Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

Добро пожаловать на карнавал в День Мёртвых!


В игре август — сентябрь 1082 год


«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Солмнир Алисия Эарлан Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » Не вся та правда, что не ложь.


Не вся та правда, что не ложь.

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

- игровая дата
14.05.1082
- локация
Драак-Тал
- действующие лица
Минори, Юки

http://forumuploads.ru/uploads/000f/3e/d5/644/66833.jpg

Нападение пиратов на Анвалор принесло свои плоды и отразилось на всех жителях драконьей деревни. Часть населения покинула Драак-Тал. Минори ранена. Юки занимается ее лечением.

Отредактировано Юки (21-02-2020 12:41:01)

+2

2

Она ошиблась. О Великое Пламя, как фатально и сколько раз она ошиблась этой жуткой, кровавой ночью!
Только об этом Минори и могла думать, пока Хиро, перебросив ее руку через плечо, помогал ей покинуть разгромленную таверну и выйти наружу, в пылающий Анвалор. Только о том и думала, когда перед глазами все медленно расплывалось, и дракон уже на себе тащил ее сквозь хаос ночных улиц, где кричали люди, звенела сталь и лилась кровь.
Если бы она только не переоценила себя...
Кровь толчками вытекала из ее собственной раны в боку, заливала подол юбки.
Если бы была хоть немного сильнее...
Когда ее ноги подломились, Минори уже не слышала окриков Хиро и не ощущала, как он пытается привести ее в чувство, мешая заснуть.
Если бы поняла, что происходит, хоть чуточку раньше...
Слишком много ошибок.
Слишком много...

Когда она снова открыла глаза, комнату заливал яркий солнечный свет. В осязаемых, теплых лучах танцевали пылинки. Нос улавливал такие привычные и спокойные запахи весны и дома - теплой молодой травы, первоцветов, поставленных в воду на широком низеньком столе, печи, в которой подходил свежий хлеб. А еще - остро и резко пахло лекарствами. И уже едва уловимо - кровью.
От первого же движения проснулась и боль, и Минори вдохнула воздух сквозь стиснутые зубы, разом приходя в себя. Ночные, наполненные болью улицы Анвалора сменились домом. Знакомым домом с белеными стенами и большими окнами, домом, пропахшим травами и снадобьями, которые сейчас, тихонько позвякивая палочкой в глиняном горшочке, смешивал в углу высокий молодой дракон.
- Юки... - негромко позвала Минори, узнав его. - Хвала Пламени, ты цел...
Больше всего она боялась, что битва и смерть явятся в Драак-Тал, что их не смогут остановить, не успеют.
Она устало откинулась обратно на циновку, прикрыв глаза и пытаясь восстановить по памяти все произошедшие события. Она защищала человека - и не смогла. Она должна была предотвратить резню в городе - но не смогла тоже. А потом...
- Что произошло, Юки? - она потянулась к нему, останавливая его руку со снадобьем. - Сколько прошло времени? Кто на нас вообще напал?

+2

3

- Ты была ранена. Прошло два дня. На нас никто не нападал, а на город напали пираты. Со мной все в порядке, да и, в общем, что со мной может случиться? – ответил Юки на все вопросы сразу, обернувшись к Минори и оставив свою работу.
На самом деле с ним действительно ничего страшного не могло произойти – он оставался в Драак-Тале, в Анвалор не совался, зная, что  никакой пользы там от него не будет, а в Драак-Тал не совались пираты, о которых он знал только по словам патруля, что вернулся из города.
И все же новости были: Широичи ушел, уведя с собой несколько семей из деревни, Анвалор был завален ранеными, и слухи о драконах, так тщательно скрываемые много лет, теперь витали в воздухе, передаваясь из уст в уста среди тех, кому знать об этом совсем не полагалось. Староста хмурился, злился и ни с кем не разговаривал, а Юки не спал вторые сутки, дожидаясь, когда Минори придет в себя.
- Хочешь пить? – он налил в чашку воды из кувшина и, опустившись на колени, напротив Минори, протянул ей, а затем уселся напротив. – Рад, что с тобой все в порядке. Тебя принес Хиро. Сами по себе твои раны не такие уж страшные, но ты потеряла много крови. Моя матушку тебя лечила, а потом я, когда она отправилась в Анвалор – оттуда пришли люди, прося о помощи. 
Юки намеренно умолчал, что на тело Минори, искореженное рублеными ранами, страшно было смотреть – сейчас раны подзатянулись, а вскоре от них должны были остаться лишь тонкие белые ниточки шрамов, почти незаметные, если специально их не искать. Минори ничего этого не видела и не чувствовала боли, погруженная Ханако в спасительный сон, чтобы избежать страданий, и Юки полностью поддерживал решение матери – пусть лучше видит результат лечения, а не то, что было до него.
- Я правда очень рад, что с тобой все хорошо, - ему хотелось поговорить хоть о чем-нибудь. Минори с детства была для Юки лучшей подругой или даже сестрой - по крайней мере, он относился к ней именно так и испугался до смерти, когда Хиро принес ее бесчувственное, израненное тело в Драак-Тал две ночи назад. – В Анвалоре сейчас тихо, все нападавшие ушли. Так говорят, но я сам не видел, мне хватает и здесь работы. Кроме тебя кое-кого из наших тоже ранили, - и Кэтсу, но не сильно, - так что я поверю другим на слово... Зачем тебя туда вообще понесло?
Большинство жителей деревни толком не знали, что происходило в последнее время, мало интересуясь делами за пределами Драак-Тала, и зарево над Анвалором стало для них полной неожиданностью. Юки принадлежал к этому числу, никогда не вникая в военные дела драконов. Он не умел управляться с мечом, и поколотить его, при желании, могла даже Минори, только его это ничуть не задевало и не огорчало. Он не хотел ни воевать, ни кого-либо убивать. Как ни пытались родители привить ему хоть немного боевого духу в детстве – ничего у них не вышло: Юки вроде бы и трусом не был, но и за меч брался неохотно, всячески избегая любых тренировок.
Его бы легко могли поднять на смех за подобное поведение, но не подняли – целители на дороге пачками не валяются, так что любому из воинов Драак-Тала грозило когда-нибудь прийти к нему за помощью, и мало кто хотел получить от ворот поворот, если Юки вдруг вспомнит былое и надумает отомстить.
- Широичи ушел из Даарк-Тала, - добавил Юки, помолчав. Все равно Минори бы об этом сказали. – Некоторые из наших людей ушли с ним. Кто-то говорит, что они отправились искать лучшие земли для драконов, кто-то считает, что просто сбежали. Твой дед, наверное, знает лучше... Он в последнее время зол, – не знаешь, как подступиться, - но с тобой уж точно поговорит и объяснит. Только не думаю, что вскакивать с постели сейчас и бежать к нему за объяснениями, будет полезным для тебя, - он знал, что Минори без ответов на свои вопросы вряд ли усидит на месте, поэтому предупредил заранее. – Старейшина сам придет тебя проведать.

+2

4

Когда-то дед говорил: чем в большем смятении пребывает разум, тем больше нужно молчать и дышать. Чем больше хочется вскочить и лететь, хвататься за меч и действовать - тем больше ошибок в итоге наделаешь. Молчи и слушай, Минори, молчи и слушай. И дыши.
Она молчала и слушала.
Глаза Юки светились неподдельным участием. У молодого дракона все читалось по лицу: и следы тревожной ночи, проведенной возле ее постели, и растерянность, вызванная массовой резней в Анвалоре и воцарившейся в деревне неразберихой. Юки не был готов к войне и крови. Он весь был - легкость и смех, словно ленивый летний день под голубым куполом неба, и именно это она в нем и любила, и именно это и готова была в нем защищать.
Но не защитила. Никого.
Минори маленькими глотками пила прохладную чистую воду и продолжала слушать, хотя на языке вертелось множество вопросов. Юки знал ее слишком хорошо, и спешил ответить на них до того, как она их задаст.
- Спасибо тебе. За все... - она благодарно коснулась руки юноши и поморщилась: раны под повязками зудели и чесались. - Знаешь, я никогда не видела такого. Это же были люди - и они резали других людей. Просто так. Они ничем не были перед ними виноваты. У меня в голове не укладывается. Меня туда дед послал - наблюдать. Он догадывался, что что-то произойдет, но не ожидал, что такое... почему? Зачем они вырезали анвалорцев?
Эта струна звенела тревожнее всего. Слишком уж спланированным и организованным было нападение - и при всем этом бессмысленным. Жителей города просто убивали, даже почти не грабили, не зарились на добро. Тогда это выглядело как безумие, но чем больше Минори думала обо всем сейчас, тем отчетливее понимала: во всем этом был план. Но чей?
И лишь когда Юки произнес имя Широичи, все встало на свои места.
- Сендай... - Минори сдвинула брови, стиснула исцарапанными пальцами край одеяла. - Ну конечно... Они напали одновременно с тем, как он собрался уходить. Он знал... догадывался, что дед не отпустит его так просто, будет ему мешать. А тут такое - резня, угрожающая к тому же и нашей деревне. Как можно было оставить это без внимания? Но я не верю, что это он. Не мог же он настолько жестоко...
Или мог.
Охваченная волнением, она попыталась приподняться и почти не заметила, как Юки настойчиво усадил ее обратно в постель.
- Может это, конечно, и не так, но очень уж своевременно. Слишком своевременно. Мне... мне правда нужно увидеться с дедом, поговорить с ним. Он сейчас, должно быть, пытается все уладить...
Она представила себе Сейджина, отчаянно старавшегося удержать вместе осколки разбившейся вдребезги мирной жизни, склеить то, что склеить уже невозможно, и прикусила губу.

Отредактировано Минори (19-02-2020 13:05:56)

+2

5

- Так и знал, что ты куда-то сразу поскачешь! Сядь! – возмутился Юки, осторожно обхватив Минори за плечи, чтобы не потревожить раны, и усаживая ее обратно в постель. – Ох, прости, - он опомнился, смущенно убирая от девушки руки. За время их знакомства Минори успела неслабо так вырасти, как, впрочем, и он сам, и теперь хватать взрослую девицу было уже неприлично. – Никуда ты не пойдешь, пока не поправишься. Я тебя не выпущу. Сказал же, что твой дед сам придет, когда посчитает нужным!
Юки снова уселся напротив.
- С чего это ты решила, что замешан Широичи? – поинтересовался он, чтобы отвлечь Минори от срочного побега к деду и от своего недавнего промаха. – Он ведь не покидал Драак-Тал, да и нападали люди, а вовсе не драконы. Какое нам дело до людей? Они странные, у них свои порядки. Хуже то, что пошли слухи о драконах, мол, их видели над Анвалором. Кто-то утверждал, что они и напали на город, а кто-то, наоборот, что помогали отбить грабителей. Хорошо хоть, что точно никто ничего не знает, а то не хватало, чтобы искать драконов пожаловали сюда.
Если узнают, что драконы в Даарк-Тале, то следом за слухами пожалуют и охотники за чешуей. Или за чем-либо еще – Юки сложно и страшно было представить подобное развитие событий. Убивать только ради того, чтобы вытащить кишки и добраться до чешуи? Это даже звучало дико, особенно если вспомнить, что сами драконы из Драак-Тала никогда к войне не стремились и на более слабых соседей не нападали. Но и покидать деревню в поисках лучшей жизни было страшновато – Драак-Тал со своим привычным укладом и порядками давно стал родиной для многих, наверное, поэтому Широичи так и не смог убедить большинство жителей деревни вступить в ряды своих соратников. 
- А ты бы хотела улететь отсюда? – задумчиво спросил Юки вслух. – Все оставить и найти новый дом? Вот так, как Широичи? Новое – это, конечно, замечательно, но как он узнает, что там тоже будет безопасно? Почему он потащил с собой целые семьи, вместо того, чтобы найти с группой специально обученных воинов безопасное место для нового дома и лишь потом привести туда остальных? Я его не понимаю... Но я не воин, и мне сложно судить о каких-то ваших стратегиях и поступках, - он помедлил и продолжил рассуждать. – И почему вообще Широичи ушел? В то время когда его народу нужна защита, когда нас могут раскрыть, он вдруг уходит и уводит воинов с собой... Или бежит? Я бы посчитал это побегом, но Широичи не труслив. Канто назвал его вчера трусливой шавкой, но он просто злится, так как не смог его остановить... Я не думаю, что дело в трусости. Но тогда что это? Я не понимаю.
При других бы Юки промолчал со своими замечаниями, – его слова никогда не имели веса, - но при Минори рассуждать о происходящем и высказывать свои мысли он не стеснялся, наоборот, ему было легко выдвигать теории и разрабатывать планы, ведь Мина никогда его не останавливала, не осуждала, не затыкала рот тем, что он молод и ничего не понимает в жизни.

+2

6

Юки был прав.
Раздери его Пламя, как ни сложно было ей это признать! Обычно это она утверждала и отстаивала свою правоту, она обустраивала их общие авантюры, она втягивала их в интересную, полную приключений жизнь - а Юки, мечтательный, опасливый, привычный к красивому, но пустому, на взгляд Минори, времяпрепровождению, служил стопором для них обоих. И вот теперь - снова удерживал ее от опрометчивости, пусть даже сама она считала ее оправданной.
Да и про Широичи...
- Да, - нехотя согласилась Минори, опуская голову - длинные, спутанные за время болезни волосы почти скрыли лицо. - Нет у меня против него ни единого доказательства, и ни у кого, наверное, нет. Но согласись, все это выглядит странным. Именно в ту ночь, когда он был нужен Драак-Талу больше всего, он - он, тот, кто всегда бил себя кулаком в грудь, как жаждет безопасности для драконов! - внезапно берет и уходит. И ты снова прав: это не трусость. Здесь что-то иное...
Подлость.
Она подняла глаза на бледного, напряженного Юки и прочла отражение своих мыслей в его глазах. Возможно, он никогда не скажет этого вслух, но она, Минори - скажет. Перед всеми заявит, что поступок Широичи Сэндая - подлость и предательство драконов.
А еще лучше - скажет это ему самому прямо в лицо. Давно прошли те времена, когда юная ученица Минори Хоши робела перед прославленным мастером меча. Сейчас она выросла и научилась оценивать людей - и драконов, - совсем иначе. И она не боялась.
Она снова посмотрела на Юки, непривычно притихшего и задумчивого. Прошедшие дни, когда он выхаживал ее и других раненых, казалось, поколебали его прежнюю беззаботную уверенность, вселили в голову странные для него мысли.
- Я не знаю, хотела бы я уйти, - поразмыслив, сказала Минори, вновь стиснув руки поверх одеяла. - Я... мы же оба слышали, дед рассказывал о родине драконов. Я бы очень хотела ее увидеть. Я думаю, что мой отец мог бы направиться туда, когда... ну, ты знаешь. Когда погибла моя мать. Дед говорил, что он действительно мог бы оказаться там. И я бы хотела безопасности для всех нас. Но я не хочу добиваться ее через кровь. Я уже насмотрелась на нее там, в Анвалоре. Если бы ты видел, сколько людей погибло... ни за что.
Она умолкла, решив, что не хотела бы, чтобы Юки видел это. Не хотела бы, чтобы ее младший друг знал о смерти больше, чем знает сейчас. Ей и самой пришлось убивать той ночью - да, обороняясь, спасая свою жизнь и жизнь доверенного ей человека, но все же пришлось, и она не хотела это повторять.
- Прости, - Минори протянула руку, легко пожала пальцы Юки и откинулась на подушки, напряженно хмурясь. - Обещаю, не буду вставать и доставлять тебе хлопот. Расскажи, что сейчас в деревне? Сколько нас ушло с Широичи? О чем говорят остальные? И... что мой дед?

+2

7

- Посмотреть нашу родину было бы здорово, - согласился Юки и тут же добавил, - но опасно. Мы понятия не имеем, что там сейчас происходит, поэтому я и говорил о том, что неплохо бы сначала выяснить все с отрядом воинов, а потом уже тащить туда жен, детей и все пожитки. Широичи слишком уверен в себе, и я даже не знаю, хорошо это или плохо. Мне, в целом, и тут живется нормально... Когда ты поправишься, мы снова можем слетать на те острова, где много ягод, или наловить в море рыбы.
Кружить драконами над морской гладью вдали от берегов и выхватывать из воды огромных рыбин было личным развлечением Юки и Минори. Юки вообще нравился драконий облик, и он был бы рад оставаться в нем подольше, если бы не вся эта скрытность перед людьми и ульвами.
Он поднялся на ноги и отошел к полкам и шкафам, тянущимся вдоль стены.
- Давай я посмотрю твои раны и перевяжу, а потом принесу поесть... Ты, наверное, голодна, - Юки рассуждал вслух, а сам перебирал баночки, бутылки и коробочки с порошками, мазями и зельями. – А пока перевязываю, расскажу, что хочешь.
Он прихватил из шкафа костяную коробочку с мазью, бинты, небольшую тыквенную бутылку с зельем  и разложил свое богатство напротив постели Минори. 
- Как ты себя вообще чувствуешь? – поинтересовался Юки с деловым видом. В конце концов, первым делом он должен Минори лечить, а не рассказывать все сплетни в округе. – Давай начнем с той раны, что посерьезнее.
Он намекал на распоротый в таверне бок. Ханако уже восстановила повреждения внутренних органов и крупных сосудов, рана снаружи не кровоточила, но сукровица еще немного сочилась, так что приходилось накладывать мазь и бинтовать – это облегчало работу целителю и берегло его силы.
- В деревне все взволнованы – боятся, что пираты могут прийти в Драак-Тал, раз уж они начали кружить у побережья, - рассказывал Юки по пути. – Канто даже предложил выследить их в море и спалить, чтобы уж точно не вернулись, но твой дед пока ему ничего на это не ответил. И еще все волнуются о твоем здоровье, - он улыбнулся и открыл костяную коробочку – по комнате тут же потянулся крепкий пряный запах. – Дед твой очень зол. На тебя, что ты сунулась под мечи сломя голову, на Широ, что тот увел людей, на пиратов, что напали на город... но больше всего на себя, что не смог все это предотвратить. Ему сложно признать поражение и собственный недогляд. Ты же знаешь, что Сейджин считает себя слишком умным и опытным – собственные ошибки для него болезненны. 
Юки рассуждал с умным и серьезным видом, но в конце не выдержал и рассмеялся:
- Это не я до всего сам додумался – так мой отец считает, а я думаю, что он прав, вот и повторяю. 

+2

8

Ей только и оставалось, что расслабить напряженные мышцы, заставить себя успокоиться и лежать, следя глазами за передвижениями Юки по комнате. Его голос журчал, словно ручей - негромко, плавно, успокаивающе. Навевал воспоминания.
Хорошо было бы снова быть вчерашними детьми, которые парят над морем. Хорошо, когда солнце согревает бока и крылья, отражаясь от сверкающей поверхности воды. Хорошо лежать, скрывшись в густой, высокой траве маленького скалистого островка, к которому не причалит ни одна лодка, лениво срывать ягоды и, перекатившись на спину, смотреть в небо над головой - высокое, бескрайнее, ярко-синее, словно чешуя Юки.
Но получится ли вернуть эти дни вновь?
Сейчас Минори рассеянно кивала на слова Юки, и лишь когда молодой дракон подошел со снадобьями, снова чуть приподнялась, задирая на себе короткое нижнее платье, покрытое пятнами пота, а кое-где и крови - благо, под ним обнаружились широкие полотняные штаны, иначе Юки, и без того вспыхнувший от смущения, стушевался бы еще сильнее.
- А я думала, врач не должен смущаться собственных пациентов, - поддразнила Минори, пытаясь рассмотреть собственные раны, скрытые повязками. - Почти ничего не болит, только еще вот зде... ох, Великое Пламя!
"Здесь" еще болело. И сильно. Когда Юки размотал бинты, она поневоле стиснула зубы: рана была глубже, чем она думала. И еще несколько ножевых резаных ран поменьше. Не успей Хиро вовремя...
Последние слова Юки о пиратах и деревне отвлекли ее лучше любого обезболивающего снадобья.
- Канто прав, - Минори прикрыла глаза. - Стоило бы устранить угрозу в зародыше, иначе они вернутся, и кто помешает им обратиться уже против нас? Я поговорю с дедом, он должен это понять, мы же...
Она снова осеклась, наткнувшись на непривычную и неприятную мысль. Всю жизнь она поддерживала идеи Сейджина о непричинении зла первым - и вот теперь сама собиралась предложить ему нанести упреждающий удар.
Но ведь так будет правильно. Так будет безопаснее для деревни...
- Я ошиблась, и он во всем может злиться на меня. Я переоценила себя, и я найду возможность отвести от нас угрозу, - и все же слова Юки задели, и сильно. Ведь не сама же она направилась в Анвалор - она пошла туда по наказу деда, и "под мечи полезла", защищая человека, которого он велел ей стеречь. В этом Сейджин был несправедлив, хотя вслух Минори никогда не сказала бы этого. - Как бы ни ошибся сам Сейджин, он не должен этого признавать...
Иначе его авторитет в глазах жителей деревни упадет.
Стоп... об этом ли она печется? Не о том, чтобы доискаться правды, а о том, чтобы никто о ней не говорил?
И что вообще будет правдой?

Мысли Юки и его отца - это, по сути, отражение общих настроений Драак-Тала. И если жители начали сомневаться в Сейджине - значит, Широичи одержал верх.
Нет. Даже думать об этом не хотелось.
- Если ты услышишь что-то важное - расскажешь мне, хорошо? И тем более, о том, что думаешь ты сам. Ты же знаешь, твои мысли всегда важны для меня, - Юки уже закончил перевязку и Минори опустила подол, морщась от боли в боку. - Я постараюсь скорее встать на ноги, и тогда уже сама со всем разберусь. Пока все еще только болтают...
Но от пиратов им действительно нужна была защита, и Минори всерьез думала поддержать Канто.
Юки, тем временем, убирал свои скляночки, ловкими, привычными движениями. Минори оперлась спиной о подушки. Столько новостей и движений сразу заставляли голову кружиться, ее слегка подташнивало, но она не хотела, чтобы Юки уходил, оставляя ее отдыхать. Не хотела оставаться наедине с собственными мыслями.
Но и молчание становилось тягостным, несмотря на яркий солнечный свет, проникавший сквозь ажурную деревянную решетку окна, блестевший на стеклянных боках баночек и отполированной бамбуковой флейте в углу.
Минори улыбнулась, глядя на нее.
- Поиграй для меня, Юки. Пожалуйста... Я люблю слушать, как ты играешь.

+2

9

— А я думала, врач не должен смущаться собственных пациентов, - посмеялась Минори, показывая рану, и Юки невольно вспыхнул.
- Ничего я не стесняюсь! Полно женщин видел, - пробурчал он в ответ, но взгляд отвел. Видеть-то видел, но именно Минори почему-то вызывала в нем смущение и неловкость. И он сам не знал, почему так всегда выходило.
Он протер рану травяным отваром, и приложил к ней ладонь, обращаясь к магии. От руки потянуло теплом – Юки стремился к тому, чтобы зажило поскорее, ткани регенерировали, так что сил не жалел.
- Твой дед никогда не согласится нанести упреждающий удар, - ответил он, когда тепло стало ослабевать. – Ты ведь знаешь, что он противник любого насилия, да и на самом деле еще неизвестно, собираются ли пираты в Драак-Тал... Да и вообще, где их искать? Побережье огромное... и реки... Эти напавшие грабители могут давно уже держать путь в другую часть материка!
Юки наложил на рану мазь, забинтовал и приступил к обработке следующей.
- Я и так тебе все рассказываю, - кивнул он на просьбу Минори обо всем ей сообщать. – Я думаю... думаю, что сейчас ничего не изменится. Если на нас и надумают кто-то напасть, то дозорные заметят опасность намного раньше, чем та станет реальной. И если честно, то мне жаль того, кто не побоится напасть на драконов.
Юки улыбнулся Минори, закончив свою работу, и поднялся на ноги, чтобы убрать зелья на место. Разве что тыквенную бутылку протянул драконице:
- Держи. Это поможет тебе скорее восстановить силы. Три глотка. Не более, - предупредил он и чуть тише добавил себе под нос. – На вкус та еще дрянь...
«Дрянь» была настоем из трав – успокаивающим и обезболивающим одновременно, а Минори волноваться сейчас совсем не следовало – Юки знал, что она точно попробует взвалить всю вину за случившееся на себя, мол, и человека не защитила, и рану получила, и в целом доверие не оправдала.
Поэтому Юки даже немного удивился, когда девушка вместо рассказа про Анвалор вдруг попросила его сыграть на флейте.
- Правда? Хорошо, – он был согласен. Играть – не мешки ворочать, так что это занятие Юки любил.
Он взял флейту и снова занял свое место напротив Минори, раздумывая, что бы сыграть. Все мелодии, которые он знал, были печальными, и сейчас, наверное, оказались бы не к месту. Минори не стоило грустить, так что Юки, покопавшись в памяти, выбрал повеселее и приложил флейту к губам.
Мелодия полилась сама, плавно перетекая от звона падающих водопадов к шуму лесов, горным ветрам и бескрайним небесным просторам. По крайней мере, Юки себе так все и представлял. Его пальцы ловко скользили по полированному бамбуку, не допуская ошибок, хоть он почти и не следил – это уже была выработанная с детства привычка. Как ни крути, но флейта ему нравилась больше, чем меч. Он так погружался в музыку, что абсолютно переставал следить за тем, что происходит вокруг.
Поэтому и приход Сейджина остался для Юки незамеченным. А Старейшина и сам его не отвлекал – остановился у порога, завороженный мелодией, и слегка кашлянул, лишь когда Юки убрал флейту от губ.
- Ой! – тот мгновенно подскочил на ноги, а затем поклонился, приветствуя старого дракона.
И тут же рассеянно спрятал флейту за спину, типа он вовсе тут дурью и не маялся.

+2

10

Было что-то удивительно завораживающее в том, как играл Юки. Как порхали по флейте его чуткие холеные пальцы, как вздрагивали опущенные темные ресницы, как разглаживалась тонкая морщинка, пролегшая было между бровей. В Драак-Тале играли многие - музыка считалась одним из обязательных элементов воспитания, и ее любили, - но мало кто музицировал с такой самоотдачей и самозабвением, как Юки.
Минори казалось, что в такие моменты ее друг полностью забывает о проблемах, поглощавших их маленькую деревню. И помогает забыть ей - не самой мелодией, но именно тем, как он играет, и что вкладывает в нее.
Именно поэтому она так любила слушать его игру. Было в этом нечто неизменное, простое и чистое, навевавшие воспоминания о жаре солнца на крыльях, о ветре, напоенном ароматам трав, о купании в холодных горных источниках, о прикосновении теплой дружеской руки.
Она откинулась на подушки и прикрыла глаза полусидя, чувствуя, что впервые за это утро напряженные плечи и губы расслабляются. Сосредоточилась на нежных напевных звуках флейты, на робком тепле солнечных лучей, бродивших по постели, попыталась нащупать ускользающее состояние покоя, такое драгоценное и хрупкое.
И Минори не сразу открыла глаза даже тогда, когда музыка стихла, спугнутая негромким кашлем. Сейджин стоял на пороге, любуясь ими, как заигравшимися детьми, и улыбка его была теплой.
- Ничего, - жестом остановил он вскочившего было Юки. - Нет нужды волноваться. Ты чудесно играешь, и мог бы стать замечательным музыкантом. Впрочем... - старый дракон задумчиво провел рукой по белой бородке, - ...музыка ведь тоже инструмент исцеления.
- Дедушка... - Минори приподнялась, и вместо церемонного "старейшина" с губ слетело тихое, теплое, родное.
Сейджин мгновенно откликнулся на это. Присел на циновку, осторожно обнял Минори, притянул к себе. Узловатые пальцы погладили спутанные волосы внучки, она уткнулась лбом ему в шею, вдохнула знакомый запах. От Сейджина пахло дымом и курительными травами - сколько она себя помнила, эти запахи всегда сопровождали старого дракона.
Как бы хотелось вновь стать ребенком, далеким от страхов и тревог...
Минори судорожно вздохнула и с трудом удержалась от слез. Теплые ладони старика обнимали ее плечи, и она впервые почувствовала, какие худые у него руки - словно иссохшие ветви старого дерева, подточенного непогодой, ветрами и ливнями.
Он ведь уже немолод. Сколько бы он ни говорил, что может вынести многое, а ему все сложнее и сложнее.
Она должна быть сильной за них обоих.
Она не должна его подводить.

- Я... - Минори подняла голову, желая оправдаться, но Старейшина покачал головой, пресекая все, что она могла бы сказать.
- Я просто рад, что ты жива, - только и сказал он. - Очень, очень счастлив. Все остальное - потом.
Вокруг его темных глаз собрались тонкие, как лучики, морщинки.
- Юки, дитя, - обернулся он к юному дракону, - не мог бы ты оказать старику любезность и принести воды? День сегодня жаркий.

Отредактировано Минори (27-02-2020 23:34:14)

+2

11

- Спасибо, - Юки скромно потупил взгляд в ответ на похвалу.
Сейджина он не стеснялся, да и сам знал, что играет хорошо, но все равно принял самый смиренный вид. Старшему поколению всегда нравилась подобная покладистость, и в ответ следовало что-то типа «ах, какой воспитанный и скромный юноша», так что разрушать этот образ Юки не спешил.
Но и воссоединению Минори с дедом он не мешал, - теперь уже совсем искренне, - отошел в сторону и просто наблюдал, как Старейшина обнимает свою внучку, и как разглаживаются при этом морщинки на его лице.
— Юки, дитя, — через некоторое время Сейджин обернулся, — не мог бы ты оказать старику любезность и принести воды? День сегодня жаркий.
- Да, конечно, - кивнул Юки, только сейчас заметив, что любуясь на встречу деда с внучкой, до сих пор сжимает в руках флейту.
Он поставил ее на место и отошел к столу, наливая воду в чашку, как совсем недавно наливал воду для Минори. Через плечо Юки обернулся к Сейджину и запоздало подумал, что, возможно, очень сейчас мешает, оставаясь в комнате третьим. Мешает чему-то личному и важному, ведь как бы он ни переживал за жизнь Минори, ее дед беспокоился и боялся, наверняка, во сто раз больше.
- Пожалуйста, - он с поклоном протянул наполненную чашку Сейджину. А когда тот принял ее, то добавил: - Я оставлю вас с Минори и ненадолго отлучусь. Вам, наверное, о многом надо поговорить – не буду мешать, займусь своими делами.
Неотложных дел на данный момент вообще-то у Юки не наблюдалось даже близко, но ведь всегда приятно показать себя занятым и работящим, особенно когда второй пункт большая часть Драак-Тала ставит под сомнение.

+2

12

Саундтрек

Двумя неделями позже

Он так ничего и не сказал ей - Старейшина Сейджин. Все, что касалось той кровавой ночи в Анвалоре и исхода Широичи, приходилось добывать по крупицам. Все свои планы дед держал в секрете - словно запертыми в старом сундуке, где - Минори знала это, - он хранил свои старые доспехи и древний, но все еще острый и сверкающий меч.
Ни в то утро, когда она очнулась и особенно остро осознала собственную беспомощность и его слабость, ни позже, когда мать Юки разрешила своей пациентке перебраться в собственный дом, Сейджин так и не посвятил Минори в свои действия, и это разочаровывало и ранило больнее всего.
Все эти годы Минори воспитывалась и воспринимала себя преемником Старейшины. Не внучкой даже, но полноценным наследником, которого растили, скорее, как мужчину, нежели как девушку. И она была горда той ответственностью, которую старый дракон поручал ей, радовалась тому, что он не делал для нее поблажек и нагружал работой наравне со всеми, а иногда даже и больше. Обходя деревню, разводя споры жителей, выслеживая вместе с воинами возможные угрозы для Драак-Тала, Минори чувствовала себя на своем месте, знала, что играет в жизни именно ту роль, что ей отведена, и готовилась однажды полностью перенять бразды правления. Пусть это будет нескоро. Пусть даже очень нескоро, но все же...
И вот теперь, после одной-единственной ошибки - Сейджин попросту отстранил ее от всего этого.
Нет, дед не ругал ее за неосмотрительность и не корил за смерть человека. Он вообще избегал говорить с ней об этом - именно о том, о чем ей сейчас жизненно необходимо было говорить. Он окружил ее заботой, приставил к ней Юки ненавязчивой, мягкой просьбой, позволял отдыхать и восстанавливаться, но Минори чувствовала, будто он...
...не доверяет ей больше?
Боится, что она наделает новых ошибок?
Решил, что она недостаточно сильна для всего этого?
Она не знала, и это беспокоило ее гораздо сильнее заживающих ран.
И все отчетливее понимала, что ей нужно действовать самой. И даже знала, как именно.
Вот только то, что произойдет после, страшило ее и наполняло тоской.
День, который она назначила для самой себя, чтобы покинуть Драак-Тал, неумолимо приближался.

***
- Давай сходим завтра, навестим Хиро и Канто?
Для Юки ее предложение могло показаться внезапным и ни с чем не связанным, но сама Минори размышляла над ним все утро, и потому была молчалива и задумчива.
Они сидели на скалах над морем - ветер трепал длинные черные волосы молодых драконов. Минори взяла с собой корзинку, намереваясь набрать раковин и моллюсков на побережье, но сейчас они оба ленились, греясь на камнях. Солнце припекало уже почти по-летнему. В расщелинах между скал пестрели яркие цветы. С моря пахло солью и водорослями. Далеко внизу волны бились об отвесный камень.
Минори ужасно хотелось подольше растянуть этот последний мирный день, не заговаривая о делах. Но заручиться поддержкой Юки нужно было сейчас.
Если с Хиро и Канто все пройдет гладко, кто-то должен будет позаботиться о дедушке, и лучше Юки она не знала никого, кто справился бы с этим.
И ей было заранее совестно из-за того, что она намеревалась обмануть его. Своего друга. Лучшего - а возможно и единственного! - что был у нее в Драак-Тале.
- А сегодняшний день проведем, как тебе захочется, - Минори повернула к нему голову и улыбнулась. - Устрою себе последний день безделья, прежде чем начать приводить здесь все в порядок...

Отредактировано Минори (01-03-2020 21:56:04)

+2

13

За две недели Минори почти полностью поправилась, перебралась в дом деда, и ей даже разрешено было немного полетать. Юки этим тоже, конечно же, воспользовался – сопровождать только что поправившуюся драконицу на прогулке по деревне и в полете над морем было хорошей причиной, чтобы улизнуть из дома - подальше от работы и проблем, посвятив день отдыху и развлечениям.
Волнения Юки за здоровье Минори уже давно прошли, и теперь его беспокоили разве что ее вечное желание снова встрять в какую-либо авантюру и возникшая после Анвалора мания во всех бедах деревни винить Широ – тот вызывал у драконицы столько негатива, что Юки побаивался даже встревать со своим мнением и попытками воззвать к голосу разума, что требовал неоспоримых доказательств. Доказательств у Минори, конечно же, не было – было чутье, и оно ее вполне устраивало, но совсем не устраивало ни Юки, ни Сейджина, ни кого бы то ни было другого в Драак-Тале.

Расположившись на скалах одного из безымянных маленьких островков, цепью тянущихся вдоль побережья, так хорошо было любоваться морем и греться под весенним солнцем!
Юки зажмурился и откинулся на спину, развалившись на каменной платформе, слушая шум волн и голос Минори, и изредка отвечая на вопросы драконицы. Он приподнялся и открыл глаза, лишь когда та заговорила о посещении Канто и Хиро. С Хиро все было понятно – он девушку спас, так что Минори давно хотела его отблагодарить лично. А вот Канто... Не тренировками же она собралась заниматься, еще толком не окрепнув?
- Давай сходим, - согласился Юки, но тут же уточнил. – Только что ты хочешь у них узнать? Да еще и у обоих разом? В последние дни они все время в дозорах пропадают – высматривают, не возвращаются ли пираты. Говорят, что пока все тихо. Думаю, те уже не вернутся – испугались драконов и решили позабыть про Анвалор.
Он посмотрел на море – спокойное и бескрайнее, позолоченное на горизонте солнечными лучами, - и недовольно поджал губы. Как какие-то мерзкие пираты вообще посмели крутиться в мыслях и отвлекать от отдыха в такой прекрасный момент?
— А сегодняшний день проведем, как тебе захочется... – проговорила тем временем Минори и улыбнулась.
Но что-то в ее голосе Юки насторожило. Он не уловил причину, но ощутил непонятную тревогу и положил свою ладонь поверх ладони девушки.
- Почему именно мне? – ответил он, улыбнувшись в ответ, но при этом пристально всматриваясь в лицо драконицы, словно там  скрывался ответ на его вопрос. – Это не я получил ранения, и не я сражался в Анвалоре, так что никаких особых благ я не заслужил... А вот ты наоборот – ты поправилась, и правильнее было бы выбирать, чем заняться, тебе. Это же твой маленький праздник! Можем поплавать, наловить рыбы и запечь ее, насобирать раковин или поискать жемчуг. Что бы ты сама хотела?
Стайки рыбок, блестя на солнце спинками, как раз крутились в прозрачной воде внизу у скал. Зоркий глаз дракона прекрасно различал их с высоты, а уж поймать и совсем труда не представляло - достаточно было перекинуться, сменив облик, и устремиться вниз, чтобы ухватить добычу покрупнее.

+2

14

Его рука поверх ее ладони была теплой и мягкой. Тонкие, чуткие пальцы целителя, непривычного к тяжелой физической работе, - пожалуй, даже собственные ладони Минори с характерными мозолями от меча были куда грубее, - касались легко, словно птичьи лапки. И все же Минори знала и то, что при всей своей внешней мягкости и наивности Юки был далеко не глуп, и без труда распознал бы заведомую ложь или неуверенность.
А она собиралась именно что обмануть его, и очень скоро. И это ранило ее саму. Сильно. Больно.
Чего бы она сама хотела?
Вернуть спокойные, мирные дни, вот чего. Дни, когда самой большой проблемой были подравшиеся из-за кучи снега селяне, когда Сейджин был силен и здоров, а о Широичи Сэндае никто и вовсе не слышал.
Пусть сегодня будет хотя бы один такой день.
Она не убрала ладонь из-под его руки, но взглянула молодому дракону в глаза, и почувствовала, как в собственных зрачках зажегся огонек.
- Тогда давай порыбачим. И отыщем диковины, - она усмехнулась. Это была их с Юки любимая детская игра: находить странные вещи, которые море прибивало к скалам. Иногда - причудливые раковины, иногда - осколки старинных предметов, попавших на дно с кораблей. Один раз, помнится, они нашли под водой мраморную голову статуи столь безупречной и тонкой работы, что поначалу испугались, приняв ее за полускрытое песком лицо трупа. В конце такой охоты оба юных дракона сносили свои находки на песок и разбирали, чтобы после спрятать в своих немудреных детских тайничках повсюду на острове.
По ответно загоревшимся глазам Юки она поняла, что и он вспомнил об этом, и ловким движением поднялась на ноги, оставив корзинку между камней. Затем, улыбнувшись, шагнула к краю скалы, раскинула руки - и уже ощущая под ногами пустоту, уже падая вниз, приняла свой истинный облик.
Как всегда - сердце ёкнуло на долю секунды, весь мир словно замедлился - а уже в следующее мгновение ветер рванул широкие перепончатые крылья, а солнце заблестело на светлой, песочной чешуе драконицы.
Следом - драгоценной лазурью вспыхнул Юки.
Они кружили над морем, словно диковинные гигантские птицы - то взмывая вверх, то складывая крылья и камнем падая к самым волнам. Минори нарочно оттягивала момент погружения в воду, наслаждаясь теплым ветром и прогревая все чешуйчатое змеиное тело под по-летнему жарким солнцем. И только когда чешуя, казалось, начала гореть ответным жаром - прижала крылья к телу и, словно стрела, нырнула в море.
После сухого солнечного тепла водные глубины были обжигающе холодными - так, словно в зимний день выйти на снег босиком и в одной лишь нижней рубашке. Минори мощным рывком прижала лапы, направляя себя еще дальше ко дну.
Здесь, под водой, солнечный свет ложился причудливыми золотисто-бирюзовыми полосами. Морские обитатели стремительно метались прочь от громадного чешуйчатого зверя, внезапно вторгшегося в их водный мирок. Минори ворвалась в стайку серебристых рыбешек, щелкнула пастью, почувствовала, как на языке забились прохладные солоноватые рыбки.
У них был вкус самой морской стихии.
Впереди, в голубоватой толще воды ярким силуэтом мелькнул Юки, и Минори поплыла к нему - и вверх, обратно к поверхности, чтобы вновь взлететь над морем, стряхивая с крыльев серебристые брызги, жадно набрать полные легкие воздуха, и нырнуть снова.
Как резвящиеся дельфины. Или играющие дети.
[icon]http://forumfiles.ru/uploads/000f/3e/d5/640/93974.png[/icon]

Отредактировано Минори (04-03-2020 20:28:50)

+2

15

Вроде бы все было хорошо, - и Минори поправлялась, и погода отлична, - но Юки ощущал некую странность, объяснить которую не мог. Вроде все как раньше, а вроде и нет. Но в чем это «нет» пряталось, он не понимал. Быть может, Минори вела себя слишком покладисто? Не спорила, как раньше, доказывая свое мнение, и сразу на все соглашалась?
Он задумался было над этим, но драконица уже раскинула руки и шагнула с обрыва, меняя обличие. Юки вздохнул, глядя, как солнце заиграло бликами на драконьей чешуе, и тоже спрыгнул вниз, изменяясь и расправляя крылья. Он догнал Минори у самой воды, и они долго кружили над морем, просто наслаждаясь полетом – то взмывали ввысь к редким барашкам облаков, то падали вниз - к самой поверхности воды.
Все было как раньше. Или должно было быть... но Юки этого не ощущал – то чувство единения и взаимной радости, что присутствовало раньше, неумолимо ускользало, таяло и растворялось. Минори летела рядом, но он никак не мог почувствовать, что она с ним – мыслями и желаниями драконица оставалась где-то далеко, там, куда он пробиться уже не мог, ибо не видел причину причин. Он чувствовал отстранение, но не понимал, что происходит, и как все вернуть назад.
И даже сказать обо всем этом Минори тоже не мог  – слишком уж неопределенными выглядели его чувства и подозрения. «Ты знаешь, мне показалось...» - совсем не лучшая фраза для начала разговора, тем более, что драконица столько всего пережила в последнее время. Но Юки все больше раздражало, что голова Минори была забита одним Широичи, которого дано уже и след простыл.
Юки сделал крюк в воздухе и почти синхронно с драконицей нырнул под воду, распугивая стайки рыбешек и глотая тех из них, кто не успел увернуться. Тело окутало прохладой, и Юки устремился еще глубже -  к самому дну, покрытому цветными кораллами и морскими звездами. Здесь, у острова, они с Минори уже давно все облазили, но если двинуться южнее и держаться ближе к побережью, то можно было наткнуться на затопленные корабли, некогда натолкнувшиеся на рифы и ушедшие на дно. На кораблях и хранились те самые диковины, которые Юки и Минори раньше собирали. Люди сторонились этих мест, боясь акул, но драконам акулы были на один зубок, хоть вкус их Юки и не переносил. Так что акулы сами благоразумно убирались подальше, понимая, что дракон – хищник более опасный и крупный, чем они сами, и конкурировать с ним им никак не стоит.
Юки сделал под водой круг, загребая лапами и змейкой легко скользя против течения, словно это была его родная стихия. Он подумал о затонувших кораблях и мысленно передал эту картинку Минори, ожидая ее согласия отправиться на поиски. Как и все драконы, они легко передавали мысли друг другу – слова им для этого вовсе не требовались.

Затонувшие корабли покоились на большой глубине – некоторые на самом дне, но большинство застряли, повиснув на острых зубцах подводных скал, которых вдоль побережья было великое множество. Здесь не было красочных кораллов и стаек ярких рыбок. Вода казалась темнее и холоднее, но молодых драконов это ничуть не пугало. Они уже бывали в этом месте и знали почти все повороты в скальном лабиринте, чтобы проплыть от корабля к кораблю и не заблудиться. Разве что в подводные пещеры пока не заглядывали – находили много интересного и без них.
Юки обернулся к Минори, останавливаясь и предоставляя ей самой выбрать корабль, на котором они еще не были.
[icon]https://b.radikal.ru/b43/2003/e8/6b943e773eb8.png[/icon]

+2

16

Мысли Юки доносились до нее яркими, четкими образами, ничуть не потускневшими от времени, хотя здесь, среди затонувших кораблей, оба они не бывали уже довольно давно. Минори вызвала в памяти образ ущелья, где, наполовину занесенные песком и заросшие раковинами, лежали старые, полуразрушенные тела старинных судов. Жестокие течения прибивали их к скалам возле Анвалора, и только местные - или, к примеру, пираты, знавшие проливы и протоки, - могли избежать крушения.
"Опять она о пиратах. Не хотела же думать о них сегодня!.."
Она послала другу мысленную волну тепла. Благодарности за то, что он угадал ее желание. И, вытянувшись в длинную стрелу, поплыла следом за Юки к деревянным остовам кораблей.
Здесь было темно, но драконы неплохо видели. Здесь было достаточно глубоко, но они могли надолго задерживать воздух в громадных легких. Скользя между разрушенными кораблями, словно морские змеи, Минори и Юки задевали боками их разорванные в клочья паруса, и те качались и шевелились от поднятого ими течения, будто паутина на ветру.
Корабль Минори заприметила не сразу. Он лежал поодаль от остальных, и выглядел не так сильно изъеденным временем и крабами - должно быть, затонул не так давно, а они попросту упустили его из виду. Крепкая, ладная оснастка, пузатый округлый корпус - и громадная пробоина в боку.
Минори опустилась к самому дну, всей мыслью передавая Юки собственный азарт. Похоже, торговый ког, напоролся на скалу и, возможно, сохранил внутри что-нибудь интересное...
Возле самой пробоины уже обустроились рыбы и крабы, порскнувшие прочь при приближении двух драконов. Минори просунула морду внутрь и прищурилась, оглядывая помещение.
Повезло. Похоже, отсюда можно было пробраться прямиком в капитанскую каюту. Вот только не в драконьем облике...
Она, по-кошачьи пятясь задом, выползла из трещины и повернулась к лазурному дракону.
Слишком узко. Не пролезть. Надо в человеческом облике.
В этом была самая приятная часть игры - Юки, как маг воздуха, мог продлить их поиски намного дольше, увеличивая шансы найти что-нибудь интересное. Никто, кроме них, не смог бы так долго играть под водой, не всплывая на поверхность.
На счет три?
Раз...
Два...

С третьим словом, сорвавшимся с ее мыслей, Минори свернулась в крохотную человеческую фигурку, уцепилась руками за край пролома и ловко ввинтилась внутрь, чувствуя, как касается ее магия Юки, позволявшая дышать под водой.
[icon]http://forumfiles.ru/uploads/000f/3e/d5/640/93974.png[/icon]

Отредактировано Минори (15-03-2020 13:51:23)

+2

17

Юки тоже поспешил сменить облик, чтобы успеть создать себе и Минори жабры, позволяющие дышать под водой. Затем проскользнул в пробоину, осмотрелся... и ничего не увидел – лишь сгустившуюся вокруг тьму. Зрение драконов позволяло отлично видеть в темноте, а вот людское серьезно в этом плане подводило.
Юки вытянул руку, и над его ладонью вспыхнул небольшой светящийся белым шар.
«Так лучше?» - подумал он, обернувшись к Минори. 
Она улыбнулась и кивнула в ответ - ее бледное лицо под водой освещалось теперь удивительным жемчужным сиянием. Драконица сотворила собственный шарик света, и тот поплыл над ее головой, как пузырек воздуха.
Юки тоже улыбнулся и поспешил вперед. Развороченное чрево корабля в месте пробоины выглядело не особенно перспективным для поисков всякой всячины, – его добрую половину затянуло илом и водорослями, - но дальше пошло интереснее. Старая, но еще крепкая лестница вела наверх, к каютам. И Юки устремился туда, надеясь, что вещи в них более интересные, чем груз в засыпанных илом бочках и ящиках. 
Минори проплыла в каюту следом - ее платье и волосы под водой шевелились и, казалось, жили собственной жизнью. Она азартно смахнула с лица лезущие в глаза черные пряди и склонилась над первым из сундуков борясь с проржавевшим, покрытым мелкими ракушками замком.
Можно было бы смахнуть их магией или открыть заклятьем, но Минори всегда мыслила, в первую очередь, как воин, а не маг. Она вытащила из-за широкого пояса маленький нож с тонким лезвием, и в два удара рукоятью сбила замок, с любопытством заглянула внутрь.
Сундук был завален личными вещами кого-то из несчастных, кто плыл на этом корабле. Потрепанный, размытый водой дневник, рассыпавшийся в руках, испорченные писчие принадлежности, пара сменных рубашек и, - его Минори вытащила в последнюю очередь - маленький медальон, позеленевший от воды. Из раскрывшегося овала на драконицу смотрело крохотное, но детально изображенное женское лицо.
Минори всматривалась в него несколько мгновений - портретик явно был нарисован при помощи магии, и даже пребывание под водой его не испортило. Затем аккуратно закрыла и положила на место, в сундук. Это принадлежало неведомой женщине, и забирать его драконица не желала - все равно что носить с собой чей-то призрак.
Юки заглянул к ней через плечо из интереса, но претендовать на сундук не стал – оплыл в сторону, заметив еще один интересный объект.  В углу каюты на полу, белея костями, лежал скелет. Одежда на нем давно превратилась в лохмотья, плоть объели рыбы, и Юки бы даже не взялся с ходу утверждать, мужчина перед ним или женщина. Скелетов целитель не боялся, так что осторожно перевернул свою находку, рассматривая. Наверное, все же это была женщина – тряпье напоминало темное длинное платье, на шее и руках до сих пор оставались драгоценности. Быть может, она спала, когда корабль напоролся на скалы, и не успела выйти на палубу? Или  специально не вышла, испугавшись, когда все вокруг сотряслось от удара. Юки осторожно снял с ее руки браслет, рассматривая в свете своего «светляка». Металл потемнел, но камни до сих пор поблескивали синим. Были ли они драгоценными? Или обычным стеклом? Юки не знал, но по-любому браслет был красивым, да и своей бывшей хозяйке уже совсем ненужным.

+2

18

Минори тоже с интересом покосилась на его находку. Мертвые ее не пугали, но личные вещи драконица предпочитала не брать, отдавая предпочтение сокровищам менее привязанным к людям. Не считая найденного сундука и медальона, она пока что не нашла ничего ценного, но в этом-то и была вся суть их с Юки игры.
К тому же на таких кораблях нередко устраивали тайники.
Она медленно поплыла вдоль обшивки каюты, ощупывая их пальцами. В одном месте дерево слегка выпирало, и драконица, повозившись, подцепила его краем ножа. Потянула доску на себя и охнула от неожиданности.
Внутри, в тайнике оказался еще один скелет. Довольно большой - взрослый. Кто-то прятался здесь, когда на корабль напали - теперь уже не оставалось сомнений, что это были пираты, - но не смог выбраться, когда судно пошло ко дну.
Одежда человека почти истлела, плоть была съедена рыбами, но небольшой кинжал на поясе привлек ее внимание. Сталь в рассохшихся ножнах была прочной и яркой - даже морская соль ей не повредила. Жаль только, предыдущему владельцу кинжал не пригодился.
Юки, тем временем, уже распихал по карманам свои находки – и браслет, и ожерелье. Хотел было поискать серьги, - ведь все богатые женщины их носили, и, наверняка, они затерялись где-то на полу, - но спохватился, что уже и так долго остается под водой – его сил должно было хватить на поддержание заклинания и у себя, и у Минори. А поэтому Юки лишь тронул драконицу за плечо, предлагая возвращаться на поверхность, да прихватил вазу, валявшуюся у порога и с виду выглядевшую очень даже целой.
Минори кивнула и первой протиснулась через дверной проем, а затем - и через пролом в обшивке корабля. Ее огонек уже мигал, вспыхивая неровно и тревожно, и она невольно ускорилась, придерживая за собственным поясом найденный нож.
После темноты корабля подводный мир казался наполненным рассеянным дневным светом. Солнце из-под водной толщи виднелось размытым бледным пятном.
Минори повела плечами, вновь принимая драконий облик и рассеивая оба заклинания - и, помогая себе крыльями, устремилась к поверхности. Вынырнула в туче брызг, отчаянно работая крыльями - и зажмурилась от ослепительно яркого солнечного сияния.
Юки вынырнул рядом и тут же устремился в небо, расправив крылья. Сделал небольшой виток, выискивая, куда бы опуститься, чтобы рассмотреть находки, и направился к ближайшим скалам, видневшимся почти у самого побережья. Там он отыскал небольшое плато, чтобы можно было уместиться вдвоем и, меняя в полете облик, спрыгнул на него, в обнимку с вазой. Нехорошо, если он разобьет свой трофей, не успев даже его рассмотреть!
- Оценим находки? – крикнул Юки, помахав рукой Минори, чтобы она тоже приземлялась, и выложил на камни браслет и ожерелье. Синие камни тут же заиграли бликами в лучах солнца. 
Минори тоже спланировала рядом - высокая трава шевельнулась от воздуха, поднятого ее крыльями, - и тоже превратилась в человека. Ее мокрое платье липло к ногам, волосы облепили лицо, но выглядела она счастливой и азартной. Впервые за много дней сердце колотилось радостно, так, словно она все еще была шестнадцатилетней девчонкой, только еще пробовавшей силу собственных крыльев.
- Ты выиграл, - засмеялась она ничуть, в общем-то, этим не расстроенная. - У меня только вот...
Драконица выложила на землю найденный кинжал, в который раз поразившись тому, насколько хорошо он сохранился. На сверкающем лезвии - ни царапины, ни вмятины, рукоять даже не попортилась. Наверняка ковали его очень искусные - и скорее всего, нечеловеческие, - руки.

+2

19

- Да ладно! Твой кинжал необычайно хорош, - Юки опустился рядом на колени и теперь рассматривал клинок, взяв его в руки. – У меня всего лишь обычные украшения, а тут такое... Он очень необычный, сама ведь видишь.
Хоть Юки и промолчал насчет победы, ему очень польстило, что Минори признала победителем именно его.
- Надо бы уточнить у деда, может ему знакомо это клеймо... - Минори повертела кинжал в руках и неожиданно протянула на раскрытых ладонях Юки. - Возьми. Знаю, ты не любишь оружия, но пусть будет твоим. Мало ли, где пригодится...
- О-о... ну... – Юки замялся. Да, оружие он не любил, но очень уж кинжал его заинтересовал. – Спасибо, – он принял подарок и сгреб рукой с камней ожерелье и браслет. – А это тебе... Только их надо почистить, металл совсем стал мутным.
- Они... красивые, - Минори погладила яркие, сияющие камни. - Их должно быть носила какая-нибудь очень знатная дама... Застегнешь? - она повернулась к Юки спиной и убрала с шеи мокрые волосы.
- Ага, - кивнул Юки, бросившись исполнять просьбу и едва справившись с застежкой ожерелья от волнения. – Тебе идет, - добавил он, когда маленький замочек наконец-то поддался. Впрочем, Минори все шло – на ее тонкой, нежной шейке все смотрелось великолепно, и Юки не мог удержаться, чтобы ненароком не провести пальцами по бархатистой коже – вроде бы погладил, а вроде бы лишь случайно задел.
Она расправила ожерелье на груди и засмеялась, когда грани самоцветов поймали солнечные лучи. Взглянула на Юки - ее глаза светились. А он в этом сиянии солнца выглядел таким красивым, словно и вовсе не был человеческим существом.
Впрочем, он же и не был...
- Представляю, как Аика от зависти покраснеет, - усмехнулась Минори, припомнив молодую драконицу, первую красавицу Драак-Тала. - Хотя такими измазанными и мокрыми нас и на порог не пустят. Давай хоть обсохнем...
Она размотала спутавшиеся узлы, удерживавшие широкий пояс, распахнула простое хлопковое платье, оставшись только в тонкой и длинной нижней рубашке. Встряхнула одежду, расправила на камнях, прижав для верности рукава, чтобы не унесло ветром.
Юки тоже распустил косу и скинул одежду, оставшись в одних штанах. Иногда ему приходило в голову, что они с Минори уже выросли и далеко не дети, так что пора бы и постесняться друг друга, но эти мысли как приходили, так и уходили, а молодые драконы так и продолжали относиться друг к другу, как брат с сестрой, даром что ими на самом деле не были. Впрочем, Сейджин бы такое поведение не одобрил, да и Юки дома родители дали бы по шее, чтобы не пялился на девиц в одних нижних рубашках. Нравы в Драак-Тале оставались довольно строгими – в деревне, где все друг друга знают, слухи расползались быстро и развязного поведения никто не одобрял.

+2

20

Минори об этом не задумывалась - ни о том, что сквозь тонкую, мокрую белую ткань нижнего платья просвечивает ее грудь с темнеющими остренькими сосками, ни о том, что штаны Юки облепили его живот и бедра. Ей просто было хорошо.
Хорошо лежать так - голова к голове, - под солнечными лучами, не думая ни о чем. Драконы любили тепло, а после холодных глубин моря оно и вовсе разморило, расслабило уставшие мышцы. Скудная травка шелестела возле их лиц, Юки дышал где-то совсем рядом - так же размеренно и легко, как ветер.
Если закрыть глаза, можно подумать, что о большем и мечтать не нужно. Она была счастлива.
И все же...
Мысли о будущем не давали покоя даже сейчас, когда ей было так тепло и хорошо. Разъедали, словно кислота, которой травят железную заготовку для ножа.
- Юки... - тихо проговорила Минори, не уверенная, что друг не задремал под солнышком.
- Да? – Юки и впрямь задремал, но ее слова услышал и приоткрыл один глаз, тут же зажмурившись от солнца обратно.
Она повернулась к нему - его лицо было ярко освещено, от длинных ресниц на щеки падали тени.
- Если я в ближайшее время попрошу тебя о чем-то... странном, - Минори помолчала, - и поведу себя странно... ты не станешь осуждать меня?
- М-м... нет, - он задумался, но больше не о самой просьбе, а о том, что «странного» собирается вытворить Минори. – Надеюсь, ты не замуж собралась?
Юки перевернулся на живот и теперь смотрел на драконицу уже с нескрываемым интересом.
- Что? - удивилась она. - Нет! Нет, я вовсе не о том...
Минори закусила нижнюю губу, мельком подивившись тому, что в первую очередь Юки подумал почему-то именно о ее замужестве. Словно сейчас это имело хоть какой-то смысл.
- Я имела в виду, что могу попросить тебя сделать кое-что, что можешь сделать только ты... И оно покажется тебе странным, но очень важно для меня. Не могу пока сказать тебе. Просто... пообещай, что ты не станешь думать обо мне плохо после этого.
Ее лицо теперь было совсем близко, от волнения на щеках выступил яркий румянец.
- Ладно, хорошо,  - согласился Юки, немного растерявшись. Что такого он мог сделать, что не смог бы никто другой в Драак-Тале? Некоторое время, он гадал, что это, донимая Минори расспросами, но потом сдался и отступил, понимая, что раз уж драконица решила молчать, то ответа от нее так просто не добьешься. А вскоре и вовсе об этом забыл, увлекшись совсем другими разговорами.
Она улыбнулась и вновь откинулась на спину. Он сам не знал, что пообещал ей, а она вовсе не хотела говорить. Пусть все это останется на ее совести.
Пока, под теплыми лучами солнца, пусть еще хотя бы немного они побудут детьми, не имеющими страхов и проблем.

+3


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » Не вся та правда, что не ложь.