Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре август — сентябрь 1082 год


«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Солмнир Алисия Эарлан Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [23.06.1082] Единая плоть, единая память


[23.06.1082] Единая плоть, единая память

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

- Локация
Остебен, г. Вильсбург
- Действующие лица
Гренталь Лиерго, Корен Раджниш
- Описание
предыдущий эпизод - [22.06.1082] Зубы огня.
Допросив жрецов и всех андерильских свидетелей, Корен явился ко двору на разговор с королём, чтобы вместе с ним решить судьбу жрецов, повинных в побеге ульвийской богини, нападении на инквизиторшу и лжи против Братства; решить, что делать дальше с родом аристократов, замешанных в преступлениях против короны, а заодно выяснить, какая судьба ждёт одержимую беглянку.

+1

2

Король Лиерго ждал консула на приватный разговор вдали от посторонних ушей. О том, что король больше доверяет инквизиции, чем советникам или Триумвирату, уже давно ходили слухи, и Гренталь не торопился их опровергать. Зачем отнекиваться от правды? В его глазах Братство заслужило награду и почёт за то, что помогло с очищением Зенвула, наводило порядок в столице и за её пределами. Без помощи лекарей и магов от Триумвирата тоже не обошлось, но в свете последних событий помощь жрецов казалась каплей в море. Зато Триумвират не забывал восхвалять себя в глазах народа, приписывая себе чужие заслуги и незаслуженно хая служителей Фойрра. По мнению Гренталя, служи они хоть Безымянному богу некромантов, ему всё равно, пока инквизиторы поддерживают Остебен и защищают его от угроз. Это всё, что его интересовало.
- Какие новости? – этим вопросом Гренталь встретил консула Братства, и жестом пригласил его сесть за стол напротив.
Для разговора он выбрал личный кабинет, пренебрегая пышным и просторным залом для аудиенций.
В последний их разговор Гренталь давал добро инквизиторам на поиски всех, кто причастен к событиям в Андериле, и разрешил допросить виновников, чтобы после, доказав их вину, наказать по всей строгости закона. Он не желал пустого кровопролития или обычной низменной мести тем, кто посмел навредить братьям-инквизиторам, потому что хватит одного брошенного камня, чтобы по воде побежали круги.
Для Раджниша  у него тоже были добрые вести. На крае стола лежал туго свёрнутый приказ короля, скреплённый его печатью, и относился он ко всем, кто был в Зенвуле, не обделив ни погибших – чья слава и награда перейдёт к ближайшим родственникам, ни тех, кто всё это время подчищал разбои на дорогах и следил за порядком в столице, гоняясь то за ворьём, то за фанатиками веры.
В свои дела король мог посвятить только сына, но кронпринц рос вспыльчивым и горячим юношей, который и во время поездки в Андерил успел показать себя с непримечательной – для Триумвирата – стороны. Гренталь до этого дня тоже оставался в стороне и старался избегать конфликтов с Триумвиратом, но чем больше видел их преступления, тем меньше хотел закрывать глаза. Но воевать против служителей храма и возносящих молитвы людей – всё равно, что сражаться с ветряной мельницей. Поэтому ему нужны имена заговорщиков и любая важная информация, чтобы прижать преступников к стенке и вытрясти из них душу.
[nick]Гренталь Лиерго[/nick][status]Король Остебена[/status][icon]http://s0.uploads.ru/DKyMH.png[/icon][sign]Лишь силой духа можно победить врага.
И победитель тот, у кого дух орла, а не тот, у кого тело льва.
[/sign]

+2

3

- Вчера был закончен допрос жрецов, участников ритуала в Андериле, и одного из палачей фанатиков, напавших на инквизиторшу, - пользуясь разрешением Грентеля консул опустился в кресло отделанное, как и весь королевский кабинет, тиснёной оленьей кожей тонкой выделки, - Служителей Люциана не пытали. Доброй волей (с точки зрения огненных исповедь андерильцев была именно добровольной) они поведали, что советы старейшины Азрана не были использованы в ритуале, и даже не были читаны ими. Триумвират оставил их в неведении к кому им предстоит подступиться с молитвами. Жрецы думали, что им привели больную, терзаемую злым духом. То что одержимая была из рядов Огненного Братства усугубило дело. Душа ульвийской богини чутка и обидчива, об этом было предупреждение в записях светлого мага, да пропавшее без толку.. Раздражённая атмосферой недоброжелательства, она охотно покинула плоть, куда поместили её эльфы, но не пожелала отправляться к небесам, а бросилась трепать гонящих её людей – ритуальная магия была смята и оборвана, как заржавевшая цепь на взбесившемся псе. Нагнав на жрецов паники, бывшая узница Зенвула овладела телом одной из жриц, и сбежала.
Не успевших разобраться в происходящем участников, пока те не разнесли странные слухи по городу, Триумвират выслал из Андерила. За беглянкой  устремился отряд паладинов, видимо рассчитывая быстро её настигнуть в диких, малолюдных степях, но до сих пор не вернулся и не подавал о себе вестей.

Раджниш умолк, внимательно глянув на короля. Грентель сосредоточенно молчал, и псионик решил что надлежит, не размениваясь временем, выкладывать всё, о чём стало за эти дни известно инквизиторам.

    - Нападение, совершённое позже на Девельфорд было устроено не храмовниками, хотя выглядело словно они своей рукой водили, даже слишком явственно. Оно было организованно из столицы, - Раджниш заметил что брови короля начали хмуриться, - Пособник, оказавшись в подземелье, указал, что заводилами толпы были люди Марота Альмаровида, и они же надоумили его потом скрыться из города. Когда инквизиторы отыскали его, они, волею фойррова случая, не допустили преднамеренного его убийства – аккурат перед ними явились люди, от благодетеля, со щедрым угощением, и множеством винных бутылей, в одном из которых был искусно составленный яд, не различимой в хмельном напитке. Удайся замысел, и фанатик, поднявший руку на икнвизиторшу, был бы найден кем нибудь, позднее, после обильного застолья, с заверченными в узлы кишками – обычное дело среди бедноты упивающейся сплошь и рядом  сомнительной брагой.
    - Этих посланцев "благодетелей2 мы тоже расспросили, -  уточнять какими манером это было проделано консул не стал, - И они назвали Андрена Кандрагара  - его управляющий  отправил их на лихое дело. Выходило что сначала нападение было организованно из Вильсбурга, а потом отсюда же решено избавиться от пешек, сыгравших свою роль в Андериле. Так у нас появилось в руках два внятных имени.

    - Ваше Величество неоднократно видел и того и другого, они почётные граждане Вильсбурга, известные меценаты, приняты при дворе, - услужливая память псионика  ясными красками обрисовала дворцовую залу, совсем недавно, когда Грентель объявлял  об обязанности  аристократов в возвращении на свои земли и восстановлении угодий, под угрозой их лишения при невыполнении. Складки тёплого шелка, пунцовый бархат, алмазные брызги на женщинах, почтительно важные лица мужчин, пятна солнца щедрой россыпью в начищенном паркете. Марот Альмаровид, породистый, похожий на пожилую хищную птицу, в первых рядах знати, в чёрно синем камзоле и гордо поднятой головой в ореоле поседевших но ещё густых кудрей. Немногим дальше, в блестящей толпе – Андрен Кандагар, высокий, грузный, в красной парче затканной львами, с золотом массивных перстней, с лицом добродушного кутилы, и по юношески открытым взглядом.

    - Альмаровид был уже у нас на примете, - продолжал псионик, - Через подставных лиц, не чуравшихся пускать в ход ножи и топоры, в том числе теллинских наймитов, он, осторожно и вполне успешно грабил собственные же возы, двигавшиеся в Вильсбург, и перепрятывал кровавыми руками "потерянное" добро. Нет товара – нет налогов, удобно, ведь правда? Мы не стали тогда его выводить на чистую воду. Братья погромили разбойников, оборвав хитроумный промысел, и позволили ему думать что всё, как он хотел представить, так и вышло, что бы ввести к нему в дом соглядатая, и посмотреть не проявил ли он ещё где изобретательности. Известный любитель молоденьких певичек Андрен оказался для нас сюрпризом. Между ним и Альмаровидом никогда особенной дружбы не водилось, они очень разные люди, по складу, воспитанию, привычкам, но у них оказалось два общих, сближающих обстоятельства.

    -Первое –  оба  семейства, привыкших к достатку и роскоши, ощутимо пострадали от накатившихся за последний год на Остебен бедствий. Виноградники Альморовида загублены корнями Скелетного Древа, а запасы бальзама Уэльма, который изготовляли его травники, и торговали по высокой цене, были изъяты для целительских нужд многочисленных раненых Вильсбурга. Кандагар, получив от отца два захудалых парусника, поднялся на торговле специями и предметами роскоши с дальних краёв- берегов ламаров, и вампирских земель. Все морские пути сейчас расстроены, множество людей потеряло крышу над головой, зима грозит голодом – мало кому есть дело до заморских диковин, и изысканных кушаний, не до жиру быть бы живу как говорится. К тому же, в одной из первых схваток с нежитью погиб младший, из трёх, сын Андрена, - у обоих семей более чем веские основания быть недовольными сложившимся положением в стране.

    - Второе, что их роднит – смелость духа. Ваше Величество знает обоих только по балам и приёмам, где этикетом расписан малейший шаг и взгляд, где за каждым углом охранники и вышколенные слуги, готовые подбежать по  мановение пальцев, а между тем оба они прожили бурную молодость. Альмаровид – талантливый маг воды, отлично подготовленный, с юности при дворе. Бывший капитан стражи, участвовал в подавлении бунтующей на окраинах черни, знает дворец и его порядки как свои пять пальцев. Андрен, по нужде, сам водил корабль в море, хоть это кажется сейчас и не присталым к его упитанной фигуре – стоял за штурвалом, не раз отбивался от пиратов, выстраивал связи с чуждыми  расами, держал, в последствии, под своим началом много лихих судовладельцев. В общем оба они люди умные, опытные и способные на решительные поступки, - подытожил консул, - Достаточно серьёзные для участия в заговоре против королевской власти.

    Наконец прозвучало слово, которое обозначило нечто, давно витавшее в воздухе. Не материальное, как корни Церберы, крушащие дома, или как одичалые мертвецы, бездумно преследующие живых, но не менее опасное для подорванного уклада страны – заговор.

[nick]Корен Раджниш[/nick][status]граф Айтварас, Консул Инквизиции[/status][icon]https://i.imgur.com/p6s2ETO.png[/icon][sign]Судья, который не способен карать, становится в конце концов сообщником преступления.[/sign]

Отредактировано Чеслав (2020-05-13 03:51:56)

+2

4

Король внимательно слушал доклад консула. Проблемы в Остебене росли, будто снежный ком, катившийся с горы. Они избавились от нежити, мучившей народ и земли, но проблем меньше не стало. Помимо голода, который грозил людям, оставшимся без крыши над головой и защиты своих лордов, подливали масла жрецы из Триумвирата, которые фактически свели на «нет» возможность раз и навсегда закрыть историю с Зенвулом.
- Одержимую жрицу нужно найти, - это было ясно без приказа короля. – И завершить ритуал, пока она не натворила новых бед… В этом вопросе я могу полагаться на Братство, и эльфов, которые уже однажды нам помогли в Зенвуле.
Во второй раз Гренталь не стал возлагать надежды на Триумвират, и хотел пойти уже проверенной тропой – обратиться за помощью к тем, кто больше других заинтересован не в славе, а в качестве выполненной работы. Пока Триумвират пытается выставить себя в лучшем свете перед народом, не рассказывая всей правды, инквизиторы рисковали своей жизнью, а верные идее «чистого мира» эльфы отдавали себя без остатка, чтобы очистить земли от опасной склеры.
- Сколько нужно людей на поиски? Без шума.
Гренталь не хотел ошибиться. Нужно действовать быстро и осторожно, чтобы успеть отловить богиню ульвов и докончить с ритуалом, но среди людей не должна пойти молва о слабости короны и ошибках. Вряд ли люди в период смуты отвернутся от Триумвирата или примут вариант, в котором служители Всеотца – допустили непростительную ошибку и всех их подвергли опасности.
- Значит, Триумвират не причастен к покушению на женщину? – Лиерго ценил консула за честность. Раджниш мог бы приукрасить действительность или изменить некоторые факты намеренно, чтобы выставить Триумвират в плохом свете в глазах короля и избавиться от его давления раз и навсегда, но этого не произошло. Вместо того ниточка вновь тянулась к некоторым аристократам, упомянутым ещё во время общего совета.
Мало проблем извне – добавили изнутри.
- Полагаю, у инквизиции достаточно свидетелей, чтобы доказать причастность Альмаровид к событиям в Андериле и столице, - король выдержал небольшую паузу и продолжил: - Но их недостаточно, чтобы обвинить в заговоре против короны, поэтому мы не сможем призвать их на допрос, если он не касается событий с жульничеством на рынке или организацией самосуда. Этого недостаточно, чтобы говорить о чём-то большем. Если у Братства есть другие доказательства вины Альмаровида – я их выслушаю. В другом случае… мы можем оставить всё как есть и понаблюдать за нашими друзьями. Если они разыгрывают большую игру, то в скором времени получат отличный повод показать себя во всей красе.
Змеям принято рубить голову сразу, чтобы не успели отравить, но Гренталь хотел узнать, кроется ли что-то большее за действиями аристократов или же их заговор – ничего более чем попытка заработать. Стравить Братство и Триумвират – зачем это им понадобилось?
[nick]Гренталь Лиерго[/nick][status]Король Остебена[/status][icon]http://s0.uploads.ru/DKyMH.png[/icon][sign]Лишь силой духа можно победить врага.
И победитель тот, у кого дух орла, а не тот, у кого тело льва.
[/sign]

+2

5

-Два полевых отряда инквизиторов, находившиеся ближе остальных к Андерилу, выдвинулись сразу же, как только мне передали весть о бегстве ульвийки, - сообщил Раджниш, - Ещё два, более подготовленных, отправятся завтра, порталом из Вильсбурга. Паладины так же собираются бросить в поиск ещё людей. Мы не знаем насколько легко дух скачет по "клеткам", и может ли укрываться в животных, или воздействовать через них. Если для её перемещений не нужно никаких особенных условностей, то её отловом можно заниматься годами…. – консул побарабанил пальцами по столу : Ещё большая сложность может возникнуть что делать по поимке – пытаться сразу прикончить? Снова договариваться? Запереть магией, как сделали с ней когда то некроманты в Зенвуле?, - мысленный вихрь вопросов без ответов был настолько густ, что Раджниш даже не стал озвучивать их Грентелю, слишком многое зависело кому- огненным или паладинам, удастся пройти по следу одержимой, в каком настроении застанут её люди, и смогут ли обратить его в благо для Остебена.

    - Дополнительных людей нам, пожалуй, не нужно. С увеличением количества возрастёт и волна слухов, и опасность стычек с местными.

Знать бы какой приказ отдан Триумвиратом их птичкам, - думал огненный. В противовес прозвищу псов Фойрра, инквизиторы называли паладинов Отцовыми птичками – за светлые перья, украшавшие наплечники их кольчуг. Может – срубить одичалой жрице голову и закопать в степи? Вряд ли. У паладинов есть свой устав и они не беспрекословно подчинены андерильским святошам, им пришлось бы придумать хорошую байку, что бы объяснить казнь беззащитной женщины. Скорее всего они ищут её что бы вернуть в загребущие ручки жрецов, и клянусь дыханьем Фойрра, - снова отправлены в неведении с кем им придётся иметь дело.

    - Не причастен к нападению напрямую, - следуя дальше за словами Грентеля уточнил консул, - Возможно они подсказали полезные сведения об инквизиторше или подсобили с местом нападения. Но если цель была – спровоцировать  обострение между нами и служителями Всеотца, есть вероятность, что тут жрецы действительно не замарались. Конечная цель туманна. Ждали что мы ответим прямой агрессией, запалим костры под стенами Тысячи Храмов и возбудим отчаявшийся народ против себя? Тогда не помогли бы никакие королевские милости против волн фанатичной ненависти. Хотели что бы мы поверили в усиливающиеся козни Ситты Второй, Дэймоса и Браинома? Устроители явно не знакомы с историей ульвийской богини, и того, что Триумвирату сейчас не выгодно лезть на рожон. В любом случае – наше внимание явно пытаются оттянуть от столицы.

   - Если бы Девельфорд прикончили там, и братья, в гневе, пожгли всех причастных на месте, люди ополчились бы не только на инквизицию, но и на покровительствующего ей Ваше Величество, - высказал ещё одно предположение консул, - Это могла быть попытка исподволь пошатнуть лояльность к королевской власти, и без того ослабленную неурядицами этого года.

Мнение Гренталя Раджниш выслушал нейтрально. Он считал, что аристократов уже пора прижать сапогом к земле, но понимал, что королю не хочется тиранствовать без явных оснований и проливать дворянскую кровь, поддерживающую основы порядка в стране.

    - Выждем большой игры. Думаю руки этих голов, совсем скоро, будут мелькать  всё явственнее. Есть сведения, от соглядатая из дома Альмаровида,  из разговоров в котором вырисовываются разногласия среди недовольных. Похоже они планируют изменения во власти, но ещё не сговорились чьё лицо будет устраивать большинство.  Эти крамольные обсуждения пока нечем явно подтвердить, но думаю стоит присмотреться к окружению принца и перепроверить надёжность личной охраны Вашего Величества, - консул был вполне осведомлён насколько серьёзно организована королевская охрана, но не озвучить предупреждение о возможной опасности не мог.

[nick]Корен Раджниш[/nick][status]граф Айтварас, Консул Инквизиции[/status][icon]https://i.imgur.com/p6s2ETO.png[/icon][sign]Судья, который не способен карать, становится в конце концов сообщником преступления.[/sign]

+2

6

Гренталь кивнул. Это хорошо, что Братство уже занимается поисками беглой богини, а не ждало отдельного приказа от короля. В таких вопросах любое промедление обернётся для них потерянным драгоценным временем, а оно – приведёт к катастрофе. По итогам Зенвула, они уже знали, насколько опасен и силён разъярённый дух ульвийской богини, и Лиерго опасался, что эта зараза прорастёт где-то ещё.
- Паладины могут знать больше, чем знали жрецы, - потому что именно им исправлять ошибки Триумвирата. – Светлая магия очищения против духа будет лучше огней и мечей.
Если бы инквизиторы могли справиться без сторонней помощи, богиню не пришлось бы везти в Андерил для завершения ритуала.
- Однако, в этот раз, когда одержимая снова окажется в наших руках, я хочу быть уверен, что все участники ритуала знают, что делают.
Об этом говорить ещё рано. Ни богини, ни её следов они не нашли, чтобы с уверенностью утверждать, что в скором времени эта проблема решится.
Заговор, если он был, сулил не меньше проблем, чем сбежавшая богиня. Воевать сразу с двумя врагами – сложно, а у короны врагов было трое, и третий – голод – казался самым опасным из всех. Пока Лиерго пытался найти способы, как спасти страну от болезней и смертей из-за голода, некоторые аристократы пытались избавиться от него, пользуясь тем, что королю не до внутренних распрей.
- Это возможно, - согласился Гренталь, выслушав теорию консула о сговоре и попытках стравить Братство с Триумвиратом. – Но без доказательств вины, я бессилен.
Даже если они виноваты, то вот так просто выдвинуть им приговор и при этом не растерять часть своих сторонников, король не мог.
- Сначала нужно узнать, кто их поддерживает, и кто ещё замешан в сговоре.
Лучше выловить всех крыс сразу же, чем рубить головы по одной.
- Безопасность принца превыше моей.
О своих коротких днях, приближающих его к смерти, Гренталь переживал мало. Его сын был ещё молодым и неопытным, чтобы перенимать власть, а король хотел оставить после себя не разрозненное королевство, которое разрывают на куски, и не пепелище после него, а то, с чем справится его сын, в котором больше воина, чем монарха.
- Выждем лучшего момента, и обличим их, когда получим доказательства и имена всех заговорщиков, а пока… покончим с Зенвулом раз и навсегда.
Помимо разговоров о заговорах было и кое-что ещё, что король собирался озвучить до того, как отпустит Консула.
- Несмотря на то, что богиня ульвов всё ещё разгуливает по землям Остебена, я не забыл о том, что Братство и добровольцы из Триумвирата сделали для королевства, - этот вопрос волновал его ничуть не меньше всех проблем. - И хочу, чтобы все знали, кому должны быть благодарны за очищение Зенвула от заразы.
Король указал на стол, где лежали свитки аккуратной стопкой.
- Здесь награда для каждого, кто рискнул своей жизнью ради общего блага, и для семей тех, кто погиб и не дожил до этого дня. Через пять дней будет официальный приём и награждение, позаботься, чтобы никто из твоих подчинённых не упустил такую возможность, и чтобы награда дошла до семьи тех, кто уже сам не сможет присутствовать на торжестве.
Победа была великой, но из-за больших потерь, они не могли себе позволить пышного празднества в неспокойное время. Хватит вручения. Каждому полагалось по голому куску земли, небольшой суммы денег, которые могла позволить себе казна, и орден. Всеобщий почёт король не обещал, потому что противники инквизиторов всё ещё оставались среди людей королевства.

[nick]Гренталь Лиерго[/nick][status]Король Остебена[/status][icon]http://s0.uploads.ru/DKyMH.png[/icon][sign]Лишь силой духа можно победить врага.
И победитель тот, у кого дух орла, а не тот, у кого тело льва.
[/sign]

+2

7

Молча соглашаясь со всем сказанным Грентелем Раджниш кивнул головой. Взгляд его скользнул, задержавшись, на свитках тонкой, желтовато глянцевой бумаги, по углам которых раскинулись замысловатого узора виньетки, а с краев выступали красные сургучные печати, хранившие оттиск эмблемы Остебена.

     - Выжившие инквизиторы  обоих отрядов почтут за честь принять награду от Вашего Величества, - просто, и без попытки рисовки сказал консул, - Эльфийских жрецов Андерила мы уведомим, и поможем с телепортом в столицу, не думаю что Ситта Вторая посмеет запретить им явиться на королевский приём. От драконьего дома Нокут'тар пребудет жена погибшего Шарзира, мы уже обменивались с ней письмами на эту тему. Лавры старейшина Азрана приглашена получить жрица Эральма, его племянница и ученица. За ушедших на всегда в пламя инквизиторов  получат их ближайшие сородичи, их имена  уже вписаны в хронологию Братства.

    У консула была ещё одна забота, сохраняемая временно в тайне даже от братьев, им, и несколькими целителями Игнис – тень Зенвула.  Так стали называть следы, оставленные тёмной магией проклятого города на вернувшихся инквизиторах.
Все пятеро, выжившие в самом скопище энергии Скелетного древа – маги Чеслав, Рэй и Хъён, целитель Линкарт и алхимик  Янош, рассказывали, что время от времени их посещают кошмары, с видением Церберы. Они были пугающе, но вредили не больше обычной плохой ночёвки. Всех вернувшихся регулярно осматривали с ног до головы, консул очень боялся, что они могли принести на себе последние ростки Розы Немёртвых, но все тела были чистыми.
     С полмесяца назад Янош начал жаловаться на учащение кошмаров. Они тревожили его своей навязчивостью, изматывали, не давая полновесно отдохнуть после работы. Раджнишу донесли об этом. За Яношом установили постоянный надзор лекаря, но, кроме измождённости, никаких проявлений болезни в нём, по прежнему, не находили.
    Два дня назад Раджниша вызвали среди ночи в нижний этаж Игнис. У прилёгшего отдыхать Яноша случился припадок – кошмар разбудил его, и воплотился яркой галлюцинацией. Он метался, пытаясь отбиваться, словно слепой, не слыша и не узнавая никого. Алхимика повалили с ног и насильно залили в рот успокоительное снадобье. После этого он затих и погрузился в глубокий, крепкий сон. Утром он, проснувшись, выглядел вполне бодрым, гораздо лучше чем последние дни, и что ему примерещилось не мог вспомнить, как ни старался.
    Раджниш приказал  не спускать с него глаз. А про себя решил, что в случае малейшего подозрения на болезнь, или при повторении припадка, в королевский дворец алхимика не допустит.
Осталось пять дней до награждения.
Все участники оповещены, списки гостей составлены, дворцовая челядь готовится.
    ...Консула не покидает зловещее предчувствие, что тень Зенвула ещё проявит себя, мстя инквизиторам за истребление своего нечестивого гнезда....
[nick]Корен Раджниш[/nick][status]граф Айтварас, Консул Инквизиции[/status][icon]https://i.imgur.com/p6s2ETO.png[/icon][sign]Судья, который не способен карать, становится в конце концов сообщником преступления.[/sign]

+2


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [23.06.1082] Единая плоть, единая память