Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре август — сентябрь 1082 год


«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Солмнир Алисия Эарлан Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » Источник желаний


Источник желаний

Сообщений 1 страница 30 из 47

1

http://forumfiles.ru/uploads/000f/3e/d5/640/66748.jpg

- игровая дата
Весна 1057 года
- локация
Драак-Тал, земли людей, Андерил
- действующие лица
Азуми, Канто

[icon]http://forumfiles.ru/uploads/000f/3e/d5/640/49325.png[/icon][nick]Азуми[/nick][status]когда цветет вишня[/status]

Отредактировано Минори (29-03-2020 15:55:04)

0

2

И все-таки Йоширо так и не понял этих «глупых женских суеверий»...
К этой обидной, разъедающей мысли Азуми возвращалась вновь и вновь, пока телега неторопливо преодолевала размытую дождями ухабистую дорогу, подпрыгивая на колдобинах. Каждый раз при очередном таком прыжке госпожа Хоши была вынуждена придерживать рукой узелок со своими немудреными пожитками и в который раз напоминать себе, что именно погнало ее в путь в чужие земли, отказавшись от привычных ей удобства и комфорта: просторного теплого дома, хорошо приготовленной еды, красивой одежды и многого другого, чем обладала дочь Старейшины.
У нее действительно было все, чего только можно было пожелать для радостной жизни — кроме одного...
Телега вновь подпрыгнула, и Азуми уже рефлекторно прижала узелок к стенке. Сложенный вдвое клочок бумаги при этом выпорхнул из мешка, но драконица успела схватить его до того, как его унесло ветром. Смяла в кулаке, осторожно расправила, еще раз пробежала глазами строчки.
«...только отрекшихся от собственной гордости, только уверовавших в силу своего желания примет Источник. Оставь дом свой и отправляйся в путь, подобно простому паломнику, следуя на запад, вздымающий горы к небесам. Нагим и с чистыми помыслами войди в Источник под сиянием звезд — и самое отчаянное желание твое будет услышано и да исполнится оно...»
Как глупо.
Как наивно.
Но как хочется верить.
Азуми убрала листочек обратно в мешок, затянула потуже тесемки и постаралась поудобнее устроиться на жестких досках, подогнув под себя ноги. Она чувствовала себя грязной, голодной и ужасно утомленной, хотя они и ехали-то всего третий день после того, как опустились на землю драконами и затерялись среди людей. Ей ужасно хотелось отоспаться в нормальной постели, вымыться, вычесать волосы и съесть хоть что-то, приготовленное не на открытом огне, но зато ее спутнику, казалось, дорожные тяготы не доставляют вовсе никаких неудобств, и она старалась держаться с достоинством и ни в коем случае не ныть.
Ей не положено — ведь она, как-никак, его Госпожа. Дочь Старейшины.
И все же, когда она наблюдала за тем, как молодой Канто открыто наслаждается путешествием, как подставляет лицо ветру и солнцу, обменивается шуточками с людьми, с которыми вместе они ехали — она не могла не любоваться этим. И не завидовать втайне той легкости, с которой юноша принимал любые изменения в своей жизни.
Йоширо, например, так и не готов был их принимать.

***
Их брак с господином Хоши продолжался уже почти две сотни лет, и все было замечательно, все было так, как грезилось ей в мечтах. Ее муж любил и уважал ее, отлично ладил с отцом и был Сейджину надежной опорой в делах, сама она управляла собственным домом и наслаждалась жизнью, в которой все было упорядоченно, разумно и просто. Вот только детей не было. За те годы, что они с Йоширо любили друг друга и делили ложе. За те годы, за которые Великое Пламя уже могло бы послать ей дитя — не было.
И возможно, Азуми и дальше молилась бы в маленьком храме Драак-Тала и ежемесячно грустила, не попадись ей на глаза тот злосчастный листочек, что теперь лежал в ее узелке с вещами.
«Это слишком далеко и опасно, дочь моя...»
«Что за бредовые сказки, любимая? Еще скажи, что ты всерьез собралась в Андерил...»
«Там же люди! Неужели ты не боишься?»

Наверняка и отец, и муж давно уже прокляли этот маленький клочок бумаги, что погнал госпожу их дома в дорогу. Йоширо пойти с ней не мог — он, кузнец, работал с крупной поставкой в Анвалоре, да и вовсе считал пришедшую Азуми мысль прихотью и блажью.
Именно потому и произошла их первая крупная размолвка. Кроткая и улыбчивая драконица уперлась и стояла на своем крепко, желая хотя бы попробовать — что она теряет? Несколько месяцев поездки — ничто для существа, живущего сотни лет, а что до опасностей дороги...
Потому с ней и был Канто, лучший из учеников Сейджина, преданный семье Старейшины и его дочери.
И его присутствие и успокаивало — и почему-то волновало. Словно каждый раз при взгляде на него Азуми боялась сделать что-нибудь не то и не так. Уронить собственное достоинство. Повести себя так, как не должно вести себя дочери Сейджина. И эта возникающая неловкость только усиливалась от того, как непринужденно и весело держался и с нею, и с их спутниками-людьми сам Канто.
Он был словно рожден для дорог и сложностей. Будто бы они ничего не стоят ему...

***
Азуми поймала себя на том, что разглядывает молодого дракона, легко шагавшего рядом с неповоротливой телегой, и улыбнулась ему.
- Далеко ли еще до города? - спросила она, подобравшись поближе к бортику и придерживаясь за него тонкими пальцами, чтобы не так сильно шатало.
[nick]Азуми[/nick][status]когда цветет вишня[/status][icon]http://forumfiles.ru/uploads/000f/3e/d5/640/49325.png[/icon]

Отредактировано Минори (30-03-2020 10:57:51)

+2

3

Азуми не хотела выделяться, играя в людей, и Канто не возражал. Да и кем он был, чтобы возражать дочке самого Старейшины? Она захотела отправиться в путь, посмотреть реликвии и святыни других рас, и Канто ее сопровождал, так как господин Йоширо, оказался слишком занят, чтобы охранять собственную жену. А может и не так занят - просто не захотел тратить время на пустую поездку, не веря в ее результат? Так поговаривали в деревне, но слухи всегда всё преувеличивали или переворачивали с ног на голову, хоть и несли в себе долю истины, – Канто им не верил, даже если и прислушивался. Да и, в целом, он не жаловался, что Сейджин отправил его с Азуми. Сопровождать молодую женщину было одно удовольствие, начиная с того, что и смотреть, и общаться с драконицей было приятно, и заканчивая любовью самого Канто к путешествиям – ему нравились новые земли, чужие страны и обычаи, хоть не так и часто получалось куда-то отлучаться из Драак-Тала.
— Далеко ли еще до города? – поинтересовалась Азуми, склонившись ниже к борту телеги, и Канто, шагавший рядом, подошел ближе.
Они прибились к небольшому обозу, идущему в Андерил, заплатили, чтобы их взяли с собой до ближайшего городка, где можно раздобыть припасы и лошадей, и теперь ждали, когда можно будет обзавестись собственным транспортом. И хорошо, если это случится не в самом Андериле, а значительно раньше, чтобы ни от кого не зависеть. Можно было, конечно же, добраться до самого города на драконьих крыльях, но Азуми осторожничала и не собиралась привлекать лишнего внимания, да и человеческие земли ей тоже хотелось посмотреть поближе.
Разве что телега была совсем неудобна для подобных прогулок и осмотров.
- Говорят, к полудню доберемся до Эмлы, - Канто приподнял край соломенной шляпы и улыбнулся госпоже Хоши. – Там есть трактир, и лошадей тоже можно попробовать купить, - он, жмурясь, глянул на солнце. – Где-то через пару часов доберемся, госпожа.
Дети хозяина телеги, ехавшие рядом с Азуми, стоило Канто подойти, тут же свесились к нему, перегнувшись через борт.
- А зачем тебе такая шапка? – поинтересовалась девочка лет шести, хитро щурясь и вовсе не стесняясь чужого человека. Ее младший брат помалкивал, но тоже смотрел на Канто с интересом.
- Как зачем? – Канто усмехнулся. – Она и от солнца, и от дождя защищает, а еще отгоняет злых духов.
- Она смешная, - заявила девочка.
- Ну и пусть, - не обиделся дракон.
- Давай меняться? Я тебе Милку, а ты мне шапку! – девочка подняла со дна телеги соломенную куклу, замотанную в цветастую тряпочку, и протянула ее Канто. – Вот.
- Нет, - рассмеялся тот. – Я не могу. Я поклялся, что не сниму эту шапку до самого Андерила. Клятвы нельзя нарушать.
- И не снимаешь?
- Нет.
- Даже когда спишь?
- Даже  когда сплю.
- И даже когда моешься?
- И моюсь тоже  в ней.
- Ты смешной.
Дети захихикали, но отстали.
Канто тоже усмехнулся и краем глаза глянул на Азуми. Она с улыбкой следила за чужими детьми, но в глазах стояла печаль. И он ее понимал. Цель их поездки не была секретом – Азуми хотела детеныша, которого им с Йоширо почему-то бог никак не хотел подарить. И святыни Андерила служили пусть и маленькой, но надеждой, что желание госпожи Хоши наконец-то исполнится.
Что ж, Канто рад был помочь дочке Сейджина, даже если поездка и не принесет тех результатов, на которые она рассчитывала. Если он мог хоть чем-то услужить такой прекрасной женщине, как Азуми, он счастлив был это сделать по первому ее желанию.
[nick]Канто[/nick][icon]https://d.radikal.ru/d25/2003/d5/a3cfcf9cc1b6.png[/icon]

Отредактировано Юки (30-03-2020 16:34:11)

+2

4

Следовало признать: и маленькие люди, и маленькие драконы были практически одинаковы. Такие же неугомонные, любопытные и непосредственные. И Азуми нравилось проводить с ними время так же, как и с молодью драконов, уже принявшей человеческий облик и постигающей мир бесконечными вопросами. Она любила их вопросы - и теперь, слушая, как они осыпают ими Канто, не могла сдержать улыбки.
Должно быть, они с Канто действительно выглядели слегка экзотично для этих земель, хотя и постарались выбрать непримечательную одежду и головные уборы. Ее собственная шляпа - более изысканная, из плотной крашеной соломы, защищавшая лицо от солнца, юных попутчиков почему-то не так привлекала.
- От злых духов, говоришь? - усмехнулась она, облокотившись на бортик телеги. - Это ты так братьев Наоки назвал?
О неудачливом недоромане между Наоки и Канто болтали по всей деревне. Наоки, дурочка, бродила за молодым воином, как привязанная, силясь снискать его расположение. Канто вроде бы хватало выдержки не давать пищи для слухов, но братья Наоки в один прекрасный день все равно взялись объяснить ученику Сейджина, как глубоко он неправ. В итоге оба брата отправились к Ханако лечить вывихнутые руки, а Наоки, смертельно обиженная, наконец, отстала от Канто, переключившись на новую жертву.
- Странные у вас все же имена, госпожа. Там, в этом... как вы сказали? - обернулась к ней жена возницы. Она всю дорогу разглядывала случайных попутчиков своей семьи, недоверчиво пробовала на зуб серебро, которым с ними расплатилась Азуми, и задавала вопросов не меньше, чем ее дети.
- В Тале. Это на западном побережье. У нас там все живут немного обособленными от мира, и названия такие странные, - с кротким видом отозвалась Азуми, сложив руки на коленях. Женщина недоверчиво покосилась на ее тонкие ухоженные пальцы, а Азуми подумала, что стоит сочинить чуть более правдоподобную легенду.
С другой стороны - кому какая разница? Уже к вечеру они с этим семейством распрощаются и никогда больше не увидят.
- Лицо у Милки снова стерлось... - огорченно протянула девчонка, влезая между матерью и гостьей, сунула куклу в руки Азуми. - Нарисуешь?
- Было бы больше времени, я б и вышила, - Азуми взяла куклу, достала из вещевого мешка деревянную коробочку со спрятанными заточенными угольками, - захватила их, надеясь в пути делать зарисовки и записи, - и несколькими ловкими движениями наметила на холщовом личике куклы изящные черты: брови вразлет, чуть раскосые глаза, бутончик губ. - А почему ты ее Милкой назвала?
- Ну... потому что она милая, - задумалась хозяйка Милки, заполучив куклу обратно. - А что? Ты бы как свою куклу назвала?
Азуми задумалась. Затем улыбнулась.
- Юри, - ответила она. - Это значит "лилия".

***
К Эмле - небольшому поселению между Анвалором и Андерилом, - подкатили уже ближе к вечеру, когда начало смеркаться. Распрощались с любознательной Милкиной семьей. Азуми подхватила свой мешок и приняла руку Канто, помогавшему ей сойти с телеги. Ноги у нее совсем затекли, и спина устала.
- Надо бы прикупить одежды, чтобы не так сильно отличаться от местных, - морщась, предложила она своему спутнику. - Хотя от шляпы я отказаться не готова. Здесь слишком сильное солнце днем. Но сапоги мне бы точно не помешали...
Она разглядывала городок во все глаза, пытаясь найти отличия с родным Драак-Талом, который она не покидала никогда в жизни. Эмла походила, скорее, на большую деревню, чем на маленький город: деревянные изгороди, крыши из затвердевшей за годы соломы, единственная крупная улица вдоль тракта, делившего поселение надвое, бакалейная лавочка, трактир да поодаль, на холме - покосившийся замок местного владетеля. На самом деле, Драак-Тал был примерно таким же по величине городом, но Азуми все здесь казалось необычным и совершенно другим.
- Ты ведь уже бывал в человеческих землях? - негромко спросила она Канто, когда они подходили к местному трактиру "Желтая корова" - приземистому, двухэтажному, крепенькому, словно вросшему в почву. - И даже в Нертане?
Последнее она, должно быть, упомянула зря. Канто не любил вспоминать о Нертане, хотя что именно там произошло - Азуми досконально не знала. Так, урывками слышала обсуждение отца и мужа, знала, что молодой воин после этого лечился, но никогда не задавала ему вопросов напрямую. И сейчас - смутилась, почувствовав, что затронула неприятную тему.
- Я к тому, что ты, должно быть, знаешь, как себя правильно здесь вести, что говорить и что есть, - поспешно закончила она свою мысль. - Научишь меня? Честно говоря, я чувствую себя ужасной простушкой...
Для женщины, выделявшейся в толпе горожанок и надменной посадкой головы, и походкой, и одеждой, и общей ухоженностью, это было опрометчивое заявление. Но драконице и вправду хотелось поучиться сливаться с людьми - когда еще потом предоставится возможность так близко их изучить?
[nick]Азуми[/nick][status]когда цветет вишня[/status][icon]http://forumfiles.ru/uploads/000f/3e/d5/640/49325.png[/icon]

Отредактировано Минори (31-03-2020 21:35:41)

+2

5

- Вы не выглядите простушкой, госпожа Азуми, - заверил Канто, пока его спутница осматривалась в новом для нее людском поселении. – И вести здесь себя нужно также как и всегда. Вы ведь бывали в Анвлоре, - он знал, что бывала, так что не спрашивал – лишь подчеркивал, - так вот тут то же самое, хоть городок и поменьше.
Про Нертан Канто промолчал, словно и не слышал. Неприятные воспоминания и собственная глупость до сих пор вызывали сожаления о неуместной самоуверенности и поспешности в решениях.
- Но если вы хотите больше походить на местных, то, конечно же, мы можем приобрести и одежду, если только здесь есть что-то вас достойное, - добавил он уже у самого трактира, подняв голову и читая вывеску. – Интересно, почему корова желтая? – вопрос Канто произнес вслух и, спохватившись, быстро добавил. – Ну я к тому, что видел черных, белых, серых, коричневых всех оттенков или пятнистых, а вот желтых – нет. Но это неважно.
Он смутился и толкнул дверь в трактир, пропуская вперед Азуми. Внутри оказалось пустовато (что не удивительно, ведь местные днем работали, а проезжающих по тракту мимо Эмлы набралось не так уж и много) и сумрачно – света из маленьких окошек не хватало на все помещение. Но все же пол был выметен, столы обтерты, а к кислому запаху пива примешивался запах мяса и каких-то трав – дракон прекрасно их различил, хоть и не отгадал, что именно за травы дают подобный аромат. Впрочем, скоро он удовлетворил свое любопытство – пучки высушенных растений оказались развешанными почти по всем стенам возле окон и дверей. 
Канто провел Азуми за свободный стол рядом с окном, чтобы было светлее. И к ним тут же поспешила хозяйка заведения – мощная женщина лет тридцати. Мощная настолько, что едва проходила между столами.
- Добро пожаловать в наше заведение, госпожа, - наметанным глазом она мгновенно определила в Азуми благородную кровь и, видимо, поэтому поспешила к столу госпожи сама. – Меня зовут Агата, и мой трактир полностью в вашем распоряжении. Что пожелаете? – пробасила она с учтивым поклоном. – И вы, господин, что пожелаете? – обратила внимание и на Канто, быстро разобравшись, что он всего лишь сопровождающий, а значит и учтивости ему можно уделять поменьше.
- А что у вас есть? – спросил за Азуми Канто.
- Репа, редька, капуста квашеная, сыр, яйца, каша, суп, сухари, молоко от своих козочек, пиво... – пустилась перечислять Агата, незаметно смахнув полотенцем выползшего было на столешницу таракана. - Для госпожи мы можем зарезать курочку и достать хорошее вино, но это уже подороже. И хлеб у нас отличный. А еще пироги! Пироги замечательные! Сама пеку. Есть с яйцом и вареньем. Каких пожелаете?
Глаза трактирщицы светились азартом. В небольших городах богатые гости были редкостью, так что Агата изо всех сил старалась выслужиться и урвать свое.
- У нас и комната есть, где остановиться. Белье свежее и чистое, госпожа ведь устала с дороги, - трактирщица подметила и это. – Я ведь смотрю, вы из дальних краев... так что совсем недорого возьму, мы ведь в Эмле гостеприимные.
В голове Агаты уже играли фанфары – гости неместные, одеты странно, едут издалека, – вон одежка как запылилась! – так что и цен, верно, не знают. Можно с честными глазами заломить побольше!
[nick]Канто[/nick][icon]https://d.radikal.ru/d25/2003/d5/a3cfcf9cc1b6.png[/icon]

Отредактировано Юки (06-05-2020 21:05:03)

+2

6

Натиск словоохотливой трактирщицы был так силен, что Азуми поначалу даже слегка растерялась. Она, конечно, привыкла к вниманию, но не к такому азартному и настойчивому. Будучи хозяйкой собственного дома, госпожа Хоши сама вела хозяйство и практически не нуждалась в том, чтобы посещать единственную во всем Драак-Тале таверну, а если бы и посетила, никто там не стал бы предлагать дочери Старейшины все и сразу. В Анвалор же она пару раз приходила с мужем, и там разговаривал, в основном, он, а она просто бродила по небольшому рынку, выторговывая и выменивая все то, чего не производила сама деревня драконов.
С другой стороны... ей уже две сотни лет. Когда и начинать знакомиться с чужими обычаями так близко, если не сейчас?
- Ну что ж... - она посмотрела на Канто, лукаво улыбавшегося ей через стол, вдохнула поглубже — и смело заказала хозяйке и суп, и по паре пирогов с яйцом и вареньем, и хлеб, и курочку, и овощей, и вина. Всего того, что двое голодных драконов могли бы проглотить с дороги, тем более, что надо же было как-то отпраздновать начало путешествия. И комнату на двоих — все равно Канто, ревностно относившийся к своим обязанностям телохранителя, не пожелал бы спать в отдельной. Да и ей самой было бы привычнее ночевать с кем-то из знакомых.
Агата разве что не плясала, предвкушая прибыль.
- Нам бы еще узнать, где бы одежду купить, - с приятной улыбкой говорила меж тем красивая знатная госпожа. - Самую простую, удобную в дороге.
- А это у Иннетки спрашивать, - охотно объяснила трактирщица, - она тут пол-города обшивает, может есть у ней готовое платье на продажу. А что, госпожа, далеко ли путь держите?
- Далеко, - туманно отозвалась Азуми, продолжая улыбаться, но не желая больше посвящать болтливую женщину в свои дела.
Агата подождала еще пару мгновений, поняла, что другого ответа не дождется, и развернулась было, чтобы уйти, но госпожа окликнула ее вновь:
- Постойте, еще я хотела бы узнать...
Трактирщица развернулась, чтобы получить вопрос, заданный с серьезностью ребенка:
- Почему корова-то желтая?

***
- Занятные у людей легенды, - задумчиво проговорила Азуми, когда хозяйка трактира наконец-то удалилась, сноровисто заставив весь их стол блюдами, тарелками, плошками, чашками и кувшинами и отболтав все, что знала о желтой корове-кормилице, некогда собственным выменем выкормившей основателя Эмлы. - Очень... странные.
У драконов, разумеется, тоже были странные мифы и легенды: о девушке, живущей в дожде, о говорящем башмаке, о бесконечной бутылке сакэ (последнюю особенно любили припоминать мужчины Драак-Тала, возвращаясь домой после посиделок) и о хозяине ручьев, у которого в голове была ёмкость с кипящей водой. Но про желтых коров как-то не водилось.
Азуми подумала, что надо будет записать ее — просто так. Чтобы после прочитать...
Кому?
Что если источник, к которому они идут — тоже просто-напросто одна из местных легенд?
Драконица опустила глаза в свою наполненную тарелку, помешала ложкой сытный мясной бульон, затем посмотрела на Канто, с аппетитом уминавшего и суп, и пироги.
- Как ты думаешь, - тихо спросила Азуми, - тот Источник — не слух? Такая же сказка, как желтая корова?
[nick]Азуми[/nick][status]когда цветет вишня[/status][icon]http://forumfiles.ru/uploads/000f/3e/d5/640/49325.png[/icon]

+2

7

Канто с интересом выслушал историю про корову, которая и самого его озадачила на входе, правда, слушать было бы интереснее, если бы на стол сначала угощение выставили, – пусть хоть пироги! – а не на пустой желудок. Но получилось так как получилось, и дракон не особо жалел – любил он разные истории еще с детства, когда их рассказывала его старая бабка или уже позже Сейджин.
— Как ты думаешь, — тихо спросила Азуми, когда легенда закончилась, Агата выставила на стол заказанную еду и ушла по своим делам, получив оплату, — тот Источник — не слух? Такая же сказка, как желтая корова?
- Не знаю, - честно признался Канто. – Возможно - сказка, возможно - нет. Любое чудо зависит от того, насколько мы в него верим, так что лучше надеяться на то, что боги услышат ваши молитвы, госпожа, и вознаградят за веру и проделанный путь.
«В любом случае вы посмотрите мир и немного отдохнете от однообразия и обыденности Драак-Тала», - подумал Канто про себя. Ему и то время от времени хотелось убежать из родной деревни, чтобы хоть немного сменить обстановку, а уж что говорить об Азуми, двести лет сидевшей на одном месте, не покидая родные края! Как ни крути, но драконы все же имели слишком долгую жизнь - оставаться домоседами, не наполняя свой быт ничем новым, для них было сложновато. Любому жителю деревни, как воздух, требовалось разнообразие, чтобы окончательно не заскучать и время от времени набираться новых эмоций и впечатлений, так что и путешествовать любили все, пусть и не в такие дали, куда сейчас отправились Канто и Азуми.
Дракон улыбнулся своим мыслям и придвинул тарелку с супом. И – о, чудо! – из тарелки даже мясом пахло! А дракон уж решил, что Агата сложила туда все овощи в округе – плавало их в бульоне так густо, что ложка стояла. Но видимо, кроме овощей, были еще и потрошки для вкуса, чему голодный желудок Канто очень даже порадовался.
- Когда поедим, я сопровожу вас к этой... как ее... Иннетке? – сообщил Канто через какое-то время, когда голод стал отступать. – А потом провожу обратно, и пока вы будете у себя в комнате, попробую раздобыть лошадей.
Оставлять Азуми одну на улицах незнакомого города Канто было боязно. Чужие люди, чужие нравы. Вдруг кто обидит? Тащить же с собой на поиски лошадей тоже не хотелось – вряд ли госпоже это покажется интересным, так что пусть остается в комнате – и безопасно, и отдохнет. 
Канто разлил вино по кружкам и взялся за пироги. На самом деле хорошие пироги – тетка не преувеличила. Он зажмурился от удовольствия и подумал, что еще купит таких с собой в дорогу, когда они с Азуми покинут Эмлу.
[nick]Канто[/nick][icon]https://d.radikal.ru/d25/2003/d5/a3cfcf9cc1b6.png[/icon]

Отредактировано Юки (06-04-2020 19:55:11)

+2

8

Пока что все шло так замечательно, что все предостережения насчет опасностей дороги начинали казаться пустыми страшилками. Азуми, разумеется, не была дурой, и знала, что это не так - недаром же тот же Канто периодически устраивал рейды на бандитов и охотников, подбиравшихся опасно близко к Драак-Талу...
Но пока что еда - хоть и непривычная на вкус, - была сытной, вино - неплохим, Канто - веселым и интересным собеседником, и время за ужином пролетело незаметно.
Швея Иннетка, о которой говорила трактирщица, жила поодаль - почти на отшибе. Небольшой, но опрятный домик, у крыльца - маленькая жестяная вывеска, изображавшая нить с иглой и без слов сообщающая, чем занимается хозяйка домика. Во дворе квохтали куры, за которыми присматривал маленький кудрявый мальчуган.
Сама швея оказалась вдовой - еще довольно молодой и миловидной, но, на взгляд Азуми, как будто сильно чем-то встревоженной. Но встретила она их приветливо, хоть и сдержанно, быстро и ловко сняла мерки с госпожи Хоши и предложила на выбор несколько вариантов почти готового платья — всего-то подогнать сметанное по фигуре, и костюм готов, — разложив одежду перед посетителями.
Одежда показалась Азуми простой и безыскусной. Драконы любили придавать красоту любому творению своих рук: мебель в домах они украшали резьбой, одежду — вышивкой, солому для шляп красили в яркие цвета, и даже такая незначительная вещь, как шпилька для волос, могла стать настоящим произведением искусства. Если что-то можно сделать — то почему бы не сделать это красивым?
Иннетка шила хорошую одежду — практичную, надежную, но действительно простую. С другой стороны, может это и к лучшему, чтобы не привлекать излишнего внимания? Азуми остановилась на нескольких рубашках, просторной юбке по щиколотку, шнуровавшейся на талии и длинном плаще с капюшоном. Не забыла и про Канто, прикупив для него и рубашку, и штаны из мягкой ткани по местной моде.
- Я все подошью к завтрашнему дню. После полудня госпожа и господин уже смогут забрать, - обещала Иннетка, закалывая иголками, где подшить или распустить. Щеки женщины порозовели — вероятно, покупателей у нее не было давно, и задаток, оставленный Азуми, приятно грел душу.
Азуми улыбнулась ей в ответ, тоже довольная покупками, и подумала, что люди в Эмле вовсе не так уж плохи и агрессивны, как расписывал ей Йоширо. Простоваты немного, но совсем даже и не дикари без культуры и принципов.
И стоило ей об этом подумать, как со двора послышался громкий голос:
- Иннетка! Дома ли?
Голос был мужским. Так говорят мужчины, полностью уверенные в том, что их впустят — даже подвыпившими, потому что за отказ могут и дверь с петель снять, и кур во дворе попинать, раз под ногу попались. Азуми взглянула на Иннетку — та побледнела и словно бы съежилась, торопливо сворачивая выбранную покупателями одежду. Она явно не хотела впускать пришедшего мужчину, и не хотела, чтобы посетители попадались ему на глаза.
Уж не из-за того ли лавочка швеи была почти пустой? И не этот ли человек заставлял ее так нервничать?
- Иннетка! Открой, я к тебе в гости! Открой добром...
- Он досаждает тебе, добрая женщина? - мягко спросила Азуми. В Драак-Тале домогательство до женщины против ее воли отнюдь не поощрялось. Во-первых, драконов было мало, и тот, кто начал бы бесчинствовать, очень быстро охолонул бы под воздействием остальных обитателей деревни. Во-вторых, ни одну женщину-драконицу невозможно было сломить силой — в истинном обличье она и сама превосходно оборонила бы себя.
Другое дело — люди. Другое дело — дом с краю, до которого никому нет прямого интереса, пока не трогают их самих. Другое дело — молодая женщина с сыном, которая и отказать боится, опасаясь и за себя, и за ребенка...
- Шли бы вы поскорее, господа, - пробормотала Иннетка, тревожно выглянув в окно. Азуми догадалась, что та высматривает сына, который играл во дворе. - Эрик выпивший, он и нахамить может, и...
Она взглянула на Канто, и Азуми почти что прочитала ее мысли: госпожу-то есть, кому защитить, и возможно, Эрик не станет связываться с посетителями. А вот ее с сыном — некому.
- Канто, - проговорила Азуми, вставая, - поищи, пожалуйста, сына нашей доброй швеи. Как бы мальчику зла не было...
[nick]Азуми[/nick][status]когда цветет вишня[/status][icon]http://forumfiles.ru/uploads/000f/3e/d5/640/49325.png[/icon]

Отредактировано Минори (09-04-2020 15:02:28)

+2

9

- Да, госпожа, - кивнул Канто и направился к двери.
Иннетка проводила его настороженным взглядом, охнула, закусила губу, но промолчала.

Эрик, - белобрысый, коренастый мужик лет сорока, - тот самый, приход которого так взволновал швею, обнаружился во дворе возле сарая как раз вместе с иннеткиным сыном. Последний тихо попискивал, так как Эрик держал его за ухо и пьяным голосом отчитывал:
- Так значит, ты следил за курами? Отчего же они на грядках в огороде топчутся? Всю рассаду вытоптали!
- Они сами убежали, - попискивал в ответ мальчишка. – И не вытоптали... немножко совсем.
- Эй, отпусти ребенка, - Канто спустился с крыльца и пошел Эрику навстречу.
- А ты еще кто? – Эрик сосредоточил на незнакомом мужчине мутный от алкоголя взгляд. – Чо лезешь?
- А ты? – ухмыльнувшись, вопросом на вопрос ответил Канто, подходя почти вплотную. – Твой ребенок?
- А тебе что?
- Вот и убери руки, раз не твой.
Эрик побагровел, на мгновение потеряв дар речи. Не привык, видимо, чтобы ему хамили, но ухо мальчишки выпустил. 
- Да ты, хрен собачий, я тебя... – он сжал кулаки и резко подался вперед, целясь попасть Канто в лицо.
Тот легко, словно играючи, увернулся,  кулак Эрика хватанул по воздуху.
- Мать твою дери, - ругнулся мужик и ударил еще раз. Уже сильнее и еще резче. Но промахнулся опять и пролетел по инерции вперед.
Канто гоготнул и отвесил ему пинка по заднице для ускорения – с ускорением Эрик долетел прямо до стенки сарая. Взвыл от унижения, развернулся и понесся на таран уже всей тушей. Канто встретил его ударом под дых, а затем в челюсть. Ухватил мычащего проклятия мужика за шкирку, подтащил к сараю, намотал волосы Эрика на кулак и вдарил его головой о доски так, что у буяна искры из глаз посыпались. Второй раз вдарил для закрепления результата – Эрик уже совсем ошалел от трепки и даже сопротивляться перестал.
- Если не твой ребенок, не твой огород, то и за чужие уши хватать не стоит, - отчитывал его Канто, доставая нож. – Настоящий мужчина сражается с мужчинами, а не с детьми и женщинами.
- А-ай, господин, не надо! – завизжала за его спиной Иннетка.
Канто обернулся – оказывается, она вместе с Азуми уже успела выйти на крыльцо и теперь бежала от крыльца к сараю, причитая на ходу:
- Не убивайте его, господин. Прошу, не убивайте!
- Да я не убиваю... Ухо хотел отрезать, чтобы больше твоего мальчишку не хватал за уши, - пояснил Канто. 
Эрик ошалело смотрел на нож, зато у сына Иннетки на лице появилась довольная, хоть и робкая, улыбка.
- Оставьте ему ухо, господин, не будет он больше, - вступилась Иннетка, ухватив за плечи своего ухажера. – Ни меня, ни сына моего не тронет. А ну говори, что не будешь!
- Не буду, господин...
- Клянись Создателем, – подсказывала Иннетка, - а то не поверит господин... Куда ты потом без ушей?
- Создателем клянусь, - промямлил, повторяя за швеей, испуганный мужик, толком так и не осознав, что только что клятвенно пообещал больше ни на нее, ни на ее сына руку не поднимать.
- Ладно, поверю, - Канто вздохнул и выпустил волосы Эрика, отходя от него и убирая нож. – Спасибо скажи этой женщине, что заступилась.
Он усмехнулся и обернулся к наблюдавшей за всем происходящим Азуми.
[nick]Канто[/nick][icon]https://d.radikal.ru/d25/2003/d5/a3cfcf9cc1b6.png[/icon]

Отредактировано Юки (16-04-2020 21:06:04)

+2

10

Азуми, в отличие от швеи, не пыталась остановить Канто ни словом, ни криком, ни действием — стояла в стороне, спокойно сложив руки на поясе, и только чуть улыбалась, глядя на эту сцену. Драконица отлично понимала, что воин из ее деревни мог бы покалечить незадачливого драчуна сотней самых различных способов, и еще десятком — убить на месте. Но понимала и то, что Канто не стал бы делать этого на глазах у женщины и ее сына.
Эрику, впрочем, хватило и угрозы — он-то не знал пришлого чужака с темными, чуть раскосыми глазами, но со стороны угроза Канто выглядела более чем внушительной и весомой. Нож-то вот он — у самого уха, щекочет острым лезвием кожу...
Азуми считала, что таких нужно было припугнуть, но вот запомнит ли он этот урок надолго? Вспомнит ли чужеземца и его нож, когда в следующий раз попробует поднять руку на Иннетку и ее дитя? У драконов детей было мало, и каждый из них был драгоценностью всей деревни — не приведи Священное Пламя обидеть ни за что чужого мальца. Люди, насколько она знала, плодились легко и охотно, но неужто этой женщине белобрысый мужик, чесавший об нее кулаки, был дороже собственного ребенка?
Не понимала она этого и, пожалуй, никогда бы не поняла.
Пока швея и ее дрожащий ухажер торопливо клялись и кланялись Канто, Азуми подошла к ним и, вежливо улыбнувшись, чуть наклонила голову, прощаясь с хозяйкой:
- Мы завтра зайдем за одеждой и занесем остаток платы, - сказала она, напоминая об изначальной цели их визита. Драконица не сомневалась, что завтра в доме не будет и следов перепуганного Эрика. Зато обещанный заказ сделают как можно скорее, лишь бы гости не задержались.
Вот почему язык силы неизменно оказывается самым убедительным? И что сказал бы на это отец, видя, что его лучший ученик так бесцеремонно ее применяет, а собственная дочь смотрит на это с одобрением? Азуми не знала ответа. Возможно, именно поэтому она никогда и не стремилась быть воином, хоть и была с самого детства окружена сильным и доблестным родом, и сама умела с первого взгляда воина оценить.
До ворот их провожал сын швеи, улыбавшийся во весь рот и глядевший на Канто во все глаза.

- Как думаешь, надолго хватит им твоего внушения? - задумчиво поинтересовалась Азуми у своего спутника, пока они возвращались в «Желтую корову».
Почему-то она в этом сильно сомневалась.
К их приходу хозяйка таверны, уже неведомым образом прослышавшая о происшествии у Иннетки (Азуми не сомневалась, что к концу дня об этом будут знать все в окрестностях), подготовила комнату — чистую, опрятную, с широкой кроватью для госпожи и мягким тюфячком для ее телохранителя — и даже натаскала воды и тазиков, смыть дорожную пыль. По лицу женщины было видно, что она изнывает от любопытства, но ни заезжая дама, ни ее спутник ни о чем не рассказывали.
Канто отправился добывать лошадей, а Азуми, оставшись в одиночестве, разделась, расплела и вымыла волосы, протерла лицо и тело влажной губкой, умастила кожу розовой водой. Даже в далеком путешествии драконица помнила, каков ее статус, и как ей должно выглядеть, да и Канто было бы приятнее видеть рядом с собой красивую и ухоженную женщину, а не грязную распустеху.
Хотя почему ее вообще волнует то, какой ее видит Канто?
В одиночестве было скучно. Запахнувшись в плотное нижнее платье, Азуми немного постояла у окна, расчесывая волосы и заплетая их в свободную черную косу, затем подтянула к себе свои дорожные зарисовки и коробочку со сточенными угольками и принялась записывать то, что посчитала важным за сегодняшний день. Легенду о желтой корове-кормилице. Описание еды и одежды. Странный взгляд людей на собственных детей и то, что она увидела доме швеи. Свои короткие заметки она сопровождала небольшими рисунками — рисовать Азуми умела и любила даже больше, чем музицировать.
Она задумалась лишь тогда, когда под ее ловкими пальцами возник набросанный тонкими легкими штрихами образ Канто. Она хорошо запомнила и тот короткий, играючи выполненный удар, которым молодой дракон обездвижил буяна-Эрика, и ребячливую ухмылку на его лице.
У Канто было красивое лицо. Чистое, ясноглазое, с точеными чертами, но при этом очень мужественное. Такие лица часто встречались у молодых драконов, большинство потом, перелиняв, превращалось к зрелости в крепких, мускулистых мужчин, вроде Йоширо. Канто был поджарым и легким, и почему-то Азуми подумалось, что он и окончательно возмужав, не наберет ни капли лишней грузности или кряжистости, присущей некоторым ее сородичам.
Часто что-то она об этом думает...
Портрет Канто задиристо улыбался ей с тонкого бумажного листка, и Азуми зачем-то поспешно спрятала его под другими. Просто давно что-то он не идет, хотя пора бы...
На улице темнело. Хозяйка с парой служанок принесли в комнату еду, оставшуюся с обеда — отужинать господам и, по просьбе Азуми, сменили воду и оставили свечу. Света она давала мало, и в комнате постепенно собирались тени, а вместе с ними — и тревога. За Канто, ушедшего в одиночку в город со своей бесшабашностью.
Кто знает, не соберет ли отошедший от испуга Эрик своих приятелей, да не решат ли они подкараулить молодого чужака где-нибудь, где он не успеет их заметить?
[nick]Азуми[/nick][status]когда цветет вишня[/status][icon]http://forumfiles.ru/uploads/000f/3e/d5/640/49325.png[/icon]

+2

11

Но Азуми волновалась зря. Все прошло гладко. Эрик так и не появился, а Канто вернулся с двумя быстроногими лошадками, которых тут же отдал на трактирную конюшню, чтобы о них позаботились до утра. Задержка произошла, лишь оттого что потенциального продавца не было дома, и Канто пришлось несколько часов провести на улице в его ожидании, а потом, когда ждать надоело, пройтись по дворам, чтобы самостоятельно найти загулявшего коневода. Но лошадей Канто все же выторговал, так что был очень собой доволен.
В комнату он пробирался тихо, стараясь ступать бесшумно, чтобы не разбудить свою госпожу. Ни одна ступень не скрипнула под его ногой, когда он поднимался наверх по лестнице, но оказалось, что Азуми и не спала – сидела за столом перед свечой и что-то черкала на листке. И вздрогнула, когда он тенью проскользнул в комнату.
- Не пугайтесь, я думал, что вы спите, - попробовал оправдаться Канто, смущенно застыв у двери.
Азуми тут же поднялась ему навстречу - она была босой, длинная свободная коса почти расплелась, глаза тревожно мерцали в свете свечи.
- Я не испугалась, - она покачала головой и улыбнулась, но было заметно, что она слегка лукавит. - Я беспокоилась... как бы жители не решили чего-нибудь над тобой сотворить, Канто.
- Да что они могут сделать дракону, госпожа Азуми? Я б их съел, – Канто весело рассмеялся. – Я нашел нам двух хороших лошадей, и завтра потренируемся.
Сам он более-менее в седле держался, - ему приходилось покидать Драак-Тал, - а вот насчет Азуми уверен не был. Многие драконы ездить верхом даже не пытались – они могли летать, так что к человеческим ездовым животным прибегали крайне редко или вообще никогда. Госпожа Хоши относилась именно к таким драконам - и, судя по тому, как она смущенно опустила ресницы, только что об этом подумала.
- Ну, значит, завтра будешь меня учить. Я никогда не ездила верхом... - драконица аккуратно сложила стопкой свои записи, сдвигая их со стола, куда до этого словоохотливая Агата принесла еду. - Раздевайся, и тут вода есть... она, правда, почти остыла уже, но умыться хватит. И ужин.
- Хорошо, госпожа, - покладисто согласился Канто.
Снял пояс с оружием, куртку и свою соломенную шляпу, так полюбившуюся девочке из телеги, сложил все на скамье и отошел к тазу с водой, что служанка оставила в углу комнаты. Вода оказалась прохладной, но не ледяной. Канто мог бы ее и подогреть, но применять магию в людских землях он не хотел. А потому быстро умылся, оглянулся на Азуми, - госпожа что-то пристально изучала за окном, - и вернулся к столу.
Азуми смотрела в окно, стараясь не поворачиваться к Канто лицом. Все же он для нее, замужней женщины, был чужим мужчиной, и достаточно уже того, что они и так ночевали в одной комнате. Хотя будь на его месте Йоширо, она, несомненно, помогла бы ему - подержала бы полотенце, полила на руки.
- Странное здесь все, - Азуми отошла к столу, когда Канто закончил с умыванием, села рядом, рассеянно отщипнула кусочек хлеба. - Вроде бы все то же самое, а вроде бы и по-другому. И на вкус, и на запах. Моя сестра все как-то смеялась над тем, что я так и вырасту домоседом, - она невольно улыбнулась. - Вот после этого путешествия я бы нашла, что ей ответить...
- Это будет большое путешествие, - поддержал Канто, кивнув, - и вы вовсе не домосед.
Он вспомнил Юрико... Это было уже так давно, да и воспоминания переплетались с собственным ранением, вызывая неприятные ощущения.
- Вы ведь не видели сестру уже давно, так что мало ли что она говорила когда-то, - добавил Канто вслух. - Все меняется, она и знать не может о том, что вы отправились в такую даль.
В принесенной Агатой тарелке было нечто, похожее на суп, но очень густое, и дракон пододвинул эту субстанцию к себе, чтобы попробовать. Успев к ночи проголодаться, он готов был умять все, что трактирщица предлагала – хоть суп, хоть кашу, хоть простой хлеб.
- Конечно, она не узнает, - взгляд Азуми слегка затуманился. - Я не думаю, что мы вообще когда-нибудь увидимся снова. Мы не слишком-то дружески расстались, и она больше не захотела возвращаться. Теперь я жалею об этом. Но может... где-нибудь в пути получится разузнать о ней хоть что-нибудь. Я бы этого хотела...
- Может быть, - эхом отозвался Канто. Он не нашелся, как рассказать про Юрико, так как не мог обмолвиться о том, что когда-то сбежал в Нертан. – Как бы вы ни расстались, у нее все равно должны были остаться добрые о вас воспоминания. Вы же сестры, и у вас, наверняка, есть что вспомнить хорошего из той поры, когда Юрико еще была в Драак-Тале.
[nick]Канто[/nick][icon]https://d.radikal.ru/d25/2003/d5/a3cfcf9cc1b6.png[/icon]

+2

12

- Да, конечно. Прости, что я заговорила об этом, - Азуми улыбнулась. Воспитанная, после ухода сестры, в большей строгости, она изо всех сил соблюдала неписанные правила приличия: не расстраивать собеседника, не заводить беседу в неловкий тупик. С Канто отчего-то все сводилось к неловкой улыбке. Может, потому что она слишком мало его знала? Вроде бы он всегда был на виду - тренировался вместе с другими учениками Сейджина, но Азуми никогда не интересовалась его собственной жизнью. - А ты, Канто? Никогда не хотел иметь братьев или сестер?
- Не знаю. Я не задумывался над этим, - он пожал плечами. – Хотя, нет, брата я хотел в детстве. И чтобы обязательно старшего. Представлял, что он так выйдет на улицу и даст всем по шее, кто попытается меня задеть, - он рассмеялся. Раньше воспоминания о детстве вызывали у него разве что горечь, но время стерло все острые углы, и сейчас Канто мог искренне и от души посмеяться и  над собой, и над другими. Бабуля Чо, твердившая, что так и будет, была права как никогда. – Но так как брата у меня не было, то пришлось стараться самому.
- И у тебя отлично получается, - заметила с улыбкой Азуми. - Отец очень ценит тебя и твои умения. О тебе он говорит, пожалуй, даже чаще, чем о ком-либо другом. Я иногда даже немного ревную, - последнее признание она сделала, понизив голос, но видно было, что она всего лишь шутит.
- Да что вы, госпожа, Старейшина никого не ценит выше, чем вас, - тут же ответил Канто, уткнувшись взглядом в тарелку. Похвала от Сейджина была ему приятна, но показывать этого он не хотел.   
Азуми усмехнулась. Она знала, что это не так. Сейджин высоко ценил своих учеников, в особенности тех из них, кто далеко уходил по намеченному им Пути: пути познания, воинского мастерства, самосовершенствования. Она была совсем не такой. Слишком домашняя, слишком женственная, напрочь лишенная амбиций, которыми мог бы гордиться Старейшина. Иногда она думала, что даже Юрико, которая покинула его и сбежала прочь из дому, он уважал и ценил больше, чем ее саму, оставшуюся под его крылом.
- Кстати, раз уж нам предстоит такая долгая дорога, не называй меня госпожой, - неожиданно сказала Азуми. - Называй просто по имени. Хорошо? Так будет проще.
Он на мгновение задумался, но затем кивнул:
- Хорошо, гос... Азуми, - от привычки, оказалось, отказаться не так-то просто.
- Ну вот и славно, - она улыбнулась и легко, как девчонка, запрыгнула на кровать, сразу укутавшись одеялом. - Пожалуй, я прилягу. Мне не мешает свет, можешь оставить его, если захочешь...
- Что вы,  я уже закончил, - Канто торопливо налег на суп, который все же оказался супом, хоть и очень густым. Но зато совсем не острым – специй в людских землях все же было маловато.
Задерживать свою госпожу Канто не хотел, так что быстро сунул в рот остаток хлеба, запил все вином из кружки и потащил свой тюфяк к двери, решив расположиться у порога, чтобы никто не смог прошмыгнуть в комнату незамеченным.
Азуми улыбнулась его рвению, натягивая одеяло повыше. Она сомневалась, что кому-то здесь понадобится специально на них нападать - одно дело, обиженному Эрику на пьяную голову, ну да он уже и протрезвел, небось.
- Добрых снов, Канто.
- И вам... Азуми, хорошо выспаться, - ответил дракон, задул свечу на столе и потихоньку раздевшись, улегся на свое месте, пристроив ножны с мечом рядом на полу.
Какое-то время он просто лежал, закрыв глаза и прислушиваясь к звукам извне – голосам с улицы, шагам где-то внутри трактира, тихому дыханию Азуми. И когда оно стало почти неслышным и ровным, сообщая, что девушка уже спит, Канто задремал и сам.
[nick]Азуми[/nick][status]когда цветет вишня[/status][icon]http://forumfiles.ru/uploads/000f/3e/d5/640/49325.png[/icon]

+2

13

Проснулся Канто рано, едва рассвело, но будить Азуми не стал. Потихоньку захватил оружие, одежду и вышел из комнаты. Ночь прошла спокойно, он чувствовал себя выспавшимся и бодрым. Да и настроение неуловимо шло вверх - Канто очень нравилось это путешествие. Ему нравились и новые земли, и факт того, что он сопровождает госпожу Азуми. Да и сама госпожа Азуми нравилась, что уж говорить! Невольно привлекла взгляд, притягивала своей утонченной красотой, кротким нравом и доброжелательностью. Канто незаметно наблюдал за ней в пути, и думал, что если уж когда-нибудь будет выбирать себе подругу на долгие годы, то непременно выберет кого-то похожего. 
Пока он умывался из бочки на улице, Агата собрала на стол нехитрый завтрак – хлеб, сыр, лук, яйца и кувшин с молоком. Молоку изрядно удивилась – привыкла, что местные мужики хлестали разбавленное вино или пиво и утром, и днем, и вечером. Но Канто вовсе напиваться с утра не спешил, а молоко как любил с детства, так любил и до сих пор, так что козы Агаты пришлись как раз к месту. Завтрак же для Азуми Канто приказал отнести в комнату, когда госпожа проснется.
Агата на все кивала, соглашалась и все крутилась рядом. Канто видел, что ее мучает любопытство, но молчал, словно не замечая. В конце концов, трактирщица не выдержала и, вытерев руки о передник, присела рядом.
- Иннетка тут говорила, что вы ее мужика хорошо потрепали? – глаза Агаты светились азартом.
Канто молча посмотрел на нее, гадая, что она вообще желала услышать.
- Да так ему и надо, козлу, - продолжала Агата. – Он же трус. Против меня вон даже не пикнет, - она показала здоровенный кулачище, - только на Иннетке отыгрывается. Так было что? Да? А то может она зря хвастает?
- Ничего не было, - не поддержал ее Канто. – Только ухо и пообещал отрезать.
- И отрезал? – Агата охнула, в предвкушении интересной сплетни.
- Нет. Оставил, - разочаровал ее дракон. – Зачем Иннетке мужик без ушей? Самое важное в мужике – уши.
- И то верно, уши – они что ни на есть самый мужской атрибут мужественности, - надулась Агата и поднялась, понимая, что больше ничего интересного разузнать не светит.
Канто усмехнулся ей вослед и принялся доедать завтрак. Не любил он разводить сплетни, так что тут Агате было хлебать нечего.

Иннетка в этот раз встретила гостей уже с готовым заказом. Быстро все помогла примерить, упаковала в свертки и отправила своего мальчишку помочь все донести до трактира. Про Эрика не обмолвилась и словом, видимо, боясь  навлечь на его дурную голову еще большую беду. Канто ее за это не осуждал. Любит идиота – пусть любит. Не его это дело. Он помог с покупками, затем сам оседлал лошадей и вывел их за стены Эмлы, чтобы посмотреть, сможет ли Азуми вообще путешествовать верхом. Одно дело, что госпожа этого желала, другое – чтобы это у нее получилось.
- Какую выбираете, Азуми? – Канто привязал животных к дереву на краю луга. Одна кобыла была серой, другая - пегой. Но обе трехлетками, если хозяин не соврал. – Тощеваты, но где тут взять лучше?
В его голосе звучало извинение, хоть оправдываться было, в общем-то, и не в чем – Эмла не была настолько богата, чтобы в ней существовал хороший выбор транспорта. Даже эти лошади для жителей Эмлы считались уже довольно дорогим приобретением и говорили о зажиточности хозяина.
[nick]Канто[/nick][icon]https://d.radikal.ru/d25/2003/d5/a3cfcf9cc1b6.png[/icon]

+2

14

Азуми проснулась с удивительным ощущением где-то в груди — настолько позабытым, что не сразу и узнала его. Полежала немного, наблюдая за узким солнечным лучом, пробивавшимся сквозь щелястые ставни, затем улыбнулась.
Этим чувством было предвкушение чего-то нового и хорошего — как в детстве, когда от каждого нового дня не ждешь ничего, кроме радости и интересных открытий. В последние годы госпожа Хоши настолько увязла в рутине бытовых дел, что почти не ощущала его. Иногда ей казалось, что она забыла даже цвет собственных крыльев.
Но сейчас, в пути, время текло по-другому. И здесь она не была госпожой дома, но всего лишь путешественницей-Азуми, бесстрашной и любознательной. Она непременно запишет все самое интересное, что встретится ей на пути, и Канто будет сопровождать ее...
Азуми поднялась, напевая. Умыла лицо, забрала в прическу длинные блестящие волосы. Не удержалась — глянула в маленькое зеркало, искусно вставленное в складную морскую раковину, чудесный подарок отца. Из серебристого стекла на нее смотрела совсем молодая женщина — с блеском в глазах и румянцем на нежных щеках.
В дверь негромко стукнули — Агата принесла завтрак, утвердила поднос на столе.
- Ваш охранитель велел прямо к вам отнести, - усмехнулась она, раскладывая еду и делая акцент на слове «охранитель», словно что-то подозревая. - Заботливый он у вас.
- Таков его долг: заботиться о нуждах госпожи в дороге, - улыбнулась в ответ Азуми, сделав вид, что не заметила намека в словах хозяйки.
- И красивый, - подмигнула Агата, наливая молока из кувшина в глиняную кружку.
Азуми почувствовала, что щеки снова вспыхнули. Агата сказала это, чтобы ее поддразнить, или и вправду что-то замечает? Да чего тут замечать-то...
Иногда Азуми казалось, что она упустила в своей жизни какой-то очень важный этап. У нее, дочери Старейшины, не было посиделок со сплетнями с подружками-ровесницами, поскольку дочери Старейшины сплетничать не пристало. Сестра, ее единственная близкая подруга, покинула семью слишком рано. И сама Азуми уже к двадцати годам стала женой Йоширо Хоши и полноценной хозяйкой в доме — возмутительно рано по меркам драконов, но она сама так решила.
Вот теперь и оказывалось, что взрослая уже драконица терялась, словно девушка. В конце концов, она попросту промолчала на хозяйкины намеки, оберегая и собственное достоинство, и честь Канто.
- Молчаливый, как и вы, - вздохнула Агата, не дождавшись от собеседницы никакой ответной реакции, и удалилась собирать господам провизию в дорогу.
А Азуми тихонько рассмеялась за закрытой дверью.

***
Швеей Иннетка оказалась отменной: вся одежда, которую принесли ее сынишка и Канто, села, как влитая и, несмотря на простоту покроя и тканей, выглядела почти что щеголевато. Азуми повертелась, привыкая к новому фасону — слишком узким, по меркам драконов, штанам, плотным кожаным сапожкам, просторной и мягкой рубашке — и осталась довольна. Подумала лишь, не причинили ли они Иннетке ненароком еще больше зла, вмешавшись в дела ее семьи. Подумала — но взглянула на сияющую мордашку ребенка и поняла, что все они сделали правильно. Не должен был оставаться безнаказанным тот, кто обижал ребенка — своего ли, чужого ли...
Лошади, купленные Канто, были уже под седлами, но до самых ворот Эмлы Канто вел их в поводу. Почти половина городишки смотрела им вслед, и Азуми гадала, послужил ли тому причиной урок, который Канто преподал задире Эрику, или их собственная непривычная внешность, замаскированная новой одеждой.
Только когда они отошли достаточно далеко, Канто предложил выбрать лошадь.
- Пегую, - Азуми потянулась погладить кобылку по умной морде, и та ткнулась бархатистыми губами ей в ладонь, выпрашивая угощение. Азуми засмеялась и предложила лакомке раннюю морковку, совсем еще тоненькую и нежную. - И не такие они и тощие... Надо придумать им имена... Ты будешь Момо, - обратилась она к своей рыжеватой лошадке. - А ты свою, Канто, как назовешь? И как их раньше звали?
Решив знакомство с лошадьми состоявшимся, Азуми положила обе руки на седло и впервые засомневалась в своем выборе. Будь на ее месте Юрико, или даже любой другой дракон из учеников Сейджина — давно бы уже взлетел в седло так легко и быстро, будто земное притяжение было над ним не властно. Но она боялась, что не сможет проделать это так же ловко.
С другой стороны, разве может дракон бояться лошади?
Решившись, она поставила ногу в стремя, оттолкнулась от земли — Момо сделала шаг вперед, и Азуми неуклюже повисла животом на седле, отчаянно цепляясь за луку.
[nick]Азуми[/nick][status]когда цветет вишня[/status][icon]http://forumfiles.ru/uploads/000f/3e/d5/640/49325.png[/icon]

Отредактировано Минори (28-04-2020 13:51:42)

+2

15

- Раньше они были Ива и Ромашка, - улыбнулся Канто, поглаживая морду своей серой лошадки. Она в свою очередь, глядя на пегую соседку, тоже тыкалась губами в его ладонь, ища морковь. Пришлось позаимствовать угощение у Азуми. – Ромашка – ваша. Но Момо ей тоже подходит.
Он хотел было подсадить свою госпожу, чтобы та без проблем оказалась в седле, но драконица все решила делать сама – Канто лишь успел придержать стремя, когда она вставила в него ногу. Оттолкнулась от земли... и, конечно же, поспешив, никуда не села, лишь повисла на седле животом.
- Госпожа! – Канто поспешно подставил ей руки, чтобы смогла упереться второй ногой. Повод Момо пришлось выпустить, также как и стремя. – Не торопитесь.
Азуми только коротко охнула, окончательно запутавшись в движениях. Не будь рядом Канто - и вовсе позорно упала бы, как всегда, переоценив собственные силы. Ромашка-Момо, чувствуя неопытного седока, нервно встряхивала головой и переступала с ноги на ногу.
И все же (больше благодаря усилиям Канто, чем собственным), Азуми взобралась в седло и осторожно выпрямилась. Сердце все еще колотилось, из прически выбилась тонкая прядка и лезла в глаза.
- Ох... это... оказалось труднее, чем я думала, - выдавила из себя драконица, крепко вцепившись в поводья.
- Это с непривычки, - успокоил ее Канто, сам наконец-то выдохнув с облегчением. – Не обязательно сразу запрыгивать в седло с земли. Можно с пня, валуна, крыльца, с меня, в конце концов, - он улыбнулся. – Подведите лошадь к возвышению и спокойно садитесь. Никто за это не осудит. А теперь держите поводья вот так. Не натягивайте их. Натягиваете повод, только когда хотите остановить Момо. 
Канто подтянул стремена, чтобы ноги Азуми не болтались и спокойно до них доставали – до этого он мог все оценить только на глаз:
- Удобно?
Она посмотрела на него и неожиданно засмеялась, представив себя со стороны - курица на заборе, да и только! Бедняга Канто...
- Да, так лучше, спасибо, - Азуми слегка расслабилась, привыкая к лошади и позволяя лошади, в свою очередь, привыкнуть к ней. - А где ты научился ездить верхом? Не у моего же отца...
В Драак-Тале лошади были не в ходу. Куда чаще встречались маленькие пуховые козы или выносливые круглые быки, на которых и грузы таскали, и поля-делянки распахивали. А драконы победнее и вовсе впрягались в плуг сами, не видя в этом ничего зазорного.
- Нет, ваш отец меня верховой езде не учил, но я иногда путешествую по его же просьбам, - Канто взял лошадь под уздцы и повел ее шагом вдоль поляны. – Научился только ради интереса. Все люди вокруг умели, и мне тоже захотелось. Сначала получалось очень смешно, да и лошадь моя немного нервничала, чувствуя, видимо, драконью сущность. Эти лошадки в разы спокойнее! В общем, в первый раз я закончил поездку в кустах, вообще в седле не удержавшись и с перепугу направив лошадь куда попало, - он замолчал, поздновато спохватившись, что так вообще напугает драконицу, и сменил тему. – Если хотите, чтобы лошадь пошла быстрее, то легонько стукните ее пятками по бокам. Чтобы повернула – тяните повод в ту сторону, в которую нужно. 
Азуми рассмеялась его рассказу - но не обидно. Канто был по драконьим меркам еще юн - вдвое моложе нее! - но знал и умел гораздо больше.
Постепенно она приноровилась к неспешному шагу Момо. Выносливая лошадка топала по дороге, Канто держал поводья обеих лошадей и шел рядом пешком. Получалось у драконицы все же лучше, чем она опасалась, но не приходилось сомневаться, что к концу дня с непривычки болеть будут такие места, о которых она даже Канто постесняется сообщить.
А пока можно было просто покачиваться в седле, слушая рассказы молодого дракона о его похождениях среди людей. Язык у Канто был подвешен неплохо, чувство юмора было отменным, и разговаривать с ним было на удивление легко и приятно. Даже странно, что прежде она ни разу об этом не задумывалась.
Сама она тоже разговорилась - не заметила, как потихоньку рассказывала ему и про свое детство, и про обустройство садов за стенами дома Старейшины, в которые она вложила столько сил и старания, и про какие-то мелочи. Даже если ему не было интересно - он слушал, и она ни разу не заметила, чтобы ему было скучно.
А потом Канто осторожно выпустил повод из руки, позволяя Азуми править лошадью уже самостоятельно. Разве что предупредил:
- Натяните повод, если Момо будет стараться бежать резвее. Только не резко. Пусть идет шагом.
После этого сам вскочил в седло и теперь ехал тоже верхом, хоть и чуть в стороне, боясь напугать лошадь Азуми. Животное пока что было незнакомым, так что никто его привычек не знал, и осторожность лишней не казалась. 
Таким образом, Эмла потихоньку оставалась позади, лошадки хоть и медленно, но уверенно двигались вперед по торговому тракту, а день плавно перетекал в вечер.
[icon]https://d.radikal.ru/d25/2003/d5/a3cfcf9cc1b6.png[/icon]

Отредактировано Канто (03-05-2020 22:00:09)

+2

16

Уже после полудня тряска в седле стала ощутимо сказываться. Свело бедра и живот, мышцы рук болели - хотя Азуми не могла бы назвать себя совсем изнеженной и слабой. Просто тело, привычное к совершенно другой работе, никак не могло привыкнуть к этой.
Что за нелепые нежелания тела! Казалось бы, с утра госпожа Хоши проснулась с ощущением, что вот-вот полетит от переполнявшего ее ощущения радости - и вот теперь немножко проехалась верхом, и боль в мышцах полностью сводила на нет все утреннее предвкушение...
- Канто... - пробормотала она, наблюдая, как молодой дракон ловко спешивается. - Боюсь, тебе придется немножко мне помочь...
- Да, Азуми, конечно. Подождите немного, - он подошел к Момо и ласково потрепал ее по шее. – Давайте мне повод, наклонитесь вперед и сначала перекиньте правую ногу, а потом прыгайте вниз, я вас подхвачу.
Он дождался, пока драконица выполнила его совет, крепко обхватил ее, свесившуюся с седла, за талию, и осторожно опустил на землю.
Руки у молодого дракона оказались очень сильными - он легко удержал ее на весу, обхватив сзади за пояс. Почему-то в голову пришла внезапная мысль, что мог бы держать и дольше. Сколько угодно дольше.
- Спасибо, - выдохнула она. - Я привыкну, но пока что... мой отец говорит, всякое дело поначалу заставляет обрастать мозолями. Хотя... мозолей там я бы не хотела.
- Я бы тоже, - смущенно выдал Канто, поспешно разжимая руки, вдруг сообразив, что обнимает чужую жену, которая еще и дочка его учителя. – Ох, простите, не то хотел сказать, - он окончательно запутался, когда Азуми обернулась, почувствовав себя совсем мальчишкой под ее взглядом. – В общем, я тоже против мозолей у вас, где бы они ни были. Надо было остановиться раньше и отдохнуть! Вы бы мне сказали, я такой дурак, что сам и не заметил...
- Да брось! Я в порядке, - засмеялась Азуми, слегка поморщившись от боли там, где она не хотела бы мозолей. Вспыхнувшее румянцем лицо Канто было совсем юным, но невольное объятие - полностью мужским и крепким. И очень теплым. - И из тебя... хороший учитель верховой езды...
- Да что вы... – внезапно засмущался Канто. – Я раньше и не учил этому никого. Какой из меня учитель? И вообще нам надо развести костер, пока не стемнело, и лошадей распрячь, чтобы отдохнули. Я все сделаю, подождите.
Он с деловым видом отошел от Азуми и взялся сначала за лошадей – снял седельные сумки и принялся распрягать. Когда попадаешь в глупое положение, лучше всего заняться делом. Канто это знал – спасало не раз! А с Азуми он почему-то начинал чувствовать себя очень неловко. Он хотел произвести хорошее впечатление на дочку Старейшины, но в этот день все шло наперекосяк. И хорошо еще, что драконица не обиделась на его слишком вольное поведение! 
Азуми наблюдала за ним какое-то время, расположившись под раскидистым деревом, и пальцами разминая уставшие мышцы. Она и раньше замечала, как ловко Канто справлялся со всякими бытовыми сложностями, и чувствовала себя рядом с ним избалованной неумехой - это она-то, хозяйка большого дома, умеющая и финансы распределить, и работников нанять, и распорядиться, когда снимать урожай, и когда пора подновить кровли по деревне... Не хотелось сейчас казаться всего лишь изнеженной дочкой учителя.
Решив не сидеть совсем уж без дела, она развязала сумки с провизией, извлекла маленький походный котелок, зерно в мешочке, хлеб, сыр. Разложила все это на чистой тряпице, порезала небольшим ножом. Покосилась на Канто, складывавшего растопку для костра, и внезапно в голову пришла озорная мысль:
- Подожди, дай я! - и драконица, сложив губы трубочкой, дохнула на сухие ветки огнем.
Канто, как раз подкидывавший в костер сушняка, поспешно убрал руки и отпрянул. Пламя занялось быстро, взметнулось в воздух красно-желтыми всполохами, охватив все ветки разом.
- Здорово, да, - похвалил дракон, успев подумать про себя, что реакция у него все же отменная. – Я сейчас спущусь к реке и принесу воды, а вы тогда караульте костер.
Он поднялся, взял котелок и, взглянув на Азуми через плечо, невольно улыбнулся – драконица выглядела такой счастливой! И хорошо, что намекать на то, что могла его спокойно поджарить, он не стал.
Азуми проводила его взглядом, и только когда Канто скрылся из виду, позволила себе тихонечко застонать и вытянуть сведенные от усталости ноги. Ведь дочке Старейшины было бы слишком несолидно на это жаловаться...
А о том, что Канто вполне мог лишиться ресниц и бровей от ее энтузиазма, ей как-то и вовсе не подумалось.
[nick]Азуми[/nick][status]когда цветет вишня[/status][icon]http://forumfiles.ru/uploads/000f/3e/d5/640/49325.png[/icon]

+2

17

Когда над лесом сгустились сумерки, костер уже весело пылал, а из котелка над ним вился приятный мясной аромат. Варила ужин Азуми, а Канто сидел у огня и ждал, когда можно будет ее стряпню пробовать. Со стороны реки тянуло прохладой, где-то высоко в ветвях перекликались птицы, а чуть в стороне изредка всхрапывали привязанные к дереву лошади. Почти идиллия. И Канто жмурясь от яркого огня, боялся даже заговорить, чтобы ненароком это ощущение не разрушить.
Азуми тоже помалкивала, украдкой глядя на молодого дракона поверх пляшущих язычков пламени. На огне в котелке доходила каша, а слегка подсохший хлеб госпожа Хоши насадила на палочки и протянула одну из них Канто:
- Поджарь над костром. Получается совершенно удивительный вкус...
- Не сомневаюсь, - он улыбнулся, следуя ее совету. – В детстве мы так часто делали, когда играли. Убегали за деревню, жгли костры и что-нибудь  жарили на огне – хлеб, овощи, яблоки, в общем, все, что могли найти. А вы?
- Мы с сестрой делали так же, - Азуми тоже улыбнулась давним воспоминаниям. - Она научила меня искать на побережье раковины с моллюсками, вскрывать их и запекать... правда, тогда это было еще не так опасно, как сейчас.
Она умолкла, помешала рис в котелке, поднесла ложку к губам, пробуя.
- Вот чего мне точно не доводилось делать - так это есть так по-походному, из одного котелка, - драконица протянула вторую ложку Канто.
- Я подожду, - кивнул ей дракон. Как-то нехорошо было лезть ложкой вперед своей госпожи, так что он и не торопился. И еще жалел, что не подумали купить в Эмле пару деревянных тарелок.
Она сощурилась и стала удивительно похожа не на прекрасную госпожу, а на мальчишку-сорванца:
- Да брось. Не заставляй меня чувствовать себя полной дурой. Мы готовили ужин вместе, а ты предлагаешь мне давиться кашей, пока ты сидишь и голодаешь?
- Я вовсе не голодаю! – возмутился Канто в ответ, взмахнув ложкой. – Я уступаю вам. Разве вам по нраву есть из одной посуды с чужим человеком? Да и не съедите вы все, - не влезет, - так что волноваться мне не о чем.
Он усмехнулся и скрестил руки на груди.
- Ты не чужой человек. Ты ученик моего отца - а значит, член моей семьи. Почти как... брат мне, - подыскала она подходящее слово. - - Для отца все ученики как дети. Так что не упрямься, или хочешь, чтобы я покормила тебя с ложечки? - Азуми лукаво усмехнулась и, зачерпнув из котелка второй ложкой, сделала вид, что собирается поднести ее к губам Канто.
- Эй-ей! Ну нет! – дракон отклонился от ложки в сторону. – Я не настолько младенец, что не могу поесть сам! – он рассмеялся и все же пододвинулся к котелку, решив, что лучше согласиться, а то и впрямь накормит, как малыша. – Но только потому, что вы так настаиваете... И потом не жалуйтесь, что я съел больше.
Какое-то время оба молча ели, дуя на горячее, словно дети - каша норовила капнуть на колени, и сидеть приходилось совсем близко к котелку, друг напротив друга. Если поднять глаза - Азуми могла даже разглядеть свое отражение в смеющихся зрачках Канто.
И вкус был и вправду изумительным.
Когда ложки заскребли по донышку, Азуми встала, чтобы отмочить котелок в воде, пока не присохло, повернулась к реке - и внезапно коротко охнула. В камыши, прочь от них обоих, метнулась крохотная гибкая фигурка, непропорционально сложенная и слабо светящаяся в темноте - так светятся некоторые виды грибов или мхов.
Канто тут же подскочил на ноги, выхватив меч.
- Что случилось? – он подбежал к Азуми так быстро, как мог. Но опасности не заметил. Лес по-прежнему стоял темной стеной, река – черным зеркалом. И никаких посторонних звуков, кроме птичьих голосов.
[icon]https://d.radikal.ru/d25/2003/d5/a3cfcf9cc1b6.png[/icon]

Отредактировано Канто (06-05-2020 21:03:19)

+2

18

- Я видела... что-то! - Азуми неосознанным жестом обхватила его за локоть. Она выглядела теперь скорее растерянной, чем напуганной. - Это не птица и не зверь... скорее, как человек или ребенок, но ребенок так не двигается!
- Где это было? – насторожился Канто присматриваясь. Слова Азуми под сомнение он не поставил, полностью ей доверяя. Мало ли что могло ночью привидеться!
- Вон там, в камышах, - она махнула в ту сторону котелком. - И оно еще светилось!
Канто всмотрелся в указанную сторону, но, как и прежде, ничего и не заметил – камыши шевелились от ветра, но не более. И все же он решил успокоить Азуми, а значит, показать ей, что ничего страшного рядом нет. 
- Возвращайтесь к костру, а я пойду и проверю, - он осторожно отцепил руки девушки от себя. – Что бы там ни было, я его непременно убью. Не волнуйтесь. Если оно само давно не убежало подальше. 
- А вдруг оно придет к костру, пока тебя не будет? - резонно предположила Азуми и крепче, воинственнее сжала котелок в руках. - Нет, я лучше с тобой. Просто посмотрю. К тому же оно и было-то маленькое совсем...
И госпожа Хоши решительно заправила штаны, выбившиеся из сапог, за голенища, готовясь шлепать по камышам вдоль реки.
Канто посмотрел на ее боевой вид и понял, что не отстанет. Пришлось соглашаться, тем более что на реальную опасность он не думал – скорее всего, Азуми что-то показалось с непривычки. Она ведь в лесу, наверное, первый раз ночевала! Мало ли что могла себе нафантазировать.
- Держитесь за мной, - ответил он драконице и осторожно пошел вперед вдоль реки, стараясь не шуметь.
Она шла за ним, очень стараясь быть тихой - и даже ругнулась всего однажды, когда холодная вода затекла все-таки ей в сапог. Очень тихо и деликатно ругнулась.
Наконец, топкий берег внезапно вывел их на тропу, поднимавшуюся куда-то вверх по склону. Тропа выглядела заросшей, но видно было, что когда-то здесь ходили люди.
- Может, тут где-то дом? - предположила Азуми. Она уже практически перестала бояться, тем более, что Канто выглядел совершенно спокойным, и идея заночевать под крышей начинала ей нравиться.
- Да откуда? Здесь... – ответил он, но тут же осекся. И остановился.
Дом действительно был. Заросший молодой порослью, в темноте он казался почти незаметным. Свет луны сюда не доходил, путаясь в ветвях высоких деревьев, и черный покосившийся силуэт издалека выглядел нечетко и зловеще. От дома не доносилось ни звука, не горел в окнах свет, не шел дымок из трубы. Скорее всего, здесь никого и не было, и строение пустовало... Но теперь Канто действительно насторожился – даже если дом был заброшен, это не значило, что в нем не мог спрятаться бродяга или притаиться зверь. 
- Выглядит совсем заброшенным, - подытожила Азуми. Мысленно она уже пыталась сравнить, что лучше - заночевать на речном берегу, где под утро наверняка выпадет холодная роса, и даже костерок греть уже не будет, или в старом доме, где наверняка полно грязи и мышей.
А может и кого похуже мышей...
Словно отвечая на ее мысли, в черном провале окна на мгновение мелькнул силуэт. Маленькое бледное личико - выглянуло, уставилось на драконов светлыми плошками глаз, и сразу же исчезло, будто человечек присел, прячась от незваных гостей.
- Ты видел? Видел?! - Азуми вновь схватила Канто за рукав.
- Видел, - дракон нахмурился. Мигнул, и видение пропало. – А может и не видел. Что это было? Теперь мне тоже показалось, что там что-то светилось, но идти туда ночью, наверное, не такая хорошая идея.
Отчего-то на душе Канто стало тяжело и неуютно. Ноги в странный дом не шли, и он засомневался, а надо ли туда вообще.
Азуми какое-то время пристально и внимательно смотрела на дом. Затем протянула свободную от котелка руку - и на ее раскрытой ладони заплясал язычок пламени, словно маленький факел, освещающий путь.
- Заглянем внутрь?
[nick]Азуми[/nick][status]когда цветет вишня[/status][icon]http://forumfiles.ru/uploads/000f/3e/d5/640/49325.png[/icon]

+2

19

- Я не уверен, что это хорошая идея, - над ладонью Канто тоже вспыхнул светящийся шар и медленно поплыл над кустами к дому. – Но если так, то я пойду вперед. Там что-то непонятное и колдовское. Держитесь за мной, госпожа.
Он уже понял, что отговорить Азуми не сможет, но рисковать ее жизнью и здоровьем не хотел, а что скрывалось впереди, предугадать не мог.

Дом, затаившийся в лесу, полностью затянуло мхом и вьюном. Часть его развалилась и проросла молодыми побегами ивняка, крыша почти целиком отсутствовала, а дверь упала с прогнивших петель, стоило до нее дотронуться. Из темных внутренностей дома пахнуло сыростью и гнилью.
- Похоже, он давно заброшен, - заключил Канто, запуская светляка внутрь помещения, а затем и сам шагнув через порог. Половицы под ногами предупреждающе заскрипели и прогнулись, и дракон невольно остановился. – Здесь все прогнило. Мы можем провалиться под пол... Не заходите сюда, Азуми, это на самом деле опасно. Я посмотрю сам.
Он сделал еще несколько осторожных шагов и осмотрелся. Внутри дома не осталось ничего кроме стен, и те местами зияли дырами. Мусор, гнилая листва, помет животных. И никакого присутствия человека или другого разумного существа.
- Здесь никого нет, - Канто обернулся к замершей у порога Азуми.
Но едва он это сказал, как послышался шорох, и куча листвы в углу комнаты зашевелилась, медленно выпуская из себя светящийся сгусток.
- Какого... – Канто не договорил, направил меч в сторону странного явления и замер, чувствуя как подступает страх. Необъяснимый, пронизывающий тоской и безысходностью.
А существо тем временем уже начало меняться, обретая форму, и больше не напоминая неопределенный сгусток света. Теперь это был младенец с непомерно большой головой и раздутым животом. Нос и ушные раковины у существа отсутствовали, но зато в открытой пасти можно было рассмотреть острые зубы-иглы.
Призрак медленно, не касаясь пола, подплыл к Канто и остановился напротив, вращая круглыми глазами. Он не нападал, а рассматривал, иногда чуть поворачивая голову, словно изучал и сам удивлялся, что в доме, кроме него, есть кто-то еще.
- Это... какой-то призрак, - почему-то шепотом произнес Канто, до сих пор пребывая в замешательстве, но чувствуя, что страх начинает спадать.
А затем потихоньку стал отступать к Азуми и выходу. Был бы перед ним зверь или монстр – это одно. С ними можно справиться мечом или магией. Но что делать с призраком? Канто не умел их изгонять, да и, честно говоря, видел все пару раз. Единственное, что он знал, - тело призрака нужно правильно захоронить, тогда душа успокоится и уйдет. Это если призрак – дух неупокоенного. Но призраки бывали разными, и что именно сейчас перед ним, дракон не знал. Поэтому и отступал, предепочитая просто уйти.
Но страшненький ребенок заметил его отступление и тоже двинулся следом, а потом и вовсе переключился на Азуми, стремительно обогнав Канто и зависнув уже перед девушкой. Лицо призрака преобразилось – зубастый рот растянулся в улыбке. Руки зашевелились и потянулись вперед, пытаясь ухватить Азуми за ногу.
- А ну кыш отсюда! – рявкнул, мгновенно отмерев, Канто, тут же оказавшись рядом и выставив меч между драконицей и существом. – Иди в свою кучу и не смей подходить к госпоже!
Но призраку на его слова было плевать, так же как и на меч. Прозрачное существо проплыло сквозь клинок и, радостно улыбаясь, обвилось вокруг ноги Азуми.
[icon]https://d.radikal.ru/d25/2003/d5/a3cfcf9cc1b6.png[/icon]

Отредактировано Канто (13-05-2020 01:13:10)

+2

20

Дом был мертв. Азуми он больше всего казался похожим на разверстый гроб, а разбитые ставни, хлопающие на ветру - на щелкающие челюсти, готовые сомкнуться вокруг неосторожно протянутой руки. Теперь она и сама чувствовала то, о чем Канто, возможно, задумался - неизъяснимый, неведомый страх.
Это место было не для людей. Места, в которых пролилось слишком много крови, никогда не бывают достойными для людей.
- Не заходите сюда, Азуми, это на самом деле опасно... - проговорил Канто, заходя внутрь первым, и драконица послушно замерла у дверей, переступив порог. Заклятье-светлячок медленно высвечивало разруху и запустение, и Азуми видела, что делать им здесь нечего.
И все же кое-что привлекло ее взгляд. Кинув взгляд на Канто, она сделала шаг в сторону, подняла с пола нечто, что на первый взгляд казалось просто куском грязной ткани. Отерла пыль, не боясь измазать тонкие пальцы - и увидела тряпичную куклу. Почти такую же, как Милка, какой баловалась девочка в телеге.
В этом доме некогда жил и умер ребенок?
Стоило этой мысли мелькнуть в ее голове, как Канто предостерегающе вскрикнул. Но Азуми уже и сама видела - то же самое, что было в камышах и в окне. Уродливое маленькое существо, напомнившее человеческого ребенка, зубастое, с совиными круглыми глазами. Канто с мечом наголо отступал от него назад, и драконица впервые видела, что ее спутник озадачен - или даже испуган.
Сама она испугаться не успела. Призрак неожиданно быстро мелькнул возле них - и прижался к ее ноге.
Даже поверх плотного кожаного сапожка Азуми чувствовала холод, поднимавшийся выше, к колену, к бедру. Она замерла в ужасе, не зная, что предпринять, лишь инстинктивно подняла выше руки, защищая лицо и грудь.
И тогда заметила взгляд маленького призрака, устремленный наверх, к безобразной тряпичной кукле, которую она держала в руках.
- Тебе... тебе нужно это? - совладав с собой, спросила Азуми.
Существо не ответило. Оно завороженно слушало ее голос, светящиеся плошки глаз остановились на кукле, затем - на лице Азуми. Зубастая улыбка стала еще шире.
- Нет, Канто! Погоди! - драконица успела заметить, что юноша изготовился оторвать призрачное существо, прицепившееся к ее ноге, и неведомый страх вспыхнул снова.
Если сделать что-то не так, последствия могут стать необратимыми...
- Тебе... нравится? - медленно, очень медленно Азуми наклонилась, протягивая призрачному младенцу (можно ли назвать младенцем зубастое страшилище?) куклу. - Ее делали для тебя?
Крохотная призрачная ручка протянулась вверх, коснулась куклы. Существо выглядело озадаченным.
- Отец рассказывал мне такие истории в детстве... - тихо проговорила Азуми, по-прежнему не распрямляясь. Ее коса свесилась через плечо, и призрак осторожно потрогал выбившуюся черную прядь. - Младенцы, которым не позволили родиться, остаются на местах своей гибели, чтобы вершить месть... Или чтобы найти новую мать.
Призрачные ручки взяли куклу, но тут же всунули ее обратно Азуми в ладонь. У куклы не было лица. Не было имени. Не было имени у существа, что обитало здесь, населяя кошмарами сны жителей дома, отравляя их жизнь, мстя им за собственное нерождение.
- Что произошло здесь, что не дает ему покоя?
Она наконец решилась и коснулась пальцем призрачной ладошки. Обе ручки твари, холодные, словно льдинки, цепко обхватили ее палец, и мертвое дитя заулыбалось от уха до уха.
[nick]Азуми[/nick][status]когда цветет вишня[/status][icon]http://forumfiles.ru/uploads/000f/3e/d5/640/49325.png[/icon]

+2

21

- Азуми! – Канто смотрел на ее во все глаза, держа меч наготове, хоть и не знал, что делать с призраком. Все эти заигрывания с потусторонним казались ему опасными и настораживали. – Лучше его не трогать. Давайте уйдем. Оставим здесь все как есть – мы не в силах что-то изменить и совсем не понимаем мира духов.
- Да... - завороженно проговорила Азуми, не сводя глаз с крохотного уродливого личика. Призрак тянулся к ней в ответ, но, услышав слова Канто, оглянулся, и в гигантских бледных зрачках промелькнула злость. Он выпустил палец драконицы, сделал шаг в сторону и - растворился.
- Ты его испугал, - грустно заметила Азуми, подняв взгляд на Канто.
- Вот и хорошо, - ответил дракон и, решительно взяв девушку за локоть, вывел ее из дома.  - Давайте вернемся к костру. Здесь нам делать нечего. Если очень хочется, то мы можем заглянуть сюда после рассвета. Если мы найдем кости, то похороним их. Договорились? Большего мы сделать не в силах, - призрак его нервировал. Канто должен был защищать госпожу от врагов, но этот враг оставался непонятным, а значит и угроза сохранялась.
- Да, - снова согласилась Азуми. В ее глаза медленно возвращался блеск, бледные щеки вновь порозовели, будто контакт с призраком забирал часть ее жизненных сил, и теперь она словно очнулась. - Ты тоже почувствовал это? Эту печаль и... холод?
Она неосознанно жалась к Канто, будто пытаясь согреться об него.
-  Я думал, что мне показалось... – тихо ответил он, обнимая ее за плечи. – Но это все очень странно и опасно, поэтому лучше не будем связываться.
Он провел Азуми вдоль реки обратно к костру, святящемуся в темноте яркой точкой и только там, наконец, почувствовал, как волнение и страх отступают. Насколько знал Канто, призраки боялись огня, а еще слышал, что редко покидали место своей смерти, оставаясь привязанными к нему навеки, так что вроде бы можно было расслабиться.
Но у него не получалось. Пока они с Азуми готовились ко сну, расстилая одеяла, он то и дело поглядывал в сторону дома. Отсюда его было, конечно же, не видно, но дракону казалось, что он чувствовал чужое присутствие – словно призрак и не исчез вовсе, оставшись в гнилых стенах, а притаился рядом и наблюдал.
- Как ты думаешь, что там произошло? - спросила Азуми, заворачиваясь в одеяло. Ее глаза мерцали рубиновым в свете разгоравшегося костерка. Так и не помытый котелок она, чудом не выронив по дороге, поставила рядом с собой на землю. - Не похоже, будто на дом напали и всех убили. Этот призрак... это дитя, - поправилась она, - ...стало единственной жертвой.
Она пошевелилась подтянула под себя ноги.
- Отец рассказывал как-то об одном диком обычае первых людей. Чтобы защищать свои дома от злых духов, они вмуровывали в стены детей... новорожденных младенцев. Считалось, что их чистота и невинность отпугнет зло...
- Это ужасно, - Канто тоже опустился на свое одеяло, но ложиться не стал. Сон совсем прошел, и он понимал, что вряд ли вообще уснет этой ночью. – Я слышал, что лишних детей убивали, чтобы не тратить на них еду в голодные годы. А еще убивали больных и увечных. Слабые умирали сами. Так что все может оказаться прозаичней – малыш мог умереть от болезни или случайной травмы. Мы теперь не узнаем, что произошло, ведь дому, судя по его виду, лет сто, если не больше – он прогнил до такой степени, что мало что осталось вообще. А может этот ребенок никогда и не жил здесь – умер в дороге, и от него избавились, просто выкинув. Или попросту случились неудачные роды, и он уже был мертв, появившись на свет. Ответов может быть множество, но верного нам не узнать.
- Люди... - Азуми печально усмехнулась и коснулась рукой собственного живота. - Так легко и бездумно плодятся, не думая о тех, кого приводят в этот мир... Если бы наш народ был бы так же плодовит, возможно мы никогда не потеряли бы нашу родину.
- Или стали бы такими же, - задумчиво ответил Канто. – Ведь нам нечем было бы дорожить.
- А как же наши законы? Традиции? То, чему учит мой отец? - Азуми повернулась к нему. - Неужели мы могли бы забыть все это и уподобиться детоубийцам?
- Не знаю, - честно признался Канто. В философии и умной риторике он никогда не был силен. – Я никогда об этом не задумывался. Зачем думать о том, чего нет и не будет? Мы не люди, мы не разбрасываемся детенышами, у нас свои традиции. Мне хватает этого, чтобы видеть свой путь.
[icon]https://d.radikal.ru/d25/2003/d5/a3cfcf9cc1b6.png[/icon]

Отредактировано Канто (16-05-2020 20:47:28)

+2

22

- А каким ты видишь свой путь? - Азуми чуть подалась вперед, не сводя с Канто блестящих в темноте глаз. - Чего бы ты хотел в своей жизни, чтобы она была идеальной?
- Служить вашему отцу. Служить своему народу и Драак-Талу, - не задумываясь, произнес Канто. – Это высшее благо для меня, - он взглянул на Азуми и неожиданно улыбнулся. – Но еще, возможно, посмотреть мир. А вы?
Она поерзала и почему-то опустила ресницы.
-  Я хочу... жить в большом и светлом доме с мужчиной, которого люблю, и воспитывать свое дитя. Чтобы по утрам в мои окна светило солнце, а по вечерам в очаге горел огонь. Хочу, чтобы моя дочка улыбалась мне перед сном. Хочу возделывать свой садик и видеть, как он дает плоды. Хочу учить детей чему-то хорошему и красивому. Хочу... ну вот, теперь ты сказал, и я почувствовала себя эгоисткой со своими маленькими мечтами. В них ведь нет никакого великого служения или высшего блага,- она вздохнула и засмеялась.
- А я почувствовал себя скучным пнем без фантазии, - улыбнулся в ответ Канто. – Мне даже в голову не пришло придумать что-то про сад или дом. Я даже не могу представить, что будет, заведи я семью... Наверное, я всегда буду в дозоре, и жена быстро от меня сбежит, сложив в корзину яйца и оставив прощальную записку со словами, какой же я невнимательный козел.
Азуми расхохоталась.
- Тебе нужна жена, которая разделила бы с тобой любовь к странствиям. Многие из нашего народа путешествуют поодиночке или даже парами, главное чтобы их души стремились в одном направлении. Но... - она задумалась, - ...мне ты вовсе не кажешься невнимательным. И я бы не хотела, чтобы ты... уходил.
- Я от вас и не ухожу, - брякнул Канто, не сразу сообразив, про что речь. И смутился, когда дошло. – А-а... Я не понял, простите. Наверное, уже совсем сплю. Может, будем ложиться? – ему стало невероятно стыдно. Каким глупым он, вероятно, выглядит в ее глазах!
- Да, конечно, - Азуми с трудом сдержала улыбку, прикусив губы изнутри. Жутковатое происшествие с призраком младенца почти позабылось, и она была рада этому живому разговору. И лицо Канто, когда тот смущался, казалось таким забавным. - Надо поспать. Знаешь, это первый раз за очень долгое время, когда я вот так сплю под открытым небом...
Она поудобнее устроилась в "гнезде" из одеял и лапника, которое устроил Канто. Замерзнуть драконица не боялась - все-таки они были детьми огня.
Но почему-то, уже засыпая, она слышала отголоски давно смолкшего детского плача. И от этого плача сон ее был пронизан тоской и холодом, словно она находилась под глубокой серой водой.
[nick]Азуми[/nick][status]когда цветет вишня[/status][icon]http://forumfiles.ru/uploads/000f/3e/d5/640/49325.png[/icon]

Отредактировано Минори (17-05-2020 00:18:53)

+3

23

Уснул Канто лишь перед самым рассветом, – забылся коротким тревожным сном, успокоившись, что никто не нападет, и призрак больше не станет преследовать, - но стоило первым лучам солнца пробиться сквозь листву, как был уже на ногах. Он привык просыпаться рано, и изменить свои привычки уже не мог. Да и, наверное, не хотел.
Утро встретило гомоном птиц и туманом, стелившимся в низине вокруг реки. Лошади фыркали, жевали траву и не выказывали ни капли страха. Канто не стал будить Азуми, свернувшуюся клубком под одеялом, подбросил веток в почти потухший костер и спустился к воде, прихватив котелок. Осмотрелся, прислушался. Но ничего подозрительного не заметил. Ночной призрак с первыми солнечными лучами казался дурным сном, но никак не реальностью.
Дракон подумал было сходить в разрушенный дом, чтобы осмотреть его днем, но побоялся оставлять Азуми одну. Вдруг проснется, увидит, что его нет, и испугается? Он не думал, что на драконицу нападут звери или люди – реальнее казалось то, что она может отправиться на его поиски и заблудиться. Лес он и сам толком не знал, старался держаться недалеко от дороги, так что если бы Азуми заблудилась, ее поиски превратились бы для него в большую-пребольшую проблему.
Именно поэтому поход к заброшенному дому Канто пока что решил отменить. Вернее, не отменить совсем, а перенести на более позднее время. Почему-то ему казалось, что драконица непременно решил сама все осмотреть, когда проснется.
А пока он умылся, склонившись к холодной воде с поросшего травой берега, зачерпнул в котелок воды и замер, рассматривая снующих у берега рыбок – шустрых и юрких, сама большая из которых была размером не больше ладони. Поймать их руками казалось делом нереальным, но у Канто на этот случай был свой фокус.
Он опустил руку в воду, и замер, не шевелясь и почти не дыша. Рыбки сначала прыснули в стороны, но затем вернулись обратно – непуганые, они не замечали опасности. Но трогать их Канто и не собирался. Вместо этого он аккуратно плел заклинание, и вода в радиусе метра от берега мгновенно вскипела, выбрасывая на поверхность реки мертвые тела рыб. Остыла она, правда, уж через пару минут, но этого хватило для хорошего улова, а бороться с течением, поддерживая температуру, Канто и не собирался. Он скинул сапоги, закатал штаны по колено и забрался в воду, собирая свою добычу, блестящую на солнце белыми пузами. Получилось ровно восемь рыбок. Уже на берегу Канто их выпотрошил и бросил в котелок. Туда же отправил и порезанную луковицу, которую нашел во вчерашних запасах Азуми. 
А когда драконица проснулась, завтрак был практически готов – наполовину сварившаяся от заклинания рыба доварилась над костром довольно быстро.
- Как вам спалось? – приветствовал Азуми Канто. Но по ее растерянному виду догадался, что не очень хорошо. И даже без слов знал, в чем дело.
В распроклятом призраке! Что б его!
Надо ж было выбрать такое неудачное место для ночевки!
Канто мысленно уже в который раз выругал себя, что не осмотрел всю округу сразу после остановки, и в который раз понял, что все равно не заметил бы призрака, раз тот появился у реки, только когда уже совсем стемнело. 
- Все из-за дома? – произнес он вслух, уже зная ответ. И зная, что последует за ним. – Можем сходить туда, но давайте сначала спокойно позавтракаем без всяких призраков и прогнивших стен. Там один запах может весь аппетит отбить, да и честно сознаюсь, когда вспоминаю ночного уродца, мне самому становится не по себе.
[icon]https://d.radikal.ru/d25/2003/d5/a3cfcf9cc1b6.png[/icon]

Отредактировано Канто (18-05-2020 19:57:37)

+3

24

Она видела женщину. Молодую - даже, пожалуй, совсем юную по человеческим меркам. Исполнилось ли ей хотя бы лет пятнадцать? Наверное, нет. Слишком по-детски хрупкими и тонкими выглядели косточки.
И огромный выпирающий живот казался на ее тоненьком теле инородным предметом - будто вся здоровая полнота, присущая человеческому телу, ушла именно в него, оставив руки, ноги и нежную шейку почти бесплотными. Девочка ходила с трудом, поддерживая живот обеими руками - но ходила постоянно.
Носила воду.
Мыла дом.
Доила скот и кормила кур.
Работала в огороде.
Делала - сворачивала из обрывков старых тряпочек - ту самую куклу, что нашла Азуми в доме. Девочка ни разу не жаловалась, но, по мере того, как рос ее живот, драконица чувствовала неотвратимую беду. Беду, от которой ужасно хотела оградить юную мать и ее несчастное, погибшее дитя.
Но в этом сером, тоскливом сне она оставалась только наблюдателем. И сам сон, словно клочья утреннего тумана, стал обрывками - кусками видения, распадавшегося от слишком пристального взгляда.
Кровь. Много крови на руках, одежде. Тучи, скрывшие щербатую луну. Запрокинутое в крике лицо, посеревшее и постаревшее от боли.
Девочка все еще истекала кровью, когда ее неловко, словно мешок, грузили в телегу. Она все оглядывалась и оглядывалась назад в страхе, но ребенка, рожденного ею в муках, не было.
Где он был?
Куда ее увезли?
Как можно было допустить такую чудовищную несправедливость, разлучая их?
Азуми хотела остановить телегу, но дом отдалялся все больше и больше, и тонкие, уставшие руки уже не в силах были удержать ее окровавленное тело в сидячем положении.

***
Проснулась она с больной головой и больным телом. И если последнее объяснялось ох как легко - достаточно было взглянуть на сонную морду Момо, щипавшей травку неподалеку, - то голова болела так, будто ночной сон вовсе не принес ей отдыха.
Зато Канто был уже тут - крутился возле костра, от которого упоительно пахло рыбной похлебкой?
- Когда ты... успел? - изумилась зеленая драконица, чувствуя себя страшной лентяйкой, ради которой юноша и рыбы наловил, и уху приготовил, хотя по негласным правилам вовсе и не должен был. - Великое Пламя! Вкусно как...
Она набросилась на еду так, будто голодала три дня. И даже про крохотную речную ракушку, хрустнувшую под зубом, ничего не сказала - это не умаляло работы Канто.
— Как вам спалось?
Она перестала есть и задумалась над ответом, вспоминая худенькую девочку, истекающую кровью. Должно быть, думала, слишком долго - он догадался обо всем сам:
— Все из-за дома?
Азуми кивнула и уже подумывала, как бы предложить ему снова наведаться к месту упокоения несчастного малыша, как Канто предложил сам.
Он был удивительно чутким. Будто прибор, улавливающий малейшие колебания ветра - отец рассказывал ей о таких и даже установил один подобный на крыше их дома.
А ветром была она...
- Я видела кое-что во сне, Канто, - сказала, наконец, Азуми. - Может, всего лишь плод моей фантазии, но...
И она рассказала ему обо всем, что увидела - пока доедала похлебку и приводила себя в порядок после сна, расчесывая волосы и поправляя одежду.
- Их разлучили, но зачем? - она сноровисто протерла котелок пучками сухих листьев, чтобы потом лишь ополоснуть. - Он не должен был родиться, но она ждала его. В этом сне все было так... печально.
Азуми повернула голову и обмерла.
В нескольких шагах от них сидела, прислонившись к дереву и удивительно похожая на кучу грязи, тряпичная кукла без лица. Которую Азуми - точно помнила! - оставила в старом доме.
[nick]Азуми[/nick][status]когда цветет вишня[/status][icon]http://forumfiles.ru/uploads/000f/3e/d5/640/49325.png[/icon]

Отредактировано Минори (18-05-2020 20:41:05)

+3

25

Канто слушал ее внимательно, не перебивая, а потом покачал головой:
- Ваши сны удивительны, Азуми, а я своих вообще запомнить не могу. Думаете, это правда? То, что вы увидели во сне?
Сам он судить не брался. Бабуля Чо раньше тоже много чего рассказывала и утверждала, что все правда, и иногда ее сны чудесным образом сбывались, так что Канто вполне мог поверить как в бурную фантазию, так и в вещие сновидения. Наверное, решать тут надо было хозяину сна, а значит самой Азуми.
Канто хотел было поделиться рассказами старой драконицы, но заметил, как Азуми изменилась в лице, побледнев и явно испугавшись. Он проследил за ее взглядом и растерялся сам – под деревом напротив сидела старая кукла из разрушенного дома.
Но разве они ее забирали с собой?
Канто вовсе не был в этом уверен.
- Вы принесли ее из дома? – уточнил он у Азуми, взглянув на драконицу. 
- Нет... - Азуми с усилием перевела взгляд с куклы на Канто, - я оставила ее там. Думаешь, она..?
Она не закончила, не зная, как сформулировать то, что действительно стало страхом: кукла самостоятельно пришла сюда? Из старого дома? За ней?
- Мне никогда не снилось вещих снов... - прошептала драконица. - И меня никогда не преследовали куклы умерших детей. Что происходит, Канто?
- Я не знаю, - он снова мотнул головой, поднялся на ноги и, подойдя к кукле, присел перед ней. – Но куклы не умею ходить. Сами по себе – нет.
Он взял игрушку в руку, повертел, рассматривая – ничего необычного. Старая тряпичная поделка, давно пришедшая в негодность.
- Может, он хочет, чтобы мы оставили ее себе? - осторожно предположила драконица.
- То есть ее сюда принес дух? – Канто нахмурился и машинально обернулся в сторону дома. – Мне не нравится эта идея. Не стоит брать подношения мертвых. Я бы ее вернул.
- Мы ушли слишком поспешно, - проговорила Азуми и протянула руку к кукле, не дотрагиваясь до нее. - Возможно, не оказали ему должного почтения...
Она вспомнила сон и тоненькую девочку, родившую кого-то в крови и муках. Не оказали почтения... существу? Кого родила девочка, что ее так поспешно увезли прочь, а дом забросили?
- Давай вернем ее и скорее поедем дальше.
Канто на мгновение задумался, но потом кивнул:
- Да, наверное, так и есть. Давайте вернем эту игрушку в ее дом и уедем отсюда. Ночевать здесь было изначально неправильно. Но кто ж знал, что, остановившись, мы случайно потревожим призрака!
Он поднялся на ноги, не выпуска куклу из рук. Немного подождал, пока Азуми соберется, и вместе с ней отправился к дому, скрытому в кустарнике на берегу реки – туда, куда ходили ночью. И в этот раз, при свете дня, путь показался совсем коротким – дом был почти рядом, если не спускаться к реке, а пройти напрямик через лесные заросли.
[icon]https://d.radikal.ru/d25/2003/d5/a3cfcf9cc1b6.png[/icon]

+2

26

- Вот здесь она жила, - проговорила Азуми, оглядываясь.
Колодец - высохший и заросший травой. Сгнивший сарай для скотины. Огород, превратившийся в одичавшие заросли.
На этот раз драконица не пошла к дому - направилась к сараю.
- Здесь она рожала ребенка, - выглядел сарай еще более старым и ветхим, чем сам дом. - К ней относились... плохо, и не позволили даже оставить его. Или же так испугались его, когда увидели?
- Почему она вообще жила здесь? – Канто заглянул в сарай, через дверной проем, давно оставшийся без двери, но через порог не переступил. – Я имею в виду, почему в этом доме? Рядом нет деревни... Вообще ничего нет, даже до дороги далековато. Это странно уже само по себе. Я думал, что люди стараются жить общинами, разве не так?
Вопросов получалось больше, чем ответов.
- Я не знаю, - Азуми покачала головой, с грустью глядя на ветхое жилье. От всего этого дома и этого хозяйства веяло замогильным отчаянием. Кто-то держал здесь девочку, у которой не было ни близких, ни родных, ни возможности убежать. - Позволь, я...
Она протянула руку к кукле, которую держал Канто.
- Да, конечно, - он отдал игрушку и отошел в сторону.
Она зашла внутрь сарая и огляделась. Здесь не было запахов, которые могли бы учуять драконы - даже кровь давно уже выветрилось. И все же что-то зловещее оставалось словно в самом воздухе.
Азуми опустилась на колени возле дальней стены, осторожно пристроила куклу в угол и молитвенно сложила руки перед грудью:
- Прости нас, кто бы ты ни был, за то, что потревожили твой покой. - проговорила она. - Я видела твою мать но, к сожалению, не могу поведать тебе, что стало с нею дальше. Если бы я могла, я бы...
Она осеклась. Опасно давать обещания духам.
Вокруг царила глубокая тишина. Даже сквозняки смолкли.
- Если я узнаю что-то о ней, то обязательно вернусь, чтобы рассказать тебе.
Канто молча стоял у входа. Не мешал. И заговорил, лишь когда Азуми, оставив куклу, вышла из сарая обратно.
- Чтобы уж совсем успокоиться, можем глянуть дом, - предложил он. – Возможно, ночью мы что-то просмотрели. Какие-нибудь руны, остатки магии... Кто знает, что здесь было.  Что если призрака вызвали специально, поэтому он так и не может угомониться? Но я могу глянуть один, если вам страшно.
- Мне не страшно, - драконица решительно мотнула головой. - Я пойду с тобой.
Было ей страшно, и еще как. Но как дочь Сейджина и невольная свидетельница жизни неведомой девушки - имела ли она право бояться?
- Хорошо, - Канто уже привычно согласился. Со своей госпожой он старался не спорить, да и не видел сейчас какой-либо серьезной опасности. Призраки, сны... Все это было слишком зыбко и эфемерно, чтобы причинить реальный вред, кроме обычного испуга, да и то пугаться можно было ночью – днем страх отступал вместе с ночными тенями. Так что ничего страшного в осмотре прогнивших развалин Канто не находил.
В дом он направился по уже известному пути, раздвигая руками разросшиеся побеги ивняка. Внутри ничего не изменилось – Канто глянул через порог и хмыкнул. Если и ожидал что-либо тут найти еще мгновение назад, то сейчас уже понимал, что искать нечего. Никакой магии он не чувствовал, да и чужих запахов тоже. Пахло гнилым деревом, прелыми листьями – и ничем более. Да и на пыльном полу он отметил лишь свои следы.
- Мда... ничего нового, - дракон уверенно, как и ночью, прошел до кучи листвы, откуда появлялся призрак. Но сейчас листья остались всего лишь листьями. Он ковырнул их носком сапога и обернулся к Азуми. – Здесь ничего нет. Совсем ничего. Призрак ушел.
- Возможно, он услышал нас, и все получилось, как надо? - с сомнением спросила Азуми, осторожно заходя следом. Почему-то, несмотря на все воззвание к призраку, ей вовсе не казалось, что тот услышал и, что главное, понял. - Не заходи далеко, Канто...
- Я уже обратно, - ответил дракон.
Но обратно так быстро добраться не получилось. Если ночью ему повезло как-то проскочить по гнили, то днем этот фокус не удался – доски под ногами печально скрипнули и внезапно обрушились вниз, увлекая за собой.
- Канто! - только и успела вскрикнуть Азуми, бросаясь к провалу, в котором исчез ее телохранитель.
В воздухе оседала мелкая гнусная древесная пыль, и она закрыла рот рукавом и прищурилась, пытаясь рассмотреть, куда провалился юноша.
[nick]Азуми[/nick][status]когда цветет вишня[/status][icon]http://forumfiles.ru/uploads/000f/3e/d5/640/49325.png[/icon]

+3

27

Обломки досок больно царапнули по рукам и спине. Падать оказалось не так и высоко, но гордость Канто все равно была задета. Это ж надо так перед Азуми опозориться! Расслабился, подумал, что раз ночью пол выдержал, то и сейчас не рухнет! А зря. Очень даже зря.
- Ты цел?! - Азуми свесила голову в пролом, опасаясь подползать ближе.
- Все в порядке, - ответил он обеспокоенной драконице, отмахиваясь рукой от поднявшей в воздух пыли и выбираясь из-под досок. – Говорил же, что дом весь прогнил...
Он осмотрелся, прищурившись в темноте, а потом все же создал магического светляка, и запустил его в полет по подвалу, в который угодил. Свет скользнул по земляным стенам, затянутым паутиной, разбитым бочкам, каким-то истлевшим тряпкам. Помещение оказалось совсем маленьким – шагов десять в длину и пять в ширину – не больше.
Канто поднял голову вверх, встретился взглядом с испуганной Азуми и поспешил ее успокоить:
- Я сейчас выберусь отсюда, все, правда, хорошо. Сам виноват, что под ноги не смотрю.
В подтверждение своих слов он действительно посмотрел вниз. Шевельнул носком сапога лежащую у самой стены грязную тряпку и поспешно отдернул ногу – угол тряпки задрался, оголив маленький череп.
- Ох-ты... – только и мог произнести дракон.
Он присел рядом с находкой на корточки и осторожно потянул тряпку на себя, вытряхивая на пол все ее жуткое содержимое – маленький человеческий череп и кости. Скелет, видимо, рассыпался от времени, и теперь все было вперемешку.
- Азуми, - позвал Канто, не отрывая взгляда от находки. Могло ли все это действительно принадлежать призраку, что видели ночью? – Я тут кое-что нашел. Надо бы тряпку какую-то... чтобы собрать. Та, что здесь, давно истлела до дыр.
- Что там? - Азуми сверху было не видно целиком, но она разглядела крохотный череп и ахнула. Заметалась глазами по комнате, затем, решившись, стащила с себя плащ, сбросила вниз Канто. - Только осторожнее и не сломай...
- Нет, ваши вещи я... этим... пачкать не буду, - Канто поймал брошенный плащ, но вовсе не собирался складывать в него свою страшную находку. – Надо что-то старое и ненужное. Тут кости. И череп. Маленький. Вероятно, ребенка. 
- Не спорь со мной и просто сложи его туда! - велела Азуми, крепко сжав губы, чтобы скрыть их дрожь.
Канто недовольно покачал головой, но спорить на этот раз не стал – расстелил плащ на земле и аккуратно переложил на него все, до последнего осколка, косточки. Затем свернул в узел и поднялся на ноги.
- Держите, - он протянул находку драконице, а когда она ее приняла, сам ухватился за доски, что оставались целыми, подтянулся на руках и выбрался из подвала. Половицы, хоть и надрывно скрипели, но на этот раз выдержали. 
Азуми бережно приняла узелок и невольно потянулась к самому Канто, быстро, мельком ощупав его плечи и локти, словно каким-то подобным образом могла убедиться в его целостности. Сердце у нее все еще гулко колотилось, но дракон был теплым - даже сквозь одежду! - и вполне себе крепким.
Драконица прикусила губу и повернулась к узелку с костями.
- Думаешь, это он? - она осторожно погладила ладонью свернутый плащ. - Тот ребенок, которого мы видели ночью?
- Наверное, - смущенно ответил Канто, тронутый ее заботой и вниманием. Ему было неловко, но приятно. – Давайте унесем его отсюда и похороним по-нормальному. Тогда призрак, вероятно, успокоится.
- Да, конечно, - Азуми перехватила его взгляд и опустила глаза, пока Канто подбирал узелок. - Я видела во дворе хорошее место под старой яблоней. И... Канто...
Она умолкла, будто не сразу решилась выговорить то, что ее беспокоило.
- Ты не мог бы... держать меня за руку? Пожалуйста.
- Конечно, - согласился дракон, посмотрев ей в глаза, словно ища в них ответ.

Из дома они вышли вместе. Канто крепко сжимал в своей руке маленькую теплую ладошку Азуми, как и обещал.
[icon]https://d.radikal.ru/d25/2003/d5/a3cfcf9cc1b6.png[/icon]

Отредактировано Канто (26-05-2020 22:25:00)

+3

28

Под старой яблоней, о которой говорила Азуми, действительно было тихо и удивительно спокойно.
Пока Канто копал могилу подручными средствами, драконица осторожно развернула свой плащ, разложила хрупкие крохотные косточки. Было в этом что-то настолько неправильное, противоестественное, противное самой природе жизни, что она содрогалась от одной мысли об этом. И все же вдвоем они устлали могилу старым тряпьем, а затем осторожно перенесли останки туда.
Земля - вместо колыбели. Двое чужих нелюдей - вместо любящих родителей.
- Он выглядит там очень... одиноким, - проговорила Азуми. Затем, словно внезапно вспомнив о чем-то, выпустила ладонь Канто и стремглав бросилась в сарай.
Дракон посмотрел ей вслед, но Азуми быстро вернулась обратно, неся в руках старую куклу.
- Это правильно, - кивнул Канто, пока девушка укладывала игрушку в маленькую могилу. – Возможно, он поймет, что не настолько забыт, и наконец-то покинет этот мир.
Дракон дождался, пока Азуми отойдет, и принялся закидывать кости землей. Вместо лопаты у него был всего лишь широкий охотничий нож, но для маленького тельца хватило и не такой уж глубокой ямки. О том, что кости могут растащить звери, и речи идти не могло – скелет настолько долго пролежал в доме, что уже не представлял для падальщиков никакой ценности.
- Мы сделали все, что могли, - Канто отряхнул нож и руки, поднимаясь с колен и глядя на получившийся земляной холмик.
- Да... - отозвалась Азуми, стоя возле его плеча. Вид маленькой могилки удручал, и ей хотелось поскорее покинуть заброшенный дом, и вместе с тем она не могла не помолиться еще раз Великому Пламени. Чтобы помогло крохотной душе - неважно, что не драконьей! - найти покой. - Теперь и мы можем двигаться дальше?
- Да, идем, - просто ответил Канто и взял ее за руку. Ему нравилось держать ее за руку.
Он обернулся на яблоню, когда покидали поляну, и на этот раз и старый дом, и заросший двор показались спокойными и умиротворенными, словно все те боль и безысходность, что прятались здесь до сих пор, ушли или развеялись, уступив место обычному лесу и обычной жизни.

Лошади по-прежнему мирно ждали их на поляне, пощипывая траву. Пока Канто закидывал остатки костерка, Азуми собрала посуду, распределила ее по седельным сумкам и, уже предчувствуя, как будет болеть непривыкшее тело, взобралась в седло - на этот раз сама.
Однако на удивление, дорога показалась куда легче и спокойнее, чем до этого. Может, оттого, что за плечами осталось завершенное и несомненно хорошее дело, а может Азуми недооценила себя и свои способности подстраиваться под ситуацию. Так или иначе, а обе лошади размеренно топали по дороге, солнышко пригревало, и настроение становилось все лучше.
Драконица покачивалась в седле, смущенно улыбаясь, если встречалась взглядом с Канто, а к полудню, когда совсем распогодилось, даже принялась напевать под нос простенькую песенку:

Зелена, зелена
на речном берегу трава.
Густо, густо листвой
ветви ив покрыты в саду.

Хороша, хороша
в доме женщина наверху -
Так мила и светла -
у распахнутого окна.

Нежен-нежен и чист
легкий слой белил и румян.
И тонки и длинны
пальцы белых прелестных рук.

Канто и сам улыбался, а потом потихоньку принялся подпевать. Песня была известной в Драак-Тале, так что слова он знал. И еще он видел, что это нравилось Азуми.

Та, что в юные дни
для веселых пела домов,
Обратилась теперь
в ту, что мужа из странствий ждет.

Из чужой стороны
он никак не вернется к ней,
И пустую постель
очень трудно хранить одной.*

Так неспешно они добрались до окрестностей Андерила и уже в сумерках остановились в небольшой деревне, чтобы передохнуть и с первыми лучами солнца войти в город. И ни Канто, ни Азуми так и не заметили, что старая потрепанная кукла вновь вернулась и заняла место в одной из седельных сумок, затерявшись среди одеял и посуды.

*из "Девятнадцати древних стихотворений"
[nick]Азуми[/nick][status]когда цветет вишня[/status][icon]http://forumfiles.ru/uploads/000f/3e/d5/640/49325.png[/icon]

Отредактировано Минори (31-05-2020 19:25:26)

+2

29

Ночь прошла спокойно. Постоялый двор оказался чистеньким, без излишка тараканов, еда вполне сносной и не очень дорогой. Азуми рисовала перед сном и что-то записывала. Канто было любопытно, но он постеснялся спросить – предпочитал просто болтать обо всем и надеялся, что драконица вскоре сама ему все покажет. Но их разговор ни о чем и обо всем сразу тянулся бесконечно долго и продолжился даже тогда, когда погасили свечи и улеглись спать, так что рисунки так и остались в этот день тайной Азуми.
А утром, на заре, тронулись в путь. Местные жители, что попадались на дороге, на драконов косились, но ничего не говорили – уже привыкли к наплыву паломников, что хотели увидеть Андерил и прикоснуться к святыням. Азуми с Канто тоже хотели. Азуми из-за своего Желания (ведь можно было его для гарантии загадать и в городских храмах), а Канто просто из интереса. Город тысячи храмов – звучало пафосно и возвышенно, и не посетить его, проезжая мимо, казалось глупостью.
Но сокрытием ауры драконы все же воспользовались – в чужих землях они предпочитали играть за их исконных жителей, – за людей, - хоть и не скрывали, что приехали издалека.

Андерил встретил их на рассвете – с первыми лучами солнца, золотившего высокие стены и устремленные в небеса шпили множества башен. Попав за городские стены, драконы даже немного растерялись. Здесь все было огромным – большие дома, высоченные соборы, - иногда за крышами зданий терялось даже само небо. Везде суетились жрецы, а простой люд толпился разве что у храмов. Канто уже бывал больших в городах, а вот Азуми в подобной громадине оказалось впервые, и драконицу сейчас интересовало все - от мелких лавок с талисманами и треугольниками всех мастей - символами Творца - до самих храмов, где уже шли обряды. Знакомый Азуми Анвалор выглядел сейчас совсем незначительным по сравнению с величественным Андерилом, а уж Драак-Тал и вовсе напоминал песчинку.
Канто шел рядом с драконицей и вел за повод обоих лошадей, пока его госпожа крутила головой во все стороны и по-детски радовалась всему, что попадалось им на пути. По-хорошему, им бы надо было найти, где остановиться, а уж потом спокойно отправиться гулять, но Канто не торопил – искренняя радость Азуми подкупала, и он невольно радовался весте с ней сам.
Трактир «Колесо Судьбы», или просто «Колесо», как его звали местные, им подсказали на постоялом дворе, где пришлось ночевать. Нахвалили, что большой, не очень дорогой и всегда готов принять любых странников, прибывших в город ради почитания Творца.
- За воротами пройдете немного вперед и повернете налево по большой дороге, потом два квартала – и увидите вывеску, - напутствовали сердобольные хозяева.
И сейчас драконы следовали их инструкциям – повернули налево и просто шли вперед, рассматривая улицы.
- И это окраина города, - заметил Канто вслух. – Представьте, что будет в его центре, где главные площади и богатые кварталы! - он улыбнулся сиявшей от счастья Азуми. – Как только избавимся от лошадей, то сразу можем отправиться погулять. Если, конечно, вы не хотите отдохнуть... Мы, вроде, не сильно торопимся, так что вполне можем позволить себе задержаться на пару дней, чтобы все здесь осмотреть.
Канто и сам был не против задержаться. Чуть подольше растянуть время пути, чуть подольше побыть рядом с Азуми... Такой красивой, нежной, доброй, интересной. Дракон уже не раз ловил себя на мысли, что не понимает Йоширо, отправившего жену в путешествие одну. Неужели ему не хотелось ее сопровождать самому? Раньше, до поездки, Йоширо казался вполне нормальным и достойным уважения мужчиной, но сейчас Канто готов был считать его бесчувственным сухарем, который совсем не замечает, какое сокровище находится с ним рядом. Складывалось впечатление, что времени жене он не уделял вообще, обязав ее сидеть дома, как на привязи больше сотни лет! Да еще и ребенка не способен был дать.
Мнение о Йоширо у Канто падало день ото дня, но о своих мыслях госпоже Азуми он, конечно же, не говорил. Зачем ее зря расстраивать, если она считает мужа отличным малым? Нет, расстраивать драконицу Канто не хотел, а потому держал язык за зубами, как только разговор случайно скатывался на опасные и скользкие темы.
[icon]https://d.radikal.ru/d25/2003/d5/a3cfcf9cc1b6.png[/icon]

Отредактировано Канто (02-06-2020 21:58:15)

+2

30

Вот только его госпожа сама, так или иначе, потихоньку скатывалась к темам, которых Канто так старался избегать. О, Азуми прекрасно умела держать язык за зубами и не сплетничать о ком-то постороннем — сплетни вообще были выше ее строгого воспитания...
Но все же сейчас, в огромном, чистом, прекрасном городе, полном — как ей казалось! — прекрасных и чистых помыслами людей, рядом с молодым мужчиной, который смотрел на нее взглядом, полным восхищения, она не могла не сравнивать. Свою жизнь — с этой. Драак-Тал — с Андерилом. Йоширо — с Кант...
Нет, эти мысли она старательно гнала от себя.
И все же — могло ли статься, что те желания, которыми она наполняла свою жизнь, стали немного... иными, а путь, который до сих пор она видела ясным и прямым, внезапно свернуть в другую сторону?
Ей тоже хотелось задержаться в Андериле. Очень хотелось. Ей казалось, будто с ее глаз вдруг сняли повязку, и она увидела все в совершенно ином свете — новые дороги, возможности, людей. Новую красоту, к которой никогда не стремилась, но которую, однажды увидев, пожелала для себя.
И конечно же, она сказала Канто, что вовсе не против задержаться.
И конечно же, увидела, какой непритворной радостью вспыхнули его темные глаза при этих ее словах.

***
Они оставили лошадей в «Колесе Судьбы», совсем немного передохнули — и снова вышли на улицу, решив перекусить уже в городе. Азуми интересовало буквально все: строгие ряды усталых паломников с озаренными лицами, опускавшихся на колени возле храмов, высокие крыши домов, почти скрывавшие небо, великолепные статуи, искусно врезанные в каменные своды. Оказывается, люди тоже знали толк в красоте — но другой, не драконьей. Любой дракон сделал бы храм своему Божеству максимально простым, открытым солнцу и ветрам, окруженным травами и деревьями. Люди выстраивали настоящие дворцы — и в этих дворцах вершили обряды, творили молитвы, а в каких-то и просто жили.
Азуми, разрумянившаяся, оживленная, чувствовала себя деревенской девчонкой, впервые вывезенной в большой мир, и не отказывалась ни от чего из того, что предлагал ей огромный город. Накупить красивых вещиц для родных и близких? Да, конечно! Взять орешек с предсказанием у уличной гадалки? А лучше сразу два — себе и Канто! Примерить и сразу же купить очаровательные сапожки из алого бархата — в таких не походишь по песку или траве, только по мощеным улочкам, — да, да и снова да!
Они остановились на пороге одного из храмов, чтобы послушать чудесное хоровое пение, льющееся через яркие витражные окна. Чистые, вибрирующие голоса певцов взлетали к высоким шпилям, устремлялись в ясное небо, растворялись там легкие, как облака. Несложно было поверить, что Отец всего сущего действительно может слышать их.
А если он слышит их — то может, расслышит и ее молитву, вливавшуюся в это пение?
Азуми сомкнула руки возле груди, отчаянно, отчаянно желая... и сама боясь собственного желания. Ее ресницы дрожали, зажженная ею свеча курилась легким ароматным дымком, солнечный луч, проникавший сквозь витраж, блуждал по лицу. Пусть все будет так, как... пусть просто все будет.
Она чувствовала на себе взгляд Канто и понимала, что ее желание включает в себя и его. Вот только в какой роли?

***
Она все думала об этом, когда они завернули в красивую и чистую харчевню с броским названием «Золотая гортензия». Упомянутые гортензии росли пышными кустами возле окон, а срезанные веточки стояли на каждом столе, смешивая аромат с запахами кухни и перебивая их.
Они с Канто заказали отличный ужин. И вино. Пожалуй, даже слишком много вина, но Канто настаивал на том, что ей стоит попробовать человеческие вина и сравнить вкус. Азуми пробовала и пробовала — даже когда почувствовала, что голова приятно затуманена, а губы и щеки раскраснелись.
Свертки и сумки с покупками лежали возле них на скамье, и драконица то и дело поглядывала на них, предвкушая, как обрадуются односельчане, муж и отец.
- А ты почему ничего не купил? - спросила она Канто, сидящего напротив нее. - Например... в подарок девушке?
Странно. Она знала, что вокруг Канто охотно вьются молодые девушки и женщины Драак-Тала, но ни одну из них не могла назвать его возлюбленной или хотя бы даже подругой. Сейчас был подходящий день и очень подходящее состояние, чтобы это выяснить.
- Ну же, Канто? - она лукаво улыбнулась молодому дракону, протянула руку и легонько сжала его пальцы. - Неужели ни одна из красоток Драак-Тала не мила тебе настолько, чтобы привезти ей в подарок хотя бы ленту? Не можешь же ты вечно закрывать от них свое сердце и отгораживаться тренировками...
Она сама не знала, что хочет от него услышать. Что его сердце свободно? Или что у него есть какая-то женщина, но чувства к ней он скрывает настолько тщательно, что они совсем незаметны со стороны? И что она будет делать с тем или иным ответом?
[nick]Азуми[/nick][status]когда цветет вишня[/status][icon]http://forumfiles.ru/uploads/000f/3e/d5/640/49325.png[/icon]

Отредактировано Минори (04-06-2020 13:08:07)

+3


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » Источник желаний