Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре август — сентябрь 1082 год


«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Солмнир Алисия Эарлан Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [16.03.1082] Увидел дракона — прячься


[16.03.1082] Увидел дракона — прячься

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

- игровая дата
16.03.1082
- локация
Фалмарил, г. Эрдан.
- действующие лица
Оливер, Флэйк.

Казалось бы, Безымянный настолько скрытен и отстранён от мира, насколько это возможно. Однако на встрече с братьями он был страннее обычного, и затерялся на улицах Эрдана сразу же, как только покинул место воссоединения семьи.
Флэйк, в свою очередь, заскучал, побродил по городу, благополучно потерялся и... наткнулся на Оливера, которому компания пьяного и скучающего дракона требовалась в последнюю очередь.

Отредактировано Флэйк (2019-11-10 16:38:40)

+1

2

Рядом журчал небольшой фонтан, выполненный из некогда белого камня, но с годами посеревший и местами покрывшийся мхом. Рейлан не помнил, как очутился на небольшой городской площади. Не помнил и того, кем была девушка, что стояла перед ним и глядела выжидающим взглядом, пока дракон, в свою очередь, смотрел на её руки. Скрещенные на груди внушительных размеров.
— Эй, ты меня слушаешь, Флэйк? И куда ты смотришь?
Флэйк. Он ещё не привык к новому имени, тем более, столь заурядному. То ли дело Рейлан или Великое Абсолютное пламя, звучащее гордо и достойное демиурга драконов.
— Удивительно, насколько щедрой бывает природа, — выпалил он без лишних раздумий и расплылся в улыбке, увидев, что щёки девицы стремительно окрасились в красный.
— Ах! — возмущённо воскликнула она, но не нашлась чем ещё ответить на столь неприкрытую наглость и попросту надула губы. Впрочем, вскоре перешла на наступление иным способом, вывалив на озадаченного Флэйка столько всего, что тот невольно попятился назад. — Так когда мы уедем? Ох, Флэйк, наконец-то я повидаю мир! И тот остров, о котором ты рассказывал — прекраснейший из всех, чудеснейший из существующих. Сегодня же прикажу Виолетте собрать мои вещи! Доверять ей можно, точно-точно! Отец узнает о нас только тогда, когда мы будем уже обручены!
От услышанных заявлений Флэйк, может быть, и протрезвел бы окончательно, если бы не влил в себя столько эля, сколько по всем законам природы не могло уместиться даже во взрослом драконе. Но уместилось ведь! Да только с последствиями...
Рейлан не понимал, как успел найти себе невесту за те жалкие часы, что провёл в Эрдане и судорожно пытался восстановить потерявшиеся фрагменты в памяти.
Вот он сидит в таверне в одиночестве, поскольку братья уже разошлись. Вот от скуки подсаживается к одному из посетителей и зачем-то рассказывает о том, что размер хвоста дракона всё-таки имеет значение и вообще, дракон с хвостом меньше стольких-то метров — не дракон, а жалкая змея из-под куста! Немудрено, что незнакомец быстро ретировался, а Рейлан заскучал ещё больше и решил пройтись по городу, повидать другие таверны,  не такие тухлые, как этот. Так где же он нашёл девицу? И чего наговорил?
Тем временем, барышня подобралась ближе, взяла его за руки и вновь затараторила. Вместо того, чтобы слушать, Флэйк оглядывался по сторонам, пытаясь придумать, как поступить дальше. Людей на площади было мало, городские колокола недавно прозвенели двенадцать раз, сообщая о том, что наступила полночь. Тем не менее, знакомый тёмный силуэт Флэйк заметил не сразу. Безымянный вообще попал в тело настолько невзрачное, что взгляд на нём задерживался разве что с третьей попытки, и то не всегда. Вот оно — спасение!
— ...как детей назовём? Ты, наверное, предпочёл бы мальчика, но я хочу двух девочек!
— А вот и брат! Пойду… пойду позову его, познакомлю с тобой, ээ… — имени он не помнил, — дорогая.
Барышня наконец-то замолчала и заинтересованно проследила за взглядом Флэйка, который, не теряя ни секунды, направился к Оливеру.
— Хей, братец. Куда идёшь? — последний вопрос, конечно же, подразумевал, что Рейлан обязательно пойдёт за Безымянным, куда бы он ни шёл.

Отредактировано Флэйк (2019-11-10 18:36:03)

+1

3

Безымянный покинул душную и шумную таверну, оставив за спиной компанию братьев. В этот момент ему было все равно, что на город наваливается ночь и все разумное живое наоборот спешит под кровлю, ищет пищи и ночлега. Все самое важное они порешили, и с той минуты, как Рандон разделил братьев для поиска, Таэрион был свободен в своих действиях, и волен был уйти, не дослушивая пустых разговоров. Что и сделал.
   С розыском одного Аллора вся эта свора богов наверняка справится без него, и собственное участие Безымянный решающим не считал. Но было дело, которое требовало именно его личного внимания, ради которого он и спустился в смертный мир, избрав предлогом облаву на младшего брата. Потерянные души необходимо было вернуть в извечный поток ничуть не меньше, чем одного бога в Авур, но если у последнего было целых пять ловцов, то за пути душ отвечал только Таэрион. 
   Вот только мир смертных сильно изменился с того момента, как Безымянный был в нем последний раз. Открыв карту, он нашел для себя много новых названий и новых поселений, отчего проложить маршрут, учитывающий потребности смертного тела, которому нужно будет где-то отдыхать и пополнять припасы, оказалось не так просто. Тут Таэриону пришлось основательно перебрать разум Оливера в поисках нужных знаний, однако оказалось, что тот также изучал жизнь по книгам, а путешествовал исключительно по картам.
   Маги способные к стихии земли всегда отличались консервативностью, основательностью и долей упорства, однако зачастую были чужды переменам, придерживаясь принципа "где родился, там и пригодился". Оливера ждало стабильное будущее: отличник учебы, он бы мог впоследствии занять какой-нибудь пост - высокий настолько, насколько хватило бы скромных амбиций, и служить на нем до конца своих дней. Таэрион в какой-то степени был занят тем же: не покидал своих пределов, исправно поддерживая то равновесие, которое было ему вверено, и никогда не желал большого, хотя был на это способен. Как и Оливер. При всей замкнутости, этого юношу съедало любопытство, которое Безымянный ценил и поощрял в своих "детях". Он видел в том неподдельную живость ума, состояние разума, способного видеть новое. Ум без любопытства - мертв. Потому, за всем страхом и неудовольствием от негаданного приключения, Таэрион видел в своем сосуде живой интерес к миру, который бы тот никогда не отправился познавать, если бы не внезапное соседство.
   А меж тем солнце садилось, народу на улицах и площадях становилось меньше, закрывались лавки, открывались кабаки. Несмотря на продувной морской ветер в городе ламаров стойко несло отовсюду рыбой и унынием. Издавна покровителю Мира Теней приписывали мрачность, способность нести лишь скорбь и безнадежность, однако то было лишь эмоциональным откликом самих смертных на факт своей смертности. Таэрион просто был и не нес в себе ничего. Скорбь и печаль, уныние и безнадежность царящие в крае ламаров тоже были ему чужды, суетны, и он в равной степени желал отстраниться от них, как если бы улицы были заполнены весельем и празднованиями. Однако общаться со смертными приходилось дабы выкупить в дорогу все необходимое на первых парах. Соберись он раньше, братья могли заподозрить по его виду неладное, теперь же он мог следовать собственному плану более свободно. Единственное, что не входило в этот план, так это встреча со Шрайком, который должен был оставаться на другом конце города в компании “любимого” из братьев. Великое Абсолютное Пламя было изрядно пьяно и прибывало в обществе некой девицы. Безымянный уповал на вероятность, что за всем этим его не заметят, и точно бы серая крыса предпринял попытку свернуть в ближайший проулок, но было поздно - дракон уже “летел” к нему с достаточно глупым вопросом, чтобы проснувшись завтра поутру в какой-нибудь канаве, не помнить об этой встрече. А потому Таэрион даже остановился, естественным, едва уловимым движением руки, задвинув походную торбу глубже под плащ.
   - Исследую город, - ровно ответил он. - Несколько часов назад мы решили начать поиски… брата, но вижу ты нашел нечто иное. И оно тебя ждет.
   Безымянный выдержал многозначительную паузу, вовсе не собираясь помогать Шрайку скрыться, наоборот предпочел бы оставить его со смертной, которая пока мялась у фонтана, не зная подходить ей ближе для обещанного знакомства или нет.

+1

4

Оболочка Таэриону досталась как по заказу — от лица столь невзрачного выразительности не ожидалось, что прекрасно скрывало природную ноэмоциональность демиурга некромантов. И выводило из себя Флэйка, поскольку ещё минуту назад ему казалось, что брат шёл куда-то целенаправленно, а теперь уже он не был уверен — ответ на вопрос был абсолютно ровным, спокойным и уверенным. Впрочем, Флэйка цели Таэриона волновали в последнюю очередь. Нужно было избавиться от настойчивой барышни.
— Толку-то его искать? Подумаешь, задержался слегка в мире смертных. Может, он тоже себе нашёл… нечто особенное. — Флэйк многозначительно посмотрел в сторону девушки. — Но куда более желанное. Ты даже не представляешь, сколько она болтает, Таэрион! Надо спасаться, пока она не пришла в себя и не направилась сюда, потом ведь не отделаешься.
Рейлана совершенно не волновало то, что он бесстыже навязывался брату.
— Я может и отец драконов, но ещё потомка заводить не собирался!
Подул прохладный ночной ветер, взъерошив и без того беспорядочные волосы Флэйка. Постепенно проходил дурман опьянения, и не сказать, что дракон был этим доволен — чем трезвее он становился, тем быстрее возвращались воспоминания.
Вот он вывалился на улицу после встречи с братьями, вот прошёлся по паре-тройке новых таверн и в поиске очередного пристанища наткнулся на новый район. Тот был куда более чистым и ухоженным, чем предыдущие. То ли в силу опьянения, то ли небольшого ума, Флэйк не догадался, что оказался в богатой части Эрдана. Впрочем, мысли его были заняты другим — прекрасным женским силуэтом, что виднелся на одном из небольших балконов аккуратного здания. Почему-то Флэйк решил, что ему жизненно необходимо сиюминутно залезать на этот самый балкон, к этой самой даме, и рассказать ей, как прекрасны звёзды на небосводе, хоть с ней им, конечно же, не сравниться.
Вырвать остальные фрагменты воспоминаний из потока мыслей Флэйк не успел. Барышне наконец-таки надоело смотреть и ждать своего нерадивого суженого, потому она быстрым, уверенным шагом направилась к братьям.
Но беда, как говорится, одна не приходит. В то же время сзади раздался громогласный голос:
— Вот он! Ловите мерзавца!
Что же он натворил?

Отредактировано Флэйк (2019-11-20 18:48:56)

+1

5

Занятно, но Таэрион придерживался по сути примерно тех же мыслей, что и Шрайк, относительно их загулявшего братца. Интересно, кроме собравшего их Рандона, кому-то вообще интересна судьба младшего? Или все воспользовались Зовом только чтобы развлечься? Мысль о том, что у других братьев могут быть некие дела сродни его собственным, была мало обоснованной. Безымянный смотрел на прочих демиургов, как на бездельников, занятых удовлетворением лишь собственных потребностей, будь то похоть, скука, гордыня и иные болезни души. У самого Таэриона, как бы это парадоксально не звучало для бессмертной сущности не было времени, чтобы заниматься смертными глупостями - у него было Дело, которому он исправно служил. И оттого попытка Шрайка вовлечь его в свои глупые развлечения, вызывала лишь отторжение.
   - Разве ты не занят тем же? - со всей пытливой серьезностью поинтересовался Таэрион, когда отец драконов пожаловался на излишнюю болтливость смертной девицы. - Или тебе неприятно, что она тебя превосходит?
   Безымянный даже не иронизировал, лишь подмечал, что у этих двоих есть много общего и разве не стоит им оставаться вместе… Ему казалось, что прочим братьям было лишь по вкусу такое липкое обожание, но, кажется, и оно успевало надоесть.
   - И с каких пор тебя вдруг волнуют твои потомки?
   Видя, что смертная устала ждать приглашения, Таэрион рассчитывал использовать ее недовольство, дабы укрыться в тенях проулка, когда Шрайк неизбежно отвлечется, но за спиной вдруг послышались множественные шаги и зычный выкрик. Отход оказался перекрыт другими недовольными, алчущими, судя по всему, также тела Отца Драконов. Удивительная способность нажить себе неприятности всего за несколько часов… Однако Безымянный посчитал, что ему это лишь на руку, если смертные займут собой Шрайка, а потому какие-то доли мгновения просто стоял и смотрел, как разъяренная группа ламаров переходит с тяжелого шага на воинственную рысцу. Вот только Оливер так просто смотреть на это не мог. Человеческое сознание сжалось сначала тревогой, а потом откровенным страхом, понимая, что мимо эта угроза так просто не пройдет. Разъяренные смертные не станут разбирать кем приходятся названному Флейком стоящие рядом, и намнут бока всем прежде, чем додумаются спросить. А то и убьют, если проступок дракона окажется в их глазах искупаем лишь этим. Натворить Шрайк мог что угодно.
    Хмыкнув, некромант сорвался с места, бросившись через площадь в сторону другой улочки, которая, если судить по изученной карте, должна была вывести в соседний квартал, где можно было бы затеряться вновь. Применять магию и привлекать к себе тем самым внимание еще и местной стражи Таэрион не желал, но рассчитывал, что озлобленная компания заинтересуется теперь лишь своей изначальной целью. Вот только Шрайк избрал для своего бегства точно такой же путь, а отнюдь не свой собственный.
    - Почему было не свернуть в другую сторону? Это сбило бы их с толку, - запоздало поделился своей тактикой Таэрион, срывая и без того тяжелое дыхание. Быстро бегать его сосуд был не привычен, как и хорошо видеть в полутьме узкой улочки, куда едва ли попадало много лунного света. Однако его было достаточно, чтобы вовремя замечать очертания бочек и иных выставленных на пути предметов и вовремя огибать или перескакивать. При этом маг старался придерживать одной рукой ножны с мечом, дабы они сильно не раскачивались и не задевали ничего, а другой удерживать на плече торбу с походным запасом. Бег от этого проще не становился.

+1

6

— Таэрион, братец, — Рейлан с умным видом поднял указательный палец, — есть существенная разница между неудержимым словесным поносом и искусством ораторства. А в последнем превзойти меня — меня! — ей будет тяжеловато, сколько бы слов ни извергало это хрупкое существо.
Вопросы Таэриона всегда граничили на линии крайней серьёзности и насмешки одновременно, впрочем, в данном случае ирония разбивалась о твердолобость Рейлана, который упрямо не замечал колкость.
— Меня волнуют только те потомки, которых ещё не существует. Вернее, волнует предотвращение их появления. Конечно, драконов много не бывает — хорошим не насытишься. Но всё же лучше, если они рождены не от меня… в прямом смысле.
Демиург некромантов не стал дослушивать монолог Рейлана, который, как то бывало обычно, заговорился и совершенно позабыл о происходящем вокруг. Потому дракону пришлось прерваться, вспомнить, что по его бедную душу наведалась целая свора вооружённых людей и побежать вслед за братом. В иной ситуации он, вооружившись лишь слабоумием и отвагой, рынулся бы навстречу врагу, да только убегал он ещё и от настырной девицы, которая как раз в тот момент прокричала:
— Отец, не надо! Отец!
Тогда Рейлан драпанул ещё быстрее и почти выровнялся с братом. Узкий переулок был забит кучей предметов, начиная от бочек, заканчивая редкими повозками. Что удивительно, дракон, который с трудом привыкал к человеческому телу и потому был весьма неуклюж, в критической ситуации проявил удивительную ловкость и без труда лавировал между препятствиями или перепрыгивал, если иного выхода не оставалось.
— Оглянись, Таэрион, куда ты предлагаешь свернуть, в стену? Не знаю, как ты, а подобными способностями я ещё не овладел. К тому же, одна голова хорошо, а две — лучше.
Иногда Флэйк оглядывался и видел, что толпе преследующих тяжело приходится, для такого количества живых душ переулок оказался узковат. И только Рейлан обрадовался мысли, что удастся оторваться, так чуть не врезался в высокую стену.
Они оказались в тупике.
— Да… вот тут-то и пригодилась бы способность проходить сквозь стены.
Перевоплотиться дракона он не мог. И нет, не потому, что опасался привлекать к себе лишнее внимание. Им, вниманием то бишь, они были награждены целиком и полностью. В переулке три человека в ряд помещались с трудом, что уж говорить о полноценном взрослом драконе. Потому Рейлан неуклюже достал два кинжала, что принадлежали вовсе не ему, а телу, в котором бог и очутился, когда спустился в мир смертных.

Отредактировано Флэйк (2019-12-02 17:06:43)

+1

7

- Там была целая площадь с пятью прилегающими улицами и тремя проулками, - на бегу заметил Безымянный в ответ на слова Рейлана об отсутствии выбора, и тут же вступил во что-то склизкое. Разбирать однако чем оно являлось возможности не было - погоня с гиканьем и руганью неслась по пятам. - И прекрати звать меня Таэрион. Здесь и сейчас мое имя Оливер. Запомнить такое можешь даже ты.
Конечно никто из ныне живущих не знал имени Покровителя Смерти, в отличии от имен братьев и отца, которые гремели на весь мир, но Безымянный предпочел бы, чтобы оно так и оставалось впредь. Он хотел было добавить что-то про головы и независимость качества от количества, но впереди из полумрака выросла черная стена, преградив путь. Такого поворота Таэрион откровенно не ждал, ибо ему казалось, что он выбрал верное направление. Оценив высоту преграды, расстояние до преследователей и Шрайка выхватевшего две зубочистки, некромант обернулся лицом к открытому проулку. Сделав пару глубоких вдохов, чтобы успокоить сбитое дыхание он обратился к магии своего носителя - стихии земли, чтобы поднять поперек узкого прохода ещё одну высокую стену. Повинуясь заклинанию, камни мостовой заклокотали друг о друга и двинулись вверх, венчая собой земляной вал. Запахло сырой почвой и гнилостью, а по растущему откосу скатилась пара пищащих мышей, чье гнездо было разорено. По сути Таэрион запирал себя с братом в каменную коробку.
  Но видя это один из ламаров, что бежал борзее всех припустил ещё быстрее, успевая перескочить через стену, пока она только росла. При этом он успел витиевато выругаться и выкрикнуть про опороченную честь сестры.
   - Что ж, это твой шанс решить все непревзойденным красноречием, - невозмутимо произнес Безымянный в то время как прыткий брат пышногрудой девицы бросился на Рейлана, обнажая короткий меч. Таэрион в это не вмешивался. Он как ни в чем ни бывало достал из своей торбы карту города и попытался на ней хоть что-то разглядеть в ночных тенях городских стен.
   Тем временем ламары оставшиеся по другую сторону земляной стены принялись ее долбить, выкрикивая слова поддержки своему родственнику, призыв держаться и обещание скоро быть.

+1

8

- Эй-эй-эй! - Рейлану было страшно за свое смертное воплощение. Ладони, сжимающие кинжалы потели, а сердце бешено билось, разгоняя кровь по венам. На самом деле дракону ничего не стоило раздавить этих маленьких ламаров взмахом лапки, но...
- Ты не мог сделать это быстрее?? - Растущая прямо из земли стена способствовала упокоению. Но как только Шрайк успел радостно выдохнуть, как через стену красивенько перемахнул ламар.
Великое Абсолютное Пламя умело порождать жизнь, но абсолютно не умело противостоять этой жизни. Драконье тело, в котором Пламя находилось, тоже было тем еще бойцом: с кинжалами в руках он скорее оттяпал бы себе палец, чем смог пырнуть нападавшего мужчину. Тот, насколько дракон мог судить, явно знал что делает.
- Я вообще думал, что ламары икрой размножаются, - тихо-тихо, себе под нос проворчал дракон. - Я же еще ничего не сделал! - Рявкнул Флэйк, но вместо могучего драконьего рыка получился какой-то щенячий скулеж. Огненному аж стыдно стало - он едва удержался, чтобы не схватить себя за пасть. - Правда-правда! - На самом деле Шрайк не помнил, но ему ОЧЕНЬ хотелось в это верить. У девицы кроме внушительных форм каких-то других достоинств, кажется, не было.
Хотя наверное можно считать достижением способность проесть дыру в голове самого болтливого божества этого мира. Но Флэйку было не до этого.
- Вот сейчас я тебе делалку отрежу и посмотрим! - Прорычал ламар, заставив Рейлана нервно сжаться. На переговоры он был совсем не настроен, и будь ты хоть трижды оратором - слушать не стал.
Он сумел извернуться от летящего в него клинка исключительно на удаче. Неаккуратно плюхнувшись на задницу, ящер вскинул руки и рявкнул:
- Разве ты не знаешь, отец наш, Рейлан, чье имя носит этот мир, завещал что любая жизнь - священная! - Между драконом и ламаром возник огненный сгусток. - И если твоя сестра сходила с кем-то там налево или направо... ПОДЧЕРКИВАЮ, ЭТО БЫЛО НЕ СО МНОЙ, ДА. - Он перевел дыхание, бросив злобный взгляд на братца. Ему кажется было абсолютно плевать на происходящее здесь насилие над божественной сучностью.
...появилась в голове подлая мыслишка подпалить ему штанину, чтоб некромант тоже почувствовал себя частью происходящего.
- Но если все-таки ребенок не желанный - от него всегда можно избавиться! Знаешь, в городе ведь есть несколько хороших целителей, которые за звонкую монету вам помогут! Конечно, ЕСЛИ БЫ это был ребенок от меня - я бы никогда тебе такого не посоветовал! Но это НЕ ОТ МЕНЯ - то значит можно да? Я уверен, наш всеотец Рейлан не будет против! Ой смотри - адская гончая! - Ровно несколько мгновений понадобилось Флэйку чтобы дунуть в созданное им пламя. Оно дернулось и вдруг обрело форму какой-то жутковатой штуки с шестью лапами и огромной пастью. Зверь всхрапнул, втянул воздух носом и зарычал на ламара, бочков оттесняя его к свежесозданной стене.
В свою очередь Флэйк - тоже бочком - изменил дислокацию поближе к Таэриону и хрипло поинтересовался:
- Давай ты сделаешь дырку в стене и мы туда быстренько залезем. А потом ты ее быстренько закроешь, да? - От огненного создания тем временем отделился звереныш поменьше. Теперь уже два зверя загораживали горе-братцев от будущих родственничков Флэйка.
Созданная Таэрионом каменная стена задумчиво содрогнулась. Флэйк содрогнулся вместе с ней.
- Иначе я сделаю тут коптильню для селедок. - Вдруг совершенно будничным тоном сообщил дракон. Температура в закоулке и вправду слегка нагрелась.

Отредактировано Флэйк (2020-07-15 00:42:34)

+2

9

- Ты не мог сделать это быстрее? - ляпнул под руку Флейк, но Безымянный никак на это не отреагировал. Возведенная преграда не была абсолютной, и вскоре ламары должны были разобраться как по ней влезть, но пока у братьев был только один противник, и он был всецело поглощен желанием добраться до болтливого бога. Таэриона не трогали, а потому он лишь наблюдал за происходящим, отойдя к стене дома, и позволяя Рейлану самому разобраться со своей проблемой. Выходило у того скверно, и, похоже, он не успокаивал, а лишь больше злил смертного. Безымянный попытался найти решение этой неприятности в голове юного Шоу, но сосуд не был наделен подобным жизненным опытом. Единственным решением для него было бежать, как можно быстрее и как можно дальше.
   Оливер задумчиво хмыкнул. Неожиданно одно из окон над их головами распахнулось и из него высунулась еще одна недовольная смертная.
   - А ну пошли отсюда вон! Ночь на дворе! Чего орете тут?!
   Следом за этим визгливым возгласом из окна выплеснули ведро помоев, содержимое которого угодило в основном на стоящего внизу Таэриона. Тот не моргнул, только вытер лицо краем широкого рукава и посмотрел вверх. Интересная мысль пришла ему в голову. Одновременно в тупике стало светлее от зверя, вылепленного Флейком из огня. Зависти Безымянный не испытывал, но неизменно задавался вопросом, отчего так просто рождается жизнь в руках Рейлана? И как запросто он готов ее растрачивать на глупости.
    - Давай ты сделаешь дырку в стене и мы туда быстренько залезем. А потом ты ее быстренько закроешь, да? - затараторил дракон, подскакивая к некроманту, пока его противник был прижат пламенеющей тварью.
   - Магия земли не терпит спешки, - заметил в ответ Таэрион, вынув из волос рыбий скелет и сняв с плеча требуху. - К тому же если это несущая стена, то она обвалиться. Нельзя делать дыры где попало...
    - Пожар! - вновь раздался звенящий крик из пресловутого окна, а из возведенной стены вылетели первые булыжники. Для Безымянного все происходящее было слишком ярким, слишком суетным и слишком громким - он не привык принимать решения в поспешности, не обдумав несколько вариантов, но Флейк, своим напором, не оставлял ему выбора.
   - Ладно, - произнес некромант, касаясь стены рукой. - Но после, ты оставишь меня одного.
   Вместо дыры из стены выскочил ряд каменных ступенек-выступов, поднимающихся к крыше. Таэриону показалось, что уйти именно этим путем будет лучше всего: город был достаточно густо застроен, к тому же сверху его было видно гораздо лучше, а ламары, судя по всему, не очень хорошо лазали. Насколько хорошо лазал его собственный сосуд оставалось неизвестным.
   - Вперед, - некромант пропустил вперед себя старшего брата, и стал подниматься за ним. Каждая ступенька, по которой маг ударял каблуком сапога, рассыпалась песком, не давая преследователям возможности воспользоваться этим же путем. Чего Безымянный не учел, так это обветшалости крыши, с которой то и дело отваливались куски черепицы, скатываясь вниз. - А теперь идем осторожно и без глупости.

+1

10

Огненные твари оказались значительно действеннее слов Рейлана. Пока ламар тщетно пытался обойти их, Флэйк кое-как собрал себя в кучку и попытался встать.
Встать не получилось, потому что сверху на Таэриона выплеснули помои, и дракон не удержался: заржал на всю улицу, повергнув в шок и ламара, и его родственников некоторые из которых уже вовсю перелезали через стену. Кажется, даже у одного из фамильяров открылся глаз где-то на спине и удивленно уставился на дракона, словно молчаливо спрашивая: хозяин, ты совсем?
Наглую бабу он даже был готов простить. То ли за смелость, то ли за кривость прицела - на Флэйка не попали продукты жизнедеятельности.
- Да похер мне на стену, я не могу позволить каким-то там селедкам избить моего любимого братца, да! - За спинами зверей было спокойно и хорошо, их уже стало три. Флэйк выпятил грудь колесом и хотел уже по привычки потянуть некроманта за щеку, но вовремя вспомнил что их тут вообще-то окружают.
Уже не только с четырех сторон, но и сверху. Совестливая жительница Эрдана скрылась за окном, но божественная чуйка подсказывала - скоро она вернется и явно с еще одним снарядом. Может быть Безымянному («Кстати, а почему все называют Таэриона Безымянным, если у него есть имя?» Мимоходом озадачился Рейлан) на это плевать, но Рейлан не собирался шляться по городу в помоях! Ночь была еще молода, и он может многое успеть!
- Ты что, совсем, да? Ты ж один сразу во что-то вляпаешься! Причем, судя по всему, в прямом смысле этого слова, ага? - Намерение Флэйка продолжить увлекательные приключения с братцем были написаны у него на лбу.
Кто-то из ламаров додумался создать водяное заклятие против тварей Флэйка. Зашипели они одновременно: звери были пусть и красивые, и пафосные, но не особо сильными. Против хорошей водяной магии они не выстоят.
Радужные перспективы гуляния с братцем всю ночь слегка потухли, но сдаваться он не собирался. Показав ламарам неприличный жест, Флэйк неожиданно ловко вскарабкался по стене на крышу дома. Домов было много, а крыши их практически соединялись друг с другом.
В голове Шрайка незамедлительно родилась прекрасная идея. 
- Котлетка, Пюрешка, Гилентрамерион! Сгиньте, я вас потом гулять позову! - Поспешно взмахнул рукой дракон, отзывая животинок, пока злые селедки их не потушили.
Подойдя поближе к брату, дракон с видом весьма возбужденным.
- Мы полетим! Осторожно и без глупости! - Командным тоном сообщил ящер, закидывая Оливера себе на спину и одновременно меняя форму.
Всего лишь секунда и над домишками возвысился неприлично крупный алый дракон. Дракон вскинул морду и зарычал, а перед глазами нападавших...

Пронеслась следующая картина

https://i.imgur.com/wo3VjRt.png

«Ну что, выкусили?!» Вслед за шедевром божественной мысли разнеслось над районом. Рейлан издал странный, лающе-булькающий звук и сделал шаг назад. И еще один - для взлета нужно было немного места.
Вот только прежде, чем он раскрыл крылья, под лапой что-то хрустнуло.
«БЛЯТЬ!» - вспыхнуло в головах, и мощная драконья лапа провалилась в чей-то дом.
«...у меня под лапой что-то хлюпает!» Сообщил Флейк брату, судорожно пытаясь вытащить застрявшую конечность. Кажется, там кто-то тыкал между пальцами чем-то острым...

[icon]https://i.imgur.com/HiciUAu.png[/icon]

Отредактировано Флэйк (2020-07-19 16:56:53)

+1

11

— Да похер мне на стену, я не могу позволить каким-то там селедкам избить моего любимого братца, да! - воскликнул Шрайк, и Таэрион посмотрел на него особенно внимательно и пристально, но промолчал. Ситуация никак не располагала пускаться в объяснения того, что порушенная в одном месте стена при столь плотной застройке может привести к обрушению нескольких домов, а это в свою очередь может отнять жизни и привлечь лишнее внимание к их группе - затруднить поиски Аллора. Более того, избить изначально желали одного лишь Флейка… Стоило ли говорить, что не втяни он в это брата, угрозы никакой бы не было? Но очевидной взаимосвязи Рейлан не замечал и даже намеревался провести остаток ночи в компании Безымянного. Раздражения от этого некромант не испытывал, но видел весомое препятствие собственным интересам.
   Оливер осторожно ступал по глиняной черепице, но не успел сделать и пяти шагов, как к нему подскочил Флейк с крайним воодушевлением в горящих глазах.
   - Нет, - холодно и строго произнес Таэрион в тот самым момент, когда дракон открыл рот, чтобы поделиться своим оригинальным планом. Но Шрайка это не остановило. Более того, он тут же привел его в действие, подхватив тощего некроманта легко, как сухую ветку. Безымянный не сопротивлялся, принимая течение событий с безучастной отстраненностью. Бодаться с Рейланом все равно было бесполезно, гораздо практичнее - просто ждать подходящей возможности скрыться из его вида, воспользоваться любой отвлеченностью. А пока Оливер восседал верхом на алом драконе с совершенно постным лицом. Вихрь ярких и нелепых образов, который пронесся у него в голове, некромант едва ли удостоил вниманием, просто ожидая когда же Шрайк взлетит и успокоиться этим до следующей вспышки глупой идеи. Но дракон не взлетел.
   Перевоплощение Флейка вызвало нешуточную панику у ламар, не только среди тех, кто гнался за ним, но и у тех, кто этой ночью мирно спал в своих домах. Жители выглядывали в окна на шум и выбегали на улицу, опасаясь, что их жилища не выдержат буйства крылатого ящера. Таэрион почувствовал первые магические всплески вокруг, пока еще защитных заклинаний, но уже не сомневался, что вскоре в них полетят и первые атакующие. Рейлан хорошо постарался, одарив всех окружающих своими дразнящими образами, похоже плохо понимая, что находится в городе, где процветает водная магия - то немногое, что способно причинить смертельный вред любому дракону. А именно в обычном драконе сейчас находился дух Абсолютного Пламени, и смерть сосуда имела для бога свои весомые последствия.
   Воздух вокруг братьев становился все прохладнее, заколол морозцем, предвещая удар стихийной ледяной магии, и тогда Безымянный набросил на себя магический щит.
   - Не зли их, Флейк! Ты сделаешь только хуже! - выкрикнул он, чтобы быть услышанным, и поднялся на загривке дракона, прошел по хребту к задним лапам. Увидеть отсюда, что происходило с застрявшей задней конечностью возможным не представлялось, и Безымянный сделал единственно возможное для ее освобождения: пустил трещины по каменным стенам, обрушая кровлю еще больше. - Взлетай!
   В дракона полетели ледяные копья, которые вполне могли пробить его шкуру и продырявить крылья.

+1

12

Первородный злился и боялся одновременно, путаясь во всем, в чем мог запутаться: в эмоциях, в окружении, в собственных конечностях. Почему их так много? Как легко быть духом, как захотел -так и свернулся...
Рейлан на самом деле опасался. Не только за себя и брата, но и за аватаров: их-то убьют окончательно. Он обещал себе не доходить до такого, а свои обещания дракон обычно сдерживал.
Если не забывал об этом.
Эта не к месту вспыхнувшая мысль показалась ему отвратительной, все равно как если бы в самый ответственный момент с дамой стрелка часов вдруг не туда повернула.
Брр!
«Куда ты?!» Пока Оливер ходит по нему, точно по бульвару ящер никуда не мог взлететь. Парень был слишком маленьким и легким, Флэйк практически не чувствовал его на своей спине. Один-два взмаха могучих крыльев и некромант полетит вниз, прямо в объятия агрессивных барракуд и каменной мостовой города. Он бы вообще предпочел взять некроманта в лапы и прижать к груди, так было бы надежнее. Но это не провернуть. Остается надеяться, что в этом тощеньком тельце все-таки достаточно сил, чтобы удержаться на драконьей спине. Благо держаться там было за что.
Хрипло зарычав себе под нос, он припал грудью к крыше и крепко прижал крылья, пропуская всполохи магии над собой. В таком положении освободить лапу оказалось гораздо проще.
«Вернись на холку, сядь и как можно крепче прижмись ко мне!»

С одной стороны - блин из Оливера. С другой - водяная клетка, про которую ему обещал Фойрр, чтоб его длинный язык отсох. Да еще и пока призрачная, но с каждым вздохом становящаяся все ближе, возможность очередного разрушения мира...
Нет уж, еще раз наблюдать за сломанным балансом он не собирается. Лучше он зажарит этот чертов город, от этого мир точно не помрет. Много людей, ламар, кого-то там еще но... как там это говорят? Малое зло?
Флэйк тряхнул головой, пытаясь выбрать верный вариант. Холод медленно охватывал его огненную сущность, словно паразит какой-то, пытающийся пробраться внутрь.
...у Таэриона тело человеческое. Людям холод вреден. Впрочем, драконам тоже.
Слишком сложно.
Слишком быстро. Был бы здесь Фойрр, который обычно принимал все решения...
Фойрр сказал ему свое мнение. Он не будет вмешиваться.
«Уходите!» Прицелившись, он метко плюнул небольшими сгустками пламени в самых активных нападающих. Видит Люциан - он не хотел их поджигать. Сами довели. Мощный хвост взвился, точно скорпионий. Наконечник, - длинный костяной клинок, - обрушился на кого-то оказавшегося слишком близко к задней части ящера. «Иначе я превращу эту ночь в день!»
Внизу возник хаос: ламары кричали, куда-то бегали. Кто-то катался по земле, пытаясь потушить охватывающий их огонь. Другие звали стражу и пытались сплести заклинания: но Рейлан не ждал. Взмахнув крыльями, он резко стартанул в небо. Неуклюже, некрасиво, но какая разница, когда тебе в задницу летят водяные иглы.
Не долетели. А если и долетели - то были снесены воздушным потоком из-под его крыльев.
Рейлан молчал, поднимаясь все выше к темным небесам. Только шкура его накалилась, словно батарея: но дракон не забыл, что на его спине пассажир.
«Они тебя хотя бы не задели?» наконец нарушил свое мрачное молчание крылатый, закладывая плавный круг в сторону океана. Его голос звучал обеспокоенно.
Отсюда, с высоты, Эрдан казался и вправду потрясающим. Жемчужина, мягко мерцающая в свете луны на берегу безграничного океана.
«Все еще могу показать им где драконы зимуют. В облике человека я могу обрушить на них хренов метеоритный дождь, да.» - Проворчал дракон, мерно взмахивая крыльями. «Или пробудить лаву из-под земли, ага...» Он тяжело вздохнул, разворачиваясь. Чистый воздух успокаивал его, проветривал мозги. Ярость потихоньку отпускала его.
«Я не хочу видеть как кто-то из вас убьется.» Вдруг сказал Флэйк. «И клал я хер на причину! Знаешь, что мне сказал Фойрр? Что если бы ламары посадили меня в водяную клетку, ему было бы все равно. Я бы этот чертов мир засунул обратно, откуда он появился. Но не позволил бы ему страдать. Ни ему, ни тебе, никому из наших братьев! Даже если бы этот идиот сам в эту блядскую клетку зарулил и велел себя сковать! А че, кто его знает какие там за мыслишки в этой дурной башке, правда?? Вдруг он подсел на эту херню… когда с плетками и в коже? Я забыл, как это называется!» Выпустив небольшую струйку пламени из пасти, ящер пошел на снижение. Пустынный пляж недалеко от города для этого идеально подходил. Вряд ли их кто-то выслеживает с земли.
«Хотя если так подумать… да, точно! Если подумать, все боятся что дракон их сожрет. Но никто не думает о том, что то, что дракон сожрет - потом из дракона выйдет, да...» Вдруг мстительно подумал Флейк. Вслух.
Приземлился он на мелководье, подняв своей тушей кучу брызг. Развернув огромную голову, он уставился на некроманта. 
«Бесят.» Рейлан выдохнул сгусток тяжелого темного дыма.

[icon]https://i.imgur.com/HiciUAu.png[/icon]

Отредактировано Флэйк (2020-07-26 12:06:05)

+1

13

Флейк прижался к крыше, распластав огромные алые крылья по черепичным скатам, пригнул голову. Его спина под ногами Таэриона покачнулась, заставив ловить равновесие - некромант едва не скатился вниз, приседая и хватаясь руками за роговые выступы на шкуре дракона. Ледяные копья прошли навесом, над самой головой Оливера. Магический щит, конечно, был на нем, но сильной множественной атаки он бы не выдержал. Нужно было улетать. Развороченная крыша трещала под тяжестью Рейлана, рискуя обвалиться полностью, затянув вниз обломками обоих братьев, а над ними набирало мощь заклинание ледяной бури, грозящее приковать их к месту холодом. Но его Флейку удалось прервать, когда он выпустил в ламар огненный сгусток, по случайности задев магов, которые плели заклятье - это дало немного времени.
   Карабкаться по дракону было не просто, как и сесть на него: вдоль хребта на шкуре торчали шипы и шишки, за которые было удобно хвататься, но совершенно неудобно сидеть. Выбирать, впрочем, не приходилось. Вернувшись обратно на холку, Оливер вцепился в Флейка и выкрикнул о своей готовности. Дракон взмахнул крыльями, затем еще, и упруго поднялся в воздух, набрал высоту. Небесные потоки норовили сбросить Таэриона, остро хлестали в лицо, обдавали холодом, так что очень скоро некромант начал промерзать, несмотря на то, что от Рейлана исходило горячее тепло. Ко всему прочему от рваного возмущенного полета мутило в желудке.
    «Они тебя хотя бы не задели?» - запоздало поинтересовался брат, но Безымянный не сразу нашел в теле возможность ответить, борясь с тошнотой и ветром, который мешал дышать, не то что говорить.
   - Нет, - выкрикнул Оливер, но голос его потонул в свисте воздуха и некромант не был уверен, что Флейк его услышал. В любом случае тот пустился в пространные мысленные потоки о собственных чувствах, корня которых Безымянный не понимал и не стремился понять. Попадая в Бездну всякая душа пульсировала эмоциями: злостью, страхом, сожалениями, горечью… мало какая из них испытывала светлые чувства, и все они изливались в Мир Теней, питая его темными энергиями. Таэрион слушал их, каждую, точно так же, как сейчас слушал Рейлана, но вовсе не потому что стремился понять и постичь, а лишь за тем, что поток эмоций должен был схлынуть. Только тогда душу можно было очистить и с ней можно было работать. Флейк же казался бесконечным потоком эмоций… Безымянный никак не перебивал его пока они не сели в мелкую воду, и дракон не повернул голову.
    - Я не страдаю, - коротко ответил некромант и поднялся с холки Рейлана. Конечности затекли от этой напряженной езды настолько, что Оливер просто свалился в пенистую воду и мягкий песок, на несколько мгновений уйдя в прибрежные волны с головой. Нутро все еще мутило, а задница болела, но Таэрион оставался невозмутим. На четвереньках выбравшись из воды, он растянулся среди выброшенных на берег раковин, камешков и водорослей, в то время как волны продолжали омывать подошвы насквозь вымокших сапог.
   - Ты боишься остаться один? - в звездное небо спросил Безымянный, вычленив из всего потока слов то единственное, что крылось за всем негодованием и недовольством. То, чего боялась каждая живая душа.

+1

14

На вопрос Таэриона ящер издал горестный стон и сунул морду в воду. Соленость оной ему кажется не мешало.
«Я - первозданное пламя! Мир сделан из моего огня, так что... Пока он есть - то и я не один. Вокруг меня всегда жизнь появляется... Я не помню, чтобы когда-то был один ну... в сакральном,» - Он не был уверен в правильности подобранного слова, но подумать об этом забыл.  «Понимании этого слова, да?» - Флэйк вещал из-под воды, даже не думая достать голову. Что-то явно привлекло его внимание и драконий хвост заинтриговано двигался у кромки воды.  «Ну в несотворенной пустоте наверное я был один? Огненный цветок. Не помню этого, но там наверняка была пустота, такая же абсолютная как я. Но в пустоте папа всегда где-то рядом был. Потом драконы были! Фойрр, все остальные! Это было офигенски круто, когда мир был таким... огромным? Он и сейчас огромный, но я не знаю - мне кажется, чем больше они в нем копаются, тем он становится меньше? А что будет когда они докопаются до чего-нибудь? До подземного огня, например. Он жжет не хуже первоначального.» - У Рейлана между головой и языком фильтра не было. Точнее он был, но в разговорах с братьями дракон не утруждал себя подобными мелочами как взвешивания слов перед тем как их высказать. Он говорил все, что приходило ему в голову и нисколечко этого не стеснялся. Рейлан не читал мыслей и ему было по большому счету плевать, что думают о нем окружающие. В этом плане его взгляд на жизнь был прост как медяк: что не знаешь - не болит.
Эмоции накатывали на него как волны на Оливера. Они мешали думать, заставляли дракона путаться в словах и в собственных ощущениях. Интонации его голоса постоянно менялись огнем на ветру: то притихнет, то вспыхнет с удвоенной силой. Кроме некроманта это никто не мог слышать, зато видно было как огромный алый ящер пускает пузыри под кромкой воды.
«Вот даже щас а моего носа какой-то краб ползёт, смотри...» - Дракон показал брату картинку морского дна. «Блин!» - Морской житель чуть не схватил ящера за нос, заставив его резко поднять морду. «Попался, будешь знать как поднимать клешни на Великую Искру!» - Злобно прорычал Флэйк. Хоть кто-то поплатился за свое неуважение! Первозданный дракон тряс головой и фыркал, издавая непонятное рычание, совсем как какой-то детеныш. В его клыках был зажат дергающийся в предсмертных судорогах краб, но мысленный поток не дракона прекращался.
«Я боюсь, что Шрайка прихлопнут из-за меня.» - Неохотно признался огненный, когда его добыча перестала дергать ножками. Хрупкость физического тела раздражала Рейлана: оно, тело это, пусть и сильное, и вполне выносливое, не могло вместить всю силу Абсолютного Пламени. Это его тоже печалило. Потому что он знал, стоит перегнуть палку и сгорит детеныш в собственном пламени.
Такой исход будет весьма неприятным.
Крабий панцирь легко хрустнул в сильных челюстях.
«Хочешь краба, а? Могу зажарить... Ты что это задумал?!» - Увидев развалившегося на песочке парня, Рейлан мигом выплюнул свою добычу. В два шага оказавшись рядом с некромантом, он обеспокоенно ткнулся носом в его грудь. «Ты как-то позеленел. Скажи мне что это особое свойство некромантов - цвет менять? Как хамелеон, да?» - Все-таки решив проверить слова Таэриона, он попробовал длинным языком воздух.
Кровью от него не пахло.
Помоями, солью, могильной землей и еще кучей всего, чего Флэйк не мог определить. Дракон поднял голову чтобы не нависать над Оливером, пытаясь вспомнить азы оказания первой помощи. Наверняка ему когда-то объясняли! Но вот все сводилось к простому решению: хватай брата в когти и лети к ближайшему лекарю.
Где тут лекарь он, естественно, не знал.
«Может тебе врача найти, а? Мне кажется, тебя потряхивает! Что ж Оливер такой слабый, раз от небольшого полета его так штырит? Эй-эй-эй, давай я тебя согрею что ли?» Не дожидаясь ответа Безымянного, он опустился на песок и сгибом крыла подгреб некроманта себе под бок. Не очень аккуратно, но заботливо. С душой, так сказать.
Так его хватать явно удобнее будет. 
«Ты же не собираешься сознание терять, да?» Подозрительно поинтересовался Флэйк, прижимая гребни на шее.
И настороженно замолчал.

[icon]https://i.imgur.com/HiciUAu.png[/icon]

Отредактировано Флэйк (2020-08-06 16:22:32)

+1

15

Таэрион брата не перебивал, давая ему возможность высказать поток собственных хаотичных размышлений. Им в принципе редко удавалось поговорить - они жили в разных мирах, интересовались разными вещами, по разному мыслили. И раз укрыться от Флейка пока не получалось, то почему бы немного не изучить его? В былые времена Безымянный думал, что смог бы походить на старших братьев, сотворить собственных непохожих существ, создать собственный мир. Но, как бы он ни старался, результат был вторичным, и тогда Таэрион вовсе перестал вмешиваться в дела смертного мира, отрешившись в Бездне. 
   Оливер приподнял голову, стараясь взглянуть на дракона, но мир закачался, заставляя вернуться в начальное положение. Созерцать звезды было спокойнее. Впервые когда-то оказавшись в смертной оболочке, Безымянный был ошеломлен бесконечным потоком самых разнообразных чувств и скованностью от множественных ограничений. Сейчас, после долгого перерыва в визитах на Рейлан, он вновь привыкал к своему сосуду, по возможности просто игнорируя некоторые телесные сигналы от него. Как, например, сейчас - холод и сырость.
   - В таком плане ты конечно не одинок, - согласился некромант, заговорив неторопливо и вдумчиво. - Даже в кишках у тебя есть жизнь, и в волосах может завестись. Но я говорил не о телесном одиночестве, а о духовном. Об одиночестве разума.
   Однако как-то развивать эту тему дальше Таэрион не стал. Флейк не выдерживал размеренных разговоров и уже воевал с крабом за собственную морду. В это мгновение Безымянный вспомнил, почему его не тянет общаться с братьями: они слишком беспокойные, суетные, легко отвлекаются и настроены в основном на развлечения. Оливер прикрыл глаза, отчего окончательно стал напоминать труп выброшенный волнами на берег.
   - Потому что после ты навсегда останешся в Авуре, без возможности спуститься в мир смертных? Или потому что тебе его жаль? - уточнил некромант, когда Флейк вдруг высказал свои опасения на счет сосуда. - Так-то смерть для смертного вполне естественна, и не так важно, что послужило ее причиной. Бессмысленно об этом переживать. Ты можешь лишь стараться делать все возможное, чтобы сохранить свой сосуд.
   О том, что Рейлан на данный момент занят ровно обратным, Таэрион говорить не стал. Не в его привычке было кого-то судить или наставлять, он лишь подмечал данность и задавался вопросами. Не было ни хорошего, ни плохого - все просто было. Так или иначе.
   Когда же дракон ткнулся в некроманта мордой, тот даже не пошевелился.
   - Мне лишь немного дурно от полета, - заверил он, не открывая глаз, но брат, похоже, всерьез обеспокоился, и вскоре Оливер почувствовал себя в чужих объятиях - под крылом.
   - Мой сосуд никогда не летал и не знал морской качки, но должно быть эти обстоятельства схожи. А значит это скоро пройдет,  - предположил Безымянный, тело которого начало заметно потряхивать от холода. Пришлось прибегнуть к магии и высушить вымокшие одежды, разогревающим касанием. А дальше грело горячее тело дракона, так что даже влажный песок под ними высох. Оливер порылся в своей дорожной сумке и извлек из нее флягу с водой из которой немного отпил, чтобы унять желудок.
   - Думаю, мне уже лучше. Мы могли бы провести остаток ночи здесь, а утром вернуться в город и продолжить поиски Аллора.
  На деле Таэрион рассчитывал покинуть общество брата, когда его сосуд сморит сон. Судьба Аллора не интересовала его вовсе.

+1

16

«Я знаю. Я читал трактат по анатомии драконов! Очень сильно удивлялся, знаешь ли: вот как все эти кишочки-селезенки сами взяли да выстроились в такой сложный механизм, а? Это на самом деле магия какая-то...»  Озадаченно поскреб голову ящер. «В смысле, я же это,» - Он вдруг смутился. «Совсем не думал про кишки и кости, когда драконов создавал... вроде не думал.» - Попытавшись вспомнить столь, несомненно, важную деталь, Флэйк задумался еще больше, уперев бездумный взгляд в море. В темной воде что-то слабо светилось. Может свет луны и звезд отражался, а может это были какие-то водоросли.
Мир определенно все еще был полон чудес и Рейлану это ужасно нравилось! Причем в большинстве своем эти чудеса словно сами по себе возникли. Вряд ли кто-то из братьев настолько вникал в свои творения... Ну может только Люциан.
Жаль пребывание здесь ограничено условиями. И почему папа не мог сделать так, чтобы баланс мира не нарушался от их присутствия? Он бы вел себя тихо-тихо, как мышь в поле! Как очень-очень большая и неуклюжая мышь.
Ну хотя бы постарался. Очень-очень хорошо бы постарался - он умеет, когда хочет!
Рейлан помнил к чему приводит излишняя божественная активность и совсем не хотел повторения истории с островом драконов. Проблема была в том, что где проходит эта самая тонкая грань первородный не понимал вплоть до того момента, когда не случался какой-нибудь мировой трындец. Спрашивать у братьев он слегка опасался - они же сразу начнут орать чтобы дракон не думал себе всякое. Заранее, даже не выслушивая его идей.
Если только Таэриона не зажать где-нибудь и не призвать к ответам. Некромант не психовал по поводу и без, но с Безымянным была другая проблема слегка бесившая Флэйка.
Безымянный напоминал Рейлану кого-то вроде собственного фамильяра: вроде слушает, что-то там думает, но молчит. Хотя нет, у Флейковых огненных тварей было побольше эмоций чем у брата. Они хотя-бы в какой-то момент начинали укоризненно потрескивать и демонстративно складывать уши в трубочку. А этот что?
«"Сосуд" звучит как-то мерзкенько, нет?» - Мимка драконьей морды не позволяла ему сморщиться. Поэтому он раскрыл пасть фыркнул дымом, вывалив язык.  «Если уж об этом думать, то мы тоже что-то вроде той жизни, которая в кишках. Только мы, наверное, в мозгах, да? Я слышал на границе Альянса и Остебена есть затронутые магией болота, в которых живут жабы которые тоже так делают. Ну... прилепляются к кому-нибудь на голову, а потом жрут мозги...» - Задуматься о сходстве между собой и этой жабой Рейлан не успел. «Да, определенно мерзкенько. Мне бы не понравилось, если бы кто-то меня взял и вот так вот, ага.» - Он развел крыльями в разные стороны. «И почему папа вообще этот запрет сделал? Было бы гораздо проще, если бы не пришлось подавлять чужие сознания... а этот,» - Ящер хлопнул себя лапой по груди. «Кажется еще и чуток псионик. Я не понимаю в этом, но мне иногда снятся его сны и это очень-очень странно. Я не помню, чтобы такое когда-то было... Хоты может мне кажется.» - Первородный замолчал.
«Да, ты наверное прав.» - Неохотно признал дракон. Ему не нравились разговоры о смерти. Пусть он и был крайне разрушителен, но изначально Пламя порождало жизнь, а не забирало ее. «Но не в двадцать лет. И не в тридцать! И даже не в пятьдесят! Драконы живут веками... Что такого, что мне его жаль? Мне всех жаль, я вообще добренький может быть! И душа у меня не-ежная~ Кстати, а почему это должно мне помешать приходить в мир?» - Удивился Рейлан. Некоторые из его предыдущих воплощений были еще вполне живы и здоровы. И этот красный детеныш тоже будет жив-здоров. Первозданная он Искра или подколодная змея в конце-то концов?!
«Но в любом случае нам надо закончить нашу супер-важную миссию без убивания наших аватаров!!!»
- Едва ли не подпрыгнув заявил Флэйк. Вовремя вспомнил про наличие Оливера под боком, которому легкий драконий прыжок явно не придет на пользу. Вместо этого он навис над тушкой некроманта, наклонив голову так чтобы уставиться на него обоими глазами. «Слышишь? К тебе это тоже относится, между прочим! Но если ты так реагируешь на мою спину, то как ты собираешься искать Аллора я не понимаю. Вдруг нам опять придется удирать откуда-нибудь, удирать долго. На мне? Что ты будешь делать с Оливером, а? Он ж весь такой маленький, тощенький. Сла-абенький. Все, братец, буду тебя регулярно таскать на спине пока ты не дойдешь до того, что не сможешь жрать на мне верхом. Вот как Рандон!»

[icon]https://i.imgur.com/HiciUAu.png[/icon]

+1

17

- Этот мир подчинен определенным правилам. Ты не можешь их сломать. Создавая что-то, ты создаешь в рамках этих правил, - занудно ответил некромант, когда дракон заговорил об удивительном внутреннем мире существ. Таэрион знал о чем говорил. Лишь открыв для себя мир смертных, он активно изучал его, силясь понять в чем секрет жизни: вскрывал, разбирал на части и пытался собрать вновь - из этих изысканий родилась некромантия, со временем утратившая свое истинное предназначение среди “детей”. Безымянный даже мыслил создать свой собственный мир, однако теория его не выдержала столкновения с реальностью. В мире Люциана сыновья, гордо звавшиеся демиургами, не созидали ничего, лишь подражали, кто-то талантливее, как Рейлан, который интуитивно чувствовал мир и его возможности, а кто-то оставался просто богом смерти и хаоса… Таэрион не испытывал от этого досады или разочарования, он просто принял факт, что его путь иной. Как не несло для него никакой эмоциональной окраски слово “сосуд”, оно лишь точнее всего передавало смысл явления.
  - Эмоциональные суждения однобоки. В мире нет ничего хорошего или плохого, - ровно подметил некромант. - Да, ты паразитируешь, как червь. И я паразитирую. Стоит называть вещи своими именами. Мне не ведом замысел Люциана, но думаю в этом есть смысл или урок. Иначе он не приравнял бы жизнь бога и смертного. Негласное правило гласит, что смерть сосуда во время пребывания в нем бога, повлечет за собой невозможность для бога в будущем найти себе другой сосуд, а значит снова спуститься в мир смертных. Как ты понимаешь, это правило еще никто не проверил, но ты можешь стать первым. Это вполне может оказаться познавательным и поучительным…
   По интонации сложно было сказать говорит Таэрион серьезно или пытается иронизировать, но чувства юмора за ним никто ранее не наблюдал. За весь разговор у него даже выражение лица не изменилось. Он не стал спорить с братом о том, что даже драконы живут в зависимости от обстоятельств, хаотичных и зачастую непредсказуемых, и то, что они могут прожить пять сотен лет совсем не значило, что не погибнут будучи яйцом. Этот мир работал по своим правилам.
   Безымянный просто повалился на песок вновь, когда Флейк вдруг подпрыгнул, и в следующий миг его огромная алая морда заслонила собой полнеба.
   - Не думаю, что это хорошая идея. Разделившись мы вернее найдем брата. Ты в своей манере… а я в своей. Мне не приходилось убегать, пока я не пересекся с тобой. В моем понимании поиск - это задавание вопросов и получение ответов. Твои похождения едва ли имеют к этому отношение.

+1

18

«Правила ж не сами по себе появились? Значит, их кто-то придумал. Папа, например. А если папа их сделал – значит мы можем их подправить под себя. Не вижу проблем.»
Флэйк завис, пытаясь осознать новую для себя информацию. Вот так живешь себе тысячу лет, и вдруг тебе такое про аватар говорят.
Странное такое.
«СТОП-СТОП-СТОП-СТОП! Как так - нельзя спуститься опять, если аватар погибнет?» - В этот момент у него сердце ушло в пятки и, кажется, еще и несколько ударов пропустило. Чтобы потом забиться сильнее. Рейлана нельзя было назвать трусом, но он на самом деле беспокоился за Шрайка. А так как дракон был существом широкого размаху, его эмоции всегда были чем-то капитальным. Все. И отрицательные тоже.
Поэтому паника его тоже была с соответствующим размахом.
«Успокойся.» Велел сам себе дракон. Паника была абсолютно не к месту, но он вдруг понял, насколько он был близок к описанным Таэрионом событиям.
Нет уж, в следующий раз он не будет таким добрым и снисходительным. Легче всех спалить, чем расстаться с возможностью наведываться в мир.
Не то, чтобы он так уж часто спускался в Рейлан... но мир ему нравился. И лишать себя этой возможности Флэйк не собирался. Особенно из-за каких-то там селедок.
Захотелось прямо сейчас полететь и исполнить предложенное. Метеоритный дождь. Маленький. Локальный такой... как это называется? Грибной!
Грибной метеоритный дождь прямо на обидчиков. И на эту девку дурную, чтоб не сидела по ночам на балконе. А то ишь ты, трясет своими прелестями, смущает умы честных демиургов! Кому потом расхлебывать?
Дракон задумчиво всхрапнул дымом.
«Какие такие похождения? Я ничего такого не сделал, они сами на меня напали вообще-то, да!» - Возмутился Флэйк. Опустив крыло, он очень осторожно ткнул когтистым пальцем Оливера в бок. «Мы не должны разделяться, мы же потеряемся! Пока найдем Аллора, потеряем всех остальных. Мне совсем не нравится эта идея, братец. Хрен я тебя куда-то отпущу, ты все еще зеленый и бледный. Еще свалишься где-нибудь в подворотне, и что мы делать будем, а? Лучше поспи чуток что ли, а потом я отнесу тебя в город, ага.»

[icon]https://i.imgur.com/HiciUAu.png[/icon]

+1

19

Совместно с Флейком

- Отец не одобряет пренебрежения его правилами, - заметил некромант, равнодушно наблюдая, как меняется выражение морды Флейка по мере того, как сказанное доходит до глубин его сознания. Драконьи морды были лишены той богатой мимики, которой обладали людские лица и все же эмоции проступали на них.
   По правде говоря, Таэрион не совсем понимал чего желает Люциан, тот отстранился от своих детей точно так же как это сделал сам бог Смерти, отрешившись от дел своих “детей”, предоставил ту же свободу, но былые ограничения все еще действовали на демиургов.
Как так — нельзя спуститься опять, если аватар погибнет?” - запаниковал Рейлан и Безымянному пришлось повторить собственное уточнение: - Достоверность этого никто не проверял, но вероятность есть. Ты никогда не думал, что именно смертные в праве звать себя детьми Люциана, а каждый из нас всего лишь его один из его законов? Артефакт, если проводить аналогии. Такой же, как Ньерай. Но он последний и самый удачный - лишен воли - идеальный служитель и исполнитель.
Рейлан в ответ издал тихий и какой-то несчастный скрип, одновременно встопорощив часть гребней.
«Закон? Артефакт?» Окончательно запутался дракон. Он опять почувствовал что ничего не понимает, и это состояние его бесило. «Мы же тоже живые, просто по-другому! Мы не можем быть законом” Рейлан выдохнул и замолчал, пытаясь сформулировать бегающие мысли. Пытаясь вспомнить что-то давным-давно услышанное…
Услышанное ли? Им ли?
«Закон - он же абсолютное понятие, да? Нет, не абсолютное. М-м-м.. я не знаю как это описать!» Разозлившись, он выплюнул в песок сгусток пламени. «Закон должен быть един для всех. Мы - не едины. Мы не судьи, как тот же Ньерай. Значит если кто-то и будет законом - то не мы, а он? У-у-у-у я не могу про это думать на трезвую голову-у-у-у.» Таэрион все-таки был ему полной противоположностью и первородный частенько затруднялся его понять. Но ему хотелось. Очень хотелось, потому что с братом особо контактировать не удавалось, вечно он в этой своей Бездне сидит!
Флэйк уныло вздохнул.
   - Я говорю о законах реальности, - уточнил Таэрион, видя, как заскрипели мысли брата. - Об общности явлений и устойчивых связях. Как восход солнца, или движение этих звезд…
   Некромант поднял вверх руку, глядя, как между тощими почти белыми пальцами искряться мириады сияющих точек. Некоторые смертные полагали, что это и есть души всех тех, кто когда-либо умер, но за этим небосводом не было ничего. Рейлан был плоским миром с куполом небес, под которым располагалась Бездна, а над ним - Авур.
   - Мы не одно, потому что отвечаем за работу разных сфер. Мы свод законов. Мы не должны судить, мы должны существовать, и исполнять свои обязанности. Разумные, самообучающиеся артефакты… Но, это лишь мои гипотезы.
Понаблюдав за жестами некроманта, ящер тут же попытался изогнуть шею таким образом, чтобы проследить за его взглядом. Даже глаз один прикрыл, пытаясь усмотреть тоже, что и брат. Но получалось плохо: размеры не соответствовали. И взгляды на жизнь.
«Я не понимаю.» Расстроенно признал Рейлан, когда сам попробовал повторить жест Оливера. Но ничего такого не увидел. Звезды и звезды. Далекие, холодные и пустые.
«Артефакт не может быть живым. Он всегда остается таким, каким его создали. Не двигается дальше… ну не в смысле двигается» Ящер провел кончиком хвоста по песку. «А в смысле развития, да! А мы изменяемся и развиваемся, потому что мир тоже меняется… поэтому мы никак не можем быть ни тем, ни другим, да.» С каждым своим словом дракон начинал чувствовать себя все более уверенным, и под конец его фразы звучали вполне твердо. В обычным его тоне, а не в растерянном. «И вообще! Что ты сомневаешься в том, что мы есть? Я вот точно знаю, кто я и что я! А ты?» Он опустил гребни и вскинул голову, фыркнув темным дымом в звездное небо.
   Таэрион не знал и сомневался во всем, даже в самих основах. Так было не всегда, но с той беспечной поры минуло множество событий. Его собственные “дети” смогли создать Силентис - книгу, каждое заклинание которой было настолько могущественным, что имело зачатки собственной воли и разума. А вместе они смогли повлиять на самого бога, призвав его и заточив истинное тело во льдах. После этого Безымянный много размышлял о том, как такое могло произойти, и пришел к выводу, что настоящий демиург не может быть частью мира, как любой творец всегда отделим от своего творения. И если на бога можно повлиять по всем законам мироустройства, то он лишь одна из его систем. Вслух ничего этого Таэрион говорить не стал. Рейлан не замечал противоречий собственного бытия, а Безымянный не стремился навязывать собственное видение.
  - Может быть ты прав...
«Что ты меня на заумщину на ночь глядя тянешь, а? Вот лучше  бы пригласил на чашечку чего-нибудь крепкого, я тебе тогда и не такое расскажу
   - Темнота всегда располагает к размышлениям. Ничего не отвлекает: ни свет, ни цвет. В ней проще отрешится от мира и заглянуть в себя… - размеренно произнес некромант. - Но ты прав, нам лучше отдохнуть до утра.
  Рейлан не ответил ему, видимо задумавшись теперь про темноту. Ему-то самому цвет и свет не мешали, а в темноте можно было найти еще больше интересного, чем при свете дня…
   Таэрион перевернулся на бок и подложил сумку себе под голову, намереваясь ночевать прямо на песке. Прикрыл глаза. Спать он однако не собирался, лишь ждал, пока тело Рейлана, утомленное возлияниями, беготней и колдовством за день, погрузится в крепкий драконий сон, а после Безымянный бы тихо ушел.

+1


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [16.03.1082] Увидел дракона — прячься