Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре август — сентябрь 1082 год


«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Солмнир Алисия Эарлан Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Эпизоды » [05.07.1082] Немилая немилость


[05.07.1082] Немилая немилость

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

- Локация
Северные земли, г. Мирдан
- Действующие лица
Ролан Бойер, Харука
- Описание
связанный эпизод - [25.06.1082] Первая охота
Тайны тяготят гвардейца императора. Сначала он скрывал связь принцессы и бастарда, теперь - покрывает главу Дома Чёрной Крови, оправдывая себя тем, что действует в интересах династии. По возвращению в Мирдан, уладив все дела, Харука наведывается в дом старого друга, чтобы отвлечься от проблем и переговорить.

0

2

Рутина и бытовуха – вот, что убивает настоящего художника. Глядя на то, как играют лучи восходящего солнца в витражных окнах его гостиной, Ролан физически ощущал, как его душит самая настоящая скука. Скука смертельная, скука привязчивая. Ничто не радовало глаз, ничто не возбуждало интереса. Бумаги утомили и надоели, бордель тоже осточертел. Картины не рисовались и хотелось одного – послать всё к Фойрру и сорваться… в Теллин.
А почему бы, собственно, и нет? Там сейчас должно быть весело. Всё лучше, чем тухнуть здесь.
Князь закинул ноги на пуфик и утонул в мягкой обивке кресла. Общая неудовлетворённость выливалась в раздражение. Раздражение выливалось в тиранию. И не было никого, с кем Бойер мог бы скоротать вечер. Мимолётные связи стояли на уровне бумаг, постоянные любовницы – на одной ступени с борделем. Харука завален государственной важности делами, а Шериан… А Шериан ждёт своего благоверного, изредка становясь усладой для глаза молодого советника – у неё была куча своих дел, куда более существенных, чем развлечение пусть бы даже и друга семьи. А больше у него, по факту, никого и не было.
Тоска.
Мысли о Теллине становились всё более интересными, особенно учитывая тот факт, что в Мирдане было неспокойно. В Теллине тоже спокойствия ждать не приходилось, но там это «неспокойствие» было совершенно иного рода. И там он был сам себе голова, когда здесь был вынужден подчиняться приказам мальчишки, который никак не мог в своих юбках разобраться. Одна убежала, вторую траванули, третья… Мысли о Мередит были прерваны появлением Муги. И маячившей за его спиной фигурой того, кого меньше всего ждали в эту минуту.
- Господин…
- Хару? - Ролан резко поднялся и через долю секунды устремился навстречу другу. – Как же ты вовремя! Муга, вина! Проходи же, не стой на пороге!
Его точно выдернули из спячки, и тут же появилась жажда деятельности. Харука, сам того не ведая, стал тем необходимым дуновением свежего ветерка, который был так жизненно необходим бордельщику.
Задёрнув тяжёлые шторы (прошло не больше двух секунд), Ролан повернулся к Ариго и внимательно всмотрелся в черты его лица.
- Ещё чуть-чуть и ты будешь похож на детище некромантов, честное слово, -  кривая усмешка, скрывающая лёгкое беспокойство. – Выглядишь паршиво, но я очень рад тебя видеть!

+1

3

В жизни Ариго произошли крутые перемены с тех пор, как император вампиров разглядел в нём преданного слугу короны. Харука никогда не жаловался. Он исправно выполнял свои обязанности. До определённого времени, пока обязательства перед Северными землями, династией и конкретным лицом, занимающим трон, не начали сталкиваться друг с другом, будто два упёртых барана. Ариго пришлось выбирать сторону, постоянно ища себе оправдание, что поступал он по чести, что не отрицало того, что когда-нибудь решение, принятое им, закончится для него эшафотом. Он ослушался приказа императора дважды. Дважды нарушил закон, ссылаясь на то, что защищал династию Виззарионов, как давал клятву, когда занимал свою должность вместо покойного отца.
Вес ответственности и тайн для вампира, который никогда не впутывался в интриги, а тихо исполнял свой долг, оставаясь на вторых ролях, оказался непомерно большим. Ариго держался, но чувствовал, как всё больше и больше вязнет в интригах и тайнах, путаясь уже в том, кому служит.
Он доложил Виззариону, что в Хериане нет следов Авеля и принцессы, а у самой Иль Хресс хватает поводов не лезть в большую политику, ведь у неё на глазах она пострадала от рук культистов, которым нынешняя императрица Хериана не угодила своей лояльностью короне и недостаточным количеством жертвоприношений. Виззарион не стал возражать и обвинять Харуку прилюдно или наедине. Он лишь согласился с тем, что искать в Хериане Авеля и принцессу – слишком очевидно, а потому вряд ли они станут там прятаться, а выберут где-то другое место. Более отдалённое, безопасное и менее очевидное. Виззарион отступил, перестал искать предателей в Хериане, но Харука чувствовал, что и император на самом деле многое недоговаривает. Он не верил в эту ложь, но принимал её, потому что, как убеждал себя Харука, тоже не желал смерти брату и несчастья влюблённой в него сестре, пусть и она беременна, если верить словам дворцового лекаря. Других свидетелей не было, которые могли бы подтвердить, что знахарка из Нерина не служила главам Домов Лэно и не действовала в их интересах, чтобы намеренно стравить двух братьев и освободить дорогу к трону Севера.
Харука чувствовал себя виноватым под взглядом жены, с которой не мог поделиться своими тревогами, а потому, освободившись от основных дел и получив день отдыха от императора, решил наведаться к старому другу. Заодно узнать, как обстоят дела на рынке крови и у Анри.
Вампир выглядел уставшим и измождённым, даже его улыбка, адресованная Бойеру, была вымученной, но он был рад этой встрече, и не отказался от приглашения сесть. Харука устало растянулся в кресле поближе к огню, но не притронулся к вину – знал, что выпивка его заклятый враг и она, как бы ни хотел гвардеец, не избавит его от проблем.
- Трудно быть сторонником Его Величества, - слабо улыбнулся Харука, ответив на шутку друга. – Как проходят твои дни, друг? Как бордель? Рынок? Сара?..
Последний вопрос он задавал с осторожностью, зная, что в этой истории что-то нечисто, хотя Ролан никогда не говорил, что его что-то кроме одного укрывательства Анри, ничего не связывало. Архель, пока ещё был жив, придерживался другого мнения. Да и император намекал не беспочвенно, когда показательно пытался выдать девушку замуж за своего брата-бастарда.

Отредактировано Харука (04-09-2019 12:17:57)

+1

4

Ролан усмехнулся, услышав ответ друга, и чуть склонил голову вправо. Взгляд его буквально говорил, что «ты сам себе дурак» и «ну, мы же лёгких путей не ищем». Судя по тому, как Шейн использовал Ариго, верные подданные были для молодого императора сродни ломовым лошадям – гвардеец сидел перед бордельщиком настолько заежженным, что только мыла не хватало. И ладно бы Шер заездила (во всех возможных смыслах), так нет же.
Муга, ступая бесшумно, как учил его ещё его отец, принёс кубок для гостя и бутылку вина, из разряда тех, что открывают только по особенным случаям. Старый вампир за годы своего служения данной семьи успел изучить повадки молодого господина чуть ли не лучше, чем этот самый господин знал самого себя.
Налив гостю вина, Муга исчез так же бесшумно, как и появился.
Вопросы от Хару сыпались один за другим. Первый и второй – вопросы вежливости, третий – насущный, а вот четвёртый… Ролан мысленно усмехнулся и, пожав плечами, ответил с кажущимся равнодушием:
- Жива-здорова. Думаю, о её делах ты осведомлён лучше, чем я.
Намного лучше. С тех пор, как Саралэт избавилась от ребёнка, она стала для вампира сродни всем остальным женщинам. Было и было. Хотя прыткости, с коей новоиспечённая член совета наладила отношения с Шейниром, можно было только позавидовать. Девочка оказалась не промах, но успехи её вызывали у Ролана раздражение. Какой хрупкой она казалась раньше, и какой молодцеватой была сейчас. У Глац была достойная преемница, даром, что не из её собственного клана.
Князь прикрыл глаза, осушая кубок, чтобы Харука не заметил ядовитой усмешки в глазах друга. Вооружённый нейтралитет – это словосочетание лучше всего описывало отношения бывших любовников, и Ролан ждал того момента, когда вид Анри перестанет его трогать совершенно. В том, что этот момент наступит скоро, он даже не сомневался.
- Ты совсем бледный. Выпей вина, а то мне тоскливо на тебя смотреть, - добродушно-насмешливая улыбка. Ролан подходит ближе, чтобы наполнить свой кубок. – Ты такой бледный, что невольно задумываешься, с кого именно там у нас кровь сцеживают, чтобы голодных накормить, ахах. - Князь поднял кубок. – Давай-давай, не ломайся, - продолжал по-дружески наседать Ролан, и было понятно, что он не отвяжется, пока не получит желаемого. – За встречу.
Вино, если можно так было выразиться, таяло на языке. Князь даже прикрыл глаза, на этот раз от удовольствия, и издал некое междометие, показывающее, насколько он восхищён.
- Это божественно.
А ты пить не хотел.
Некоторое время они молчат, просто наслаждаясь моментом и думая о чём-то своём. Ролан следит за своим другом, по одному ему ведомым признакам пытаясь угадать состояние друга. Наконец он прерывает молчание.
- На рынке всё стабильно, насколько это может быть стабильно вообще. Ничего интересного. Ничего из того, что могло бы заинтересовать тебя, мой друг.Как и у меня, - продолжал Князь. – С недавних пор жизнь здесь превратилась в сплошную рутину. Даже на подвиги не тянет, представляешь? Тоска. Ты-то как? Что-то мне подсказывает, что твоя жизнь стала куда увлекательней моей, а? – он подмигнул другу, не сильно, впрочем, надеясь на какой-то развёрнутый ответ.

+1

5

- Мне неведомо, что творится за дверями дворцового зала, - Харука улыбнулся уголками губ на упоминание своей осведомлённости в делах девушки и императора. – В последний раз её визит закончился тем, что некоторые советники недовольны появлением ещё одной женщины в Совете императора, что закрыло путь мужчинам из младших Домов подняться по лестнице через брак и усадить задницу в кресло Дома Белого Лотоса, а в остальном… ничего, что я мог бы знать. Если не брать во внимание то, что в последний раз Грейн был обеспокоен её судьбой. После бунта на шахтах.
Вампир старался не лезть в чужие дела, но начинал осознавать, что в некоторые его втянули. Слишком крепко и глубоко, чем он привык. Некоторых вещей Харука предпочёл бы ни при каких обстоятельствах не знать, но ситуация складывалась не в его пользу.
- Что происходило в моё отсутствие в столице – тебе виднее.
Харука посмотрел на кубок с вином, который нисколько не привлекал его. Ладно, привлекал, но причины не прикасаться к нему были весомые.
- Ты знаешь моё отношение к выпивке.
Ариго вежливо отказался от предложения друга, но когда это срабатывало с Бойером?
- Ладно, - вздохнул гвардеец. - Один кубок, - и внимательно, чуть хмуро, посмотрел на друга. – Не больше.
Убеждать в этом стоило бы самого себя, а не Ролана. Бойер, в отличие от Харуки, умел пить и не с такими же последствиями, как Ариго, совершенно не приученный пить даже в средних количествах.
Сделав несколько глотков, Харука согласился, что вино добротное. После тяжёлого месяца, насыщенного событиями, вампир хотел бы расслабиться и отдохнуть. Тайны тяготили его, а ещё больше – тяготила супруга, которая всё подмечала, но с которой он не мог ничем поделиться, прекрасно зная, чем это закончится. Когда правда дойдёт до императора, навряд ли он пощадит Ариго. Харука не хотел, чтобы Шериан вновь попала в допросную комнату, а потом – на виселицу, потому что он не смог удержать язык за зубами и втянул её в это.
- Я провёл незабываемую неделю в Хериане. Меня развлекала сама Иль Хресс, - Харука никогда не называл женщину по имени, которое она выбрала себе сама. Предпочитал родовое имя или, в минуты гнева, простое имя, которое так раздражало его обладательницу. Шутка не вышла шуткой. – Попал на клановые разборки, спас жизнь главе клана, а мог бы оставить всё как есть и позволить ей умереть. Удивительно, что Виззарион не расстроился, что она выжила.
Это казалось странным, но отчасти успокаивало Харуку. Раз Виззарион не чувствовал в женщине угрозы и не желал ей смерти, то, возможно, нет ничего такого ужасного в том, что он скрывал тайну Авеля и Элениэль? Может, Виззарион не такой параноик, каким его считают? Или Ариго привык верить в лучшее.
Харука подался вперёд, грея в руках кубок с вином.
- Лучшее расскажи мне, кто сейчас главный на рынке крови. Есть у меня чувство, что наша облава на пиратов в проливе не принесёт результатов, которые мы ждём.

+1

6

За его словами таится больше, чем кажется на первый взгляд. Впрочем, они оба слишком хорошо знали Глациалисс, чтобы допустить наивную мысль, будто женщина просто проводила с Харукой время за обедом и милым разговором в лучах рассветного солнца.  Но вслед за «развлекала» идёт скупое объяснение. Скупое, но всё же информативное.
- Действительно удивительно.
В памяти всплывает злополучный вечер, когда Ролан узнаёт о похищении Элениэль. Вечер, когда все его планы летят в Фойррову кабалу. И в душе тлеет так и не успевшая разгореться досада – лучше бы ты умерла, Глац. Не обижайся, сама понимаешь – ничего личного.
(Всё.)
Ролан подливает другу вина, не обращая внимания на возможные возражения. Брось, Хару, у тебя были трудные дни, если не сказать, что недели/месяцы. Здесь ты можешь расслабиться. Заслужил! К тому же вино отличное. А с супругой твоей я сам потом поговорю, не переживай об этом. Друг я тебе или где?
- На рынке, насколько я могу судить, всё стабильно. По крайней мере ощутимых потерь нет, что с одной стороны не может не радовать вашего покорного слугу, - губы Бойера изгибаются в ироничной полуухмылке. – Пообщайся на эту тему с Тайной полицией. Думаю, у них гораздо больше информации о том, кто стоит за всем этим.
А что там,
- продолжает он, сделав глоток вина, - за веселье у Виан? Было бы интересно узнать из первых уст, - улыбается Бойер, совершенно не показывая, насколько сильно интересна ему эта тема.

Отредактировано Ролан (22-04-2020 10:17:33)

+1

7

- Слишком много смертей в последнее время, - Харука устало потёр глаза, чувствуя, что груз на плечах вырос во столько раз, что ему даже уютно сидеть в кресле и попивать вино в компании друга было в тягость. Вампир вздохнул. – Никогда не думал, что убью женщину, - сместив руку от глаз на лоб, Харука посмотрел на бутылку, видя в ней слабо угадывающееся отражение себя. Такое же неузнаваемое и искаженное, каким он чувствовал собственную душу после всего, что делал.
Цесанна заслужила смерть своими деяниями, но Харуке стоило огромных усилий занести над ней меч и обезглавить, как того требовал закон. Он даже понимал, почему женщина поступила так, когда вскрылась тайна о родстве наставницы из гарема императора с императрицей Мередит. Она защищала свою дочь и её будущее, думая, что так поможет ей удержаться на троне и вернуть к себе расположение императора, но вместо этого сделала только хуже. Замешана ли в этом Мередит или Цесанна действовала сама?
«Хотя бы с девочкой моя совесть чиста», - думал Харука, выпав из разговора с Роланом на несколько долгих мгновений, прежде чем снова заговорил по делу.
Харука вспомнил, что пришёл сюда не просто отдыхать, а поговорить о делах. Он слушал Ролана и знал, что друг ему не солжет в отличие от других информаторов, слишком далёких от дел на чёрном рынке.
- Пока стабильно, - подчеркнул Ариго. – Чёрные клинки ещё не взялись за дело. После этого месяца будем следить за поставками крови и её количеством на рынках.
Он надеялся, что избавление от пиратов поможет делу, но не был до конца в этом уверен. Да и сам он не принимает участие в облаве на пиратов. Одним грузом на его плечах меньше, но то, что дело поручили Грейну, не освобождало Ариго от долга перед семьёй императора. Он банально переживал о судьбе своей семьи в том числе, а потому хотел быть уверен, что они рубят голову змеи, а не гоняются за её хвостом.
- Кто сейчас заправляет рынком крови? Он всё ещё под Виан из Гильдии убийц?
Хару-Хару, даже в выходной день, свободный от обязанностей, не мог забыть о долге.
- С канцелярией? – Харука посмотрел на Ролана таким взглядом, который у более эмоциональных людей назывался «скептично-ироничным». – Насколько мы оба помним, канцелярия не смогла помочь найти следы принцессы и Арратса, а он пользовался всеми знаниями, которые почерпнул у агентов. Они в немилости императора. Виззарион не доверяет их главе, - Ариго покрутил в руках кубок, присматриваясь к нему. – И я понимаю его опасения. С последнего совета с Лэно их маги служат главам Домов, а не императору.
Харука сделал пару глотков, чувствуя, как слишком быстро расслабляется и пьянеет с непривычки.
- Я подозреваю, что Иль Хресс прячет Авеля с Элениэль во дворце и планирует сделать их своими приемниками, что совсем не нравится вампиршам из её клана. Ты же знаешь, как они относятся к другим кланам и к мужчинам. Ни Элен, ни Авеля, ни их ребёнка они не потерпят на троне. И… как я слышал, в фаворитах Иль Хресс обращённый, что у них считается тем же самым, что спать с куском мяса. Я приехал аккурат к попыткам поклоняющихся Хервалиссе убить Иль Хресс во имя богини и освободить место для достойной.. Должен признать, что им это почти удалось.

+1

8

«Никогда не думал, что убью женщину».
Ролан внимательно посмотрел на друга, сначала решив, что тот убил кого-то в Хериане. Это было весьма логично, учитывая, что он спас жизнь Глациалисс, но вряд ли он воспринимал бы это столь близко к сердцу.
(Воспринимал бы).
Или же… как вариант, он говорил о матери Мередит, казнённой им лично. Не в бою, не в личной схватке, а безоружную женщину, не являющейся воином в том понимании, какой отводится женщинам клана Виан. Простого обывателя, так сказать.
(Простого, да не очень).
Как мы видим, вариантов было достаточно, но Ролан почёл за лучшее пока не углубляться в эту тему. Вместо этого он привычно просто, почти беспечно рассказывает о том, что творится на рынке.
Подчёркнутое «пока», вера Хару в чёрные клинки заставляет Князя мысленно хмыкнуть. Он недолюбливает Грейна, во-первых, потому что этот засранец пытается втереться в подружани к Саре, во-вторых, потому что он так или иначе родственник Виктора, пусть бы и не кровный в буквальном смысле этого слова, а поэтому он желает вампиру провала. И он знает, что Эдриан провалится, потому что контрабандистов задушить будет нелегко. Поражние в одной битве – это не поражение в войне, и как только они поймут, что морским путём отбить кровь будет сложно или слишком накладно, эти ребята найдут способ воровать иначе. Мало ли вариантов, в самом-то деле.
Но озвучивать эти мысли Ролан не стал – зачем заставлять Хару напрягаться ещё больше? Друг пришёл в гости, и задача Ролана, как хозяина и, опять же, друга, сделать всё, чтобы Кречет смог расслабиться. Хочет он того или нет.
- Насколько мне известно, - подтверждает Бойер, но тут же предлагает уточнить информацию у тайной канцелярии, что вызывает у его друга весьма живую эмоцию. Живую эмоцию, если вы только можете различить на этом каменном лице хоть какие-то эмоции.
- И Виззариону следовало бы помириться с этими ребятами, - заметил Ролан, - если он не хочет остаться гол как сокол.  Ты, конечно, очень ценный союзник, гвардия тебя уважает, да и Чёрные клинки имеют ценность, но, согласись, наживать врагов, обращая в немилость вампиров, в чьих руках находится вся казна государства… - Бойер сделал широкий жест рукой, в которой держал кубок, и усмехнулся, показывая, насколько это недальновидно. – Он отталкивает от себя тех, кто ему действительно нужен.
Государственная печать в руках персоны нон грата, казна – тоже. Чем думает виззарион непонятно. Если мы объединимся, династии может прийти конец. И ни ты, Ни Грейн, ни Сара не сможете этом помешать. Счастье Виззариона, что моя дружба к тебе сильнее желания проучить глупого мальчишку, иначе уже завтра всё могло бы быть совсем по-другому. Деньги, дорогой мой друг, могут купить даже верность, поверь мне.
- Поговори с ним об этом как-нибудь. Возможно, тебя он послушает, иначе может стать поздно.
И не желая более продолжать эту тему, он аккуратно перевёл разговор на более интересующую его тему. Желание понять, что произошло в Хериане и о какой женщине обмолвился Хару, было сильней обсуждения политики Виззариона. И, надо сказать, новости оказались более чем интересными!
А что, всё это было бы как раз в духе Глац. Насрать в тапки всем, начиная от Визариона, заканчивая всеми своими недоброжелателями и претендентами на своё место.
- Что ж… - сказал Ролан, после недолгого молчания. – Иметь «кусок мяса» в фаворитах – вполне верю. Что касается наших беглецов… Интересно, как она собирается провернуть эту махинацию? – настроение Ролана как будто улучшилось. – Женщины клана не дадут полукровке сесть на трон, даже будь это ребёнок самой Императрицы. Никаких императоров, помнишь? Если же она хочет связать сына с нашей принцессой… Нет, тут без шансов, как ни посмотри. Ей придётся перебить весь свой клан. Ты пей, Хар, пей. Поверь, Шериан будет приятней увидеть тебя пьяным, чем увидеть тебя гружённым, - и поднял кубок в виде беззвучного тоста. – Так что там произошло? Хочу больше красок!

Отредактировано Ролан (24-05-2020 21:18:16)

+1

9

- Клан Лэно не примирится с императором, - Харука качнул головой. – Они хотели принцессу, но, как ты сам знаешь, она недосягаема, даже если предположить, что Виззарион передумает и решит выдать её за кого-то из сыновей глав Домов… что тоже невозможно по другим причинам.
Харука не верил, что это хитрый план Иль Хресс. Он помнил взгляд Авеля. Так не смотрят на девушку, которую хотят обмануть и соблазнить ради трона. Он действительно её любил. Так же сильно, как ненавидел свою мать за её амбиции, но что он мог сделать? Бегство и покровительство матери – это всё, что спасало его от виселицы. Закон немилостив к тем, кто касается женщины императора, даже если эта женщина никогда не делила с ним постель.
- Но я согласен с тем, что императору не хватает союзников, чтобы выстоять.
Слабость короны слишком очевидна.
Ариго задумался над словами друга. Сделал ещё глоток вина. Машинально. Все эти разговоры были тяжёлыми и давили на него. Слишком много причин, чтобы впервые за долгое время просто забыться. Он не хотел думать. Не хотел вспоминать. Не хотел понимать мир, в котором оказался. Он не принимал самого себя, потому что нарушал клятвы и не мог с этим примириться. Тяжёлый груз оказался непомерным для него, и вот-вот мог просто раздавить.
- Ты помнишь, как она в последний раз отреагировала на меня, когда я вернулся в аромате вина? – вампир усмехнулся, посмотрел на Ролана. – Помнишь? А я вот нет!
И сам не заметил, как снова сделал глоток. Харуку можно долго уговаривать начать пить, но остановиться он уже не сможет.
- Я приехал в Хериан по приказу императора – убедиться, что ни Авеля, ни Элениэль нет во дворце Иль Хресс. Меня горячо встретили, официально, но не успел я осмотреться, как одна из вампирш решила при мне прирезать главу клана, - он вдохнул и расслабленно развалился в кресле, сползая по спинке всё ниже. – Нож был из обсидиана. Разломался в ране и застрял в ней кусками… О лекаре они позаботились заранее. Когда за ним послали, оказалось, что его уже убили. Мне пришлось самому доставать из неё все осколки и залечивать рану, как могу… Сам знаешь, насколько паршивые раны от обсидиана.
Фойррово проклятье вампиров.
- Отдам ей должное – она ни разу не крикнула.
У него был шанс позволить ей умереть, но Харука не смог этого сделать и понимал, что поступил правильно не только из сострадания, а и из понимания, что другой глава клана будет менее сговорчивым и понятным, чем Иль Хресс и её мотивы.
- Я оставался рядом, пока не проверили всю стражу и не переловили убийц. Сначала подумал, что это провернули специально, чтобы я не заметил подвоха с принцессой, но оказалось, что нет.
Харука нахмурился, о чём-то задумавшись, но не озвучил эти мысли.
- Я уверен, что принцесса и Авель скрываются в Хериане. И думаю, что Виззарион тоже об этом знает, но не желает смерти ни брату, ни сестре.

+1

10

Ой, брось, Хару. Всё можно решить, со всеми можно договориться. В конце концов, Лэно тоже не дураки, но… Ролану нравилось, что Старейшины предпочитали особо не вмешиваться, молча наблюдая, как внук первого Виззариона рушит то, что с такой кропотливостью создавалось двумя поколениями.
Тем временем у Харуки начинает развязываться язык, и будь Князь чуть большей скотиной, он бы этим воспользовался. В личных целях, разумеется. Даже немного жаль, что он так верен этому странному парню, вызывающему отторжение практически у всех, кто был с ним плохо знаком. Тех же, кто знал его достаточно хорошо, можно было по пальцам пересчитать.
Обсидиан… Ролан поморщился, от неприятных воспоминаний, но сочувствия к Глац эта новость не вызвала. Было во всём это странно лишь одно – то, что атаковали при Карателе. Крайне… недальновидно, если только женщины не надеялись убрать и его тоже.
- Если он не желает им смерти, то мог бы просто объявить о помиловании. Я знаю, что в таком случае, если беглецы действительно у Глациалис, она могла бы через них попытаться повлиять на императора, но… - Князь задумался. – Если это действительно было реальное покушенние, а не представление для тебя, то у нашей императрицы дела немногим лучше, чем у Виззариона. Впрочем, меня не может не удивлять то, что они не попытались осуществить свой план до твоего приезда. Зачем подвергать себя лишней опасности? В конечном счёте, если бы не ты, у них бы всё получилось. На крайней случай, можно было бы и подождать, пока ты уедешь, ведь о твоём приезде знали заранее. А там обыграть всё наилучшим образом, чтобы новую главу не смогли не принять при совете. При их ресурсах… Впрочем, не могу не радоваться тому, что достойная оказалась недостаточно достойной, в противном случае мы с тобой не беседовали бы сейчас в столь приятных условиях, – вообще никогда больше не беседовали бы, потому что я стоял бы рядом с Шер у твоего хладного тела, - а… - Бойер сделал неопределённый жест рукой, обозначая множество других вариантов. – А, например, расхлёбывали историю с новой императрицей Виан и, возможно, со всплывшими мертвецами в лице дрожайших родственничков нашего императора. Выпьем же за столь приятное разрешение ситуации!

Отредактировано Ролан (02-06-2020 15:19:40)

+1

11

- Нас было всего трое. Я и двое моих парней, - Харука пожал плечами. – Они могли убить нас вместе с ней, но что-то в их плане пошло не по плану.
Вампир думал об этом.
- Думаю, что они рассчитывали на то, что я не стану её спасать, - это самый близкий вариант. – Кто ещё бы попытался спасти её, если бы оказался на моём месте? – он усмехнулся, посмотрев на Ролана. Они оба знали, что только Ариго при своём отношении к чужой жизни и к Иль Хресс, не сделал бы Культу фанатичных женщин такое одолжение. – Слишком дорогое представление для одного меня, - он покачал головой и сделал ещё глоток, допив всё содержимое кубка. – Я не был уверен, что вообще смогу её спасти, а Айнирг'хель повезло, что во дворце пока ещё больше её сторонников, чем противников, но должен признаться… было их немного, и большая часть из них видела во мне скорее угрозу. Они решили, что это я и гвардейцы подстроили покушение на их госпожу. Может быть, в этом и был план… Стравить нас с ними, и выставить императора главной проблемой и убийцей, - он потёр переносицу, вздохнул.
Кто уже узнает правду?
- Покушение на неё, отчасти нам на руку. У Айнирг'хель хватает проблем, чтобы не лезть в столицу и не пытаться усадить сына на трон. Сначала ей нужно удержать Хериан, а иначе смысла от Мирдана как от пятого копыта в заднице.
Харука задумался о безопасности принцессы, которая угодила в гнездо змей.
- Я не уверен, что Авелю и принцессе безопасно в Хериане, но даже если Виззарион официально помилует Авеля – это ничего не изменит. Их ребенок останется претендентом на трон и будет угрозой. Вспомни, что мать Мередит сделала с той наложницей? Она едва не потеряла наследника и сама не погибла.
Вампиру казалось, что в целом мире не найдётся безопасного места для кого-либо из семьи.
- Иногда мне кажется, что династия Виззарионов полностью вымрет ещё до того, как мы встретим Кэтель.
Слишком мрачные мысли занимали голову Карателя.
- Или вымрем мы – от голода или рук голодных вампиров. Что вероятнее, - ухмыльнулся Ариго. – Иногда я думаю забрать Шериан с детьми и уехать куда-нибудь… подальше от Севера.
Он никому этого не говорил. Даже Шериан.
- Но я сам заварил эту кашу, и не могу всё бросить… Я же знал, как он на неё смотрел… Мог это предотвратить… Глупые дети…

+1

12

Ролан задержал на языке вино, закрыв левый глаз и покачав головой, показывая своё отношение к словам друга. Глациалисс мог спасти кто угодно. Даже Ролан. Может быть, не из благородства, но из возможных благ, которые ему сулила бы подобная… выручка. Вампирша, конечно, та ещё сучка и держать подобную женщину в должницах – это почти как нажить себе врага, но Князь мог бы себе это позволить. Чисто из… тщеславия.
Ролан любил играть на острие ножа – это придавало вкус жизни.
Бойер улыбнулся, представляя, как эпично, должно быть, выглядела та сцена в замке. Окровавленный Харука, пытающийся спасти своевольную, но всё ещё нужную женщину, подопечные этой женщины, решившие, что он не спасает, а убивает их предводительницу… В мире этих безумных мужененавистниц, наверное, что-то сломалось, когда они поняли что к чему. Или же НЕ сломалось и одолжение, сделанное Кречетом, воспринялось, как должное. Холоп знает своё место. Хороший холоп.
- Она могла бы усадить Авеля на трон, а своих дев-воительниц либо истребить, либо заткнуть за пояс, будучи мамкой настоящего правителя, - возразил Ролан и сделал ещё глоток. – Первое, конечно, более вероятно. И, скажу я тебе, учитывая политику наших самодостаточных, мало кто вступился бы за них. Лэно бы точно отказались, а Арис… Ну вот они, кстати, могли бы, да, но и то не все.
Впрочем, это всё рассуждения из разряда «если бы да кабы», поскольку вряд ли Глациалисс хватит мужества, рискнуть всем в возможности «лучшей жизни». Остаться с разбитым корытом… Ну уж нет, это точно не про неё. Тут уж лучше синица в руках, как говорится.
«Если только ребёнок действительно Авеля, - думает Бойер, больше не перебивая друга. – И если это мальчик. Впрочем, как бы то ни было, я не знаю, что должно случиться, чтобы Старейшины признали императором полукровку. Скорее Солнце простит Бэлатора, чем они уступят прихотям женщины…
Хотя с Солнцем это я, конечно, погорячился».
Чем больше говорил Ариго, тем мрачнее становился его лик. Князь, наблюдавший за другом, почти ему сочувствовал: на взгляд советника у Кречета был один большой минус – он через чур серьёзно относился к своим обязанностям, в силу чего его основной женой становилась работа, а не Шериан. И по мнению Ролана, Шериан бы сводила вампира в могилу с меньшим упорством, чем это делает Служба его Величеству.
И точно в ответ на эту мысль-ощущение Хару говорит:
- Иногда я думаю забрать Шериан с детьми и уехать куда-нибудь… подальше от Севера.
И Князь думает, что это было бы правильным решением. Но Харука слишком патриот, слишком обязательный, слишком… правильный, чтобы сойти с тонущего корабля и просто пожить счастливо. А ведь Шериан пошла бы за ним куда угодно…
И тут вскрывается корень всех зол. И Ролан, ещё совсем непьяный, смотрит на Кречета и начинает понимать. Начинает понимать всё.
- Мы все умны задним числом, дружище, - говорит Князь, глядя на вино в кубке. – Может быть, расскажи ты кому об этом, вместе вы могли бы более… широко взглянуть на ситуацию и предупредить неприятности. Подумай об этом, -  взгляд на Харуку, и вдруг – улыбка: - Если, конечно, вспомнишь завтра об этом.
Он беззвучно хохочет, как будто снимая напряжение.
Что было – то было, это всё неважно. В конце концов, Ролану бы только нотации читать – сам ведь не рассказал другу о том, что принцесса находится в борделе, когда та пришла к нему за помощью. И в итоге что? В итоге мы имеем то, что имеем. Во всех смыслах. И не только Ролан.
- Кого ты там успел прихлопнуть-то? – говорит он просто, как бы между делом. – Что за женщина такая?

+1

13

Харука кивнул.
Что плакаться о том, чего он не сделал в прошлом? Самобичевание никак не изменит настоящее. Путешествовать в прошлое не умел ни один мистик, а Ариго – и подавно. Он тащил на себе другие тайны и не торопился делиться ими, думая о последствиях, но в то же время вспоминал, что именно тайны привели его к тому, что он имел сейчас. К принцессе в бегах, раненной Иль Хресс, угрозе трону и Эдриану Грейну с его Домом, который отчего-то оказался в самом выигрышном положении. Последнее казалось Харуке странным.
- Не нравится мне этот вампир, - вслух сказал Кречет, не заметив даже, что друг не слышал его мыслей, а потому знать не знает, о чём, путаясь в словах, в очередной раз заводит разговор вампир.
Он отвлёкся на слова Ролана, но с явным запозданием. Фойрровы мысли… Как за ними поспеть?
- Женщина? – выхватил Харука из потока информации. – Какая женщина? – светлые брови сошлись на переносице. Каратель глубоко задумался, пытаясь уловить нить разговора. В затуманенном сознании, опьянённом вином, всё выглядело как-то не так и наперекосяк. Мысли казались ему шустрыми рыбами в пруду, которых он зачем-то пытался поймать голыми руками. – А, женщина… - вспомнив, он вздохнул, помассировал уставшие глаза. – Цесанна, - он запомнил её имя слишком хорошо, хотя предпочёл бы забыть и больше никогда не вспоминать. – Мать императрицы, - и тут он сказал явно лишнее.
О связи между наставницей в гареме императора и самой императрицей не распространялись. Виззарион сделал всё возможное, чтобы никто не узнал об их связи. Защищал Мередит, но при этом не дал ни единого шанса женщине, оступившейся раз ради благополучия дочери, когда отдал приказ казнить её.
- Я сделал всё по закону, - убеждал себя Харука даже сейчас. – Она навредила женщине императора и покусилась на жизнь его наследника. Это карается смертью.
Она извела маленькую девочку, используя её в своих целях. Эта девочка никогда не сможет жить под настоящим именем. Никогда не восстановит память целиком и останется с повреждённым и замученным псионикой и ритуалом крови умом. Она заслужила смерть, но почему тогда так тяжело на душе? Почему дрогнула рука, когда он заносил меч? Почему её лицо стояло у него перед глазами?
Вспоминая об этом, он сам потянулся наполнить кубок, а потом одним махом осушил его. Голова затуманилась ещё больше, а настроение заметно приподнялось. Лицо вампира раскраснелось, взгляд стал влажным, искрящимся, хмельным.
- А что там у тебя с Анри? – вдруг вспомнил Харука и посмотрел на друга. – Или это ты её к Виззариону заслал, как верную шпионку, чтоб она вместо тебя была в курсе всех новостей? – усмехнулся вампир, снова подливая себе в кубок. - Я не прочь гульнуть на свадьбе! Похороны надоели...

+1

14

Если бы только Харука был чуть более разговорчив. Не сейчас, когда его мысль обрывчата, но когда она цельна. Если бы только он научился доверять больше, чем полностью. То есть… В доверии вампира Ролан не сомневался и знал, что Ариго без колебаний подставил бы Князю свою спину, отдал бы на сохранение самое ценное – свою семью, и что его самого, Князя, он защищал бы до последнего вздоха, будь такая необходимость, но… Но на первом месте всё ещё стояла служба и верность короне.
Интересно, понимает ли Виззарион, как ему сказочно повезло? Иметь на службе кречета с геном верной собаки доводилось немногим.
Пол хмелем палач начинает выдавать тайны. Но ухватиться за обрывки получается с трудом. Что за вампир? Кто не нравится слуге Его Величества? Что вообще творится в твоей черепной коробочке, Хару? Когда ты в последний раз нормально спал и проводил время со своей семьёй? Твоя верность Шейну – это прекрасно, но не стоит так убиваться из-за мальчишки, который всю сознательную жизнь шатался по человеческим харчевням; мальчишки, который слушает кого угодно, только не тех, кто действительно бы мог помочь. Вместо того, чтобы сколотить вокруг себя круг единомышленников (почти ровестников – это тоже важно), он взваливает всё на тебя. Ты силён, Хару, ты, пожалуй, лучший представитель нашей нации, но даже у тебя будет предел. И когда ты сломаешься, кто поможет этому глупцу? Я? Вряд ли. Глац? Смешно. Лено? Тоже нет. Его склюют, мой друг. И ты не сможешь ничего сделать, потому что сломаешься прежде, чем наступит этот момент. Но как мне помочь тебе? Не ради Виззариона, но ради тебя, Шериан и детей? Ради себя, в конце концов.
Цессанну Ролан знал хорошо. Даже очень хорошо! Но даже он не догадывался, что у вампирессы была дочь, и уж тем более, что она стала их императрицей. Вот это поворот! Поворот, достойный какого-нибудь сентиментального романа. Только закончилось всё не очень хорошо, а?
Пожалуй, это был тот редкий случай, когда Бойер был полностью солидарен со своим монархом. Если бы какая-нибудь… женщина… решила навредить его возлюбленной, а уж тем более матери его детей, Князь действовал бы немедленно. И очень может быть, что вообще без суда и следствия. Торговые кварталы смыкались не над одной головой.
Но мысли о наследниках вернули воспоминания о Саре, Ирэн и детях, которых больше нет. Ролан даже не думал, что последнее заденет его так сильно.
- Ты абсолютно прав, - внушительно сказал другу Князь, подавшись вперёд и заглянув в наконец-то блестящие (в данном случае – от алкоголя) тёмно-серые глаза. Глаза, которые пугали куда как чаще, чем их хозяин хотел бы. – Она сделала свой выбор, и прекрасно понимала, какие последствия её ждут.
Но вообще это интересно. Какие ещё тайны хранит Харука? Чем ещё так отчаянно не хочет делиться со своим окружением Виззарион?
- А что там у тебя с Анри?..
Ролана мысленно передёрнуло. Этот парень явно издевается…
- Я, конечно, понимаю, что ты ждёшь не дождёшься, когда я обкорнаю себе волосы, но увы! Тебе придётся страдать ещё некоторое время, завидуя моей шевелюре! Ты-то так уже не могёшь, а! – смеётся Князь, собирая одной рукой волосы в хвост.
Ролан хочет уйти от разговора, но вдруг понимает, что он немногим отличается от Харуки – ему тоже не с кем было поделиться самым сокровенным. Ни с кем, кроме него. А с этой самой делёжкой у друзей с некоторых пор возникли очень и очень большие проблемы. Интересно, почему.
И Князь решается. Решается начать.
- Сара девочка у нас самостоятельная, - даже слишком.Думается мне, мы скорее погуляем на её свадьбе с… Грейном, например, чем на моей, - и в голосе звучит почти неприкрытые досада, обида и злость. – Впрочем, если она будет достаточно прозорливой, то…
Он не заканчивает свою мысль, сводящуюся к тому, что если Саралэт хватит ума и цинизма, то она вполне может стать фавориткой Виззариона, а в дальнейшем – чем Фойрр не шутит? – и императрицей. А что? Отличный финал для девчонки, проданной в бордель. Братец Анри был бы доволен.
(Нет).

+1

15

Они скрывали слишком много тайн друг от друга, и, узнай их, как бы он себя повёл – кто знает. Вампир быстро переключился с одной темы на другую, рассмеявшись на потуги друга найти что-то хорошее в возможности собрать волосы в хвост.
- Зато под солнцем не жарко, в бою не мешают, а в постели – не одиноко.
Шах и мат, холостяки.
- Давай я разнообразия ради побуду свахой, - Харука потянулся к голенищу сапога, достал нож и игриво его подкинул – чудом поймал. Координация подводила после выпитого вина. – Обрежу тебе волосы, затащу тебя к Анри, скажу, что ты стесняешься, но уже серьёзно настроен завязать с другими бабами!
Ариго выслушал слова друга про Сару, вернув нож обратно за голенище.
- Грейн… - он поморщился, вспомнив о вампире. – В последнее время его слишком много во дворце и рядом с императором, - Харука вздохнул, подливая себе вино. – Иногда мне кажется, что он что-то знает, чем манипулирует другими. Больно быстро поднялся, когда был вообще никем. Не хочу приуменьшать его заслуги, но не нравится мне этот парень, - покачав головой, вампир посмотрел на друга. – Не оставлял бы ты его один на один с Анри. Ей с ним ничего не светит кроме роли ещё одной любовницы в постели, а её репутация и так подпорчена тобой и помолвкой с Авелем.
Выпивка притупляла и все мысли и соображения приходили к Харуке с большим запозданием.
- Да ты никак ревнуешь? – вдруг решил вампир и хлопнул себя ладонью по бедру. – Я всегда знал, что девушка с норовом дикой лошади тебя сломает.

+1

16

Князь с умилением смотрит на пьяного Хару.
В постели бывает одиноко даже, когда ты женат, друг мой. Я бы даже сказал: ОСОБЕННО, когда ты женат.
Ариго уморителен. Бойер прям видит его в роли свахи, особенно сейчас. Картина маслом:

солнце печёт, на улицах почти никого, двое пьяных аристократов тащатся в дом к Анри. Грозный стук в дверь:
- ОТКРЫВАЙТЕ, ИМЕНЕМ ИМПЕРАТОРА!
Слуги мечутся, они узнают Кречета, пускают его внутрь. Навстречу выходит Сара.
- САРАЛЭТ, НЕВАЖНО, ЧТО БЫЛО В ПРОШЛОМ! ВЫ ДОЛЖНЫ БЫТЬ ВМЕСТЕ, ВОИМЯ ЛЮБВИ, ДЕТЕЙ, КОРОТКИХ ВОЛОС И РАДОСТИ В ПОСТЕЛИ, К ТОМУЖЕВЫУЖЕБЫЛИВМЕСТЕОБЭТОМСУДАЧИТВЕСЬГОРОД. НО ЭТО НЕВАЖНО! БУДЬТЕСЧАСТЛИВЫДЕТИМОИ!
О, да…
И проглоченные слоги, конечно, потому что стоять на ногах Кречету удаётся только благодаря невероятному везению.

-…скажу, что ты стесняешься, но уже серьёзно настроен завязать с другими бабами!
Князь хохочет. Это он-то стесняется? Ну-ну.

Саралэт смотрит на пьяного палача с удивлением и, возможно, ужасом.
- ОН ОБЕЩАЛ ЗАВЯЗАТЬ С БАБАМИ ГОЛОВОЙЗАНЕГОРУЧАЮСЬ!

Но хорошее настроение улетучивается так же быстро, как приходит.
Князь подливает себе вина.
Он не хочет думать о том, что Сара… А как не думать? С ним она  быть не хочет, детей от него она тоже, в общем-то, не хотела (мысли материальны, дорогая моя девочка, очень материальны), так что сильная независимая женщина может лечь под любого, кого посчитает выгодным. К тому же, место в Совете у неё уже есть.
Ложись под кого угодно, только снимите с меня эту… связь.
- Её репутация подпорчена её собственным братцем, - отмахивается Князь, не желая вспоминать, как по глупости стал орудием в руках Археля.
Ролану Грейн, к слову, тоже не нравился. По разным причинам. И не хочется себе признаваться, но Сара действительно была одной из этих причин. Одной и главных причин. И, конечно же, Анри никогда об этом не узнает.
— Да ты никак ревнуешь?
Князь, пивший в этот момент, аж поперхнулся, когда услышал реплику друга.
Я… что?!
И заржал, как только смог откашляться.
- А-ХА-ХА-ХА! ДИКАЯ ЛОШАДЬ! А-ХА-ХА-ХА-ХА!!!!
Ролан даже не знал, почему это так смешно. Но смешно было до умопомрачения.
Слёзы выступили в уголках глаз, вампир стёр их тыльной стороной ладони и попытался отдышаться.
- Норов дикой лошади… у-у-у-уф! – Князь откинулся на спинку кресла. – Это ты, конечно, хорошо… Надо запомнить. И нет, друг мой, не дождёшься, что я начну плясать под дуду какой-нибудь юбки. Ролан Бойер не из того теста слеплен! – с шутливым пафосом сообщил он другу, улыбнувшись. – А ревность… Я просто собственник, мой друг, ничего больше.
А с Грейном действительно надо что-то делать. В Совете есть место только одной выскочке – и эта выскочка я!

Отредактировано Ролан (07-07-2020 20:25:26)

+1

17

В какой-то момент что-то пошло не так. В какой именно – Харука уже не помнил. Наверное, в тот момент, когда он сделал первый глоток. Да, определённо. Не стоило пить вообще, потому что, как повелось у Ариго, он долго соглашался, а, когда соглашался, - не мог остановиться совсем. Каждый раз вампира тянуло на приключения после выпивки – то наведаться в дом Анри и поведать ей о душевных переживаниях Ролана. Он даже согласился петь а капелла у её балкона, разбрасывая чужие петуньи. Пару раз хотел завернуть в какую-то захудалую таверну, чтобы попробовать местный эль – вдруг не такая дрянь, как описывают? Нет, дрянь. За такие деньжищи! Едва ли не заглянул в бордель, где под стеной его заманивала вампирша, соблазнительно выставив бедро в разрез. Харука умудрился даже к ней подойти, протянуть руки, пощупать юбку платья, натягивая её то так, то эдак под фальшивый девичий смех, а потом брякнуть, что не, такое его Шериан не подойдёт – слишком шлюховато, и отхватить по щам от рассерженной и обиженной девушки.
После полуночи два не слишком трезвых – точнее вообще одного не трезвого – вампира явились в дом Карателя. Харука пел. Неумело, громко, чтоб все слышали, что главный гвардеец императора возвращался домой в компании лучшего друга и как сильна его любовь – к жене, конечно – и сердечная дружба с одним длинноволосым щеглом. Пел, конечно, что-то непристойное про какую-то Мари, которая упала в объятия сорока одного пирата, а потом оказалась дочерью короля.
Домой вошёл с грохотом. Смачно поцеловал в щеку дворецкого, обласкал пса и с видом героя направился к лестнице, обещая, что стиснет в жарких объятиях того, кто не спрятался, потому что он не виноват, что зверь. Зверь так увлёкся своим дикарством, что прошёл мимо Шериан, сидевшей в гостиной, а, дойдя до спальни нетрезвой походкой, завалился в пустую постель и тут же захрапел. Громко.
Папа вернулся. Принимайте.

0


Вы здесь » Легенда Рейлана » Эпизоды » [05.07.1082] Немилая немилость