрый вечер, господин. Желаете что-то?
- Добра и вам. Выпить и закусить, - он расстегнул плащ, и, сняв его, сложил на скамью рядом.
- Вино? Пиво?
- Вино.
- Суп, каша, рагу, пироги, яйца, сыр, хлеб... – принялась перечислять девушка. – Можно утку, но будет дорого.
- Суп, сыр, хлеб, - перечислил Канто. – Ну и пирог давай. Без утки переживу, - денег у него с собой было не так много, так что шиковать он не собирался. – И мне бы переночевать.
- На сеновале дешевле, - тут же поддела девица.
- Думаю, на комнату наскребу, - он лишь улыбнулся.
- Хорошо, господин. Я распоряжусь. И вино сейчас принесу. А вы наемничаете или как? – она явно заметила его военную выправку и меч у пояса.
- Нет, у меня другая работа, - он улыбнулся, но пояснять ничего не стал.
Девица хмыкнула, понимая, что большего не добьется, и умчалась выполнять заказ. Через минуту вернулась с кувшином вина и кружкой, поставила на стол и снова убежала за всем остальным.
Канто налил себе вина, лениво рассматривая трактирную публику и прислушиваясь к музыке, и только успел сделать глоток, как дверь распахнулась, пропуская здоровенного мужика с алебардой.
- Хозяин, - рявкнул тот с порога. - Комнату мне! Подороже! И вещи пусть занесут туда, немедля.
А затем принялся перечислять разносолы для праздничного стола. Канто аж заслушался, с интересом гадая, умнет это все новый постоялец сам, или в него все же не влезет?
Ах нет, накрывать приказал на троих. Интерес Канто сразу немного поулетучился.
Прислуга, тем временем, увидев высыпанные перед трактирщиком монеты, засуетилась, бросившись выполнять все наказы богатого гостя, и дракон невольно занервничал, как бы про его пироги с супом вообще не позабыли в общей беготне.

+6

4

На материке какой только беды не случалось. Дождь, по скромному мнению Рейн, - одна из самых скверных. Погоде за плохое настроение морду не начистишь и по-братски с ней не сядешь за стол и не выпьешь. Лететь в такую погоду не получалось. Рейн пришлось спуститься и встать на ноги, пряча алиферские крылья. Под дождём она промокла до нитки, и, зло хмурясь на непогоду, брела к свету в окнах деревни.
Добравшись до таверны, Рейн встала на крыльце, спасаясь от ливня за шиворот. Тут же сбросила с плеча куртку, закинув её на перила крыльца, изогнулась дугой, сцапав край прилипшей к телу рубахи, и стянула её через голову. Перевязка на груди промокла тоже, но с ней Рейн решила повременить. Вдруг кому захочется выйти на крыльцо по нужде, а тут голая баба, вещи просушивает.
- Холера… - ругнулась Рейн, пытаясь отжать рубашку. Вода стекала потоком, заливая сухое крыльцо и растекаясь лужей у крылатой под ногами.
Боковым зрением заметив мужика с другой стороны крыльца, девушка нахмурилась. Рубашка так и осталась в её руках, скрученная в бараний рог. Вода с неё всё ещё капала на доски.
- Что надо? – хмуро и ершисто спросила Рейн.
Мужик под её взглядом подавился на очередной затяжке, выплюнул мундштук трубки и сделал вид, что смотрит на улицу. Вышел подымить и подумать, называется.
Не смущаясь своего вида, Рейн натянула рубашку, сверху куртку, недовольно поморщилась, осматривая себя, и тихо вздохнула. Теплее не стало. Суше – тоже.
«Ладно, в таверне отогреюсь и обсохну», - второго комплекта вещей при ней не было. Потеряла где-то в пути, в другой таверне не то во время пьянки, не то мордобоя, а, может, у какого мужика в комнате – память услужливо берегла от дурных воспоминаний.
Зыркнув в последний раз на мужика с трубкой, Рейн вошла в таверну.
Внутри было оживлённо и шумно. Возле огня накрывали стол, снося на него разные яства. Посетители в таверне, заставшие «представление», с любопытством заглядывались, а некоторые – давились слюной от зависти. Рейн была в числе последних, думая, кто это такой богатый сюда пожаловал, чтобы так пировать на виду у разношерстной компании. Вряд ли какой-то знатный вельможа, раз толпу из таверны не выгнали, чтобы тихо-спокойно пить в компании своих или себя любимого.
Мимо Рейн пронеслась девушка с подносом в руках, чуть не сбив с ног.
- Сума посходили все что ли? – поскребя щеку, Рейн присмотрелась.
Мест в таверне особо не было.
«Ну и куда зад приткнуть?» - размышляя о трагичном, Рейн решила, что выбора нет, поэтому деловито развернула стул за уже занятым столом и села напротив черноволосого мужчины.
- У тебя своя половина стола, у меня - своя, - тут же обозначила Рейн, не давая времени возмутиться на её наглое вторжение или хоть слово против сказать. – Эй, девица! – перехватив за локоть пробегающую мимо разносчицу, она намеренно её остановила. – Прыткая как заяц по весне. Может, принесёшь эля, а?
В свободной руке показалась монета – больше, чем стоит добротный столичный эль.
- Там накрою и принесу! – высвободив руку и вильнув задницей, девушка поспешила к столу, продолжая дразнить всех ароматом и видом пищи.
- И чья золотая задница пожаловала в такую дыру, - вздохнула Рейн, всё ещё недовольно хмурясь, и стащила с себя куртку. Вещь она бросила на спинку стула, чтобы та просохла, и с нетерпением застучала пальцами по столу, ожидая, когда ей принесут с кухни хоть что-то. – Слыш… - вдруг обратилась она к незнакомцу. – Щипни её за зад, а? – и кивнула в сторону разносчицы. – Ты ей приглянулся… Быстрее принесёт пожрать и выпить. Ты же тоже голодный, ну?

+6

5

Барон фон Ворт через некоторое время, спускался вниз. Времени того прошло очень немало. Почти чистый и совсем сухой. Даже слишком сухой. Правый рукав камзола все ещё упёрто тлел, слегка дымя, зато горячая рубаха приятно согревала тело.. Барону все никак не получалось подобрать оптимальное количество энергии на заклинание просушки. Манна или улетала в никуда, оставляя мокрые, но теплые вещи, или же одежд не оставалось совсем. Так что сегодняшний результат ещё ничего.
Алебарду, как и латы, дворянин обтерев сухой тряпкой от влаги, оставил в комнате. Таскать их с собой не хотелось, мешаются. Но и далеко оставлять было непривычно, а ну как вдруг... Но, пришлось пойти на жертву, ради праздника можно.
  Хозяин трактира вместе с уже привычно мордатым пареньком лет пятнадцати устанавливали на держатели возле камина  вертел с молодым поросёнком. Держатели те были довольно ржавы, и застали, наверняка, ещё батюшку короля Гренталя, но хоть сам вертел выглядел поновее. Это были уже последние приготовления. Средних размеров стол, недалеко от поросёнка, уже ломился от разнообразных яств. Правда большую его часть занимали разнокалиберные кувшины и бутылки.
  Лениво и неспешно проходя через зал, продолжая похлопывать по рукаву, мужчина внимательно оглядывал людей из-под полы привычно опущенной, довольно помятой шляпы, которую он и не подумал снимать.
  Был повод напиться. А пить в одиночестве барон считал гораздо ниже своего достоинства. И, поскольку его спутники потерялись, а до столицы он так и не добрался, нужно было искать на месте.
  Тут сидели в основном явные простолюдины. Пахари да ремесленники, никого достойного того чтобы с ними выпить. Выделялись только две компании. Солдаты какого то лорда, или наемники, издали не было видно нашивок, сдвинули три стола в углу и гудели, играя карты и тиская молоденькую бабу, одну на шестерых. И пара с чернявого мужчины и высокой девушки воинского телосложения, что характерно, и он, и она были при мечах. Они о чем то негромко спорили, почти не обратив внимания на него.
  Проходя мимо парочки дворянин, не поленился, и учтиво приподнял шляпу. После прошёл к своему столу. Отодвинул два кресла, поставил перед ними по здоровой пивной кружке, налив в них коричневой, судя по запаху ореховой, настоянки. Сел на третье кресло, спиной к огню, налил себе такую же кружку.
- Кому хватит смелости составить мне компанию? Кто не побоится попробовать перепить барона фон Ворта? Только предупреждаю, если мне компания не понравиться - пеняйте на себя. - громогласно крикнул он окинув тяжёлым взглядом толпу.
  Встречаясь с ним взглядом люди отводили глаза. Наемники просто проигнорировали его, не обратив внимания. И мужчина с надеждой перевёл взгляд на парочку, его последнею надежду.

+6

6

— У тебя своя половина стола, у меня — своя, - обозначила девушка, усевшись на скамью напротив Канто.
- Конечно, - кивнул он ей, ничуть не возражая.
Одному сидеть скучновато, так что он и не думал ворчать или спорить, с легкой улыбкой наблюдая, как девушка пытается привлечь к себе внимание разносчицы.
- Я голодный, - ответил Канто на следующее ее замечание, - но тут уж ничто не поможет - важный гость пожаловал, золото с серебром сыпанул. Эт не обычные медяшки, как у нас, так что сейчас все вертятся вокруг него. «Золотая задница» – ты права. Тарелку супа, чувствую, получу к утру. Но хоть выпить принесли, и то дело!
Он помолчал, разглядывая девицу, промокшую насквозь и явно не стесняющуюся окружающих, а затем представился:
- Канто. А ты кто будешь? Раз уж мы делим на двоих стол, то можно и поболтать. В такой дождь хороший хозяин собаку не выгонит...
Он хотел продолжить, но тут снова появился хозяин золотых монет – на этот раз успевший уже переодеться в сухое. Рукав его камзола, правда, малость тлел и дымил, и мужчина пытался его время от времени затушить, похлопывая ладонью, пока прогуливался по залу.
- Интересно... – пробормотал Канто. – Он его в камин уронил что ли? 
Но дальше замолчал, так как гость как раз прошел мимо. И даже шляпу приподнял, приветствуя.
Канто чуть склонил голову в ответ. Приветствие за приветствие. И проследил за ним взглядом дальше, пока мужчина не уселся в кресло у камина и не провозгласил:
— Кому хватит смелости составить мне компанию? Кто не побоится попробовать перепить барона фон Ворта?
Так значит барон. И ищет компанию.
Канто окинул взглядом зал, думая, что сейчас к накрытому столу выстроится очередь жаждущих бесплатного ужина или выпивки, но с удивлением пришлось признать, что ошибся – никто почему-то к барону не спешил. Это настолько поразило, что дракон не сразу заметил, как богатый гость обратил свой взгляд в сторону его самого и девушки, что сидела рядом. Взгляд намекал, что он вовсе не против, если они пересядут за накрытый стол.
- А что? – произнес Канто вслух и обернулся к своей соседке. – Поесть и попить на дармовщинку всегда хорошо. Как думаешь? Да и смотрит барон явно в нашу сторону.
Выпить дракон мог много, вот только выпивал нечасто. Но если сейчас требовалось для дела, то почему бы и нет? В конце концов, он был не на службе и безопасность родного Драак-Тала не зависела от его трезвости в эту ночь.
Так что...
- Знаешь, - продолжил он, поднимаясь на ноги, - даже если мы проиграем, то хоть нажремся вволю. Стол-то у барона огого! Жареный поросенок явно лучше моего супа будет.
Канто подхватил со скамьи плащ и направился через зал к накрытому столу.
- Я принимаю ваш вызов, барон, - он перекинул плащ через спинку одного из свободных кресел и представился, как того требовали приличия. – Икэда Канто. Там, откуда я родом, титулов нет, – мы слишком свободолюбивый народ, - так что ничего к своему имени добавить не могу.
Он сел в кресло, заметив, что его недавняя знакомая тоже последовала его примеру и направилась к баронскому столу.

+6

7

- Медяшки мои им не такие…
В самом начале пути у Рейн при себе были и драгоценные камни и серебро, и даже пару золотых, но к этой таверне осталось не так много, чтобы бахвалиться богатством. Она могла бы сказать, что вообще, между прочим, дочь императора. Ну и что, что внебрачная? Зато не деревенским козодоем деланная! Но и на трезвую голову, и на пьяную, ей хватало ума не рассказывать о себе слишком много. Хватает того, что для других она не то грубая и неотёсанная эльфийка, не то странный алифер, который отчего-то покинул Поднебесную и несёт в мир разврат и пьянство с обжорством.
Один серебряк только и остался.
- Рейн, - представилась и отвлеклась на таинственного гостя с золотой задницей.
Одежда добротная, только палёная. Морду прячет под шляпой. Боится, чтобы кто-то его узнал или другой повод есть? Может, лысину прикрыть? Многие мужчины отчего-то считали, что вместе с волосами теряют мужество, а потому всячески пытались скрыть тот факт, что волосы на голове редеют или вообще отсутствуют.
- Или пристал к инквизитору, - усмехнулась Рейн, отвечая на предположение Канто о подпаленной репутации.
Приветствовать незнакомца Рейн не стала, а вместо этого постаралась к нему присмотреться, не думая, что за это может получить порцию заслуженного недовольства. Странный мужчина вызывал у неё интерес. Охраны не видно. Товарищей тоже. Что его занесло в такую глушь? Непогода? Тогда почему один?
- Не нравится мне эта золотая задница… - хмыкнула Рейн и взялась за свою кружку, но сделать глоток не успела.
Золотая задница неожиданно заговорила, назвалась бароном и кинула весьма заманчивое предложение.
- Кто не побоится попробовать перепить барона фон Ворта?
Вызов принят.
Кто откажется от того, чтобы надраться за чужой счёт? Точно не Рейн. Такой шанс выпадает раз за всю жизнь, а у алифера такая жизнь подлиннее будет, чем у людей. Грех не воспользоваться. К тому же, пока этого барона обслуживают, то им с Канто своей еды и выпивки не видать.
Собеседник её опередил. Кажется, они мыслили в одном ключе.
Торопливо осушив свою кружку – ну не пропадать же добру! – и только потому задержавшись за столом дольше, Рейн стащила со стула свою куртку и поспешила присоединиться к компании барона.
- Рейн Грей, - представилась следом. – Благородной родословной не имею.
Наглое враньё.
Устроившись за столом, она посмотрела на барона внимательно и пристально.
- На что играем, почтенный? – она деловито усмехнулась. – Деньги, желание, что покруче?
В своей победе Рейн не сомневалась.
Свою промокшую куртку она устроила на спинке кресла, а сама немного вальяжно развалилась за столом. Еда привлекала её не так сильно как выпивка. К тому же, когда платят другие, то нужно использовать такой шанс. Настроение медленно, но верно улучшалось.
- На всём материке пока не нашлось удальца, который смог бы меня перепить.
Что нисколько её не красило, но… У каждого свои таланты!
Взяв в руки кружку с настойкой, Рейн принюхалась. Вряд ли их станут травить.
- Ореховая… Недурно.

+4

8

Крестьяне, ожидаемо, вызов не приняли. А ну, как барин осерчает, да выпороть прикажет. Солдаты, скорее всего, на службе. Купца охраняют, или из благородных кого. Но оставался последний шанс на спасение праздника.
  Парочка ожидания оправдала. Перекинулись парой слов, уверено подошли к столу. Девушка правда худенькая, маловероятно что в нее много влезет. Хотя кто знает. А вот парень явно не промах. Крепкий, с ним и потягаться можно.
Икэда Канто. Там, откуда я родом, титулов нет, — мы слишком свободолюбивый народ, — так что ничего к своему имени добавить не могу. - первым представился он, присаживаясь.
- Где ж такие земли чудные, что там титулов нет. Вижу не хотите отвечать. Ваше право, настаивать не буду.
  Дама представилась как Рейн. По виду воин, меч на поясе таскает не для красоты таскает. Боевое оружие. К тому же кончик острого ушка из-под волос виднеется. Любопытно.
- Ну а я, как вы уже слышали Вильгельм фон Ворт. - представился барон в ответ, снимая шляпу, - Но раз нам пить вместе, называйте меня Вильгельмом. Для начала.
  Что интересно никакого пиетета ни он ни она явно не испытывали перед его баронистостью. Не впервой им с аристократами седеть за одним столом. Ой не впервой. Да и на обожжённую морду внимания почти не обратили.
- Да ставки нужны. Согласен. Без них не так интересно будет. - Вилли на миг задумался, но затягивать не стал, - Ну, должен признаться, у меня сегодня праздник. Ровно тридцать лет назад я появился в этом скучном мире.
  Покивал головой на поздравления, поблагодарил впопыхах, ведя речь к главному.
- Так что если я останусь на ногах последний, с вас по подарку. Но дарить так, чтобы не стыдно было. Если при себе нет ничего стоящего... Ну сговоримся на одолжении, При следующей встрече, или сейчас.  А если, вдруг я под стол первее вас упаду... - он улыбнулся, с превосходством, явно уверенный в победе. - Ещё неделю кутить будем. Тут или в столице, неважно. За мой счёт, естественно.
  Мужчина слегка задумался, а девушка даже не дослушав до конца, согласилась. Причина банкета её явно волновала мало.
На всём материке пока не нашлось удальца, который смог бы меня перепить. - она явно была уверена в победе не меньше фон Ворта.
- До сего момента, - криво ухмыльнулся барон, - С ореховой начнем, а там уже без разницы будет. Ну, не будем тянуть. Первая до дна!

Отредактировано Вильгельм (01-06-2020 13:28:44)

+5

9

- На подарок так на подарок, - Канто тоже взялся за кружку. – Но неделю гулять я не смогу. Дела срочные, так что я тут всего на ночь – утром в путь.
О письме Сейджину он забыть не мог. Вдруг там что важное? Да даже если и нет, то не вернись он в срок в Драак-Тал, волноваться начнут все, и сам Старейшина в том числе. Снарядят отряд на поиски, а он тут пьяный в трактире... Без позора не обойтись. Так что при всем желании согласиться на долгие прогулки в землях людей дракон не мог.
Оставался еще вариант специально поддаться и проиграть, чтобы барон угомонился, но тогда придется думать, где взять ему подарок – ничего особо ценного с собой у Канто не было. Разве что меч, созданный драконьими кузнецами, но на такое бы никто из Драак-Тала не пошел. Подарить или продать собственное оружие, которое уже стало частью тебя, для дракона было немыслимо. Да и если он специально проиграет, проиграет ли Рейн? Она-то, вроде как, никуда не торопилась – может и неделю пить, не вылезая из трактира. А может ему это лишь показалось.
- Давайте сойдемся на подарке любому, кто выиграет, - предложил Канто. – Уверен, барон, вы-то уж сможете найти, чем отдариться!  Это нам с Рейн придется поломать голову – мы здесь проездом и дорогих вещей с собой нет.
Но сам Канто уже придумал, что подарить победителю. И вариант, что у обоих его собутыльников уже был подобный подарок, составлял приблизительно один процент из ста.
Так что он бодро поднял свою кружку:
- Долгих лет вам жизни, барон. Раз уж сегодня ваш праздник, то за вас и пьем!
Он опрокинул содержимое залпом, выпив до дна. Горло слегка обожгло, но дракон лишь усмехнулся и пододвинул к себе тарелку с закуской. Он же здесь собирался хорошенько поужинать!
За первой кружкой легко ушла и вторая, а после и третья.
Краем уха Канто слышал, что народ в трактире уже начал делать ставки. Разве что вояки, сидевшие в углу, посматривали в их сторону как-то хмуро. Или нет, не хмуро, а внимательно-изучающе. Неужели что-то задумали? Или у него самого от выпитого развилась слишком уж сильная подозрительность?
Канто хмыкнул сам себе, отгоняя все подозрения, но вслух все же поинтересовался:
- Вильгельм, а не боитесь вы путешествовать в одиночку с такой крупной суммой денег? Вы сейчас всем пройдохам округи показали, что богаты. Могут и ограбить. Подсторожить за воротами, перекрыть дорогу или заманить в ловушку. Или просто забраться ночью в ваш кошелек, когда от выпитого вас уже ноги держать не будут. Один мой знакомый после славной пьянки проснулся в канаве без денег, лошади и даже одежды.
Он рассмеялся, наливая новую кружку и мельком глянув на Рейн. Интересно, она тоже что-то заметила? Или нет?
- Я смотрю, Вильгельм, вы – человек боевой. Что с вами стряслось? Если это, конечно, не секрет. А то чувство, что вы с огненным магом во мнениях не сошлись,  - Канто спросил уже без смеха. Да и какой тут смех, когда видишь следы ожогов чуть ли не на все лицо. – Вы вправе не отвечать, барон. Мне просто интересно.
То, что он сам - огненный маг, Канто решил пока не упоминать, а то может этот фон Ворт  теперь всех магов на свете за свои ожоги ненавидит. А может они у него и не от магов, а от обычного пожара – тоже бывает.

Отредактировано Канто (31-05-2020 13:08:26)

+5

10

«Вильгельм» - слишком длинное имя, чтобы выговорить его после н-ной кружки настойки. Рейн сделала для себя пометку, что стоит придумать сокращение, пока ещё достаточно трезва, чтобы вообще мыслить. Вот у них с Канто удобные имена. Короткие, хлёсткие, даже заплетающимся языком выговоришь!
- Поздравляю, вы прожили дольше многих, кто родился в тот же год, что и вы, - усмехнулась Рейн. Она не была мастером по части поздравлений, да и слова красивые никогда не подбирала. Зато рубила правду-матку, даже если она была грубой, неотёсанной и близкой к чёрному юмору. – Дожить в нашем мире до тридцати, для человека, - это большой срок. Особенно, если вы из знати и вас уже пытались убить.
Рейн не знала откуда у барона ожоги, но подозревала, что не от лёгкой жизни. Не сунул же он голову в камин забавы ради, когда проспорил друзьям?
- Подарок, о как! – такой вариант её удивил, но нисколько не расстроил. Весело ухмыльнувшись, Рейн бросила: - По рукам.
О подарке она задумается потом, если проиграет, а пока нечего забивать голову такими вещами. Может, этот барон только бахвалится, а на самом деле свалится под стол первым после пары кружек настойки? Тогда и шанс появится, что можно за чужой счёт ещё погулять. Выдержала бы печень…
Предложение выпить не нужно повторять дважды. Рейн осушила кружку вместе с товарищами, и подцепила с тарелки бочковый острый огурец, тут же зажевав настойку.
- Хороша… - шумно и с удовольствием выдохнула, подставляя кружку и наливая ещё.
Вслед за второй кружкой так же бодро пошла вторая, а потом – третья. Рейн успела отогреться после купания под дождем, и теперь её настроение заметно приподнялось. Больше она не выглядела недовольным и мокрым воробьём, и даже чувствовала себя сытой, поедая чужие запасы закуски и не забывая про поросёнка. В отличие от Канто, она подсела за стол за выпивкой, но знала, что по всем правилам – нужно есть, иначе сползёт под стол первой или вывернет на пол всё нутро. Ни то, ни другое не входило в её планы.
- Или подождут, пока после выпивки захочется отлить, - поддакнула Рейн, сдирая зубами шкурку со свиной ноги. О манерах она слышала и иногда им даже следовала, но сейчас не боялась замараться ни в сок, ни в жир, которые оставались то на пальцах, то на лице. Но при этом не чавкала и старалась не говорить с набитым ртом. – Вдруг мы с Канто тоже не чистые на руку? – она с лёгкой ухмылкой посмотрела на барона. – Охраны при вас не видно, а ещё несколько кружек и, глядишь, управимся быстро и без лишнего шума.
Рейн шутила, отпивая из кружки. Ореховой настойки становилось всё меньше.
- Друзья ваши что-то задержались, а то и вообще передумали ехать.
По привычке, она незаметно присматривалась к другим посетителям в таверне. Они втроём могли получить на орехи, когда кто-то из простых работяг или сомнительных мордоворотов решит, что троица зажралась и пора бы её раскрутить на деньги, выпивку, еду и женщину. Красть у Рейн особо нечего. Честь – и та уже давно потрёпанная.
- Есть у меня смутное сомнение, что кончим вечер дракой, - негромко высказалась она, обращаясь только к спутникам, и отпила снова из кружки, на этот раз делая глоток меньше, чем предыдущие.
Дурное предчувствие.
- Не нравятся мне те парни в углу. Больно пристально смотрят.

+5

11

Вильгельм с лёгкой улыбкой слушал как гости изо всех сил пытаются его напугать. А то как же ограбят, изобьют. А потом ещё и надругаются, да? С бароном фон Воротом такое не пройдет. Надо же, как пекутся о ближнем своем.
- О, поверьте, я смогу за себя постоять. А чем больше я выпью, тем хуже будет для падких на чужое добро. - уверенно проговорил Вильгельм в ответ, и так же шутливо добавил. - А вы бы вряд ли предупреждали меня о своих планах. Но если вы попытаетесь... Будет ну очень интересно.
  Настойка приятно горела в груди, развязывая язык. Еда была доброй и вкусной. Помощники в славном деле уничтожения алкоголя попались интересные. Вечер протекал в высшей мере приятно. А недобрые взгляды из угла наемников обещали что он, вечер, будет ещё и весёлым.
- Есть у меня один друг огневик. Он как наберётся вечно меня в неприятности втягивает. Ожоги его работа… но приходится терпеть - куда я без него. - хитро улыбнулся барон на вопрос о палёной морде.
- Кстати, любезный Канто, не сочтите за грубость мой интерес. Меня чрезвычайно интересует как может существовать государство без аристократии, или её аналога. - спросил Вильгельм разливая уже сливовую настойку, - Вот у клыкастых и крылатых по императору, ему присягает дворянство и от его имени правит простолюдинами. У нас в Остебене - король, и все работает почти так же. У некромантов вообще страной правят самые сильные дворяне, девять штук. Да даже у Фойрровых демонов есть лорды… Ульвов можно не считать, они дикари полуразумные. Кто же следит за ленивыми крестьянами на полях? Кто их защищает?
  Сливовая настойка оказалась слишком приторной, гораздо слаще чем любил барон. Он отставил кружку в сторону и отдал должное запечённой картошке с луком, которая была выше всяких похвал.
- Мои друзья ждут меня в Вильсбурге. Карета с вещами застряла в грязи, и я оставил слуг и охрану вытаскивать её. Сам поскакал к столице чтобы не опоздать к началу праздника, да заплутал слегка. - жестикулируя поджаренной ножкой ответил Вильгельм погодя.
  Плюнув на слишком сладкую настойку, он откопал на столе бутыль крепленого белого вина. Почти безвкусное, оно опалило рот, и мягко согрело горло и желудок. После пары кружек барон неспешно подошёл к состоянию, когда хочется искать "приключений". С поиском коих у Вилли никогда не было проблем. Так что, когда девушка обратила внимание на компанию в углу, и предрекла драку к концу вечера, громогласно ответил, перекрыв шум таверны.
- О, драка точно будет. Правда я планирую её на середину вечера, а не на конец. - пронеслось по залу, и барон указал пальцем на солдат, - Вот эти говоришь слишком пристально смотрят?

+4

12

- А вот нет у нас государства, такого как у всех остальных, - развел руками Канто на вопрос барона и рассмеялся. – Для целого государства нас слишком мало. Есть Старейшина – самый мудрый и пользующийся уважением в нашем народе. А что-то уж совсем важное решаем сообща. На полях работают большей частью на себя: поленишься – жрать нечего будет, и остальной народ засмеет. Ну и воины есть, что защищают границы. Чужаков у нас не любят, да они к нам и не суются. Но в целом мой народ мирный. Бывают исключения, но ведь так везде – и среди вашего народа есть те, кто полезет в драку, только чтобы показать насколько сильнее остальных. И другие расы вырезают ради забавы. Разве не так, Вильгельм? 
Дракон искоса бросил взгляд на вояк в конце зала и махнул трактирщику, чтобы подавал поросенка. А то, не ровен час, останется все самое вкусное болтаться на вертеле, не доставшись никому.
И налил себе красного вина. Которую уже кружку? Канто задумался, вспоминая, но быстро бросил это дело. Не вспомнил – и ладно. Кому тут считать?
— Есть у меня смутное сомнение, что кончим вечер дракой, — тем временем заявила Рейн. — Не нравятся мне те парни в углу. Больно пристально смотрят. 
— О, драка точно будет. Правда я планирую её на середину вечера, а не на конец, - тут же поддержал барон и указал на солдат.— Вот эти, говоришь, слишком пристально смотрят?
Говорил он нарочито громко – не услышать было невозможно.
И один из подвыпивших вояк – рослый, черноволосый, бородатый – тут же повелся на его слова.
- А что? И посмотреть нельзя? Ишь ты, какой тут хрен с горы выискался! – он рывком поднялся  с места и направился к праздничному столу.
Остальные его собутыльники поднялись следом. Девка, что обжималась с ними за столом, поправила сползшее с плеч платье и быстро отошла в сторону, вовсе не собираясь влезать в конфликт.
- Господа! Господа, никто ничего не смотрел и плохого не думал, - попробовал разрулить ситуацию трактирщик, перегородив бородатому дорогу.
Но тот лишь оттолкнул его в сторону:
- Пшел вон, пес. Не тявкай, когда не просят.
- Так вот. Ты, - Бородатый остановился у стола напротив барона, - думаешь, если золотишко покидал, так все здесь купил? А вот и нет. Выкуси! – он сжал пальцы в кулак, а потом сложил во всем известную фигуру и показал ее Вильгельму.
- Господа! – снова сунулся было трактирщик, чувствуя, что конфликт набирает обороты и пора спасать собственное добро, а то и весь трактир.
Но один из товарищей Бородатого с силой оттолкнул его в сторону и на тот раз, увы, не так удачно. Трактирщик отлетел на соседний стол и рукой сшиб кувшин с вином, мгновенно вылившийся на местного кузнеца, - детинушку тоже далеко нехилого, - решившего вечерком отдохнуть в трактире от своего многочисленного семейства.
- Мать твою через колено! – подскочил тот на ноги, но уже было поздно – вылитое вино ярким пятном прошлось по штанам, стекая от середыша к коленям.
В сердцах кузнец ухватил трактирщика за рубаху на грудине, дернул на себя и от души вмазал ему по толстой морде. Трактирщик взвыл, но детинушка уже выпустил его из хватки и переключился на того, кто отправил бедолагу в полет на его стол.
- Тварь щербатая!  - и его кулак врезался в скулу приятеля Бородатого.
«А поросенка так и не дождались!» - с тоской и злостью подумал Канто, когда Щербатый прилетел мордой на стол прямо перед ним, снеся на пол блюдо с картошкой.- Скотина! - и с размаху врезал ошалевшему мужику пустой кружкой по затылку, вырубая его уже окончательно.

Отредактировано Канто (07-06-2020 20:01:33)

+5

13

Какой же вечер и без драки?
- Не могли подождать, пока мы поросёнка сожрём? – хмуро спросила Рейн.
Нет ну, что этим мужчинам вечно неймётся? Она тоже любит кулаками помахать, как напьётся, а то и на трезвую кого-то приложить. Наверняка, вся в отца пошла, даром что отец – император. Но кто ж теперь упомнит Иладара молодым, зелёным и горячим, когда вот-вот виски тронет первая седина? Рейн тоже с охотой размялась бы, разогнала бы кровь, согрелась, но понимала, что драка – вещь серьёзная и выматывающая, несмотря на обманчивый эмоциональный и физический подъём, а кроме того – сильно вредила всему, что ненароком попадало под кулаки, ноги и морды.
- Какая падла разобьёт графин – зубами гадить будет, - пообещала Рейн, поднимаясь из-за стола.
Мелькнула шальная мысль, что стоило бы быстро допить настойку из графина, пока его точно никто не разбил, но, стоило разгореться драке за попорченную картошку и чужие подмоченные штаны, как резко стало не до выпивки. К павшему под пустой кружкой товарищу тут же подоспели друзья-собутыльники, которые ещё как-то держались в стороне от драки, и пытались дать на орехи не то Канто, не то Рейн, которую отчего-то приняли за личную шлюху черноволосого воина.
Рейн даже не обиделась. Почти. Всего лишь раз-другой ударила сказавшего это детину сначала под челюсть, а после – сбоку по лицу кулаком.
Разбивались стулья и столы. О том, с чего началась драка и кто был главным зачинщиком, быстро забылось. Участников порядком прибавилось, охватив весь зал и всех, кто был в нём. В мешанине из тел Рейн едва различала, где свои, чтобы в кураже драки ненароком не ударить союзника. В какой-то момент, спасаясь от чужого удара, она умудрилась запрыгнуть на стойку и, опасно балансируя, когда ножкой стула начали бить, пытаясь по ней угодить или сбить, гарцевала по осколкам разбитых кувшинов, словно горная коза, пока не получилось ударить нападающего с ноги по лицу. И чудом не…
- Канто! – выхватив взглядом воина из толпы, так удачно оказавшегося рядом, Рейн неуклюже махнула руками и окончательно потеряла равновесие.
Осколок, который так неудачно попал под ногу, застрял в каблуке.
Трактирщик прятался за стойкой и уже даже не пытался вмешаться. Рейн слышала его бормотание и видела, как мужчина заживает голову руками. Кажется, представлял убытки и каждый раз называл сумму, когда ломался очередной стул или графин с выпивкой.

+5

14

- Да как ты смеешь, быдло?! - сорвался с места Вильгельм в ответ на оскорбление.
  Вот и повод. Молодецкая кровь вскипела в жилах в голове разлилось приятное гудение, предчувствие драки. Но набить морду наглому солдафону барону не дали. Пока он рванул вокруг стола в зале, как сухое сено, вспыхнула драка. Поднялась кутерьма, как то очень быстро все начали бить морды всем.
- Эй, ублюдок бородатый, сюда иди! - заорал рыцарь разшввривая людей перед собой, - Повтори ещё раз что ты там вякнул!
  Парочка местных забулдыг, что сосредоточено лупили друг друга, просто улетели с дороги. И за пару шагов от себя Вилли увидел того самого чернобородого воина, который орал своим людям, приказывая собираться. Злобно-обещающая улыбка, первый шаг к нему навстречу.
  Но тут дворянина кто-то рванул за плечо, разворачивая назад. Здоровый лоб с пышными усами, на вид похожий на кузнеца, замахивался пудовым кулачищем, с явным намерением подровнять морду Вилли.
- Мужики! Бей этого баронишку нещастного. Это из-за его золотой жопы все заварилось! - взял он на себя команду.
  Люди вокруг с радостью откликнулись на такое интересное предложение.

  Барон поднырнул под медленный, тяжеловесный удар. Зарядил противнику в солнечное сплетение, заставив на пару мгновений судорожно пытаться вдохнуть. И тут с полдюжины местных мужиков навалились на него, повиснув на руках и плечах как волки. Общими усилиями яростно вырывающегося барона скрутили.
  Продолжая кашлять усатый детина выпрямился и молодецким ударом выбил дух уже из Вильгельма. Не успел барон выпрямиться, ему прилетело уже в лицо. Хрустнул нос, теплая кровь потекла по губам и подбородку. Селяне нависали, тянули к земле, не давая вырваться и раскидать их.
  Предполагаемый кузнец замахивался опять, он, очевидно не собирался успокаиваться пока на лице у аристократа есть неровности. За его плечам на барной стойке танцевала неизвестный,  замысловатый танец Рейн. Вот она вскрикнула, зовя Канто, заваливаясь со стойки.
  Но, в последний момент перед ударом Вилли отдернул голову. Кувалда кулака вломилась в харю ничего не ожидавшего пахаря что висел на плече барона. Тот всхлипнул и улетел .
  Далее барон тянуть не стал. Пользуясь замешательством местных, он прыгнул с места назад и вправо, спиной вперёд. Там теперь было на одного "висельника" меньше. Вильгельм, поджав ноги, навалился на пару мужиков всей своей массой, но те, к удивлению устояли. И даже толкнули его обратно на землю.
  Пользуясь последним шансом, барон изогнувшись, направил окованные сталью подошвы сапог в лицо усачу который непонимающе вылупился на это цирковое представление, стоя напротив. И разогнул ноги...
  Того как лошадь лягнула. Почти сделав кувырок назад он упал наземь и больше не подавал признаков жизни. Ещё один толчок мужики сзади уже не вытерпели. Завались под немаленькой тушей барона, и он, перекатившись через них, оказался на воле.
  Но удача сегодня явно гуляла где-то в другом месте. Сверху, над лежащим на спине Вильгельмом, на фоне потолка, выделялись довольная чернобородая морда. И она, морда эта, отвела ногу для смачного пинка по голове барона.

Отредактировано Вильгельм (12-06-2020 11:35:34)

+5

15

Дальше все завертелось и закружилось. Кто кого бил, Канто бы даже не разобрался, да и остальные, наверное, тоже. Спокойный вечер быстро перетек в массовое побоище. Вот тебе и культурно посидели! И поели на дармовщинку. Дракон, раздавая тумаки направо и налево, бросил быстрый взгляд в сторону поросенка и облегченно вздохнул – тот все еще висел на вертеле, пока что никем нетронутый. Оставалось надеяться, что он уцелеет и доживет до конца мордобоя.
Канто отвесил очередную затрещину какому-то очень уж ретивому крестьянину, увернулся от ответной и осмотрелся, ища взглядом своих недавних собутыльников. Рейн гарцевала по столам и стойке и, вроде бы неплохо справляясь сама. Барон в другой стороне бил кузнеца (или кузнец барона) – в общем, тоже был занят делом.
Сам Канто пока что предпочитал отмахиваться кулаками, иногда кувшином или табуретом – всем, что попадалось под руку. Меч он из ножен не доставал, не видя необходимости: даже если люди выясняют отношения по пьяни – это не повод их убивать. Да и вряд ли кто-то здесь действительно горел жаждой убийства – так... намять бока, поучить уму разуму, показать свою крутость. Убить могли лишь по неосторожности – не рассчитав силы. Но в том, чтобы прибить специально... Канто сомневался. А значит, и ему самому за меч браться пока что не стоило – уходить из деревни, оставив после себя трупы, он не хотел.
В горле тем временем пересохло. Канто протянул руку за кувшином, оставленным кем-то на столе, но не успел – два сцепившихся мужика перевернули и кувшин, и весь стол.
- Да чтоб вас...  - простонал дракон, ища взглядом новую цель для выпивки и тут же направляясь за ней – рядом со стойкой трактирщика один из столов еще уцелел. На нем красовались и пара кувшинов, и кружки и даже наполненные кашей тарелки.
- Это ж мое вино! – кинулся было к нему щуплый мужичок, но заметив хмурый взгляд дракона, замолк сам.
- Свали, - коротко послал его Канто и добавил. – Будь добрее! Надо делиться с ближними!
Вино божественным нектаром прокатилось по пересохшему горлу. Дракон довольно улыбнулся, облизнул губы и вручил полупустой кувшин его хозяину:
- На. Тебе тоже осталось.  Я же говорил, что...
Разговор дальше не состоялся. Рядом вскрикнула Рейн, и Канто машинально обернулся на свое имя – как раз, чтобы успеть подхватить сорвавшуюся со стойки девушку.
- Ты явно просчитала время, чтобы я оказался рядом, - заявил дракон, ухмыляясь и удерживая ее на руках. – Но падать в объятия незнакомого мужчины... – он приподнял бровь. – Или мы уже знакомы достаточно?
Канто мог бы флиртовать и дальше, – на пьяную голову он считал себя тем еще молодцом, - но краем глаза заметил толпу ровно в середке зала. Толпу, которая быстро собралась в кучу как раз в том месте, где до этого махал кулаками Вильгельм.
- Ох, барон... – Канто быстро поставил Рейн на ноги, выпуская из объятий. – Нехорошо, если нашего кормильца и поильца сейчас запинают, - он подхватил стоявший рядом табурет, намереваясь ринуться на помощь.
Но куча мала посредине зала внезапно шевельнулась и разлетелась в стороны, выпуская Вильгельма. 
Сам справился?
Но нет, барон мелькнул в общей свалке и снова пропал, свалившись куда-то на пол под ноги нападавшим. Зато над ним четко вырисовалась фигура Бородача, что и заварил всю эту кашу первоначально.
Вот ведь живучая зараза!
Канто нахмурился и метнул табурет, целясь мерзавцу в голову.

+5

16

Плюхнувшись в чужие руки, Рейн с облегчением выдохнула. По двум причинам. Во-первых, она думала, что Канто не успеет или не сообразит, а потому она растянется на полу и набьёт себе кучу новых шишек и отобьёт вдобавок зад. Во-вторых, что могла угодить в руки не к малознакомому мужчине, а к вообще незнакомому. И вот тут бы пришлось напрячься.
- Я знаю твоё имя, и мы пили вместе, - ответила усмешкой на усмешку. – Но можем познакомиться ближе, - добавила, глянув на него чуть сощуренными глазами и не то с вызовом, не то с шутливым-предложением. Объясняться не стала, как и давать больше намёков. – Поставишь?..
Ей, конечно, нравилось висеть на руках у крепкого мужчины, который, к тому же, не дурен собой, но обниматься в зале таверны, где активно квасят друг другу лица, - немного не к месту. Да и они были не одни.
— Ох, барон... – вспомнил Канто.
- Поросёнок! – подхватила Рейн следом, заметив, как какая-то паскуда тянет лапы под шумок к молочному боку.
Расставив приоритеты, Серая ринулась спасать поросёнка, пока Канто занимался бароном и спасал хозяина, который ещё должен расплатиться за выпивку и еду.
- Загребала убрал от поросёнка! – рыкнула Рейн и замахнулась.
Мужичок так испугался налетевшей на него девушки, что не успел даже кусок в рот отправить, едва отщипнул его от румяного бока. Так и упал на пол в грязь и пыль, чем ещё больше разозлил Рейн. Мужичок напрягся, весь съёжился, ожидая удара – отвечать он трусил, да и, как понимала крылатая, не горазд был – а потому получил сначала оплеуху, а потом пинок под зад.
Убедившись, что больше никто не зарится на поросёнка, Рейн недобро зыркнула по сторонам, выхватила из толпы ошалевшего подростка, который пытался спрятаться под уцелевшим столом, и усадила рядом с поросёнком, вручив в руки пустой кувшин.
- Сторожи! И сам не жри! Вернусь – проверю.
Подросток ещё пытался что-то спросить у неё, но за шумом драки все его слова остались не услышанными. Рейн шла к толпе, где мутузили барона и куда направился Канто, - помогать товарищам.
Подхватив с пола поднос, который обронила служанка, Рейн хорошенько им замахнулась и саданула по голове, не особо разбирая, первого попавшегося детину, слишком увлечённого общей катавасией. С первого раза мужик не повалился, а только развернулся, пытаясь понять, кто и что посмело его тронуть, и тут же получил подносом во второй раз. Упал как миленький, оставив в руках Рейн две половинки когда-то целого предмета.
- Крепкая башка, но дурна-ая…
Половинки одного подноса тоже пошли в ход. Рейн только пометала их, целясь кому-то в морду, кому-то в спину, но силы удара не хватало, чтобы кого-то повалить на пол или оглушить. Так, раззадорить и чутка погладить.

+5

17

Табурет, прилетев из ниоткуда, со свистом влетел в грудь заводиле наемников. Гулко бухнуло, и бородач улетел из виду Вильгельма.
  Но его дружки и взбешенные селяне, на время забыв друг о друге, налетели на барона и принялись радостно месить его ногами. Вилли оставалось только прикрывать голову руками, скрутившись клубком, и надеяться что не отобьют почки с печенью.
  Через небольшой, но очень неприятный, промежуток времени, пинальщики отвлеклись от дворянина. Тот огляделся, интересуясь причиной оставления баронской туши в покое.
  Рейн ворвалась в толпу с фланга, раздавая тумаки подносом налево и направо. С другой стороны тоже был какой-то переполох, то, наверняка, спешил на помощь ещё и Канто. Хороших все же собутыльников подобрал себе барон Ворт. Правильных.
  Постанывая, Вильгельм, с трудом поднялся на ноги. Болели рёбра. По ощущениям там как минимум трещины, а то и переломы. На ногах стоять было непросто, чуть шатало, голова гудела уже не от выпивки.. Но отлеживаться некогда, надо помогать своим.
  Хорошо что тут в моде была самая простая тактика боя. Даёшь в морду противнику и если он не падает, терпишь ответный удар. Повторять до победы. Такой вариант в целом устраивал Вилли, так как кулак у него был не малым и второй удар требовался редко.
  Прорываться барон решил к Рейн. Канто всё же мужик, сам за себя постоит. А девчонка, пусть она и боец, бугаям не ровня. Они просто гораздо тяжелее и сильнее. Пару ударов, несколько шагов, и Вилли оказался лицом к лицу с Рейн.
- Свои! - остановил барон девушку которая уже замахивалась на него. - И как вам вечер леди? По моему неплохо веселимся!
  После того как Вильгельм пристроился с Рейн спиной к спине, битва потекла веселей. Теперь хотя бы тыл был прикрыт. Да и стоячие противники понемногу подходили к концу. Вокруг было все больше лежачих.
- Ну что, похоже все наши остались на ногах. - проговорил мужчина найдя взглядом  в Канто, который вполне неплохо себе держался, -  Прийдётся пить дальше… Что, в общем то, не так уж и плохо!
  Вдруг, один из силуэтов позади Канто привлек к себе внимание барона. Быстро, на полусогнутых ногах, он подбирался со спины к занятому дракой Икеде. В руке у него блеснула сталь.
- Канто! Позади! - заорал Вильгельм и бросился к нему.
  Он видел что не успевает. Рефлекторно зажёг на руке огонёк, собираясь бросить в атакующего. Но замешкался, Канто перекрывал собой цель.
  С кристальной четкостью Вилли видел перекошенное злобой лицо, обрамленное черной бородой. Тот самый мерзавец. И вот он добрался к Канто, приобнял его за плечо, как старого друга. Коротко замахнулся, метя ножом куда-то под рёбра.

Отредактировано Вильгельм (16-06-2020 19:03:29)

+4

18

Канто отвязал ножны с пояса, перекинул в левую руку и теперь прокладывал себе дорогу ими, так и не доставая меч. Он по-прежнему не хотел никого ранить – надеялся, что и так угомонятся. Но, видимо, так считали далеко не все.
— Канто! Позади! — услышал он окрик барона.
Но не успел ни обернуться, ни увернуться, как его обхватили сзади, блокируя левую руку, – реакция подкачала, пить, видимо, все же стоило меньше. Но руку с ножом он перехватил, останавливая и не позволяя вогнать себе под ребра короткий клинок. Перехватил за запястье, мгновенно плетя заклинание, и его пальцы, полыхающие огнем, сразу же раскалились как каленые угли. Кожа нападавшего под его рукой стремительно покраснела, пошла волдырями – мужчина заорал, выпустил Канто из хватки и, выронив нож, попытался выдернуть запястье из его охваченной пламенем руки:
- Пусти-и, су-ука! 
Соратники Бородача тут же выхватили кто нож, кто меч и бросились на помощь, хоть толком и не поняли, что произошло. Дело уже становилось серьезным – обычный мордобой перерастал в довольно опасную схватку.
Но...
В конце концов, они сами напросились.
Канто выпустил руку нападавшего и выдохнул изо рта струю огня, обернувшись вокруг себя. Пламя обошло его по кольцу, распугивая подступивших было вояк. Самого дракона огонь не трогал, но успел охватить и Бородача, и одного из его прихвостней, сунувшегося слишком близко.
Охваченные пламенем фигуры заметались по залу, кто-то из приятелей бросились к ним, чтобы помочь сбить пламя. Канто не двинулся с места, доставая меч из ножен.
- Да он маг! – послышались крики из толпы.
- Колдун фойрров!
- На морду глянь, точно демон...
- А я что говорил!
И народ поумнее ломанулся вон из трактира. А поглупее - кинулись в атаку, как только пламя погасло.
Канто легко парировал все выпады в свою сторону – среди мужичья ему равных противников не было. Но нападающие все еще надеялись одолеть его числом. И зря. Одного дракон полоснул по плечу, второго по шее, третьего и вовсе откинул ударом ноги в живот. Вроде бы пора было мужикам протрезветь и прекращать неравную схватку.
Но тут опять случилось непредвиденное. Кто-то умудрился запустить в дракона кувшином с самогоном – Канто едва увернулся. Черепки разлетелись в стороны, ядреная жидкость растеклась по полу. И все бы ничего, если бы следом не прилетела зажженная свеча. Жидкость вспыхнула. Мужичье рассыпалось в стороны, Канто и сам отскочил назад – опять к стойке, за которой прятался хозяин заведения.
- Да что вы творите, изверги! – трактирщик  не удержался и высунулся из своего укрытия. – Сожжете же все!
Но было уже поздно – пламя весело расползалось по залу, а мордующий друг друга народ, кто еще не смотался до этого момента, быстро забыл про свои распри и кинулся на выход. 
- Заметь, это не я, - развел руками Канто, обернувшись к трактирщику. -  Я свое потушил!
- Да плевать мне кто! – чуть не рыдал тот. – Что делать-то?
- Бежать, - кивнул дракон. Горело ярко, народ толкался, зал начинало затягивать дымом. – Тебе ж барон золота с серебром сыпнул – на два трактира хватит. Если не на три...
- Ы-ы-ы... Да что б тебя! – окрысился трактирщик, но из-за стойки выбрался и помчался куда-то вглубь здания.
Тем временем крики разлетелись не только по самому трактиру, но и по улице:
- Пожар!
- Горим!
- Спасайся!
Про то, чтобы начать тушить пламя, на пьяную голову никто не вспомнил – все стремились в первую очередь спасти себя. А трактир...
Да Фойрр с ним, с трактиром! 

PS: Магия:
Пламенные перчатки: 45 маны
Дыхание дракона: 90 маны

+4

19

- Леди не радуется звону стальных яиц, а я – вполне, - усмехнулась Рейн. Шутка вышла грубой и похабной, но когда её это смущало?
И вот то ли похвалила, что в пылу драки и в общей свалке из тел барон не забился куда-то в угол, обещая откупиться золотом, то ли в целом сетовала на то, что мужикам в очередной раз захотелось друг другу доказать, кто из них главный Эндимунд в деревне.
Хорошо же сидели. Пили ореховую настойку, ждали молочного поросёнка…
Вспомнила – ударила сильнее первую подвернувшуюся рожу. Благо, попала не по своим, а кому-то невнятному в толпе, решившему, что скрутить бабу проще и веселее, чем кидаться на крепких мужиков. Зря. Несмотря на тощий вид, в руках Серой было больше силы, чем в девичьем кулачке какой-то человеческой простушки. Алиферская кровь играла ей на руку и силой, и выносливостью, а уж опыта в пьяных драках хватало с лихвой, чтобы не прятаться за мужские подштанники, но в то же время и ветра в голове не так много, чтобы отказываться от помощи.
Рейн отвлеклась, когда услышала крик Вильгельма, а потом нашла в толпе Канто, а за его спиной – бородача, решившего, что проблему одними кулаками не решить. Нахмурившись и порядком разозлившись, она собиралась пустить в ход магию, плюя на то, что магия хаоса даже в округе столицы Остебена привлечёт слишком много внимания, но Канто справлялся сам.
- Так ты маг… - осознала крылатая и чему-то усмехнулась.
Её помощь не нужна. Парень прекрасно справлялся сам и никакие противники не смогли взять его числом. Интересно, кем он был на самом деле и откуда пришёл? На человека не похож, да и обычаи, озвученные в компании барона, не походили на известные Рейн народы. До применения магии ей казалось, что у Канто ульвийская кровь, но теперь она всё больше склонялась к мысли, что перед ней слишком умелый человек-воин, либо тот, кто им умело притворяется.
- Не кипишуй, - Рейн поморщилась, когда хозяин трактира заладил об ущербе и кинулся убегать. – Попробую исправить.
Сила пламени могла не подчиниться, но, пустив в ход воздушную магию, она пыталась потушить самые опасные очаги. Без воздуха огонь слаб и тух, но медленнее, чем нужно. Рейн не могла контролировать несколько точек одновременно, а внутри заметно стало жарче.
- А ты горяч, - усмехнулась Рейн, бросив слова Канто, когда он оказался ближе и уже мог услышать её слова. Она старалась не отвлекаться от дела и больше прикладывать силы, но мешало и количество выпивки, опрокинутое в горло за вечер, и то, что пламя добиралось до выпивки, а та лишь усиливала его и помогала разрастаться дальше. – Кажется, пора сваливать… - весело заключила Рейн, когда очередной кувшин лопнул, а вслед за пролившейся выпивкой – вспыхнуло пламя. – Спасай поросёнка! Что стоишь!? – рявкнула, заметив, что мальчишка, которому она приказала следить за тушкой, так испугался пламени, что забился в угол с кочергой. – И выпивку! М-мать с ним, с трактиром!
Рейн старалась удерживать пламя и гасить его, чтобы у них было время собрать своё добро и выбежать из трактира через задний ход.
- Надеюсь, этот дурак не запер нас здесь…

Вакуум (75 маны)

+4

20

Канто справился сам. Ох, непрост он, непрост. И огневик, и фехтовальщик отменный… Уровень далеко не обычного наёмника. Тут не каждый гвардеец так умеет.
  Веселая трактирная драка очень быстро выходила из-под контроля. Сначала в ход пошли клинки с магией, а после и вовсе вспыхнул пожар. Люди как тараканы разбегались из трактира, оставались только самые отбитые, пьяные, да ещё их веселая компания.
  И Рейн тоже маг! Но уже воздушник, похоже. Она единственная кто хотя бы попытался спасти трактир. Да, однако, собрались как-то в трактире два огненных мага и один воздушный… только не очень смешно почему-то.
- Слегка не по плану все пошло… - пробурчал себе под нос Вилли.
  Когда девушка принялась командовать спасением поросёнка и выпивки, в голове у барона щёлкнуло.
"Доспехи! Алебарда! Они ж фамильные… матушка убьет если сплавятся"
  Огонь тем временем захватывал все новые территории. Как бы Рейн не сопротивлялась, пламя побеждало. Уже не слабо так горела стена с  входными дверями.  Начинало разгораться со стороны лестницы. Единственным выходом действительно была кухня и задние двери. Вильгельму нечем тут было помочь, он умел огонь создавать, но не тушить.
- Вы спасайте поросёнка, а я за вещами своими сбегаю. - на ходу кинул барон и не ожидая ответа побежал к лестнице.
  Огонь пока не перекрывал выход на второй этаж, но разгорался он очень быстро, прямо на глазах перескакивая с доски на доску. Вилли с разгону перескочил пламя, к чему - к чему, а к пламени он привычный. Лестницу, как и коридор второго этажа, понемногу заволакивало дымом. А вдруг кто в комнате спит и не знает что творится? Хотя вроде с улицы слышны крики, но…
- Эге-гей! Есть кто живой? Пожар! - кричал барон проходя по коридору и барабаня во все двери подряд.
  Реакции не было, стояла тишина. Но, это уже были не проблемы Вильгельма. Совесть спокойна,значит можно забирать вещи и сваливать. Пока не задохнулся.
  Дым продолжал прибывать, в горле першило, начинал душить кашель. Вилли ворвался в свою комнату и стал кашляя сгребать доспех с кровати в сумки. Впопыхах он, доспех, цеплялся сам за себя и за простыни, кираса зацепилась за спинку кровати. В глазах темнело.
  Изо всех сил рванув, Вильгельм с мясом вырвал полспинки, да так и кинул всё в сумку. Схватил алебарду и помчался к лестнице. Та жарко пылала…
- Ну что за вечер?! Худший день рождения за тридцать лет. - сам себе проговорил барон сквозь кашель.
  Назад в комнату. Окно. Выбить ставни не заморачиваясь с задвижкой. Внизу галдели люди, раздавались крики и приказы нести воду.
- Поберегись! - вниз полетела алебарда, после сумки с латами.
  Задыхаясь от кашля барон фон Ворт выбрался на подоконник и глянул вниз. До Фойрра, как высоко.
  Сомнения прервал очередной приступ кашля. Хрипя и выхаркивая лёгкие, Вильгельм оступился на узеньком подоконнике. И полетел вниз. Головой вперёд.

+4

21

- А ты горяч, - шутливо бросила Рейн, когда Канто оказался с ней почти рядом.
- А ты как думала? – отшутился он в ответ, отметив в памяти, что девушка и сама магичка, и бросился забирать свои плащ и сумку, отставленные болтаться на кресле возле стола барона.
- Спасай поросёнка! Что стоишь!? – командовала трактирным мальчишкой за его спиной Рейн. - И выпивку! М-мать с ним, с трактиром!
-  Вы спасайте поросёнка, а я за вещами своими сбегаю, - отозвался Вильгельм.
Ну поросенка, так поросенка!
Канто был согласен – в трактире все равно больше никого не осталось кроме их троих, мелкого мальчишки-прислужника и еще не сожранной огнем еды и выпивки.
- Забираем все, что успеем, и валим, - подытожил дракон, перекидывая сумку через плечо и оглядываясь, чтобы решить, с чего начать спасение.
Мальчишка по приказу Рейн пытался снять с вертела поросенка, но от страха руки его не слушались, а в зале становилось уже слишком жарко и дымно.
- Держи, - Канто сунул парню в руки свой плащ. – Крепко держи. Потеряешь – выпорю.
Мальчишка выпучил на него глаза, но плащ взял. Дракон ловко подхватил под мышки и парня с плащом и поросенка вместе с вертелом – одного под одну, второго под вторую – и помчался к ближайшему окну, на ходу сооружая вокруг себя и своей ноши огненный щит.
- Выпивка за тобой! – крикнул он Рейн.

В окно сначала вылетел поросенок, потом мальчишка, затем выбрался Канто, чтобы принять у Рейн кувшины и бутылки с вином и настойками, а затем и сама девушка. Все вроде бы спаслись. Отошли на безопасное расстояние, сложили на траву свою добычу и обернулись к дому. Вокруг собралась вся деревня, кто-то пытался тушить, кто-то уже махнул рукой, понимая, что поздно. Ржали кони, выведенные из конюшни, лаяли собаки, носились туда-сюда выпушенные из горящих пристроек куры и поросята. Посреди всего этого хаоса голосил трактирщик и все его семейство.
И только вояк, что начали всю заварушку, не было видно.
Да еще Вильгельма.
- А барон где? – Канто глотнул из спасенного кувшина и передал его Рейн. – Поискать его надо. Он хоть выйти успел?
Не очень-то правильно было бы барону занять место недавнего поросенка и запечься в свой день рождения. Несправедливо как-то... Всего-то мужик погулять хотел ради праздника! Но разве жизнь была хоть когда-то справедливой?
Рассуждать дальше Канто не стал. Наказал мальчишке сторожить все спасенное добро и вместе с Рейн отправился к горящему дому искать в толпе Вильгельма, чтобы убедиться, что с бароном все в порядке.
Но не успел подойти, как увидел падающую на землю алебарду, сумку с латами, а затем и самого хозяина всех этих вещей. Причем, тоже падающего. Пусть второй этаж и был не так уж высок от земли, но упасть ведь еще нужно было уметь, не то или шею сверешь, или мозгами повредишься. И на беду, Канто не знал никакого дельного заклинания левитации или телекинеза, а ловить барона на руки чревато было переломали самих рук.
Все эти мысли проскочили в голове дракона за секунду, и он сделал первое, что пришло в голову – колданул «воздушные ступени» - примитивное заклинание, разученное им еще в детстве. Прямо под падающим бароном образовалась ледяная плита, чуть наклоненная вниз, под ней еще одна... и еще.
- Помоги мне! – крикнул Канто Рейн.
Жар от пожарища плавил лед, а с водяной магией дракон дружил не особо, так что Вильгельм покатился вниз уже не по ледяной, а по водной горке.

+4

22

Два раза повторять не надо. Похватав свои вещи – всего ничего: куртка, ножны да выпивка – Рейн ринулась спасаться.
- Пахнет смоленной курой… - осведомилась девушка и осознала: - Так это ж я!
Торопливо сбив искру с волос, пока не занялось, Рейн старалась не отстать от Канто. Воздух в таверне был тяжёлым от дыма, и интуитивно хотелось пригнуться ниже, припасть брюхом к полу, где больше свежего воздуха, но пламя разгоралось и становилось слишком жарко, чтобы увальнем ползти по разгоряченным доскам, будто по углям.
Сбрасывая своё добро, чтоб не мешалось, Рейн передала кувшины Канто, а после вылезла сама. О бароне она благополучно забыла, отыскивая взглядом сразу кувшины с выпивкой, чтобы убедиться, что они целы, свои вещи и поросёнка. Надев куртку и прицепив ножны к поясу, она оглянулась, ровно когда Канто вспомнил про барона.
- Ах, да… Забыли нашего щедрого господина, - усмехнувшись, она подняла взгляд на трактир, пытаясь отыскать запоздавшего к выходу Вильгельма.
Вздохнув, с неохотой оставляя выпивку и поросёнка – ну точно же кто-то покусится! – Рейн шла следом за Канто. Не хватало ещё, чтоб хозяин-погорелец с них двоих стребовал за ущерб. Драку начали, конечно, не они, но пламя занялось с чьей-то лёгкой руки, больно обиженной на барона. Да и бросать как-то человека в беде – нехорошо. Рейн могла бы на крыльях улететь от проблем, оставив этих двоих разбираться, но была не настолько гнилой.
- И где он застрял? – только подумала Рейн, как сверху упали вещи.
Подняв взгляд, чтобы заметить откуда прилетело, она заметила барона, прыгающего следом.
«Хорошо летит, - подумала Рейн. – Щучкой…»
Ледяные ступени, созданные Канто, быстро ломались и таянии – не выдерживали ни жара, ни веса чужого пуза. И угораздило же барона прыгнуть головой вниз… А если бы их тут не было? Кончил бы первый день тридцатилетия, размозжив голову о землю? Да наверняка бы помер.
Рейн выбросила заклинание, но не на поддержание ледяных ступеней – в магии воды она разбиралась плохо, а потому делала, что умела, уменьшала вес барона, надеясь, что этого хватит, чтобы ледяные ступени не разрушились и выдержали вес барона. Конечно, от того, что он затормозит мордой о землю – его уже ничего не спасало. Но зато будет живой и не убьётся.
Ловить барона на свою грудь Рейн всё же не рискнула. Тяжеловат даже с заклинанием, да и не ей прикладывать Вильгельма к титькам. Ещё подумает чего не того.

+4

23

Удар о твердую поверхность короткое скольжение.
  Почувствовав твердь под собой, барон начал рефлекторно барахтаться стараясь встать. И тут почва кончилась. Пару мгновений Вильгельм несуразно дёргая руками пролетел аки птица. До следующего удара о что-то твердое. Лицом. И опять всё повторилось. И снова.
- Ай... Ой… Ай… - только и успевал пискнуть между ударами Вилли. - Да чтоб его!..
  Последний кусок он успел выкрикнуть когда очередного удара не последовало. Открыв глаза  мужчина увидел сумку с доспехами которая стремительно приближалась, лёжа при этом в огромной луже на земле. Закричать времени уже не оставалось, про колдунство даже мысль не успела появиться. Все что успел сделать барон - выставить руки перед собой.
  Удар вышел жёстким Правда, не настолько сильным как ожидалось. Тело бухнулось наземь, подняв тучу брызг. Что-то хрустнуло, но была это не шея. Совместные усилия двух магов таки спасли жизнь барона фон Ворта.
  Надсадно кашляя, Вильгельм вырвался из холодного и липкого болота. Он успел хлебнуть той жижи при приземлении, да и вымазался с ног до головы. В общем настроение у дворянина, когда он поднялся на ноги, было преотвратным.
- Неужто я живой? - с удивлением пробурчал мужчина и добавил громче, -  Канто, Рейн, благодарю вас за спасение. Я ваш должник до конца своих дней!
  Люди бегали вокруг с вёдрами, изо всех сил борясь с пламенем, которое просто не обращало внимания на их усилия. Дождь, к тому времени, из ливня превратился лёгонькую морось. Но, и его усилия были почти незаметными на фоне бушующего пламени.
- Я надеюсь вы спасли не только поросёнка, но и выпивку к нему. - проговорил барон и сплюнул болотистую жижу. - Мне однозначно нужно прочистить глотку… - хитрая улыбка осветила его лицо, - К тому же, вы не дали мне выбыть из соревнования.
  Люди со страхом поглядывали на магов. Ведра давно уже лежали на земле, народ понял всю бесполезность полезность своей борьбы. Один только трактирщик забавно переваливаясь бегал на коротких ногах, тряся складками жира. Он носил ведро, за ведром и никак не хотел смириться с потерей дела его жизни.
- Что ж это, люди добрые?! Помогайте! Трактир мой, жить негде мне будет! Вы выпить куда пойдёте? А семья моя, детки как же? - заорал толстомордый, заметив что желающие помогать закончились.
  Люди со стыдом переглядывались, смотрели на ревущее пламя за спиной у трактирщика… и опускали глаза. Там уже ничем не поможешь.
- Нужно дать денег мужику. Пусть отстроит харчевню то. - вполголоса проговорил Вильгельм товарищам и наклонился к сумкам в луже, - Он ведь и не виноват ни в чем. Тут где-то кошель должен быть…
- Это они виноваты! - ор владельца трактира перешёл в противный визг, - Упырь этот, у нас простых людей деньги отбирает, а потом пирует на них. Люд будоражит. Если бы не он, не было бы нечего.
  Народ стал оглядываться на барона и сотоварищи. В основном во взглядах был интерес. Довольно хищный. Слова трактирщика их явно заинтересовали.
- А маги, маги эти проклятущие. Ведь не спасли! Не помогли затушить. Что им там, колданули бы свои колдунства и погас бы огонь. - пламя горело не только за спиной погорельца, но и в его глазах.
  Толпа сгрудилась в кучу и угрожающе надвинулась к троице. Слова трактирщика их явно воодушевили. Правда самые умные втихаря выбирались из задних рядов, и потихоньку шмыгали подальше отсюда. Но большинству идея намять бока необычной компании очень понравилась. Из ниоткуда в руках людей начали появляться лопаты, вилы, да колья с ближайшего забора.
- Очень, очень плохо! - проговорил барон негромко, подхватывая алебарду в одну руку, а сумку с доспехами в другую. - Вырезать целую деревню так себе идея… Да и не справимся скорей всего. Драпаем?

+4

24

— Неужто я живой? — с удивлением отметил Вильгельм, когда ледяные горки остались позади, и он относительно благополучно приземлился – хоть и в лужу, но без серьезных травм. -  Канто, Рейн, благодарю вас за спасение. Я ваш должник до конца своих дней!
- Вильгельм! Я рад, что ты жив! – Канто перешел на ты, решив, что совместная пьянка и мордобой уже перевели знакомство с бароном на новый, более дружеский, уровень. Он помог Вильгельму подняться и заверил: - И поросенок, и выпивка спасены! Можем...
Хотел было договорить «продолжать», но трактирщик перебил, заголосив на всю улицу:
— Что ж это, люди добрые?! Помогайте! Трактир мой, жить негде мне будет! Вы выпить куда пойдёте? А семья моя, детки как же?
— Нужно дать денег мужику. Пусть отстроит харчевню то, — принялся рыться в сумках барон, — Он ведь и не виноват ни в чем. Тут где-то кошель должен быть…
Канто тоже стало стыдно, только денег с собой не было – одна мелочь, которую и жертвовать-то несерьезно. Но ведь и трактирщик оказался хорош – все видели, сколько барон ему заплатил вначале ужина, а Канто знал, что мужик за деньгами помчался в первую очередь, когда пламя вспыхнуло, так что сейчас толстомордый явно привирал – деньжата у него точно имелись, - с голоду не помрет.
Но денег трактирщику явно было мало.
— Это они виноваты! – внезапно переключился он на Вильгельма. - Упырь этот, у нас простых людей деньги отбирает, а потом пирует на них. Люд будоражит. Если бы не он, не было бы нечего.  А маги, маги эти проклятущие. Ведь не спасли! Не помогли затушить. Что им там, колданули бы свои колдунства, и погас бы огонь.
В толпе пробежал шумок. Кто-то начал браться за колья и вилы.
— Очень, очень плохо! — проговорил барон негромко, подхватывая алебарду в одну руку, а сумку с доспехами в другую. — Вырезать целую деревню так себе идея… Да и не справимся скорей всего. Драпаем?
- Идея точно плохая, не будем мы никого вырезать, - также тихо поддержал Канто, а затем повернулся к трактирщику. - Да ты, мужик, никак головой повредился! – рявкнул уже во весь голос. - А ну назад! Спалю нахрен всех, кто сунется! – над его рукой вспыхнуло пламя.
- Хватай все наш вещи, пока есть время, -  успел он шепнуть на ухо Рейн. К «вещам» относились поросенок и выпивка.
Крестьяне, видя огонь, вроде бы отступили – никто не хотел лезть вперед и подпалить себе морду.
- Это вместо помощи еще и угрожают! – опять заголосил трактирщик, вид, что его соратники ни на что не могут решиться.
- Мужик, да помогу я тебе! Вернусь с учениками, и поднимем тебе дом заново, - покладисто предложил Канто. - Мы тоже виноваты, что эту драку поддержали, хоть не мы и начали пожар.
Трактирщик приумолк, задумавшись.
- Так врешь же ты все. Когда ты вернешься?
- Через две недели.
- А если сейчас сбежишь и обманешь?
- Не обману, слово даю, - краем глаза Канто заметил, что Рейн уже успела распихать по сумкам бутылки и сунула под мышку поросенка. – Так что мы пошли, а ты мне верь, - он кивнул барону, что, мол, сматываемся, и стал отступать к дороге, что вела прямиком на выход из деревни.
- Да ты убежишь ведь сейчас, где мне тебя искать? – опомнился трактирщик.
- Я сам найдусь! – крикнул Канто, уже на бегу. На ходу подхватил с земли пару кувшинов, что не влезли в сумки Рейн, и помчался за девушкой и бароном.

+4

25

Когда-нибудь в жизни Рейн хоть одна пьянка пройдёт без приключений?
О проблемах Рейн сообразила ещё до того, как трактирщик прочистит горло и начнёт верещать о потерях и детях. Она поморщилась, с огромным трудом подавляя в себе подступившее желание огреть трактирщика так, чтобы он вдобавок к таверне потерял ещё парочку передних зубов, а то и задних. Любой торгаш или трактирщик знает цену своему добру, и непременно попытается стрясти за потери с виновников, а тут ещё и по воле случая перед ним сам барон оказался.
«Ох, зря», - подумала про себя Рейн.
Люди со статусом в обществе могли не только щедро одарить кого-то своей милостью, но и покарать неугодного. Вздёрнут где-то на суку этого трактирщика вместе с остальными смельчаками, чтоб больше на знать не покушались.
«Если сначала не вздёрнут нас», - невесело подумала девушка и, уловив знак от Канто, тут же начала паковать добро, чтобы вместе с ним отступить.
Рейн, наверно, смотрелась нелепее некуда, когда сиганула, как ни в чём ни бывало, через невысокий забор с поросёнком под одной рукой и бутылкой - под другой. Сдаваться без боя и вот так легко отдавать честно вытащенные из огня и оплаченные еду и выпивку она не собиралась, а толпа недовольных деревенских с трактирщиком во главе, только прибавляли задора. Крылатая даже весело бгыгыкнула – давно так не веселилась! И даже моросящий дождик не портил настроение, как и необходимость спешно удирать, пока бока не намяли. Сейчас бы высвободить крылья да улететь со всем добром, но бросать товарищей в беде – дело неблагородное.
С увесистым грузом далеко не убежишь. Рейн сбавила ход, чувствуя, что начинает уставать от встряски. Оглянулась, убедилась, что Канто с Вильгельмом её догоняют, и поправила сумку с добром и выскальзывающего поросёнка – жир с мяса пропитывал даже сменную рубаху, которой Рейн пыталась его прикрыть на тот случай, если выронит по пути, а запах дразнился урчанием в желудке, в котором выпивки было больше, чем еды.
- Хэй, пьяницы и разбойники, - обратилась она к товарищам с усмешкой на лице. – Где будем пировать и отмечать сожжение таверны?
Рейн казалось, что оставаться в деревне в принципе не безопасно, но куда ещё податься среди ночи трём голодным и подвыпившим путникам?
- На этого поросёнка покушалось столько людей, что – не дай Люциан – потеряем где-то по пути, так и не полакомившись. Да и бутылки несколько раз чуть не разбили! Есть предложения? – она выжидающе посмотрела на сначала на барона, потом на Канто.
Сама-то она не местная.
- Я и под открытым небом могу пожрать. В грязи и лужах, но с намидамабарон.

+4

26

- Есть у меня предложение, очень даже логичное. Ведь, как вы Рейн очень верно подметили, с вами барон - криво ухмыльнулся Вильгельм когда они остановились, - За мной!
  Улица, на которой стояли беглецы, заканчивалась небольшой площадью, скорее даже просто перекрестком. И барон направился к красивому, самому большому в деревне,  сложенному из каменных блоков, дому на углу,
  Взгляд Вилли упал на Рейн, из рук которой все время пытался выскользнуть слишком тяжёлый, жирный поросенок. Дворянин поспешно забрал у дамы тяжесть, перекинув сумки с доспехами через шею.
- С вашего позволения, я помогу, - галантно предложил он, дивясь как девушка так долго несла эту тяжеленную тушу.
- Тут наверняка живёт староста, или что-то на вроде... - предположил мужчина.
  Дом был огорожен массивным резным забором и первой преградой служили ворота. Запертые естественно, среди ночи то.
  Сначала барон планировал просто выбить их к Фойрру, но потом решил что не стоит. Если прийдётся убегать ещё отсюда, то действительно дальше уже в луже пировать разве. Так что, он просто постучал. Сапогом.
- Эй, хозяин! Открывай немедля! - трубно заорал Вильгельм и, подумав, добавил, - Именем короля!
  За забором залаяла собака. Ей сразу же начала отвечать вторая, там же, за забором. Понемногу в лай вплетались шавки из соседних дворов. Барон втянул голову в плечи, не хватало ещё перебудить всю околицу.
  Тем временем открылась маленькая заслонка на уровне лица. Оттуда выглянуло лицо со спутанной седой бородой колтуном. Осмотрев компанию под забором мужик нахмурился.
- Кто таковы? Что здесь забыли оборванцы? Плетей захотели чтоль, босяки? - хриплым, изрядно пьяным голосом выговаривал он, рассмотрев в смутном свете звёзд грязные закопченные лица и одежду, но не заметив оружия.
- Я барон Вильгельм фон Ворт! И если ты, смерд, сию минуту не откроешь эти проклятые ворота… и не извинился перед мною и моими спутниками - плетей получишь уже ты. - рыкнул деду Вилли, и добавил негромко, но угрожающе, - Или верёвку!
  Морда за заслонкой стремительно белела, параллельно с этим дед трезвел. Мужик проникся обещанием, и вмиг забыл о виде благородного гостя.
- Ваша светлость, простите Тротима, старого дурака. - запричитал тот, развивая бурную деятельность за воротами, - Я не признал, виноват. Именем Люциана молю не губите старика. Робота у меня такая, гонять проходимцев от дома господина управляющего.
  Ворота открылись, пропуская изрядно промокших и уставных гостей во двор. Неподалеку бесились, рвясь с цепи два здоровых сторожевых пса. Старичок открыв ворота унижено бухнулся на колени. Он то уж знал что бывает если на него осерчает благородный господин.
- Хватит ползать! - презрительно скривился барон, пристроив жутко неудобную тушу на столик, в небольшой пристройке у ворот. - Иди к хозяину своему, скажи что прибыл барон фон Ворт… со свитой. И он собирается остаться здесь на ночь. И вообще, позови его.
  Дедок поднялся на ноги, и не переставая раз за разом кланяться, задом, медленно отходил к дому.
- Ну, мы вроде как в безопасности. Не думаю что чернь будет брать нас штурмом. - грубо и слегка неестественно хохотнул Вильгельм. - Выпьем за спасение поросёнка?

+3

27

Канто предпочитал бы бежать из деревни подальше, – он бы и в лесу под елкой поел, - но Рейн с Вильгельмом рассудили иначе. Вернее, рассудил барон – не смущаясь, что за его спиной орет толпа недовольных крестьян, завернул к крепкому добротному дому с резным забором и ударил сапогом в ворота:   
— Эй, хозяин! Открывай немедля! Именем короля!
В ответ из-за забора долетел собачий лай. Канто нервно обернулся назад – пока они тут "приличия" соблюдают и переговоры ведут, их и догнать могут. Но после недолгих препирательств, когда выяснилось, что у ворот барон «со свитой», беглецов все же впустили во двор, а старик-привратник унесся доложить о госте своему хозяину – местному Старосте.
— Ну, мы вроде как в безопасности. Не думаю, что чернь будет брать нас штурмом, - хохотнул Вильгельм. — Выпьем за спасение поросёнка?
- Да кто эту чернь знает? – усмехнулся в ответ Канто и обернулся к воротам. – А вдруг?
Ворота старик Тротим за гостями сразу же запер, и теперь из-за них со стороны улицы доносились шум и недовольные голоса переговаривающихся крестьян.
- Никаких вдруг! – долетело с крыльца, на которое пожаловал сам владелец дома. Заспанный, раскрасневшийся и не понимающий толком, что происходит. – Никто не будет ломать мои ворота!
Староста был низеньким и толстым. Темноволосым, но еще вовсе не старым.
- Что тут творится? – спросил он по-хозяйски, рассматривая людей, что так беспринципно ввалились в его двор и теперь требовали еще и стол. – Так вы, господин...
- Барон фон Ворт, - подсказал Тротим.
- Барон фон Ворт, - повторил Староста. – А меня можете звать Ансельмом. Или просто Старостой – здесь все так зовут.
- Господин Староста! – тут же долетело из-за ворот. – Этот, что назвался бароном, только что сжег наш трактир и теперь сбежал к вам! Его судить надо! Чтобы заплатил!
- Трактир вовсе не мы спалили! – тут же возмутился Канто. – Ложь чистой воды! Посмотрите на господина барона – разве эти честные глаза могут соврать? Никогда. Господин барон не способен сжечь чужой трактир – он слишком добродетелен и всегда заботится о сирых и убогих.
Староста потянул носом (запах дыма разлетелся на всю деревню), взглянул в «честные глаза» и присмирел. Вид барона фон Ворта, облагороженный ожогами, подействовал на господина Ансельма отрезвляюще, если не сказать пугающе.
- Конечно, господин фон Ворт, как я могу сомневаться в ваших словах? – пропел соловьем Староста. – Проходите в мой дом. Стол мы сейчас организуем. А еще и баньку, и постель! Будьте все моими гостями! – он спустился с крыльца и просеменил к воротам. – А ну пошли отседова, пока собак не спустил! Только посмейте еще раз возвести поклеп на честного господина! Всех перевешаю завтра на площади.
За воротами еще немного пошумели, но спорить не осмелились.
- Господа, что ж вы не проходите? – Староста, наведя порядок, вернулся к барону. – Проходите в дом. Тут под дождиком и простудиться можно запросто, а в доме и тепло, и чисто. Тротим, а ну-ка позови людей, чтобы господину помогли вещи занести.
Тротим с поклоном снова попятился в дом, а Ансельм, придирчиво разглядывая барона, поинтересовался:
- Где ж ваши слуги, господин? Что ж вы все сами тащите? А ваша лошадка? Неужели эти тупые увальни за воротами вас еще и ограбили? – он всплеснул руками.

Отредактировано Канто (18-07-2020 14:58:47)

+4

28

В дом старосты Рейн шла с опаской. Кто знает, чем это обернётся?
Все разговоры она оставила на Вильгельма, раз уж он назвался бароном, то и дела должен решать как барон – ударив по столу своей властью и вытекающими из непослушания последствиями. Разговор со старостой она слушала вполуха, больше следя за обстановкой вне дома. Хмель успел немного выветриться за погоню и попытки потушить чужую таверну, поэтому ко всему происходящему Серая относилась с львиной долей сомнений.
- Неужели эти тупые увальни за воротами вас еще и ограбили? - подивился староста, уделяя больше внимания Вильгельму, чем его спутникам.
Что радовало – их с Канто за слуг не принимали.
- Ограбили, оскорбили, отдохнуть не дали, - ответила на всё Рейн, не горя особым желанием рассказывать о не-боевых подвигах. Гордиться тут особо нечем, а их прерванная пирушка казалась самым важным событием вечера. Стоило бы продолжить с места, где что-то пошло не так. – На этот раз без расквашенных морд! – напутствовала Рейн, доставая из сумки спасённую ореховую настойку и ставя её на стол.
***
Пьянка затянулась до глубокой ночи и, что порядком могло бы удивить Рейн не напейся она раньше двух компаньонов, барон оказался самым крепким, повалившись уже четвёртым. Первым слёг староста, который согласился составить им компанию, и отчего-то надеялся, что баронская милость не обойдёт его стороной после гостеприимства.
Как и когда повалились спать – Рейн уже не помнила, как и то, тащил ли её кто-то наверх или она добралась сама, но проснулась утром на лавке, кляня себя за неосмотрительность и дурость. Голова гудела страшно, а возле бочки с водой выстроилась живая очередь. Пришлось драться за ковш с хозяином дома, чтобы напиться, а разок даже огрести от него ковшом по голове, чтоб не легла грязными руками в бочку с чистой водой.
Из комнаты, не то хозяйской, не то специально отведённой для гостя, вышла тучная дама с пышными телесами, едва прикрытыми ночной сорочкой. Судя по её сбитым волосам и довольному виду – ночь прошла бурно и живенько, чему Рейн только прыснула, надеясь, что в постели женщины старосты не окажется Канто или барон. Но кто знает, до какого состояния допились эти мужчины? Вдруг староста оказался настолько гостеприимным и решил подзаработать?
***
Скромный завтрак подвала жена старосты – из яиц, поджаренного вчерашнего хлеба и овощей по сезону. Хозяин выкатил «живой воды», чтобы снять последствия похмелья, и жизнь стала немного получше.
Вспомнив об уговоре с бароном, Рейн полезла в походную сумку. Посетовала на жирные пятна от поросёнка, которого вчера волочила на себе, а потом извлекла из сумки фигурку. Явно из игрового набора для шахматной доски. Тучного вида воин размахивал боевым молотом, сидя на спине огромного вепря. Фигурка была бронзовой, увесистой и с пол ладони величиной.
- Раз проигралась, - объяснила Рейн свой «подарок».
Большего при себе она не имела, да и как в её сумке затесалась эта фигурка – выигранная некогда в карты – упоминать не стала, решив, что это неважная деталь. Подарок же!

+4

29

После того как крестьяне разошлись по домам и с Ансельмом были обсуждены основные вопросы все направились продолжать банкет.
  Староста, который чисто из вежливости сел пропустить пару стаканчиков, неожиданно втянулся. Правда он явно был не настолько закалённым как их трио. Уже к полуночи он мирно сопел где-то под столом. А праздник и не думал заканчиваться.
  Поросенок таял прямо на глазах, теряя сначала конечности, потом вкуснейшие куски с шеи и спины. Сейчас от него осталась в лучшем случае половина. Да и она вряд ли доживет к окончанию застолья.
- Вот скажи мне Канто, ты ведь обещал тому слизняку трактир отстроить, правда? -  заплетающимся языком спрашивал барон, - Так он, шельмец... не заслужил! - ударил по столу кулаком Вилли.
  От сотрясения столешницы пришла в себя Рейн, которая спала на сложенных руках прямо тут, сидя. Схватила ближайшую кружку, выпила, да и опустила голову обратно. Барон с Канто проводили эти телодвижения пристальными взглядами.
- Как думаешь это считается? Она в пока в деле? - вяло поинтересовался дворянин. - Хооотя… не важно. Ты вот если таки приедешь… это… - мысль заблудилась во хмелю и никак не желала возвращаться, - Вот! Заезжайте ко мне! В замок! И ты, и ученики твои, все поместятся.
  Вильгельм все больше грустя заглядывал во все кувшины и бутыли на столе, но, в конце концов обнаружил только на половину пустой.
- Значится, где мы остановились? - довольно спросил барон, разливая всем условно живым.
  Это была последнее воспоминание в котором барон был уверен. Дальше все шло рывками и довольно туманно. Что-то про хоровое пение здравниц королю и какому-то Старейшине, поход за догонкой на кухню, знакомство с очаровательными сторожевыми собаками и попытка их покормить… и напоить. И даже, в части этих рванных и путаных кусков событий фигурировала Рейн. Чем и когда все закончилось Вилли хоть убей - не помнил.

  Когда барон фон Ворт, таки выполз на завтрак, солнце уже приближалось  к обеденной отметке. Он оглядел пищу с отвратным, но очень знакомым чувством, будто целый полк котиков устроил отхожее место у него во рту. На помятой харе отразилось отвращение. Но ситуацию спас Староста, притащив живительной, благословенной жидкости.
- Я полагаю, мой день рождения можно считать официально удавшимся! - заключил барон под первую кружку.
- Раз проигралась, - протянула Рейн тяжёлую фигурку из бронзы.
- Ну, я не то чтобы помню, кто там, после кого вырубался, - неуверенно протянул Вилли, но фигурка ему понравилась, подходила по духу, - Да и не важно все это, я думаю. Одни воспоминания о вчерашней ночи… и их отсутствие - уже прекрасный подарок от вас друзья! Спасибо вам огромное. За все!
  Но фигурку Вильгельм принял, уж просто чудо как хороша.
  Единственное что немного напрягало барона это довольно странные взгляды которые кидали на него Ансельм с женой. Будто ждали чего.
- Ну что, по второй?

Отредактировано Вильгельм (01-08-2020 12:41:24)

+4

30

Проснулся Канто в постели – весьма мягкой и теплой. А так как вставать не хотелось, то он еще какое-то время просто лежал с закрытыми глазами, наслаждаясь покоем и вспоминая вчерашний вечер и то, как он, собственно, в этой постели очутился.
Вспомнилось немногое. Пили они уже вчетвером – присоединился еще и староста. И ели поросенка, в жире которого они с Рейн успели перемазаться, пока его спасали из горящего дома, а затем от местных жителей.
- Вот скажи мне Канто, ты ведь обещал тому слизняку трактир отстроить, правда? -  заплетающимся языком спрашивал барон, — Так он, шельмец... не заслужил! — и ударил кулаком по столу.
- Но я обещал, - ответил Канто, успев подхватить со стола кружку, чтобы не расплескалось ее содержимое, когда стол сотрясло. Что было налито, он уже не помнил. – А слово свое я держу, да и молодежь надо приучать к труду, так что пусть строят, - он махнул рукой и залпом опрокинул крепкое пойло себе в горло.
- Ты вот если таки приедешь… это… Вот! Заезжайте ко мне! В замок! И ты, и ученики твои, все поместятся, - глубокомысленно выдал барон.
Канто на мгновение задумался, представляя себе эту картину, – штук десять драконов (почему-то именно в драконьем облике) набиваются в замок, - и покачал головой:
- А у тебя замок большой? Мы ведь крупные. Все можем и не влезть, - в его голосе прозвучало сомнение. – Но раз зовешь, то проведать мы непременно зале... едем.
Язык у Канто начинал заплетаться и мысли тоже. А значит, пьянку можно было и заканчивать. В конце концов, он и в самом начале не ставил себе цель выиграть – только хорошо поужинать, а значит, план на вечер был исполнен с лихвой.
Вот только с утра голова все же побаливала. И к боку кто-то привалился жутко тяжелый и жаркий.
Кто-то?
Канто запоздало сообразил, что он в постели не один. Но с кем? Вспомнить не получалось, а глаза открыть почему-то стало страшновато. Однажды так после пьянки его угораздило проснуться с белокурым алифером. Вот уж чего он сам от себя не ожидал! И единственным оправданием могли служить лишь два факта – он ужрался вдрызг, а алифер очень уж напоминал внешне девочку – слишком хорошенький! - спьяну не грех и ошибиться.
«Рейн? - подумал Канто и протянул руку, чтобы пощупать за бочок того, кто лежит рядом.  Но бочок оказался слишком массивным, и сердце дракона упало. – Неужели Вилли
Он повернул голову и с опаской приоткрыл один глаз. От сердца сразу же отлегло – рядом сопел не Вильгельм, а какая-то толстенная уже не первой свежести бабища. Но как она попала к нему в кровать, из памяти выбило начисто.
- Ты кто? – почему-то шепотом спросил дракон, отползая вместе с одеялом на край кровати.
- Проснулся мой дракончик! – обрадовалась дама и разулыбалась. – Я же Эмма! Эммануэль!
Но Канто было плевать, как ее имя, больше напугало то, что она произнесла вначале:
- Дракончик?
Значит ли это то, что он ей еще и выболтал, кем является? Ведь на всю деревню растреплет!
- Ну да, - усмехнулась Эмма. – Ты же сам заявил, что в постели дракон. И о-го-го! Я оценила, - она прищурила глаз. – Повторим?
- Нет! – Канто в панике слетел в кровати. – Я уже опаздываю. Мне это... домой пора. А одежда где? – он озирался по сторонам, но не заметил ни рубахи, ни штанов. Разве что пояс с оружием да сапоги были на месте. Но выходить на улицу в таком виде Канто бы не решился.
- Постирала я все, моя радость, - томно промурлыкала Эмма и неторопливо поднялась с постели. – Сейчас все принесу.
Так же неторопливо она оделась и удалилась из комнаты.

К завтраку Канто присоединился последним. Выпил вина и молча пододвинул к себе яичницу. Рассказывать, как прошла ночь, его почему-то не тянуло. Вот если б он ее с Рейн провел! Другое дело. Но с Эммануэль... На это дракон мог лишь вздохнуть.
А ведь еще подарок!
Рейн уже отдарилась, и Канто задумался. Барон – воин. Ему можно было бы подарить что-то из оружия драконьей ковки – дед его, к примеру, мастерил отличные ножи и мечи – Канто сам это мог оценить накануне. Но за этим подарком еще надо было возвращаться. 
А вот подарок, чтобы был с собой...
- Да и неважно все это, я думаю, - тем временем расчувствовался Вильгельм, рассматривая статуэтку, подаренную Рейн. - Одни воспоминания о вчерашней ночи… и их отсутствие — уже прекрасный подарок от вас друзья! Спасибо вам огромное. За все!
- Вильгельм, ты, несомненно, выиграл, да и на день рождения принято что-то дарить, - ответил Канто. – Вот только подарок у меня не со мной. Но если твое предложение про приглашение в гости в силе, то я еще к тебе наведаюсь. И там отдарюсь. А пока могу лишь доставить до дома с ветерком, - он улыбнулся. – Твою лошадь, как я понимаю, давно сперли. Если вообще успели выпустить во время пожара из конюшни.

После обеда выкатились на улицу всей троицей, вышли за ворота, и Канто свернул с привычной дороги к лесу, зовя за собой и барона, и Рейн. Остановился, выбрав полянку пошире, когда крыши деревни совсем исчезли за деревьями.
- Главное, не пугайтесь, - он рассмеялся, и через мгновение на его месте уже расправлял золотые крылья пятнадцатиметровый дракон.
Канто подошел чуть ближе и опустился пузом на землю:
«Забирайся, барон, если не трусишь, - прозвучало в голове у Вильгельма. Дракон опустил крыло, чтобы человек легко мог взобраться на его спину. – Когда еще тебе удастся покататься на настоящем драконе? Считай это подарком, - он посмотрел на Рейн. – А ты? Могу и тебя подвезти, если скажешь куда. И держитесь крепче, чтобы не пришлось вас в воздухе ловить».

+5


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » А почему вода горит?..