Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17 (18+)

Марш мертвецов

В игре сентябрь — ноябрь 1082 год


«Великая Стужа»

Поставки крови увеличились, но ситуация на Севере по-прежнему непредсказуемая из-за подступающих холодов с Великой Стужей, укоренившегося в Хериане законного наследника империи и противников императора внутри государства. Пока Лэно пытаются за счёт вхождения в семью императора получить больше власти и привилегий, Старейшины ищут способы избавиться от Шейнира или вновь превратить его в послушную марионетку, а Иль Хресс — посадить на трон Севера единственного сына, единокровного брата императора и законного Владыку империи.



«Зовущие бурю»

Правление князя-узурпатора подошло к концу. Династия Мэтерленсов свергнута; регалии возвращены роду Ланкре. Орден крови одержал победу в тридцатилетней войне за справедливость и освободил народ Фалмарила от гнёта жесткого монарха. Древо Комавита оправляется от влияния скверны, поддерживая в ламарах их магию, но его силы всё ещё по-прежнему недостаточно, чтобы земля вновь приносила сытный и большой урожай. Княжество раздроблено изнутри. Из Гиллара, подобно чуме, лезут твари, отравленные старым Источником Вита, а вместе с ними – неизвестная лекарям болезнь.



«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Эра королей»

Более четырёхсот лет назад, когда эльфийские рода были разрозненными и ради их объединении шли войны за власть, на поле сражения схлестнулись два рода — ди'Кёлей и Аерлингов. Проигравший второй род годами терял представителей. Предпоследнего мужчину Аерлингов повесили несколько лет назад, окрестив клятвопреступником. Его сын ныне служит эльфийской принцессе, словно верный пёс, а глава рода — последняя эльфийка из рода Аерлингов, возглавляя Гильдию Мистиков, — плетёт козни, чтобы спасти пра-правнука от виселицы и посадить его на трон Гвиндерила.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Солмнир Алисия Эарлан Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Чеслав

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Эпизоды » [01.05.1082] Да вашу ж мать!


[01.05.1082] Да вашу ж мать!

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

- Локация
Северные земли, г. Мирдан, окрестности
- Действующие лица
Сара, Эдриан
- Описание
связанный эпизод - [1.05.1082] Благодарность со вкусом грязи
Волна бунтов захватывает одну шахту за другой. То, что изначально казалось закономерностью, теперь больше походит на чьё-то тщательно спланированное представление. Пока император с личной гвардией пытаются спасти принцессу, в другом уголке Мирдана Сарэлет Анри выбрала весьма неподходящее время для визита на шахту. Новые обязанности, упавшие в руки к девушке с наследованием Дома по воле отца, грозят обернуться для неё тесным знакомством с голодными и обозлёнными на знать подчинёнными.

+1

2

Ещё до восхождения молодого императора на престол Севера началась вереница неблагоприятных событий. Сарэлет всегда держалась в стороне. Домом управлял сначала её ныне покойный отец, а после него – брат, незаконно потеснивший её на посте главы. После заключения в Замке Утех, а после – гостеприимного пребывания в доме Бойера, Анри по воле Его Величества обрела свободу. Пергамент с сургучовой печатью и подписью императора снял с неё все обвинения  и подозрения в измене, но также волею Владыки навязал ей чёртов брак с Арратсом. Несмотря на договорённость с бастардом покойного императора, никто из них не сделал ровным счётом ничего в сторону расторжения нежеланной для обоих помолвки. До назначения даты свадьбы у Анри была возможность исправить ситуацию и найти выход. Отчасти она, впустив в свой дом Ролана, поработала в этом направлении, которое афишировать не стала бы ни при каких обстоятельствах. Судя по тому, что ещё никто не стал перешёптываться, а люди императора не оббивают порог её дома, то всё удалось удачно скрыть. Одной проблемой меньше.
До тех пор, пока брак не заключён, Арратс не получал бразды правления Дома, а значит – этим могла заняться она. Частично Сара исполняла обязанности главы с тех пор, как вновь смогла действовать самостоятельно, без чужих наставлений и соглядатаев Его Величества. Впрочем, она не сомневалась, если Виззарион намеренно приставил к ней кого-то из своих агентов, чтобы наверняка убедиться в том, что девушка не наделает дел и её действительно заслуженно оправдали, а не поверили на слово.
Как выяснилось из последних новостей, ей даже сказочно повезло, что брак с Авелем не прошёл незадолго после помолвки. Дочери Виктора жениха отыскали значительно быстро и также быстро передали ему в руки в качестве молодой жены, даже не дождавшись совершеннолетия девушки. Анри было бы её жаль, не будь она дочерью Виктора. Не сказать, что к вампиру у неё были какие-то особые чувства. Как ни странно, она даже не испытывала к нему ненависти из-за причастности к смерти брата или родителей. Более того – она понимала, что в любой момент вампир может пожаловать в её дом и потребовать склонить голову или принять смерть и поражение на стороне императора. Анри не знала, на чью сторону встанет. Виззариона, конечно, вспыльчивый самодур, но у него ещё был шанс заручиться её поддержкой.
- Если вернёт то, что принадлежит мне по праву, - подумала Камэль, чуть сильнее, чем требовалось, сжав поводья.
Обязанности Дома были в равной степени заброшены по всем направлениям. Архель занимался собой и своими развлечениями, отвлекаясь на то, чтобы периодически подлизать Виктору, подгадить Бойера или наведаться к сестре по непонятным ей причинам. Чтобы восстановить всё и вновь запустить механизм, придётся потратить много времени и сил. Анри уже не первый день пыталась разгрести стопку проблем, невзирая на то, что в любое время император мог отнять у неё право что-то решать и щедро вручить его своему единокровному брату.
Сара, как глава Дома, уполномоченного следить за соблюдением Кодекса крови, заметила, что проблема голода нависла над столицей. Она писала об этом Виззариону, не была уверена, что монарх получил её письмо или посчитал нужным вникнуть в его содержание. Как результат, столица умылась кровью. Первый звоночек прозвенел ещё в день неудачного переворота, но также был проигнорирован, как и последующий в день свадьбы.
До Анри дошли слух, что сама принцесса взялась за временное решение проблемы – Элениэль вскрыла дворцовые запасы крови и приказала раздать их нуждающимся. Щедро, но бесполезно. Все отчёты по поставкам говорили о том, что проблема скрывается либо в Остебене, либо на пути кораблей в Северные земли, но точно сказать, кто виноват в таком расточительстве крови, Анри не могла. Этим должен заниматься император. У неё не было таких полномочий, пока он лично не даст добро на вмешательство, а он не давал, потому что Сара – женщина и сестра покойного клятвопреступника Археля. Приходилось решать проблемы по своему рангу и положению.
Знала ли она, что её приезд на шахту обернётся попыткой спасти собственную шкуру? Предполагала. что на фоне голода рано или поздно рабочий класс вспыхнет и ударит со всей силы, но не молотом по наковальне, а киркой по голове сытой аристократии. Анри приехала верхом, пренебрегая возможностью ехать в паланкине или горделиво шуршать юбками платья. Всё достаточно просто – костюм для верховой езды, больше похожий на слияние женского и мужского: штаны, высокие сапоги на небольшом устойчивом каблуке, туника длиной до середины бедра, подпоясанная широким поясом с изображением белого лотоса и лёгкий походный плащ.
До неё дошли сведения, что на шахте, принадлежащей её семье, начальник всю кровью, которую обязан был выплачивать рабочим в качестве оплаты работы, раздавал на своё усмотрение. Большую часть он оставлял себе и сбывал на чёрном рынке, имея неплохую выручку, особенно в такое время. Пока за ним никто не следил, он нагло пользовался своим положением. Накрасть, пока пост главы не заняли и не обратили внимания на незаконные действия. Анри приехала переговорить с ним, но опоздала.
Едва начатый разговор между ней и начальником шахты, который не ожидал визита Анри, прервался вмешательством в конец уставшей и оголодавшей толпы.
- Назад! – крикнул один из воинов, оголяя меч.
- А то что-а? – откликнулся стоявший в первом ряду рудокоп.
- Ты хоть знаешь, кто перед тобой?
- Прынцесса? – гоготнул кто-то из толпы.
- Госпожа Анри. Склоните колени и останетесь живы!
Сара поморщилась, а толпа, как она и ожидала, отреагировала дружным смехом. Два воина против разъярённой толпы – результат вполне очевиден. Пока её защитники пытались напугать толпу, хотя сами выглядели едва ли бравыми храбрецами, она пыталась сплести заклинание и, если повезёт, расчистить себе путь к лошади. К чёрту переговоры. Это гнездо придётся выжечь огнём. Слишком поздно пытаться решать всё словами.
Начальник попытался удрать первым. Анри оставалась за спинами своих двух сопровождавших телохранителей, но делу это помогало мало. Начальника поймали, едва он рванул в сторону привязанной лошади, и начали рвать на части жестоко и кроваво, потроша его, словно волки курицу. Сарэлет с отстранённостью и холодом наблюдала за этим несколько секунд, пока крики вампира не стихли. Её отрезали от лошади, притеснили в стене и не собирались отпускать так просто – это очевидно.


Заклинание Кровавый вальс

+2

3

Дайсы

Дайс на результат заклинания «Кровавый вальс» - 31 (10) - неудача, но без увечий и травм.
Саре не повезло. Магическое заклинание не удалось.
Дайс на атаку рудокопов, направленную на воина Сары – 81 - удача, с легкими ранениями.
Дайс на атаку рудокопов, направленную на воина Сары – 73 - удача, с легкими ранениями.
Рудокопам повезло больше. Страх стражников Сары сыграли им на руку.

Анри не стоило приезжать на шахту, зная о проблеме голода. Рудокопы напомнили ей об этом сначала безжалостным убийством начальника шахты, а теперь нацелились на неё. Десяток глаз смотрели на неё, спрятанную за двумя воинами. Да разве это защита от такой толпы?
- Да схлопнись ты! – рявкнул один из рудокопов и взмахнул тяжёлым молотом. Удар пришёлся по голове стражника – та резко повернулась в сторону, шея хрустнула, а мужчина, всё ещё не отнимая руки от рукояти меча, рухнул на землю, проливая горячую кровь. Промедление стоило ему жизни, а рудокопу – лёгкого вывиха плеча.
- Хватай бабу!
Не чувствуя угрозы в лице второго стражника, рудокопы хлынули к аристократке. Мужчина, загнанный в угол, больше думал теперь о себе, чем о своей госпоже. Испугавшись демонстративной смерти своего бывшего товарища, он ударил первого стоявшего к нему рудокопа, но смог лишь несущественно полоснуть того мечом по открытой груди, а следом получил крепкую руку на горле и старый, но всё ещё добротный нож в голове.
Анри осталась без своих защитников в окружении уже трёх трупов и десятка голодных и обозлённых вампиров, загнавших её в угол. За спиной - вход в шахту, впереди - верная смерть в лице вооружённых кирками, молотами и ножами рудокопов. Горящие красным глаза и перепачканные в кровь лица смотрят на неё с порождённым голодом безумием.
- Ну? Что теперь ты сделаешь, дорогуша? - ядовито улыбнулся предполагаемый сподвижник на бунт и демонстративно перекинул испачканный в кровь нож из руки в руку. - Можем вспомнить горячие дни с Замке утех, тебе же не привыкать, да?

+2

4

Всё чудесатее и чудесатее... - Даже на задании, Эдриан не мог отбросить терзавшие его мысли о предстоявшей свадьбе, что назначил чудо-император ему и Аните Эрейн Силиврен. Проблема даже не в самой свадьбе или невесте. Анита была привлекательной и достойной невестой, однако приданное, что шло с девушкой, оказалось весьма неоднозначным удовольствием. Эдриан рос с осознанием того, что, рано или поздно, он займёт место своего отца и возьмёт на себя ответственность за безопасность и развитие своего Дома - Чёрного Клинка. Вся его жизнь стала подготовкой к этому моменту. Но, как оказывается, судьба обладает своеобразным чувством юмора и очередной её остроумной шуткой стал Шейнир дель Виззарион и его решение сделать наследника Дома Чёрного Клинка главой Дома Королей Белого Сияния. Эдриан уже был наслышан о своеобразном мышлении монарха, но слышать одно, а вот прочувствовать на своей шкуре "великие" решения его величества оказалось весьма показательным примером о умении Шейна заводить друзей и засирать внутреннюю политику, и без того, трещащей по швам империи. Но в чём точно убедился Грейн, так это в наличии, хоть и кране малом, чести и милосердия у "чудо"-правителя. Анита - дочь убийцы членов королевской семьи до сих пор жива и невредима. Эдриан был искренне удивлён и глубоко в душе рад, что ей не пришлось отвечать за грехи своего отца. Если уж рассуждать в такой манере, то можно предположить, что Шейн и не такой уж и плохой император, как все могут предположить... И иногда, если капнуть чуть глубже, его решения становятся вполне разумны и не заставляют бедного Императора Эльдара вновь бешено вращаться в своём склепе. "О-о-х, Луна... дай терпения...".
От мыслей о туманном и непонятном, теперь, будущем его едва отвлекал топот лошадей. Свадьба свадьбой, но он ещё оставался Шейдом и, пока он не вступит в обязанности главы, пока чужого ему, Дома, он обязан выполнять свою работу.
- Эд! Сделай лицо попроще, а то как на похороны едешь. Тебя император у себя там отымел так жёстко, что до горла достал?! Ты уже четвёртый день будто язык проглотил! - рявкание товарища вернуло Грейна в реальность, - Хватит в облаках витать, пока я тебе мозг не вправил тем же способом! Ты собираешься нас вести или нет?
- В следующий раз, пойдёшь на приём к императору со мной и разделишь весь спектр удовольствий, что я получаю на таких встречах... - он ещё не сказал своему другу о сюрпризе, что получил от Виззариона и не горел желанием что-то рассказывать всем, кроме родственников, пока ситуация не будет ясна в достаточной для точных суждений мере, - Поторопимся, нельзя упустить начальника шахты, уж больно он много должен знать.
Пятеро всадников, включая Эдриана, в плащах цвета серебра галопом неслись в сторону шахты, которой заведовал весьма недобросовестный начальник. В рапортах было указанно на незаконный сбыт крови чёрному рынку, предназначенной на выплату рабочим. Но ещё более интересной информацией стала возможная связь покупателя с теми, кто грабил корабли с кровью для империи. Все всадники были Шейдами из Арис, а тот, что орал на вампира, Юджин, был давним его приятелем по службе и выходцем одного из малых домов. Они с Грейном через многое прошли вместе, в том числе и бойню у дворца в ночь попытки переворота. Остальные трое Шейдов были младше их по званию, но они также доказали свою верность императору в ту ночь. Возглавлял отряд Эдриан и они вскоре должны были достигнуть места назначения. С момента попытки переворота, Шейдам приходилось весьма тяжко и особые, как это, задания стали поступать к ним реже из-за подорванного доверия. Так-что действовать приходилось с особой осторожностью.
Не доехав до шахты около сотни метров, отряд спешился и, привязав лошадей, осторожно, не создавая лишнего шума, направился в сторону входа. Никто не должен был их заметить. Преодолев около полусотни метров, они всё отчётливее слышали крики уже не просто возмущённых, а безумствовавших шахтёров и, вторившее их крикам, позвякивание оружия. Спустя мгновение, Шейды уже видели, как шахтёры кого-то прижали у входа, а чуть левее растерзанное тело, очевидно, начальника шахты. Досадно поморщив нос, Эдриан отдал немую команду своим товарищам зайти в левый фланг бунтовщикам, а сам решил зайти справа. Подойдя уже на более близкое расстояние, из укрытия Эдриан увидел как десяток взбешённых вампиров постепенно подходят к беловолосой девушке, практически у ног которой, лежало два бездыханных тела стражников. Когда выделившийся из толпы главарь сего враждебно настроенного коллектива, с ухмылкой на лице, играя окровавленным ножом, изрёк из своего вонючего рта высокоинтеллектуальное изречение о замке утех, остальные члены отряда Шейдов уже заняли свои позиции с левого фланга. Заметив это, Эдрина дал команду ждать и, убедившись, что со спины напасти не предвидится, покинул своё укрытие. Оказавшись с правого фланга  от толпы так, чтобы его смогли увидеть чтобы его смогли увидеть, он наигранно покашлял и дождался пока когда вся толпа обратит на него своё обезумевшее внимание. Левая рука, облачённая в перчатку, легла на рукоять меча, а правая была готова в любой момент достать метательный обсидиановый нож.
- Господа, - сказал он приветливым голосом и ничего не выражающим выражением лица, - боюсь вы и так слишком много намусорили, чтобы ещё трогать члена правящих Домов, тем более леди, - Эдриан говорил с длинными паузами, дабы разгорячённые головы, которые только и умеют махать киркой да лопатой, успевали переваривать информацию, - У меня к вам есть предложение... Вы бросаете оружие и сдаётесь, а я, в свою очередь, обещаю, что никто из вас не потеряет дорогие ему конечности, по крайней мере сейчас... - Эдриан не хотел драки, сейчас, когда Шейды и так в шатком положении, ещё не хватало, чтобы их обвинили в убийстве "невинных, голодных шахтёров".  Плюсом ко всему, нужно обеспечить максимальную защиту Камэль, а драка этому точно не поспособствует.
Юджин и ещё три Шейда были готовы отреагировать в любой момент, при первой же угрозе заложнице и Эдриану.

+2

5

Дайсы

96 рудокопу на атаку Сары - удача  без единой травмы или увечья.
89 рудокопу на атаку Эдриана - удача, с легкими ранениями.
2 (+10) Саре на защиту - неудача, тяжелые травмы. Магическое заклинание не срабатывает, девушка принимает удар от рудокопа.
51 (+10) Эдриану на защиту - удача, с легкими ранениями. Вампир убивает рудокопа, который собирался его атаковать, но упускает возможность защитить Сару.

Голодная и обозлённая толпа простолюдинов намного опаснее, чем вытренированные солдаты. Два стражника против такого числа рудокопов, которым плевать на мирные переговоры, разве это дело? Нет. Теперь это два тела, через которые они легко переступали, чтобы добраться до своей цели. Что именно они сделаются с Анри – рудокопы ещё не решили. У них была возможность поторговаться за девчонку с её семьёй и вытрясти мешок денег. А могли, не церемонясь, высосать её до капли, нажравшись и утолив свой естественный голод. Оба варианта были настолько заманчивы, что мужчины не знали, какой из них взять за основной. Или сначала стрясти деньги с её семьи, а потом пожрать, не выполнив часть своей сделки? Отличный вариант!
Исполнить его не дало неожиданное появление бравого защитника.
- А ты ещё что за хер? – пренебрежительно бросил ему предполагаемый главарь рудокопов. Его товарищ рядом утёр морду рукавом рубахи от свежей чужой крови. – Шёл бы ты отсюда.
Форма вампира толсто намекала на его причастность к шейдам, но других рудокопы не замечали и хоть часть из толпы решила повременить с продолжением бойни, другая, вошедшая в кураж, не желала останавливаться. Один из вампиров, что был ближе к девушке, попытался её схватить. Не стоило ей пытаться магичить у всех на виду. Тяжёлый удар по скуле кулаком отправил вампиршу на землю без шанса защититься.
- За дураков нас принимаешь?!
Другой, подхватывая общий настрой, предпринял попытку атаковать шейда, не разбираясь, но и в том допустил ошибку. Несмотря на то, что его удар киркой мог бы закончиться для героя фатально, обернулся он трагедией для самого рудокопа.

+2

6

Заклинание не удалось. Сара была не так спокойна и сконцентрирована, как ей показалось изначально, поэтому из её хорошей затеи ничего не вышло. Рудокопы отреагировали на ощерившихся оружием телохранителей и так быстро и безжалостно с ними расправились, словно пред ними были дети, а не натренированные воины. Анри задумалась о том, что не личную служанку ей надо бы поменять, а вот этих двоих. Теперь всё равно искать новых, если ей удастся выбраться из этого круга живой.
Не намереваясь оставаться в долгу у рудокопов, Сара предприняла ещё одну попытку сплести заклинания, но и та оказалась провальной. Рудокоп протянул к ней руку, а она отвлеклась на появление третьего действующего лица в этом сумасшедшем цирке под стать молодому и неопытному императору. Во славу Виззарионов, теперь трупов будет больше.
"Что здесь забыл шейд?" – Анри удивилась, когда заметила знакомую форму, но при этом совершенно незнакомое ей лицо. Да и откуда бы ей его знать? Его Величество не удосужился пустить её в совет, а на последнем приёме Сара была… кажется, ещё при живом отце. Её не соизволили пригласить даже на свадьбу Его Величества. Ах, какая потеря!
Если здесь есть один шейд, то где-то должны быть остальные. Не один же он тут? Сара попыталась осмотреться, но никого не заметила за спинами рудокопов. Мужчины отвлеклись на появление ещё одного защитника, что дало возможность Саре попытаться освободиться самой. Дама, конечно, в беде, но привыкла полагаться исключительно на себя. Возможно, именно этот самоуверенный шаг с её стороны повернул всю ситуацию в откровенно хреновое русло. По личным подсчётам девушки они в любом случае имели сто из ста шансов оказаться рядом с другими мертвыми, поскольку рудокопам уже нечего было терять в их понимании. Их всё равно накажут за смерть начальника шахты и двух подчинённых Анри, да и за покушение на жизнь аристократки, как бы плохо к ней не относился Виззарион, тоже достанется.
У неё опять ничего не вышло. То ли среди рудокопов оказался магически подкованный вампир, то ли пас рукой с её стороны вышел слишком заметным – что бы там ни было, а оно сыграло не в пользу аристократки. Сара ощутила на себе все прелести хорошего мужского удара по лицу. Не сказать, что с ней это произошло впервые. Ей и раньше приходилось получать хорошую трёпку от мужчин, если брата после всех его поступков можно назвать мужчиной.
Анри оказалась на земле, утратив равновесие. Скула болела, на языке ощущался железный привкус собственной крови. У неё была разбита губа и ныла повреждённая скула, но это не так трагично и неотвратимо, как могло бы быть. Её могли убить без разговоров или разодрать на части, сделав из неё очередной кровавый мешок – именно такая участь постигла начальника шахты. Вот чего уж точно не хотела аристократка, так это быть сожранной заживо.
Участь спасителя её волновала мало, если вообще волновала. Раз он на добровольных началах ввязался в эту кашу, то должен был понимать, чем это чревато. Сара же спасала свою задницу, как могла. Увы, но навыками ни фехтования, ни рукопашного боя она не владела, а с детства вкладывала все силы в магию, которая её уже не единожды за эту схватку подвела. Плакать и расстраиваться или испуганно вжиматься в стену, как овца, она не собиралась. Этот промах настолько разозлил её, что она, не щадя своих сил и не скупясь на эмоции, вновь выпустила ману, но на этот раз хаотично, всплеском.


Аэквалис, в расчёте на волну. Заранее прошу прощения у Эдриана, если его заденет. Сара чертовски зла.

+2

7

Дайсы

Саре на каст заклинания - 92 (+10) - стопроцентная удача без увечий и травм, но, увы, даже в такой ситуации, когда вампирше, наконец, удалось использовать магию, есть свои минусы. Она не только ловким финтом отбрасывает от себя рудокопов, но и имеет все шансы задеть своих союзников.

Эдриан - 96 - поскольку вампир стоял ближе всех из своих сторонников к девушке, то его уносит вслед за остальными рудокопами и роняет на землю.
Шейду 1 - 31 - вовремя не попал под линию "обстрела"
Шейду 2 - 59 - не повезло, упал вместе с остальными, хотя и не так болезненно
Шейду 3 - 10 - даже не задело
Шейду 4 - 49 - едва повезло, вампира обдало порывом воздуха, но слишком слабым, чтобы сдвинуть его с места.

Подводя итог:
- всех рудокопов отбросило от Сары магической волной
- под волну также попал Эдриан, его снесло
- трое шейдов стоят, как стояли, их не задело
- один шейд унизительно хлопнулся на задницу.

+1

8

Эдриану никогда не давалась высокая дипломатия - видимо, лицом не удался и доверия у окружающих не вызывал, поэтому провалу своей миротворческой миссии не удивился.
Но ещё меньше ему нравилась мысль о том, до каких размеров можно раздуть слухи о кровожадных шейдах, по императорскому приказу затыкающих глотки недовольным самым тривиальным способом. Империя и без того походила на колбу с зельем грома, готовым рвануть от любого неосторожного толчка, и поджигать эту смесь сплетнями о зверствах императора против его народа было бы как минимум неразумно.
"Надо было усерднее изучать псионику, - с досадой подумал Эдриан, пытаясь вдохнуть. Женщина была недурна  в магии - не ниже второго уровня, судя по тому, как вышибло воздух из легких от её аэквалиса, - и очень не хотела умирать. Хорошее сочетание, но он был бы искренне благодарен, если бы к её инстинкту самосохранения прилагались минимальные тактические навыки. - Сейчас применил бы убеждение, и разошлись бы тихо и мирно..."
Разумеется, никаким тихо и мирно даже не пахло, и дело вовсе не в том, что не изобрели ещё маги заклятья, способного вызвать эффект массового убеждения. Толпа всегда была опасна тем, что походила на сорвавшуюся с горной дороги телегу - как только точка равновесия была потеряна, остановить её мало кровью уже практически невозможно. И метательный нож, по чистому везению застрявший в горле рудокопа, только добавлял лишний импульс чужой агрессии.
- Ах ты ж мудень! - взревел главарь, пытаясь подняться. Крепкий оказался.
И слишком уж осведомленный о тонкостях политических изменений в империи.
Эдриан поморщился, пытаясь подняться на ноги. Быть зарубленным озверевшим от голода рудокопом было бы... не досадно даже, а крайне оскорбительно.
"Юджин, демоны тебя разбери! Уснул ты там, что ли?!"
Не уснул.
Свистнула возле уха стрела, вторая... и все. Скудный залп, но лучше, чем ничего - если не убьет, так хоть заставит задуматься. Пока оголтелая толпа, так удачно оглушенная загнанной в угол жертвой, не знает, что умелых лучников в отряде всего двое, а стрелять наобум, задевая своих же, а такой мешанине слишком рискованно. А это значит, что будет бой, короткий и беспощадный, в котором разгадка не должна пострадать ни в коем случае.
Немногочисленный, но плотный строй врезался в оглушенную толпу сбоку, перед глазами мелькнуло черное с серебром, метнулось вперед - Юджин, дурная голова, как всегда напролом, когда ж ты поумнеешь-то?! - кто-то завопил, кто-то зарычал, брызнула кровь.
- Живым, Юджин! - заорал Эдриан, собирая размазанное по камням тело воедино. - Главаря живым брать!
Он очень хотел задать местному атаману несколько душевных вопросов, остальные его интересовали мало.
В конце концов, слухи о новоиспеченной главе Дома Белого Лотоса, заживо растерзанной озверевшей толпой, нанесут репутации императора куда больший урон, чем слухи о безвинно казненных без суда и следствия горняках.
Юджин коротко кивнул, отбиваясь от неумелой атаки рудокопа и давая Эдриану возможность вернуться в строй. Ещё двое из шейдов без лишних приказов направились к леди Анри - шок от аэквалиса продлится недолго, и никто не знает, остались ли у неё магические силы на не менее впечатляющую демонстрацию талантов.
- Надеюсь, ты не решил вздремнуть, скинув на нас всю грязную работу? - осклабился Юджин, не отводя взгляда от противников. - Я, конечно, знал, что власть разлагает, но чтобы так быстро...

Отредактировано Эдриан (22-03-2022 21:53:23)

+2

9

Злость Сары воплотилась в магии. Порыв псионической энергии, напоминая стихию ветра, обрушился разом на всех рудокопов, и шейду, который пытался ей помочь, не повезло вместе с ними. Но о союзниках вампирша не подумала. После стольких неудач в плетении заклинания, она слабо надеялась, что в этот раз что-то выйдет. Магия не могла ранить или убить рудокопов. Оглушить и ненадолго задержать их – это всё, на что могла рассчитывать вампирша. Времени ликовать не было. Она по-прежнему в глубокой заднице.
Превозмогая боль в теле, подхватывая юбку платья и поминая Феюрэ, Анри поспешила подняться и отойти от рудокопов. Добраться до лошади, запрыгнуть в седло и уехать отсюда как можно скорее – это всё, что она хотела. Никакого сражения. Никакого столкновения лоб в лоб. При первом же шаге, путаясь в юбке, Сара почувствовала острую боль внизу живота, словно его проткнули острой спицей. Она рефлекторно опустила руку, но не нащупала ни стрелы, ни, тем более, кирки рудокопа.
За спиной разгоралась настоящая бойня. Шум и гвалт оглушали рыками и криками вампиров, которые бились насмерть. У рудокопов не было другого шанса спастись и выбраться из бойни живыми, как только убить всех шейдов и отступить при первой возможности. Некоторые из них бежали сразу, едва пришли в себя после псионической волны Сары, и, заметив шейдов, решили, что жизнь им дороже.
В такой суматохе из тел лучники с трудом справлялись. Одна стрела взвилась в воздух, но, никого не ранив, вонзилась в землю, и тут же хрустнула пополам под грузным телом поваленного на спину рудокопа. Он не успел подняться, как вторая стрела, пущенная другим лучником, вонзилась ему в глаз, резко сменив приоритеты частичной слепотой и резкой болью. Рудокопы не были воинами – не такими, как шейды, - и всё же знали, что такое – биться яростно, с отчаянием, и грязно. Лежащего шейда не оставляли в покое даже в общем клубке из тел.
Услышав шаги за спиной, Анри оглянулась, вновь из страха и злости сплетая очередное заклинание. Кровавое жало – одно за другим – появлялись в воздухе перед ней. Она заметила за собой шейдов, которые пытались исполнить свой долг и защитить её от рудокопов. В этот раз им повезло больше, и заклинание крови обрушилось не на их головы, а на бунтовщиков. Сара так сильно хотела отомстить им, что за своим немного садистским ликованием не заметила, как на юбке платья медленно расползается кровавое пятно.
- Имперская сука! – рыкнул рудокоп, хватая её за волосы так крепко, что Сара зашипела от боли. Она вновь оказалась на земле, забила руками и ногами, пытаясь освободиться, но толстые и крепкие пальцы, привыкшие сжимать рукоять кирки, напоминали ей опасные и смертоносные тиски.
Анри допустила большую ошибку. Она успокоилась и расслабилась, когда шейды подоспели к ней, и совсем забыла, что прикрывать спину на открытой местности нужно не меньше, чем лицо. Два раненных рудокопа никак не спасали её от третьего.


Заклинание «Жало»
Ранение Эдриана и Юджина на откуп Эдриану.

0

10

Эдриан ответил другу кривой усмешкой, но сказать ничего не успел.
Он едва успел отшатнуться от мощного удара молота сбоку, блокируя его. Металл оказался прочнее кости, которая треснула под тяжестью огромного бойка, Эдриан не сдержал вскрик, выронил ножны - и тут же увернулся от следующего удара. Кем бы ни был этот рудокоп, ярости и силы ему было не занимать, сталкиваться в прямом противостоянии было бы самоубийством, и Эдриан рискнул.
Время растянулось в Рывке, как остывающая патока, окружающий мир застыл мошкой, угодившей в эту самую патоку - и Эдриан возник за спиной у противника, упал на колено, метя в сухожилие, но рудокопа словно сама Хервалисса оберегала. Он неожиданно ловко для его телосложения ушел от удара, и противники закружили, выжидая удобного момента для атаки.
Юджин на миг потерял бдительность, когда отвлекся на вскрик Эдриана - и тут же поплатился за это, едва успев увернуться от удара кирки. Острое лезвие распороло бок, чудом не сломав ему ребра, боль обожгла, рудокоп яростно взревел, подбодренный своим успехом... Коротко свистнул клинок, распоров бедро, и рудокоп неверяще посмотрел на шейда прежде, чем его нога подломилась, и он упал на землю. Второй взмах меча довершил начатое.
Если у Юджина и был план, то прямо сейчас он стремительно летел в бездну. Он слишком привык к продуманным атакам подготовленных противников, слишком полагался на умение читать узор боя, и совершенно забыл о том, насколько легко сбивает с толку непродуманный удар загнанного в угол. А теперь за эту ошибку расплачивался Эдриан.
Юджин заметил краем глаза, что Лаэн бросился на помощь магичке, которая приняла самое здравое в её ситуации решение - бежать... в котором, впрочем, не преуспела. Молодой шейд явно беспокоился о ней сильнее, чем способен был думать головой, и его удар не достиг успеха, но по меньшей мере дал жертве главаря бунтовщиков возможность сбежать тем, что отвлек его внимание на себя.
Шеррок с некоторым трудом отбивался от атаки последнего из бунтовщиков, который ещё не сделал ноги - судя по движениям, ему распороли бедро, и целитель, предусмотрительно не совавшийся в самую гущу сражения, уже спешил ему на подмогу.
Юджин оглянулся на Эдриана, и тот прорычал сквозь зубы:
- Выполняй приказ, Юджин. Живо!
Если молодой да горячий Лаэн или окончательно сорвавшаяся от страха и ярости Анри доберутся до горняка раньше, то источника информации у них не останется, а Эдриана не согревала мысль о том, что сегодня дознаватели останутся без работы.
Его противник сплюнул, криво ухмыляясь, и осведомился:
- Чегойта ты, блаародный, сам-на-сам решил - гордость в жопе засвербела? Ну дык иди сюда, я почешу!
Эдриан ничего не ответил, предпочитая поберечь дыхание. Он не особо рассчитывал на легкую победу, ему нужно было только задержать противника как можно дольше, чтобы дать остальным время разобраться с другими рудокопами и прийти ему на помощь.
И началась короткая, но яростная схватка, в которой его противник раз за разом атаковал Эдриана, а он раз за разом выскальзывал из-под удара, даже не пытась его парировать. Узким клинком против шахтерского молота - безнадежный вариант, Эдриан же метил в ноги, чтобы лишить противника преимущества, и раз за разом наносил неглубокие, беспорядочные, но обильно кровоточащие удары.
Если удастся затянуть бой, то противник потеряет достаточное количество крови прежде, чем вообще сообразит, что происходит. А когда поймет, то будет уже слишком поздно - легкое головокружение и предательская слабость сыграют на руку самому Эдриану, позволяя нанести решающий удар.


Способность "Рывок"

Отредактировано Эдриан (25-03-2022 22:14:47)

+1

11

Сара не хотела умирать, и не хотела чувствовать, как чужие руки до боли натянутой кожи сжимают её волосы и куда-то волочат по земле. Впившись ногтями в запястье рудокопа, словно кошка, которую купают в холодной воде, она шипела, брыкалась и пыталась всеми силами освободиться. Злость застилала ей глаза, и желание убить рудокопа собственными руками было таким сильным… и таким бесполезным. Ей не хватало концентрации для заклинания и не хватало силы в руках, чтобы вновь вернуть себе свободу. Она оставалась той изнеженной аристократкой, которая не привыкла защищаться как-то иначе кроме как магией, а магия ничем не могла ей помочь. Шейды, которых так любили в Сеонесе, - тоже.
Просвистевшая мимо стрела вонзилась в землю рядом с бедром Анри, чудом не задев её, и лишь едва разодрала подол её платья, когда, прибив его к земле, не смогла остановить напора рудокопа, продолжавшего волочить вампиршу за собой. Он и не думал вступать в поединок, а отходил всё дальше и дальше, собираясь прикрываться женщиной как живым щитом. Все служители короны в глазах рудокопа оставались добрыми крысами императора, и эта доброта делала их слабыми.
Рудокоп рывком поставил Сару на ноги, прижал её спиной к своей груди, удерживая одной рукой под горло. Крепкий кулак влетел ей сбоку, под рёбра, и от силы удара она хотела бы вскрикнуть, но на несколько секунд, захлёбываясь слюной, потеряла дыхание, - напоминание не рыпаться. Она чувствовала, как её слегка придушивают, зажав в крепких тисках, и вынуждают шаг за шагом отступать к той самой лошади, к которой она так стремилась сама. Как иронично!
Горняки спешно отступали, один за другим; видя умирающих и раненных собратьев, убегали, спасая собственные шкуры. Только самые рьяные из них пытались забрать с собой в Бездну как можно больше шейдов.
- Подходите ближе, чтобы я поприветствовал каждого! – бодро ухмыльнулся рудокоп, смотря на шейдов. Сара чувствовала зловоние его дыхания и подступающую к горлу тошноту. Остриё кирки то упиралось ей в брюхо, то опасно мелькало сбоку, когда рудокоп отмахивался от шейдов, не давая им подойти ближе к себе. Под мечи и стрелы он, не кривя душой, живо подставлял вампиршу, защищая себя единственным возможным способом. Он уже понимал, что без неё, если не умрет от меча сразу, то попадёт в менее приятную допросную Кречета. – Изнеженные крысы императора… каждый из вас кончит как ваш капитан. С пустой башкой отдельно от тела! – он упивался кровавым прошлым Севера, зная, что для каждого шейда значит смерть Ричарда Крусника. Он рассмеялся от какого-то отчаянного веселья, граничащего с безнадёжностью. Его смех стал булькающим, а потом его сменил хрип.
На щеку Сары брызнуло что-то горячее и густое. Запах свежей крови защекотал её ноздри. Рудокоп всё ещё прижимал её к себе и его рука сильнее, чем раньше, надавила ей на шею, мешая дышать. Болт, влетевший в шею рудокопа, обрывал его жизнь медленно и мучительно. Он прилетел с той стороны, где не было шейдов, и ранил его предательски со спины.

+1

12

Лаэн не успел, хоть и ринулся за отступающим главарем первым. Юный шейд остро переживал за благополучие заложницы, и ему совсем не хотелось, чтобы она пострадала. Он уже лихорадочно обдумывал слова, чтобы начать переговоры, но его планы оборвала предательская стрела.
От героического подвига ему досталась только привилегия отодрать от многострадальной шеи леди Анри сведенные судорогой пальцы рудокопа.
- Проклятье! - выругался за его спиной Юджин, предчувствуя крупные, очень крупные неприятности, и позвал целителя. - Кайрэ!!!
Вылетевшая из леса стрела подтвердила подозрения Эдриана, которыми ему даже не пришлось делиться со своим помощником: это был не случайный бунт, а организованная засада. Рудокопы были простыми исполнителями, за ними стоял некто, прекрасно знавший, кто и когда прибудет на эти шахты, и ему не нужны были свидетели. Едва ли незадачливый исполнитель чужого плана понимал, что его первым пустят в расход - был слишком самоуверен и считал себя умнее, чем был на самом деле.
Досадно.
Целитель, судя по крови на рукавах уже успевший не только помочь Шерроку расправиться с его противником, но и подлатавший его, быстро зажал руками рану преступника, выплетая исцеление, но тут же покачал головой.
- Уже не вытащить - слишком много крови потерял, - Кайрэ моментально потерял интерес к остывающему трупу и обратил свое внимание на другого пациента. Было в этом целителе нечто странное, пугающий интерес к раненым и не менее пугающее безразличие к тем, кто в его услугах не нуждался. - Леди, позвольте Вас осмотреть. Вы ранены? На каком Вы сроке?!
- Проклятье!!! - повторно выругался Юджин. - Кайрэ, ты!..
- Сделаю всё возможное, но после такого магического истощения даже не знаю, - с сомнением покачал головой целитель. - Лаэн, готовься передавать ману.
От Эдриана в этот миг сомнения и проклятия были так же далеки, как звезды. Его противник оказался не только выносливым, но и чертовски упрямым - на него словно не действовали ни кровопотеря, ни усталось. Горняк наступать, заставляя шейла обороняться, и долго это продолжаться не могло.
Эдриан прищурился, просчитывая риски.
Он сейчас находился в незавидном положении, и если не переломить ход событий...
Рывок дался тяжлее, чем обычно - этого Эдриан ожидал. Чего он не ждал, так это хищного клюва бойка на своем пути, и неподавленная инерция Рывка не оставила ему шансов избежать удара. Металл вонзился в тело с влажным всхлипом, хрустнули ребра, острая боль расцвела в правом боку, отнимая самое возможность дышать. Эдриан с булькающим свистом хватал ртом воздух, тяжело рухнув на землю.
Если горняк и удивился такому результату своего интуитивного движения, то точно не огорчился. Он уже занес кирку повторно, чтобы добить беспомощного противника, но услышал свист возле самого уха и отшатнулся, оборачиваясь.
Шеррок стоял наготове в нескольких шагах, и его стрела смотрела прямо в лицо бунтовщику.

+2

13

Саре казалось, что она задыхается – она и задыхалась, пока пальцы рудокопа сжимали её шею в агонии. Она царапала его пальцы, пыталась пнуть вампира и оттолкнуть от себя, а потом они вместе упали на землю. Рудокоп упал и потянул её за собой. В затуманенном сознании она не могла думать о чём-то ещё кроме глотка воздуха и о том, как глупо чуть не умерла, решив осмотреть своё хозяйство. Пальцы неожиданно освободили её шею, и Анри судорожно, с хрипом сквозь дрожащие губы, вздохнула. Расширенные от ужаса глаза смотрели перед собой, но ничего не видели. Вампирша торопливо – из желания жить – поползла по земле, дальше от рудокопа. Она ещё не осознавала, что он уже мёртв. Не осознавала, что свободна и ей уже ничего не угрожает.
- Не прикасайся! – она крикнула так громко и с таким отчаянием, взмахнув рукой, когда к ней протянули руки, что, казалось, видела врагов в каждом и них. И будь у неё больше силы в руках, и меньше страха в разуме, она бы использовала любое заклинание, чтобы им навредить. Навредить шейдам, которые пытались её спасти.
Затуманенный взгляд вампирши медленно прояснялся. Она видела тело рудокопа на земле, залитое кровью, и над которым навис вампир в форме шейда. Рудокоп смотрел в небо, широко раскрыв глаза и рот. Его лицо застыло в маске удивления, смешанного с ужасом, и останется с ним таким в чертогах Бездны. Её мучитель умер. Густая алая кровь толчками вырывалась из его шеи, и лужа под ним медленно растекалась, проливая такую драгоценную кровь на холодную землю.
- Вы не ранены?
Сара ощупала горло дрожащими пальцами; ей казалось, что она всё ещё чувствует, как его сжимают. Она не думает ни о щеке, ни о скуле, куда пришёлся крепкий удар. Уж тем более не думает о той странной колющей боле внизу.
- На каком Вы сроке?!
Его слова как опрокинутое ведро холодной воды. Анри встрепенулась, но не от страха за ребёнка. Нет. От того, что они знают. Она посмотрела на целителя затравленным зверем. Потянулась руками к поясу, пытаясь нащупать рукоять кинжала – что-то, чем можно убить. Чем можно заткнуть им рты. Никто не должен знать об этом. Никто не должен связать её с Бойером больше, чем просто по слухам. Её взгляд скользит по полю. По телам мёртвых рудокопов. По шейдам, которые слышали слова целителя. Их слишком много. Всем рты не заткнуть.

Горняк с занесённой киркой замер. Умирать он не хотел, и даже войдя в кураж сражения, остановился, едва увидел направленное на него остриё стрелы. Только теперь, получив отрезвляющую пощёчину от шейдов, он заметил своих товарищей мёртвыми. Увидел такого же мёртвого главаря, подбивавшего их на бунт, – с болтом в шее.
Сплюнув на землю горькую слюну, рудокоп с остервенением отбросил кирку на землю. Его надежда выжить казалась настолько туманной и ничтожной, как вера в Хлад, который пощадит живую душу, посмевшую показать нос в самую холодную ночь Хелора.

+2


Вы здесь » Легенда Рейлана » Эпизоды » [01.05.1082] Да вашу ж мать!