Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре август — сентябрь 1082 год


«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Солмнир Алисия Эарлан Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [07.06.1082] Символ, что значит "меч"


[07.06.1082] Символ, что значит "меч"

Сообщений 1 страница 30 из 32

1

http://forumfiles.ru/uploads/000f/3e/d5/640/t489195.png


- Предыдущий эпизод
[05.06.1082] Прочь из моего тихого сада
- Локация
окрестности гор Алавес
- Действующие лица
Минори, Юки, Хиро
- Описание
Впервые вырвавшись в большой мир, молодые драконы и не подозревают, какие опасности могут подстерегать их.

Отредактировано Минори (2020-05-08 12:33:26)

0

2

Уходить из собственного дома всегда тяжело. Наверное, даже самый отъявленный мерзавец, самый хладнокровный ублюдок не может не оглянуться назад, оставляя позади то, что действительно дорого. Самая беспутная сволочь не сможет не ощутить разницу до и после: когда, вставая спиной к родному порогу, ощущаешь не привычную поддержку, на которую можешь опереться, а пустоту. И ветер, летящий в лицо, которое до этого преодолевался играючи и весело — поскольку грело знание, что в конце, так или иначе, ждет домашнее тепло и горячий ужин, — теперь хлещет незримыми ледяными вихрями.
Вот и Минори не выдержала: оглянулась. Только раз, когда уже взлетала с тайничка-острова, оставив там те мысли, которые никак не могла сказать Юки напрямик. И после — усиленно заработала крыльями, набирая высоту и скорость.

Хотела ли она и вправду найти и покарать Широичи Сэндая? Верила ли, что ее сородичи, ушедшие вместе с ним, нуждаются, как малые дети, в мудрой родительской руке, что вернула бы их домой? Минори сама признала бы себя абсолютной дурой, если бы правда была только в этом. Ведь не только этого она хотела, бросаясь из дому в густую летнюю ночь и зная, что обрекает на переживания близких. И все же было на свете что-то превыше спокойствия домашнего очага, превыше желания оставаться в безопасности и тепле. Что-то, что горячило кровь желанием сделать все правильно. Правильно и справедливо.
Она летела всю ночь до самого рассвета, а после и почти целый день, подстегивая себя этими мыслями — сперва вдоль берега, затем свернув чуть в сторону, к суше, где простирался, насколько хватало глаз, Волчий Лес, исконные земли ульвов, искореженные войнами и смертями. Где-то здесь, насколько помнила Минори рассказы деда и других старых драконов, хватало и деревень, и поселений, разбросанных в древней чащобе.
Она сама, впрочем, ни задерживаться здесь, ни заходить далеко не собиралась. Только приземлилась на самой границе леса и моря, давая отдых усталым крыльям, когда солнце уже катилось к закату, и поняла, что загнала себя сильнее, чем рассчитывала.
Вот оно — отсутствие спокойствия. Беспокойный разум и телу не дает правильно работать и почувствовать, когда стоит дать отдых... Было во всем этом только одно хорошее: измотанная физически, драконица не думала больше ни о стыде, ни о горечи, что терзали душу. Просто приняла человеческий облик, без всякой охоты сжевала одну из припасенных лепешек, заползла подальше под мощные корни старого дерева, укрылась плащом и провалилась в сон. Ей не привыкать было засыпать без огня — да и не замерзли бы дети Великого Пламени летней ночью.

***
Впрочем, совсем избежать местных ей не удалось. К полудню она увидела домики, разбросанные на лесных прогалинах, почувствовала запах дыма — и неожиданно потянуло к людям. Или не к людям — главное, чтоб к живому, способному говорить. К кому-то, с кем можно было бы забыть о собственных перепутанных мыслях, что не давали покоя ни ночью, ни днем.
Она спустилась поодаль, поправила заплечный мешок, пониже надвинула шляпу на глаза и подняла воротник на подбородок. В мужской одежде Минори и сама казалась больше парнишкой — совсем зеленым юнцом, зачем-то нацепившим отцовский меч. Нашла тропку — утоптанную, спускавшуюся то ли к мелкой речушке, то ли к разлившемуся ручью, и пошла от нее вверх.
Деревушка эта показалась ей странной. Совсем маленькая, меньше Драак-Тала — дворов на десять — расположившаяся на опушке леса так органично, будто дома сами выросли среди корней и травы, подобно грибам. Совсем не было ни видно, ни слышно скота — да и какой скот вырастишь в подлесках?
А потом Минори поняла, что и привычного собачьего бреха не слышит. Это в лесу-то, где собака, способная отогнать зверя или хотя бы кур защитить, просто необходима?
Ее уже встречали, заметив, должно быть, от ручья — двое высоких, крепких мужчин. Ждали? С чего бы? Да еще и поглядывали ей за спину.
- Мир вам, процветания дому вашему, - произнесла Минори и поклонилась, сложив ладони перед грудью. Меч висел у нее на поясе, на виду.
Мужчины — оба они были одеты в кожу и мех, а длинные волосы и бороды делали их неуловимо похожими на братьев, — как-то неуверенно переглянулись и снова посмотрели туда, откуда она пришла.
- Мир и тебе, парень, - прогудел один из них. - А ты что один? Остальные где, когда подойдут?
Теперь Минори стало понятно: ждать-то они ждали, да вовсе не ее.
А еще — по исходившему от них запаху — также стало ясно, почему в деревне нет собак. Хозяевам-ульвам они были не нужны.

Их деревенька, не имевшая даже названия (по крайней мере, на том языке, что смогла бы произнести Минори, поскольку певучий драконий язык был слишком чужд гортанному наречию ульвов), принимала знакомого купца раз в год, в начале лета. Тот привозил лесным жителям товары, которых у них не было и быть не могло, выменивал их на мед, шкуры, меха, лечебные травы. Жили потихоньку, от века к веку, обособленно в своем лесу, и из всех чужаков только этого торговца да его подручных и видели. За одного из подручных и Минори приняли.
Все это рассказала Минори одна из местных жительниц по имени Када. Она торгов ждала, как самого большого в году события, и заранее похвалялась, чем меняться будет. То ли мальчонку, то ли девчонку — ульвы не разобрались, как к ней относиться — в дома не пустили, но выделили переночевать небольшой сарайчик на окраине и накормили. Просто, но сытно — Минори и тому была рада. И поговорить поговорили — хоть и чужак, а любопытство не проторгуешь.
Все это удивительно напоминало Драак-Тал. Пусть и говорили тут по-другому, и носили непривычную одежду из шерсти и кожи, а не из льна и хлопка, и еда отличалась на вкус — но в том, с каким достоинством держались жители деревушки, Минори напоминало собственных сородичей.
- Так что завтра придут, сам посмотришь, - тараторила Када, искоса поглядывая на мальчишку. Шляпу тот, поганец, так и не снял, и на еду не набросился — сидел прямо, словно кол проглотил, скрестив ноги, и ел аккуратно, будто девица, ломая хлеб и мясо на маленькие кусочки. - У меня вон младшая себе побрякушек выпрашивает цветных. Красоваться удумала!
Минори улыбнулась.
- А ты-то сам откуда и куда? - продолжала расспрашивать ульвийская хозяйка, пододвигая к Минори поближе тарелку с хлебом. Хлеб драконице не слишком-то нравился, но она не хотела проявлять невежливость.
- Я на север иду, - проговорила Минори, прожевав. - Искать отца.
И в этом тоже была частичная, но правда.

Отредактировано Минори (2020-05-08 14:26:53)

+3

3

Зря надеялся Юки, что их с Хиро путешествие завершится уже к вечеру. Очень зря. Они летели, торопясь изо всех сил, зорко высматривая след Минори, но побережье по-прежнему тянулось вперед узкой желтой лентой, уместившейся между ульвийским лесом с одной стороны и бескрайним морем с другой, а следов драконицы так нигде и не обнаружилось. И к вечеру пришлось признать, что либо они ошиблись с направлением, и Минори отправилась вовсе не на Край Света, либо она так стремительно рванула вперед, что они все еще не могли к ней даже приблизиться – дракон ведь не комар, и видно его было бы издалека.
Уставать Юки, не привыкший к физическим нагрузкам, начал еще с полудня. Сначала у него заболели крылья, потом спина, потом шея, а после и все остальное. Да еще и голод добавился – все, что они с Хиро ели за день, - это несколько рыб, которых получилось поймать, нырнув с высоты в воду, при этом не останавливаясь ни на минуту. Не поймал с первого раза – летишь дальше голодным! Да и разве маленькая рыбка – еда для огромной туши дракона? Так, закуска на один зуб! Не более. Поэтому Юки вообще не удивился, когда к вечеру живот начал призывно урчать, да еще так громко, что наверное призыв этот слышал даже Хиро.
«Давай остановимся!»
«Отдохнем?»
«Ну, Хиро! Не будь живодером!»
«Крылья сейчас отвалятся!»
«Ты эгоист, зараза и бесчувственная скотина!»
«Хиро!!!»
«Моя смерть будет на твоей совести...»
«Я серьезно».
«Сейчас помру!»
«Уже помираю...»
«Все, помер».

Все эти послания Юки, начиная с полудня, с упорным постоянством мысленно отправлял летящему чуть впереди товарищу. А на последнем, когда солнце уже почти опустилось за море, заметно отстал и трагично спикировал на берег. Упал на песок всей тушей и протянул лапы. Ему уже было все равно, остановится Хиро или нет – Юки не прикидывался, он устал на самом деле и чувствовал себя несчастным и оскорбленным. Он закатил глаза вверх, глядя, как Хиро делает над ним круг в небе, и выдал хриплый вздох, по его мнению, очень напоминавший предсмертный. Затем закатил глаза и уронил голову на песок – малость театрально, но именно так он чувствовал момент.
На самом деле, развалившись на твердой земле, Юки наслаждался, так как ощущал неимоверное расслабление – напряжение после полета спало, и теперь все мышцы могли отдохнуть. Вот только не болели бы еще! А то Юки невольно казалось, что на нем потопталось стадо буйволов, на которых в Драак-Тале пахали поля, и он стал похож на одну из тех плоских лепешек, что пекла дома мать.
Вот если бы сейчас съесть буйвола - другое дело.
У Юки аж слюна изо рта потекла от представленного мысленно пиршества.
Но, увы, на пустынном побережье не было ни буйволов, ни даже захудалой овцы. Ни воды, чтобы напиться. Пить тоже очень хотелось, и, вроде бы, воды рядом плескалось в изобилии, но той, что для питья не годилась совсем.
Юки тяжко вздохнул и приоткрыл глаз, наблюдая, как Хиро все же опускается вниз.
Ага, так значит, все-таки отдых!
Он почувствовал себя победителем.

+3

4

Хиро очень скоро пожалел о том, что назвал Юки бабой. Не в том смысле, что познал истинную мужественность целителя, а потому что… лучше бы драконы не умели мысленно говорить друг с другом. Тогда бы он летел в тишине и только со своими мыслями один на один. Никакой пользы от Юки в пути не было. Тормозил и мешался – вот и вся помощь, а вдобавок постоянно жаловался на усталость, голод и прочие тяготы дракона, который не приспособлен к жизни вне материнской юбки.
«И кто меня за язык тянул…»
Одним словесным подзатыльником из Юки мужика не сделать.
Вскоре Хиро понял, что возлагал неоправданно большие надежды на поиски Минори. С Юки они не преуспели, но, что одновременно и радовало и настораживало, с Канто они так и не пересеклись. Либо он отправился другой дорогой, либо всё ещё не терял надежды найти Минори где-то в горах рядом с деревней, а, может, уже давно её нашёл и вернул в Драак-Тал, пока они тут прогуливаются. Хиро уже пожалел, что не предупредил мать и исчез из дома, не оставив даже записку. Обвинял Минори в бессердечии, а сам?
Поворачивать назад было уже поздно, и Хиро летел вперёд столько, сколько у него хватало сил. Спускаться и отдыхать в очередной раз, тратя время впустую, он не хотел, но пришлось из-за Юки. Не скрывая своего недовольства, Хиро посмотрел на довольного собой целителя.
- Дальше будем лететь без отдыха. Мне надоело тратить время на остановки.
Хиро был резок в словах и даже не пытался скрыть своего отношения к целителю. И что в нём нашла Минори? Почему у неё с ним была какая-то тайная пещера? Непутёвый же! Он не мог её защитить, не мог ей помочь, даже сейчас умудрялся уклоняться от поисков!
Стараясь сбить спесь, Хиро смотрел на горизонт, думая, куда могла податься Минори и как сильно они отстали от неё. Он никогда не был так далеко от дома. Не имея ни карты, ни походного снаряжения, ни пищи и еды в запасе, Хиро сильно жалел, что пошёл на поводу у чувств и с чего-то решил, что нужно не уступать Юки в решительности. Эта решительность обходилась им голодом и жаждой.
- Поищу воду, - бросил, не оборачиваясь, Хиро и шагала вниз по склону, оставив целителя одного.
Он не знал, где искать воду. Пытался принюхиваться, полагаясь на обоняние дракона, но кругом слишком пахло солью и морскими гадами, которых вынес на берег прибой вместе с водорослями. Еду найти намного проще, чем воду. Может, просмотреть с неба будет проще? Гадая, как лучше поступить, Хиро спускался всё ниже, пока вдруг не услышал, как вода бьётся о камень. На волны не похоже. Отправившись на звук, он заметил тонкий ручей, пробивающийся между влажных холодных камней. Напившись вдоволь, дракон пожалел, что при себе не имел фляги, чтобы принести её Юки. Пришлось возвращаться обратно и тащить лекаря за собой. Пить захочет – пойдёт, а не захочет – полетят дальше.
Хиро услышал шаги, обернулся, думая, что это Юки отправился за ним. Хотел уже язвительно пошутить, что у дракона ноги всё же не отвалились и он не умер, как понял, что обознался. От злости и усталости молодой дракон потерял бдительность, а одной заминки хватило, чтобы дать преимущество нападающим. От сильного удара, припавшего на висок, у Хиро зазвенело в ушах, мир помутился. Он качнулся, пытаясь достать до оружия или ударить размывающийся силуэт, но сам упал на песок и, в последний раз моргнув, потерял сознание.
[nick]Хиро[/nick][status]46/5 ронин[/status][icon]http://forumuploads.ru/uploads/000f/3e/d5/2/94036.png[/icon]

+3

5

Должно быть, права все же была древняя мудрость, предписывающая вести все дела с чужаками не под крышей собственного дома, а на нейтральной территории, в отдалении от того места, где есть дети и женщины. И еще более права — та, что предостерегала вообще пускать к себе кого-то чужого.
Обеими мудростями руководствовались в Драак-Тале до тех пор, пока Сейджин не разрешил дать приют двум эльфийским влюбленным. После этого все пошло наперекосяк.
Обеими мудростями руководствовались и в деревне ульвов до тех пор пока не стали устраивать ежегодные торги прямо на опушке леса, забыв об осторожности. И тем поплатились.

***
Поначалу-то шло все даже неплохо. Ульвы — вместе с женщинами и детьми — выходили из лесу, вынося с собой товары на обмен: кто плотно закрытую кадушку с лесными ягодами, сохранявшимися по особому рецепту, кто скатанные шкурки лесного зверья, кто орехи, кто мед, кто высушенные травы. Минори вышла с ними — ее не гнали, а поглядеть на то, как проходит торг, было любопытно и ей.
Торговец и его подручные стояли рядом с несколькими телегами, не спеша разгружать с них плотно увязанные тюки с товаром, и Минори на миг показалось, что как-то слишком уж нервно переминался с ноги на ногу почтенный Зандр, и рука его очень уж часто неосознанно, непроизвольно дергалась вверх, к поясу, на котором висел короткий, украшенный золотыми узорами меч.
Старейшины деревни обменивались с торговцем короткими рукопожатиями, а Минори все никак не могла отделаться от мысли, что что-то здесь не так. Интуиция — та самая, которая заставляет пригнуться на тренировке, предчувствуя удар соперника еще до того, как он нанесен, — звенела у нее в затылке, заставляя нервничать. Непонятно почему, хотелось броситься к ульвам и убеждать их повернуть назад.
- Что-то ты совсем издергался, - сочувственно сказала Када. Ее младшая семилетняя дочурка дергала мать за руку, понукая идти быстрее. - Ну не прикупишь ничего так посмотришь...
- Возвращайся-ка лучше домой, Када, - тихо пробормотала Минори, щурясь на торговцевых помощников против восходящего солнца.
- Что? - удивилась волчица. - Чушь несешь! Мы ж год этого ждали...
В этот момент один из подручных Зандра, спрыгивая с телеги, задел ногой мешок, лежащий на дне, и тот отчетливо звякнул. Этот звук Минори узнала бы из сотни других — так звенит оружейное железо, ждущее своего часа.
Время остановилось на несколько ударов сердца.
- Назад! - завопила Минори, выбегая вперед ульвов. - Это ловушка! Все назад...
Стрела свистнула мимо ее щеки, едва не задев — спасла широкополая шляпа, мешающая взять прицел — и Минори, не раздумывая, повалилась ничком в траву. Охрана и помощники Зандра, прекратив скрываться, скинули капюшоны, похватали со дна повозок оружие.
Этот звон...
Снова пылал кругом Анвалор. Снова хватали и резали людей, не ждавших нападения. И снова она, Минори, оказывалась в самом центре сражения, не зная, как его остановить...

Только не так.
Она подобралась, рывком вскочила на ноги, слитным движением выхватывая меч, и тут же скрестила его с ближайшим бандитом. Када завизжала, схватила дочь на руки и стремглав понеслась обратно к деревне. Мужчины-ульвы сцепились с пришлыми, некоторые обратились в мохнатые волчьи шкуры, прыжком сваливая нападавших на землю и вцепляясь в животы и глотки, но «охранники каравана» все продумали заранее — под плащами скрежетали кольчужные кольца. Когда Минори, отбив выпад, атаковала сама — выяснилось, что нашиты кольца были негусто. Такая броня могла быть у разбойничьего сброда.
Или у пиратов.
Драконица с коротким рыком вонзила меч в горло человека, вырвала его с брызгами крови, перескочила через падающее тело и устремилась к повозкам. Краем глаза успела заметить, что большинство бандитов ринулись в деревню, за убегающими ульвами, не обратив внимания на товар, который принесли на обмен лесные жители. Значит, пришли не за товаром. Точнее — за живым товаром.
Еще один — морда оскалена в зверской ухмылке. Он был куда слабее Канто или даже Хиро: присесть, шаг вбок, полоснуть мечом, добить в спину. И дальше, к предателю-Зандру...
Стоило ли обратиться драконом? В истинном облике она была куда сильнее. Но сила дракона — удар массовый. Если обрушиться огненной карой на нападавших — легко и ульвов спалить вместе с ними, а ведь она хотела...
спасти людей. Хоть в этот раз — спасти...
Меткий удар сбил шляпу с головы Минори рукоять меча вдарила по скуле и по лбу, оставляя содранную кожу и вспышку боли. В ушах зазвенело. Драконица вслепую отмахнулась клинком, вырвав у удачливого противника болезненный вскрик — видимо, все же попала.
Откуда-то издали уже тянуло знакомым запахом горящего жилья. Запахом, который Минори надеялась никогда больше не услышать. Звенели крики и вой, и где-то среди них драконица безошибочно различала крик Кады, которую тащили за волосы, свалив на землю.
Так ей не справиться. Так ей всех не защитить.
Минори еще раз взмахнула мечом, отгоняя от себя подобравшихся слишком близко. Кровь из ссадины на лбу заливала левый глаз, но правый вспыхнул драконьим огнем, когда изо рта девушки и из ее рук вдруг вырвались струи пламени. Дыхание дракона доступно дракону даже в человеческом облике...
К запахам и звукам прибавилась вонь паленой плоти и дикие крики человека, сгорающего заживо. Это был уже не Анвалор, это была пиратская бухта, когда она проявила постыдную слабость, когда Канто осудил ее за самоволие.
Теперь она не отступит.
Минори поднялась, дико оглядываясь по сторонам — охваченная огнем поляна менялась с каждой секундой. Моргнешь — и перед глазами встанут пылающие пиратские корабли. Моргнешь еще раз — и увидишь разграбленный Анвалор. Моргнешь в третий — и пламя охватит Драак-Тал...
Она снова выдохнула огонь, поджигая к тварям Бездны все телеги Зандра, до которых успела дотянуться. Затем в затылок что-то ударило — и перед глазами потемнело. Минори повалилась на колени и выронила меч — и в ту же секунду наподдали в живот. Тяжелый сапог выбил из нее все дыхание, и новый огненный выдох захлебнулся и стих.
- Вот упрямый сучоныш!..
- Не добивать! Он не ульв, у этих тварей магии нет...
Минори оскалилась и попыталась было подняться вновь — но ее свалили.
Где-то вдали кричали и сражались ульвы. А может — жители Анвалора. Или — Драак-Тала.
Кого еще она не сумела спасти?..

+3

6

— Дальше будем лететь без отдыха. Мне надоело тратить время на остановки, - ворчал Хиро.
- Да-да, конечно, без отдыха и остановок, - соглашался Юки, перекинувшись в человека, но по-прежнему растянувшись на песке и не трогаясь с места.
От усталости болело все, что только можно, и лежать, не шевелясь, казалось сказочным блаженством. Не привык он к таким физическим нагрузкам, и сейчас уже жалел, что купился на обзывательства Хиро и полетел с ним невесть куда.
А пока они здесь на берегу, дома уже ужинают.
Юки снова закрыл глаза, представляя тарелку с лапшой и жареным мясом, и даже потянул носом воздух, пытаясь унюхать аромат...
Но Хиро долго прохлаждаться не дал:
— Поищу воду, - бросил он и отправился куда-то вдоль берега.
Юки, лежа, посмотрел ему вслед и, вздыхая, стал подниматься. Идти ему никуда не хотелось, но жажда начинала мучить все сильнее, а значит, действительно стоило попробовать что-то поискать.
- Хиро! Ну хоть подожди меня! – крикнул ему Юки, но тот уже успел скрыться за деревьями, что росли вдоль всего побережья и с воздуха казались густым ковром. Здесь начинались леса ульвов, а в лесах Юки не ориентировался совсем – в окрестностях Драак-Тала их попросту не было.
- Ну как хочешь. Не очень-то и надо, - буркнул себе под нос целитель и побрел в ту сторону, где успел скрыться приятель. – Сам все найду. Всего-то какую-то речку.... или ручей. Или пожрать. Если я найду пожрать, хрен я с тобой поделюсь!
Он спустился со склона и благоговейно остановился. Впереди был ручей! Он тянулся от леса в морю, и Юки возблагодарил Великое Пламя, что идти пришлось недалеко. Да и Хиро был там же – почти у самой воды. И Юки уже открыл рот, чтобы его позвать, как из-за деревьев выскользнули три тени и метнулись к его приятелю. Мгновение – и Хиро уже повалился на землю, потеряв сознание.
С перепугу Юки совсем растерялся, не зная, что делать. Наверное, следовало бы напасть на бандитов (или кем там еще могли быть вырубившие Хиро люди?), но он не знал ни одного действительно боевого заклинания. Вернее, знать-то знал,  - в теории, - но на практике не применял ни разу.
А может перекинуться в дракона и всех сжечь?
Но ведь тогда он и Хиро заденет... И Юки сразу отмел этот вариант, как совсем провальный.
Он вытянул перед собой руку и сосредоточился  – вокруг ладони начали мгновенно закручиваться маленькие воздушные вихри, собираясь в шар. Убить он никого не убьет, но в стороны раскидает и оглушит, а там, глядишь, и приятель очнется, а уж он махать мечом любит и что-нибудь да придумает.
Но заклинание Юки закончить не дали.
- Опусти руку, сучка, кишки выпущу, - послышался позади хриплый мужской голос. – Живо! Если шевельнешься, то выстрелю.
Целитель вздрогнул от неожиданности и замер, толком не сообразив, что его больше испугало – то, что кто-то незаметно к нему подкрался и теперь грозился убить, или то, что его вдруг обозвали сучкой.
- Так мне руку опустить или не шевелиться? – попробовал прояснить он.
Позади малость замешкались, но все же ответили:
- Опусти. И не смей колдовать!
Юки сжал зубы чтоб, не дай боги, стучать не начали, и опустил руку - аирбол растворился в воздухе. Он понятия не имел, кто позади него, сколько там человек, и насколько они опасны. И пока решил не рисковать попусту, надеясь, что сможет хоть как-то договориться, ведь болтать Юки всегда хорошо умел. Но оказалось, что понадеялся на мирное разрешение проблемы он зря – как только магический шар исчез, ему тут же прилетел удар по голове, такой же, который словил и Хиро – неожиданный и быстрый. И Юки бы даже не взялся угадать, магией ему врезали или обычным камнем. Фактом оставалось лишь одно – мир вокруг погас, и целитель рухнул в небытие.

+3

7

Запахи: слежавшаяся солома. Лошадиный пот. Железо. Дрянное мясо, подгоревшее на угольях.
Минори почувствовала запахи прежде всего остального. Сейджин говорил некогда, что голодный дракон способен учуять запахи пищи за несколько миль...
Затем появились звуки. Нервное лошадиное фырканье, лязг, голоса... ругающиеся голоса.
- ...обещал нормальных крепких — а это что?!
- А что тебе, не нормальные и не крепкие? Как уговаривались: два десятка мужиков, столько же баб...
- Из них почти все подранки! Мужиков положить пришлось, а то сами полудохлыми на мечи бросались.
- Они же ульвы — я говорил, что будут драться до последнего. Ничего, оклемаются. Главное, что живые. Пока везешь — поправятся, на них зарастает, как на собаках. И щенков тебе десяток в довесок.
- Щенков... - уже без прежней злости проворчал первый. - Ну а эти три? Их-то мне куда?
- Продашь.
- Продам? Магов?! Кому? Да сунься я с ними в Остебен, на уши встанут — откуда взяли, да не из ихних ли школ да академиев студентов сволокли. Как я их туда повезу, тупая твоя сральня вместо башки?!
- Ну значит ульвов под заказ, а этих троих подальше. Хоть вон демонам в Цахес. Они там молоденьких любят...
Минори потребовалось несколько минут, чтобы осознать, что речь идет о ней. Она — маг, который защищал ульвов. Но почему три? В деревне не было больше магов...
- Вот этот сучоныш лично восьмерых моих поджарил, троих — насмерть, - голос прозвучал теперь совсем близко над ней, и драконица поняла, что говоривший смотрит прямо на нее.
Насколько он близко? Что собирается делать?
Она распахнула глаза и в упор уставилась на него... вернее, попыталась уставиться. Зрачки были расширены, все двоилось, лицо человека представляло собой размытое темное пятно, а свет бил нестерпимо. Она зашипела сквозь стиснутые зубы и поспешно зажмурилась.
Раздался невеселый хохот.
- Ишь, щурится, тварь... Что зыришься? Где теперь твои огонечки? Нету твоих огонечков? Вот и лежи, скотина! А ты, - судя по интонации, бандит снова повернулся к своему собеседнику, - раздобудь мне эти магические кандалы, иначе как я эту троицу довезу? Рассчитывали-то на ульвов, псины колдовать не умеют. Пока опоить еще можно, но дальше-то...
- Кандалы? Да ты знаешь, сколько такие штуки стоят?..
Между ними вновь завязалась ожесточенная перепалка, позволившая Минори вновь попытаться понять, где она и что происходит. Руки, заломленные за спину, тут же откликнулись болью — как и почти все тело, куда щедро наставили синяков. Стоило неудачно повернуться — плечо задело толстую старую решетку. Всхрапнула лошадь, и Минори наконец начала понимать.
Бандиты, напавшие на деревню ульвов, грузили пленников в запряженные лошадьми телеги. В каждой телеге — по вместительной клетке, всего три штуки. В каждую клетку, не церемонясь, запихивали жителей деревни — до упора, чтобы только и было место сесть, встать и полулечь друг на друга. Молодых мужчин и юношей, которые еще могли держаться на ногах, сковали одной цепью и пустили вслед за клетками.
Сама Минори в клетке была пока что одна. Должно быть, к магу просто опасались кого-то подселить — мало ли, снова огнем хлобыснет, повредит ценный товар. Или не придумали, как подступиться...
Она попыталась сесть — голова нещадно кружилась, и сфокусировать зрение было по-прежнему сложно. Минори вспомнила, что один из главарей говорил что-то про «опоить» и поняла, в чем причина того, что она никак не может призвать на помощь собственную магию. Или драконью ипостась.
Она снова легла на бок, пытаясь устроиться поудобнее, и начала медленно, осторожно, морщась от боли, заворачивать плечи вперед, одновременно подтягивая ноги как можно компактнее. Руки, связанные за спиной — неудобнее всего, но Канто учил их продевать связанные ноги в «кольцо» рук, а Минори была достаточно гибкой и худой для этого. Еще бы так все не болело...
Несколько минут спустя ее старания увенчались успехом — теперь хотя бы руки были впереди, и драконица, окончательно обессилев, замерла на полу клетки, на скудной соломенной подстилке. Хотелось разом и есть, и пить, и проблеваться, выплюнув всю ту дрянь, которой ее накачали, и оправиться, но сейчас было не то время, чтобы привлекать к себе внимание.
Впрочем, внимание обратили и без этого. К ней снова шли.
- Вот еще двое колдунов, их туда же?
Одного несли, переброшенным через плечо — так, что длинные черные волосы свесились почти до самой земли. Второй шатался и с трудом понимал, что происходит, но шел сам.
И это было хуже всего. Хуже того, что могло с ней произойти.
- Хиро... Юки!..
Ей показалось, что она выкрикнула их имена — на деле едва прошептала: голос совсем охрип, и горло болело от огненных заклятий.
Как они сюда попали? Почему они здесь? Почему не в Драак-Тале, где им было бы спокойно и безопасно?
- Смотри-ка, правда знакомы, - удивился один из бандитов.
- Да похеру, рты заткнуть и все, - второй с силой ударил по прутьям клетки мечом, заставляя драконицу отползти назад, и открыл клетку, поочередно вталкивая туда связанных драконов.
И лязгнул ржавой дверцей, закрывая их вновь.
- Будете буянить — придушу одного за другим. Или отрежу по кисти. Посмотрим тогда, как вы тут поколдуете, ребятки.
- Юки... - Минори почувствовала, что ее бьет крупная дрожь. - Хиро... Что вы здесь делаете?

+3

8

Дорогу от ручья к телеге Хиро помнил смутно. Удар по голове оказался настолько сильным, что молодой дракон с трудом пришёл в себя, когда его наградили парой добротных пинков под рёбра. Тёмные волосы растрепались, прилипли к виску, мокрому от пота и собственной крови. Мир вокруг качался даже когда Хиро стоял на месте и пытался проморгаться или понять хоть что-то. Голова болела. Всё вокруг было будто в тумане. Даже слова долетали до него как-то странно. Он вроде бы слышал, но ничего не понимал. В круговерти неизвестности отчётливым была только верёвка на руках, прочно связывающая запястья до боли, и пинки, которыми его награждали каждый раз, когда у него заплетались ноги.
Он не понимал, где находится, кто рядом с ним, куда его ведут и что он вообще здесь делает. Не слышал даже шуток нападавших, которые рассматривали его меч и размахивали им будто игрушкой, думая, сколько можно за него выручить на рынке или не оставить ли себе в качестве трофея. Не видел Юки, которого несли на плече, будто куль с картошкой. Не видел пленников, которых тащили за лошадьми. Хиро с трудом услышал топот копыт и скрип колёс, когда приблизился, но не успел даже толком сообразить, что произошло, как его грубо затолкали в тесную клетку.
И он бы повалился на холодную решетку, если бы места было больше.
- Где мы?.. – сухими губами спросил дракон, с трудом вспоминая, что был не один, а с кем-то.
Мир вокруг всё ещё качался и напоминал то яркие, то блёклые вспышки света. В одной из таких вспышек, пытаясь рассмотреть или место или найти Юки, он увидел Минори, и почти сразу вспомнил, как здесь оказался.
- Минори?.. – негромко окликнул дракон, пытаясь ухватиться рукой за что-то и сесть. Он силился присмотреться к девушке, но она тоже то появлялась, то исчезала, будто видение. – Я умер?.. Ты мне снишься?..
Он знал, что её здесь не должно быть, а поэтому отрицал тот факт, что девушка реальна.
- Хорошо же меня приложили… - вздохнул дракон, решив, что на повреждённую голову это Юки показался ему смазливой девчонкой.
- А ну заткнитесь там, пока я вам языки в глотки не запихнул! – рявкнул один из следивших за товаром и ударил по клетке серпом.
Звон показался Хиро таким сильным, что он с силой зажмурился. Голова заболела ещё больше, и его замутило, а потом вывернуло. Одно хорошо – в желудке почти ничего не было со вчера кроме воды и какой-то худой рыбёшки, которых они с Юки смогли наловить в драконьем облике. После холодные прутья клетки, к которым он прижался затылком, показались ему чем-то хорошим.
[nick]Хиро[/nick][status]46/5 ронин[/status][icon]http://forumuploads.ru/uploads/000f/3e/d5/2/94036.png[/icon]

+3

9

В себя Юки пришел на удивление быстро, но решил, что знать это всем остальным необязательно. Ведь если он без сознания, то с него и спроса никакого. Да и на самом деле, он настолько был напуган, что никак не мог сообразить, что делать дальше, а потому попросту прикинулся бревном и предпочел болтаться безвольной тушкой на плече одного из нападавших, пока тот не доволок его до клетки и не затолкал туда следом за Хиро.
Два раза, правда, Юки чуть было себя не сдал. Первый раз, когда его похитители всерьез решили проверить парень он или девка и полезли искать сиськи, свалив, как мешок с мукой, на землю. От праведного гнева и возмущения он чуть было не заехал склонившемуся над ним мужику коленом в пах, но вовремя сообразил, что ему в ответ прилетит намного сильнее, и стерпел - в конце концов, сисек не нашли и интерес к нему потеряли.
Второй раз получился из-за Минори. Юки изредка все же приоткрывал глаз, незаметно наблюдая, куда его с Хиро тащат, и никак не ожидал, что увидит в клетке драконицу, которую они как раз искали. От неожиданности он чуть было не распахнул глаза по полной, не веря сам себе, но страх пересилил, и в клетку Юки попал в по-прежнему «бессознательном» состоянии. Единственное, он чуть-чуть подкорректировал свое падение на деревянные доски и приложился головой не о дно клетки, а о колени Минори, где и остался лежать, пока Хиро стонал про сны и свою голову.
Голова и у самого Юки побаливала, но, пока болтался на плече у мужика, он успел чуток себя подлечить – похитители магами не были и даже не заметили, как он немножко поколдовал. На большее он не отважился, тем более Хиро находился в таком плачевном состоянии, что вряд ли мог хоть чем-то помочь, чтобы отбиться от врагов.
Но что Юки не выдержал, так это хирову блевотню. Вывернуло того прямо посреди клетки, брызги разлетелись в стороны, и Юки невольно отпрянул с коленей Минори к самой решетке:
- Мать же ж твою, Хиро! – от чужого содержания желудка у него самого чуть рвотный рефлекс не сработал. Пришлось резко захлопнуть рот и перевести взгляд на раскинувшийся за решеткой лес. 
- Не мог потерпеть, я б тебя подлечил, - укорил Юки, но его голос мгновенно привлек внимание охранников.
- А вот и последний ублюдок расчухался, - тот, что с серпом подошел ближе и гаркнул вознице. – А ну-ка остановись.
Телега остановилась. Охранник снял с пояса флягу, просунул руку в клетку и, ухватив Юки за ворот рубахи, рванул на себя, впечатав целителя лбом в решетку. Юки непроизвольно дернул связанными за спиной руками, из-за чего веревка лишь еще больше впилась в запястья, и зажмурился. А когда открыл глаза, ему в лицо уже сунули флягу.
- Пей. Живо. А то зубы выбью, - пригрозил охранник, и Юки передумал спорить и спрашивать, что ему только что сунули под нос. Тем более что пить он действительно очень хотел.
Вот только те несколько глотков, что он сделал, жажду не утолили – вода оказалась горькой, сильно пахнущей травами, но совершенно незнакомыми, чтобы целитель смог угадать, что за настой в него только что залили.
Охранник убрал флягу. Телега снова двинулась в путь.
- Что за гадость? – прошептал Юки, вновь зажмурившись. Но на этот раз не от страха, что он куда-то врежется, а оттого что в голове все пошло кругом – и клетка, и Хиро, и Минори внезапно словно расплылись, теряя четкие очертания, мир накренился, и Юки в панике вжался спиной в железные прутья, не понимая, что происходит.
- Мы падаем, да? – выдал он, неотрывно глядя в пространство перед собой.
Впереди все скакало цветными пятнами, качалось из стороны в сторону и вращалось вместе с телегой. И Юки всерьез казалось, что если он пошевелится, то тоже немедленно съедет в раскрывающуюся впереди пропасть.

+3

10

Юки. Хиро.
Почему они здесь?!
Минори смотрела на посеревшие, побитые, окровавленные лица друзей, и происходящее складывалось в ее голове в ужасающе четкую, неотвратимую картинку. Обнаружили ее записку и пошли за ней — два молодых дурня. И нашли же! Почему, Великое Пламя, почему нашли?
Как ей теперь нести ответственность еще и за их жизни? Она не защитила жителей Анвалора, не спасла ульвов, а теперь еще и Юки с Хиро подставила под удар, завела в самую ловушку...
Сейджин учил ее не плакать, и Минори не плакала давно, очень давно. Сейчас же горло само сжалось от осознания того, на что она их обрекла.
— Минори?.. - подал голос зашевелившийся Хиро. -  Я умер?.. Ты мне снишься?..
- Нет, ты жив... идиот ты чертов! Ты жив... зачем ты за мной пошел? - связанными руками она попыталась придержать его голову, замызганным рукавом оттереть запекшуюся кровь с его виска, чтобы понять, насколько сильно его приложили.
А его мать? И брат? И маленькая, нерожденная еще сестра в яйце?..
Юки выглядел живее, и взгляд у него казался осмысленным — хотя глаза расширены, словно гигантские черные вишни, от страха и непонимания. Он-то, он-то куда полез?! Он же всю жизнь боялся вылезать из деревни...
Они пошли за ней просто потому, что хотели вернуть ее домой. Хотели спасти от того, во что угодили теперь все трое.
Хиро вырвало, и Минори едва успела повернуть ему голову, чтобы не захлебнулся. Юки уже накачивали той же дрянью, что заставили выпить и ее саму, и взгляд молодого целителя становился все более осоловелым, уплывающим.
Чем они могут помочь друг другу?
— Мы падаем, да? - пробормотал Юки.
Минори отвернулась, чтобы он не видел ее испуганных, повлажневших глаз. Она не должна выглядеть слабой при них двоих. Она — внучка Старейшины. Она не должна...
- Поспи, Юки... - выдавила она. Кое-как подгребла жидкой, грязной соломы им под головы, и сама, выбившаяся из сил, попыталась устроиться рядом с ними двумя, чтобы хоть как-то поделиться с ними теплом собственного тела. Так греют друг друга драконьи детеныши, еще не получившие человеческий облик — в маленьких гнездах-загончиках, под присмотром мудрых старших, в безопасности и тепле...
Но вокруг них были прутья клетки, и внешний мир, подскакивая на камнях, вез их куда угодно, только не в безопасность.

***
Сколько прошло времени, она не знала — потеряла ему счет. Они все ехали и ехали, голоса и лязг сливались в сплошную какофонию звуков. Пару раз солнце резало глаза так, как бывает только в полдень и на закате. Вскоре им принесли и втолкнули внутрь помятый котелок какой-то полужидкой холодной каши, которую предполагалось есть руками и поскорее. Ульвов, запертых в других клетках, кормили точно так же.
Отрава почти выветривалась. Минори чувствовала себя куда осмысленнее, и по глазам друзей видела, что и им стало лучше. Она пыталась воззвать к своей драконьей сущности, к собственной огненной природе, но видела лишь далекую слабую искру во мраке.
- Скорее всего и сюда что-то подмешали... - с отвращением проговорила Минори, пытаясь грязными пальцами ухватить склизкие комки каши. - Как вы? Целы? Какого хрена за мной пошли?!
Ругаться шепотом, чтобы не привлекать излишнего внимания, пока охрана обходит клетки и кормит заключенных — в этом было что-то безумное, но у Минори вполне получилось.

+4

11

- И ругаешься так же… - шепотом пробормотал Хиро и провалился в сон.
Сновидения не шли. Была только густая и непроглядная темнота без движения, звуков или запахов. Она пришла на смену головной боли и оставалась, пока из выматывающей дрёмы не выдернул резкий звон. Тюремщики стучали по прутьям, пытаясь разбудить пленников. Хиро разлепил глаза. Мир перед ними уже не крутился, словно стёкла в калейдоскопе, но дракон всё ещё с трудом понимал, где находится. Он вспомнил, что на него напали, и видел прутья тесной клетки, в которую угодил вместе с Юки.
Во рту стоял неприятный горько-кислый привкус. Запах окружал не лучше.
- Кажется, что здесь кто-то сдох… - пробормотал Хиро, пытаясь сесть.
- Надежды и мечты, - крякнул тюремщик, посчитав, что шутка смешная.
Хиро вот так не думал.
Даже на больную голову он выдавил из себя несколько драконьих ругательств, пустившись на родное наречие. Человек из его слов ничего не понял, но оскорбился. Бить его за это не стали, но по клетке ударили, вызывая ещё один лязг возле уха и звон в голове. Хиро поморщился, но больше ничего не сказал. Он отвлёкся на голос Минори и только теперь осознал, смотря на неё в упор, что девушка ему не приснилась.
- Минори?.. Как... - он хотел спросить, как он здесь оказалась, но потом вспомнил, где они находятся и кто за ними присматривает. – Работорговцы? – ответ напрашивался сам собой. К похлёбке Хиро решил не притрагиваться. Желудок ныл, но дракон решил, что лучше посидит голодным, чем снова поделится внутренним миром. – Рад, что ты жива, - он всё ещё перескакивал с одной темы разговора на другую и не мог толком сосредоточиться на чём-то конкретном. Чем больше Хиро пытался думать – тем сильнее болело в висках. – Домой тебя вернуть… Решил, что ты угодишь в неприятности… И не ошибся.
Сказал герой, который сидел с ней в одной клетке. Да.
- Надо отсюда выбираться… - Хиро снова попытался присмотреться к работорговцам, но делал это осторожно – насколько мог – чтобы не выдать себя. Пусть считают, что он тоже слабый и с туманом в голове. От такого не будут ждать проблем. Он решил, что лучше сделать вид, что ест, чтобы охранники не сомневались и не перепроверяли его. – Магов нет… Охраны немного… Можно попытаться.
Но не сейчас. Хиро не мог сконцентрироваться на магии и призвать даже немного огня, чтобы срезать верёвки с рук, и, тем более, не мог поковыряться в замке, чтобы открыть клетку.
- Лучше подождать, когда они спать полягут, а потом бежать.
О спасении других пленников Хиро ничего не говорил. Им бы только выбраться из клеток, перекинуться драконами, а там можно и на крыло встать и вернуться в Драак-Тал. И никто не узнает о том, как они позорно угодили в клетки работорговцев.
Работорговцы уже не впервые имели дело с магами, но о способностях всех пленных не знали. Минори они боялись и стерегли лучше, чем других рабов, но, кажется, о способностях Юки и Хиро ничего не знали. Магических пут у них тоже не было, как и пут, мешающих дракону принять истинный облик.
- Не пощажу… - решил Хиро, смотря на работорговцев, болтающих у костра о том, куда им деть добротный товар и сколько можно за него выручить.
- Больно много ты болтаешь.
Хиро не заметил, как к клетке подобрался мужчина.
- Жри давай, и чтоб я видел.
Дракон нахмурился.
- Или друга твоего... или подружку твою... кто он там тебе, со смазливой мордой... прирежу.
Пришлось есть.
Чем больше он ел - тем тяжелее становилась голове, а мысли - запутанней.
"Отомщу", - думал Хиро, но возможность изменить хоть что-то таяла на глазах.
[nick]Хиро[/nick][status]46/5 ронин[/status][icon]http://forumuploads.ru/uploads/000f/3e/d5/2/94036.png[/icon]

+3

12

Минори предложила поспать, Юки так и сделал. Хорошее предложение, хоть и неудобно было улечься в маленькой тесной клетке  - только если в клубок свернуться, прижавшись ко всем остальным. Что он и сделал. Свои же. Со своими и в обнимку можно. Если бы еще Хиро пол не обблевал, то было бы вообще чудесно, а так приходилось вдыхать все ароматы содержимого его желудка. И Юки бы еще поворчал и покривил носом, но спать хотелось сильнее, так что он просто махнул на все рукой, - и на то, что тесно, и на то, что жестко, - и погрузился в забытье.
Сколько времени с тех пор прошло, он бы не сказал, но постепенно сон стал спадать, а сознание проясняться. Телега все также катилась по лесу, а пленникам даже принесли поесть. Вот только то, что принесли, есть нормально было совсем невозможно.
— Скорее всего, и сюда что-то подмешали... – высказала подозрения Минори, пытаясь ухватить руками скользкие комки холодной каши.
Юки с отвращением смотрел  котелок, хоть в животе и урчало от голода. Как можно было таким питаться? Гадость даже на вид. Он пересилил себя и попробовал затолкать комок каши в рот, но тут же скривился и сплюнул в сторону сквозь прутья клетки. Каша оказалась холодной, слизкой и горькой – Юки тут же уловил тот самый незнакомый травяной привкус, что был в воде, когда его только что поймали. А значит, Минори права, и в еду им снова что-то подмешали.
- Это нереально! Гадость какая... – прошептал он.
Но хорошо, что хоть сплюнул, пока никто не видел, так как один из охранников направился к их клетке и прицепился к Хиро:
— Жри давай, и чтоб я видел. Или друга твоего... или подружку твою... – он глянул в сторону целителя, - кто он там тебе, со смазливой мордой... прирежу.
Юки аж дар речи потерял, испугано уставившись на мужика и вжавшись спиной в металлические прутья. Он-то тут причем? Это ж Хиро не ест! Вот и резали бы его, раз так хочется! И почему опять он «подружка»?
Целитель насупился, но Хиро быстро принялся за еду, даже не споря, и охранник отошел.
- Ну что они ко мне привязались? – обиженно прошипел Юки, пытаясь связанными руками заплести растрепанные волосы в косу. – Баба да баба! Ну какая из меня баба? Вообще не похоже. И есть я это не буду, меня вытошнит. Хватило одного раза блевотину Хиро нюхать. И вообще, мне тут не нравится... Вон тот мужик на меня все время как-то странно косится... Хиро! – он заметил, что глаза приятеля начинают закрываться и поддал ему тычка ногой. – Хватит спать все время! Ты же обещал придумать, как выбраться... И вообще, я в туалет хочу. Давай, ты попросишься за всех, а то меня тут не любят, я боюсь сам. Ну, Хиро!
К их клетке опять направился охранник, и Юки быстро замолчал, уже усвоив, что при работорговцах лучше рот не открывать.
- Сожрали? – поинтересовался подошедший мужик.
- Угу, - кивнул Юки и пододвинул ногой котелок к краю клетки.
- Вот и хорошо, - охранник забрал котелок и пошел прочь.
- Уфф... – выдохнул Юки. – Надо было с Канто лететь, сейчас бы тут не сидели... – он зыркнул на Хиро, но от хмурого взгляда приятеля тут же отвернулся и переключился на Минори. – Канто тоже отправился за тобой. Но Хиро все хотел сделать сам и еще бабой меня обозвал, когда я с ним не согласился. Вот теперь и сидим тут все вместе, - он помолчал мгновение и тихо спросил. – А что с нами вообще-то сделают?
Вся серьезность и безысходность ситуации до него еще только стала доходить.

Отредактировано Юки (2020-05-19 21:30:27)

+4

13

- Тшш!.. Тихо, Юки! Тихо! - заткнуть целителю рот Минори, к сожалению, не могла, и потому ограничилась лишь чувствительным тычком локтем под ребра. Еще не хватало, чтобы их пленители услышали про «лететь» и догадались, кто на самом деле такие они трое.
Он ведь ничего не видел, Юки. Не видел резни в Анвалоре и не наблюдал, как умирает сожженный заживо человек, не всаживал самолично меч в мягкую плоть и не чувствовал, как трепещет на лезвии чужая угасающая жизнь. Рос, как цветок в пруду, складывая лепестки от наималейшей непогоды... Как Хиро вообще сообразил потащить его с собой?
Сам-то Хиро дело предлагал — дождаться темноты, пока охранники каравана подустанут, а отрава, которой их напичкали с кашей, хоть немного выветрится — и попробовать бежать. Да только молодому воину было худо. Минори беспомощно закусывала губу, но ничем помочь ему не могла — разве что устроить его поудобнее в тесноте клетки, между собой и Юки, чтобы трясло поменьше и от холода, и от удара по голове.
Сама она все еще не чувствовала себя в силах хоть что-то сделать или хотя бы вызвать магию — и потому сосредоточилась на дыхании. Так учил Канто: когда телу совсем плохо, главное — дышать. Найти точку в центре своего живота и собрать все силы там...
Увы, точка в центре живота недвусмысленно намекала Минори на то, что в скором времени вся ее немудреная мальчишеская маскировка отправится псу под хвост. Мало того, что тело действительно просилось по нужде, так еще и клятая тянущая боль внизу живота...
- Потерпи немного, Юки... Хотя бы пока бдительность не утратят...
Пользуясь тем, что тело Хиро наполовину скрывает ее со стороны, Минори упорно терла запястьями о решетку. Пока в кровь больше сдиралась сама кожа, чем веревка, но драконица стискивала зубы и продолжала.
Караван катился, ощутимо забирая к западу. Как помнила драконица, там было море — значит, работорговцы знают где-то спуск к воде? А то и имеют прямое отношение к тем пиратам, которых они впятером разнесли несколько ночей назад с Канто.
Канто... Юки сказал, что он тоже их ищет. Но разве догадается Канто искать их такими — униженными, жалкими, плененными, в вонючей клетке, среди рабов-ульвов? А если и догадается — то как бы сам в ловушку не угодил...
Не угодит. Это же Канто.
Минори сама не знала, чего хочет больше — чтобы учитель их нашел или чтобы лучше все-таки не находил и не видел такими. Пока что у нее все еще оставалась гордость.

В полдень кто-то из ульвов попытался сбежать — молодые драконы слышали крики и тот мерзкий звук, с которым кожаная плеть врезается в тело. Ударов было много. Минори насчитала несколько десятков. Похоже, с рабами не церемонились — либо нарочито допустили побег для этого устрашения.
Остановились уже когда солнце катилось к закату. Снова разожгли костер, стали ходить от клетки к клетке, раздавая еду. Тут Минори и подобралась поближе:
- Нам бы воды... - тихо произнесла она, не поднимая головы. - Просто воды, привести тут в порядок. И... оправиться сходить.
- Оправиться, - гоготнул охранник. - Поссать приспичило? Тут ссыте, не развалитесь... Ишь, магские выродки нежные... Не поймешь, то ли мужики, то ли бабы все втроем...
Дверцу он все же, ворча, открыл. Шандарахнул железным прутом по решетке, оглушая, и за связанные руки выволок Минори наружу. С непривычки драконица не устояла на связанных ногах, повалилась в траву, слушая гогот мужика. Тот распутал ей ноги, вытащил меч и, бдительно подпирая острием в спину, подтолкнул к ближайшим кустам:
- Давай, делай что хотел, только быстро. А рыпнешься — отрежу все, чем ссутся...
Минори быстро оглянулась — свет от костров сюда не попадал. Нарочито медленно распустила завязки штанов и присела.
- Ты чей-та по бабьи что ли пристроился? - вновь хохотнул повернувшийся охранник. - Или погоди-ка...
Она молча поднялась, поправляя одежду. Он потянулся к ней — ощупать то, что вызвало у него больше всего подозрений — и в этот момент Минори с силой ударила его лбом в переносицу. Тот взвыл, отшатываясь и вскидывая ладони к лицу, а ученица Канто врезала ему сложенными «лодочкой» руками в солнечное сплетение, вышибая дыхание. И — сверху, на затылок.
У нее отчаянно кружилась и болела от удара голова и снова тошнило, и она торопилась. Торопилась отчаянно, освобождая себе руки и ноги. На запястьях остались кровоточащие полосы.
Вот сейчас она могла бы попробовать. Возможно, у нее бы даже получилось взлететь. Возможно...
Но Юки и Хиро.
Оставить их тут? Никогда.

Минори нашарила ключи от клетки на его поясе и, шатаясь, направилась обратно к повозке. Соображать и придумывать какой бы то ни было план голова отказывалась наотрез.

Отредактировано Минори (2020-05-20 19:34:30)

+4

14

Хренов Юки с его длинным языком!
Минори была права. В кашу что-то подмешивали. Хиро понял это, когда голова начала туманиться ни с того, ни с сего и путать все мысли. Магия в руки не шла. Ни о какой концентрации на сотворении волшбы и речи не шло. С драконьим обликом было так же. Весь план придумать план покатился дракону под хвост, но в затуманивающемся сознании Хиро успел сделать пометку на будущее – больно пнуть Юки и навесить пару щедрых тумаков, раз от пиратов ему мало досталось.
Хиро молчал, прижавшись виском к прутьям, тщетно думая, что холод разгонит туман в голове. Пока с этим справлялся Юки со своими проблемами.
- Сунь между прутьев и ссы, - ну а что? Сил хватило огрызнуться, но Хиро считал, что прав. С чего он должен договариваться с работорговцами и в очередной раз подставляться из-за какой-то глупости? В отличие от Минори они могли и в таких условиях справить нужду без проблем. Вряд ли девушка будет таращиться на них, а если и да – с больной головой Хиро было всё равно, что она там увидит и что об этом подумает. Не красная девица, чтоб наготы стесняться.
Но Юки по традиции делал проблему из ничего и продолжал тараторить, чем ещё больше раздражал. Желание двинуть целителя по челюсти росло всё быстрее.
На слова о Канто Хиро только недобро глянул на Юки, молча предупреждая, что ещё одно слово и лекарь не досчитается переднего зуба.
- Тебя, как самого смазливого, продадут бабой в бордель.
И нет. Ему не было стыдно за эти слова.
***
Когда Юки замолчал, а телега закачалась от движения, Хиро снова поддался желанию уснуть и задремал. Проснулся он уже с наступлением темноты, когда странная трава начала терять силу и постепенно возвращать сознание. Частями. Магия всё ещё не слушалась, как и драконий облик, чтобы от этого был какой-то прок.
- Это плохая идея, - предупредил Хиро, когда Минори решилась напроситься из клетки, но кто его послушал?
Дракону казалось, что это очевидно – присядет под куст  без штанов и даже в темноте работорговец догадается, что там девчонка, а не парень.
Хиро с тревогой ждал возвращения Минори и работорговца. Ждал даже сдавленных криков, думая, что может сделать, чтобы как-то помочь, но что он мог со связанными руками, без магии и истинной формы? Только бесполезно сидеть в клетке и думать о геройствах. Он даже хотел обвинить Юки, что мол это из-за него Минори напросилась погадить вне клетки, но понял, что это ничем делу не поможет.
Минори вернулась быстрее, чем он думал. Сама. Со связкой ключей в руках. Явно за ними двумя.
«Дура… лучше бы бежала!» - зло подумал дракон и быстро перевёл взгляд с девушки на работорговцев, кучковавшихся у костра.
С ним и Юки ничего бы не случилось, если бы она сейчас, пользуясь ситуацией, сбежала из лагеря. Они бы нагнали её после. Или она бы, отойдя от дурного зелья, смогла бы вернуться за ними уже в облике дракона. Вместо этого девушка вернулась в лагерь в руки работорговцев, которые не собирались с ней церемониться.
- Беги, дурак! – крикнул Хиро, когда заметил, что появление Минори не осталось незамеченным.
Пропажу работорговца заметили. Уж больно долго он водил гадить пленника. Да и сама Минори оказалась не так осторожна, чтобы оставаться незамеченной.
- Схватить беглеца! – отдал приказ главный в шайке работорговцев, и его подчинённые кинулись с ножами и мечами за пленником.
Убивать её не станут – постараются взять живой, чтобы после продать и заработать, но есть вещи, которые намного хуже смерти, и Хиро боялся их больше всего. Бой для Минори заведомо был неравным. Работорговцы не оставляли ей шанса отступить и освободить друзей. Даже связка ключей от клетки, которая могла бы помочь Хиро и Юки, и та до них не добралась.
- Высечь! Чтоб имя своё забыл! – прозвучал приказ работорговца, и Хиро по-настоящему испугался.
Если Минори начнут сечь, то вскроется правда. Её не трогали, пока думали, что она парень.
- Высеки меня! – крикнул, что было силы, Хиро, и подался к прутьям решетки, пытаясь встать на колено в тесном пространстве. – Меня вместо него!
Просьба Хиро вызвала смех.
[nick]Хиро[/nick][status]46/5 ронин[/status][icon]http://forumuploads.ru/uploads/000f/3e/d5/2/94036.png[/icon]

+4

15

До самого вечера Юки обиженно молчал. Во-первых, справлять нужду на глазах у других – это унизительно, а во-вторых, Хиро опять задел его с внешностью - ясно, что от зависти, но Юки все равно на него надулся. Изредка посматривал, как Минори пытается справиться с веревкой, но ничего не говорил и не предпринимал сам, чувствуя, как дурман, что окутал голову после пленения, развеивается, и мысли становятся более ясными. Он ведь дурацкую кашу не ел, так что надеялся, что если немного подождать, то и силы вернутся, и он сможет легко справиться и с путами, и с замком на клетке. Тогда и Минори, и Хиро еще увидят, что он умнее и круче их, и смеяться, и ворчать в его сторону перестанут. Еще и извиняться будут!
Но сколько бы Юки не планировал в голове побег, все получилось не так. На стоянке, пока охранники занялись кормежкой пленных, Минори выпросилась в кусты. Но вернулась оттуда одна и с ключами. И это посреди лагеря с охраной! Конечно же, ее заметили и успели скрутить еще до того, как ключ коснулся замка клетки. Хиро успел крикнуть, чтобы она бежала, Юки вообще потерял дар речи, растерявшись и чувствуя, как подкатывает паника от собственного бессилия. А что он мог? Только беспомощно смотреть, как Минори бросили на землю и принялись избивать. Чувство было, что удары сыплются на него самого, а потому Юки зажмурился, предпочитая ничего не видеть.
— Высечь! Чтоб имя своё забыл! – прозвучал приказ.
— Высеки меня! — крикнул было Хиро. — Меня вместо него!
Чем бандитов лишь развеселил.
- Прекратить! – внезапно прозвучал властный голос.
Юки открыл глаза. Один из работорговцев – светловолосый и широкоплечий – оттолкнул остальных от скорчившейся на земле девушки. Юки раньше его не видел, видимо, тот ехал где-то впереди обоза.
- Что у вас тут, Лео? – светловолосый сверху вниз рассматривал Минори, потом гляну в сторону Хиро. Заступничество за мелкого мальчишку его явно заинтересовало.
- Да мелкий сбежать пытался, - пояснил работорговец, что до этого приказал высечь Минори. – Пита вон избил...
Неудачливый охранник с распухшим носом сконфуженно отвел взгляд, а светловолосый расхохотался:
- Мелкий мальчишка избил Пита? Да вы рехнулись!
Его кулак резко просвистел в воздухе, и Пит словил по морде второй удар за вечер – на это раз сильнее настолько, что снесло с ног.
- Эберт! – взвился Лео.
- Идиоты, - прошипел светловолосый. – Поднимите его, - он указал рукой на Минори. И подошел ближе, рассматривая. – Если вас умудрился избить ребенок, то я даже не знаю, что сказать... Что вы будете делать с несколькими десятками диких ульвов, если вдруг бунт поднимут они?
Минори в мужской одежде на взрослого мужчину не тянула – разве что на мелкого подростка. И Эберт, сбитый с толку обманчивой внешностью, никак не мог взять в толк, как Пит мог схлопотать по шее от ребенка - он бы еще понял от мага, но способности пойманных мальчишек должны были оставаться заблокированными. 
- Твой приятель хочет получить по спине за тебя, - Эберт ухватил Минори за подбородок и поднял ее голову, чтобы встретиться взглядом. – Так вот, он получит... Или они оба получат, чтобы потом вам всем было неповадно пытаться нарушать правила. Нарушает один – платят за это другие, - он усмехнулся и оттолкнул Минори в руки стоящего рядом Лео. – А теперь давайте сюда этих двоих. Пит, оторви жопу от земли и тащи плеть и веревки.
Охранники бросились выполнять приказы. Хиро с Юки вытащили из клетки.
- Меня-то за что? – попытался отбрыкаться перепуганный целитель. Но на его возмущение никто не отреагировал.
- А пока их наказывают... за тебя, - Эберт выделил последнее слово, глядя на Минори, - ты на это посмотришь.
Пит как раз вернулся  с веревками, и светловолосый указал ему на соседнее дерево  - высокое, крепкое и раскидистое.
- Подвесь туда мальчишку. За руки, - отдал он приказ. – Пусть повисит, - он вновь обернулся к Минори и рассмеялся. – Мелкие высерки, вроде тебя не стоят большого внимания, но сейчас я проявлю доброту. В следующий раз веревка может обвиться вокруг твоей шеи, запомни.

Отредактировано Юки (2020-05-23 13:08:06)

+3

16

Минори не боялась боли — что это, в самом деле, за воин, не привыкший держать удар? И на тренировках у Канто ей нередко доставалось, и «потешные» поединки между молодыми драконами зачастую переходили в настоящие потасовки.
Но драконы редко стремились причинить боль нарочно. Работорговцы же били, не церемонясь: ногами по спине, лицу, животу. Минори скорчилась на земле, закрывая голову и подтянув колени к груди, но гораздо сильнее боли уязвляла мысль: не успела. Не справилась. Не вытащила Юки и Хиро...
Хиро что-то кричал, уцепившись за прутья клетки — она слышала его голос, но в голове звенело и кружилось, и отдельных слов было не разобрать. Затем побои прекратились, и Минори, схватив под локти, вздернули на ноги перед, должно быть, командиром отряда.
Его лицо было видно неожиданно отчетливо — вплоть до мелкой россыпи бледных веснушек на скулах и шрама, пересекавшего светлую бровь. Минори постаралась запомнить его. Он же видел перед собой не девушку — возможно, увидел бы, если бы все кругом не называли ее мальчишкой. Но сейчас левый глаз драконицы начал заплывать, губа была разбита, волосы растрепаны.
— Твой приятель хочет получить по спине за тебя, - он приподнял ее лицо, и Минори наконец-то осознала, что кричал Хиро. Он помнил про свистящие, хлесткие удары плети и решил принять удар на себя, чтобы...
Чтобы не выдать ее.
Где-то в животе смерзся холодный комок ужаса.
— ...давайте сюда этих двоих. Пит, оторви жопу от земли и тащи плеть и веревки, - продолжал работорговец.
- Не... не трогай их... - разбитыми губами попыталась воззвать к нему Минори. - Я бежал, с меня и спрос... я...
Светловолосый ее не слушал. По его лицу расплывалась дурная усмешка. Он кивнул, и Минори снова связали руки, сжав запястья, вздернули вверх так, что в плечах стало больно, поволокли к дереву. Хиро и Юки вытаскивали из клетки одного за другим. Развернули спинами, привязали за руки к прутьям. Пит — тот самый, которого оглушила Минори, — шмыгнул кровоточащим носом, и одним движением порвал на обоих парнях замызганные рубашки.
- Нет! - снова вскрикнула драконица, но тут ее рвануло вверх, в плечи и суставы стрельнуло новой болью — аж перед глазами заволокло. Она поневоле взвыла, но тут же закусила губу, чтобы не выдавать себя высоким девичьим голосом. Ноги болтались где-то внизу, и каждое движение отдавалось в плечах и запястьях новыми вспышками.
- В следующий раз веревка может обвиться вокруг твоей шеи, запомни, - проговорил где-то внизу светловолосый Эберт.
Минори стиснула зубы, подавляя стон.
Теперь ей, подвешенной на дерево, было хорошо видно и Юки, и Хиро. Даже слишком хорошо. Она предпочла бы не смотреть, но стоило ей закрыть глаза, как Эберт дернул за ноги, и Минори зашипела от боли.
Ублюдок!
Ей бы хоть каплю собственной магии... Хотя бы на мгновение вернуть себе истинный облик — спалила бы их всех, даже не задумываясь. Перед глазами плавал красный туман, и Минори не могла определить, от боли, дурноты или ярости. Чужие голоса долетали обрывками фраз.
- Да и штаны спусти с них, а то че...
- Ну да, когда жопа горит — не до побегов.
Ее друзья — два полуобнаженных тела, человеческая кожа казалась слишком мягкой, слишком уязвимой. Хлыст в руке Пита взвился и упал — и кожа на спине Юки лопнула, обагрилась раскрывшейся алой полоской.
Вряд ли Юки били хотя бы раз в жизни...
А тут — из-за нее...

Их били, попросту срывая зло — Эберт может и растянул бы свое садистическое удовольствие подольше, оттягивая каждый новый удар, но бил Пит, мстящий за собственное расквашенное рыло. Бил быстро, нервно, не целясь — и по спине, и по ягодицам, куда достанет, пытаясь сорвать мольбы и стоны, - и закономерно быстро устал сам.
Минори почувствовала, как соленые слезы разъедают покрытое пылью лицо. Она плакала от стыда и ненависти, и каждый новый удар хлыста заставлял ее вздрагивать. Каково было им — там, под кнутами...
Из-за нее.
Минори пыталась считать удары, но сбилась после первого десятка. Двадцать? Тридцать? В какой-то момент она поняла, что не слышит больше щелчков хлыста, а ее друзей отвязывают от прутьев, накидывают на плечи обрывки одежды, и ткань промокает от крови.
Эберт внизу что-то сказал — и драконица полетела вниз, ударившись коленями и завалившись набок. На языке оставался привкус крови и грязи.
Белобрысый взял ее волосы в горсть, наклонился к самому ее уху:
- Запомнил урок?
Минори молчала, и он рванул ее волосы.
- Запомнил?!
- Да... - прохрипела она, не сводя глаз с Юки и Хиро, которых заталкивали обратно в клетку.
Она запомнила все. И даже слишком хорошо.

Отредактировано Минори (2020-05-23 21:34:52)

+3

17

Хиро никогда не считал себя слабым или трусом. Он считал, что поступает правильно, пытаясь защитить Минори, и подранная спина и десяток хлёстких и болезненных ударов – это небольшая цена за её секрет. Он тщетно понадеялся, что девушка не станет вступаться за него или Юки. Любое её неосторожное слово – и вся его выходка полетит коту под хвост, но это была Минори. Девушка, которая никогда не будет молча смотреть, как за неё страдают её друзья. Хиро должен был это предвидеть, и с трудом сдержался, чтобы не крикнуть, чтобы её не трогали… что уговор был другим.
Какой уговор с работорговцами? Они ему ничего не должны. Своими эмоциями и привязанностью он скорее выдаст Минори с головой, а потому стиснул зубы, когда верёвка впилась в запястья, а суставы болезненно выкрутило кверху. Это всё пустяки в сравнении с тем, что ждало его впереди.
Рубаха с треском, будто приговор палача, разорвалась, открывая спину. Возле лопатки оставался тонкий шрам от раны, полученной в бою с пиратами. Теперь к нему добавятся новые.
Стиснув зубы, Хиро старался молчать, и глухо рычал каждый раз, когда плеть рассекала кожу, оставляя кровоточащие раны. Он чувствовал, как кровь стекает по коже, обагрившая белую плоть алым страшным рисунком. Он не хотел кричать, чтобы Минори, смотря, как секут его и Юки, не сходила с ума от чувства вины и ужаса за друзей.
Потешаясь, работорговцы стащили штаны, но Хиро было уже не до смущения. Когда плеть ударяет по коже, есть ли дело до чести и того, что там может рассмотреть девушка в темноте?
Он сам себя не слышал от боли, и терял сознание, не находя сил в ногах, чтобы удерживать тело.
Когда пираты развязали верёвки и пытка прекратилась, Хиро повалился на землю, затуманенным взглядом смотря перед собой и пытаясь вспомнить хоть что-то. Зачем он вообще на это напросился?.. Он не помнил.
Свежие раны смазали чем-то холодным и едко пахнущим травами. Даже лёгкое прикосновение вызывало новую волну боли и сдавленный стон, от которого мутило и кружилась голова. Хиро вывернуло остатками каши, которую он насильно запихнул в себя, и желчью.
Работорговцы потешались и веселились, глядя на них.
- Хорошо натри! – командовал Лео. – Не хватало, чтобы они подохли от ран, пока мы их не продадим.
Хиро чувствовал, как от странной растирки кожа горит, и ему казалось, что её сдирают заживо или пожирает рой муравьев.
Их вдвоём засунули в клетку, свалив друг на друга и не заботясь дальше. Хиро так и повалился ничком на живот, даже не думая отползти куда-то в сторону или попытаться сесть. Уткнувшись лицом в колени Юки, он потерял сознание. Разодранная рубаха, которой его попытались прикрыть, прилипла к ранам. Завтра её придётся болезненно отдирать вместе с засохшей кожей.
[nick]Хиро[/nick][status]46/5 ронин[/status][icon]http://forumuploads.ru/uploads/000f/3e/d5/2/94036.png[/icon]

+3

18

Все, что случилось этим вечером, казалось Юки дурным сном. Его бесцеремонно вытащили из клетки, сдернули рубаху и привязали за руки к металлическим прутьям.
Унизительно.
- Да я-то причем? Я вообще молчал! – попробовал отбиться целитель, но слушать его никто не стал. Хиро с Минори уже и так наболтали и натворили лишнего, а платить за это приходилось всем троим вместе.
Юки испуганно обернулся к Хиро, но тот на него не смотрел, гордо и хмуро играя в героя, что вынесет все муки на свете. Юки так не умел. Плетью он не получал ни разу в жизни, да и вообще его по серьезному никогда не били – несколько шлепков от родителей да тумаков палкой от деда можно было не рассматривать вообще. И когда плеть опустилась на спину, раздирая кожу, для Юки словно мир рухнул. Он взвыл от обжигающей боли, дернулся, но веревка лишь с большей силой впилась в запястья, а плеть обрушилась на спину снова.
Ни о каком унижении и речи уже не шло, даже то, что штаны спустили, отошло на второй план, сменившись болью. Наверное, Юки должен был бы вспомнить, что попало и Минори, и Хиро, но он не мог думать ни о ком, кроме себя и того, как бы поскорее все закончилось. Даже то, что он не ел отравленную кашу, надеясь подкопить силы, чтобы сбежать, совсем выветрилось из головы. Но последнее может даже и к лучшему – полноценным его колдовство бы не вышло и, скорее всего, лишь раззадорило б и без того разозленную попыткой побега Минори охрану.
Когда же все на самом деле закончилось, Юки мол лишь тихо подвывать. Их с Хиро затолкали обратно  в клетку, смазав раны каким-то едким варевом, и даже рваные рубахи вернули, но толку с них было уже мало, и целитель одеваться не стал – оставил на полу и свернулся на ней клубком. Ни сесть, ни лечь на спину у него бы уже ни за что не получилось.
А вскоре в клетку вернули и Минори, но Юки к ней даже не обернулся – не очень-то приятно выглядеть зареванным,  а слезы из глаз текли сами, - и от боли, и от пережитого унижения, - и остановить их он никак не мог. Наверное, лучшим выходом было бы попытаться уснуть, но целитель не мог – он ждал, пока стихнет лагерь, охрана разойдется по своим делам и о них троих совсем позабудут.
Но стихло все не сразу. Ругань, смех, женские крики и рыдания еще какое-то время звучали в лагере, и Юки успел забыться сном – неглубоким и кратким. А когда проснулся от боли, случайно повернувшись и задев спиной локоть Минори, тишина уже успела опуститься на лес.
Он открыл глаза, какое-то время всматриваясь в темноту, и, лишь уверившись, что никто за их клеткой не наблюдает, осторожно потянул к себе магические нити, плетя заклинание. Голова кружилась, тошнило, да и спина горела огнем, но Юки знал, что если не сосредоточится и не поможет в первую очередь себе, то не поможет и никому другому.
Получилось у него не сразу, мысли разбегались - он вместо концентрации на заклинании невольно скатывался в самосожаление и как следствие путался и сбивался во вроде бы простых действия, знакомых ему почти с самого детства. Но ему, хоть и медленно, но все же удалось взять себя в руки – боль начала стихать, а раны затягиваться. Юки так и тянуло потратить все свои силы на себя, но то было бы совсем уж эгоистично, потому он чуть переполз в сторону, поближе к Хиро, и осторожно прикоснулся связанными руками к его спине. Рваная рубаха ран почти не прикрывала, и выглядели они ужасно, до сих пор кровоточа – кровь, перепутанная с соком трав, которыми пытались замазать раны, темными ручейками стекала на пол клетки. Юки поджал губы, думая, что и его спина должна была выглядеть не лучше, а затем тихо прошептал:
- Не дергайся, я помогу.
От его ладоней пошло тепло, разливаясь по спине Хиро и унимая боль. Целиком вылечить кого-то Юки бы сейчас не смог, – сил не хватило бы, - но остановить кровь и чуть подзатянуть раны, ему казалось делом вполне выполнимым.
А еще ему до сих пор было стыдно обернуться к Минори. Она ведь видела, как он скулил под плетью, и теперь Юки в первый раз в жизни жалел, что отлынивая в свое время от тренировок и отца, и Канто, и других мастеров, что пытались его научить хоть какому-то контролю над собой.

+3

19

Теперь они даже не могли смотреть на нее — и как смела бы Минори их за это осудить? Ее друзья, те, которых она знала с детства, валялись на грязном полу клетки, избитые и окровавленные, едва себя помнящие от боли, а она ничем не могла им помочь.
И более того — все их несчастья случились из-за нее.
Если бы не она — они бы не покинули Драак-Тал, и были бы сейчас там, под защитой родного гнезда. Если бы не она — их не избили бы плетью и не бросили бы сюда без еды и воды.
- Простите меня... простите... Хиро, Юки... - шептала Минори, но они не слушали. Или не слышали в полузабытьи.
Они имели полное право ее ненавидеть. И ей придется с этим смириться. Она даже прикоснуться к ним не решилась из страха навредить еще сильнее. Прижалась к самым прутьям клетки, уставилась в ночь расширенными, невидящими глазами и не могла уснуть.
Работорговцы угомонились не сразу. Еще ходили, проверяли ульвов — вдруг те тоже готовят побег? Затем Минори увидела, как мимо клеток проволокли Каду — растрепанную, в разорванной одежде, с лицом, мокрым от рыданий — и стиснула зубы.
Твари.
Если бы не Юки и Хиро, сейчас на месте Кады была бы она сама. Замученная, забитая и растерзанная...
Она должна спасти Хиро и Юки, даже если больше никого не удастся. Даже если сама она останется здесь — их нужно отсюда вытащить. Любой ценой.
Ночь тянулась, ее друзья впали в тревожный, болезненный сон, а Минори все никак не могла уснуть, переходя от бессильной злости к полному отчаянию, но никакого плана придумать не выходило. Она уже попыталась — теперь за ними следить будут вдвое пристальнее, а допустить нового наказания для Юки и Хиро было невозможно.
Она услышала, как тихо завозился за ее спиной Юки, случайно ее задев, почувствовала короткий, осторожный всплеск его целительной магии и порадовалась, что, хвала Великому Пламени, юный целитель все же может хоть немного облегчить боль себе и Хиро. Драконица осторожно повернулась, чтобы увидеть, как медленно затягиваются глубокие кровоточащие отметины на спине Хиро, и улыбнулась было.
Но Юки отвел глаза.
Минори с силой прикусила губу и отвернулась от них, борясь с собой, чтобы не издать даже всхлипа. Возможно, чем меньше они будут видеть ее, тем лучше. Непростая задача в одной крохотной клетушке, но она справится. Она больше не доставит им лишних проблем.

***
Так, в молчании, прошел весь следующий день, а за ним и еще одна ночь, пока Юки и Хиро отлеживались и приходили в себя. Караван неспешно, но упорно двигался вперед, и Минори начала понимать, каким образом рабов доводят до тупого, скотского состояния. Игнорируют просьбы и мольбы — так, как если бы вдруг заговорила лошадь или, того удивительнее, сама клетка. Пересчитывают по головам, словно животных. Вынуждают испражняться под себя или, если повезет, в сторону во время коротких остановок. Обсуждают между собой достоинства того или иного приобретения и цену, которую надеются за него выручить.
Минори сидела в углу клетки, подтянув к себе колени и сжав у груди связанные руки. Она больше не привлекала к повозке внимания и не пыталась устраивать побег. Теперь-то уж нужно действовать наверняка. Может со стороны она казалась перепуганным и сломленным мальчишкой, которому хватило преподанного урока — во всяком случае, когда белобрысый Эберт пару раз проезжал мимо них, он не нашел, к чему придраться: возмутитель спокойствия неподвижно смотрел перед собой и боялся глаза поднять. Но дракона не сломить тесной клеткой, голодом и побоями. Только не так.
Не тому ее учил Канто. Не для того она была внучкой Сейджина.
В каждом есть внутренняя сила, учил ее старый дракон, нужно только ее пробудить и сконцентрировать. И речь не о магии и не о силе физической — но о самой энергии жизни, что пребывает в каждом, в человеке ли, в драконе ли. И даже если кажется, что все пропало, и выхода нет — найди в себе сердце этой силы, соберись и жди. Жди...
И она ждала, погрузившись в воспоминания.

***
Сложнее всего на уроках Сейджина было сохранять неподвижность и находить ту самую точку покоя. Минори помнила, как дед приводил ее в высокогорье, где по летним временам крохотные юркие птички выводили птенцов. Птицы были нервными и необычайно осторожными, и на присутствие драконов реагировали одинаково — взмывали вверх с оглушительными тонкими криками и кружились над их головами, не успокаиваясь, пока незваные гости не уходили.
А ты, велел тогда Сейджин, стань для этого места своей. Такой же неподвижной, как плоский камень, с которого пернатые обитатели собирают греющихся на солнце жуков, свою добычу. Такой же органичной, как ледяной ручей, шепчущий в своем собственном ритме одни и те же фразы — если прислушаться, можно даже разобрать их. Такой же спокойной, как медлительное покачивание разросшихся трав. И попробуй забрать у птиц хотя бы одно их крохотное крапчатое яичко из их травяных и пуховых гнезд.
И Минори пробовала. Снова и снова. День за днем приходила на поляну и упорно сидела там, пытаясь сделать так, чтобы птицы привыкли к ее присутствию. Осторожные и пугливые, они не желали, и пару раз драконица, прорываясь силой, едва не лишилась глаз от их острых клювов и коготков.
А затем, в какой-то неуловимый для нее самой момент, она поняла — и стала невидимой. Без всякой магии.  Окружение ничего не значило, если разгадать и понять его суть, свыкнуться с ней и слиться. Дышать ветром и быть им — и неважно, дует ли этот ветер с гор или пробивается сквозь частую решетку клетки. Вслушиваться в окружающие звуки — шелест трав и скрип тяжелых колес по земле, бормотание ручья или нервное всхрапывание лошадей. И сила, которая концентрируется внутри, помогает окаменеть. Не реагировать ни на что. Собраться и ждать. Ждать.
На пятый день она принесла Сейджину крохотное крапчатое яйцо, и старый дракон улыбнулся и велел отнести его назад в гнездо.
На третий день, когда караван работорговцев выехал к побережью, Минори уже ничего не стоило притворяться бесчувственным, отупевшим от испуга мальчишкой-рабом, полностью растерявшим желание сопротивляться. Но сила, скопленная внутри, ждала своего часа свернутой пружиной, и драконица знала, что когда наступит тот самый час, она его не упустит.

***
Наверняка об этом спуске к воде знали разве что сами работорговцы, годами возившие здесь свой товар. Слишком крутой, чтобы по нему можно было спустить лошадь с телегой, но достаточный, чтобы провести живую цепочку скованных друг с другой людей — чтобы не сбежал никто.
А внизу, в отдалении, покачивался на мелкой волне корабль. И при одном только взгляде на это судно, при одном только дуновении ветра с его стороны стало понятно, что предназначен он для них.
От корабля несло отчаянием и вонью — многолетней, въевшейся в дерево вонью людей, долгие месяцы запертых в трюмах в вынужденной неподвижности. На нем их собрались везти через море на продажу.
Щелкнул замок. Эберт в сопровождении двух крепкого вида мужиков смотрел на молодых драконов, побрякивая кандалами.
- На выход по одному! - скомандовал он, не тратя слов. - И руки сюда. Кто не протянет руку — живо ее лишится на месте.

Отредактировано Минори (2020-05-30 16:31:09)

+3

20

Три дня мучительного толкания в тесной зловонной клетке. Хиро почти привык. Он думал, куда их везут, и пытался в уме проложить маршрут от места, где их с Юки поймали, до того, где они в очередной раз остановились. Но очень быстро понял, что занятие это бессмысленное. Большую часть пути он просто не помнил, потому что проводил её или без сознания или в таком состоянии, когда своё имя не помнишь. Он просто пытался занять чем-то голову, чтобы не думать о ноющей спине или позоре. Нет ничего благородного в порке, и не утешало даже то, что Минори избежала незавидной участи девушки, с которой решат позабавиться.
Она выглядела сломленной, пусть и не так, как женщины, с которыми потешались работорговцы, скрашивая свой досуг разгулявшейся похотью. Хиро стискивал зубы до скрежета каждый раз, когда слышал сдавленные всхлипы, плачь или мольбы. Слышать их и притворяться глухим – недостойный поступок мужчины и воина, но что он мог? Откроет рот снова, и никому не поможет. Только подвергнет опасности Минори, а он не хотел, чтобы она пострадала. Не после всего, что они пережили.
На Юки он не смотрел, но и не пытался обвинить его в слабости или трусости. Всё же благодаря магии целителя его раны заживали быстрее и выглядели не так паршиво. Из-за недостатка сна, непреходящей усталости, недостатка пищи и воды, раны затягивались неохотно и медленно. Хиро чувствовал себя слабым человеком, но про себя ещё надеялся отомстить работорговцам. Не сейчас, но такой случай точно представится.
***
Корабль покачивался на волнах и ждал новых рабов, чтобы отвезти их в чужие земли, где живому товару, пусть и замученному качкой и долгой дорогой, обрадуются с большей охотой, чем в Лунном голом краю. Хиро, как и другие рабы, не знал, куда их собираются везти.
Из клетки он выбирался первым, стараясь сильно не распрямлять плечи. Иногда ему казалось, что он уже не сможет выпрямить спину, а кожа так и срастётся, сковав его грубыми шрамами будто верёвкой. Он послушно протянул руки, позволяя связать себя, и особо не глазел по сторонам, пока работорговец не оставил его и не занялся другими пленными.
- Куда нас везут? – со страхом спросила ульвийская женщина.
- В Цахес… или к вампирам… - предположил мужчина, отвечая на её вопрос.
«Всё равно куда», - думал Хиро.
Крылья отнесут трёх драконов в родную деревню, только бы вернуть себе силу.
***
В трюме, где держали рабов, смердело. Хиро мог бы назвать с десяток запахов, тошнотворных и мерзких, какие смог различить в общей какофонии, но занятие было не из приятных. Лучше бы у него вместе сил ушло обоняние. Впрочем, мысли о грязи и вони занимали его всё меньше под размеренное раскачивание корабля.
Многие ульвы, которые никогда не сидели даже в простой рыбацкой лодке или не пользовались плотом через реку, не справлялись с морской качкой, а потому некоторые запахи в трюме стабильно обновлялись.
Крепкие верёвки заменили прочной цепью, сковавшей особо опасных рабов между собой, чтобы, в случае чего, вместе пошли на корм рыбам и подохли быстрее, чем успеют наделать бед.
Хиро сидел на полу, прислонившись спиной к деревянному столбу, к которому крепились кольца с цепями и верёвками, чтобы никто из пленников далеко не удрал.
- Ночью охранник один, - негромко говорил Хиро, обращаясь к друзьям, и смотрел перед собой, будто бы обращался не к ним, а к стене. – Можно заманить его без шума… свернуть шею и отобрать связку ключей, а дальше…
Дальше выбраться из клетки. Может, освободить остальных пленников, потому что в общей толкотне из тел никто не заметит трёх беглецов. Спасать всех рабов – это утопия, и Хиро это понимал. Он почти решился пожертвовать невинными ульвами, чтобы спасти себя и друзей.
[nick]Хиро[/nick][status]46/5 ронин[/status][icon]http://forumuploads.ru/uploads/000f/3e/d5/2/94036.png[/icon]

+3

21

Два долгих дня телеги тащились по лесной дороге и лишь на третий, наконец-то, вывернули опять к побережью, где в небольшой бухте уже ждал корабль. Первые дни Юки отлеживался, пока спина не начала заживать, и радовался, что хоть немного успел подлечить и себя, и Хиро с самого начала. Дальше такой возможности уже не выпало: голод становился сильнее, желудок начинал болеть, и пришлось есть слизкую кашу с подмешанной отравой (и Юки, к своему стыду, за неимением ничего другого из съестного, даже находил ее волне сносной). Голод при этом отступал, но и магические силы тоже исчезали. 
На третий день, когда вышли к побережью, всех пленников выпустили из клеток, но только ради того, чтобы сковать и отправить на корабль — дальше путь продолжился уже по морю. И это было еще хуже, чем находиться в клетке — без солнечного света и свежего воздуха в пропитавшемся потом и нечистотами трюме, да еще и на цепи.
Юки забился в угол (ему повезло, что приковали его с краю всей вереницы пленных) и попытался уснуть, устроившись головой на коленях Минори. Но не спалось. Мрачные мысли всплывали одна за другой, корабль нещадно качало на волнах, да и устроиться на жестких досках в тесноте никак не получалось. Голова кружилась, тошнило, не хватало воздуха. Мало того, до целителя наконец-то дошло, что их троих могут на самом деле продать, и от этого лишь усиливались паника и безысходность – и вампиры, и демоны в представлении Юки были настоящими чудовищами.
А Канто так и не появился. До корабля Юки еще надеялся, что он догонит их, увидит с высоты, унюхает, отыщет с помощью магии – в общем, как-нибудь да определит, что требуется помощь, и непременно спасет. Но чуда не произошло. Видимо, не зря работорговцы шли лесом – их не заметно было ни с моря, ни с воздуха. Даже если золотой дракон и пролетал мимо, то сквозь кроны деревьев, плотно переплетенные меж собой, своих подопечных он не рассмотрел. Юки понимал это и сейчас на корабле совсем сник. Придет ли в голову Канто, что они могут быть в трюме у рабовладельцев? Да и разве станет он проверять все корабли в море? Все это казалось Юки нереальным, а оттого и вера в спасение таяла с каждой минутой все больше и больше, пока совсем не исчезла.
И не вернулась она даже тогда, когда Хиро заговорил:
— Ночью охранник один. Можно заманить его без шума… свернуть шею и отобрать связку ключей, а дальше…
- А дальше мы окажемся посреди океана на корабле, кишащем подобными головорезами-охранниками. И у нас нет крыльев, чтобы улететь, - грустно подытожил Юки, поправляя на себе рваную рубаху, чтобы та хоть как-то держалась на плечах, а не норовила постоянно с них свалиться. – Или ты надеешься, что сможешь всех победить? Не смеши, Хиро. Чему бы Канто тебя ни учил, сейчас ты голодный, избитый, без оружия и магии не выстоишь против всей своры.
Ответить Хиро не успел. Послышались шаги и в трюм спустились двое охранников, а вместе с ними и Эберт.
- Живы? – он весело глянул на «магов». Ульвы его сейчас совсем не интересовали. – А я к вам с подарками.
После его слов один из охранников прошел вперед, держа в руке металлические ошейники. Второй остался на страже у лестницы.
- Можете теперь смело жрать свою кашу – колдовать не сможете ни с ней, ни без нее, - веселился Эберт, пока его помощник одел ошейники на всех троих. – Да и вообще надо бы вам найти хоть какое-то применение... Хоть палубу подраить что ли...
- Свалятся еще за борт! – хохотнул охранник. – Пусть лучше на камбуз топают – посуду мыть, овощи чистить. Свен счастлив будет.
- Или Освальда ублажать, а то он как раз стонал, что вонючие шавки ему уже надоели, - со смехом поддержал его второй у лестницы.
- А эти как-будто не вонючие! - ухмыльнулся Эберт.
- Ну хоть не шавки!
- Думаешь, не кусаются?
- Вот и проверим.
- И то верно.
Охранники, продолжая обсуждать вкусы Освальда, наконец-то ушли. Юки провел рукой по ошейнику, холодной удавкой сдавившему горло, попробовал его разжать, но замок держал крепко. А будущее не радовало: ладно еще помыть пол или посуду, но намеки на какого-то там Освальда Юки напугали серьезно.
- Хиро, - он повернулся к другу. – Так что ты там говорил про «свернуть шеи»?

+3

22

Вид и запах корабля, в трюм которого их натолкали, словно рыб в бочку, уже сами по себе выбивали всякую надежду на спасение. Но было и еще кое-что - незримое, но явственно ощущаемое: словно сгустившееся человеческое страдание, переполнившее зловонный корабль, выплескивавшееся на его палубы, проросшее ядовитым мхом на снастях.
Невозможно было из раза в раз перевозить десятки отчаявшихся, моливших о милосердии, задыхавшихся в вонючих трюмах, умиравших без свежего воздуха и нормальной еды, живых существ - и не пропитаться их горечью и безысходностью. И нужно иметь вовсе уж из дерьма сделанные души, чтобы продолжать заниматься этим - снова и снова, потешаясь над чужими страданиями, сотворяя из них для себя развлечение.
Поначалу Минори показалось, что она просто задохнется. Они, трое драконов, привыкших к бескрайним воздушным пространствам и холодному свежему ветру под крылом, просто умрут здесь, умрут...
Ее охватила паника, и она почти не заметила, как всех рабов уже усадили в трюм, сковав одной длинной цепью сразу по десятку-другому человек. Все вперемешку - мужчины, женщины, дети... лица ульвов слились в одной сплошной гримасе овеществленного страха, боли и отчаяния.
Юки лежал в углу рядом с ней, и Минори осторожно гладила его по голове и спутанным волосам. Юный целитель выглядел совсем изможденным, но она знала, что Хиро, пытавшийся бодриться, чувствует себя не лучше - просто слишком горд, чтобы привалиться к ней, чтобы они втроем почувствовали друг друга хотя бы так, безмолвно ободряя и вселяя надежду.
И именно Хиро первым заговорил о побеге.
Должно быть, они плыли тогда уже целые сутки. А может, и двое - время здесь терялось, не получалось даже спать. Измордованное тело молило об отдыхе, но проваливалось в некрепкий сон лишь на краткие часы. То и дело кто-то тихо рыдал или, не выдержав, безуспешно пытался взывать к надсмотрщикам, моля о глотке свежей воды. А еще крысы...
Минори молча слушала перепалку обоих друзей, понимая, что Хиро прав. Они обязаны попытаться. Чем дольше они пробудут в вонючем, беспрестанно качавшемся трюме, тем меньше останется сил и решимости.
Появление старого знакомого Эберта с ошейниками спутало все мысли. Пока работорговец шутил и смеялся, его помощники сноровисто защелкнули обитые кожей железки на шеях всех троих. Вроде и не сдавливало - но что-то в этой штуковине блокировало магию, как будто туго затянутая веревка - поток крови.
Вот только перетянутая веревкой конечность рано или поздно синеет и отмирает. Может ли омертветь магия, если слишком долго блокировать ее истечение?..
Скабрезные шуточки подстегнули страх и решимость драконицы. И, похоже, не ее одной.
- Так что ты там говорил про «свернуть шеи»? - совсем тихо спросил Юки, когда надсмотрщики ушли.
Минори разомкнула губы и, как котенка, погладила целителя по грязным волосам. Пальцы наткнулись на его ошейник - и отдернулись.
- Мы не будем одни... - прошептала Минори, оглядывая трюм, в котором в темноте терялись многочисленные пленники. - Если дать им шанс, если ударить разом... мы можем вырваться. У нас может получиться. Хиро... - она повернула голову к юноше. Его лицо было совсем близко, и ей даже не пришлось наклоняться, чтоб прошептать ему в самое ухо. - Передай по цепочке ульвам, чтобы были готовы сегодня ночью... насколько получится. Начнется с нас, а дальше...
Она едва заметно улыбнулась и уже почти совсем неслышно выдохнула:
— Ну, вперед. Мы... влезем на эту гору...

***
Ночной охранник действительно осматривал трюм в одиночку. Ну, как осматривал... заглядывал с фонарем, зажимая нос, ослеплял сидящих в темноте коротким мерцанием слишком резкого света, убеждался, что никто не освободился, и всовывался обратно в светлый квадрат проема. И так несколько раз за ночь.
Что сделать, чтобы он прошел дальше?
Мольбы и просьбы не помогали - это все уже поняли. Даже если кто-то будет умирать - хмыкнет и отвернется. Его дело маленькое - стеречь! - а уж кто там доедет живым, то пусть у Эберта голова болит. Подкупить его тоже было нечем.
Оставалось кое-что еще. Минори чувствовала, что будет потом долго жалеть об этом.
- Раздень меня, - попросила она Хиро, повернувшись к нему лицом. Сама Минори кое-как смогла выпростать замызганную рубаху из штанов, но до верхних тесемок не дотягивалась. - Хиро! Давай же, ну!
Вдвоем и под взглядом округлившихся глаз целителя они кое-как разодрали на Минори рубашку и стащили повязки, туго перетягивавшие ее грудь. О, Великое Пламя!.. Хорошо, что было темно, и ни Хиро, ни Юки не видели, как полыхают ее щеки.
- Навались на меня, - она схватила Юки за плечи, буквально опрокидывая его на себя. - Хиро, когда охранник подойдет...
А на это он непременно подойдет. Минори почти не сомневалась. Но для всех троих это будет первая и единственная попытка.
На сей раз, когда ночной сторож вновь всунулся вниз с фонарем, его ждал сюрприз: протяжные женские стоны (пожалуй, слишком сладострастные для того, чтобы быть настоящими), ульвы, все, как один, поглядывавшие в дальний угол, где один из троих магов несомненно сношал несомненно девку - нежные белые груди, казалось, сами светились в тусклом свете фонаря.
- Вы че там... трахаетесь что ли? - вытаращился в изумлении охранник. Такого на его памяти не бывало. Сами моряки, конечно, с девками развлекались (а некоторые, как Освальд, и не только с девками), но чтобы сами рабы - и друг с другом?!
Он настолько не поверил своим глазам, что даже не стал никого звать. Да и куда звать - коли тут такое веселье, так может и ему сейчас перепадет, ишь как стонет...
Минори, которой Юки острым локтем давил на ребра, стонала уже частично от боли, чем от воображаемой страсти. И она почти обрадовалась, когда поняла, что спустившийся в трюм и шагавший к ним охранник, соблазненный видом ее груди - Пит, тот самый, который избивал Юки и Хиро.

Отредактировано Минори (2020-06-07 10:50:49)

+3

23

- Не смогу, - согласился Хиро, - но я буду не один.
Он понимал, что в одиночку не справится. Без магии. Без оружия. Фактически без сил в руках и теле. На Юки Хиро особо не полагался. Что может сделать целитель во время боя? Ничего. Вряд ли Юки знал особую технику - как при помощи нажатия на определённые точки погружать нападающих в сон или убивать их. Но была Минори, которая тоже училась у Канто, и тоже могла за себя постоять с голыми руками, несмотря на все попытки Хиро как-то оградить её от этого и защитить. Вдвоём у них тоже шансов немного, если вообще есть, но нужно попытаться.
Хиро притих, когда в трюм снова вошли работорговцы, и подавил в себе желание прямо сейчас показать зубы и напасть на одного из них. Знал, что это ничего не даст, а ошейники в руках охранников и их скабрезные шуточки лишь ещё больше укоренили во мнении, что пора драть когти из этого места. Плевать как.
«Без угря останется», - подумал про себя Хиро, морщась и хмурясь на шутки работорговцев про особенного товарища и его предпочтения. О том, что есть мужчины, которым всё равно с кем лезть в постель, он слышал, но на собственной шкуре проверять не хотел, хотя Хиро всегда казалось, что он недостаточно смазлив для кого-то, и уж точно не похож на девчонку. При других обстоятельствах он бы даже оскорбился на такое заявление. Как это кто-то его с Юки сравнил?
***
Ульвы боялись. Хиро чувствовал их страх, и понимал, что он не без причины. Работорговцы издевались над ними. Больше, чем над тремя магами, которых боялись, несмотря на порку. Им явно доставалось намного меньше, чем запуганным женщинам и детям волчьего племени, но всех их объединяло желание обрести свободу, и Хиро надеялся, что в нужное время им хватит решимости сделать всё, что потребуется.
Знал бы он, что потребуется от него…
- Пора, - напомнил Хиро, проводив охранника взглядом, и удивлённо посмотрел на Минори, когда услышал её просьбу.
Сделать что?..
Молодой дракон опешил от просьбы девушки, не понимая, зачем она хочет, чтобы он её раздел. Все же увидят, что она девушка, и увидят её без одежды. Или она думала, что их могут поймать и не хотела, чтобы первым мужчиной, который возьмёт её силой, был какой-то вонючий Освальд? Впрочем, Хиро тоже пах сейчас не розами…
- Я не уверен, что…
Что это подходящее место и время?.. Что знаю, что… что делать!?
Минори решительно поторапливала его. Ему бы её решительность и уверенность… Кое-как подавив в себе противоречивые чувства и скользнув взглядом от края рубашки до груди, он потянул рубашку, понимая, что через голову её всё равно не снять, пришлось схватить за края, нырнув пальцами в разрез, и немного порвать, чтобы Минори могла из неё «выскользнуть».
Это вообще нормально, что он чувствовал желание, пока это делал?..
Хиро чувствовал себя глупо, неловко, совершенно по идиотски и каким-то извращенцем, пока раздевал девушку под взглядами Юки, сидящего рядом, и ульвов, которые могли видеть странное представление трёх магов. Они, конечно, говорили, что собираются свалить из этой дыры, но ничего не говорили про странные «магические ритуалы» при свидетелях.
В тусклом свете мелькнула девичья грудь с белоснежной кожей, и Хиро на несколько мгновений окончательно забылся, смотря на неё, поднимающуюся от дыхания.. мягкую, манящую, её так и хотелось коснуться. Сначала коснуться, а потому уже заняться штанами, и…
— Навались на меня, - приказала Минори и потащила на себя Юки.
Почему Юки?!
— Хиро, когда охранник подойдет...
- Охранник?.. – глупо переспросил дракон, а потом понял.
«Так она внимание привлекала…»
И захотел провалиться под землю.
***
- А вы не могли бы потише?..
Хиро было неловко от стонов Минори. Он понимал, что они не настоящие – не настоящие же?.. – и что на самом деле Юки с Минори не делают ничего такого постыдно, но откуда-то бралась жгучая злость и ревность, что это Юки прижимается к телу девушки. Юки может ласкать её, пользуясь случаем. Юки нависает над ней. И не спасало даже понимание того, что из них двоих – только Хиро мог бы убить охранника.
«Треклятый Юки… »
За стонами Хиро услышал шаги и сконцентрировался на них, стараясь лишь делать вид, что наблюдает за Юки и Минори, а не следит за пиратом.
- А ну-ка, подвинься, юнец. Сейчас большой Пит покажет как надо девок ублажать! – самодовольно хвалился пират, не замечая за подкатывающим вожделением, что что-то не так. Только подобравшись ближе, на ходу развязывая завязки штанов, он вдруг осведомился. – А ты что это, в штаны её трахал?
Грузная цепь придавила ему горло. Пират хрипнул, схватившись одной рукой за цепь, а второй глупо держать за завязки спадающих штанов. Хиро так разозлился, что с рыком натянул цепь, скрещивая её края за головой пирата, и повалился с ним на пол, продолжая тянуть и душить, пока мужчина извивался, хрипел и пытался освободиться. Хиро натянул ещё сильнее, упёршись коленом в спину пирата. Что-то хрустнуло, и мужчина вдруг обмяк.
Убедившись, что пират мёртв, Хиро свалил его тело на бок, быстро обыскал и нашёл связку ключей.
- Освобождайтесь, и про ульвов не забудь, - он сунул ключи Юки, стараясь не смотреть на целителя, и принялся дальше обыскивать пирата. Нашёл за голенищем нож, который тут же забрал себе, и короткий кинжал на поясе – его протянул Минори, чтобы смогла себя защитить, а потом уже освободился от цепи сам. – Ключей от ошейников нет, - хмуро сообщил Хиро.
Глупо было надеяться, что они так просто вернут себе магию или крылья.
Поднявшись, Хиро оглянулся. Ульвы заметно приободрились, когда трём магам удалось заполучить связку ключей и освободить их.
- В волчьем облике вы сильнее, - напомнил им Хиро. – Дерите всех, кто причинял вам боль.
Ульвы, кто был посмелее и злее, перекинулись быстро и ринулись к выходу из трюма, первым делом среди ночи собираясь заглянуть в каюту, где спали рабовладельцы и задушить их во сне.
- Думаю, что ключи от ошейников у капитана, - предположил Хиро, выбираясь вслед за друзьями из трюма. – Сначала нужно найти их, а потом свалим отсюда.
Ульвы уже чинили погром на корабле. Они слышали крики и сигнал тревоги, который предупреждал всех спавших пиратов об опасности. В узких коридорах начиналась давка и бойка насмерть. Хиро видел, как серая волчица с яростью вцепилась в горло одного из работорговцев, сопровождавших их в дороге до корабля, и вырывала плоть из его тела кусками, даже когда он уже умер. В её глазах была такая сильная ненависть, что молодой дракон не рискнул бы даже просто пройти мимо неё.
[nick]Хиро[/nick][status]46/5 ронин[/status][icon]http://forumuploads.ru/uploads/000f/3e/d5/2/94036.png[/icon]

+3

24

План Хиро с самого начала казался Юки сомнительным и опасным, но выбора не было. Лучше уж рискнуть головой, чтобы вырваться на свободу, чем оказаться с каким-то там Освальдом, тем более, если совсем непонятно, шутили про пристрастия того или говорили на полном серьезе. Да и, в конце концов, самое сложное в этом плане доставалось самому Хиро – свернуть шею охраннику. Юки тут мог лишь переживать и волноваться – он сам сроду никого не убивал и как свернуть шею противнику знал лишь в теории. Так что получалось следующее: Хиро сам план придумал – сам его и выполняет.
Так подразумевалось. Но в реальности вышло, конечно же, по-другому.
Ночной охранник едва спустился вниз, осматривая трюм, как Минори повернулась к Хиро и попросила:
- Раздень меня, Хиро! Давай же, ну!
Юки показалось, что он ослышался. И так показалось не только ему, но и Хиро, замершему в нерешительности. Но Минори настаивала, и Юки с отвисшей челюстью наблюдал, как Хиро смущено выполняет ее просьбу.
- Что происходит? – прошипел он, невольно почувствовав укол зависти и попробовав вмешаться. – Нашли когда...
Но Минори уже обернулась к нему и дернула прямо на себя:
— Навались на меня...
Что? Зачем? Как?
Вопросы вихрем пронеслись в голове целителя, и он, не ожидавший, что Минори его дернет за плечи, потерял равновесие и плюхнулся на нее сверху, угодив носом промеж обнаженных грудей. То, что драконица что-то там сказала про охранника, до его сознания уже не дошло – внутри все всколыхнулось и поднялось. Груди завораживали – мягкие, теплые, упругие. И вот они – прямо перед носом! Это не подглядывать купающимися за девицами на озере, а совсем другое... Вот только Юки никак не мог взять в толк, почему сейчас, почему он и... что дальше делать? Он поднял голову, выбравшись носом из уютной ложбинки, и непонимающе уставился на Минори, ожидая объяснений, но драконица лишь странно дернулась и застонала, словно действительно между ними что-то происходило.
- А вы не могли бы потише?.. – тут же прилетел шепот со стороны Хиро.
Минори, видимо, не могла, так как никак на его слова не отреагировала. А Юки, только сейчас заметив краем глаза направившегося к ним троим охранника, начал понимать, что происходит.
Минори играла роль, а он ей подыгрывал.
Но...
Но вдруг у него не будет другого шанса?
Он двинулся чуть вперед и выше, так чтобы его лицо оказалось напротив лица драконицы. Ее грудь теперь уперлась в его собственную - сквозь тонкую ткань рубахи он чувствовал ее твердые соски. Охранник был уже где-то рядом, и Юки торопливо склонился к лицу Минори, целуя ее в губы – не подыгрывая, а целуя по-настоящему и чувствуя, как бешено бьется сердце, а внутри живота все сладко замирает.
— А ну-ка, подвинься, юнец. Сейчас большой Пит покажет как надо девок ублажать! —забубнил позади охранник – хренов Пит, чтоб его ульвы сожрали! Но в голосе его тут же прозвучали удивление и сомнение. - А ты что это, в штаны её трахал?
- Это магия... – тихо ответил, обернувшись, Юки, завороженно следя, как цепь охватывает горло Пита.
Как тот тужится, краснеет, кряхтит, скребет пальцами по металлическим звеньям и сучит ногами, пытаясь избавиться от удавки. Как, наконец, затихает, и Хиро принимается обыскивать его, а затем сует ему, Юки, в руку ключи:
— Освобождайтесь, и про ульвов не забудь...
Его слова вернули Юки к реальности.
- Да, конечно, - он взглянул Минори – драконица уже больше не стонала и смотрела удивленно и с укором. Так что целитель быстро с нее сполз, смущенно отвернувшись и переключив все свое внимание на ключи и замок от цепей. Надо ведь было подобрать из связки правильный и поскорее, пока кто-либо из охраны не пустился на поиски Пита.

Через несколько минут с цепями было покончено. Ульвы, покидали трюм, на бегу принимая свой истинный облик, и только драконы так и не могли расправить крылья, скованные блокирующей магией. Юки, подхватил с пола фонарь, что принес с собой Пит, заодно оглянувшись на его тело – охранник так и лежал на боку, как его оставил Хиро. Под его задницей и ногами на полу растеклась темная лужа. И Юки почувствовал вместо жалости и сожаления неведомое доселе чувство удовлетворения и торжества, впервые познав, как сладка бывает месть.
Наверное, тоже самое испытывали и освобожденные ульвы – с палубы донеслись крики и звуки погрома.
— Думаю, что ключи от ошейников у капитана, - предположил Хиро, выбираясь из трюма вслед за ульвами.
- Скорее у белобрысого работорговца, - не согласился Юки, осторожно выглядывая на палубу. – Он же тут заведует рабами.
Но с тем, что надо в первую очередь разобраться с ошейниками, целитель был согласен полностью. Только вот как добраться до работорговцев вперед разъяренных ульвов, чтобы не попасть им на зуб ненароком, он не знал.

+3

25

Если бы она рассказала друзьям о своем "плане отвлечения" заранее - они бы, конечно, отказались. Не стали бы ставить под сомнение ее честь. Не допустили бы даже мысли о том, чтобы опорочить ее - вот так, в грязном трюме, на глазах у рабах и работорговцев.
По крайней мере, Минори надеялась, что они отказались бы. Потому что она и так-то боялась им в глаза посмотреть после того, как подставила их под кнуты, а теперь еще и это...
Именно поэтому она не смотрела в лицо Хиро, отводя глаза, когда он, дрожа пальцами и часто сглатывая, помогал ей распахнуть рубашку. Именно поэтому так бесцеремонно дернула на себя Юки, не давая ему возможности понять, что происходит. Именно поэтому она преувеличивала, нарочно пыталась показать им, что все это понарошку...
Но когда Юки обжег дыханием нежную кожу на груди, Минори охнула, и вдруг почувствовала, что для него это не так уж и понарошку. И, возможно, для Хиро тоже. Но ведь они оба ее с детства знали, с Юки они вместе ныряли под воду и после, почти обнаженные, обсыхали на берегу - они оба не могли воспринимать ее иначе, как боевого товарища...
Не могли же?
Лицо Юки вдруг оказалось совсем близко. Он прижался к ней так тесно и всерьез, что она почувствовала сумасшедшее биение его сердца, а меж бедер - то, что явственно и без иных трактовок сообщало о его возбуждении. Она ахнула - впервые неподдельно и не пытаясь играть, - а юный целитель внезапно закрыл ей рот поцелуем.
Губы у него были мягкими, дыхание - теплым. Минори вздрогнула - поначалу в панике, затем - когда поняла, что ее собственные губы невольно шевельнулись, отвечая. Но все должно было быть не так... совсем не так...
И только когда Хиро исступленно вжал цепь в горло не сообразившего вовремя охранника, и Юки слез с нее, она смогла вдохнуть, как следует. Голова кружилась. Все из-за духоты и смрада. Только из-за них...
Никто и никогда прежде не целовал ее... как девушку. Никто не думал о ней так, и от этого было проще. Проще нести ту ответственность, которую она несла как преемница Старейшины, как воин, как...
— Ключей от ошейников нет, - голос Хиро вернул к реальности.
Минори огляделась по сторонам: ульвы, как могли, быстро, выбирались из оков, разминали затекшие руки и ноги. Хиро сунул ей в руки кинжал, и Минори крепко схватила рукоять. Глубоко вздохнула, успокаиваясь. Сила, которую она сдерживала и копила все это время, бурлила внутри, словно то, что сейчас произошло, стало искрой, брошенной на сухой хворост.
— Думаю, что ключи от ошейников у капитана.
— Скорее у белобрысого работорговца...
- Убьем обоих - и найдем, - Минори решительно запахнула разодранную рубашку, кое-как заправив ее в штаны так, чтобы ворот не распахивался, и встала.

Это была не битва в том понимании, в котором знала ее Минори. В Анвалоре была резня, и в пиратской бухте - тоже. Но сейчас, даже при том, что силы были неравны, рабов подхватывало и бросало вперед то окрыляющее отчаяние, когда ты понимаешь, что терять уже нечего. Сейчас - или никогда.
Ульвы дрались насмерть. Те, кто не мог принять волчий облик, гвоздили работорговцев кандалами, используя цепи, как оружие. Те, кто мог - словно звери, рвали на части, мстя за свою уничтоженную свободу, за поруганные семьи, за разграбленные жизни.
Трое драконов держались вместе. Когда они взлетели на палубу, там вовсю кричали, падали, истекали кровью, стонали, пытаясь запихнуть кишки в разодранные животы, рычали, бежали в страхе, падали за борт, разбивали головы цепями и веслами, протыкали насквозь гарпунами...
Сколько хитроумных и жестоких способов лишить кого-то жизни!
- Лови! - Минори вырвала из рук умирающего пирата короткий гарпун и перебросила его Юки. Перескочила через раненого, вцепилась в волосы работорговцу, отбивавшемуся от наступавшего на него ульва, рванула ему голову назад и безжалостно резанула лезвием по горлу.
У него был меч. Драконица прокрутила его в руке, наскоро проверяя, и бросилась к следующему врагу.
Да, они были ослаблены заточением и голодом - но они были учениками Канто. А работорговцы - не знавшими чести головорезами.
- Капитан заперся в каюте! - крикнул им ульв, высунувшийся из прохода, ведущего к каютам. Оттуда тоже уже слышались крики и тяжелые, глухие удары - разгоряченные боем рабы пытались выломать дверь.
- Идем туда? - коротко выдохнула Минори друзьям.
Ответить они не успели. Новый крик раздался с палубы: рулевой, управлявший кораблем, был заколот, валялся в луже собственной крови, а штурвал, не сдерживаемый больше ничьей рукой, беспомощно вращался, шатая корабль, бросая его из стороны в сторону.
Минори, понимая, чем это грозит всем, находящимся на корабле, рванулась было к штурвалу, надеясь, что ее сил и веса хватит, чтобы хотя бы удержать его в одном положении, но ей наперерез внезапно кинулся плечистый светловолосый мужик. Работорговец Эберт.
В руках у него был меч, которым он явно неплохо владел. Он усмехался - криво и зло:
- Так ты, значит, не мальчишка, сучка!..
Первая мысль была - рубаха опять распахнулась!
Вторая - убить ублюдка. За Хиро и Юки. За ульвов, что дрались и умирали вокруг.

Отредактировано Минори (2020-06-09 22:09:31)

+3

26

Желание жить иногда пересиливает здравый смысл, и даже в слабом теле откуда-то находятся силы, чтобы бороться и идти дальше, когда смерть дышит в затылок. Разгоряченный убийством и жаждой мести, Хиро продирался вперёд с боем, стараясь далеко не отходить от Минори и Юки. Даже в этой давке из тел и сумасшествии битвы, они должны держаться вместе что бы ни случилось. От начала и до конца.
В кураже драки он не замечал, где своя кровь, а где чужая, и, казалось, что всё происходящее будто бы не с ним, а с кем-то другим. Тело само увернулось от удара, когда на него полетел работорговец с мечом в руках. Хиро успел увести плечо от опасного лезвия, и дал мечу войти в стену корабля за своей спиной. Работорговец не успел разжать пальцы на рукояти, когда ему вогнали нож сбоку и между рёбер, вырывая из него жизнь. Хиро чувствовал, как чужая кровь, делая руки склизкими, льётся по рукояти ножа и ладони.
С натугой и упрямством он выдернул меч из дерева, как один из своих трофеев, и то, что принадлежало ему когда-то по праву. Свой меч Хиро узнавал по рукояти, которая так идеально легла в его руку, что ему казалось, меч вновь встал продолжением его руки и слушался, придавая ему силы и уверенности.
Он уже не думал о количестве отнятых жизней, и рубанул мечом по руке работорговца без сожаления, в следующий удар – отнял голову, прекращая чужие мучения и бесполезные попытки зажать обрубок, чтобы остановить кровь. Росчерк чужой крови на лице придал его виду больше свирепости, зелёный юнец походил на потрёпанного, тощего и измождённого пса. Но тот ещё умел кусаться, драть и убивать. Не забыл вкус чужой крови на языке.
Избавиться бы от ошейника, чтобы освободить дракона внутри себя.
- Сначала капитан, потом белобрысый, - согласился Хиро, встав рядом с Минори, и собирался уже пойти за головой капитана, когда корабль неожиданно качнуло.
Никто не подумал, что кораблём должен кто-то управлять.
Ровно до этого момента.
Стараясь удержать равновесие, Хиро побежал вслед за Минори к штурвалу, поначалу и не заметив, как вместе с ними бежит тот самый работорговец, который им нужен. Пришлось навалиться на штурвал всем своим весом, чтобы как-то его удержать, но Хиро казалось, что он не справляется. Он даже не знал – правильно ли делает. Треклятый штурвал его не слушался. Корабль мотало. Кто-то упал за борт с воплем, болезненно ударившись о воду, а после - захлебнулся, когда на него нашёл корабль. То ли работорговец, то ли какой-то несчастливый ульв.
- Навались! – крикнул Хиро, обращаясь к Юки, и надеясь, что вдвоём у них будет больше шансов удержать штурвал, а потом заметил белобрысого в компании Минори.
«Ублюдок…»
Им кое-как вдвоём удалось удержать штурвал на месте, но сопротивление всё равно было большим, а кроме того – кораблём надо как-то управлять, чтобы ненароком не налететь на подводные скалы. Этих мест никто из них не знал и насколько опасно море – тоже.
- Держи штурвал! Я помогу Минори! – крикнул он Юки, даже не подумав, что в целителе сил ещё меньше, чем в девчонке.
Подобрав свой меч, оброненный рядом со штурвалом, Хиро двинулся в сторону работорговца, пытаясь зайти к нему со спины и убить ещё до того, как его приближение заметят. На корабле и без того шумно, так что не надо следить за звуком шагов и осторожно подкрадываться. Только бы рассчитать силу удара и попасть куда нужно.
Хиро казалось, что он был близок. Что ещё немного, и он убьёт работорговца одним точным ударом, но он ошибся, его приближение заметили. Опасный замах едва не рассёк ему грудь, оставив на коже неглубокий порез. Дракон сам едва не налетел на меч, и пришлось защищаться. Сытый и коренастый работорговец был сильнее, и даже драконья сила, от которой едва ли что-то осталось, не сделало их равными противниками. Под сильными и мощными ударами Хиро прогибался и отступал.
А тут ещё так неудачно качнуло корабль…

[nick]Хиро[/nick][status]46/5 ронин[/status][icon]http://forumuploads.ru/uploads/000f/3e/d5/2/94036.png[/icon]

+3

27

На корабле творилось нечто ужасное. Юки, до этого путешествия не покидавший Драак-Тал, никогда подобного не видел и, оторопев от творящейся жестокости, не в силах был сделать даже шаг, если бы Минори и Хиро его не торопили. Вокруг все суетились, что-то кричали, били друг друга, рубили, кололи, вспарывали животы – кровь разлеталась брызгами и заливала палубу под ногами. Люди и волки смешались в один живой комок, кромсая друг друга, и даже Хиро с Минори умудрились где-то раздобыть оружие и включиться в общую бойню.
И лишь Юки, выпучив глаза, в обнимку с фонарем, что забрал у Пита, и гарпуном, что ему бросила Минори, не знал, куда деться.
— Сначала капитан, потом белобрысый, - решил Хиро.
Но в этот момент корабль качнуло, и молодой дракон бросился к штурвалу, забыв и про работорговца, и про капитана. Юки поспешил за ним, стараясь не отставать, но вовсе не из-за того, чтобы помочь, – в кораблях он совсем ничего не понимал, - а потому что боялся в этой неразберихе остаться один и совсем пропасть.
- Навались! — крикнул Хиро, когда добрались до штурвала.
- Ага, - поспешно согласился Юки, выпустив фонарь и гарпун и наконец-то сообразив, что делать.
Корабль выровнялся, - вдвоем с Хиро они легко удержали штурвал. Но все хорошее длилось недолго.
- Держи штурвал! Я помогу Минори! – внезапно заявил Хиро и рванул куда-то в гущу сражающихся.
- Хиро! Стой! – завопил Юки, оставшись один. – Погоди!
Минори он не видел, но успел заметить, куда мимо группы волков промчался приятель.
- Хиро!
Штурвал вовсе не собирался слушаться целителя. Дернулся из рук, потянул за собой, стараясь сделать круг. Юки налег на него из последних сил, но стоило на мгновение отвлечься, рассмотрев, наконец-то, куда бежал Хиро, - а бежал он к сцепившимся друг с другом Минори и Эберту, - как рукоятки выскользнули из рук. Корабль как раз подскочил на высокой волне и начал резко крениться на левый борт. Юки хотел было ухватить штурвал снова, но не успел.
- Ах ты, ублюдок! – один матросов с ножом в руке умудрился подобраться к нему так близко, что оказался почти перед самым носом.
Юки попятился от штурвала. Корабль резко подбросило на волнах и накренило в другую сторону. Накренило так сильно и внезапно, что Юки и сам на ногах не удержался – прокатился кувырком по палубе, пока не затормозил о фальшборт. Матрос, впрочем, тоже укатился за ним следом да и головой приложился сильнее. И пока он поднимался на ноги, Юки успел подхватить прикатившийся следом гарпун и с размаху всадить его своему противнику в живот.
Глаза матроса округлились то ли от боли, то ли от удивления, он прошипел нечто неразборчивое и харкнул кровью. Юки в панике попятился назад, подальше, выпустив гарпун из трясущихся рук.
Он его убил? Или нет? Наверное, нет, и еще можно вылечить... Или нельзя, если он пробил аорту...
Мысли хаотично завертелись в голове. Юки беспомощно заозирался по сторонам. Наткнулся взглядом на брошенный штурвал и, озаренный новой мыслью, поспешил к нему.
Штурвал важнее. Намного важнее умирающего врага.
Важнее.
А врага вовсе не должно быть жалко.

Юки вновь ухватился за деревянные рукоятки, налег изо-всех сил и повернул колесо, пытаясь выровнять корабль. В сторону раненого матроса старался не смотреть – смотрел в противоположную, ища взглядом друзей. Они, Хиро и Минори, оказались вместе, и на душе сразу немного полегчало. Разве что белобрысого Эберта рядом с ними уже не было, но куда тот успел подеваться, Юки заметить не успел и подумал, что удрал под охрану своих прихвостней.
То, что Эберт при его маневрах со штурвалом банально вылетел за борт, Юки в голову не пришло, так же как не пришло и то, что вместе с работорговцем улетели в море и ключи от магических ошейников.

Отредактировано Юки (2020-06-12 19:44:20)

+3

28

Сражаться ослабевшей, не своим мечом и на нещадно болтавшемся корабле Минори еще не приходилось. Особенно - когда противник был тяжелее нее, минимум в полтора раза и куда лучше снаряжен.
Эберт это понимал. Он ухмылялся, наскакивая на Минори и пытаясь теснить ее к борту. Драконица уклонялась, отступала, но не давала прижать себя, в последний момент уходя от удара и вновь отскакивая на выгодную ей позицию. В иной ситуации она могла бы танцевать так вечность - Канто и Сейджин учили ее именно такому стилю боя, понимая, что в сражении на мечах у девушки куда больше преимуществ в гибкости и скорости, - но сейчас понимала, что долго так не сможет.
Она ждала, пока работорговец удобно откроется для удара. Соленый пот заливал лицо, палуба под ногами была скользкой, перед глазами все время мелькала самодовольная ухмылка Эберта. А еще - обнаженные, окровавленные спины Юки и Хиро...
Минори нанесла удар в лучший, как ей казалось, момент - но меч со скрежетом столкнулся с клинком работорговца и едва не вылетел у нее из руки.
- Неплохо держишься, но лучше брось меч, - хмыкнул Эберт. - Иначе отрежу тебе его вместе с руками. Все равно это не самая нужная часть твоего тела...
Она не ответила ему, чтобы не тратить дыхание. Только самонадеянные идиоты бросаются друг в друга угрозами, сражаясь в незнакомой и опасной обстановке. Минори видела, что Хиро спешит к ним, но не бросила ни одного лишнего взгляда в его сторону, чтобы не привлечь к нему внимание Эберта.
Но тот заметил молодого дракона сам. Он был неплохим воином. Весьма неплохим.
Теперь они вдвоем пытались зажать Эберта с двух сторон, понимая, насколько это важно для освобождения. И вдвоем, возможно, и сумели бы - если бы корабль внезапно не качнуло. Правый борт накренился, почти черпанув поднявшуюся волну. Минори едва успела схватиться за мотнувшуюся перед лицом снасть, выронив меч, Хиро уцепился за мачту рядом с ней - а Эберт покатился к борту, перелетел через него и скрылся в море.
- Нет!.. - вскрикнула Минори, но ее голос потонул в шуме битвы.
Корабль выровнялся - Юки схватился за штурвал, и они с Хиро смогли отцепиться от мачты. Драконица подбежала к борту, но белобрысого работорговца там уже не было видно - должно быть, мгновенно пошел на дно, оглушенный ударом о воду.
Были ли ключи у него? Или может, где-то есть еще?
- Ты как? - Минори посмотрела на Хиро. Его рубашку спереди пятнала кровь, но он выглядел целым.
Ульвы, меж тем, сумели выломать дверь в каюту капитана - до драконов донесся полный ярости рык, крики, треск разрываемой плоти.
Не сговариваясь, Минори и Хиро метнулись туда. Навстречу им выскочил кто-то из команды, убегая от разъяренных зверей - Минори полоснула его мечом по горлу, оттолкнула тело с дороги, врываясь в узкий коридор.
- Стой! - рявкнула она, срывая горло. - Капитана не убивать! Остановитесь!
Только сейчас она сообразила, что если вместе с работорговцами перережут и моряков - тех, кто умеет читать карты и направления, тех, кто знает здешние воды и может направить корабль - их положение будет немногим лучше, чем раньше. Допустим, и сами они, и ульвы могли бы выполнять все необходимые работы, но нужен кто-то, кто знает...
Однако они опоздали и здесь.
Капитанская каюта - маленькая, сверху донизу пропахшая благовониями, чтобы перебить смрад "живого груза" из-под палубы - была залита кровью и заполнена разорванными телами. Капитан - Минори видела его, когда их грузили на борт, - валялся возле кровати. Из разодранной глотки толчками вытекала кровь.
- Ключи! - Минори схватила его за руку. - Где ключи от ошейников?!
Но тот уже ничего не мог им сказать.

+4

29

Хиро пошатнулся. Его взгляд от работорговца метнулся к фальшборту и линии моря за кораблём. Он видел, как наклоняется судно, подчиняясь силе стихии, и как, прокатываясь по палубе, слетают в воду оброненные мечи и ножи, а следом за ними – тела. Забыв о противнике, он ухватился за мачту, чтобы не вылететь за борт вслед за остальными, а второй рукой, выронив собственный меч – сейчас он был не так важен – потянулся за Минори, пытаясь подтянуть её к себе. Молодая драконица и сама успела ухватиться за развевающиеся обрубленные верёвки, на которых держались паруса, но он всё равно подтянул её ближе, прижал своей рукой к мачте, чтобы точно не упала в воду.
Он видел, как его меч скользит по доскам и врезается в фальшборт, едва не перекинувшись за борт, когда корабль вновь накренился, постепенно выравниваясь.
Взглядом Хиро нашёл Юки. Целитель держал штурвал изо всех сил и пока что с этой задачей справлялся, а вот Эберта нигде не видно. Не упал же он в воду вместе со связкой ключей?..
Отпустив мачту вместе с Минори, Хиро осмотрелся и быстро подобрал свой меч.
- В порядке, - быстро ответил на вопрос девушки, хотя хотел задержаться возле неё дольше, всматриваясь в её лицо, сначала чтобы убедиться, что она цела, а потом… короткий взгляд на губы, и он отвлёкся на шум.
У них было ещё одно незавершённое дело.
Войдя в каюту капитана, Хиро даже не пришлось никого пытаться убить. Он опустился на одно колено рядом с умирающим мужчиной и попытался зажать ему рану на горле. Кровь продолжала вытекать из раны, а капитан, потеряв слишком много живительной влаги, впал в бессознание и уже умирал. Проку от действий Хиро не было. Капитан уже не ответит на их вопросы, а ярость ульвов и жажда их мести завели их в опасный тупик.
- Нужно всё здесь обыскать, - это казалось очевидным.
Шум драки за пределами каюты медленно стихал. Мёртвых становилось всё больше. Раненных работорговцев сбрасывали в воду ещё живыми в несколько пар рук, обещая им долгую и мучительную смерть в воде, если не попадут под корабль и не умрут сразу. Вместе с работорговцами и членами команды умирала последняя надежда спокойно добраться до берега и не заблудиться в море.
Оставляя на вещах ещё больше следов от крови, забыв обтереть ладонь, Хиро обыскивал вещи капитана, пытаясь отыскать заветную связку.
Ничего.
- Проклятье! – ругнулся дракон, пнув от злости стул.
Тот отлетел в сторону и врезался в стену, но остался вполне целым.
Окинув взглядом каюту ещё раз, Хиро выбрался на палубу, пытаясь найти взглядом хоть одного выжившего пирата. Но надежды были тщетными. Ульвы никого не пощадили, а они – тройка глупых детей – не подумали об этом сразу. Они остались на корабле среди ульвов, которые не знали, как управлять кораблём и где дом. Слабые, злые и без крыльев.

[nick]Хиро[/nick][status]46/5 ронин[/status][icon]http://forumuploads.ru/uploads/000f/3e/d5/2/94036.png[/icon]

+4

30

- Давай сюда, - прозвучало над ухом Юки.
Дракон вздрогнул, обернулся, с перепугу выпустив штурвал, но тот уже держали более сильной рукой – рядом стоял здоровенный обнаженный ульв, весь в крови, но довольно улыбающийся. Юки так долго думал о том, что надо удержать ненавистное колесо, чтобы корабль снова не улетел куда-нибудь в сторону, что совсем не заметил, как к нему кто-то подошел. И хорошо, что этот кто-то был не из команды и не работорговец, а то с жизнью целитель мог бы распрощаться запросто.
- Ага, - кивнул он ульву и отошел в сторону.
- Что ты тощий такой? – усмехнулся здоровяк. – Не кормили что ли дома? Или магам так положено?
- Кормили, - неопределенно пожал плечами Юки. – Но как-то так получилось... Я тогда пойду?
- Иди-иди, - усмехнулся ульв.
И целитель, раз штурвал его уже не держал, отправился на поиски своих друзей, скользя по разлитой по палубе крови и шарахаясь от ревущих от восторга и опьянения победой ульвов. Он помнил, где видел драконов в последний раз, но сейчас ни Минори, ни Хиро там не было.
- Вы не видели... – Юки хотел было спросить у группы ульвов, что оказались рядом и что-то бурно обсуждали, но к нему обернулись хмурые, искаженные злобой лица, и он отступил в сторону. – Да ничего... я сам.
Ульвы отвернулись. Подхватили валявшихся у ног избитых работорговцев и потащили их к борту, чтобы скинуть в море, не обращая на целителя никакого внимания. Юки постоял немного в стороне и тихонько, бочком, стал продвигаться дальше. Пока чуть не запнулся об обнаженную, лежащую на животе, женщину. Ульвийку, видимо. Юки знал, что ульвы перекидываются в людей не как драконы – их одежда ни во что  не превращалась и рвалась, если ее не снять – именно поэтому сейчас по кораблю носились не только волки, но и голые окровавленные люди. Целителю подобное было непривычно, и он старался отводить взгляд, хоть сами ульвы в подобном виде чувствовали себя вполне нормально. Но с женщиной отвести взгляд не получилось. Она была ранена и пыталась куда-то ползти, оставляя на досках за собой кровавый след.
В общем, перешагнуть и пройти мимо Юки не смог.
- Подождите, - он склонился к ней. – Я хочу помочь.
Женщина сначала дернулась было в сторону, но потом поняла его слова и позволила перевернуть себя на спину. Рана оказалась на боку, не слишком глубокая, но длинная и сильно кровоточащая.
- Нужно обработать и зашить, - пробормотал Юки, стараясь смотреть только на рану.
В Драак-Тале чаще всего женщинам помогала мать, иногда Джан, а его самого практически всегда выставляли за двери. И теперь Юки жутко смущался, стараясь избегать взглядом все то, куда смотреть ему было не положено.
- Я пока перевяжу, - он быстро стащил с себя рубаху и дернул ее, разрывая на полосы. И так была рваная, так что жалеть нечего. – А потом найду, чем обработать рану. Я – лекарь. Я могу вам помочь.
Ульвийка, скривившись от боли, приподнялась на локте, позволяя наложить повязку. Усмехнулась окровавленными губами, разглядывая Юки. И под ее оценивающим взглядом он смутился еще больше.
- Я что-нибудь найду, чтобы обработать рану и зашить, - повторил он, когда закончил с перевязкой. – Будьте здесь, я вернусь... И не двигайтесь!
- Да куда я денусь, - тихо выдавила из себя ульвийка, вновь опускаясь на палубу. – У них тут наверняка что-то есть...  в каюте поищи или на этом... камбузе. Лечили же они сами себя как-то...
Конечно, лечили. Юки тоже так думал, быстро поднимаясь на ноги и теперь уже точно зная, куда направится.
Но в каютах уже толпились ульвы, с жадностью грабившие своих бывших хозяев. Юки попытался протиснуться мимо них и внезапно услышал знакомые голоса – где-то рядом разговаривали его друзья.
- Хиро! Минори! – целитель шагнул в каюту с выбитой дверью и тут же отскочил в сторону, чуть не получив прилетевшим со стороны стулом. – Хорошо, что вы здесь! Мне нужно найти какие-нибудь лекарства. Ведь тут точно чем-то лечили! И хорошо бы иголки, и что-нибудь на бинты, - выпалил он разом все, что думал.

Отредактировано Юки (2020-06-16 17:50:53)

+4


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [07.06.1082] Символ, что значит "меч"