Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17 (18+)

Марш мертвецов

В игре сентябрь — ноябрь 1082 год


«Великая Стужа»

Поставки крови увеличились, но ситуация на Севере по-прежнему непредсказуемая из-за подступающих холодов с Великой Стужей, укоренившегося в Хериане законного наследника империи и противников императора внутри государства. Пока Лэно пытаются за счёт вхождения в семью императора получить больше власти и привилегий, Старейшины ищут способы избавиться от Шейнира или вновь превратить его в послушную марионетку, а Иль Хресс — посадить на трон Севера единственного сына, единокровного брата императора и законного Владыку империи.



«Зовущие бурю»

Правление князя-узурпатора подошло к концу. Династия Мэтерленсов свергнута; регалии возвращены роду Ланкре. Орден крови одержал победу в тридцатилетней войне за справедливость и освободил народ Фалмарила от гнёта жесткого монарха. Древо Комавита оправляется от влияния скверны, поддерживая в ламарах их магию, но его силы всё ещё по-прежнему недостаточно, чтобы земля вновь приносила сытный и большой урожай. Княжество раздроблено изнутри. Из Гиллара, подобно чуме, лезут твари, отравленные старым Источником Вита, а вместе с ними – неизвестная лекарям болезнь.



«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Эра королей»

Более четырёхсот лет назад, когда эльфийские рода были разрозненными и ради их объединении шли войны за власть, на поле сражения схлестнулись два рода — ди'Кёлей и Аерлингов. Проигравший второй род годами терял представителей. Предпоследнего мужчину Аерлингов повесили несколько лет назад, окрестив клятвопреступником. Его сын ныне служит эльфийской принцессе, словно верный пёс, а глава рода — последняя эльфийка из рода Аерлингов, возглавляя Гильдию Мистиков, — плетёт козни, чтобы спасти пра-правнука от виселицы и посадить его на трон Гвиндерила.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Тсян Си Алау Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Чеслав

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Эпизоды » [24.05.1082] Эльфийская вежливость


[24.05.1082] Эльфийская вежливость

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

Уж в чем, в чем, а в вежливости эльфам не откажешь.
Вначале пожелают доброго дня, а уж потом перережут горло.
Культурные, стервецы!

- Локация
Альянс, г. Пантендор
- Действующие лица
Хэльмаарэ, Нувиэль, Накилон
- Описание
предыдущий эпизод[23.05.1082] Я бы верно служил, и хранил, и берёг
Таинственный спаситель провёл принцессу с телохранителем городскими улочками прямо в дом своей знакомой знахарки, спасая их от погони и предлагая почти безвозмездную помощь.

0

2

- Бедная девочка! Что с тобой случилось?!
Знахарка встретила их оханьем, всплеснув руками, когда ночью на пороге её дома оказалась тройка рыжих эльфов. Больше всего её впечатлила Нувиэль в одной рубашке, прозябшая до костей из-за холодной ночи, босых ног и неподобающей времени года и места одеждой. Ещё она не соответствовала статусу, но об этом Хэльмаарэ стойко молчал, но выл внутри. Он всё ещё не мог поверить, что принцесса избавилась вообще от всей одежды, а сам ругал себя за предложение избавиться от неё, чтобы не утонуть.
Нога после плавания разболелась. Хэльмаарэ снова начал прихрамывать. Длинная и активная ночь вымотали его. Последствия ритуала сказывались, но лучника интересовало здоровье его подопечной и место, в котором они оказались. Он осмотрел скромный дом, пытаясь найти в нём других жильцов, чтобы быть наготове. Он всё ещё не знал, зачем незнакомец, встреченный ими в переулке, вмешался в их проблему и решил помочь. При нормальном освещении Хэльмаарэ рассмотрел, что помощником был рыжий эльф. Вот уж совпадение…
- Что эльф забыл в городе некромантов? – Хэль, стараясь не обращать внимания на причитания хозяйки, перевёл взгляд на эльфа. Он всё ещё ему не доверял и ждал проблем от своего решения.
- Могу задать вам тот же вопрос, - спаситель пожал плечами и прошёл в дом гордо, легко и уверенно, направившись сразу к очагу и откуда-то раздобыл по дороге бутылку с горячительным.
Знахарка отсчитывала эльфов – Хэльмаарэ и Нака, как она его назвала, чаще поминая рыжим прохвостом и проблемой на её голову, чем по имени – что оба мужчины и никто из них не догадался взять девушку на руки и донести её до дома. Заметив, что один из эльфов прихрамывает, знахарка перестала отсчитывать Хэля, но смотрела на него с неодобрением.
- Воды налили! Лужи одним кругом и грязь! – нашла она другой повод отсчитать их. – Быстро за тряпку и убирать!
Два очень гордых и упрямых эльфа одновременно вскинули брови. Нак хмыкнул и приложился к бутылке за что отхватил упомянутой тряпкой от хозяйки, а Хэльмаарэ решил не испытывать судьбу и быстро нашёл ведро и воду.
- Пойдём наверх, девонька, переоденем тебя, - с Нувиэль знахарка говорила ласково, чем явно обделяла двух эльфов, драивших пол.
Услышав про второй этаж, куда знахарка должна пойти вместе с Нувиэль без присмотра, Хэльмаарэ вспомнил, почему они здесь оказались. Тряпка плюхнулась в ведро, расплескав воду. Эльф не проверил, не плеснула ли она случаем в лицо Наку, которому вместе с ним пришлось заниматься уборкой.
- Она не пойдёт.
Слова Хэльмаарэ удивили знахарку – что, значит, не пойдёт?
- Принесите вещи сюда. Мы отвернёмся.
Хэльмаарэ не хотел, чтобы Нувиэль оставалась в мокрых вещах, но и отпускать её одну – тоже.
- Ох и ревнивый у тебя муж, девонька, - вздохнула знахарка. – Иди к огню. Я скоро вернусь, - мягко подтолкнув эльфийку в спину, знахарка недобро зыркнула на эльфов. – Вернусь – чтоб всё блестело!
Нак прыснул, но под взглядом знахарки начал усерднее тереть пол. Хэльмаарэ проводил знахарку взглядом, убедившись, что она тайком не тащит за собой принцессу, и вернулся к работе, постоянно прислушиваясь к шуму наверху и присматриваясь к лестнице, окнам и двери, чтобы никто не нагрянул к ним нежеланным визитом. Он и хозяйку не хотел оставлять без присмотра, опасаясь, что помощь и доброта не бывают безвозмездными.

+1

3

Шок от купания в ледяной реке настиг Нувиэль не сразу, но, когда наконец-таки сковал тщедушное тельце, перемешался с ни с чем нескрываемой стыдобой. Пока бездомный спаситель вёл их по узким улочкам, пролегающим под скошенными стенами домов, Нувиэль то пыталась представить, много ли разглядел он у случайной знакомой, то гнала прочь кощунственные мысли. Оказавшись в тепле, в доме у знахарки, она не почувствовала себя лучше — Нувиэль бил самый настоящий озноб, а полупрозрачная рубашка, доставшаяся ей от Хэльмаарэ, неприятно липла к телу. Переминаясь с ноги на ногу, Нувиэль продолжала дрожать, пока зуб не попадал на зуб, и что-то тихонечко мямлила, отвечая расторопной хозяйке. Оказавшись перед огнём, она обхватила себя за плечи и начала раскачиваться в разные стороны, сдерживая затаившийся в горле кашель. Ей не хотелось расстраивать Хэля ещё и тем, что она, дурочка безмозглая, умудрилась заболеть. Возражать на предположение знахарки о том, что Хэльмаарэ — её муж, Нувиэль тоже не стала, только покраснела совсем и перестала даже смотреть на телохранителя. Мысль, посетившая её столь недавно, о том, что её верный пёс влюблён в неё, оттого и последовал вслед за своей принцессой на край света, понимая, что такое вольнодумие грозит ему виселицей, ещё не успела выветриться из головки принцессы. Зато выцветала краска.
Знахарка вернулась совсем скоро, неся простенькое льняное платье, на которое надевались шерстяной передник и кофта на завязках. Грозно посмотрев на обоих эльфов, ползающих на карачках по полу, хозяйка ещё раз хлестанула Накилона по голове, отругав за то, что неблагодарное исчадие Бездны оставляет разводы, поджала губы при взгляде на Хэля и загородила собою Нувиэль. Прежде, чем принцесса успела пикнуть хоть одно слово, хозяйка начала обтирать её полотенцем, а после внимательно следить, чтобы ни один из эльфов и не подумал полюбоваться на юную красоту.
Нувиэль юрко справлялась с платьем, которое совсем недавно не смогла бы надеть сама. Как только с одеждой было покончено, знахарка усадила её в кресло и вручила в руки чашу с травянистой наваристой жидкостью. 
Пожалуйста, позвольте ему отдохнуть, — взмолилась Нувиэль, сделав глоток и глядя на хозяйку широко распахнутыми глазами. — Несколько дней тому назад его ранили и он ещё не успел оправиться. Ему нужен покой и отдых. Я... я сама вымою пол, кастрюли, чашки, стены, потолки — всё, лишь бы отблагодарить вас за вашу доброту.
По выражению лица хозяйки стало сразу понятно — никакие полы драить Нувиэль она не разрешит. Позади раздалось фырканье, похожее на смех — кажется, исходил он от Накилона.
Вот так ты рождаешься принцессой эльфов, а как душа просит приключений — начинаешь драить полы в городах некромантов.
И... вашему дорогому знакомому тоже, он нас спас, — поспешно добавила Нувиэль, чувствуя, как её захлёстывает вина. Ведь без этого самого Накилона неизвестно, выбрались бы они или нет.
— Ничего-ничего, — покачала головой хозяйка, — не переживай за них, девонька. Они парни крепкие, от уборки с них не станется. Но муженьку твоему новая рубашка не помешает, — знахарка удручающе покачала головой, — как тебя зовут, девонька?
Её голос был полон ласки, заботы, доброты и нежности. После заплыва в ледяной реке, казалось, она забыла, что такое тёплая уютная комната.
Миримэ, — представилась Нувиэль вымышленным именем. И зевнула, понимая, как сильно хочется ей спать.
Знахарка вновь скрылась — на этот раз, отправившись за рубашкой для мужчины.

+1

4

В жилете на голое тело Хэльмаарэ чувствовал себя, как товар «Дома леди Генриетты» - одного известного в узких кругах борделя. На первый вид заведение походило на обычную таверну для господ, обставленную по последней моде. Вход в неё был дорогим и чаще всего по приглашению. Работали они с утра и до глубокой ночи, принимая посетителей, угощая их изысканной выпивкой и чаем, собранным с эльфийских полей в начале весны. Сразу и не заметишь, что в этом заведении что-то не так, но знакомых и проверенных посетителей приглашали в отдельные комнаты, где им подавали самые изысканные блюда и напитки, предлагали сыграть в игры, поговорить об искусстве, литературе, картинах, музыке, а после в компании прибавлялась красивая и образованная эльфийка или эльф, который прислуживал им, пока гость не изволит уйти. В одном из таких борделей он оказался с Нувиэль, когда они бежали из столицы, и Хэльмаарэ, увы, пришлось показать её вторую сторону красивого заведения – бордель.
Лучник, как и обещал, не смотрел в сторону Нувиэль, пока хозяйка помогала ей переодеваться в чистое и сухое платье, а заодно следил за одним рыжим эльфом, который пару раз, отвлекаясь от работы, пытался глянуть в сторону девушки. За порывы души и тела Накилон получал по боку или по руке мокрой тряпкой уже от Хэльмаарэ, а потом привычно отшучивался, мол, больно ему надо смотреть на девицу – и так всё увидел, когда она из воды вышла, будто фалмари из пены морской, светя всеми плоскостями и выпуклостями.
Убираться в жилете было неудобно, а уж со старой раной, встревоженной ночью и бегством, и дракой, и купанием в ледяной воде, Хэльмаарэ решил, что лучше без него. Оставив мокрую вещь на спинке стула, эльф докончил с уборкой, смыв все следы, которые наставили незваные гости, и перевесил жилет ближе к огню, чтобы быстрее просох, раз уж они остались в чужом доме.
- Марэ, - представился эльф, когда сверху донёсся голос удаляющейся знахарки, интересовавшейся именем «ревнивца».
Знахарка то ли не расслышала его ответ, то ли решила не отвечать. Хэльмаарэ не стал уделять этому внимание. Он остановился рядом с Нувиэль и тронул её лоб, прикрытый прядями подкрашенных волос; к ним уже возвращался их природный огненно-рыжий цвет. Лучник беспокоился, что принцесса могла заболеть из-за купания в ледяной воде и прогулки по ночному Пантендору, но очень быстро проблемы увеличились в масштабе, стоило заговорить одному эльфу.
- А обманывать нехорошо, - заметил Накилон, швырнув тряпку в угол.
Хэльмаарэ перевёл на него вопрошающий взгляд, и спаситель объяснился:
- Я слышал, как ты назвал её Нувиэль. Там, в море.
В голове лучника все события пролетели вихрем. Он вспомнил момент, когда в панике допустил ошибку и позвал её настоящим именем. Мысленно ругнувшись за собственную неосторожность, Хэльмаарэ нахмурился.
- Почему ты привёл нас сюда?
Накилон хмыкнул.
- Я привёл вас сюда, потому что вас преследовали, а вы явно не в состоянии уйти от погони или избавиться от неё своими силами. И я не знахарь, чтобы помочь тебе или ей.
Эльф успел протрезветь с первой встречи, но Хэльмаарэ постоянно казалось, что он что-то недоговаривает, а иногда будто бы находится мыслями в другом месте.
- Мне до сих пор непонятно, зачем это тебе.
- Мне тоже, - Накилон пожал плечами и сел на лавку рядом с камином. Капюшон он натянул на лицо, создавая вид, что собирается спать прямо здесь.
Несмотря на то, что этот парень расслышал настоящее имя Нувиэль, он, кажется, не понимал, кто перед ними или понимал, а потому помогал им. С какой целью – Хэльмаарэ не знал, но пока у них с принцессой не было другого выбора. Или остаться здесь или погибнуть где-то в подворотне. Он уже понял, что дома иш’Синдэ очень интересно, где находится эльфийская принцесса и какую выгоду можно с этого получить.

0

5

И всё-таки эти новые знакомцы приносили Накилону лишь проблемы – одна только растоптанная, в прямом  смысле этого слова, рука, а вместе с ней и гордость, чего стоила. Надо же было ему оказаться именно в том переулке, именно в этот злосчастный вечер. Он не исключал и того, что сам виноват во многих обстоятельствах, но иногда каждому хочется просто напиться и забыться. Это его никак не оправдывало и уж тем более не добавляло стати, но что сделано, то сделано. Всё-таки он живое существо и слабости тела могут изредка перевешивать мораль и здравый смысл. Особенно сейчас, когда он очень смутно помнил самого себя и мучился от головных болей высшего, по его мнению, порядка!
    Эльф поёжился, сидя на лавке. Зачем он помогал им? Всё просто – именно сейчас так сложились обстоятельства. Наку не нравилось быть заложником ситуации, но не всегда всё идёт так, как того хочет отдельная личность. Да и раз уж начал, то и бросать всё на полпути совсем не дело. Конечно, мужчина понимал, что доверием к нему не пышут. Оно ему и не нужно. По крайней мере, сейчас. Он приложился к той самой бутылке, которую добыл по дороге. Опустим то, как, где и у кого эльф изъял данный напиток. Опустим и то, зачем Нак её решил раздобыть. Он ясно понимал, что привычки напиваться до беспамятства у него нет, но от одной бутылочки от него не убудет.
    Пока Нак рассуждал про себя о том, что происходило и о том, что происходит, хозяйка домика спустилась с новой партией сухой одёжки, коея, судя по всему, не полагалась давнему приятелю женщины. Ну, что ж, и без неё вполне неплохо. В каком-то смысле в мокрой, липнущей к телу одежде есть свой шарм… Голова после столь резкого охлаждения рук, ног и всех остальных частей, прояснилась, но место «старой» раны неприятно пульсировало, напоминая о том, что Накилон всё-таки не всемогущий и не бессмертный, а запёкшаяся кровь, будто шептала: «не стоит так яро геройствовать».
    — Вот, накинь уже, не щеголяй с голым торсом по дому, — женщина выдала ту самую рубаху, за которой и отправилась наверх, длинноухому, — не хватало ещё на мою голову, чтобы вы тут с простудой из-за переохлаждения слегли.
    «А я, значит, слягу от переохлаждения – ничего страшного. О Алиллель…» — своим же мыслям ухмыльнулся рыжий. Он бы мог использовать заклинание, чтобы согреть себя, но ему не хотелось без особой необходимости прибегать к этому. Ситуация уже давно не критическая, так зачем распылять свои силы на то, чего можно добиться и стандартными методами?
    Он наблюдал за парочкой, всё-таки то имя, которым Марэ назвал девчонку, было для него не ново, где-то он его точно слышал. Да и она сама вызывала в нём какое-то странное ощущение тепла, будто напоминала кого-то – опрометчивые поступки, едва проступающие рыжие локоны, юная девчонка, которой хотелось явно большего, чем было позволено. Накилон всё дальше уходил в себя и слегка отключался от реальности, следуя за своими мыслями. Быть может он бы смог даже ухватиться за них и вспомнить, что же или кого же ему напомнила эльфийка, если бы не одно но…
    — Так! – громкий хлопок где-то над ухом вернул его в реальность, — ребятки, рассказывайте всё – лечить будем ваши руки, ноги, головы…
    — Особенно головы! — отхлебнув и откинув бутылку, Накилон язвительно заключил, что головушки «ребятам» стоило бы подлечить в самую первую очередь. Он не обделял и себя в этом высказывание. Уж кому-кому, а ему с головой давно подружиться стоит – сидит в мокрой одежде, так ещё и мокрым плащом поверх укутался. То ли глупость, то ли храбрость, — хозяюшка, может, едой нас побалуешь горячей? А потом мы весело поболтаем.
    Накилон всё-таки скинул плащ и рубаху поближе к огню, чтобы просушить их. Ему пощеголять голым торсом можно, кто ж скажет слово против? А ведь и сказали, и указали, и отправили на второй этаж за тем, что можно накинуть. Возмутительно – самое слабое слово, которым эту ситуацию можно описать.
    Что происходило внизу, пока Нак рыскал «на верхах», ему неизвестно, но то, почему женщина не принесла ему рубаху, стало ясно – ему пришлось накинуть какой-то странный халат, за неимением иных вариантов. Благо халат был почти в пол, и ему можно было без особых угрызений совести снять и штаны. А совесть у Накилона была, кто бы, что не говорил.
    Спустился вниз он уже к тому моменту, когда и «ревнивцу» было выдано что-то горячее, ярко пахнущее травами, а на огне грелась похлёбка.

+1

6

Хэльмаарэ с благодарностью принял рубашку, и под взглядом Нувиэль – слишком обеспокоенным его состоянием – быстро натянул её на себя, стараясь скрыть гримасу боли на лице. Эльфийка понимала, что рана, загноившись, создаёт много проблем. Своими силами они не смогли должным образом ухаживать за ней, именно поэтому Хэльмаарэ так торопился вверить её в руки её семьи. Купание в холодной воде не пошло эльфу на пользу уж точно. О себе она не переживала и, греясь у очага, сидя на лавке, Нувиэль следила за Хэлем, не слышала разговора – все её мысли занимал именно лучник и ничего другого. Она не чувствовала ни тепла, ни холода, ни колкости чужих вещей не по размеру. Хозяйка дома побеспокоилась, чтобы эльфийка смогла как следует отогреться, а заодно не светить телом в обществе двух мужчин.
- Со мной всё в порядке, - отмахнулся Хэльмаарэ. – Позаботьтесь о Миримэ.
Нувиэль нахмурилась.
- Загноившаяся рана – это «в порядке»?
Эльфийка не скрывала недовольства. Неприятное напряжение повисло между ними и ощущалось в воздухе. Хэльмаарэ даже за пределами королевского дворца не мог избавиться от обязательств телохранителя – заботиться о принцессе в ущерб себе, но здесь не было ни дворца, ни её матери, ни какой-либо существенной угрозы её жизни. Если не считать преследователей. Простуда – это не угроза!
Хозяйка решила взять всё в свои руки.
- Это тебе горячее, - она вручила в руки Накилона пустое ведро, - на улице наберёшь. Там колодец есть.
На похлёбку это не походило.
- А ты, давай, не егозь – показывай, что у тебя там под тряпками, - она сурово посмотрела на Хэльмаарэ, засучивая рукава рубахи. – Смогу – помогу, не смогу – лопату дам твоей жене.
Нувиэль стало не по себе от такого юмора – это же был юмор, да?.. – но она ничего не сказала, а только надеялась, что жажда жизни и здравый смысл у эльфа не выветрились с горячкой.
- А ты мне лоскуты подай, - не оборачиваясь к эльфийке, бросила хозяйка, поторапливая её взмахом руки, - да новые нарви! Не целую же тряпку, а! Непутёвая какая у тебя, - вздохнула без злобы женщина, продолжая возиться с осмотром раны. – Ба! Да ты помереть тут решил, ушастый! Сам дурак и девку помучить решил? Башка дурья, - отсчитывая, она оглянулась, пытаясь решить, кого в этот раз работой завалить. – Котелок с водой в очаг. Да поленья подбрось! Живее-живее! И лоскуты в него! Да все кидай, не по одному! Горе мне в с вами…
Нувиэль старалась всячески угодить хозяйке. Она забыла, что, в отличие от одежды, никакой обувь ей не дали – так и бегала босиком, подавая то лоскуты, стараясь нарвать ленты нужного размера, то таская корзину с как-то разнотравьем непонятного ей происхождения. Всё, что угодно, только бы Хэльмаарэ позволил себя обработать. Так торопилась в очередной раз, что даже налетела на их спасителя – и ведь даже имя его забыла!
- Прости.

+1

7

Ну конечно всё снова пошло через одно место. Ни еды, ни воды, вместо этого Накилона припахали. Пустое ведро вместо того, что могло согреть тело и дух и направление в сторону улицы за водою благодатной  – вот что получил эльф в благодарность за то, что сделал. Его будто мальчишку какого шпыняют и указывают, что ему делать. Он бы помог и если бы по-человечески попросили, но вот от такого отношения хотелось кинуть это ведёрко где-нибудь в переулке, да пойти восвояси, куда глаза глядят. Однако, Накилон был благодарным и благородным, во-первых, эта женщина спасла ему жизнь, откачала и выходила, он мог позволить ей что-то такое, пока та не злоупотребляет слишком сильно – в этом была его благодарность. Во-вторых, он не мог просто бросить людей, с которыми был повязан хорошей потасовкой и совместным купанием, после такого, он, как приличный мужчина, обязан женитьс… сделать всё, что в его силах, чтобы потом его не мучила совесть – в этом была его благородность.
    Накилон направился на холодные улицы города, который одарил его пока лишь суровыми знакомствами с не самыми дружелюбными личностями и парочкой проблемных любовничков, которым явно стоило бы найти хорошего покровителя. Забавная картина открылась бы проходящим мимо – довольно высокий и статный мужчина со взлохмаченными алыми волосами, ниспадающими по тонкой линии явно женского халата, вытаскивает из колодца ведро с водой, тихо насвистывая странный мотивчик.
    Не успел он зайти внутрь и пройти чуть дальше в дом, как на него налетела «Миримэ». Он, конечно, мужчина, что уж тут скрывать, видный, но не так сразу, да и не при таком количестве свидетелей в объятья к другому бросаться. На всякий случай Накилон девушку всё-таки немного придержал, а то ещё запнётся за собственную же ногу.
    - Занозу не посади, а то сляжешь рядом со своим ненаглядным, - шутки шутками, но естественно, от одной занозы подобной жути быть не могло, но так сильно запустить, это ж как он у неё старался? Даже Накилона передёрнуло от того, что он увидел. Сила воли хмурного безусловно достойна похвалы, но довести до такого… тут уж только сочувствовать можно, это же насколько он подохнуть хочет, - не носись ты так. Успокойся, суета погоды не сделает. Она женщина, конечно, страшная, но не съест же, - сарказмом в его словах и не пахло, но и особо серьёзным тон его не был.
    Торопливость и суета делают только хуже, так казалось Наку, но люди любили это дело – спешить и других частенько подгоняли. Конечно, есть ситуации, когда нужно действовать моментально, но даже в них от суеты одни лишь проблемы. Откуда он это знал? Просто знал. Интуиция или память вкупе с интуицией, ему говорили, что это так. Доверять себе – первое, чему обязан научиться каждый. Накилон никому не доверял больше, чем себе, особенно сейчас, когда помнил даже этого самого себя не особо ярко.
    - На что только надеялся? – поминая всех богов, каких помнила, лекарь продолжала ругать и отчитывать парня, - благо, если всё обойдётся, но ты можешь и без ноги остаться и это ещё не в самом худшем случае.

+1

8

- За-нозу?.. – растерянно переспросила Нувиэль, хлопая глазами, и не понимая, что эльф имеет в виду. У неё из головы вылетело, что ноги босые. Первым делом она подумала, что эльф имел в виду именно себя, а как можно заработать заноз с чужого тела? Глупая мысль, как повелось, не задержалась в голове надолго. Эльфийка быстро вспомнила, что занималась помощью старухе, имя которой то ли забыла, то ли не спросила. – Это… это из-за меня, - сокрушенно добавила Нувиэль, когда спаситель пожурил её.
Она не стала ничего уточнять, но немного успокоилась и перестала бегать по чужому дому, как белка в колесе, которой раскалённую кочергу сунули под хвост.
Рана Хэльмаарэ выглядела плохо. Даже без лекарских знаний Нувиэль понимала, что лучник скрывал от неё ужасную правду. Края раны успели воспалиться. Тонкая и болезненная коротка на ране из-за купания в воде отошла сразу вместе с повязкой, как только женщина потянула её за край. Хэльмаарэ глухо рыкнул и, заметив взгляд девушки на себе, попытался при ней держаться. Испарина на висках выдавали его, как и холодный пот на коже. В свете очага он слабо поблёскивал.
- Ноги для лучника – не главное, - отшутился Хэльмаарэ и ахнул, когда лекарь, словно специально, приложила к ране тряпицу, аккуратно очищая её.
- А голова – вообще не положена, - ворчливо поддакнула женщина, не отрываясь от работы.
Нувиэль всё пыталась устроиться поближе, чем только раздражала и мешала.
- Да не сиди ты тут! – рявкнула на неё хозяйка. – Свет закрываешь! Поди вон там, - она дёрнула плечом вместо руки, показывая направление, - под полотенцем хлеб, а правее – сыр. Да не мне! Рыжему дай. И себе возьми. И не перечь!
Работа по дому была явно не по Нувиэль. Всем этим всегда занимался Хэльмаарэ. Она только сейчас поняла, что за всё время их путешествия так и не научилась самому простому. Даже приготовить скудную похлёбку и то не могла. Да и нож у хозяйки дома был большим, широким, не то что во дворце столовые приборы, которые подают к уже готовой пище. Но за работой было лучше. Нувиэль, пусть и думала о Хэльмаарэ и о том, выживет ли он, но кое-как смогла отрезать и ломоть хлеба – толстый, но ровный – и кусок сыра. Самой кусок в горло не лез, но эльфу она протянула и то, и другое, как велела хозяйка.
Целительница изрядно повозилась, приводя рану эльфа в порядок. Не выбирала выражений, когда чихвостила то одного, то другого. Сама упарилась и устала, когда наложила последнюю повязку, и полезла к ведру с водой, омыла руки, лицо, шею, вышла на улицу и выплеснула грязную воду на землю и только потом поставила новый котелок с водой на огонь.
- Ни за ранами ухаживать, ни жрать не умеете, - вздохнула женщина. – Горе мне с вами.
На столе появились кружки – все разного размера и формы – в них женщина разлила травяной отвар, сваренный в котелке, а потом взялась за еду.
- Ну, рассказывайте, какой демон за вами гнался, что вы едва живые пришли мои запасы переводить.
Нувиэль при этих словах стало не по себе. Хэльмаарэ явно с трудом сидел за столом и даже не пил отвар из кружки. Она привыкла полагаться на него, но эльф молчал, словно бы не слышал вопроса.
- Настырный жених, - выдавил из себя Хэль.

+1

9

Попытка заглушить чувство вины, забывшись в уходе за пострадавшим? Нак пожал плечами, это было не его дело, если ей так хочется этого – её право. Однако, парень явно имел и свою голову на плечах, что-то подсказывало рыжему, что не винит её благоверный в том, что валяется сейчас едва живой.
    К комментарию о ненадобности головы Накилону даже добавить было нечего – право слово, мысли его прочитали. Нак наблюдал за действом разыгравшимся перед ним, ребятки явно не привыкли к тому, чтобы ими командовали, да ещё и так резко. Когда же Миримэ взялась за нож, ему и вовсе стало не по себе, такое чувство, будто она его видела впервые в своей жизни и не знала, с какой стороны подойти к этому прибору. Длинноухий бы и помог, но, во-первых, это выглядело забавно, а, во-вторых, отбирать возможность познакомиться с новым не очень-то и хорошо. Протянутый бутерброд выглядел не так словно его сделал гений кулинарии, но вполне съедобно. По лицу девушки Нак понял, что если она и поест, то едва ли еда задержится внутри надолго. Лучше уж пусть сначала хоть немного успокоится.
    Ещё раз взглянув на раненого знакомца, от которого уже отошла «злющая» старушка, он сделал один простой вывод – забота о своём теле это очень важно. Если ты не можешь позаботиться о себе, то как позаботишься о ком-то ещё? Эта нелепая геройственность и самоотверженность удел либо глупцов, либо тех, кто осознаёт, что это последнее, что они вообще могут сделать, то есть тех, кто оказался в отчаянном положении.
    - Боже-боже! – она всё же оставалась женщиной, и такие сюжеты ей были явно по душе, - это что же получается, из-под венца сбежали?
    То ли у старушки глаза загорелись, то ли у Нака глюки на фоне головных болей появились. Ему не особо хотелось обдумывать, что из этого правда – живое существо порой так тяжело понять.
    - У вашего настырного жениха неплохие финансы и связи, а может и положение, судя по тому, что он разбрасывается наёмниками, - личность данного персонажа не особо интересовала эльфа, по крайней мере, пока. Купец, мелкий аристократ или не мелкий аристократ – это мог быть кто угодно, если поверить в такое оправдание преследованию. В любом случае, что было точно понятно в этой ситуации, так это то, что просто так этот загадочный «настырный жених» от них не отвяжется, и что же они собираются с этим делать? Долго бегать у них явно не получится, - готов голову дать на отсечение, - естественно, он говорил не о своей голове, - что вы не собираетесь бежать на край земли, лелея глупую надежду, что там-то он от вас отстанет. Да и о каком побеге туда сейчас вообще может идти речь, - он недвусмысленно поглядел на Марэ, - в любом случае, когда этот ваш настырный женишок поймёт, где вас искать – лишь вопрос времени, а его-то как раз и не хватает.
    К чему всё это было? Накилон не особо осознавал масштабов происходящего. Хотел ли он в это ввязываться? В идеале – нет. Однако, если всё не так просто, как может казаться на первый взгляд, то есть все шансы, что дать заднюю сейчас он просто-напросто не сможет.  Его видели в компании этих двоих, пусть и пьяницы, но видели. Если кто-то из тех наёмников всё ещё жив, то его запомнили. Все эти «возможно» складываются в тот неприятный факт, что его путь домой может быть слегка омрачён. Он хотел учитывать его, чтобы минимизировать все риски. Было ли в этом что-то ещё? Было, но это сейчас не было достойно рассмотрения – мелкая сентиментальность, не более.
    -  Итак, куда же вы собираетесь бежать? - он всё ещё помнил подозрительность во взгляде Марэ, но лучше уж прямо говорить, чем пытаться идти окольными путями, давая ещё больше поводов для ещё больших подозрений.

Отредактировано Накилон (24-08-2021 16:34:53)

+1

10

При упоминании «жениха» Нувиэль стало не по себе. Она не хотела становиться разменной монетой, хотя понимала, что рано или поздно мать подберёт ей удачную – на свой взгляд – партию. О браке по любви никто не говорил. У королевских особ – это всегда выбор положения, статуса и выгоды. Другого не дано. То, что делал род иш’Синдэ – прямое тому доказательство. За счёт её положения они пытались возвыситься, но даже так – это преступление. Неужели, они решили, что королева позволит им жениться на ней? Это же абсурдно!
Может, на самом деле они преследовали другие цели? Шантажировать королеву и принца? Отомстить им? Избавиться от членов династии, чтобы Мираэль сдалась и отдала королевство в руки другого рода?
Нет. В отличие от Хэльмаарэ принцессу точно не пытались убить. Зачем-то она нужна им живой и невредимой.
- Никто не собирается бежать, - Хэль высказал неприятную мысль, но они уже это обговаривали. – Девушка вернётся к своей семье.
Про себя Хэль ничего не говорил, потому что не был уверен, что доживёт до этого дня, а если и да, то итог один – он угодит на виселицу в столице.
- Она должна дождаться приезда своего брата, - Хэльмаарэ точно не знал, когда это произойдёт, но надеялся, что королева уже получила его письмо и смогла что-то предпринять. Он надеялся, что эльфийка не засомневается в достоверности письма и не примет его за ловушку. Иначе… иначе он не сможет своими силами защитить Нувиэль. – Нас двоих скорей всего будут искать, но если она сможет остаться здесь, у вас, до приезда её брата, то я постараюсь разобраться с проблемой, - Хэль поднял взгляд на Накилона, отчего-то надеясь, что здесь им помогут, предоставив временное убежище. – Торговый корабль поплывёт в Эденвел послезавтра. До этого времени у них есть шанс поймать её. В Эденвеле… её сможет защитить семья.
Хэльмаарэ не хотел признавать этого, но он был слишком слабым, чтобы и дальше заботиться о девушке. Путешествие на край света – это подростковая забава, которая была рискованной с самого начала, и он думал, что кто-то, прознав о побеге дочери королевы, решит этим воспользоваться. Это и случилось. Теперь он должен всё исправить.
- Мы можем встретиться с ним и поговорить, - предложила Нувиэль, не особо рассчитывая на то, что Хэльмаарэ согласится. Он с самого начала не хотел идти на сделку. Не без основания.
Нувиэль не хотела подвергать их опасности.

+2

11

- Именно это я и хочу сделать, - добавил Хэль вслед на предложение Нувиэль. Заметив приподнятую бровь Накилона, он добавил: - Один.
Он догадывался, что такой вариант не понравится Нувиэль, но он слишком устал, чтобы спорить с ней и пытаться переубедить. Хэль знал, что идти в логово врага – безрассудно и опасно. Он даже не исключал того, что его или сразу убьют, как только поймут, что пытать, где он спрятал принцессу, бесполезно, или же попытаются шантажом выманить эльфийку. Полагаться на незнакомого эльфа, встреченного ночью на улице – не менее рискованный шаг с его стороны. Хэльмаарэ всё ещё прислушивался и присматривался, опасаясь, что прямо в это мгновение, пока они распивают отвар, к дому целительницы уже подбираются наёмники и люди иш’Синдэ.
- Ты или отчаянный или дурак, - вздохнул Накилон.
«И то, и другое», - он даже в мыслях не стал это отрицать.
- Еды на пару дней у меня уж как-нибудь хватит, - вмешалась в разговор хозяйка дома, поставив перед эльфами дощечку с нарезанными на ней ломтями хлеба и сыра, да добавила к ним немного солонины. – А вот штопать ваши раны – извольте, слишком дорого, - она хмыкнула и отошла от стола к соседней лавке, у стены. Там стоял крытый сундук, который Хэль сначала не приметил. Открыв его, женщина достала из него пару тёплых одеял и вручила одно из них Нувиэль. – Наверху комнатёнка есть. Переночевать сгодится, - обратилась она к девушке. – А эти двое пусть тут ютятся. Тепло. Сухо. Не развалятся.
- Я… - Хэль попытался вставить слово, поразившись решительности целительницы оставить их у себя на ночь.
- Коли не муж – так нечего «якать»! – перебила его женщина и посмотрела на него так, что у эльфа, ешь он сейчас, ком хлеба встал бы в горле как камень. – Что ж ей… с вами, оболтусами, в одной комнате спать? Я уж за ней присмотрю.
Хэльмаарэ с самого начала не нравилась затея оставлять девушку одну. Он должен был следить за ней, даже тогда, когда казалось, что он не имеет права порочить её честь. Он же не собирался спать с ней в одной постели или на одном тюфяке. Сгодилось бы место у её постели, поближе к двери или окну, чтобы в случае опасности заметить её как можно раньше.
- А меня-то за что на лавку с ним?! – возмутился Накилон, явно недовольный решением целительницы.
Женщина ничего не сказала. Хватило одного её ястребиного взгляда, чтобы Нак нахмурился и, бормоча себе под нос ругательства, отвернулся и яростно откусил кусок солонины. Спорить он больше не собирался.

+2

12

- Один ты не пойдёшь! - возразила Нувиэль. Геройство  - безусловно, чудесная вещь мироздания, но сейчас крайне бесполезная. У принцессы были свои соображения на счёт их преследователей, но она видела, как сильно вымотался Хэльмаарэ, - и все свои возражения прибереги до утра! А сейчас лучше поешь, - и подовинула к нему еду.

  Живой и отдохнувший телохранитель принцессе нужен был куда больше, чем эльф, находящийся при смерти. Самой тоже было бы неплохо поесть, то только от одного вида продуктов Нувиэль начинало мутить.

  Её очень беспокоило, что двух незнакомцев так радушно и безоговорочно приняли, хотя раньше Нувиэль не придала бы этому значения. Во дворце ей всегда были рады, но здесь, во внешнем мире, каждый угол оказался напичкан враждебными взглядами. И если бы только ими. Дева подняла глаза на их нового знакомца, потому что ключ к разгадке был именно в нём. Но тот лишь молчал и не хотел идти на диалог, видимо, задаваясь теми же вопросами. Впрочем, Нувиэль и сама порядочно устала, чтобы пытаться разобраться. Мироздание подарило им краткую передышку, глупо было бы её упустить.

  Между тем хозяйка дома уже устроила всё для ночлега. Нувиэль увидела попытки возражения со стороны Хэльмаарэ, ей самой не нравилась идея, что они будут спать на разных этажах. В её голове уже было понимание, что в этом есть и сильные стороны, и слабые, но один выбор всё равно перевешивал другой.

- Простите, но Марэ прав! - Только эльф ошибался, думая, что следить надо за Нувиэль. Она сама считала, что присмотр нужен больше за Хэлем, да и втроём при нападении у них будет больше шансов. Ещё эльфийка попросту чувствовала себя в большей безопасности, находясь подле телохранителя. И всё это было украшено опасениями, что Хэльмаарэ попросту уйдёт в ночи исполнять свой долг и план, не считаясь с мнением своей госпожи. - Я останусь здесь, внизу! С ним. - Она была в своём решении непоколибима и твёрдо посмотрела на женщину.

- Воля ваша, - внезапно никто не стал спорить. - И чтобы никаких непотребств здесь! - Жёстко отрезала хозяйка.

- Обещаю, - ответила Нувиэль. И добавила через несколько мгновений. - И спасибо. Огромное вам спасибо!

- Я уж точно прослежу! - послышался голос Наки, за что бы награждён испепеляющим взглядом принцессы.

Нувиэль села рядом со своим телохранителем. И очень внимательно на него посмотрела. Ей многое хотелось сказать и обсудить, но она понимала, что главное сейчас - это отдых.

- Тебе нужно отдохнуть и поспать. Не спорь. И если понадобиться - это приказ, ты понял?

Отредактировано Нувиэль ди'Кель (28-06-2022 10:09:32)

+2

13

Хэль едва не выдохнул с облегчением, когда Нувиэль поддержала его, а хозяйка сменила решимость запереть эльфийку в отдалении от двух мужчин - один из которых ей по легенде приходился не то мужем, не то близким другом – на добровольную сдачу её в руки последнего. Если бы Нувиэль была самой обычной девушкой, а не принцессой, то он бы со спокойной душой вверил её в руки хозяйки, не думая, что где-то подвох, но Нувиэль не была обычной девушкой. Она принцесса Гвиндерила, и он должен защищать её.

«Защищать…»

Сейчас это казалось чем-то невозможным. Он измождён. Загноившаяся рана, пусть и очищенная стараниями знахарки, лишила его сил. Купание в холодной воде и драка в переулке не добавили бодрости и здоровья. Он хотел спать, но знал, что не имеет права на отдых, пока существует угроза для принцессы. Проклятые иш’Синдэ не остановятся, пока не найдут девушку. Она нужна им. И где фойрров Айрэн, когда он так нужен? Чем занята королева?

От усталости накатило раздражение, но на злость Хэля уже не хватило. Он потёр лицо и с нескрываемым недовольством, хмурясь, посмотрел на Накилона. Он собрался спать с ними, хотя у знахарки была комната наверху? Разве он не спал в лучших условиях, пока не притащил с собой двух внезапных гостей? Третьего Хэльмаарэ точно посчитал лишним, и хотел бы остаться с Нувиэль наедине – так спокойнее.

- Отдохну, - пообещал эльф, но не уточнил когда.

Он должен потянуть время до приезда принца, не давая иш’Синдэ подобраться к Нувиэль, но не имел ни малейшего понятия, как это сделать, не рискуя её жизнью. Что мог один лучник-калека против обученных наёмников? Он даже не был магов. В отличие от этого странного красноволосого парня, который отдалённо казался ему знакомым. Вот только откуда?

- Что? – недовольно спросил Накилон, заметив взгляд на себе.

- Рожа твоя разбойничья смущает, - парировал Хэль, не подбирая слова для их с Нувиэль спасителем. – У тебя же в доме своё место было, наверху, нет?.. Или знахарка и тебя выгнала к очагу, чтоб много места не занимал?

Накилон промолчал, что в последнее время он возвращался не таким трезвым, как сейчас, а потому дальше лавки не добирался, а уж после того, как в последний раз явился и наделал шуму среди ночи, так и вовсе получил нагоняй от хозяйки и обещание в следующий раз выгнать в холодную ночь, а на его место взять дворнягу – пользы больше, шума меньше.

- Мне и тут хорошо.

Эльф улёгся на лавке с видом того, кто не собирается никуда уходить.

Хэль шумно выдохнул. Придётся мириться с соседом. В конце концов, именно ему они благодарны за спасение. Вспомнив про купание в ледяной воде, эльф перевёл взгляд на девушку. Состояние Нувиэль заботило его намного больше, чем собственное.

- Устраивайся поближе к очагу. Там теплее, - обратился он к ней, выдавив из себя слабую улыбку. – Я останусь тут.

«Тут» - это напротив Накилона, чтобы следить за ним, и за входом, и за лестницей, ведущей наверх. Об удобстве не шло никакой речи. Тёплое одеяло он накинул на плечи девушки, а второе… кинул на Накилона. В воздухе одеяло раскрылось и точно упало на голову эльфу, скрыв его под полотном практически полностью.

+2

14

— Отдохну, - Нувиэль прищурилась на Хэля, но не стала ничего говорить. Она была упряма, как барашек. И более упрямым был только её телохранитель. Тем более принцесса понимала, что вряд ли у неё получится заставить Хэльмаарэ отдыхать в такой трудный час.

Слушать перепалку с Накилоном она попросту не стала, поудобнее устраиваясь в кресле у очага. Она действительно замерзла, поэтому теперь куталась в одеяло. Оказавшись в тепле и относительной безопасности, Нуви поняла, как устала и вымоталась за эту ночь. И та ещё не кончилась. Их преследователи отступили лишь на краткий миг, пока вновь не возьмут след. Вряд ли иш’Синдэ так легко отступятся, тем более вдали от Гвиндерила, всех стражников и гвардейцев. Сейчас от смертельной опасности Нувиэль отделяли лишь ветхая лачужка, Хэль и неведение их преследователей.

Внутри установилась тишина - только огонь потрескивал в очаге. Нувиэль думала, что быстро уснет, но нет. Внутри неё вился клубок из змей - сомнений, противоречий, страха. Она нет-нет, да прислушивалась, не будут ли шаги снаружи под дверью или окнами. Вздрагивала на лай собак или шарканье пьяных доходяг.

- Марэ... - Тихонько позвала она. Нуви не знала, хоть немного задремал эльф или нет, но она захотела, чтобы бы он был ближе. Ей казалось, что будь он совсем рядом, ей станет спокойнее и тревога рассеется. Да, Хэль занимал выгодное стратегическое положение, могущее помочь в разных ситуациях. Но откуда это было знать и понимать принцессе?

- Я не могу уснуть. Боюсь, что стоит мне закрыть глаза, как ты уйдёшь к иш’Синдэ. Ты ведь не сможешь меня защитить, если окажешься далеко... - прошептала Нувиэль, делясь с ним своими переживаниями. И покосилась на Наки. Он не был рыцарем в сияющих доспехах и на белом коне, его мотивы пугали принцессу. За время их путешествий она научилась тому, что не стоит доверять всем, кто тебе оказывает помощь. Очень много корыстных личностей пользовались наивностью юных дев.

  - Ты ему доверяешь? Если ты один решил идти, то бросишь меня одну? А вдруг это окажется ловушкой? И они оба работают на наших врагов?

+2

15

Его клонило в сон. Силой воли Хэльмаарэ запрещал себе закрывать глаза, но усталость сама опускала веки и дарила кратковременный – всего на пару секунд – сон, даже когда эльф убеждал себя, что непрерывно ведёт про себя счёт, чтобы точно не уснуть. Рана больше не пылала жаром и не бодрила его болью. Знахарка знала своё дело, и ничего не подмешала им в отвар. Опасения эльфа медленно сходили на нет. Он почти не видел врагов ни в ночном спасители, ни в странной знахарке, которую отчего-то занесло в светлый городок Альянса.

Голос Нувиэль прозвучал приглушённо и так тихо, что Хэльмаарэ показалось, что он ослышался. Открыв глаза, он в полутьме присмотрелся к девушке. Она всё так же сидела у очага, завернувшись в одеяло, но не спала.

«Дурной знак».

Они подолгу оставались друг с другом, что, казалось, уже отвыкли от посторонних людей. Ни общество красноволосого эльфа, ни целительницы, ни, тем более, бродящих в округе иш’Синдэ не добавляли уверенности и спокойствия этой ночью.

- Я не уйду.

«Не сейчас».

Хэль не верил, что сон и отдых вернут ему былую силу всего за одну ночь, но точно знал, что прямо сейчас скорее навредит Нувиэль, чем поможет, если отправится за пределы чужого дома в поисках проблем на голову. Он всё ещё с сомнением относился к новой компании и надеялся, что что-то изменится к лучшему ближе к утру. Получить бы какую-то весточку от королевы или принца, чтобы точно знать, что они уже спешат сюда.

Он заставил себя сесть, когда заметил взгляд принцессы на Накилоне. Тяжело поднялся, неуверенной походкой подошёл к ней ближе и опустился прямо на пол рядом с креслом. Он не видел лица Нувиэль, сидя к ней спиной, но всё так же видел и входную дверь, и лестницу, и лежавшего на лавке эльфа. Только на полу было жестче и холоднее, чем на лавке, но он не жаловался. Привык. Так он мог говорить с принцессой как можно тише.

Хэль не знал, что сказать на опасения девушки. Доверял ли он Накилону и знахарке? Нет. Верил ли, что они помогут, если иш’Синдэ лично пожалую на огонёк? Тоже нет. Он лишь надеялся, что письмо вовремя дойдёт до столицы, и что королева не станет медлить, когда дело касается её дочери. Но так ли много у них времени? До встречи с Маэром эльф думал, что ещё несколько дней протянет, сгорая в болезненной лихорадке, но всё же дождётся весточки, но теперь счёт шёл не на дни, а на часы, если не минуты… План Хэльмаарэ медленно рушился, и он не знал, что ещё может сделать, чтобы защитить девушку. Он виноват. Он не справился.

- Паршивый из меня защитник, - вяло улыбнулся эльф.

«Я не должен был забирать вас из дворца».

Он всё ещё подбирал слова, чтобы не сказать лишнего. Накилон скорее делал вид, что спит, чем спал на самом деле. Хэль многое хотел сказать принцессе, но даже сейчас не мог этого сделать, поэтому как всегда молчал, оставаясь подле неё тенью. Она боялась. Имел ли он право говорить, что тоже боится за неё или что не знает, что делать? Он всё ещё мог соврать, чтобы успокоить её, но думал, что за их короткое путешествие Нувэль всё же немного повзрослела, а потому не поверит его откровенному вранью.

«Как пилюлю не сласти, меньше горче она не станет».

+1

16

Она его всё таки разбудила. Так рьяно настаивала на отдыхе, что сама же всё и разрушила. Нувиэль прикусила губу. С тех пор, как у неё родилась идея о путешествии в чужеземные края, вся её жизнь пошла под откос. А вместе с нею и жизни тех, кого она окружала. И осознание этого факта ранило сердце принцессы ещё больше.

  Нувиэль потерла переносицу. Это была жалость. Жалость к самой себе, помноженная на страх. С этими эмоциями она почти никогда не сталкивалась и не знала, как с ними справляться. Её этому попросту не научили - дворцовый этикет, танцы, иностранные языки - пожалуйста. Даже подавлять эмоции, чтобы выглядеть кукольной принцессой... Впрочем, возможно, именно это сейчас и нужно было.

- Что? Нет, даже не думай так говорить! Ты вспомни, какой путь мы уже преодолели! За два месяца я прожила больше, чем за всю жизнь! Без тебя этого всего не было бы. Я бы даже на пределы Эденвела не смогли уйти. Ты самый лучший защитник. - Нувиэль поняла, что Хэль только что сам развеял сомнения, которые грызли принцессу. И даже не подозревал об этом. - А ещё ты самый лучший друг. - добавила эльфийка после некоторого молчания.

Впрочем, она уже была не уверена, что последние слова её телохранитель услышал. Он заснул. Не мудрено - после стольких испытаний и ран. И хорошо. Нувиэль не стала больше тревожить его своими разговорами. Ему нужно было отдохнуть, и лучшее, что сейчас могла сделать эльфийка - не мешать. А ещё лучше - поспать самой.

  Только сон особо не шёл. В те короткие мгновения, когда она всё-таки проваливалась в забытьё, то просыпалась или от тревоги, что Хэль ушёл, или от лица убийцы с кинжалом, который так и не вышел из её воспоминаний. Она просыпалась со страхом, липким, заволакивающим душу. Но реальность оказалась милосерднее - Хэльмаарэ спал рядом, в дверь не ломились преследователи.

  Вздохнув, Нувиэль поудобнее села и обратила внимание, что огонь в очаге почти потух. Во дворце огнём занимались слуги, принцесса даже не задумывалась над тем, как устроен весь процесс. Но однажды, проснувшись раньше обычного, она увидела, как служанка принесла и докинула немного дров в камин. Наверное, стоило сделать тоже самое. Благо, дрова небольшой стопкой лежали рядом. И уж каким чудом удалось всё сделать тихо - неизвестно.

  В тишине дома принцесса просидела около часа. Поначалу удушающий и липкий, страх постепенно притупился и отступил. Звуки за пределами дома стали привычными и больше не заставляли вздрагивать каждый раз. Сон так и не пришёл. А ещё Нувиэль поняла, что теперь точно готова немного поесть. Она увидела вечером, куда хозяйка убрала продукты.

  Поднявшись, Нуви осознала, на сколько затекло её тело. Она тихонько потянулась. Посмотрела на Хэля. Заставить бы его перелечь обратно на лавку. Но только разбудит. Нувиэль уже пожалела, что разбудила его, поддавшись своей слабости. Это было в духе маленькой девочки. Вот только разве она не для того отправилась в путь, чтобы стать достойно звания будущей советницы короля? Принцесса кивнула сама себе - пора учиться бороться со своими слабостями. При чём самостоятельно - совсем скоро Хэльмаарэ не будет рядом, хотя после двадцати лет службы это казалось чем то нереальным. Нувиэль укрыла эльфа своим одеялом - ей уже не было холодно. Да и это меньшее, что она могла сделать сейчас. А потом эльфийка наклонилась и поцеловала Хэля в лоб. Совсем невесомо, почти как делала её матушка в детстве, когда Нуви было страшно.

Найдя хлеб и сыр, Нувиэль отрезала себе по ломтю, убрала всё обратно и устроилась в самом тёмном уголочке на лавке, прижавшись спиной к стене. Ей открывался вид в окно. Эльфийка, доев и прижав ноги к груди, смотрела на медленно плывущие по ночному небу облака. Она перебирала в памяти воспоминания всех приключений, которые они пережили за пару месяцев. Для неё это была ещё одна жизнь.

  Ситуацию нужно было как-то исправлять. Нувиэль понимала, что отпускать Хэля, тем более одного, на встречу с иш’Синдэ было не просто рискованной, а откровенно глупой идеей. Хорошо, если они просто станут слушать эльфа, а не пристрелят ещё на подходе. Нужно было идти самой. Так Хэль точно останется жить. Без принцессы он не посмеет вернуться в Гвиндерил, а у их преследователей убийство Нувиэль вряд ли входило в планы. Это не было правильным шагом с точки зрения политики. Будучи королевской дочерью, просто своим положением она могла многое изменить для иш'Синдэ в лучшую сторону. Значит смерти они ей не желали, а если Нуви и ошибалась, но была уверена, что её давно уже отправили бы на тот свет. Оставалось только загадкой, почему её пытались убить рядом с драконьей деревней? И связаны ли те события с иш'Синдэ или это ещё одна сторона, о которой принцесса ничего не подозревала?

  В любом случае, чтобы уйти одной, ей нужно отвлечь Хэля. Сейчас - идеальный вариант. Вот только ночной город полон разных лиц и масок, и у принцессы есть все шансы угодить в руки простым негодяям довольны высоки. Значит ей нужен проводник. Нувиэль глянула на Накилона - идеально. План потихоньку складывался в одну картину. Но поговорить с эльфом и не вызвать подозрений телохранителя? Нет, над этим нужно ещё подумать.

Так она досидела до утра, а её защитники всю ночь благополучно проспали. Из забытья воспоминаний и мыслей её выдернул голос хозяйки:

- Вот же сони!

- Прошу, не будите их! - Она понесла палец к губам и глазами указала на Хэля. Хотя Накилону тоже вчера досталось немало. - Спасибо вам, это первая ночь из многих, когда сон оказался спокойным. - Она слабо улыбнулась. - Но нас не представили. Моё имя вы уже слышали, а вас как величать? И чем я могу помочь сейчас?

Хозяйка дома согласно кивнула. Не будить, так не будить. Хотя спящие эльфы вряд ли входили в её утренние планы.

- Зови меня Иатвен, дорогая. Нужно сходить за дровами, они во дворе, у сенника. Да и за водой, но за ней я тебя не пущу. 

- Я схожу за водой. - Нуви чуть не подпрыгнула от неожиданности.

- Ты меня напугал... - Она выдохнула. И поняла, что сама Алиллель даёт ей шанс. Раз Накилон идёт за водой, её отослали за дровами, а Хэль всё ещё спит... Идеально. - Я с тобой.

  На улице было прохладно. Рассвет только-только занялся, но город уже оживал. С пристани слышались голоса, чайки кружили в небе, собаки провожали первых трудяг. Пока Нувиэль пыталась отыскать взглядом дровницу, Накилон уже ушёл. Пришлось догонять.

- Сенник в другом месте. - Тактично заметил эльф.

- Да, я знаю... - Ну почти. Они молча шли к колодцу. Попросить вот так оказалось непросто. Нувиэль чувствовала себя предательницей по отношению к Хэлю. Вот так поступать у него за спиной. Принимать подобные решения оказалось намного сложнее, чем виделось со стороны. Матушка и брат от очень многого берегли Нувиэль, и теперь она осознавала, сколь велика пропасть между её обыденными делами и делами кронпринца.

- Ты ведь о чём-то спросить хочешь.

- Нет, нет, что ты... - Стушевалась эльфийка. - Решила прогуляться. - И через несколько мгновений добавила. - Да, ты прав. Я просто не представляю, как начать.

- Ты хочешь уйти. Одна.

- Что? Нет! Как?.. - Нувиэль растерялась и растеряла остатки решимости. - Да, уйти. Я не хочу, но так нужно. так будет лучше. Я чувствую себя паршиво. Он столько всего для меня сделал, а я должна уйти одна и бросить его на произвол. Это не правильно.

Накилон остановился и внимательно посмотрел на Нувиэль. Он хотел что-то сказать, но вдруг резко передумал. И очень внимательно посмотрел за спину своей спутнице. Нувиэль оглянулась и ничего не увидела. Но ей на краткий миг показалась тень, скользнувшая в переулке...

Отредактировано Нувиэль ди'Кель (01-07-2022 18:22:05)

+2

17

Впервые за очень долгое время Хэльмаарэ провалился в глубокий сон без сновидений. Никаких кошмаров. Никакой горячки. Руки целительницы позаботились о его ране, а та усталость, что копилась в последние дни, наконец, нашла выход. Позже эльф проклянёт себя за эту слабость, а пока он тихо спал, не слыша ничего вокруг. В другие дни он бы уловил самый тихий шорох – и уже стоял бы ровно и уверенно, натянув тетиву лука и направив остриё стрелы в самое сердце врага, но это время осталось далеко позади. До того как он позволил накру в своей груди едва не оборвать его жизнь данной королеве клятвой верности. Он готов был отдать за принцессу жизнь, но незаметно для себя отдал нечто большее – то, кем был.

Он проснулся резко, встрепенувшись, словно его окатили холодной водой. Заметил одеяло, что сползло на пол, и сразу вспомнил о девушке. Бросил взгляд на кресло, где она сидела в последний раз, когда он её видел, но там её не было. С беспокойством Хэль оглянулся, осматривая чужой дом.

Нувиэль нигде не было. Только хозяйка трудилась, занимаясь завтраком.

- За дровами пошла. С рыжим, - сказала она, не оборачиваясь и не дожидаясь, когда эльф задаст вопрос.

На улицу он бежал так быстро, как только мог.

***

В Пантендоре эльфы встречались крайне редко. Светлый народец обходил земли некромантов стороной, понапрасну не рискуя столь опасным соседством. Тёмную магию практиковали в светлом городе магов в том числе. Появление ещё одного эльфийского собрата привлекло внимание Накилона ещё до того, как тот показался на улице, не скрывая себя.

Накилон вышел вперёд, оставляя девушку у себя за плечом, и не выпустил из руки ведра, наполненного водой до краёв. Он внимательно смотрел на эльфа, который отчего-то казался ему удивительно знакомым, но он никак не мог вспомнить откуда. Эльф явно относился к знати – богатые одежды, расшитые пионами, красноречиво намекали на это. Он опирался на деревянную трость, чья ручка напоминала голову бурого медведя, но, будучи магом, Нак чувствовал, что эта трость нужна эльфу не только как помощь хромающей ноге, но и наполнена магией.

Мужчина остановился в нескольких метрах от них и улыбнулся. Рядом с ним встал уже знакомый Нувиэль эльф – тот самый, что накануне приходил к ним с Хэльмаарэ и предлагал свою помощь. Йовэт.

- Вы заставили меня побеспокоиться, - ровным тоном и с лёгкой улыбкой на лице сказал обладатель трости, - Ваше… Высочество.

Перед Нувиэль был сам Халлас иш’Синдэ. Его помощник молчал, склонив голову. Другие эльфы не показывались в переулке, но Накилон не сомневался, что они есть – следят за ними и ждут приказа хозяина – схватить девчонку и расправиться с её защитником.

- Сказать по правде… я представлял вас несколько иначе, - он лениво обвёл взглядом принцессу, а после посмотрел на её спутника. – И уж точно не так её свирепого красного пса, - хмыкнул эльф с долей неприкрытого презрения. – Её Величеству стоило бы тщательнее выбирать защитников принцессе.

+2

18

Принцесса никогда не была фаталистом. Она была уверена, что многое зависит от собственных стараний, особенно в свете побега из Гвиндерила. Но, то как складывались события, сложно было назвать не провидением длани Судьбы. Нити переплетались именно так, как нужно было Нувиэль, заглушая её собственный голос сомнений и терзаний. Если уж они встретились здесь, сейчас, без поисков и метаний, то какое место можно было отвести мукам совести и голосу разума?

  Нувиэль коснулась плеча Накилона, заставляя обратить внимание на себя. Она внезапно успокоилась и вновь обрела власть над собственными чувствами. Да и план складывался наилучшим образом. Для неё и для Хэльмаарэ. Она поняла, как может обратить происходящее в свою пользу и уберечь своего друга от больших бед. Единственное, над чем сейчас была не властна принцесса - так это над упрямством своего телохранителя. Но у не всё ещё оставался Накилон. Если он не сможет внушить Красному псу волю принцессы, то уж никто не справится с сей миссией.

  - Возвращайся, тебя ждут. Ты услышал больше, чем мы хотели поведать. Но оно к лучшему. Уходи и объясни всё моему другу как есть. И передай, что это приказ - не следовать за мной. Он выполнил свой долг, и единственное, что ему остаётся - это жить. - Нувиэль говорила достаточно тихо, чтобы её не услышали остальные, только Накилон. Её голос был на удивление уверенным и спокойным. Если бы эльф был вхож во дворец и оказался знаком с королевой, то удивился, как были схожи интонации у дочери и матери.

  Принцесса сделала несколько шагов навстречу иш'Синдэ. Она решила не обращать внимания на тон эльфа и специально сделала очень грустное выражение лица, когда речь пошла про телохранителя.

  - Звёзды, не иначе, свели нас сегодня. Я хотела искать этой встречи, Халлас иш'Синдэ. - Она на миг замолчала, подбирая слова. - Уверена, что ваш поверенный, слуга и советник уже доложил, и мой вид и вид моего спутника вам знакомы. Вы правы - мой телохранитель выглядит не так... - Она выдержала паузу и продолжила. - Йовэт верно заметил, что Хэльмаарэ требуется лекарь. Требовался. Но мертвецам он ни к чему. - Да, это была ложь, но иначе у неё не вышло бы уберечь Хэля. Вряд ли эльфы подозревали, что Нувиэль умела в лицедейство - всё государство знало эльфийскую принцессу как слишком юную и наивную особу, неспособную ко лжи. Она видела в этом шанс. Да и удивление Накилона, который ничего уже, верно, не понимал, тоже можно было объяснить. Ещё утром она была простой беглянкой, а сейчас перед ним стояла Ваше Величество. - Тот же, кого вы приняли поначалу за красного пса, мой спаситель. Он взялся быть моим проводником по городу. За отдельную плату. Вы предлагали помощь - и я вас о ней прошу.

- Прискорбно слышать про смерть вашего телохранителя. Он не только не смог выполнить свой долг, но и умудрился бросить вас одну в столь удивительном городе. Пантедор - не место для юных принцесс, но даже здесь им находятся защитники. - А потом обратился к Накилону. У Халласа не было желания привлекать внимание в пробуждающемся городе ещё одной кровью. Если он уйдёт мирно - будет хорошо. - Можете больше не беспокоиться, её Высочество теперь в надёжный руках. - Вот только улыбка у главы иш'Синдэ была слишком уж змеиная.

- Благодарю вас, вы сдержали обещание. - Нувиэль повернулась к Накилону. - Мой благодетель, я уверена, вознаградит вас. Прощайте. - Возможно, последнее слово прозвучало слишком горько. Для Нувиэль оно значило действительно намного больше - она не смогла проститься с Хэльмаарэ, она теряет этим шагом свободу, за которую заплатила немалую цену. она отдаётся во власть судьбы, неся лишь искреннюю веру в старого друга её семьи.

- Разумеется, - Ответил Халлас, кивнув своему спутнику. - Идёмте, Ваше Величество. Теперь Вы в безопасности. - И жестом пригласил следовать за ним.

***

  Как говорится, на ловца и зверь бежит. Халлас иш'Синдэ был крайне раздосадован ночным провалом. Ему нужна была девчонка, но она сумела ускользнуть. Верные люди проискали беглянку до самого рассвета и после, но след будто бы испарился, смешался с ночным бризом и истаял. Но с утра ждали иные дела - и эльфу пришлось покинуть свою резиденцию. Кто ж мог знать, что принцессу случайно увидят в просвете переулка, когда они будут ехать в карете по улице выше? Но вот сама Аллилель принесла этот дар на блюдечке с голубой каёмочкой.

  Эльфийка говорила слишком много слов. Она была неопытна в дипломатии и задуривании головы, но все прекрасно знали, сколько наивна и проста была её душа. Не стал бы верный пёс её Высочества бросать Нувиэль одну - ещё одна непреложная истина. Да и Йовэт говорил, что раны у Хэльмаарэ очень серьёзные, шансов, что он скоро умрёт, было очень много. Девчонка вполне могла говорить правду.

  В переулке действительно оказались ещё эльфы - всего пара. Иш'Синдэ не таскал с собой дружину для своей личной защиты. Небольшая мера предосторожности на случай, если рядом с принцессой окажется цепной пёс, тем более он уже послал слугу за ещё одной каретой. Не паранойя, но на случай преследователей пусть думают, за чем бежать. На этот же случай два одинаковых плаща. Один для Нувиэль, другой для слуги для отвода глаз. Йовэт с принцессой - в одну карету, Халлас со слугой - в другую. Он полагал, что телохранитель эльфийки не подумает, что иш'Синдэ отпустит свою добычу, раз уже заполучил в её в свои руки, и погонится за ней. 

  Хорошо, что погони не оказалось, и до резиденции обе кареты приехали без приключений.

***

  Сказать, что Накилон был удивлён - и трудно, и нет. Он с самого начала знал, что эти двое его дурят. Но что обман принимает королевские масштабы - вот это уже новость. Но лезть и препятствовать принцессе он не стал. Во-первых, он и так настрадался от этих двоих. Он вполне мог обойтись без всех полученных травм этой ночью. Во-вторых, эльф рассудил, что Миримэ так и так собиралась уйти и бросить дружка. В-третьих, коль она Высочество, то с эльфом-аристократом, под присмотром слуг и стражи ей явно в Пантедоре будет безопаснее, чем с эльфом-чуть-не-умеревшим и явно мало на что способным в таком состоянии.

  С другой стороны, чуйка воина ему подсказывала, что здесь всё далеко не так просто. И что у "спасителя" Миримэ не столь благородные помыслы, как казалось самой эльфийке. Не зря же они спасались от его преследователей минувшей ночью. Ответы могли быть только у одного эльфа, и принцесса даже назвала его имя - Хэльмаарэ. Накилон решил, что сначала получит ответы, ведь найти знатного эльфа в Пантедоре было намного проще, чем сражаться вслепую.

  Ему под ноги кинули мешочек, который приятно звякнул. Внутри оказались золотые монеты - видимо, не только в благодарность от принцессы, но и чтобы он молчал. Эльф не стал медлить и, бросив ведро, помчался к дому знахарки, где в дверях столкнулся с горе-защитником.

  - Ушла твоя принцесса, - резко бросил он, подчёркивая интонацией, что знает теперь намного большее.

+2

19

Хэльмаарэ резко остановился, едва не влетев на всём ходу в Накилона. Он сделал шаг назад, освобождая место эльфу, но сам всматривался ему за спину, выглядывая девушку. Нувиэль с ним не оказалось. Смысл сказанных Накилоном слов медленно доходил до Хэля.

- Ты знаешь.

Не вопрос. Констатация факта. Кулаки эльфа сжались. Он хмуро смотрел на Накилона, видя в нём скорее врага, чем союзника.

- Где она?

С этой самой минуты Хэльмаарэ считал, что Накилон и знахарка его обманули. Что всё это – случайная встреча в переулке – совсем не случайность, а нагло подстроенная для них ловушка. Конечно, это нелогично, что его оставили в живых и даже залатали его рану. Никто не попытался его отравить или опоить. Никто не перерезал ему горло во сне. Это точно не походило на методы иш’Синдэ, которым они следовали до этого дня. Но как тогда объяснить исчезновение Нувиэль и то, что Накилон знает, что она дочь королевы эльфов?

Он не знал, как давно Нувиэль ушла из дома. Не знал, где она. Искать её сейчас, просто выбежав на улицу, - бессмысленно. Он уже опоздал, когда позволил себе уснуть у очага и отдохнуть после долгой ночи.

- Ты отдал её иш’Синдэ? – Хэльмаарэ злился.

- А что я должен был сделать? – Накилон наклонил голову на бок, приподнял левую бровь. – Твоя хозяйка послала меня к тебе, сказать, что ты твой дозор окончен и ты можешь жить своей жизнью без неё. О ней позаботятся без тебя, - эльф прошёл в дом, мимо ошеломлённого Хэля, остановился у бочки с водой, которую должен был наполнить, но теперь же, зачерпывая воду ковшом, медленно иссушал, утоляя собственную жажду. – Но морда того хлыща показалась мне знакомой… Не знаю откуда.

Это было что-то неуловимое – как обрывки его утраченных воспоминаний. Они то появлялись, вспыхивая в его памяти, то вновь гасли, растворяясь и не оставляя после себя ничего. Никаких зацепок. Если тот эльф аристократ и знается с королевской семьёй, то откуда бы ему – найденному на берегу реки едва живому – знать подобную важную птицу? Будь они знакомы в прошлом, он бы точно его узнал.

- Ты хотя бы представляешь, что он с ней сделает? – голос Хэля звучал глухо; внутри него закипала самая настоящая ярость.

- Не все сумасбродные самоубийцы, как ты, - холодно заметил Накилон, глянув на собеседника через плечо. – Что я должен был сделать против одного мага и двух наёмников? Ваш старый знакомый подготовился к этой встрече. Он очень не хотел, чтобы за ним увязались – и сделал всё, чтобы сбить любую ищейку со следа.

Накилон повесил ковш на край бочки и повернулся.

- Твоя принцесса сказала им, что ты мёртв. Она подарила тебе жизнь. Как ей распоряжаться – дело твоё.

- Куда он повёл Нувиэль? – это всё, что интересовало Хэльмаарэ.

Что бы ни сказала Нувиэль, пытаясь защитить его, - не имеет значения. Он должен найти её и спасти до того, как иш’Синдэ исполнят задуманное. Но как их найти в Пантендоре?

«Если они ещё не покинули город».

От этой мысли нутро Хэля сжалось.

+2

20

Всё, на что надеялась Нувиэль сейчас, что её телохранителю хватит мозгов понять фразу "это приказ". Одно дело, когда это просто один из гвардейцев её Величества, которого приставили к эльфийской принцессе. Другое и совершенно иное дело, что у одного вполне конкретного лучника оказался характер горного барашка, на редкость преданное сердце, и, что самое мерзкое в данной ситуации, чувства к своей подопечной. С какой стороны не подойди, а Хэльмаарэ всё равно полезет искать Нуви. Та лишь мысленно молилась Аллилель, чтобы всё таки не стал, всё таки исполнил её волю в последний раз, проявил свою упёртость в борьбе с ранами и просто жил. 

Принцесса до последнего ждала подвоха. И когда они ехали, и когда уже входили за высокие, резные двери. Её сердце неспокойно заходилось, но все оказались на удивление радушными и приветливыми. С другой стороны, а чего ей стоило беспокоиться? Иш'Синдэ были старинными соратниками и друзьями её семьи, в столице всегда были на хорошем счету, и лишь в последнее время отдалились от двора. О причинах Нуви не знала и никогда особо не задумывалась, а спрашивать если кого и стоило, так королеву-мать. Вряд ли она оказалась бы рада расспросам про смерть своего супруга.

  Чтобы не задумал Халлас, он не спешил раскрывать карты. Вместо этого принцессе приготовили то, о чём только и мог мечтать уставший путник - горячую ванную, тёплый и вкусный завтрак и мягкую постель. С Нувиэль оставили лишь одну служанку и пожелали хорошего отдыха. Халлас раскланялся перед принцессой, извинился, что не может составить компанию за едой и обещался всё непременно рассказать за ужином. Но сейчас у него дела.

  Дела, так дела. Главное, не попадайтесь одному рыжему эльфу в этом городе. - Подумала Нуви, но не стала произносить это вслух. Пусть Хэль действительно будет мертвецом для всех. Ради его же безопасности. Вместо этого эльфа устало, но благодарно улыбнулась и распрощалась до обещанного ужина. И коль ей предоставили всё, чтобы славно отдохнуть, включая время в безопасности и почти одиночестве, стоило им воспользоваться.

  Никуда не бежать, ни о чём стараться не думать. Просто на время отключиться от этой реальности, пусть чувства улягутся, а мысли проясняться. Один день уже ничего не сделает.

  Горячая вода обволокла уставшие мышцы, обняла каждый сантиметр тела. Нувиэль расслабилась, позволила жидкости обнять её, будто в одеяло завернулась. По поверхности плавали лепестки роз, касаясь шеи и распространяя аромат свежести и умиротворения. Принцесса закрыла глаза, и представила себя в бескрайнем море - тёплом, нежном, с мирным шелестящим прибоем. Таким, каким его описывали в романтических сагах или отважных приключениях. Её на миг из блаженного забытья выдернула служанка - она принесла горячего молока и осторожно, по своей руке, стала вливать белую жидкость в воду. Эльфийка завороженно следила из-под опущенных ресниц, как молоко белёсым туманом смешивается с водой, образует причудливые облака и вихры.

  Нувиэль лежала в воде, иногда водя кончиками пальцев по поверхности, заставляя расходиться белёсые круги. Ей уже помогли вымыть всю грязь с волос, да так, что даже краска несколько сошла. Соскребли всю грязи и с нежной кожи. Да, ей этого определённо не хватало. Опыта мыться в озёрах с их прохладной водой и поднимающейся над водой дымкой, или в горных ручьях, холодных, словно зимний полдень, эльфийка не сможет забыть, да и не захочет. Но возможность снова нежиться в уже подстывшей, тёплой воде, с молоком, с ароматными маслами и лепестками роз, просто чудесна. Вряд ли принцесса смогла бы жить счастлива вне этих условий, и сейчас она понимала эту мысль как никто другой.

  Закрыв глаза и сделав глубокий вдох, Нуви погрузилась в воду с головой. Она надеялась так полностью прочистить мысли, но вышло только хуже. Стоило ей полностью скрыться в молочной темноте, как в образах сразу воскрес ужас в предгорной деревне, огонь, раненный Хэль и убийца. Но отчётливее всего она увидела клинок - его острые грани, блеск стали, смешанный с огненными всполохами по одному краю и холодным отражением ночи по другому.

  Нуви схватилась пальцами за бортики до боли и резко вынырнула. Грудь тяжело вздымалась, а сердце колотилось так, что его наверняка было слышно по всему Пантедору. Просидев так минут пять, принцесса всё таки вылезла из воды. Рядом никого не оказалось, но эльфийка стала немного более самостоятельной за время, проведённое вне дворцовых стен, и смогла сама о себе позаботиться. Завернувшись в полотенце, она босиком прошла до столика, где её ждал завтрак - до нехитрых куска хлеба да сыра тут было далеко ровно на столько, на сколько и до привычных приёмов пищи в родном доме. Без изысков, но вполне приемлимо. Только горло сковал спазм. Нувиэль просто стояла у столика и смотрела, пытаясь разобраться в своих желаниях и потребностях - то ли её вывернет от вида еды, то ли чувство голода всё таки возьмёт верх над тёмными страхами души. Полотенце успело полностью вымокнуть, да и в целом хрупкое девичье тело подмёрзнуть, пока принцесса решала свои внутренние конфликты. Ко всему прочему по тонким рукам уже побежали мурашки, а с лица исчез румянец. Вот-вот, да губы станут синими и выноси королевскую особу в чёрном платье.

  Слуги в этом доме то ли были особо тактичными, то ли на редкость безалаберными, но девушка снова вспугнула принцессу, да так, что Нуви посмотрела на неё раненым оленёнком. Таким хрупким, таким беспомощным. Впрочем, как-то так эльфийка сейчас себя и ощущала. Она была одна, совершенно одна в чужом городе, в чужой стране, на другой конце света от солнечного и приветливого Гвиндерила. Хозяева её бросили, от Хэля она сама попыталась откреститься. И сейчас несколько даже жалела об этом.

Почувствовав настроение своей подопечной, которая сейчас то ли разрыдается, то ли в обморок упадёт, то ли простынет - вся мокрая, босая да без одежды - служанка заохала, закрутилась да завертелась вокруг усердной наседкой, обтёрла насухо и саму Нуви, и её волосы, чтоб с них не капало, завернула в мягкий, с ароматом сирени халат и отправила в не менее мягкую, точно из лебяжьего пуха, постель. И клятвенно пообещала, что столь мерзкой и холодной еды к её пробуждению не будет.

  Последнее Нувиэль слышала уже где-то на краю сна и яви. Организм всё таки определился с желаниями, ведь стоило ему оказаться под тёплым одеялом, укутывающем, словно материнские объятия, как он вспомнил про бессонную и дикую ночь, не сильно лучший день до этого и в целом не самый радужный для тепличной розы месяц в целом.

***

  Иш'Синдэ действительно уехал по делам. Не смотря на то, что весь план был подготовлен до этого, требовалось личное участие в некоторых моментах. Тем более он считал, что тащить принцессу сразу к алтарю, всю уставшую, растрёпанную и выглядящую так, словно это призрак эльфийского народа, а не самый лучший цветок в дворцовом саду - идея так себе. Пусть отдохнёт, пусть притупятся все сомнения в её рыжей головушке, она станет податливой, подобно камню в руках умелого скульптора. Халлас решил всё сделать так, будто бы он - герой-спаситель, единственный, кто оказался достаточно храбрым и умным, чтобы вытащить даму из беды, в которую та сама же и угодила.

  Самое сложное - договориться с жрецом Аллилель, чтобы всё было проведено чин по чину. Это он оставил на себя, по остальным же, более мелким, отправил Йовета. Принцессе была обещана прогулка по городу? Что ж, пусть обещание будет сдержано. И в конце, как вишенку на торте, он покажет восторженной эльфийке чудо из чудес - храм Аллилель в сердце земель некромантов. И пока та будет хлопать своими наивными оленьими глазками, быстро проведёт к алтарю. Сыграет на внезапности.

  Прокрутив этот план ещё раз в голове, Халлас довольно усмехнулся. И на всякий, прям совсем всякий случай, чтобы точно всё предусмотреть, он выслал на место встречи с принцессой верного человека (именно человека, эльф вызовет подозрения). Ну а вдруг рыжему эльфу взбредёт в голову всё таки поискать "нанимательницу". Вряд ли тот рыжий и явно активно выпивающий эльф будет это делать, но черты его лица показались знакомыми...

Отредактировано Нувиэль ди'Кель (16-07-2022 10:34:35)

+2

21

Хэльмаарэ проклинал себя за неосмотрительность. Он сделал то, на что не имел права ни один телохранитель королевской особы – уснул. В самом сердце чужих земель, под крышей незнакомки, под храп чужака, в окружении десятков врагов. Он упустил из виду принцессу и теперь опасался, что никогда её не найдёт.

Найдёт слишком поздно.

Эльф не надеялся найти принцессу в черте города. В лучшем случае – в трюме одного из отплывающих кораблей. Халассу и его прихвостням ничего не стоило нанять добротного мистика и перенестись с удобством в любую часть Рейлана, не защищённую магией. Хэльмаарэ понимал, что ищет иголку на дне моря, и Накилон ему об этом бесконечно напоминал, но он просто не мог опустить руки и сдаться, зная, что это его вина. Он никогда бы себе не простил, если бы с Нувиэль что-то случилось.

«Уже случилось», - напомнил себе эльф.

Они обыскали с Накилоном корабли в порту, вытрясли всё, что могли, с моряков, но никто не видел эльфов, уплывающих из Пантендора. Уж остроухую делегацию в городе Альянса, пусть и светлом, точно бы кто-то приметил, но пока только он с Наком выделялись среди общей компании, привлекая к себе ненужные взгляды. Никто из эльфов не договаривался об отплытии с материка, но, как справедливо заметил Накилон, - это ещё ничего не значило. Иш’Синдэ могли намеренно подослать в порт самого обычного человека, на тот случай, если Нувиэль всё же солгала о своём телохранителе или же в городе был кто-то ещё, способный вступиться за принцессу. Важно, что ни один из кораблей, отправляющихся в сторону Силвы, не плыл в Гвиндерил – это одновременно вселяло надежду и разбивало её на куски.

Как он найдёт Нувиэль в городе?

Они так долго скрывались от семьи принцессы, обманывая заклинание поиска, как могли, что теперь Хэль и не надеялся отыскать Нувиэль по нему. Халлас точно не дурак. Наверняка он предусмотрел, как обойти заклинание поиска, чтобы их не нашли, и всё же он должен был попытаться. Всё, что он имел на руках, - это оставшееся от принцессы украшение. Одна из её личных вещей, прихваченная из столицы. В самом начале пути этих вещиц было намного больше, но Хэльмаарэ постепенно от них избавлялся, сбивая с пути королевских ищеек.

«Теперь бы не сбиться самому».

Заклинание на крови было бы намного сильнее, но у него не было ни капли крови Нувиэль. Только подвеска и рыжая прядка волос, срезанная им на непредвиденный случай. Он отдал всё в руки мага, надеясь, что в качестве платы сгодятся те скромные деньги, что он имел, и обещанное за хорошую работу украшение. Заклинание поиска подчинялось магу с неохотой, и хотя мистик заверил, что откроет портал очень близко к заданной цели, Хэльмаарэ захотел накормить того сталью, когда они с Накилоном вышли на улице, наполненной разношерстным народом, а Нувиэль среди толпы он не видел.

Они разминулись в опасной близости друг от друга.

***

Выгулять девчонку по городу и завести её в храм – что тут сложного? Халлас, как считал, предусмотрел все моменты. Он не поверил словам принцессы о гибели её телохранителя, и послал своих людей всё проверить, найти тело лучника или намёки на его гибель, если надо – расспросить любой народ, который мог что-то видеть. Его ищейки следили за улицей и оставались внутри самого храма, ожидая, когда появится хозяин со своей будущей женой. Будущая жена, ничего не подозревая, прогуливалась вместе с ним по самым дорогим и чисты кварталам города светлых магов. Халлас даже задержался подле выступающих джалсов – они казались ему деревенщиной в разноцветных одеждах, что хватались за любую брошенную им в ноги монету, но они создавали целое развлекательное шоу с пиромантами, гадалками, канатоходцами и заводными слишком шумными танцами.

Он давал Нувиэль насладиться последними мгновениями свободы, и даже любезно подставил ей свою руку. Под ритмичный стук трости о мостовую, Халлас иш’Синдэ был всё ближе и ближе к своей цели.

+2


Вы здесь » Легенда Рейлана » Эпизоды » [24.05.1082] Эльфийская вежливость