Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

Добро пожаловать на карнавал в День Мёртвых!


В игре август — сентябрь 1082 год


«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Солмнир Алисия Эарлан Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [28.05.1082] Из куля — в рогожку


[28.05.1082] Из куля — в рогожку

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

- Локация
Остебен, штаб Теней Алира, где-то у границ Пределов
- Действующие лица
Оливер, Тени Алира
- Описание
предыдущий эпизод[14.05.1082] Пересмешники не клюют ягод в саду
Оливер Шоу оставался ценным пленником, но единственным в секретном штабе Теней. Пленнику периодически приносили новую бумагу и мелки, чтобы он с пользой мог развлекаться в скромном обиталище, но не потрудились даже снять с него магические кандалы, препятствующие созданию любых магических заклинаний. Пленнику приносили еду и воду, но в ограниченном количестве и редко, чтобы его магический запас медленно пополнялся всё то время, пока Тени искали подходящую жертву. Две недели прошли в сырости и холоде, но двери в темницу вновь открылись и на пороге показался знакомый ухмыляющийся алифер.

0

2

Первые дни, после того, как его вновь предоставили самому себе, Оливер просто вызывающе много спал. Таэрион потратил бы эти часы на иное, но сосуду нужно было восстанавливать не только ману, но и свою телесную форму. Что за четверть суток была за стенами темницы, сколько дней прошло- некромант не знал. Можно было предположить, что еду и воду ему приносят днем, но происходило это через рваные промежутки времени, которые Безымянный даже не пытался просчитать - время было не важно.
   Его маленькая холодная комнатка, освещенная единственной свечой, стала его обителью, в которой он в полной мере чувствовал себя хозяином даже несмотря на скованные руки и невозможность выйти. А потому запросто мог сказать своим тюремщикам, что ему некогда, но они могут оставить еду и вылить поганое ведро. Темный маг действительно был занят все то время, что не спал, причем обеими своими сущностями. Он использовал не только выделенную ему бумагу, но и абсолютно все пространство вокруг себя, исписав рунами и чертежами пол, стены и всякую поверхность вплоть до того же поганого ведра. Таэрион привык находится в потоке данных и знаний, привык быть окружен ими, и совсем не был привычен к узким рамкам бумажного листа. Это было воплощение Хаоса в котором свободно ориентировался лишь он один, и быть может немного Оливер, завороженно наблюдавший со своего места, как из бесформенной идеи зарождается четкое заклинание.
   Юный Шоу потихоньку начинал отходить от случившегося, и Безымянный давал ему больше воли, давал возможность быть так же увлеченным работой, чувствовать радость от этого и прилив сил, чувствовать удовольствие, схожее с тем, что он получил от соития с женщиной. Так тело восстанавливалось заметно лучше, так у живого было стремление жить.
   Когда-то Таэрион желал сделать избранных людей похожими на себя, подавить их природу, и кристал - воплощение этой идеи - до сих пор болтался в городе зовущимся теперь Анейрот, забытый и частично обессилевший за ненадобностью. Богу потребовалось несколько столетий, чтобы признать, что его некроманты никогда не приблизятся к его собственной сущности. Люди были созданы Отцом, по Его подобию, со всеми эмоциями и алканиями, и Безымянный мог выгибать их по собственному желанию, но от перемены формы они не становились чем-то иным по своей сути, уподоблялись, но не становились такими, как он… Все чего он добился, это создал иную культуру со своим мышлением, традициями и предрасположенностями, но не новый вид, и никак не новый мир. Его дети оставались людьми. И бог отказался от безуспешных попыток, признав поражение своей идеи, позволил “детям” жить в том виде в каком они есть, со всеми своими страстями. 
   С вершины этого опыта, теперь, соседствуя с человеком и наблюдая за ним, Таэрион задумывался, что может быть это ему самому не хватает Отцовской Искры, чтобы считаться полноценным Творцом… Не хватает души. Все что он делал и все что создавал работало отменно и исправно, но не жило, как бы иронично это ни звучало. Даже у безалаберных братьев, совершенно не задумывающихся о том, что они творят, с созиданием было на порядок лучше. Как не парадоксально, а именно тот, кто меньше всего думал и больше всего руководствовался эмоциями был Первой Искрой Жизни и Созидательным Пламенем. Но Безымянный не был уверен, что хотел бы обменяться не глядя, даже если бы ему предложили. Свой разум он все-таки считал приобретением гораздо лучшим.
   Но в отличии от богов у его некромантов была возможность совместить в себе и то и другое, вобрав все лучшее или же все худшее. Спустя столько веков Таэрион понимал, что в свое время поступил с “детьми” ровно так же, как поступал с ним золотоглазый алифер - запер их суть, слепо пытаясь получить то, что они дать не могли. Это не было раскаянием со стороны Безымянного, но было признанием ошибки, которая тем не менее дала новое знание и понимание. И первым с кого он снял оковы был Железный Ворон - артефакт и эксперимент абсолютно новый по своей сути, наделенный правом выбора.
   Дверь привычно уже скрипнула, впустив в комнату сквозняк, от которого дрогнуло пламя оплывшей свечи, и упомянутого алифера. Внимание на него некромант обратил не сразу, приняв в первые мгновения за разносчика еды, но тень волочившаяся за ним, заставила поднять глаза.
   Темный маг выглядел еще худее с момента их последней встречи, осунувшиеся щеки и острый подбородок поросли темной щетиной, глаза впали, губы и ногти приобрели от постоянного холода синеватый оттенок. Все это делало его особенно похожим на мертвеца, и вонял пленник не лучше, даже если забыть про некромантскую магическую ауру…
   Таэрион не стал ничего говорить первым, ожидая с чего начнет свой визит крылатый. Сознание Оливера при его появление преисполнилось холодной злости, ощерилось, вспоминая весь страх и боль, которую пришлось пережить, обернулось пожеланием мучительной смерти, но Безымянный не счел нужным нести это наружу.
   Смерть никогда не была судьей, она просто была и была для всех. Лишь смертные додумались сделать из нее наказание, точно так же как из боли или голода. Таэрион же не злился, даже придя на призыв своих глупых “детей”. Тогда он лишь обозначил черту, которую смертным не следовало переступать. Все остальное они додумали сами, исходя из своих пониманий и меря по себе.

Отредактировано Оливер (30-11-2019 15:49:10)

+2

3

- Теперь ты похож на чокнутого, который ищет выход из задницы. Поздравляю! – бодро заметил Бальдо, рассматривая исписанные стены в скромной обители Оливера.
Надо сказать, что некромант постарался, проводя свой теоретический эксперимент, но после всего, что алифер услышал от пленника во время допроса, он полагал, что Оливер и без этих формул прекрасно знает, как работает заклинание. Он должен был применить его дважды: на себе и на дочери императора. Тогда что он тут пытался выдумать? Как сломать магические наручи и сбежать из клетки? В каракулях Оливера при скудном освещении – читай, его практически полном отсутствии – рассмотреть всё не представлялось возможным. Бальдо решил, что обязательно займётся этим позже. Сейчас у него были другие планы на некроманта.
- Я обещал тебе прогулку, - словно не о работе шла речь.
И работу.
Алифер знал, что за то время, что Оливер ждал, когда ему притянут подопытную крысу прямиком из чрева Зенвула, его кормили и поили. Ему даже некоторые раны обрабатывали и не забывали давать пленнику отдыхать, сколько ему вздумается. Но каникулы Оливера быстро закончились. По прикидкам алифера некромант по-прежнему был истощён пленом и оставался бледной копией себя, впервые попавшего в руки Теней, но теперь у него была магия в руках, которую он мог использовать по своему усмотрению.
Клетка открылась. Бальдо вытащил пленника, оставил дверь открытой, потому что планировал вернуть пленника позже и на то же место.
- Надеюсь, что ты детально всё расписал. И разборчивым почерком.
Магические наручи с Оливера не сняли. Некроманта вывели из темницы в коридор, но повели его не той дорогой, которой больше двух недель назад, если некромант что-то помнил, вели сюда. Тюремное крыло, в котором держали Оливера, действительно было пустым. «Жилой» клеткой была лишь та, в которой держали Оливера. Если не считать пищащих соседей, бегавших по полу туда-сюда, то он был здесь совершенно один. Крысы в отличие от некроманта передвигались свободно.
Ситуация изменилась через десяток метров. В коридоре на стенах горели факелы, освещая дорогу. В коридоре стоял насыщенных запах трав – курильницу оставили в одной из темниц, и она дымилась, закуривая помещение и частично коридор. Сквозняк не давал аромату надолго задерживаться за пределами камеры. В темнице явно кто-то был, но в тенях лишь слабо угадывался силуэт в дальнем углу у стены.
В других клетках тоже были пленники.
Бальдо с Оливером прошли с пять клеток с пленниками и две пустые. В одной из них дверь была настежь открыта. С пола счищали следы свежей крови, сметали зубы и чужие надежды.
Их ждала темница в дальнем конце коридора. Дверь была гостеприимно открыта специально для них. В помещении, чуть менее просторном, чем новый дом Оливера, не было никакой мебели. Знакомый Оливеру псионик стоял у двери и, скрестив руки на груди, присматривал за пленником. Пленник был мужчиной средних лет. Человек. Он висел на цепях, раздетый по пояс. На загорелой коже остались тёмные следы от старых синяков. Лицо было мокрым и липким от пота. Его лихорадило. Тень Зенвула ощущалась отчётливо – она крепко впилась в тело смертного, едва ли не сливаясь с ним воедино.
- Поприветствуй нашего гостя, - Бальдо так же радостно обратился к пленнику, словно они были старыми друзьями.
Пленник поднял косматую голову. Золотые глаза посмотрели на Бальдо невидящим взглядом – он уже терял грань между настоящим и теми воспоминаниями, что вторгались в него из-за связи с Зенвулом.
- Оливер обещал тебе помочь.
[nick]Бальдо[/nick][status]Тень Алира[/status][icon]https://i.imgur.com/EdbfoBr.png[/icon]

+2

4

Некромант не ответил на насмешливые слова крылатого, лишь глянул исподлобья, тяжело и пристально. Он был бы чокнутым, если бы выход не искал... Однако в данном случае хаотичные составляющие заклинания были именно формулой для отсечения искаженной нити, хоть и выглядели для глаз смертного бессвязным набором символов и фигур. Таэриону пришлось хорошенько повертеть их чтобы утолкать в красивую печать, которая была бы одновременно действенной и не громоздкой. По сути последние дни он только и был занят, что шлифованием ритуала. Вышло на его взгляд не плохо и очень похоже на человеческую магию. Он даже смог уместить ее в один лист бумаги! Задача была по сути решена, оставалось лишь проверить ответ на практике.
   Именно эту возможность, кажется, и явился предоставить ему золотоглазый.
   Темный маг поднялся, не сопротивляясь последовал указаниям своего тюремщика, проявляя холодное спокойствие и внешнее смирение. Все действия Теней до этого говорили о их заинтересованности в нем и Безымянный намеревался их удивить - выполнить обещанную работу.
    Он уже мог попытаться сбросить оковы, восполнить запас маны еще больше за счет своих сторожей. Прорваться, если повезет, но куда? Убежище алиферов из Теней скорее всего было в месте мало приступном, куда они попадали с помощью порталов или собственных крыльев - это виделось самым разумным вариантом для них. Но даже вырвись Таэрион наружу в своем недолеченном и обессиленном сосуде, как далеко он сможет уйти? Без каких-либо знаний о собственной тюрьме шансы бегства виделись смешными. И Безымянный не рвался рисковать. Сейчас было все еще не время. Сейчас от него именно этого и ждали.
   - Не переживай, даже твоего ума хватит, чтобы понять. Я старался упростить как мог, - подал голос юный Шоу и при этом не слукавил. - Идем.
   Некромант двинулся вперед, справедливо рассудив, что его конвоир захочет держаться позади и контролировать всякое его движение. Прыти в маге не было. Ходить пережив голодовку, пытки и заточение в камере оказалось тем еще испытанием. Оливера пошатывало. После полутьмы даже свет факелов казался ему слишком ярким, но он вглядывался жадно в переходы коридоров, запоминая их расположение, составляя в памяти карту. Мазнул Таэрион взглядом и по прочим пленникам, отмечая для себя кем те могли бы быть. Наверняка где-то здесь томились заложники политических алиферских игр…
   Оливер вошел в гостеприимно приоткрытую дверь и остановился в нескольких шагах от входа. Все внимание с порога захватывал подготовленный ему пленник, но Безымянный не упустил возможности отметить для себя присутствие псионика.
   - Тебя после всего понизили до сторожа? - поинтересовался он у алиферки, натянув на лицо кривоватую улыбку. Конечно, он понимал зачем она здесь и поддевать лишний раз никогда бы не стал. Но сейчас у него был шанс не просто провести магический ритуал, а и выстроить для себя новую человеческую маску. Чтобы иметь дела с Тенями дальше, нужен был образ без принципов, легко продающийся, но имеющий ценность, желающий знаний, но и желающий их применить к своим амбициям. Чтобы снять магические оковы, нужно было, чтобы алиферы поверили, что могут возыметь власть над чужими слабостями. Именно так они поступили с Рейн… И если Оливер желал какого-то отмщения, то ему следовало найти в себе самолюбивого некроманта.
     Юный Шоу покачнулся и прошел ближе к пленнику, перекрывая для него вид на крылатого мучителя, заглядывая в помутневшие золотые глаза. Да, именно этот вопрос не давал Таэриону покоя: почему алиферы не сходят с ума? Они явно видели те же кошмары, тень так же была привязана к ним и наверняка дольше, чем к этому человеку, так почему они сохраняли личности и рассудок? Пожалуй, это была еще одна занимательная задачка…
   А меж тем человек перед ним был неизбежно мертв. Даже когда ритуал перережет его связь с Зенвулом, Тени скорее всего вскорости перережут ему глотку, ибо больше он будет им не нужен. Единственная разница для этой души была в том: присоединится ли она после к мстительным духам или отправится куда ей должно. На взгляд Безымянного эта разница была огромной, и даже одна душа стоила его усилий.
   - Подойдет, - по-деловому обронил Оливер, точно бы у него была возможность выбирать над кем экспериментировать, а человек был не больше, чем цыпленок на рынке. Маг обернулся к своим пленителям. - Как я уже говорил мне нужны еще будут мел и нож. Желательно с широким клинком, а то у меня печать туда может не поместиться.

Отредактировано Оливер (03-12-2019 09:47:24)

+2

5

Сайбер осклабилась на язвительный вопрос пленника, но ничего не ответила. Она знала, что пытки псионическим вмешательством ещё не окончены. В будущем она ещё раз попытается вторгнуться в чужое сознание, а сейчас она нужна здесь, чтобы контролировать перемены в настроении и  мыслях и Оливера, и проклятого человека. С прошлого раза у неё осталось горькое послевкусие от общения с пленником – Оливер задал ей хорошую псионическую трёпку, от которой у женщины три дня болела голова, а ещё три последующих она не могла нормально использовать магию. Каша в голове немного устаканилась, когда алифер помог другой псионик, очистив её мысли, но во всех тех знаниях, которые градом посыпались на неё, они не нашли ничего существенно полезного дня себя. Кого интересовало в какой позе, где и сколько этот некромант сношал дочку императора Поднебесной? Разве что совсем уж неискушённые умы, которым не было времени уделить внимание похоти.
Бальдо не ждал волшебства с присвистом или какого-то неизвестного таинства от некроманта. Он хотел увидеть, как пленник начнёт выкручиваться и строить свои пентаграммы на полу камеры, на теле проклятого или на себе самом, если ему это чем-то поможет выполнить условия сделки.
Оливер удивительно спокойно, насколько ему позволяло искалеченное и измождённое тело, порядком исхудавшее за последние нескольких недель, прошёл от двери к другому пленнику, всматриваясь в сухопарое лицо, прикрытое копной жирных и грязных волос. Пленник его будто бы не видел. По крайней мере, на его лице при встрече с Оливером ничего не отразилось, хотя каким-то образом он откликался на слова Бальдо, будто имел с ним невидимую связь.
На просьбу Оливера выдать ему мел и нож алифер усмехнулся. Он сделал шаг от двери, на ходу доставая из-за пояса нож. Ловко его подбросил, крутанул меж пальцев и перехватил ладонью за лезвие. Алифер остановился в шаге от некроманта, не опасаясь, что Оливер рассвирепеет и пырнет его ножом в пузо, решив отомстить за все пытки. Он казался достаточно смекалистым, чтобы не допускать такие глупости.
- Как от сердца отрываю, - Бальдо наигранно вздохнул, с улыбкой протягивая Оливеру нож рукоятью вперёд.
Кусок мелка появился в другой руке алифера – как и откуда он его достал, заметила только Сайбер, которая стояла за спиной алифера и наблюдала за всем происходящим со стороны, не вмешиваясь.
Алифер же мотнул головой в сторону проклятого, намекая, что Оливер волен приступать к своей важной миссии, пока они тут постоят и понаблюдают за процессом. Бальдо знал, что Оливер не обладает талантами к мистицизму и при нём нет никаких необычных артефактов, поэтому незаметно улизнуть мимо двух боевых магов у него при всём желании не выйдет. А если и так, то в штабе Теней хватало других магов и воинов, которые без разбора нападут на некроманта и прирежут его.
- Надеюсь, ты понимаешь, что стоит на кону, - Бальдо улыбнулся, а потом его глаза сузились в две щелки. – Не разочаруй меня.
[nick]Бальдо[/nick][status]Тень Алира[/status][icon]https://i.imgur.com/EdbfoBr.png[/icon]

+1

6

Некромант действительно не делал резких движений, выдержано наблюдая как ловко скользит нож в руках золотоглазого, а после так же спокойно и аккуратно взялся за рукоять, не позволив себе даже попытки нарочито порезать ладонь пленителя.
   - Я верну, - пообещал Оливер, прихватывая пальцами второй руки так же протянутый мел.
   Глупо было бы после всех попыток сохранить сосуд вдруг пустить пережитое прахом ради нескольких царапин на палаче. Человек должен был выжить, а для этого следовало запастись терпением, пожалуй, не человеческим.
    - На кону стоит больше чем думаешь ты… - серьезно произнес темный маг в ответ на напутствие алифера и позволил себе улыбку. - Новое открытие в магии! Я, конечно, думал, что первыми мои достижения оценят если не лейдерские мэтры, то хотя бы император Поднебесной… Но вы тоже явно искушенная публика.
   Некромант отступил от алифера, разворачиваясь к тому спиной, дабы приступить к обещанному действу. Выбрав центром печати место рядом с подвешенным пленником, Оливер положил нож, оставив в руках лишь мел, а затем начал отмерять в шагах расстояние, делая на полу лишь насечки - черточки, по которым после будет выстроен рисунок. Чтобы не думали, а даже начертить сходу ровный круг может не каждый маг… От первого круга, диаметром в два шага медленно, но верно начала расцветать печать. Маг точно бы нарочно оттягивал время без конца замеряя расстояния то одного луча, то другого, а потом сравнивая их с третьим и четвертым. Вот только линии под пальцами юного Шоу были ровными, но совершенно не симметричными: звезду - основу оригинального ритуала отсекающего нити, будто бы выбило из родного круга и разметало по полу неким взрывом. Самый длинный и тонкий луч уходил за спину пленника, упираясь острым концом в заднюю стену. На ней Оливер нарисовал еще одну небольшую печать, смотрящую подопытному меж лопаток. Две схожие были отрисованы на стенах справа и слева, и выглядели уже более привычными и гармоничными фигурами. Последним штрихом некромант нанес на нижнюю печать знаки и руны, после чего обернулся к алиферам, вытянув вперед скованные руки.
   - А теперь мне будет нужна моя магия…
   Оковы с него сняли. И первое что сделал маг после этого - потер воспаленные запястья. От постоянного трения бледная кожа припухла, где-то начала стираться в кровь, а где-то даже рубцеваться. Руки студента начинали походить на руки кандального. А Таэрион испытал неописуемое облегчение от возможности вновь прикоснуться к магическому потоку, точно бы до этого был погружен в воду без возможности дышать и теперь наконец вынырнул. Вот только вдох этот скорее всего будет не долгим.
   - Что ж, а сейчас самое интересное…
   Маг аккуратно вошел в начертанную печать, чтобы не стереть случайно никакую из черточек, и подобрал ранее оставленный в ее центре нож. Тот все еще был без заявленных символов, и потому Оливер расчетливым скользящим движением рассек кожу на пленнике у основания ключиц. Порез был не глубоким, но достаточным, чтобы выступила кровь, которую маг использовал, чтобы нанести на плоскость клинка последний символ. Не то чтобы так было важно, чтобы это была именно кровь, но, во-первых, мел писал по стали плохо, а, во-вторых, смертные любили эффектность. Что может быть эффектнее крови в ритуале некроманта?
   Таэрион не опасался отпускать новое заклинание в мир. Позднее, если знание о нем уцелеет, пытливые смертные умы конечно вытянут из него ныне неизвестное, преобразуют, создадут на этой основе нечто свое. Но пока эта магия была неповторима, хотя бы потому, что никто не смог бы увидеть искаженные нити так же, как видел их бог.
   Тень оплетала пленника, давила, точно ядовитая лоза или удав, и при этом звенела от опутывающей ее магии, как натянутая струна. Роза тянула человеческую душу к себе, питалась ей, той изначальной силой Искры, что была заложена от начала мира. Сколько же точно таких душ она уже имела у себя? Какой силой от них обладала…
   Безымянный протянул к ней левую руку, чувствуя, как пульсирует иссиня-черная жила. Но его собственная магия потекла не через пальцы, а точно незримая молния, пройдя через все тело студента, ушла в землю, разбилась через центральную печать, и после отразилась от печатей на стенах, как от зеркал, возвращаясь обратно в центр - к лезвию занесенного ножа.
   Короткий режущий жест и нить оборвалась.

+2

7

Новое открытие в магии, ха!
На кону стояла, по меньшей мере, жизнь самого Оливера Шоу. Алиферы привыкли жить с Тенью Зенвула и сосуществовать с ней, хотя возможность разорвать связь и жить полной жизнью, как некромант или бастард императора Поднебесной, казалась заманчивой. Бальдо, и не только он, хотел узнать, как именно Оливер добился такого результата. Это могла быть случайность или аномалия в аномалии, случись это впервые, но это произошло уже дважды. Два смертных спаслись от влияния Тени Зенвула и со стороны выглядели здоровыми, без помутнённого рассудка или расцветающей внутри них Розы. Где-то здесь прослеживалась закономерность, но вот только где?
Бальдо внимательно следил за пленником. Он использовал магию, чтобы видеть переплетения нитей в помещении всё время, пока Оливер занимался подготовкой ритуала. Сайбер же занималась защитой на тот случай, если Оливер решится использовать против них боевое заклинание. В рисунке на стенах и на полу Бальдо не видел ничего необычного, хотя, бесспорно, рисунок имел магическое происхождение и в некоторых элементах походил на пентаграммы, которые алифер видел за свою длинную жизнь. Бальдо удивляло только то, что для этого некромант использовал обычный мел, а не кровь. Среди некромантов бытовало мнение, что ритуальная магия сильнее на крови создателя, поэтому ей зачастую окропляют магические предметы, глифы или рисуют всё от и до исключительно кровью. По мнению алифера, чтобы избавиться от тени Зенвула, нужна сильная ритуальная магия, а не шарлатанский фокус. Ещё он заметил, что Оливер рисовал на стенах, но при этом так и не использовал кинжал, который так сильно просил.
- И всё? – алифер засмеялся, когда некромант ограничился скромным глифом на лезвии кинжала. – Так много места для такого маленького глифа.
И этот некромант боялся, что у него рисунок не поместит на кинжале!
Бальдо быстро замолчал и продолжил наблюдать за некромантом, не избавившись от ощущения, что Оливер Шоу сам не знает, что творит, но пытается изо всех сил создать видимость активной деятельности. Так было, пока алифер не почувствовал сильный выплеск магической энергии, заигравшей в помещении, и не увидел сплетения чужой маны, которая вырвалась в мир большим скоплением переплетённых тёмных нитей. В одном месте они пересеклись, прошлись сквозь тень и разрезали её.
Пленник сделал глубокий вдох, задрав голову, как человек, который вынырнул из-под толщи воды и не дышал слишком долго.
Чёрные паутины по его телу зашевелились, поползли будто черви-змеи от груди по шее к лицу. Они запульсировали у глаз пленника, и со стороны казалось, что человек будто бы борется с чем-то. Не иначе как с последствиями тени, ведь то, что прорастало внутри них, - было первым ростком из семени чёрной магии. При соприкосновении с такой же тёмной магией, оно чаще разбухало, ощеривалось невидимыми клыками, рвало и метало, убивая носителя или обращая его в живого мертвеца, который послушен мёртвому древу.
Пленник замер с выпученными глазами и широко распахнутым ртом. Грудь мужчины распёрло, он не смог сделать ни нового вдоха, ни выдохнуть воздух, который жадно набрал в лёгкие. Чёрные прожилки поползли в глазах к золотому яркой радужке. Золото начало медленно исчезать, уступая место зелёному цвету. Прожилки исчезли, оставив после себя лопнувшую паутину капилляров.
Пленник выдохнул и обмяк на удерживавших его кандалах.
Бальдо, не думая о предосторожности, подошёл ближе к пленнику, тронул его шею, нащупывая слабо бьющуюся прожилку под кожей.
- Мне даже интересно, как ты додумался до такого ритуала, и где провёл его в Зенвуле, чтобы очистить себя и пассию, - в голосе алифера послышалось лёгкое недовольное шипение. Он обернулся, посмотрел на некроманта пристально. Всё тем же магическим взглядом, будто надеялся что-то рассмотреть, что не видел раньше. До ритуала.
[nick]Бальдо[/nick][status]Тень Алира[/status][icon]https://i.imgur.com/EdbfoBr.png[/icon]

+2

8

Роза отступала. Обрубок ее магии конвульсивно сжимался на теле подопытного, точно отчлененная конечность. В какой-то миг Таэрион даже засомневался, что смертный выдержит эту последнюю хватку и тогда его кончина испортит ему наглядность опыта, но человек выжил. Некроманту не нужно было это проверять, как алиферу: если бы душа отделилась от тела - он бы почувствовал этот миг, стоя так близко к пленнику.
   - Аккуратнее ступай через печать - я на нее час потратил, - предупредил Шоу, обернувшись на звук шагов за спиной и указал кончиком ножа под ноги крылатого. Тот, однако, был не сильно озабочен чужим трудом, больше торопясь проверить пленника. На деле рисунок не волновал Безымянного, но по его расчетам человек амбициозный должен был бы немало гордится таким трудом. Вот Оливер испытывал неподдельное восхищение, даже восторг от сопричастности происходящему.
  Магия ритуала вытянула из него изрядно сил, восстановленных с таким трудом. Теперь предстояло копить их по-новой. Но увиденного золотоглазому, похоже было мало: он буквально впился взглядом в некроманта, точно был недоволен выполненным условием.
   - Я сотворил тебе "чудо" едва ли не в кандалах, а ты все подозреваешь меня в шулерстве, точно бы я экзамен списал… Это обидно, знаешь ли. Я потратил три года чтобы разработать эту теорию, рисковал жизнью, чтобы добраться до проклятой земли и провести практический опыт! Я заслужил немного восхищения моим умом и талантом! - маг вскинул голову, высоко поднимая подбородок, отчего ответный взгляд вышел высокомерным. Именно так смотрели учителя на своих студентов по воспоминаниям Оливера, зачастую требуя уважения к своим былым запыленным заслугам и сомнительным званиям. С явным снисхождением он продолжил свою речь: - Я не проводил ритуала прямо в Зенвуле, я не самоубийца. Во-первых, влияние Розы там намного сильнее, во-вторых, если она может дотянутся своими марионетками, то сделает это. Я отсек нити спустя пару дней пути. К тому же мне было интересно понаблюдать за кошмарами… они довольно познавательны.
   У Теней скорее всего возникнут вопросы как некромант не потонул в ворохе кричащих и стонущих видений, но у них уже должно было сложится определенное понимание, что его разум достаточно устойчив для магического воздействия. В конце-концов не тонули в них и сами алиферы.
   - А теперь, пока печать еще держит магию, может быть перерезать нить и тебе, Тень с тенью? - взгляд Оливера преисполнился вызова, и маг услужливо приподнял нож, показывая свою готовность к работе. - Если ты все еще считаешь мой гений фокусом, то можешь все опробовать на себе. Или можем порезать ее… - острие ножа уткнулось в сторону псионика. - Она выглядит достаточно крепкой, чтобы это пережить.
   Предлагая, Таэрион не так чтобы рассчитывал, что золотоглазый согласится, это было бы не слишком разумно с его стороны, но вместе с тем хорошо обозначало наигранно горделивую позицию некроманта: “я выдержал все ваши испытания”.

Отредактировано Оливер (11-12-2019 23:05:00)

+2

9

Для алифера, который только что увидел, как на его глазах сотворили чудо, Бальдо не выглядел слишком счастливым. Он прикоснулся к запретному. К чему-то, что ещё мгновение назад казалось обманчиво-возможным. И не чувствовал ни волнительного трепета, ни безграничной силы в руках, ни ощущения парящего освобождения от бремени Зенвула, которое могло настигнуть его точно так же, как только что оставило пленника с ровным дыханием, чистой кожей, душой в теле и бьющимся в груди сердцем. Он чувствовал только злость и гнев, которые распирали его, будто кто-то пытался влить в перчатку слишком много воды и она вот-вот лопнет.
О целостности рисунка он не переживал, как и о том, что сделает некромант с кинжалом, который по-прежнему оставался у него в руках. Было ли тому виной его разыгравшееся высокомерие, непередаваемая гордость от удачного ритуала, предложение испытать чудотворную магию на себе или просто плохой день с самого утра – неизвестно. Бальдо сделал то, что сделал. Резко обернулся, схватил мальчишку за горло и сжал его с такой силой, чтобы он ни секунды не засомневался, что ему по случаю и без колебания с большой охотой сломают шею.
- А теперь расскажи мне, чудотворец, - алифер смаковал обращение. Из его уст оно прозвучало с лёгким налётом сарказма и иронии. – Как так вышло, что в голове захудалого студента Лейдерской академии так много мыслей, что другому псионику к ним не прикоснуться? Что они оглушают его насыщенностью и выстраивают такие крепкие ментальные щиты, которые и мэтрам псионики не снились на пике их силы? – Бальдо неотрывно всматривался в лицо юнца, который сделал на его глазах невозможное и всё ещё отчего-то считал, что сойдёт за простого, но очень талантливого тёмного мага. Не сойдёт. Он и раньше вызывал много вопросов своими фокусами, но теперь у алифера не осталось сомнений, что в голове Оливера Шоу намного больше секретов.
Сайбер не вмешивалась в их конфликт. Оливер вряд ли бы взглянул на неё сейчас, когда его горло сдавливали в тисках до хриплых вдохов, но псайкер выглядела чуть взволнованной. Она не радовалась от того, что Оливеру доставляют неудобства и его пытаются придушить. Казалось, будто она даже жалеет, что этот некромант может так глупо распрощаться со своей жизнью после того, что мог бы предложить другим алиферам, чья жизнь тесно связана с тенью Зенвула. Она будто бы видела, как ещё немного и последний шанс обрести свободу в её настоящей форме на её глазах исчезнет, потому что на самом деле Теням это не нужно. И она знала почему, но в присутствии Бальдо не могла сказать ни слова, чтобы не выдать себя. До того момента, пока некромант не спас пленника от Тени, ей казалось, что всё это – обещание очищения – лишь пустая болтовня. Не более. Но Оливер сделал то, что обещал. Разорвал связь с Зенвулом, и неосознанно подарил ей надежду, что она тоже сможет освободиться.
[nick]Бальдо[/nick][status]Тень Алира[/status][icon]https://i.imgur.com/EdbfoBr.png[/icon]

+2

10

Одним движением золотоглазый порушил все…
   Его хватка была настолько крепкой и неожиданной, что на бледном лице темного мага отразилась истинная эмоция Оливера - страх. Он боялся своего палача настолько сильно насколько и ненавидел. Сосуд судорожно пытался сделать хоть урывистый вдох, хватаясь слабыми пальцами свободной руки за предплечье мучителя, но лишь загребал в кулак ткань его рукава. Казалось еще немного и под гневным жестом хрустнет перелопившись гортань. В этом свете призыв что-то рассказать звучал крайне непоследовательно.
   Впрочем, Таэриону нечего было сказать. Он просчитался. Видя ум в своем противнике, он сделал ставку именно на него, однако этот ум оказался мертв и не способен меняться. Он задавал правильные вопросы, но все еще думал, что может силой получить ответы, даже после всего провального опыта. Алиферу не хватало умения учиться. И остановиться вовремя. Как “дети” когда-то, он посчитал, что от него скрывают нечто, что по праву принадлежит ему, что он сможет этим обладать, поправ сотрудничество и чужие границы.
   Значит можно было больше не притворяться: актерского таланта у Шоу все равно было немного, и Безымянный без сожаления перечеркнул проигрышную тактику. Другое дело, что иного продуманного плана у него не было. А воздуха хотелось все больше, как и крови идущей к мозгу.
   Почему нельзя было просто принять его дар освобождения?
   Таэрион укрыл Оливера. Его мысли и эмоции были сейчас не нужны, более того могли только помешать. И в тот момент, когда страх исчез из темных глаз некроманта, нож ударил в грудь алифера. Пусть силы в теле было не так много, но удар был выверенным по всем анатомическим расчетам - прямиком в сердце, между четвертым и пятым ребрами, минуя грудину, насквозь через легкие. Простая и быстрая смерть, лишенная изощренных мстительных мучений. Чтобы ни думали себе смертные, смерть не приносила Безымянному каких-либо радостей или чего-то подобного, что могли испытывать живые, убивая друг друга и принося Покровителю Теней кровавые жертвы. Это был процесс в который сам бог по возможности никак не вмешивался, если число смертей и рождений прибывало в относительном равновесии. Тот раз, когда он лишил жизней столь же поглощенных желанием обладать своих “детей”, некроманты запомнили надолго. Сейчас Таэрион не был в той силе, но руку его вела такая же мысль, и такое же ощущение неудачи от попытки что-то донести.
   Похоже дальше придется действовать по схеме прошлых приключений с Рейн: прорываться через весь хаос наобум. И ни медля ни мгновения, Безымянный позвал Нейглига - где бы тот ни был, меч всегда возвращался к хозяину.

+2

11

Бедный маленький Оливер так отчаянно хватался за жизнь. Так хотел сделать вдох. Этот мальчишка, не сжимай ему Бальдо горло до хрипа, с большей долей вероятности послал бы его вместо ответа на вопрос. Но дело было вот в чём. От него и не ждали ответа. Алифер будто бы знал, что ничего из этого разговора не выйдет, а Оливер ошибочно предположил, что один красивый фокус с разрывом тени что-то изменит. Нет. Этот исход ждал его с самого начала. Ещё до того, как Бальдо оставил ему угольки и пергамент. До того, как он доказал, что способен на управление жизнью и смертью в том смысле, которое и не снилось некромантам.
И он нанёс удар, чтобы защититься или выместить злость.
Нож точно и выверено погрузился в грудь. Достиг сердца алифера и так же быстро оставил его с дырой, из которой… не полилось ничего. Ни крови. Ни чёрной жидкости. Оливер не смог бы увидеть в ране ровным счётом ничего, да и у него не было такой возможности, но он точно чувствовал, как нож входит во вполне живую и осязаемую плоть алифера. Даже грудь Бальдо поднималась и расширялась как от дыхания, а на шее ходили желваки. Но кое-что всё же изменилось. Не хватка на шее некроманта и не намерения алифера. Изменилось его лицо. Оно пошло паутиной чёрных вен, под тонкой и загорелой кожей, похожих на не то ветви, не то корни. Зараза так глубоко проросла в Бальдо, что он стал с ней неотделим и давно перестал жить в понятном всем смысле.
Именно сейчас от него разило не просто тенью Зенвула, а смертью. Как разит от личей, которые утратили связь с миром живых и хватаются за свою филактерию – единственное, что заменяет им сердце и держит их по эту сторону грани. Роза была его филактерией, которая заставляла его тело двигаться, позволяла ему питаться своими силами, жить и существовать, натягивая маски на лицо. Это то, что ждало каждого, кто задержится между двумя гранями слишком долго.
Сайбер не смотрела на Бальдо. Он пугал её даже сейчас, потому что неизменно напоминал ей её же будущее.
Пальца алифера разжались. Он отпустил мальчишку, когда услышал странный стук в дверь.
- Подумай ещё раз, прежде чем выкинуть ещё один фокус, - бросил Бальдо, посмотрев на некроманта золотыми глазами с тёмными прожилками капилляров, а после отошёл к двери, чтобы открыть её и увидеть меч. Точнее, его рукоять, которая почти плотно вжималась в дверь, будто приклеилась к ней. Невидимое обычному глазу призрачное лезвие торчало с другой стороны, развевая тёмное пламя по грани клинка. Алифер схватил рукоять, удивительно тяжело потянул её из дерева, будто действительно доставал самый настоящий меч из неё. Он по-прежнему не видел и не чувствовал продолжения меча, пока не решил провести рукой по тому месту, где должно быть лезвие. Паутины на его руках задрожали, разошлись в сторону и рука на несколько секунд показалась ссохшейся, как у мумии, истлевшей и совершенно точно мёртвой и неподвижной. Бальдо осклабился, потом рассмеялся.
Черты его лица разгладились. Следы Розы исчезли.
- Сайбер, отведи нашего гостя в его комнату. Продолжим этот разговор позже.
Он даже не взглянул на Оливера, с пренебрежением потрогал дыру на рубахе и, прихватив рукоять чужого меча, вместе с ним вышел, оставив некроманта в компании женщины.
[nick]Бальдо[/nick][status]Тень Алира[/status][icon]https://i.imgur.com/EdbfoBr.png[/icon]

+1

12

Иллюзия…
   Все иллюзия.
   Вонзая нож в крылатого, Безымянный не рассчитывал избавиться от него сразу, ибо помнил о Тени, опутывающей его. По домыслам Таэриона Роза должна была подхватить золотоглазого в момент гибели, и лишь Нейглинг мог бы разрубить спутанный клубок ее нитей. Он думал, что у него будет немного времени между смертью палача и тем мгновением, как он поднимется вновь. Но алифер уже был мертв. Давно мертв. Его пальцы на шее некроманта даже не дернулись, ничуть не ослабла их хватка. Очередная ошибка.
   Как глупо он должно быть смотрелся в глазах пленителей, пытаясь говорить с куклами, как с живыми, Безымянного не заботило. Задыхаясь, на грани потери сознания, он все же сдернул полог и был поистине пронзен осознанием увиденного. Но не вид оплетенного нитями тела поражал его, а то, что стояло за ним. Вот он кусок мозаики... В одно мгновение все встало на свои места: почему алиферы не походили на безумцев, охваченные Розой; почему так разозлился золотоглазый, видя, что связь можно разорвать; почему недавний пленник Тени, слышал его так ясно; почему существуют Тени Алира…
    Месть Розы была изощренной, как стоило того ожидать от разумного создания. Она не просто множилась, хватая все, до чего могла дотянутся, но и смогла создать марионеток, которые могут и влияют на мир иными путями, нежели банальное заражение. Размах ее силы превышал всякое былое предположение. Если задуматься, то такие куклы могли быть у нее где угодно, и могли быть кем угодно, неузнанные. Они могли подточить целое государство, как делали это Тени с Поднебесной, без поднятия масштабной армии, просто изнутри. Похоже у обиженной женщины было много времени, чтобы все продумать... И если взглянуть в самую суть, отбросив всю силу и всю магию, на ту занозу желания мести, которая мучает многие души веками, самой главной целью Розы должны быть те, кто сотворил с ней это.
   Глупые “дети”...
   Нейглинг ударил в дверь, проскочив через нее духовной частью, но застряв материальной рукоятью. Дотянуться до него возможности не было, однако и меч сыграл свою роль, в какой-то мере заставив алифера отпустить горло Оливера. Тот закашлялся, жадно хватая воздух. Голова мага чуть закружилась от возобновившей вольный бег крови, и он пошатнулся, но устоял. Отчетливые, темные следы от крепких пальцев так и остались на его шее.
   Некромант взглянул на крылатого как раз в тот момент, когда он вздумал прикоснуться к клинку, и сила Нейглинга оголила истинную мертвую сущность.
   Похоже полог сдернул не только Таэрион… интересно, как много может увидеть кукла и как много понять?
   Некромант приподнял руку, все еще крепко сжимавшую нож, и осмотрел чистое лезвие, после чего перевел взгляд на неожиданно робко стоящую в отдалении псионика. Она не вмешивалась все это время, должно быть зная, что на одного Оливера хватит и одного алифера. Прискорбно, но, как оказалось, истинно.
   Но не эта мысль не давала Безымянному покоя, а сущность марионеток Розы: насколько сильно они были связаны с ней? Очевидно, что сильно, но если вдруг проклятое Древо погибнет, не станет ли каждый из них новым семенем… Вычистить такой мир будет в разы тяжелее, если вообще возможно.
   Что же вы наделали…
   - Зачем все это? - поинтересовался маг ощутимо сиплым голосом, после чего вновь откашлялся. - Все это представление...Зачем я все ещё жив?

Отредактировано Оливер (19-12-2019 23:37:24)

+2

13

Сайбер не ответила. Казалось, что у неё не было слов. И это то у псионика, которой очень хотелось отомстить Оливеру за все её унижения! Она смотрела на него, но в глазах женщины не было ненависти. Только страх и слабая надежда плескались на их дне, затянутые жгучим золотом. Она была такой же – Тенью. Порченной. Искажённой. И оттого смотреть на того, кто уже давно лишился даже подобия жизни, было тяжело и неприятно. Может быть, теперь Оливер осознавал, что, отделив Тень Зенвула от себя и Рейн, он спас их от участи стать ещё одними полуживыми марионетками. Спас себя, не позволив Розе захватить такое податливое тело, наполненное большей силой, чем может уместить человек. Что было бы тогда, слейся она вместе с ним? Захвати разум? Заставь его действовать в  её интересах? Но даже от осознания роли Розы и Теней вся горькая правда не открылась полностью. Худшее было впереди. И надзирательница Оливера о нём молчала.
У неё был ответ на вопрос некроманта. Она знала, что первое время за пленником, которого Оливер очистил, будут наблюдать. Если алифер после этого умрёт сам, то на этом всё закончится. Если же нет… если же нет, его всё равно ждёт смерть или повторное порабощение – если таковое возможно. Судьба Оливера была предписана ему ещё задолго до того, как он согласился показать свою истинную силу. Задолго до того, как избавление от Тени Зенвула оказалось возможным. И Сайбер знала, что его ждёт. Судьба некроманта, тесно связанная с её собственной судьбой, страшила её.
Некроманта вернули в его темницу. Магические кандалы вернулись на повреждённые запястья, мешая пленнику воспользоваться шансом навредить кому-то ещё. Если это вообще было возможно, раз все они – уже мертвы и давно. Пленника, спасённого от Тени, оставили в той же камере, где Оливер избавил его от влияния Розы. Он висел неподвижно и будто бы спал после долгого и утомительного дня.
Оливера, казалось, оставили в покое, в ожидании чего-то, о чём он давно мог догадываться. Но смерть не может придти сама за собой.

эпизод завершен

+2


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [28.05.1082] Из куля — в рогожку