Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре август — сентябрь 1082 год


«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Солмнир Алисия Эарлан Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [18.09.1082] Над курганами камней


[18.09.1082] Над курганами камней

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

- Локация
Фалмарил, г. Вервон, дом торговца шелком.
- Действующие лица
Кристофер, Тэйэр, Орден крови, войско Мэтерленсов
- Описание
связанные эпизоды - [17.09.1082] Ненависть бедняков
Ночью наёмники проникли в дозорные башни и казармы Вервона. Многих раненных повстанцев убили. Пользуясь суматохой, неизвестные подпалили некоторые дома бедняков и лавки торговцев, чтобы обернуть гнев жителей Вервона и торговцев против повстанцев. Небольшая горсть ордена всё же уцелела и теперь по завету лидера должна удержать позиции в городе торговцев любой ценой.

0

2

В просторной комнате, куда их привели с Тэйэр, было много раненных, но все они – лишь ничтожная часть тех воинов, которых оставили залечивать свои раны в Вервоне. Здесь были защитники башен, живые и даже не раненные, которые должны были заметить нападение.
- Треклятый Мэтерленс, - ругнулся ламар. От его курительной трубки шёл горький сизый дымок. Мужчина стоял у окна и смотрел на улицу.
Шум снаружи стих, но всё ещё горели некоторые дома, которые не смогли потушить.
Повстанцы думали, что нападение было только на них, но ошиблись. В то время, пока они, отвлёкшись на убийц, пытались спасти своих, организованные группы устроили пожар в городе – подожгли некоторые дома бедняков и лавки торговцев. Главы города впустили повстанцев в город с одним условием – что никто не пострадает, и они ничего не потеряют в этой кровавой войне за престол, но всё складывалось паршиво. Пострадали не только повстанцы, но и невинные ламары. Сил Ордена не хватало удерживать позиции, заниматься своими раненными и помогать жителям торгового города. Пришлось расставлять приоритеты, которые явно не удовлетворяли ни торговцев, ни обычных жителей, невольно оказавшихся в заварушке.
- Мы переловили всех, кто напал на дозорные башни и казармы, но поджигателей заметили слишком поздно. Они успели сбежать, - отчитался об итогах Каспар. На чумазом из-за дыма лице читалась сильная усталость. Глаза ламара покраснели от недосыпа.
- Сколько наших погибло?
- Почти все, кто был в лазарете.
- Ясно.
Кристофер слушал лишь отголоски разговора, которые ему позволили. Он перестал быть для них пленником и вероятным предателем. В суматохе, созданной убийцами и поджигателями, было не до выяснения отношений. Многие ламары погибли за эту ночь, и решение Элиора теперь казалось не таким хорошим, как раньше. Хотя кто мог это предвидеть?
- Связаться с Элиором? Попросить у него подкрепления?
- Нет. Им не к чему поворачивать обратно.
- Но…
- Мы всё ещё живы и здесь, - боевой дух Кришьяна, казалось, не подорвали даже смерти товарищей, для которых теперь придётся строить слишком много погребальных лодок. Все они могли поправиться вдали от войны и вновь вернуться к своим семьям, но в итоге это убило их. – Поговорим с нашими торговцами. Выясним, кому они служат на самом деле и за что им заплатил Мэтерленс. Уж больно легко эти убийцы проникли в закрытый город. И уходили ли наёмники из него, как обещали?
Проходя мимо Кристофера, Кришьян бросил короткий взгляд на него, но ничего не сказал – ушел.
Они заняли дом одного из торговцев, где оставались небольшим числом воинов. В основном, раненных, которых должны были защищать. Дозорные башни ещё раз проверили, изучили все входы и выходы, откуда приходили убийцы, и теперь там было безопасно, но оставалось разобраться с недовольными торговцами и жителями Вервона.
Проводив командующего взглядом, Кристофер посмотрел на Тэйэр. Девушка впервые за долгое время спала, а не крутилась возле раненных бледной тенью. Хоть какой-то плюс от этого нападения и её ранения.
Ламар вздохнул и закрыл глаза, пытаясь вздремнуть впервые за прошедшую ночь.

+1

3

Когда Тэйэр очнулась, во рту оставался вязкий привкус — она не сразу распознала собственное же зелье и несколько минут так и продолжала лежать на спине, разглядывая потолок. Зрение к ней возвращалось постепенно, как и прочие органы чувств, а реальность наваливалась тяжёлым комом. В ушах звенело, подступала тошнота, не слушались руки. Её уложили на широкий, продолговатый сундук, и заботливо укрыли грубым сукном. В комнате стояла тишина, а за окном раздавались лишь редкие окрики и непонятный шорох; для глубокой ночи было слишком светло, но для безжалостно наступающего рассвета — недостаточно ярко. Страшно хотелось пить.
Тэйэр попыталась усесться на сундуке, упираясь здоровой, нерабочей рукой в холодный бортик. Сукно под ней сбилось, закружилась голова, но теперь Тэйэр могла осмотреть комнату, а ещё попытаться нащупать повязку. Её переодели в просторную рубаху, не самую чистую и опрятную, но не пропитанную кровью. Со второго раза ей удалось пробежаться пальцами по бинтам, скользнуть за марлю, попытаться оценить масштаб раны. Клинок, которым ранили Тэйэр, был небольшим и узким, но прошёл насквозь, пускай и не задел важных органов. Тэйэр попыталась подвигать рукой, сжала и разжала пальцы в кулак, поморщилась, повела плечом и закусила губу, чтобы не закричать от боли. Раймонд сделал всё, что мог, но он не был настоящим целителем и не имел достаточного опыта в залечивании ран. Ему и нельзя было рисковать своими силами — кто-то должен был оставаться на ногах.
У неё не сразу получилось стащить повязки, но за это время Тэйэр успела разглядеть комнату — она походила на прихожую торговца. Стены и лавки были заставлены сундуками и завалены полупрозрачными, лёгкими тканями; по всей видимости, шёлком. У невысокой двери мирно посапывал Каспар с перевязанной рукой, а неподалёку от Тэйэр — Кристофер.
Сначала ей пришлось отковырять корки запекшейся крови — они успели прилипнуть к бинтам. Тэйэр спустила рубаху на одно плечо и аккуратно начала водить ладонью над продолговатой линией. Холодное аквамариновое сияние рассеялось над плечом, а Тэйэр стиснула зубы; рана оказалась несколько серьёзней, чем она предполагала. Так пришлось просидеть в ожидании целую вечность, пока тёмные полосы ночи, расползшиеся по полу, не начали светлеть.
Тогда Тэйэр отняла руку и покрыла рану ледяной корочкой. На полное восстановление понадобится время, ещё несколько дней — она успела извести себя вечными недосыпами, и больные требовали от целителя много маны и сил.
Теперь она могла передохнуть. Сколько злой иронии.
Тэйэр осторожно спрыгнула на пол — босые пятки обжёг холод. Она постаралась как можно тише проскользнуть мимо Криса и налить себе воды из графина в плошку, но, как только закончила хлебать воду, выронила деревянную посудину из рук. Кристофер вздрогнул и зашевелился — его она разбудила, а вот Каспар лишь промычал нечто невнятное и продолжил пускать слюни.
Прости, — прошептала Тэйэр, виновато глядя на Ламирана, — я случайно выронила. Я не хотела тебя будить.
У неё было множество вопросов, но их она собиралась задавать Кришьяну.
Ты в порядке?
Это звучало глупо, слишком глупо, но опять уходить на сундук и притворяться спящей ей не хотелось.

маны потрачено

• рана средней тяжести — 80 маны
• заморозка крови — 55 маны

Отредактировано Тэйэр (2019-11-22 23:47:24)

+1

4

В порядке ли он?
Ранен, истощён, в городе предатели, которые могут в любую минуту ворваться в дом торговца и их перебить; у него нет ни физической, ни магической силы, чтобы противостоять им, а рядом жена по договору, но не по духу. Он просто в превосходном состоянии! Лучше и придумать нельзя, о чём вы! И всё же даже в такой ситуации у Кристофера банально не было сил усмехнуться или придать голосу немного самоироничных ноток.
Ламар глубоко вдохнул, словно был не в доме неизвестного ему торговца, а спал где-то на открытом чистом воздухе, который пытался вобрать лёгкими. Рёбра тут же заныли от боли, когда Кристофер забыл о ранении и поступил слишком опрометчиво для своего состояния. Ночное бегство после столкновения с саботёрами, не прибавило здоровья.
- Нормально, - ложь, конечно, но что ещё он мог ответить на вопрос Тэйэр?
Кристофер открыл глаза и посмотрел на девушку. После большой кровопотери жажда – естественная потребность истощённого организма. Конечно, Тэйэр стоило бы пить специальные эликсиры или хотя бы вино, но навряд ли здесь найдётся что-то подходящая, а если и да, то ламар точно знал, что Тэйэр не станет расходовать такие редкие и ценные ингредиенты на себя. У них нет возможности пополнить запасы лекарств и провизии. Девушка скорее отдаст всё другим раненным, в очередной раз поставив собственное благополучие на самую дальнюю полку.
- Ты сама как? – он окинул её взглядом, отмечая бледность кожи, синяки под глазами и слабость в теле, которую было видно даже невооружённым взглядом не-лекаря. – Не чай вчера пила с тем воякой, - Ламиран сказал это с такой интонацией, словно ни ответ, ни здоровье Тэйэр его на самом деле не интересовали. Он даже взгляд отвёл, изучая интерьер в комнате и безбожно храпящего повстанца.
Поговорить им не дали. Дверь в комнату открылась. Неся перед собой поднос с едой, вошла невысокого роста девушка. Как предположил Кристофер по её одежде – скромному платью и переднику – она была здесь чем-то вроде прислуги или же просто вызвалась помогать ордену на добровольных началах. Сам он никого здесь толком не знал, да и, честно говоря, не пытался узнать.
Заметив, что двое из троих уже не спят, девушка остановилась.
- Уже проснулись?
Вопрос не нуждался в ответе.
Девушка прошла дальше, поставила поднос на широкий подоконник, выглянула в окно, чтобы посмотреть, что происходит на улице, задёрнула занавеску и вновь обратилась к Кристоферу и Тэйэр:
- Я принесла вам еду и питьё. Здесь немного, но хватит, чтобы перекусить перед обедом, - она улыбнулась им, распространяя дружелюбие. – Если понадобится моя помощь – позовите.
Кто послал её сюда – она не сказала, да и не представилась. То ли забыла, то ли посчитала это чем-то неважным. Кристофер видел её мельком утром, когда она помогала укладывать раненных и меняла постельное бельё, пытаясь соорудить лежанки для всех.
Казалось, будто вчерашней ночи и вовсе не было, но у Кристофера всё ещё оставались вопросы. И сомнения.
- Что болтают в городе?
Девушка остановилась, вытерла вспотевшие ладони о фартук.
- Что Орден теряет контроль над Вервоном, его воинов почти всех перебили, а сами повстанцы устроили пожар, нарушив договор с гильдией торговцев.
Новости были не из приятных, о чём Кристофер незаметно для себя сказал вслух.
- Мы в заднице…

+1

5

Я хорошо, — Тэйэр постаралась вложить в голос максимальное количество оптимизма, — не отказалась бы от чего-то покрепче воды.
На самом деле, чувствовала она себя паршиво. Комната продолжала немного съезжать по линии горизонта, пальцы дрожали и плохо слушались, но, стоило Тэйэр подумать о необходимости вернуться к лежачему режиму, как чувство вины пожирало её с потрохами. Нелепый разговор очевидно не клеился, и фалмари не была уверена, что беседа вообще продолжится, когда, к их общему облегчению, в комнату вошла неизвестная девушка. Тэйэр, вцепившись в край стола здоровой рукой, слабо поблагодарила за небольшой кувшин с вином и хлеб. Её потрясли новости — усевшись на лавку, она поподробнее стала расспрашивать девушку, Арику, о том, что произошло. Та неопределённо вела плечами — она и сама немного знала о поджогах и сетовала на то, что некоторые из домов ремесленников продолжали гореть. Поговаривали, провалилась крыша у жилища какой-то местной шишки. Тэйэр захотелось закрыть лицо руками и разрыдаться — казалось, что весь их успех, за который пришлось заплатить слишком высокую цену, перечеркнули одной злосчастной ночью, и теперь они безвозвратно теряли Вервон. Арика долго у них задерживаться не стала, а, когда в комнату вернулся Кришьян с солдатами, поскорее вышла. Тэйэр что-то неопределённо ответила на вопрос Кришьяна и невнятно поблагодарила Раймонда за оказанную помощь, и после уставилась немигающим взглядом в противоположную стену. Разбудили Каспара, молча пожевали безвкусные ломти, расселись полукругом. Кришьян продолжал хмуриться; он широко расставил ноги, сцепил грубые пальцы в замок и искал ответа в тишине.
— И что мы будем делать? — подал голос Раймонд. Он прислонился к одной из стен и скрестил руки на груди; левую его щёку рассекал бурый шрам, который он смазывал какой-то жижей Тэйэр.
— А какие у тебя предложения? — огрызнулся Кришьян, — мы уже попытались помочь погасить пожар, нас почти сожрали, сукины ж дети. Будем отсиживаться. Под ночь постараемся выйти из Вервона, догнать Элиора...
— У меня есть идея, — его перебил Хольгер, юный солдат, прославившийся своей самовлюблённостью и ярым желанием подняться над неблагородным происхождением. Он постоянно приставал к командиру Неймару с идиотскими, неоправданно рисковыми авантюрами, и, получая отказ за отказом, на том не останавливался. — Нам не придётся бежать из города, как трусам, и подводить Элиора. Нас же осталось целых пятнадцать, парни! И вы позволите отребьям князя...
Витиеватыми, долгими воодушевляющими речами Хольгер тоже был известен. Кришьян прервал его резким знаком, и Хольгер шумно выдохнул со свистом.
— Нам нужно поступить очень просто — найти виноватых, и представить их городу. Сорвать маски с лиц предателей... тех, кто пропустил наёмников в город.
Тэйэр показалось, что Кришьян сейчас встанет и придушит Хольгера.
— Ты идиот? У нас нет времени разыскивать крыс. Нам никто и не поможет.
— Это сейчас, — Хольгер не отчаивался, продолжая цепляться за свою идею, — да и если совсем ничего не выйдет, просто подберём кого-то, кто подойдёт на роль предателей. Но нам нужно направить ненависть вервонцев на наёмников князя, на Мэтерленсов. Напомнить, кто тут настоящий враг.
— Или переходи к сути, или я тебе глотку перерожу, — прорычал Кришьян. Хольгер почти горестно вздохнул — опять его лишали возможности блеснуть красноречием.
— У нас есть козырь в рукаве. У нас есть вот этот, — и тут он ясно указал пальцем на Кристофера Ламирана. Головы всех повстанцев повернулись одновременно. Кришьяну всё это надоело, но Хольгер перебил его.
— Нет, ну вы подумайте сами! У нас с вами есть воин из отряда Мэтерленса! Простой парень, которого насильно забрали в лагерь, тренировали, заставляли учиться убивать братьев, а ведь он не убийца, а... кто ты там? Флейтист? Пекарь? Неважно, главное, что ромашка. До этого он только видел, как вели себя йуквэ, как грабили и терроризировали деревни ламаров, потом ему пришлось пережить весь ужас лагерей. А после его просто-напросто выбросили — как ненужный кусок мяса, чтоб он подох, как вшивая псина, убивая братьев, которые борются за его жизнь, за его свободу. Воины князя так и оставили его умирать там, на поле, и хотели добить, а Орден напротив — спас, вытащил, выходил, подарил второй шанс. Потому что Орден — будущее Фалмарила и его настоящее. Вот пусть он и расскажет всю правду.
Хольгер перевёл дух, выдержав небольшую паузу.
— А ещё добавим историю трагической любви, о том, как этот самый Корнелиус потерял свою любимую жену, нашу Тэйэр, с которой его разлучили... она не могла найти утешения и отправилась в Орден, и вновь встретилась с ним, чтобы бороться за свободу нашей страны вместе. Орден воссоединил их семью. Ты ведь сможешь, Тэйэр, правда? Подыграть там, пустить слезу, покорчить из себя всю такую несчастную девицу, безумно влюблённую, — Хольгер подмигнул Тэйэр. Та не нашлась, что ответить, но ему согласие и не требовалось.
— Ну, как? — он выжидающе посмотрел на Кришьяна.
— Грёбанный театр, — почти сплюнул Раймонд, — плаксиво. Слёзовыжималка.
— Зато действенно, — возразил Хольгер.
— И как ты предлагаешь это всё рассказать? — едко поинтересовался Каспар.
— Открыто выступить на главной площади.
— Толпа нас разорвёт, — осадил его Кришьян, но Хольгер замотал головой.
— Нет, толпа нас поддержит и проникнется этой, безо всяких сомнений, трогательной историей. Особенно той частью, где почти бездыханный Клаус спасает свою жену от жестокого, не знающего пощады наёмника. А после, когда на помост выведут предателей, которые помогли устроить поджоги и пустили убийц в город, они разорвут именно их — ну, или повесят, если ума хватит.
Кришьян колебался — он крепко задумался над предложением Хольгера, а вот Раймонд выразил мнение сразу:
— Да он же там сразу сопли пустит.
Хольгер нервно ёрзал на стуле.
— Он справится. Справишься ведь, правда? — и он уставился выжидающим взглядом на Кристофера, чьё имя так и не смог правильно запомнить.
Тэйэр находилась в состоянии полного шока. Может, она слишком много вина выпила?

Отредактировано Тэйэр (2019-12-01 00:04:28)

+1

6

- …кто ты там? Флейтист? Пекарь?
«Трубадур» - хотел огрызнуться Кристофер, но смолчал.
Он слушал увлекательнейший план ламаров и никак не мог взять в толк: вот эти товарищи – бравое войско Ордена крови, которого так боится Мэтерленс? Столкнувшись с ними на поле боя, да и с самим Элиором в шатре, перекинувшись с ним всего лишь несколькими фразами, Кристофер считал, что они стоили той славы, что шагала далеко впереди них, но теперь он всё больше склонялся к мнению, что где-то там, на поле боя, ему голову напекло. Кучка выживших, которая по всем законам должна быть или самой везучей или самой умной половиной повстанцев, больше походила на сброд из хромых, косых и глупых.
Как им вообще в голову пришло дружно по миру пойти, устраивая представление на площади, когда кругом творится такое?
- У меня вопрос.
Кристофер, который до этого долго молчал и с неоднозначным выражением лица смотрел на ламаров, заговорил и сразу привлёк к себе внимание всех, кто был в комнате.
- А?
- В Ордене Элиора все такие идиоты или только вы?
- Да ты… - Хольгеру не понравился ни тон, ни слова Кристофера, хотя в сущности ламар был прав. Он подошёл к Ламирану, схватил его за грудки, рыча. – Ты знаешь, что стоит на кону?!
- Знаю, - сухо ответил Кристофер, нисколько не смутившись бесцеремонных «объятий». – Пока ты дышишь пламенем из ноздрей, давай я тебе напомню, что нас здесь, как вы сказали, пятнадцать. Даже если закрыть глаза на то, что среди нас есть раненные и не бойцы, то нас наёмники Мэтерленса по стене размажут. Они знают этот город лучше, чем мы, а если Мэтерленс заранее спланировал затащить нас в город и прирезать, как свиней, то хотя пять раз твоя толпа разрыдается, а нас перестреляют на площади, и будут полными идиотами, если не воспользуются такой возможностью, потому что я бы лично выпустил пару болтов в ламаров, у которых мозга не хватило придумать что-то путное кроме как глупо подставиться.
Ламирану не хватало силы, чтобы крепко сдавить руку, державшую его за рубаху, но он всё же посмотрел на Хольгера с вызовом и сдавил его пальцы. Против опытного бойца, пусть и не радующего остротой ума, в своём положении Кристофер едва ли мог выстоять, но он не собирался смотреть, как кучка ламаров тащит его и Тэйэр на скотобойню, свято веруя, что так спасёт горящие задницы. Не спасёт.
- Остынь, Хольгер, - вмешался Кришьян. – Парень дело говорит. Кому нужны твои слезливые истории? Всё, что мы покажем городу, - что в Ордене Элиора трусливые дети, которые пытаются пробить народ на скупую слезу и показать пальцем на виновного.
Хольгер с неохотой отпустил Кристофера.
- Я написал Элиору, но к тому времени, как он что-то предпримет, нас перебьют, - Кришьян хмуро посмотрел на бывшего пленника. – Есть идеи получше – говори, а нет…  - ламар повёл плечом и не докончил.
- Есть.
В первоначальном плане Кристофер собирался предложить Тэйэр выбраться из города при первой возможности и сбежать, не геройствуя. Ламиран не чувствовал себя при этой мысли трусом. Он точно знал, что не может предложить Тэйэр и её друзьям другой вариант. А ещё он знал, что эта девушка ни за что не опустит руки и не сбежит вместе с ним, бросив эту кучку ламаров на погибель.
- Наша задача – продержаться, пока не получим ответ от Элиора, но и на него сильно уповать не стоит. Вернуться в город, где нам не рады и знают каждый уголок, сложнее, чем кажется, - Кристофер немного помолчал, думая, как им поступить. – О лояльности гильдии торговцем нам мало что известно. Предлагаю начать с переговоров с ними, и выяснить, как так вышло, что на нас напали наёмники Мэтерленса, которые по всем заверениям гильдии ушли ещё до прихода Ордена.

+1

7

— Толковая мыслишка, — Кришьян отозвался не сразу; первое время он почёсывал бородку и отстукивал непонятный ритм сапогом. — Вот ты со мной и пойдёшь к важной шишке, этому Мантасу. Заодно проверим, на что ты годишься, довольно мы на тебя хлеба и воды перевели. И Раймонда с собой возьмём.
Хольгер отошёл в дальний угол комнаты и насупился. По молодости и буйности нрава он не умел принимать поражения, а, тем более, не воспринимал критику.
— Завтра отправимся поутру.
Возражений Кришьян собирать не принимался. Он потянулся за последним ломтем хлеба и принялся его тщательно пережёвывать, время от времени морщась. Ламары притихли; кто-то пытался снять бинты, сменить повязки, кто-то собирался немного поспать и шумно устраивался на лавке.
Как он может пойти, когда едва ли на ногах держится? —  подняла тихий, хрипловатый голос Тэйэр. В полусумраке неуютной комнаты с сундуками её глаза блестели, может быть, от вина, а может и от злости. — Рёбра не успели зажить.
Сейчас Тэйэр смогла передохнуть и набраться достаточно сил для того, чтобы сосредоточиться на переломе Кристофера. Да и до резни ей приходилось постоянно растрачивать ману на несколько дюжин ламаров, а теперь... Тэйэр резко подавила подступившие слёзы. Не время оплакивать мёртвых — их они похоронят после. Когда хотя бы смогут отстоять Вервон.
— Сможешь муженька подлатать? — когда Кришьян обращался к Тэйэр, голос у него смягчался. Ему она спасла руку, ещё только когда пришла в Орден, и несколько дней боролась за жизнь его боевого товарища. Товарищ погиб, но Кришьян не винил Тэйэр — он сразу понимал, к чему там дело шло, но был удивлён её принципиальностью. Жаждой сражаться за каждого, а если нельзя — то желанием облегчить страдания.
Да, залечу. Выпей вина, если надо, — Тэйэр неловко поднялась из-за стола, чуть покачиваясь. — Будет неприятно.
Она отвела его в угол комнаты, к незанятой лавке. Сама Тэйэр недолго рылась в чудом спасённой сумке и выудила небольшую пузатую склянку, с вытяжкой из белорозы.
Раздевайся, — бросила она, делая вид, что перебирает содержимое сумы. По сути, она просто избегала Кристофера глазами.

+1

8

- Ты что делать собралась? – Кристофер впервые за долгое время прямо посмотрел на Тэйэр, не делая вид, что её не существует или она никак его не интересует. Он наблюдал за её действиями, и хотя прекрасно слышал весь разговор, потому что был поблизости, не понимал, к чему такая срочность. Особенно сейчас. – Ты собралась тратить манну на заклинание, чтобы срастить мне рёбра? – светлая бровь поползла вверх, выражая высшую степень изумления.
Вот дура!
- Ты в своём уме? – Ламиран нахмурился и отмахнулся от настойки, которую девушка приготовила специально для него. Он не знал, что находится в пузырьке, но подозревал, что это должно избавить его от боли. – Ты на ногах сама не держишься, потеряла много крови, не отдохнула и не восстановилась. На кой кракен нам сдалась твоя смерть, когда каждый ламар на счету?
Кристофер злился.
- Не отлежишься и не восстановишься – ко мне и другим раненным не приближайся.
И это была не просьба, а угроза. От раненного и истощённого ламара, которому самому нужен отдых и помощь.
Он поднялся с сундука, опираясь на стену, и пошёл прочь от девушки, которая вывела его из себя обычным беспокойством и такой свойственной ей жертвенностью в любой ситуации. Он видел, что у Тэйэр глаза на мокром месте, но даже не подумал быть с ней помягче.
Остальные, казалось, не замечали, что между парой женатых происходит что-то не то. Милые бранятся – тешатся, как говорила старая деревенская поговорка. Вот только Тэйэр и Кристофер никогда не были милы друг другу и их разговоры не походили на прелюдию перед примирением. Если они ругались, то они ругались по крупному и не желали искать компромиссы и идти на уступки. Или по их плану всё будет или никак. Чаще выходило никак.
- Она потеряла много крови, - Кристофер, не стесняясь, обращался уже к остальным воинам и раненным, которые могли его слышать. В особенности к тому, кто теперь был у них за главного. – Она ранена и не может сама себя исцелить. Запасы лекарств у нас на исходе. Раненных много и их прибавится, когда толпа обнаглеет и попрёт брать нас штурмом, если их подобьют к этому кому больше заплатили Мэтерленсы. У нас всего один целитель, чтобы она здесь умерла, избавляя каждого от насморка и недержания.
Кристофер сел под окном. Свежий воздух задувал приятной прохладой и холодил кожу.
- Не захочет лечиться и отдыхать сама – вяжите к постели.

0


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [18.09.1082] Над курганами камней