Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре август — сентябрь 1082 год


«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Солмнир Алисия Эарлан Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [02.08.1082] Сотня перьев по бумаге


[02.08.1082] Сотня перьев по бумаге

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

- Локация
Остебен, окрестности Вильсбурга
- Действующие лица
Гренталь Лиерго (нпс) — король Остебена
Корен Раджниш (нпс) — консул Огненного Братства
Модест Гар (нпс) — Военный советник
Солмнир ван Ален (нпс)
Рейн ван Ален
Чеслав Вальдштайн
- Описание
предыдущий эпизод:
Мосты слепой судьбы.

Встреча инквизиторов и алиферов не прошла как по маслу, но главная договорённость достигнута. Сегодня, с одинокого базальтового мыса на берсельском побережье, посланцам Алира должна открыться дорога на аудиенцию с королём Остебена.


Понимание — начало согласия.

Отредактировано Чеслав (27-01-2020 02:03:41)

+1

2

Солнечные блики прохладного чистого утра жидкой синью рябили море. Кутаясь в плащи на базальтовом уступе алиферов поджидали всего лишь два инквизитора- Вальдштайн, и кто то из его неназванных братьев.
Вчерашний день и вечер до поздна Чес провёл рассказывая пересказывая, припоминая детали, мелочи, нюансы, и позволяя псионикам выгребать из его головы обстоятельства прошедшей встречи. Он не выспался и откровенно зевал в кулак, пока не явились посланцы Алира, но, избавившись от полномочий переговорщика, требовавших сдержанности, был весел духом.
Дружелюбно приветствовав всю летучую компанию  квестор подал знак, и второй инквизитор только того и дожидаясь, отрыл портал- туманно дымная  линза растянулась от базальтовой щербатой поверхности ввысь, для свободного прохода.
Пригласив следовать за собой Вальдштайн первым скрылся в подвижной магической глади.
Вышли они к открытым воротам. Украшенная дубовыми кованными листьями решётка убегала в обе стороны, огораживая ухоженный парк и небольшой, в два этажа, сине мраморный дворец Сомервет – летнюю резиденцию королевской семьи, в нескольких километрах от Вильсбурга.
    У створок ворот, кое где на дорожках, и возле лестницы, широкими гладкими ступенями поднимавшейся к стеклянным дверям, находились инквизиторы. Их было не так много, что бы это создавало напряжение демонстративной угрозы для прибывших, но достаточно, что бы в случае коварной неожиданности стать охраной.
В круглой зале за стеклянными дверями, куда Чеслав прошёл вместе с алиферами их встретил пожилой осанистый смотритель дворца, и склонился в низком придворном поклоне:
    - Позвольте поприветствовать господина Советника и Ваше Высочество! Их Величество, король Остебена, Гренталь Лиерго, сейчас примет вас, - снова изогнувшись смотритель поспешил вверх по лестнице, - Прошу пожаловать.
    - Дальше идут только представители посольства, -негромко произнёс Чеслав, и сопровождающие алиферы, получив одобрение своего начальника, остались в зале с инквизитором.

Проведя Рейн и Солмнира коротким коридором смотритель распахнул белоснежные двери:
    - Ваше Величество, посланники Алира прибыли, - кланяясь королю, восседавшему на золочёном кресле, таком же, что и стоял в Львином зале столичного дворца, смотритель, согнувшись в низком поклоне отступил в сторону, давая подойти алиферам ближе.
    - Советник императора по наземным делам и уполномоченный посол – Солмнир  ван Ален.
    - Дочь императора Алира, посол дружественного согласия – Рейн ван Ален.

С титулованием доставшемся крылатой принцессе обычно путешествовали женщины королевской крови, эльфийских, человеческих, вампирских родов, в случае если они не имели права принимать политические решения, но способствовали миротворческим связям между странами, продвигая идеи и создавая симпатии. Приписали его Рейн инквизиторы, отследив её роль в переговорах.  Старый придворный, находя подобное звание вполне естественным (иначе какие основания могли быть  у молодой девушки, всего лишь жены посла, да хоть трижды принцессе, на неофициальной аудиенции у самого короля, в компании таких мужчин?) объявил его не менее серьёзно, чем титул Солмнира.

    - Присутствуют так же Военный Советник Их Величества Модест Гар, и Консул Огненного Братства, Корен Раджниш, - обратившись к алиферам закончил седой придворный представление собравшихся.
Склонился перед послами статный человек с застарелым рваным шрамом коверкавшим нижнюю часть лица, а за ним и как всегда аскетично изящный, внимательно озирающий пришельцев Глава Инквизиции.

Отредактировано Чеслав (24-11-2019 03:10:14)

+3

3

Рейн нервничала. Встреча на мысе и аудиенция у короля – разные вещи. Она понимала, что это необходимо. Что без их участия людей ждёт незавидная участь, да и сами они – вершители Люциана, что сделали, чтобы оправдать своё имя и предназначение? Просто родились? Рейн действительно хотела принести пользу, и хотела, чтобы между их народами не было недоверия или вражды. Они могли многое предложить друг другу. Но в политических переговорах Рейн была новичком, и хотя то, что в Поднебесной она по документам считалась принцессой и была дочерью императора, а людям с материка и вовсе неизвестно о её незаконном рождении, чувствовала себя на статус ниже всех присутствующих, включая короля.
Несмотря на все препирательства Солмнира, ей всё же удалось уговорить его не идти на переговоры в доспехе, как этого требовал обычай алиферов, хотя бы в силу того, что приём был неофициальным, а потому некоторыми традициями Поднебесной можно поступиться. Тем более что в обществе людей – это проявление недоверия и враждебного настроения. Пышного убранства тоже не было. Рейн обошлась скромными знаками отличия своей семьи – гербом на груди и вышитым на спине простой туники, но из дорогой и добротной белой ткани, золотым фениксом, раскрывшем крылья и рассыпающем перья из хвоста по краю. Никаких юбок, платьев, изысканных блуз или банальных украшений на Рейн не было. Она оставила при себе только меч, который без препирательств отдала ещё до того, как войти в зал, где их ждал король.
Нарин, которая сопровождала их от корабля и до дворца, напряглась, когда заговорили о том, что Рейн и Солмнир войдут в зал без стражи.
- Всё в порядке, - Рейн выглядела уверенной, когда обращалась к встревоженной девушке. Она видела, что Нарин обеспокоена, и понимала причину её волнения. – Оставайтесь здесь.
В зал переговоров Серая вошла с лёгким трепетом. Короля Гренталя она никогда не видела, но знала, что он уже мужчина в возрасте. Воин, как о нём говорят, а значит, они должны найти общий язык. Чёрный лев на золотом полотне висел на стене над троном короля. Он должен был внушать страх и величие, и отчасти Рейн казалось, что от льва идёт больше силы, чем от феникса.
- Приветствую вас в летнем дворце, - король выглядел дружелюбно и позволил себе приветственную улыбку, смотря на двух послов небесного города. Он показал на места за общим столом, где могли разместиться Рейн и Солмнир. Для них оставили места во главе стола напротив короля, не утруждая необходимостью стоя излагать причину своего визита.
Солмниру, как наследнику императора и Советнику, отдавалось место во главе стола, Рейн – по правую руку от него.
- Должен признать, что предложение Небесного народа было заманчивым и неожиданным, - король заговорил после небольшой паузы, когда гости заняли место за столом и успели обменяться короткими взглядами друг с другом. На правах хозяина дворца, Гренталь говорил первым и пытался проявить немного вежливости и дружелюбия. Всё же визит был неофициальным.
Рейн не торопилась отвечать. Она знала, с какой целью и каким предложением они прибыли во дворец, но главным в их миссии оставался Солмнир и ведущее слово было за ним.

+3

4

- Мы надеемся, Ваше Величество, - ответил Райт, - Что наше предложение найдёт ответный отклик, и постараемся сегодня объяснить свою позицию и намерения.
Он перевёл взгляд по очереди с одного сидящего напротив него человека на другого, и снова вернулся к лицу короля.
    -Мир претерпевает изменения, и в последние годы, увы, они не лучшим образом отражаются на природе, устоявшихся веками сообществах, магии, - продолжил алифер, - И что бы сохранить его необходимы общие усилия – вот почему мы спустились с Небесного города. Ведь несмотря на то, что земные беды долетают до нас пока  только отголосками, рано или поздно они, неминуемо, нахлынут и к нашим домам.  Пришло время нам принять участие в установлении баланса, во имя которого нас веками воспитывали в духе Нъёрая, вершителя Люциана.

Излагая свою заготовленную речь Сол немного, ради красного словца, кривил душой. Представляя ситуацию людям так, словно сейчас проблем у крылатых нет и в помине. Но не пытаться же, в самом деле, на первой аудиенции, выкладывать, что трон Алира совсем не так прочно держится на своём лазуритовом постаменте, как это выглядет на парадных акварелях. Упоминать что  крылатым давно пора было пошевелиться и заявить о себе, тоже не стал. Как смогли так и прибыли.

    - Оказать помощь Остебену, разумеется обсудив, мы можем с запасами продовольствия, в преддверии голодной зимы, с беженцами, скитающимися без своего угла, и с некоторым наведением порядка, - кратко озвучил Райт обдуманные им стратегические замыслы.
    Он замолчал, ожидая ответа, реакции.
Но ничего не прозвучало – все трое мужчин, как по команде, смотрели прямо на Рейн, на полном серьёзе ожидая  выступления от дочери императора.
Солмнир нутром чувствовал, что его принцесса нервничает, ему даже показалось, что у неё дрожат пальцы.  Он жалел, что они сидят недостаточно близко, что бы он, наплевав на этикет, мог взять её за руку, и ещё что они не обсудили и не заготовили слова, которые будет уместно сказать перед королём именно ей.
___________________________

    Раздумывая чем занять себя пока советник и Рейн ведут государственные переговоры, Чес медленными шагами обошёл круглую залу. Все остальные инквизиторы располагались на своих местах, а ему предстояло дожидаться королевскую пару в компании молчаливых, как каменные истуканы, алиферов из их охраны. Единственным интересным пятном среди них была девушка, тёмно синеглазая, приятной стройности, но уж больно строго поджимавшая губы. Инквизитор ещё в первую встречу  приметил, что рукав её тонкой кольчужной рубашки скрывает культю, оставшуюся от руки, но это не казалось ему отталкивающим.
    Нарин сидела в одиноком кресле, уставившись глазами на лестницу, по которой ушли Рейн с мужем. Вальдштайн прихватил за спинку одно из стоящих поодаль кресел, перенёс его  ближе к девушке и сказал:

    - Вы не против, если я здесь присяду? А то нам с вами тут ещё Фойрр знает сколько потолки изучать, а отсюда самый занимательный вид.
Вид был как раз так себе, только на убегающие вверх мраморные ступени, и даже широких светлых окон, симметрично выходящих в тенистый сад отсюда было не видно, не вывернув шеи. Мистика это явно не смущало. Усевшись, и не особо рассчитывая, что колючая синеглазка удосужиться хоть что нибудь ему ответить он беспечно заговорил снова:
    - Если бы нам кого нибудь с кофейником отловить, мы бы сидели ещё лучше. Вы бы хотели чашку чего нибудь бодрящего? Или рюмку? – инквизитор провокационно глянул на крылатую, - Эти дворцовые служки выучены прибегать только по звону золотого колокольчика, как дрессированные барсуки.  А я здесь ни одного из них не вижу, и отлучаться вам наверное с этого места невозможно. Это вы на службе руку потеряли?  Быстро потом освоились одной фехтовать?

Отредактировано Чеслав (27-01-2020 06:41:37)

+3

5

- Запасы продовольствия пришлись бы нам кстати, - король не видел причин отрицать очевидные проблемы.
С нашествием нежити и буйством проклятого древа, чьи корни отравили почву и навели смуту в королевстве, выращивать на полях пшеницу, как и разводить скот, стало неимоверно сложно. Многие поля, запасы зерна и табуны скота были испорчены и утрачены полностью или частично. По общим подсчётам, зерна едва хватит, чтобы пережить осень без голода, но что будет после – никто не давал благоприятных прогнозов. Им нужны средства, которых тоже не в достатке, чтобы закупить зерно в Гвиндериле, если королева эльфов даст добро, или же придётся его брать в долг и выплачивать с процентами после, что тоже сложно, если вообще возможно. Король и королевский казначей рассматривали все возможные варианты, а тут заманчивое предложение само просилось в руки. Ещё и так кстати.
- Беженцы имеют свой угол, но пока не стремятся возвращаться в родные дома, опасаясь, что нашествие нежити вновь повторится. Ваше предложение щедрое, однако после больших потерь рабочей силы – она нам нужна, чтобы возделывать собственные дома и приводить в порядок плодородные угодья.
Гренталь старался вежливо отказаться от этого предложения, потому как видел в нём выгоду лишь для алиферов, но большой убыток для себя.
- Что же до наведения порядка, то… я хотел бы узнать детали этого предложения. И, - король сделал небольшую паузу, внимательно следя за реакцией важных гостей, - не сочтите мои слова за оскорбление, но у каждой помощи есть своя цена и я хотел бы узнать, что желает небесный народ в уплату помощи?
Гренталь понимал, что дело не в деньгах. В мире алиферов денег, как таковых, нет. Они рассчитываются драгоценными камнями, чья ценность настолько мала среди их народа, что заинтересовать алиферов ни златом, ни безделушками не выйдет. А что ещё мог предложить бедный народ Остебена?
Рейн не знала, что именно их император желает в качестве уплаты. При ней Солмнир говорил о мастерах, которые нужны Краю света, чтобы поднять остров и помочь его развить, но, как уже заметил король, Остебен не может себе позволить отдавать рабочую силу, потому как сам в ней нуждается. Она ожидала такой вариант, но предполагала, что на такой случай у Солмнира найдётся другой вариант.
Она вставила слово, хотя внутренняя дрожь ещё оставалась. Рейн надеялась, что волнение не чувствуется в её голосе. Это был первый важный приём, в котором она участвовала, и потому девушка боялась ошибиться.
- Насколько нам известно, земли, где побывала нежить, могут быть заражены тёмной магией. Возвращаться на них опасно, как и пытаться что-то вырастить. Все мы помним, что случилось с опустевшим Зенвулом и ульвами, которые начали переселяться по Лунному краю подальше от заразы, - Рейн коротко посмотрела на участников разговора, тихо сглотнула, потому что во рту от волнения и речи быстро пересохло, и продолжила: - В Поднебесной есть светлые маги, которые могут помочь с очищением земли от влияния тёмной энергии.
***
Нарин привыкала к новой роли. Она свыклась с тем, что должна оберегать хозяйку и мириться со своим положением, но в чужой стране, где её жизнь резко изменилась, чувствовала себя неуютно. Образование обязывало её изучать историю Остебена и вникать в традиции и обычаи людей, но все они казались ей варварами.
Она с недоверием посмотрела на слугу, который предложил ей подождать хозяйку сидя, а не стоя возле дверей как часовой. Нарин считала это оскорблением её как воина, который должен быть готов ко всему – особенно к опасности, но вскоре поняла, что так только вызывает вопросы и настораживает своим поведением в чужой стране.
Смирившись, она села дожидаться хозяйку, но всё ещё была напряжена и постоянно следила за всеми, чтобы не упустить ни намёка на опасность. Нарин никак не ожидала, что к ней проявит интерес мужчина в инквизиторской форме. Она лишь отвела взгляд в сторону, не обмолвившись с ним ни словом, что нисколько, как она заметила, его не смутило.
На вопрос про рюмку и кофе Нарин тоже не ответила. В её народе принято пить чай. Он полезен и не такой горький на вкус как кофе. Этого она тоже не сказала, да и вообще считала, что не должна говорить с инквизитором. Может, он шпион и так пытается что-то выведать? Или намеренно отвлекает её от работы, чтобы она не заметила опасность?
Нарин сохраняла невозмутимый вид. Она была неприступной как скала. Несмотря на то, что теперь она была безродной, корни у неё были благородные, да и гордость её никуда не делась с тех пор. Такие явные и грубые знаки внимания к себе она считала недопустимыми на службе. И всё же она молчала, будто не слушала собеседника вовсе, пока инквизитор не заговорил о руке.
Девушка всё ещё не свыклась с той мыслью, что ниже локтя её рука кончается пустым рукавом, специально подобранным, чтобы не сразу привлекать внимание к её увечью и в то же время не мешать ей лишней тканью. Нарин напряглась. Воспоминания сами всплыли.
- А у людей принято болтать вместо службы? – она поняла, что её слова прозвучали грубее, чем следовало бы в подобной ситуации и месте, но инквизитор задел её за живое. Это неподобающее поведение для её должности. Нарин попыталась успокоиться и после короткого взгляда на инквизитора вновь посмотрела на лестницу, возвращаясь к обозрению.

+3

6

Солмнир был уверен, что от поставок съестных припасов люди не откажутся, это был самый незамысловатый пункт договорённости, но в то же время очень важный для Остебена. Алифер рассматривал её как подобие прикормки, которую используют для приручения дикого зверья.  Возьмут еду – а возьмут, она им, с наступлением зимних месяцев ой как будет нужна, значит будут чувствовать себя обязанными чем то по совести отдарить в ответ, или расплатиться.

    - Мы оставим вам список того, что в Небесном городе произрастает в довольстве, и чем мы можем поделиться, без собственных ущемлений, - из папки тонкой кожи ван Ален извлёк глянцевый голубоватый листок, и положил на середину стола, - Позже, когда ваши советники определятся с продуктами, наиболее подходящими вашей стране, возможностям хранения и развоза, мы прикинем объёмы, и договоримся о сроках и месте куда смогут прибывать с грузом наши корабли.

    - Порядок с теми, с кем невозможно договориться, например с умертвиями, достигается лишь силой оружия, которому любой из нашего народа обучается с малых лет, - Солмнир перешёл ко второму вопросу, слова его лились легко, все эти мелочи он напряжённо и длительно обдумывал в каюте Шалии, - Наши воздушные отряды могут за часы добраться на такие кручи, где людям потребуется не один день пути, и нанести атаку оружием, равному которое вряд ли сыщется в наземном мире. В союзничестве с королевскими войсками и Инквизицией мы можем помочь в быстром разгроме скопища восставших мертвецов, которые, как нам довелось прознать, засели кое где по Остебену. После этого, как уже было сказано принцессой, могут выступить маги очищения, помогая изживать тёмную магию с земли.

    - Мы не собираемся быть простодушными благодетелями, - разговор подошёл к самому скользкому моменту- цене. Крылатй не стал заводить снова разговор про беженцев, которых он планировал увезти на Драконий Зев, раз Грентель сразу отмёл это предложение, тем более у запасливого императорского зятя был второй план на этот счёт. Но заговорить о другой нужде требовалось, иначе кое что, гораздо более важное чем благоустройство  Края Мира, могло оказаться висящем на кошачьем волоске.

   - У небесного народа есть свои потребности, но очень мало что можно сыскать для них на земной поверхности, - это люди и сами отлично понимали, но Солмнир озвучил, что бы подготовить как можно более благодатную почву для своего следующего заявления, - Правда кое где, в горных грядах Остебена, встречаются глубинные залежи железистой руды, сплавы которой могут представлять интерес для наших литейщиков. Мы просим разрешение на поиски подходящих образцов. Если нам удастся их отыскать, и получить под свои выроботки несколько шахт,  то можно будет говорить о взаимности союза, не только дружеского, но и выгодного.
_____________________________

Инквизитор и не подумал обидеться.
   - Моя служба сейчас с вами за компанию ступеньки пересчитывать, пока государственные головы о  благах страны пекуться. Расслабьтесь, кресло не ежовое. А то вы такая озабоченная,  словно не с дружеским визитом, а в стане врагов, и готовы в любой момент за оружие схватиться, - Чес уселся, закинув ногу на ногу, - Или у вас не все  прекрасные порывы Рейн ван Ален разделяют? Вы же слышали её слова о союзе, и обязанностях алиферов поддерживать мир, там, на базальтовом уступе. Вы были там, я вас приметил, по блестящим глазкам, что скажите?, - инквизитор лукаво прищурился.

Отредактировано Чеслав (12-02-2020 01:59:37)

+3

7

Король слышал из отчётов инквизиторов, что в распоряжении алиферов есть летающий корабль непомерных размеров. Возможно, небесный народ владел и другими тайными знаниями, которыми не собирался делиться с другими народами Рейлана. Полёты – это их особое умение, как и магия иллюзий или защиты. Никто доподлинно не знал, как алиферам удаётся скрывать летающие города с глаз других народов, ведь не только алиферы умели вставать на крыло. Демоны и вампиры – некоторые из них имели пару дееспособных крыльев, а даже и без них – могли оседлать грифонов, гиппогрифов, пегасов и виверн. Да и драконы, которые тоже жили в мире, компенсировали эту разницу между расами. Никто не видел города, если сами хозяева неба того не желали.
Гренталь не надеялся завладеть тайными знаниями, если в тех не было информации, как вернуть его государству процветание, избавить его народ от болезней и голода. До этого дня люди справлялись своими силами со всеми напастями. Никто из алиферов не явился, чтобы помочь с Зенвулом, если не верить словам принцессы алиферов, которая лично видела проклятое древо. Видела и ничего не сделала, чтобы подтолкнуть свой народ к переменам раньше, чем за них всё сделают люди. А тут вдруг они захотели помочь? Почувствовали выгоду? Какую?
«Вот мы и дошли до цены, - Гренталь улыбнулся, когда Солмнир заговорил о цене. – А то я уже начал сомневаться».
Ресурсы каждой земли были ограниченными. Не исключено, что небесный народ уже полностью исчерпал свои, но, возможно, они могли искать что-то настолько ценное, о чём в Остебене ещё не знали. Гренталь осознавал, что позже мог бы пожалеть о своём выборе в пользу государства и этой сделке, но сейчас он должен был думать о королевстве, чьему существованию угрожает голод.
- Что ж… - король перевёл быстрый взгляд с советника на принцессу. – Алиферы сделали щедрое предложение. Более чем.
Гренталь не хотел торопиться скреплять уговор на бумаге, чтобы не показаться человеком, который принимает решения, едва обдумав, но с другой стороны – у него было мало времени.
- Если это единственное, чего желает небесный народ за свою помощь Остебену, то я хотел бы получить полный список того, что Поднебесная готова предложить нам.
И уже после принять решение.
Рейн не вмешивалась в обсуждение. Она не знала, что Солмнир пожелает в качестве платы кроме рабочей силы для Края света, да и не понимала, о какой такой полезной руде идёт речь. Что такого ценного её народ нашёл в землях людей? Камни, которые позволяют их кораблям летать? Этот вариант казался ей единственным возможным.
***
- В мои обязанности входит защита госпожи, - Нарин горделиво вскинула подбородок, словно птица, в чью клетку просовывали руку, пытаясь прикоснуться и погладить оперение. – Это не моё и не ваше дело, что в планах господ.
Нарин с детства учили беспрекословно слушаться императора и других членов династии, которым они служат. Их слово – закон.
Распыляться о планах Рейн и Солмнира на Остебен она не могла не только, потому что не желала этого делать, а потому что едва ли что-то знала о них. Нарин в это не лезла и не спрашивала.
Нарин впервые перевела взгляд на собеседника, но лишь для того, чтобы придать серьёзности словам, которые собиралась ему сказать:
- Если вы намерены и дальше расспрашивать меня о планах моих господ, то я сочту это за шпионскую деятельность и недоверие со стороны вашего сюзерена.
Она надеялась, что на этом разговор закончится и никто из инквизиторов больше не попытается к ней подлезть с расспросами или излишним вниманием. О манерах людей Нарин была лишь наслышана, а то, что слышала – так все они поголовно невежды, которые не ценят личное пространство и ничего не знают о манерах.

+3

8

- Здесь краткое, но в сути точное изложение всего, что было мной сегодня предложено от лица императора Поднебесной, - к первому глянцевому листу алифер добавил второй, - А вот этот документ, - в смуглых пальцах крылатого оказался третий лист, песчаного окраса, с витиеватыми буквами заглавия, исписанный сверху до низу,  -  Союзный договор.
Солмнир быстро окинул цепким взором лица мужчин. Он ожидал перехватить обмен бессловным диалогом, удивлённо вскинутые брови, возможно даже гневность за столь быстро принесённые на бумаге условия. Хотелось что бы люди ощутили незримое величие наследников Ньёрая, оценили серьёзность их намерений, продуманность, подготовленность, словно незримо проплыла мимо высоких окон Сомервета Шалия, в серебряном шелесте могучих крыльев.
Однако впечатляющее название документа не заставило высших людей государства сменить  выражение лиц с вежливой заинтересованности на что нибудь иное. Разочарованный Солмнир сделал себе пометку обдумать это, уже второй раз он ошибался с ожидаемым от остебенцев эффектом, первый раз был, когда он позволил летающему кораблю явиться на глаза инквизиторов.
Сохраняя выдержку, словно и не было мгновенной заминки, Ван Аллен сдержанно добавил:
     - Вернее предварительный набросок  его. И мы готовы будем, в следующий раз,  обсудить любые пункты, которые вызовут у вас сомнения или добавления, после того как вы достаточно с ним ознакомитесь, - золотисто песочный лист  лёг сверху синевато глянцевых.

Шпионы алиферов доносили слухи о затяжной болезни Гренталя, скрываемой от простого люда, но добыть что то достоверное о королевском здоровье не представлялось возможным. Да и было не так важно. С недугом или без, Гренталь оставался человеком, чей век, по меркам алиферов был краткосрочен, а они хотели ясности в отношении стран. Ну а если приемник нынешнего короля Остебена попробует  оспорить подписанное соглашение, например откажется от предоставления Поднебесной выбранных шахт, это будет вполне законный повод напомнить о сделанном благе и мечом добыть, причитающееся по праву.

    - Для нас важен ещё один вопрос, а именно – о нашем официальном статусе. Будем ли мы, с принцессой, озвучены при людно как послы, или продолжим свою деятельность в тени. Нам сложно оценить последствия того и иного расклада среди людей Остебена, так что оставляем  его усмотрение полностью на ваше решение.
    Император Поднебесной считал что Рейн с  мужем, после недолгого утаивания, должны торжественно получить все почести и регалии представителей Алира, раз уж они решились вмешиваться  в государственные дрязги.
    Несомненно кое кто из аристократии крылатых  не одобрит сближение с людьми. Но в случае пышного чествования послов это хотя бы польстит самолюбию алиферов, подсластив горькую пилюлю, а то что это такое – принцесса с репутацией не отягощённой печатью добродетели, под ручку с мужем гвардейцем, тайком шоркающиеся по закоулкам Остебена, как пара землероек в крестьянском зерновом амбаре, - возмутительно, не солидно, унизительно для императорского дома!

    Солмнир чихал бы на все эти рассуждения с высоты полёта грифона, будучи уверенным, что скрываясь длительно, как можно дольший срок, они добьются куда более выгодных ( читай, в первую очередь ему, Солмниру) результатов от союза, но открыто противоречить императору остерегался.
Он вывернул предоставить решать этот вопрос самим людям, мол, мы ж для их помощи выдвигаемся, пусть выберут как для их пользы надёжнее, что б не усугубить до диких выходок черни , и отец Рейн неохотно согласился – на время.
Про себя Ван Ален надеялся что люди сыграют тут ему на руку, и предпочтут  скрывать крылатых союзников, позволив ему незаметно налаживать и свои собственные дела.
_________________________

    - Среди инквизиторов нет господ, мы все служим  на благо Остебена и умираем во имя его, - фанатичные искры вспыхнули, окрасив янтарём глаза Вальдштайна, - И уж, конечно, мне есть дело до решений, касающихся моей родины, потому что без родной земли человек ничто – прах с крыльев Фойрра!
Опомнившись, сообразил, что перед ним  чужестранка, обычаи которых отличаются от ему привычных, и запальчивость его рассеялась так же быстро, как налетела.

    - Прошу прощения, сударыня страж, не блескайте на меня так глазками, будь у вас вместо них по арбалету, корчился б я уже на спинке этого кресла, как мотылёк приколотый на марьяннике  булавкой к ленте девушки. Не будем заговаривать о… серьёзном, - сидеть однако прикусив язык Чесу было скучно, по этому, снова лыбясь он беспечно спросил: - А скажите, нет, нет, не хмурьтесь заранее, договорились же- ничего серьёзного, клянусь чистым пламенем! Вы на свидания ходите?

    В этот момент отворились боковые двери и несколько бесшумных служанок вынесли к маленьким столам, расставленным вдоль окон мраморной залы, поднос изящных фарфоровых чашек и пахнувшие разнотравьем чайники с лебедино изогнутыми носиками.

+3

9

Один из советников передал королю бумаги, составленные алиферами. Гренталь с задумчивым видом бегло осмотрел их, но собирался вдумчиво прочесть уже без присутствия алиферов, а после вынести это на общий совет, чтобы выбрать наиболее благоприятное решение для Остебена и в целом обсудить такую неожиданную и щедрую помощь.
- Ваш народ интересуют какие-то конкретные горы? – король решил уточнить, поскольку гор в Остебене было немного, но многие из них люди использовали под собственные нужды, а наследник императора Поднебесной не назвал точный сплав, который ему нужен. – Мой народ может поделиться с вами знаниями о залежах, если мы знаем, что нужно искать и это не что-то неизвестное для нас.
Обычного железа в Остебене хватало, а в нынешнее время это вообще незначительная плата, чтобы избежать голода и болезней, которые он неизменно потянет за собой. И всё же Гренталь с сомнением относился к неожиданной помощи. Что такого ценного небесный народ нашёл в его владениях?
- Думаю, что мы можем вместе отобедать, если желаете, а дела отложить на потом. И вам, и нам, нужно всё хорошо обдумать и встретиться ещё раз.
Рейн не то что бы сильно хотела задерживаться на обед или ужин, полагая, что они с Солмниром вернутся на Шалию или Край света и уже там дождутся решения короля, а заодно она хотела расспросить Сола, о чём он говорил, когда упоминал какой-то загадочный сплав, но отказываться от приглашения короля было бы невежливо.
- С удовольствием, - Рейн сдержанно улыбнулась.
Не будут же их травить в резиденции короля в сам-то деле?
Пока что всё складывалось хорошо.
***
Нарин интересовала судьба её народа и Поднебесной, но всё же на мир она смотрела иначе. На первом месте у неё стояло благосостояние ван Аленов, а уже после – собственное. Для алиферов воля императора и господина – закон, а потому ослушаться её страшный грех. Считается, что воля императора – воля Ньёрая, а потому только от него зависит будущее всего народа и ему решать, что делать. Остальные должны лишь подчиниться. По этой причине запальчивый нрав инквизитора ей было не понять. Он же ставил себя вровень с господами, а, значит, с самими богами!
- Я тоже служу во благо своего народа.
Нарин никак не ожидала, что вслед за политическими вопросами инквизитор задаст личный. Девушка вспыхнула. Если бы не понимание, где она находится, то Нарин вызвала бы хама на дуэль, но вместо этого ей пришлось стоически терпеть и делать вид, что она – каменная статуя, а статуи говорить не умеют, а потому не будут никому выдавать затрещину, не будут обижаться, сверкать гневного глазами и обещать наказание за грубость и нарушение личных границ.
За кого её этот человек принимает!?
- У нас положено жениться на девушке, а не задавать ей неприличные вопросы, - нахмурилась Нарин. – Хотите предложить мне выйти за вас замуж? – она перевела взгляд на инквизитора и внимательно посмотрела на него. Ну как? Останется у него ещё желание задавать вопросы и сидеть рядом?

+3

10

- Cам я далёк от тонкостей горных выработок, и ответить точнее смогу позже, когда мы решим первостепенные задачи, - с бесхитростным видом ответил королю Солмнир.
  Он прекрасно знал в какие края отправятся отряд его горных разведчиков. Назвать напрямую не решился- что бы люди не мешались под ногами, или что ещё хуже – не бросились на опережение. Мелькнула мысль бросить  географическую точку нарочно как можно дальше, что бы сбить со следа, но в случае огласки, что алиферы рыщут в совершенно другом месте, могло выйти очень дипломатично неудобно. Крылатый предпочёл воздержаться от обоих вариантов.
Как и Рейн он выразил вежливое согласие насчёт трапезы, и поднявшись вслед за Грентелем, подал жене руку.

    Тот же величавый смотритель, что встречал крылатых послов, распахнул двери и с низким поклоном пригласил всех следовать за собой.
Перейти следовало из одного зала в другой.  Гренталь, алиферская чета бок о бок и королевские советники показались на мраморной площадке. Рассевшиеся было с чашками крылатые повскакивали, вытягиваясь по военному в струнку при виде своей принцессы и короля Остебена.

    - А вы что – уже согласны? – успел, вставая, шепнуть Вальдштайн девушке, с вызовом смотревшей на него.
Раджниш, нарочно шествовавший последним, ощутил напряжённый эмоциональный фон возле лестницы, но не мог в нём разобраться, хотя кое что и предположил по округлившимся глазам Нарин. Заранее условленным знаком он показал Чеславу отпустить часть охраны, в усиленном режиме окружавшей дворец. Консул достаточно уверился, что нападения от алиферов, во во всяком случае сегодня, ждать не приходится.
Не мешкая Вальдштайн отправился обходить посты, а все остальные  - к столам, кто к простым- с фруктами, чаем и выпечкой, а кто к изобильному, с хрустальным сервизом и вежливо дипломатичной беседой.

Отредактировано Чеслав (09-03-2020 22:25:54)

+3


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [02.08.1082] Сотня перьев по бумаге