Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре август — сентябрь 1082 год


«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Солмнир Алисия Эарлан Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [1080-1082] Бумажные города


[1080-1082] Бумажные города

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

- игровая дата
1080 — 1082 года
- действующие лица
Камелия де Катос, Гипнос Беннатор

Найти в современном мире учёного-теоретика и практика, совпадающего с тобою во взглядах — небывалая удача. И, несмотря на все мили, что отделяют процветающий мрачный Анейрот от запущенного, разграбленного Акропоса, специалист по зачарованию и амбициозный некромант продолжают вкладывать ответные письма в голубиные скелеты. 
Так начинается диалог, который продлится почти три года.

+2

2

Юный Беннатор,

пишу тебе из Анейрота. Твоё письмо я получила седьмого числа сего месяца, но отвечать не хотела, оттого задержала ворона. Отец шлёт привет и благодарность Дедалусу Беннатору, твоему отцу и магистру Акропоса; впрочем, он явно подчеркнул, что место яшмовой шкатулки с янтарём и сердоликами в козьем хлеву или же в амбаре с мертвецами. Сама я возьму на себя дерзость остаться на нейтральной стороне в разрешении данного вопроса и откажусь поделиться собственными оценочными выводами и суждениями о ценности ответного подарка.

В последние недели особняк де Катосов посетили несколько семей с предложениями о новых брачных контрактах, и все ждали услышать из моих уст ответ положительный. Кроме того, идёт жнивень и близятся хмурень с листогором, сезон отпусков. Каждая первая семья Анейрота и близлежащих территорий с достатком жаждет обзавестись защитными амулетами для сопровождающего конвоя и родственников; амулеты требуют уникальные равно как по эстетике, так и по функционалу. Я трачу ненужное и бесполезное количество часов в попытках разъяснить, что от данных различий выиграет одни их тщеславие с эго. В наши времена не встретишь клиента, жаждущего получить идеальную, выточенную работу заклинания в совокупности с огранкой камня, а не гравировку и огранённые хрустали.

Я скучаю по безсезонью, когда передо мной появляется возможность изучать кристаллы и заниматься вещами, полезными для науки, а не снабжать пустыми блестяшками заказчиков. Отец со мною не согласен.
По правде говоря, я с нетерпением жду дня его смерти. После похорон я наконец-таки смогу переоборудовать бóльшую часть замка и создать ту лабораторию, которую так долго и тщательно планирую. Прилагаю краткий чертёж-набросок.

Составляя данное письмо, я вспоминала об эксперименте, который мы проводили в замке Акропоса. Повторял ли ты его? Получал ли новые данные, сравнивал ли результаты? Я пытаюсь продумать амулет, который сможет расплескать заклинание на подобный радиус, поражая нескольких магов одновременно.

Помимо того, у меня назрел вопрос. За время нашего знакомства, я заметила, что обе руки твоей отмершей части тела остаются руками ребёнка от восьми до десяти лет. Развивается ли трупная твоя часть или ты только поддерживаешь её волшбой?

К письму я прилагаю переписанные собственною рукою цитаты из труда Густаффа Морени, кажущиеся мне наиболее логичными и последовательными. Мне будет любопытно узнать твои умозаключения по описанным им явлениям.

Жму руку твоей живой, развитой половины.

Леди Камелия де Катос,
Анейрот, 15 число жнивеня 1080 года.

+2

3

Камелия!

Честно говоря, я не сразу понял, как стоит начать письмо — до сих пор мне никому не доводилось писать. Правила требуют, чтобы я обращался к тебе «миледи» или даже «дорогая Камелия», но, как я успел отметить, официальные обращения тебе не близки, а все прочее звучит слишком фамильярно. Да и когда нас с тобой интересовали правила?

Впрочем, поначалу, следуя им же, я менее всего хотел отвечать на твой вопрос относительно состояния мертвой половины нашего с братом тела, посчитав его слишком личным. Однако в свете научного интереса, который, несомненно, является истинной и единственной причиной этого вопроса, понял, что мое смущение не имеет смысла.
Так вот, отвечая на него: нет, та моя — теперь уже моя! — часть, что отмерла, остается неизменной с годами. Изменить эту диспропорцию я не в состоянии и не в силах, поскольку, вне всяких сомнений, это не придется по нраву моему брату (зачеркнуто) это будет означать существенные проблемы в жизнеспособности моего организма. Я могу поддерживать эту половину магией и, как ты успела заметить, даже управлять ею — но не вырастить ее до размеров тела взрослого человека. Думаю, мне повезло уже в том, что обе ноги мои — живы и продолжают расти пропорционально друг другу. Пожалуй, на этом стоит закрыть этот вопрос и перейти к темам несоизмеримо более интересным для нас обоих.

Я рад слышать, что ты продолжаешь работу над артефактами, и не сомневаюсь, что однажды ты найдешь формулу, которая позволит массово плести заклятье на большой площади, усиливая его эффект. Сожалею также, что тебе приходится работать и с тем, что не приносит удовольствие — и в утешение могу сказать лишь, что постоянная практика, даже та, которая, на первый взгляд, является бессмысленным повторением одного и того же, никогда не бывает бесполезной. Доведя до совершенства работу с простыми заказами и создав себе громкое имя в среде зачарователей, ты сможешь расширить штат артефакторов, которые будут принимать в работу неинтересные тебе пожелания клиентов, оставляя тебе время для исследований и открытий более значимых.

Сам я продолжил эксперимент по наполнению консервантом мертвого тела, но, вопреки изначальной цели, загорелся новой идеей. Теперь меня интересует, насколько разрушительной может быть реакция внутри тела, и к каким последствиям может привести различной силы воздействие на «взрывной труп» магией. Сочетание амбросиевой соли, горного масла и кипарисовой настойки производит потрясающий по силе эффект. Опасаясь за сохранность своей лаборатории, я проводил несколько испытаний в подвале и собирался попробовать в пыточных, но отец запретил мне эту практику. Пришлось удовольствоваться тем, что силу взрывного вещества я опробовал на других мертвых человеческих телах и одной живой козе. Не совсем чистый эксперимент, и взрыв не привел к летальному исходу с первого же раза. Но теоретическая формула наиболее убойного вещества у меня готова, ниже прилагаю ее тебе на оценку. Что скажешь? После твоего отъезда я много думал над ней и считаю, что могу по праву гордиться результатом.

Мы не успели закончить нашу дискуссию относительно трудов Густаффа Морени. Насколько я успел понять, тебя интересуют не столько его идеи о Душе, сколько трактат о государственном устройстве. Подробно изучив его, я считаю, что Альянс как форма государственности наиболее близок к описанной Морени магократии: городами управляют исключительно владеющие магией некроманты, а в обществе в целом присутствует сословная пирамида, где и крестьяне, и воины находятся под управлением колдунов и каждый на своем месте. Однако на этом сходства и заканчиваются. Морени описывает выборную систему, в то время, как у нас, к добру или к худу (но, скорее, все же к добру, иначе мы с тобой просто не смогли бы вести ту жизнь, к которой привыкли) власть передается по наследству. Кроме того, я не могу представить себе практическую реализацию идеи отсутствия собственности у каких бы то ни было сословий и классов. Лишить простых горожан радостей обладания тем немудреным имуществом, что у них есть? Привить аристократии нестяжательство и раздел капитала в угоду всеобщему равенству? Собирать детей некромантов в единое стадо с детьми угольщиков, плотников и скотоводов, чтобы воспитывать сообразно некой единой системе? Право же, иногда я понимаю, за что Морени был высмеян современниками, хотя его труды, без сомнения, грандиозны. Мне кажутся утопичными и прекрасными идеи его всеобщей заботы друг о друге, но в реальной жизни ни один человек не будет бескорыстно проявлять заботу к другому. Не в обществе некромантов Альянса. Быть может, где-нибудь на острове Сильва и практикуется подобный подход, но на эту тему мне сказать нечего — я крайне мало знаю о жизненном укладе эльфов.
Напиши мне, что ты думаешь об этом. Мне очень интересно.

Я изучил присланный тобою чертеж лаборатории твоей мечты. Некоторые моменты не до конца понятны мне по функционалу (в частности, непонятным видится столь обширная зона отдыха, съедающая рабочее пространство), но могу сказать, что никогда еще не видел такой детальной и продуманной планировки. Следуя твоим советам, я слегка изменил местоположение в собственной лаборатории, и вынужден признать, что стало действительно удобнее. Правда, в процессе перестановки пострадали двое немертвых слуг, но кто виноват, что у них не хватает понимания, когда не стоит лезть под падающий чан с кислотой...

Кстати. Ты слегка ошиблась в расчетах, когда советовала мне сузить горлышко колбы. Точный расчет показал, что наименьшее количество конденсата оседает при объеме три пятых от изначального. Но в любом случае это было достаточно ценное замечание.

Мне пришлось потратить на эту переделку больше, чем я рассчитывал, и теперь в ближайшее время покупка новых компонентов и реагентов для меня станет достаточно затруднительной. Отец возражает против дорогостоящих переделок, считая, что главное — это результат, а мои текущие результаты и без того его устраивают. Объяснения, что я мог бы работать куда лучше с новым оборудованием он считает юношеской блажью и небезосновательно полагает, что на эти мои траты повлияла встреча с тобой. Однажды он брюзгливо заметил, что лучше бы уж я «тратил эти деньги на то, чтобы охмурить девицу де Катосов». Я посчитал, что ты должным образом оценишь эту шутку, поскольку сам уже над нею посмеялся.

Наступает осень, и в Акропосе снова тяжелые времена. В осенне-зимний период мы оказываемся практически в полной изоляции, и единственный город, до которого наши караваны доходят — это близнец-Атропос. Впрочем, там нам не слишком рады. Советники отца прогнозируют, что этой зимой возрастет смертность среди бедного населения города. Я пытаюсь увидеть в этом хоть что-то хорошее: у меня будет достаточно свежего материала для экспериментов.

Будете ли вы праздновать в этом году в Анейроте Ардор? Остается всего два месяца с небольшим. Я слышал о магических турнирах, которые проводятся в твоем городе, но никогда не был зрителем, и меня очень интересует это событие. Кто будет чемпионом от Анейрота, и есть ли у тебя какие-либо предположения о победителе? Пожалуйста, напиши об этом побольше!

С нетерпением жду ответа
Гипнос Беннатор, наследник Акропоса,
25 число жнивеня 1080 года.
[status]Полумертвый[/status][icon]http://s8.uploads.ru/R2E9A.png[/icon]

Отредактировано Гипнос (13-12-2019 14:39:55)

+2

4

Юный Беннатор,

благодарю за столь подробный и обходительный ответ. Я заметила, что ты не придерживаешься основной линии разговора и постоянно отвлекаешься на незначительные внешние темы, лишённые как моего профессионального интереса, так и научной значимости. Я постараюсь ответить на них в пределах своих возможностей и знаний, однако, собирание необходимых данных для сравнения и составление выводов может занять определённое время и отнять затратные усилия. Поначалу я была убеждена, что это нерациональная трата времени, которая не поспособствует углублению нашей дискуссии и не повлияет на её эффективность, однако мой старший брат, Джеральд де Катос, оспорил мои убеждения и предположил их ложность. Посему, в целях определения ложности или же истинности данного утверждения, я собираюсь уделить ответвлениям разговора столь же пристальное внимание, сколь и основным его направлениям.

Подтверждаю твою правоту. Согласно официальным правилам, меня надлежит называть «госпожой» или же «леди», а неформальный этикет, диктующий правила общения в кругах аристократии, допускает и поощряет прилагательные «дорогая», «милая» и прочие характеристики. Мне не близки эти наименования, тебя я не считаю ни «дорогим» (который год я ломаю голову над вопросом, почему качественное прилагательное применяется к человеку, как к материальному объекту; я же не планирую твою продажу в рабство), ни «милым». Благодарю за понимание.

Благодарю за ответ о способах поддержания твоего тела. Напиши, не мог бы ты в дальнейшем избегать правок в финальных версиях писем?

Я принимаю твои сожаления, однако их выражение было совершенно необязательным. Соболезнования принято выражать в случае смерти родственников, друзей или коллег.
Юный Беннатор, у меня также возник вопрос, нелогично вытекающий из данного пункта. Скажи, ощущаешь ли ты потребность в соболезнованиях в случаях, когда одного из кузенов настигает смерть, и настигала ли тебя скорбь по ушедшей из жизни матери? По долгу статуса, мне необходимо посещать похороны клиентов и знакомых моего круга; раннее, когда ребром стоял вопрос о возможности наследования мною позиции главы рода, приходилось чаще. Однако же, ни разу я не была искренна в своих пожеланиях, а также не замечала, чтобы они помогали и меняли настроение хоронящих, принимающих гостей. Горечь утраты же по своей матери я никогда не замечала, но вполне возможно, что недостаточно плотно занималась данным вопросом.

«Сочетание амбросиевой соли, горного масла и кипарисовой настойки» звучит как перспективная смесь, состав видится мне не до конца доработанным, но удовлетворительным и эффективным. Не думал ли ты добавить к ней зажигательные преппараты, к примеру, напалмовые смеси? Это добавит формуле горючести.
Каков точный радиус поражения? Не думал ли ты опробовать смесь на живых овце, корове, баране и прочих парнокопытных для сбора большего количества данных?
Мне непонятен запрет твоего отца, он нелогичен. Пыточные — прекрасно подходящее для испытаний места. Не думаешь ли ты, что повторный разговор приведёт к положительному результату? Замок Акропоса — и твой замок тоже, и, ежели на данный момент вы не содержите в темнице пленных, дезертиров, предателей или слуг для дальнейшего отправления на опыты, помещения необходимо практически применить. В ином случае выходит пустая трата пространства.

Процитирую Густаффа Морени:
«А при управлении выборном советом магистры, за редкими исключениями, чуть ли не стоят во главе: самые ядовитые из виверн произносят речи и действуют, а остальные усаживаются поближе к помосту, клацают клыками и не допускают, чтобы кто-нибудь говорил иначе, выступают за права не обладающих волшбой, опасаясь, что встретятся лицом с противником, их превосходящим в ораторстве и некромантском искусстве».
Касательно замечания по поводу собственности, значимость материальных благ переоценена и существует для установления мнимой власти. Сегодня ты обладаешь огромным поместьем, а завтра его отнимает магистр, пожирает пожар или разграбливают преступники. Нестабильность данной системы удручает. Собственность, в моём понимании, должна быть общей и выдаваться по нужде.
Касательно замечания по поводу заботы, альтруизм — ложное представление и иллюзия. Забота — это бартерные отношения, каждый участник предполагает вытекающую выгоду.
Касательно обучения некромантов. Таланты необходимо выявлять в соответствии с предрасположенностью мага, а также его личной заинтересованностью в той или иной сфере. Сегодня же наследники вынуждены выполнять ожидания своих родителей и соответствовать амбициям рода. В попытках доказать себе, своим предкам и сверстникам, маги прекращают развитие своего дара.
Общество должно работать на всеобщее благо и совместную пользу, а не уподобляться животным, погружаясь во внутренние конфликты, которые раздирают систему.
Я не понимаю твои опасения и считаю метод Морени наиболее эффективным. Правителей должно выбирать в соответствии с их навыками, способностями, знаниями и талантами; важна не кровь (я ещё не находила исследований, доказывающих, что по наследству передаются таланты к пению, танцам или решению уравнений, равно как и твоя кровь не является гарантом мощности магического потенциала) и не физическое здоровье, а магический потенциал и умение им управлять. Люди, которым достаётся власть, то есть некроманты, не должны этой власти, как выражаются, жаждать или же тяготиться её; они должны хотеть установить истинные законы и следить за их выполнением.
Знаешь ли ты, в чём заключается истинная свобода, Гипнос Беннатор? Свобода заключается в том, чтобы зависеть только от законов. Проблема остаётся в том, чтобы вывести законы верные и справедливые, а также надлежащим образом следить за их исполнением и пресекать ситуацию, где судебно-следственный аппарат окажется коррумпированным.

Благодарю за замечание об обширной зоне отдыха. Я полностью согласна, это мой просчёт. Данная ошибка была вызвана моей некомпетентностью в плане организации пространства для клиентов и визитёров — мой отец настаивает на том, что она обязана вызывать, цитирую, «восхищение, трепет, ненависть и зависть, ущемлять достоинство посетителей и постоянно напоминать, что по уровню достатка они всегда будут нам проигрывать».
Я переделала чертёж. Поделись своим мнением.
Соглашусь с замечанием о немёртвых слугах. Они обладают массой преимуществ перед слугами живыми, но, одни из главных их минусов — несообразительность и нарушенная координация.

Я учту твоё замечание об ошибочном рассуждении касательно горлышек колбы. Я оценивала толщину, полагаясь на глазомер. Получается, он работает неэффективно.
У кого ты заказываешь оборудование и кто занимается выдуванием твоих сосудов? Это личные заказы?

Выводы твоего отца субъективны. Наука призвана искать истину, а поиск истины — вечный процесс. В соответствии с modus ponens, наука —> поиск истины, поиск истины —> вечный процесс и исследования; а, значит, наука —> вечный процесс и исследования. В данной формуле отсутствует понятие результата, оно не столь важно.
Я не знаю, прав ли твой отец, но, уверена, что с лучшим оборудованием ты бы работал лучше. Ты талантлив. Гипнос Беннатор, пускай и чересчур мечтателен. Каковы твои планы на будущие исследования? Я могла бы сфинансировать некоторую долю тех, кои окажутся актуальными на сегодняшний день.

Я обдумала фразу на тему нашего возможного брачного договора и поделилась с нею со своим отцом. Его ответ был категорично отрицательным; в первую очередь, его не прельщает денежное состояние Акропоса, а также тот факт, что предполагаемый супруг не будет уметь обращаться с крупными суммами денег. До разговора с отцом, я составила лист преимуществ и недостатков нашего союза, и, замечу, что нахожусь в сомнениях, какая колонка превалирует.
Лично моё субъективное мнение — союз был бы обнадёживающим.

Преимущества:

— у рода Беннаторов появятся претензии на моё наследство и улучшится финансовое положение;
— род Беннаторов получит поддержку рода де Катосов;
— появится возможность проводить исследования совместно;
— появится возможность компенсировать незнание друг друга в определённых сферах.

Недостатки:

— бедность рода Беннаторов;
— ты являешься наследником Акропоса, следовательно, мне предстоит покинуть Анейрот и переехать в твой город, а площади вашего замка недостаточно для организации достойных лабораторий;
— де Катосы не видят пользы в открытии лавок с артефактами в Акропосе, следовательно, я потеряю работу;
— я нахожусь в сомнениях, получится ли у нас завести наследника традиционным путём, и отказываюсь посвятить себя воспитанию детей.

Почему известиям о вас не рады в городе-близнеце? Это связано с тем, что вы являетесь для него экономическим балластом и создаёте неблагоприятную репутацию, или с чем-то другим?
Зима — благоприятное время для исследований. Полагаю, ты действительно должен сосредоточиться на плюсах.

Я не посещаю магические турниры, поскольку они вульгарны и бессмысленны, а также отнимают большое количество времени. В мои обязанности некоторое время входило присутствие на них, но теперь этим занимается мой старший брат, Джеральд де Катос. Я не люблю общество людей и не понимаю самодовольства магов-победителей. Несколько раз мне поступали предложения о брачных контрактах от них во время визитов турниров, и после пятого я наотрез отказалась их посещать. Мне неприятен данный досуг, он не развивает.
Тем не менее, по написанным строчкам, у меня сложилось впечатление, что у тебя данное событие вызывает большой интерес. Ты считаешь, мне стоит поподробнее узнать о проводимых поединках, и посетить их?

Я опросила нескольких знакомых и о том же попросила брата, а также заплатила за данные профессиональным спорщикам, принимающим ставки. Прогнозы следующие:
Весмир Шелан, член братства Севелена — 13% ставок и 12 отзывов; Аргуцио Левеллен — 17% ставок и 10 отзывов;  Мария Карольдин — 11% ставок и 24 отзыва; Немар Теон — 25% ставок и 43 отзыва.
Мой брат поставил на Немара Теона; он дважды становился чемпионом, однако четыре года не выступал.

Леди Камелия де Катос,
Анейрот, 4 число хмуреня 1080 года.

Отредактировано Камелия де Катос (14-08-2019 14:42:20)

+2

5

Дражайшая, чудеснейшая, неподражаемая, умнейшая, сметливая и тонко чувствующая, милая и скромная госпожа Камелия, гордость дома де Катос, надежда артефакторики, друг и соратник, к которому обращаются все мои научные помыслы, и светлейшая леди Анейрота!
Заранее прошу простить меня за эту невольную шутку. Я заметил, что ты слишком буквально воспринимаешь все сказанные и написанные слова, но не смог от нее удержаться. Право же, когда я писал об этикете, я и подумать не мог, что мои изречения будут восприняты столь серьезно. Но, уж коль скоро мы говорим не только о научных изысканиях, но и о незначительных внешних темах, я посчитал возможным затронуть и этот вопрос, а посему полюбопытствую: бывают ли в твоей жизни моменты, когда тебе просто хочется улыбнуться не по этикету, а то и (я ни на что не намекаю, но вдруг случается и такое из ряда вон выходящее событие!) рассмеяться? Я правда спрашиваю из интереса, а не из желания оскорбить тебя – мне хочется понять, может ли что-то вызвать искреннюю улыбку на твоем лице.

Впрочем, переходя к более серьезным темам и вопросам, я постараюсь впредь придерживаться более тезисного ответа, если он тебе близок, но не могу поручиться за его сухость и сжатость, поскольку то, о чем ты спрашиваешь, все же касается эмоциональной, а не научной сферы.
Да, я выразил бы соболезнования по поводу смерти кого-то из моих кузенов, но вряд ли они были бы искренними – мне пришлось бы слукавить. К своим родственникам, за исключением отца и Вилрана, я не испытываю привязанности, которая позволила бы мне по-настоящему им сопереживать. Как некроманты, мы сталкиваемся со смертью достаточно часто, чтобы зачерстветь душой и сердцем, поэтому я думаю, что твои соболезнования принимают по этикету – точно так же, как ты и высказываешь их. Однако в том, что касается смерти матери – я заметил, что ты нередко возвращаешься к этому вопросу в своих мыслях. В этом мы с тобой похожи: оба мы при рождении стали косвенной причиной смерти своих матерей. Я расскажу тебе историю, о которой обычно не распространяюсь в кругу своих знакомых и приближенных – это очень личные воспоминания, но я не сомневаюсь в твоей способности хранить такие секреты.
Когда нам с братом было около девяти лет, мы посетили склеп нашей матери, Амисы Беннатор, без сопровождения отца или кого-либо из старших. Я тогда только начал постигать некромантию, и самонадеянно рассчитывал, что смогу призвать дух нашей матери для разговора. Нам с Вилраном хотелось знать, что она испытывает к нам, и способна ли дать нам ощущение заботы и любви, в котором мы на тот момент нуждались.
Я ошибся, и мы поплатились бы за эту ошибку жизнью, если бы не вмешательство отца. Амиса ненавидела нас, и напрямую обвинила нас в своей гибели. Ее ненависть и злость настолько сильны, что и по сей день дух ее не может упокоиться с миром, и в склепе Беннаторов ее удерживают лишь защитные чары, наложенные отцом. Никогда прежде мои ожидания так разительно не расходились с реальностью – и никогда еще моя скорбь по умершей матери не была такой глубокой и сильной, как в тот момент, когда я увидел ее. До сих пор, вспоминая об этом, я испытываю слишком сложные и смешанные чувства, чтобы попытаться описать их. Я уверен лишь в одном: мы с Вилраном не были виновны в ее смерти, точно так же, как и ты не была повинна в смерти собственной матери. Но не все матери способны это понять.
О чем бы ты спросила свою собственную мать, если бы могла? Что бы ты хотела сказать ей? И не опасалась бы ты разочарования, которое постигло меня, если бы этот разговор между ею и тобой был возможен? Попробуй задать себе эти вопросы – быть может, тогда постижение твоих собственных эмоций стало бы для тебя проще и естественнее.

Я решил последовать твоим инструкциям для чистоты эксперимента с разрушительным взрывным мертвецом (хотя, честно сказать, мои запасы мертвой плоти подходят к концу, и поставщики тел приносят мне совсем негодный и давно разложившийся материал). Радиус поражения без добавления напалма в помещении составляет два метра, при добавлении напалма по твоему совету пришлось чинить слетевшую с петель дверь. Плоть – неважно, живую или мертвую, – при этом разрывает на куски, не подлежащие дальнейшему восстановлению и оживлению. К сожалению, я не смог провести в замок живую корову, и сомневаюсь, что отец оценил бы такое мое новаторство в плане экспериментов. Он все скептичнее относится к тому, чем я занят сейчас: времени и материалов на изготовление взрывного трупа уходит достаточно много, практической пользы от взрывов прямо сейчас он не видит, и я полагаю, что в скором времени решит запретить мне этим заниматься. Мне придется подчиниться, поскольку даже будучи наследником Акропоса, я не распоряжаюсь достаточным количеством средств, чтобы продолжать без ведома отца.
Из этого, кстати, плавно вытекает и ответ на твое замечание по поводу философских размышлений Густаффа Морени: да, все мы, наследники знатных фамилий Альянса, в той или иной степени зависим от своих властных родителей, стремимся доказать им свою значимость, и слишком часто забываем о самостоятельности. На смотринах, вспоминать о которых мне, в целом, неприятно, я наблюдал за многими молодыми некромантами, наследниками Девяти городов, и никто из них не задумывался об ответственности, которую влечет этот титул – за исключением разве что леди Вивьен де Трайх, которая уже является главой дома Севелен, и общение с которой произвело на меня по-настоящему сильное впечатление. Да, я считаю, что большинство наших сверстников-наследников не готово к принятию всей полноты власти и управления. За годы относительного спокойствия мы разучились править и принимать тяжелые решения, власть развращает молодых некромантов – я могу судить об этом на примере своих же кузенов Стефанна и Ровенны из Атропоса. Этот город сейчас остается единственным нашим союзником в борьбе с расплодившейся нежитью, тогда как мы служим Атропосу живым щитом. Следующим на очереди будет именно Атропос – однако же мои кузены словно бы не понимают этого, и относятся к Акропосу именно как к экономическому балласту. Тогда как совместное усилие нескольких городов, особенно при поддержке Магистра Призыва могло бы решить эту проблему за несколько месяцев. Я не думаю, что все вокруг так слепы (за исключением Стефанна и Ровенны, о которых у меня сложилось нелестное мнение), и полагаю, что Акропос намеренно оставлен в изоляции. Я пытаюсь разобраться в причинах этой политической отверженности и надеюсь, что, получив чуть больше информации и права голоса, смогу это сделать.
Честно говоря, я и сам не уверен до конца, что мог бы принять на себя такую ответственность и стать подходящим правителем Акропоса, но все же я надеюсь, что однажды мне доведется проверить себя в этом качестве. Надеюсь, что отец мой будет рядом в тот момент. И даже сейчас я не готов представить, чтобы моим городом управлял кто-то другой, не принадлежащий к семейству Беннаторов – сама эта мысль кажется мне дикой и бессмысленной. Возможно, потому что я слишком люблю свой город. В нем слишком много мыслей, вложенных надежд, чужих чаяний, остатков творения – он Полумертв, как и я, но все же упорно цепляется за жизнь. Я думаю, такова же и природа власти: даже будучи полумертвыми в политическом плане, мы будем продолжать удерживать ее в руках, поскольку потеря власти для многих из нас означает смерть.
Какие законы ты хотела бы вывести, посчитав их справедливыми и правильными для всех? Сейчас мы теоретизируем, но ведь однажды и в наши руки может упасть толика власти. Что бы ты тогда собиралась делать, и с чего начать?

Возвращаясь к более практичным и насущным вопросам. Переделанный чертеж кажется мне практически идеальным. Кстати, если для дома де Катосов настолько важным является производимое впечатление («Пыль в глаза», как говорит мой отец), может быть, стоило бы выделить для посетителей отдельную приемную, достаточно роскошную и комфортную, не допуская их вместе с тем в зону лаборатории?
Моим оборудованием занимался один из торговцев Акропоса – он привозил заказы из Пантендора, поскольку в моем городе нет мастерских стекольщиков. Я говорю «привозил», поскольку на прошлой неделе мой поставщик, к моему сожалению, погиб – нежить, выбравшаяся с нижних ярусов Акропоса, разорвала его, когда он возвращался из «Костяной кружки». Наверное, доставленная им колба была последним из заказов, которые я оплатил, и это меня печалит. Я неоднократно задавал отцу вопрос об удержании нежити и новых способах защиты опасных участков города – он говорит, что на сегодняшний день в этом направлении работают все заинтересованные лица Акропоса. Я (отвечая попутно на твой вопрос о моих планах) намерен тоже принять в этом участие. В настоящее время я думаю о том, чтобы массово снабдить жителей города или хотя бы особо ценных агентов моей семьи артефактами или снадобьями, которые отпугивали бы от них неконтролируемых живых мертвецов хотя бы в темное время суток, чтобы не разряжаться слишком быстро. Однако разработка таких защитных амулетов – это область больше твоей, нежели моей компетенции, потому я обращаюсь к тебе за советом: видишь ли ты перспективность такой задачи и возможность ее практического воплощения? Я предложил бы зачарование заклятьем изгнания, но его действие ограничено, и далеко не все виды нежити могли бы отпугнуться им.

Я просмотрел твои плюсы и минусы относительно нашего возможного брачного договора. Я в некотором замешательстве и смущении. Это была шутка. Правда… Тем не менее, я польщен, что ты хотя бы на некоторое время обдумала ее всерьез. Лучше не будем об этом, а то как бы твой отец не воспринял ее как личное оскорбление с моей стороны. Особенно в той ее части, что касается детей… хм. Правда, не будем об этом.

И да. Меня действительно очень интересует турнир в Анейроте, так что большое спасибо за прогнозы.  Я не согласен с тобой, что турнир – безынтересное и бесполезное занятие. Это относится все к той же области демонстрации – и власти, и влияния, и силы. Кроме того, для многих талантливых заклинателей и магов турнир служит возможностью для карьеры, обретения знатного покровителя и собственного имени. Забавно, но я вижу в этом отголоски тех же идей равенства и справедливости, о которых ты писала выше: даже неблагородный маг, будучи достаточно могущественным, расчетливым или изворотливым (согласись, все эти качества важны для людей у власти) может подняться выше своего положения. Разве это не отличная реализация философии Морени?
Я бы очень хотел посмотреть на такой турнир! И был бы счастлив, если бы ты посетила его и рассказала мне, как это происходит, и на что это похоже. А также о том, какие тактики ведения магического боя сейчас используют заклинатели. Все это – область, запредельная моему собственному пониманию, и потому особенно притягательная и интересная.

Гипнос Беннатор, наследник Акропоса
10 хмуреня 1080 года.

P.S. в силу нездоровья я смог отправить ворона с письмом только 29 хмуреня. Прошу простить меня за такую задержку, я надеюсь, она не послужит поводом к окончанию нашей переписки.
[status]Полумертвый[/status][icon]http://s8.uploads.ru/R2E9A.png[/icon]

Отредактировано Гипнос (13-12-2019 14:38:47)

+1

6

Юный Беннатор,

прежде всего, данное письмо я собираюсь начать с необходимого в наших кругах соответствия этикету. Задержка моего письма была связана с недавней моей занятостью в лаборатории, ибо я целиком и полностью погрузилась в изучение такого явления, как двулучепреломление, и искала способы, коими данную особенность кристаллов возможно эффективно применить к амулетам и артефактам. Анализируя события последнего месяца, я вынуждена признать, что, несмотря на присутствующий интерес к политике и теоретизированию структуирования власти, а также потенциальные возможности перераспределения властей, он является наименьшим из моих приоритетов и в некоей мере мешает работоспособности и концентрированию на основном моём виде деятельности.
Подобное замечание не является попыткой вывести аксиому, в которой наша переписка теряет свою информативную ценность в связи с моими предпочтениями, однако я посчитала необходимым сообщить тебе данный факт. Как для тебя физическая недееспособность стала отвлекающим фактором, помешавшим придерживаться косвенно установленных регламентов о допустимых временных промежутках в неофициальной переписке, так и для меня ментальная зацикленность на экспериментах явилась препятствием.

Несколько раз я составляла приблизительный план письма, раздумывая, стоит ли мне начать с попунктного отвечания на заданные тобой вопросы, или же я могу опустить их до нижних абзацев и начать с рассказа о недавних моих исследованиях. Мне пришлось собрать некоторое количество альтернативных мнений по данному гипотетическому вопросу, и, я пришла к выводу, что, рассуждая объективно, вежливым и рациональным поступком будет приступить к посланию, преследуя хронологический порядок.

К моему огорчению, я не смогла в полной мере осознать степень юмора твоего шутливого обращения, составленного из официальных титулов и неформальных прозвищ, а также домыслов светского общества и предполагаемых надежд, возложенных на наследников. Несмотря на, вне всяких сомнений, уверенные и многочисленные попытки моего брата объяснить мне всю курьёзность данного эпиграфа, я вынуждена признать собственное поражение. Мой старший брат, Джеральд, попросил подчеркнуть, что ты ни в коем случае не должен расстраиваться данному заявлению, и упомянуть, что твоё чувство юмора по-настоящему «некромантское», однако в то же время несколько наивное и идеалистичное, что бы ни означало определение, данное моим братом.
Ты спрашиваешь о той частоте, с которой выражение моего лица выказывает расположение к смеху, удовольствию, радости и насмешкам. Проведя не основательный, однако достаточный опрос среди своего ближнего окружения, я готова предоставить тебе справедливый ответ. По мнению опрашиваемой группы, я не предрасположена к понимаю иронии и сарказма, и, как следствие, моя реакция в виде улыбки и смеха на озвучивание таких замечаний минимальна. Радость же и удовлетворение от проведённых исследований и полученных аналитических результатов я не выказываю «гримасами счастья», как изволил выразиться мой брат, а поджимаю губы и насупливаю брови. Что позволяет заключить — несмотря на мою способность воспроизводить улыбку, каждая такая попытка откровенно фальшива, что остро ощущают собеседники и от чего их посещает чувство дискомфорта.

Насколько часто ты, юный Беннатор, испытываешь чувство абсолютного счастья и что принимаешь за данную величину? Мне крайне любопытно узнать, какое определение ты приписываешь данной измерительной единице.

Внимательно перечитав твой откровенный рассказ о посещении склепа вашей с братом, сиамским близнецом, матери, я не могу не обратиться к уточнениям. Что ты считаешь за «неупокоенную душу», юный Беннатор? Не думаешь ли ты, что душа некроманта, отделяясь от физической оболочки, «застывает», или, как выразилась бы я, законсервируется в определённом ярком эмоциональном состоянии, одном из последних, что испытала данная особь перед смертью? В таком случае, я смею предположить, что на сознании Амисы Беннатор остался глубокий отпечаток страха перед отхода в мир иной и ненависти к первопричине её гибели. Таким образом, вступая в контакт с материей, доселе нами полноценно не изученной, но называемой «загробной жизнью», сама мысль начинает подчинять сущность некогда жившей особи и становится её личностью, её набором психических свойств, её целью. В иных словах, встреченный вами призрак являлся не истинной вашей матерью, Амисой, а последним её воплощением, «кровожадной сущностью», как принято выражаться в схожих ситуациях, которая находится в полном подчинении некоторых желаний, вызванных сильнейшим эмоциональным всплеском перед смертью. Отпечатком личности на материи бытия, поэтически переиначивая.
Я последовала твоим советам, которые помогли бы мне заново проанализировать сложившуюся ситуацию с моей собственной матерью. Готова отметить, что никакого списка вопросов у меня не сложилось. Моя мать не имеет как объективного, так и субъективного представлений о том, каким некромантом я выросла, и её суждения и выводы не принесут эффективной пользы. Также я не до конца понимаю, как я могу разочароваться в общении с чужим мне человеком, ведь, по сути говоря, им она и остаётся. Мой брат Джеральд хранит тёплые и любящие воспоминания об этой женщине, и уверяет, что она гордилась бы мной, но я никогда не чувствовала потребности в гордости. Возможно потому, что некую материнскую функцию на себя перенял мой брат, осознавая, что мне будет не хватать данного элемента воспитания.

Мне жаль слышать, что ты вынужден закончить свои эксперименты со взрывными смесями. Проделанная тобою работа поистине удовлетворяет.
Меня заинтересовала твоя привязанность к родному городу, Акропосу, несмотря на все его видимые и невидимые недостатки. Есть ли у тебя предположения, где берёт начало увлечение неодушевлённым местом?
У меня складывается впечатление, что до меня доходили слухи о твоих кузенах, Стефане и Ровенне. Если мне не изменяет память, в обществе обсуждается и порицается их глубокая привязанность друг к другу. Мой брат Джеральд советует не углубляться мне в данные психологические особенности братско-сестринских отношений и возвратиться к исследованиям, о которых я расскажу тебе ниже, через параграф.

Касательно твоих вопросов о справедливых законах, я вынуждена отказаться от ответа. Я не располагаю достаточным количеством информации о действующей системе, однако, как упоминала выше, направила бы силы на то, чтобы все жители Альянса работали сообща, на общее благо, а не занимались внутренними дрязгами и борьбой за влияние и ресурсы. Также, я бы декриминализировала вещи и действия, заклеймённые нелегальными — Моррени упоминал, что отмена наказания и штрафов за некоторые преступные акты принесёт за собою повышение уровня безопасности в городах.
В любом случае, я прекрасно осознаю, что не смогла бы управлять и составлять военные, политические и образовательные реформы. Моя стезя — исследования, зачарование и артефакторика. Поскольку я являюсь специалистом в данной сфере, то и об изменениях имею право говорить только в них.

Итак, прежде чем ответить на твой вопрос о заклинании изгнания, я обязана поделиться с тобой сутью последних моих экспериментов. Должна обозначить, что на данный момент существует два вида кристаллов — природные, выращенные естественным путём, а также искусственные, выращенные путём неестественным. При условии неравномерного роста в условиях кристаллизации, кристаллы выходят неправильной формы, а некоторые из них и срастаются. Однако, так или иначе, вне зависимости от того, как происходит срастание кристаллов и какие конкретно неправильные формы они принимают (прилагаю тебе двенадцать чертежей-иллюстраций), градусы углов, под которыми они срастаются, остаются константой. Весьма любопытное открытие! Исходя из чего мы выводим следующее: по величине двугранных углов в кристалле возможно определить его класс и кристаллическую систему.
Следующее прелюбопытное свойство кристаллических тел заключается в том, что, несмотря на их форму и величину, вещество в кристалле остаётся совершенно однородным. Тем не менее, его физические свойства, такие как прочность, теплопроводность, отношение к свету и прочая, не одинаковы, и будут напрямую зависеть от различных направлений внутри кристаллов. Один из крайне непопулярных учёных, Пареп, называет данное свойство анизотропией.
Учитывая выше мною написанное, я проводила ряд экспериментов, призванных выявить, будет ли видоизменяться влияние и эффект двулучепреломления, если луч:
а) будет падать на несколько сращенных кристаллов, различных по анизотропическим свойствам;
б) если на кристалл будут падать несколько лучей одновременно.
Ты должен учитывать, что, при образовании двойного лучепреломления, один из лучей считается обыкновенным и продолжает распространяться прямо, перпендикулярно поверхности кристалла, второй же, неправильный луч, отклоняется в сторону.
Я крайне воодушевлена полученными результатами. Вполне возможно, за счёт регулирования анизотропических свойств кристаллов, нам удастся регулировать радиус поражения заклинанием, его длительность и яркость визуального эффекта.

Ты спрашиваешь меня об артефактах, которые окажут эффективный отпугивающий эффект на нечисть. Я бы посоветовала использовать для зарядной силы лунный свет или же определённую горючую смесь (ты уже обладаешь достаточным опытом в воспроизведении подобных). В первую очередь, артефакт может работать в качестве взрывной бомбы, которая окатит нечисть определённой жидкостью, а также если не ослепит их, то как минимум оглушит. Таким образом, у заранее подготовленных к эффекту некромантов появится дополнительное время для того, чтобы найти укрытие. Альтернативным решением я могу предложить создание определённой защитной оболочки вокруг жертвы, которая «лишит» её запахов и цветов на определённое количество времени, делая тем самым невидимыми для нечисти.

Наконец, переходя к наименее важному обсуждению в нашей переписке, а именно — турниру. Прежде чем я продолжу писать дальше, хочу обозначить, что мой старший брат, Джеральд, был весьма обрадован моим решением посетить данное мероприятие лично, и сопровождал меня во все дни. В этом году, турнир проводился в западно-восточной части города, и в качестве декораций для арены выбрали скелеты множественных морсу. Хочу отметить, что мой глаз в значительной мере отвлекался на блеск филактерий, и я лично была крайне недовольна подобным выбором — он действительно мешал концентрироваться на происходящем на аренах. Популярность турнира в этом году, если можно полагаться на сведения, предоставленные моим старшим братом, возросла по сравнению с предыдущими. До самого турнира, как только становятся известны пары участников, принимаются денежные ставки, после чего публика спешит занять места. Места различаются по трём категориям — заранее выкупленные ложи богатыми семействами, расположенные на достаточной дистанции от арены, однако открывающие обширный вид (в такой довелось коротать время и мне), места на лавках и скамейках, билеты на которые раскупаются в последнюю очередь, и стоячие места у самых нижних уровнях барьера.
В первых раундах сражений некроманты сражаются против нечисти. В этом году, шестому в очереди участнику низкого происхождения мертвец отгрыз руку по локоть, а шестнадцатому (нумерологическая ирония, не находишь?), представителю небезызвестного рода Геллейнов, поднятый оборотень откусил голову. Геллейны лишились уже второго сына за прошедшие два года.
Второй раунд — парные сражения. Путём жребия выбираются пары, которые должны работать сообща, выступая друг против друга. К моему великому сожалению, я не являюсь специалистом в боевой магии, однако я могу заметить, что данные сражения неоправданно шумны и полны некой смутой. Тем не менее, в качестве простого интереса, я схематично набросала несколько, по моему мнению, тактических ходов, которые применяли участники.
В третьем раунде сходятся, как всенепременно объявляют, сильнейшие из сильнейших. В этом году в финал пробилось десять магов. Вначале их разбивают на пять пар, после чего остаётся всего пять участников. Их оставляют на арене, запертыми друг с другом, и сражение продолжается до тех пор, пока не остаются двое. Далее, им выделяется короткий срок на отдых, после чего они сходятся в финальном сражении. Проигрывает тот, кто выходит за линию круга, очерченную на песке и подпалённую огнём.
Как и предсказывало большинство посетителей турнира, в этом году победителем стал Немар Теон, теперь уже трёхкратный чемпион турниров. Он получил три тысячи золотых и аргхор — кожаную перчатку с длинными когтями, длиной до тридцати сантиметров, с подвижными лезвиями. Лезвия смочены в специальном растворе, который, при попадании в организм противника, препятствует свёртыванию крови. Перчатку-трофей изготовили Дарролы, наши извечные конкуренты, и щедро украсили драгоценными камнями, преимущественно тёмно-синими сапфирами.
На приёме, устроенном после турнира, я была представлена Немару Теону, а также ещё двум финалистам, Марии Карольдин и Аргуцио Левеллену. Мои впечатления о них остались негативными, поскольку каждый из них был опьянён если не победой, то блистательным участием. Могу отметить, что моему брату, Джеральду, в гораздо большей степени доставляет удовольствие посещение подобных мероприятий.
Не уверена, в должной ли мере я удовлетворила твоё любопытство, юный Беннатор, однако я пыталась описать турнир наиболее подробно. Также я прикладываю к письму заметки, зарисовки и записи, что успела сделать во время сражений.

Леди Камелия де Катос,
Анейрот, 20 число листогора 1080 года.

+1

7

Леди Камелия (вот видишь, я уже полностью соответствую предпочитаемому тобой этикету)!

Я был очень рад получить твое письмо, пусть и с запозданием – оно стало для меня одним из немногих светлых моментов в череде затянувшихся темных дней. Признаться честно, наша с тобой переписка – окно в мир, которое мне не хотелось бы закрывать. Бывают моменты, когда я мечтаю об одиночестве, но иной раз, особенно зимой, вынужденное заточение в стенах Акропоса начинает меня тяготить, и тогда я жду хоть какой-нибудь вести извне, хоть какого-нибудь человека из мира снаружи, чтобы нарушить его.
Иногда мне кажется, что ты, напротив, воспринимаешь нашу переписку не столько как обмен личной информацией и научными открытиями, сколько исключительно в академическом ключе, так же, как если бы ты переписывалась с учеными мужами, скажем, Лейдера.

Кстати, хотел задать тебе вопрос: что ты думаешь о системе обучения в школе Лейдера? В последнее время я стал задумываться о том, чтобы подать запрос на обучение в лейдерской академии. Посещать ее я, разумеется, не смогу, но я мог бы постигать их науки здесь, в Акропосе. Мне кажется, активное участие в научной жизни Альянса могло бы хотя бы частично вывести мой город из изоляции.
Ты спрашивала, откуда берутся корни моей привязанности к городу, но вряд ли я смогу ответить тебе на этот вопрос полностью. Можешь назвать меня излишне сентиментальным, но Акропос кажется мне очень похожим на меня, а человеку свойственно тянуться к подобному. Кроме того, за всю жизнь я практически никогда не покидал его пределов, и могу смело назвать это место единственным своим домом, который я люблю и ценю, несмотря ни на что. Пусть даже меня и огорчает его нынешнее положение.
Именно поэтому я особенно благодарен тебе за подробное описание турнира. Я верю, что ты старалась отбросить собственную неприязнь к выходам в свет и бесстрастно оценить происходящее. Я внимательно изучил составленные тобой тактические карты и попробовал обсудить эти маневры с отцом, но тот отказался давать собственную оценку и не выказал никакого интереса. Мне катастрофически не хватает собеседника, который мог бы рассказать мне о боевых заклятьях некромантии, но я сравниваю описанное тобой с теми знаниями, что имеются в библиотеке Акропоса, и пытаюсь определить, какие заклятья и как именно были применены. Это занятие, как и любое другое постижение чего-то нового, доставляет мне почти такую же радость, как и твои письма.

Я с интересом прочитал твои изыскания в области зачарования магических кристаллов. Правильно ли я понимаю, что ты намерена концентрировать и направлять с их помощью энергию, применяемую магом для атакующих чар? Можно ли использовать упомянутое тобою «лучепреломление» для защитных функций кристалла? И зачем при использовании боевых чар визуальные эффекты?
Среди твоих вариантов защиты населения от ходячих мертвецов меня больше всего заинтриговало создание защитной оболочки. Заряжая такой артефакт в течение дня, можно было бы использовать его в темное время суток, чтобы укрыться от нежити. Я набросал несколько вариантов комбинаций защитных чар, которые могли бы быть для этого пригодными, прилагаю их к письму и надеюсь на твою оценку, поправки и комментарии.

В этом году я особенно остро ощущаю собственное отчуждение от мира, и не знаю, чем это вызвано. Дни мои проходят бесцельно. Я много сплю и редко выхожу из комнаты, зимой мое тело сильнее страдает от боли и холода. Большую часть моих экспериментов пришлось свернуть из-за недостатка финансирования, отец все больше замыкается в собственных делах, к которым не допускает меня, слуги сторонятся сильнее обыкновенного – возможно потому, что я велел казнить одного из них, уличенного в воровстве, и поднял его нежитью. К слову, мертвый слуга из него куда как более расторопный и умелый. Я даже отправляю его на улицы, искать трупы или умирающих – из-за холодов и участившихся нападений нежити их становится все больше, как я и предсказывал. Я слышал, что народ в Акропосе шепчется обо мне – дескать, я похищаю для своих экспериментов живых жителей и даже детей. Какая чушь! Зачем мне для экспериментов дети? Они слишком хрупкие и слишком быстро умирают. К тому же в нашем городе их слишком мало, чтобы говорить о любых экспериментах на детях…

Ты никогда не задумывалась о том, что говорят о тебе люди? Мне иногда странно представлять, что обо мне могут говорить те, кого я в жизни не видел, и к кому не испытываю ни симпатии, ни раздражения – и даже более, того, не просто говорят, но и ненавидят меня. Я знаю, что многие, пусть и не напрямую, обвиняют меня и моего брата в постигших Акропос несчастьях – мол, само наше рождение было неугодным Безымянному, и потому город пришел в упадок. Я знаю, что отец жестко пресекает эти слухи, но всем рты не заткнешь. Слышала ли ты когда-нибудь что-то подобное в свой адрес? Что говорят в Анейроте о тебе, помимо того, что ты богатая и знатная наследница одной из крупнейших семей Альянса?

Единственным значимым событием прошедшего месяца стало празднование Белламоре, к которому мой отец, на удивление, отнесся с подобающей серьезностью. Разумеется, в нашем городе день Безымянного проводится далеко не с таким размахом, как в столице, но жертвы мы приносим со всем тщанием. На этот раз жертвой стал один из бывших приближенных отца – достаточно старый некромант. Я полагаю, что ему и без ритуала оставалось не слишком долго жить.
Я наблюдал за тем, как мой отец приносит священную жертву, чувствовал, как он рисует на моем лбу защитные символы свежей кровью, и пребывал практически в оцепенении. Почему нашему божеству угоден этот ритуал? Некроманты, вопреки собственной природе, нисколько не попирают смерть, а очень даже подвержены ей, как и все прочие люди – разве не должно наше умирание само по себе символизировать единство со Смертью? Если бы мы не были бы едины с ней – или, скорее, с Ним, с Безымянным, - то и не умирали бы. И я не говорю сейчас о личах, но о самых обычных смертях – от болезней, голода или, скажем, родильной горячки. Разве не должен был Безымянный наделить бессмертием собственных созданий?
В тот день я шел в тумане, опустившемся на город (добрый знак!), и никак не мог выбросить эти мысли из головы. Я понимаю, почему умерла наша мать, и даже понимаю жертву, которую принесла наша тетка, но не принимаю и, должно быть, никогда не смогу принять смерть своего брата. Ее не должно было произойти. Она случилась вопреки тому течению жизни, которое должно было быть. Это ужасающая ошибка.
И я намерен когда-нибудь ее исправить.

(дальше письмо неразборчиво, нижний его край оборван, и дата отправки не видна)
[status]Полумертвый[/status][icon]http://s8.uploads.ru/R2E9A.png[/icon]

Отредактировано Гипнос (13-12-2019 14:45:47)

+2

8

Юный Беннатор,

я получила твоё письмо пятнадцатого числа груденя сего года, однако пергаментный лист был оборван и проставленная дата отправки остаётся для меня загадкой. Я подозреваю, что причиной столь нелепого казуса можно назвать скелет почтового голубя, который принёс мне письмо — похоже, во время зачаровывания, ты допустил одну из базовых ошибок и перенасытил хрупкую птицу энергией, в связи с чем воронья кость и грудина развалились, лишая само тело баланса. В следующие разы тебе стоит более ответственно и внимательно подходить к процессу и производить расчёты в соответствии с размерами и выносливостью почтовой птицы, а также учитывать погодные условия. К письму я прилагаю собственноручную составленную таблицу, касающуюся голубей, горлиц, ястребов, а также нетопырей-карликов.
В связи с утраченной датой, я не могу определить, существенна ли задержка моего послания. Тем не менее, я не располагала возможностями заняться составлением ответа до третьего числа студеня сего года, поскольку размеренная и тщательно распланированная рутина моих рабочих будней была нарушена кощунственнейшим образом неким Немаром Теоном. Возможно, ты припоминаешь это имя, упомянутое в прошлых моих письмах — господин Теон является трёхкратным победителем ежегодных анейротских турниров, включая идущий год. Третья его победа случилась после четырёхлетнего перерыва. Господин Теон имел неосмотрительность, самонадеянность и возмутительную наглость отправиться к моему отцу, Освальду де Катосу, просить моей руки на крайне невыгодных условиях брачного контракта. Основным и единственным моим аргументом отказа был тот факт, что господин Теон, пускай и благородных кровей, не происходит из рода богатого, не получил должного экономического образования и никогда не отличался умением рационально распоряжаться деньгами. Я не могу вверить средства своего рода в руки неопытного человека. По всей видимости, мой отказ оскорбил господина Теона — так выразился отец, будучи весьма недовольным исходом переговоров — что же касается моего старшего брата, Джеральда, тот назвал господина Теона «самодовольным мерзавцем и сукиным отребьем». Подобное расхождение во мнениях стало причиной очередной ссоры отца и брата. Откровенно говоря, их разногласия сопровождаются повышенными тонами и хлопаньями дверьми, что несколько отвлекает меня от исследований. Весьма непродуктивный способ времяпрепровождения.

Твой первый вопрос застал меня врасплох, и я провела несколько дней в тщательном его обдумывании. Мой ответ прост — наша с тобой переписка, пускай и содержит элементы бесед на важные и социально значимые темы, в большей мере подходит под определение писем личных, поскольку содержит множество интимных подробностей, описания детства, прошлого, а также умственных размышлений касательно наших собственных судеб.

Академию Лейдара я считаю старомодным заведением, неспособным принимать как новые открытия, так и учёных-энтузиастов, жаждущих познать мир и материю во всех их проявлениях. Академия заполнена профессорами почтенного возраста, чьи взгляды закостенели и устарели ещё множество столетий назад, а прогресс и эволюция пугает их по неопределённым причинам.
Сама я была отлучена от всех инициатив и исследовательских процессов академии ещё пять лет тому назад. Мои идеи и предложения окрестили «смехотворными» и «никчёмными», и если ты считаешь, что мои выводы основаны на личной неприязни к академикам и их методике обучения, данный вывод будет в корне неверным. Академия Лейдара неэффективна в избранном ею пути и не приносит научному сообществу никакой пользы. Мои осуждения основываются равно как на собственном опыте, так и на техниках наблюдения.
Тем не менее, я соглашусь в выводе, что твоё участие, пускай и косвенное, принесёт пользу как тебе, так и академии. Возможно, под их гербом наконец-таки выйдут приемлемые труды, стоящие внимания и изучения прочих практиков.

Благодарю за проявленный интерес к моему описанию изучения кристаллов. Ты верно следуешь за моими мыслями — я намереваюсь использовать все открытые мною свойства кристаллов для усиления контроля над энергиями, заложенными в артефакты. Лучепреломление остаётся неисследованным процессом, однако более вероятным на данный момент мне видится использование однородности кристалла в качестве его защитной функции. Визуальные эффекты, воспроизводимые артефактом при его активации, будут выражаться в таких воплощениях как свет, звук, запах. Всё это может быть использовано в качестве дополнительного воздействия на оппонента.
Из присланных тобою комбинаций я одобряю четвёртый и шестой варианты, они наименее ресурсозатратны в производстве — насколько я понимаю, ты весьма ограничен в средствах. Я бы посоветовала пораздумать над использованием стихийной магии для заряда артефакта, преимущественно ветра, поскольку Акропос славится своими удручающими погодными условиями.

Я вынуждена выразить несогласие касательно темы с экспериментами на детях. Дети — организм недоразвитый и нецельный. Закладывая в их организм некие субстанции, вещества и инородные тела на ранних этапах, вероятна возможность наблюдения, каким именно образом их организм будет приспосабливаться и взаимодействовать с приобретённым дополнением.
Помимо прочего, я разделяю твою меланхолию, связанную с ожидаемым похолоданием. Мой старший брат, Джеральд, весьма обеспокоен моим состоянием. Уже неделю я провожу с мокрым кашлем и головокружениями, тоники отказываются помогать. Мне пришлось слечь в постель. Крайне непродуктивное времяпрепровождение — безделие удручает посильнее ссор и бессмысленных препирательств.

Касательно твоих вопросов о сплетнях, пересудах и суждениях, а также моей репутации в Анейроте. Всем известно, что я была рождена болезненным ребёнком — врачи до сих пор сомневаются, смогу ли я когда-либо выполнить долг рождения здорового (и хотя бы живого) наследника, и не унесёт ли подобный «эксперимент» жизнь мою собственную. По этой причине я не считаюсь ценной невестой. О представителях пола женского обыкновенно судят по внешности и манерам, так называемой элегантности. Я не являюсь женщиной красивой, общество считает меня блеклой и неинтересной. К моему великому сожалению, я также обладаю веснушками,  которые приходится тщательно скрывать. Также общеизвестно, что я «отобрала» жизнь своей матери, что мой отец, Освальд, не испытывает ко мне тёплых чувств, а мой брат Джеральд излишне меня оберегает. Мои исследования считаются глупыми и недостойными, я официально отлучена от научного сообщества Альянса. Некий Аурелио Карруль сравнивает мои статьи с художественной литературой о драконах и единорогах. Общепринятое мнение состоит в том, что мне не место в отцовском бизнесе, а вести дела со мной — сущая головная боль. Также считается, что я сухое и безэмоциональное существо, неспособное на эмпатию, а общение со мной доставляет неудобства и отторжение.
Последние выводы иррациональны. Я испытываю как эмоции, так и чувства, умею анализировать их и переосмыслять. Джеральд считает, что я не понимаю, но люди часто подшучивают и издеваются надо мной, бросая замечания, которые, по их мнению, должны обидеть или оскорбить меня, прямо мне в лицо. То, что я не понимаю, какие именно, не отменяют правдивость данного факта.
Мой совет тебе состоит в том, что к сплетням не стоит прислушиваться. Они не являются набором достоверных фактов и вводят в заблуждение. Заблуждение — первый шаг к невежеству, а наука призвана его изничтожать. Мы с тобой учёные, кому как не нам это понимать.

Я не смогла в полной мере понять твои размышления о смерти, перерождении и жизни. Возможно, тебя заинтересует фолиант Георага Маллуфия «Куль смерти и жизни в природе некромантов». Официально книга запрещена на территории Альянса, посему я рекомендую тебе не распространяться открыто о её чтении. Прилагаю фолиант к письму. Данная книга не стала для меня ни полезной, ни интересной, так что ты в полном праве оставить её у себя в Акропосе. 
Я не принимала участие в праздновании Белламора, поскольку мой брат услужливо предупредил меня об очередном надвигающемся брачном контракте. Моё здоровье не готово принять удар повторный, а лучепреломление и однородность кристаллов само себя не изучит.
Жертвоприношения также не представляют для меня никакого интереса.

Леди Камелия де Катос,
Анейрот, 5 число студеня 1080 года.

+1

9

Леди Камелия,

Я приношу извинения за казус с предыдущим моим письмом. Да, соглашусь, что причиной потери фрагмента была моя оплошность при его отправке, а вовсе не намерение скрыть от тебя какую-либо написанную информацию. В тот день я неважно себя чувствовал, и не могу сказать точно, каким числом отправлял послание. Постараюсь, чтобы больше этого не происходило, и благодарю за таблицы расчетов, они придутся очень кстати.
Сочувствую, что тебе приходится постоянно иметь дело с людьми, так бесцеремонно нарушающими твой покой – я, конечно, говорю о Немаре Теоне и подобных ему. С другой стороны, блистательный чемпион анейротской арены, быть может, не такой уж плохой выбор? Я имею в виду, муж, постоянно пропадающий в своих делах и победах, возможно, не станет мешать тебе в твоих собственных исследованиях и требовать прекратить их, равно как и не сможет отобрать твои собственные деньги, как мог бы сделать на его месте более знатный, но менее прославленный претендент. Мне всегда казалось, что такие люди не любят, когда кто-то затмевает их собственное сияние – я сужу по собственному кузену Стефанну Атропосскому, он из той же породы, – а потому не станут влиять на твой ритм жизни. Рано или поздно, тебе все равно придется выйти замуж, как требуют наши обычаи, и будь я на твоем месте, то, пожалуй, за неимением выбора предпочел бы недалекого павлина жесткому, но проницательному ворону. С другой стороны, это всего лишь мои размышления и не более – не относись к ним всерьез.

Спасибо за твое мнение о Леймарской школе, мне правда интересно узнать, что думают о ней в Анейроте. Сам я склоняюсь к тому, чтобы все же попробовать подать прошение об обучении, только не могу пока что определиться с темой пробной работы для вступительных экзаменов. Я думаю, что взрывные свойства оживленных тел, которые мы с тобой исследовали прошлой осенью, не покажутся магистрам Лейдера достаточно серьезной и заслуживающей внимания проблемой – раз уж они и к твоим работам не прислушались. Как ты считаешь?
Я размышлял о консервативности старшего поколения наших учителей и наставников, но не мог дать ему достаточного объяснения. Быть может, все дело в той старой истории с попыткой призыва Безымянного и его последующим заточением? И потому они боятся повторения? Но кто может быть достаточно безумен, чтобы рискнуть призвать из небытия Бога? Тем более, я вообще сомневаюсь в правдивости этой истории и отношу ее, скорее, к нашему эпосу и сказаниям, нежели к реальным событиям. Слышала ли ты об этом что-нибудь?

У нас здесь затяжные дожди чередуются с внезапными заморозками, и подводы с провиантом то и дело запаздывают. На зиму часть жителей Акропоса, особенно из бедняков, перебирается в так называемые гостиные дворы, где сообща, вскладчину, пытаются выживать. Поддержание этих дворов частично финансируется из городской казны, и в этом году отец доверил мне лично распорядиться средствами и проверить состояние общественных приютов.
Для меня это был интересный опыт – я смог, ничем не рискуя, понаблюдать за жизнью городских низов. Пока я разговаривал с содержателями дворов для бедноты, чернь, не скрывая любопытства, глазела на меня и сопровождавших меня химер и воинов. Я ожидал, что они будут, как минимум, благодарны за то, что мы, Беннаторы, делаем для них, но прочел в их взглядах лишь страх и отвращение ко мне и моему брату.
Это мерзко. После всего, что мы жертвуем на их содержание, после того, как я собственноручно разрабатывал и опробовал защитный амулет (остановился, к слову, на четвертой комбинации, которую ты одобрила), они смеют относиться к нам, правящей семье Акропоса, без должного уважения и почтения! Я полагал, что эта поездка хоть немного отвлечет и развлечет меня, но домой возвращался в отвратительном расположении духа.
Впрочем, есть во всем этом один существенный плюс: я договорился с содержателем двора о том, что умерших и умирающих бедняков будут передавать напрямую мне. Пусть эти неблагодарные и несчастные хоть чем-то послужат во благо.
Амулет, к слову, работает, но нуждается в постоянной стихийной подзарядке и быстро разряжается. Пожалуй, погодные условия для него слишком нестабильны. Кроме того, после всего, что я видел в гостином дворе, я передумал ставить производство этих артефактов на поток. Если я и раздам их кому-либо, то лишь проверенным и одобренным людям. В Бездну благотворительность.

Я считаю, что люди несправедливы к тебе – в той же степени, как и ко мне. Ты – странная женщина, я это признаю, – странная и не понятая большинством некромантов, которые не видят в тебе твоей страсти настоящего исследователя и ученого. Ничто из их слов не должно становиться для тебя поводом прекращать работу, и я очень рад, что твой брат поддерживает тебя в этом. Сказать по правде, я даже немного завидую вашему с Джеральдом единению, хотя и отдаю себе отчет в том, как это глупо с моей стороны.
Расскажи мне о брате? Я уверен, он выдающийся человек, и хотел бы когда-нибудь лично познакомиться с ним, если представится случай.

Огромное тебе спасибо за фолиант! Мертвая птица, принесшая твое послание, рассыпалась мгновенно, настолько тяжелой для нее была книга. Будь уверена, я никогда никому не расскажу об этом и самым тщательным образом ее изучу – я не думал, что мне удастся достать этот экземпляр, хотя давно хотел его прочитать! Маллуфий – одно из первейших имен теоретической некромантии, и его спорные положения во многом близки мне. Я напишу тебе свои впечатления от этой работы сразу же, как ознакомлюсь с ней.

Гипнос Беннатор, наследник Акропоса
1 латеня 1081 года.

(последний абзац написан другим почерком – более угловатым и по-детски неряшливым, и создается впечатление, что приписан он несколькими днями позже)

Окончательной смерти не существует. Только бесконечная пустота и бесконечное же ожидание. Темнота и холод.
Я жду
когда-нибудь это должно закончиться
Я очинь хотел бы с тобой познакомится. Это тебе

подарок

http://s9.uploads.ru/t/zK4qG.jpg

от меня!
[status]Полумертвый[/status][icon]http://s8.uploads.ru/R2E9A.png[/icon]

Отредактировано Гипнос (28-12-2019 15:32:06)

0


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [1080-1082] Бумажные города