Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре август — сентябрь 1082 год


«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Солмнир Алисия Эарлан Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [17.02.1082] Паучья сеть из маны


[17.02.1082] Паучья сеть из маны

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

- локация
Северные земли. г. Сеонес. Храм Двух Лун
- персонажи
Марек, Айрин Эллфорд

Возвращаясь с ежедневной тренировки, которую не смог прервать даже шедший дождь, Марек не торопясь шел по улице Сеонеса, хотя и улицей это назвать было сложно. В этой части города редко бывали вампиры, а следуя уже из этого можно было понять, что и заниматься ремонтом дороги было некому. Камни, выныривающие из луж, как коралловые скалы, из глубин океана так норовящие потереть свои бока о проплывающие мимо корабли – некроманта отнюдь не смущали. Непогода стала его заботить только тогда, когда из-за срывающихся с неба капель дождя плохо стало видно дорогу. Дрожащая перед глазами завеса мешала спокойному ходу мыслей. Ничего такого интересного или важного в них не было, но даже так, маг не хотел отвлекаться от них.
Оторвав взгляд от дороги, парень постарался осмотреться. Сквозь бьющие в землю капли смог рассмотреть только знакомые очертания разрушенной арки. Это место он не спутает ни с чем другим. Не лучшее место проведения для такого, как он, но выбирать не приходилось. Непогода требовала где-то временно осесть и переждать.
Свернув с дороги, Марек прошел через арку, ловя взглядом только пострадавшую от дождя окрестность храма. Еще одна полу разбитая дорога, переполненные отводы для воды, с бурным ручьем, бьющим в каменные бортики. Не по времени года оголяющиеся деревья. Дождь сметал на своем пути все, что ему мешало.
Поднявшись по лестнице, но, не заходя слишком далеко, маг обосновался на верхней ступени, оперевшись спиной на холодную колону. Он сейчас и сам особым теплом не отличался. Пробыв всю дорогу от леса и до храма под дождем, он успел всласть насладиться непогодой. Одежда неприятно липла к телу, но он на этого никакого внимания не обращал, снова погруженный в свои мысли.
Одним движением руки убрал со лба мокрые пряди волос, зачесывая их назад, не давая влаге стекать по его лицу и доставлять дополнительные неудобства.
Сейчас он, разумеется, мог прибегнуть к магии и найти какое-нибудь полезное для себя заклинание, чтобы подсушиться и согреться, но откровенно говоря, ему было лень и все равно на это.
Слепо уставившись на слабо угадываемые силуэты статуй в пару метрах от него, Марек прокручивал в своей голове недавние события. Он был именно в этом месте еще вчера, но почему вспоминал то, куда он отправился потом. Не самое живописное место города вампиров – кладбище, но…можно было отмазаться тем, что это была всего лишь его работа, только врать самому себе парню не хотелось. Он прекрасно понимал истинную причину того, почему согласился на это безрассудство. От души посмеявшись над самим собой, когда понял, что поступил как мальчишка, который поддался своим эмоциям, а не здравому разуму.
Возвращать что-то назад ему явно не хотелось, даже если была возможность, что-то исправить и заставить стрелки часов бежать назад, но мысли, раз за разом возвращались туда. Пользы от этого ему уже никакой не будет, но и забывать этого он не хотел, просто так оставался в плену собственных мыслей, до какого-то момента, пока не почувствовал что-то постороннее.
С глаз спала пелена и до ушей снова дошел шум дождя, что сулило о том, что он мгновением назад был полностью погружен в свои мысли. То, что он вот так «отключился», его сейчас не заботило. Чувство, что вернуло его суда, было непонятным ему. Он чувствовал что-то знакомое, но в тоже время не мог найти этому объяснения.
Это было похоже на его собственную магию или ауру, но намного ослабленную, всего десятая часть ее, скрытая под чем-то неизвестным ему.
Марек оттолкнулся от колоны, которая до этого служила ему опорой, и, всматриваясь в окружающее его, прислушивался к своим ощущениям, пытаясь не только найти источник этих ощущений, но и понять, почему он вызывает у него такие странные ощущения.

0

2

Начало
При всей своей нелюбви к людской толпе, Айрин не могла отказать себе в удовольствии  почувствовать запах и тяжесть в руках от нового фолианта. Определённо, сама бумага и прочая атрибутика, не имели ни какого значения, по сравнению с той кладезю описаний управления магическими энергетиками, содержащейся на страницах книги, тем не менее, эти факторы доставляли последнее время определённое удовольствие девушке. Их с братом предпочтения во времяпрепровождении во многом разнились, от того Айрин  оказалась одна сразу, как покинула обитель  прилавков с книгами привезёнными с разных концов земель.  Сумка приятным грузом тяготила плечо девушки. А тем временем, капли дождя, еще так недавно лишь шептавшие природе о своей  защите, решили показать своё полное покровительство, спасая корни и кроны деревьев от прямого лунного свечения, разливающегося над этим городом.
Скользким улицам, Айрин предпочитала мягкость трав. Посему, она ступила на ковёр, разглаженный стеной неумолимых капель. Не смотря на то, что  девушка любила ощущение дождя на своей коже, дающее контраст и понимание волокон водной ткани, сейчас её заботило совершенно другое. А именно то, что книга находилась в полотняной «сухарке», которая грозила с минуты на минуту промокнуть насквозь. Ноги сами привели её к ротонде, более известной, как Храм Двух Лун. Это было именно то место, которое могло вселить спокойствие в Айрин, в эти мгновения, хотя бы тем, что мало кому придёт в голову , идти в подобное место, когда оно сокрыто пеленой дождя.
Миновав колонны одну за другой, девушка опустилась на ступеньку, перед статуей Бэлатора, так, чтобы водные портьеры создавали надёжную иллюзию отсутствия здесь кого-либо.
Вытащив книгу, Айрин ещё раз убедилась в том, что она не пострадала и упокоив её на сухой ступени рядом, накрыла фолиант рукой, будто вникая в мудрость заключённых в нём письмен, успокаиваясь ею…  В душе вила гнездо птица удивительного спокойствия, не спокойного умиротворения, а именно спокойствия, а последнее время это было редкостью. Сдержанное недоверие неизменно преследовало её, когда она отправлялась в город, но не сегодня. Словно недостающий элемент занял своё место в череде не раз переписанных формул.
Прислушиваясь к собственным ощущениям, Айрин чуть прикрыла ресницы, всматриваясь в лунный свет серебром отражающийся в водных струях, подставляя ноги под струи, срывающиеся с крыши. Принимая, как величайший дар, прикосновения капель холода ,  распознавая малейшие оттенки.

+1

3

Не увидев ничего, что могло бы послужить объяснением его ощущениям, Марек поднялся еще на одну ступеньку вверх и прошел внутрь храма. Если он ничего не видел, то это не означает, что эти ощущения ему привиделись. Они никуда не пропали и продолжают «подпитывать» его интерес. Насколько он помнил, он никогда не проявлял свою магию именно здесь, а сейчас чувствовав свое творение, но какое-то ослабленное и затертое.
В ликах статуй храма для него не было ничего нового. Все та же Жрица тянущая руки к своему вампиру, те же блики от воды, играющие на потолке храма и шум от фонтана, который практически полностью теряется на фоне дождя. Ничего необычного или нового для него.
Единственное, что менялось в этом месте с каждым новым шагом, это его собственные ощущения. Еще в детстве многим детям доводилась играть в игру «холодно-горячо», во что-то подобное сейчас «играл» некромант, только если в детстве такие подсказки выкрикивал кто-то из ребят, спрятавших заветную вещь, которую нужно было отыскать, то сейчас ему верный путь подсказывало собственное магическое чутье. Чем дальше он заходит в храм, тем сильнее становилось это влияние.
Только добравшись до одной из главных статуй этого места, парень остановился, удивленно смотря на девушку перед ним.
Сначала ему показалось, что его магия идет именно от нее (до того самого момента, пока он ее не увидел), но решив, что просто ошибся, а искомый предмет находится где-то рядом или же у нее самой, то Марек постарался найти что-то более приемлемое. Поиски закончились достаточно быстро. Не найдя ничего другого, что могло бы источать его магию, парень решил сойтись на том, что у девушки может быть какое-то зачарованный предмет с похожей магией.
Я, наверное, сошел с ума…
- Не часто я встречаю в городе вампиров своих собратьев и сестер – уточнять, что он имел в виду именно некромантов, маг не стал. Если он правильно расценил поток, идущий от девушки, то она была темным магом.
Наверное, я расценил знакомый поток за свой, вот и все.
Найдя для себя приемлемое объяснение такой «путанице», Марек решил не заморачиваться с этим, поэтому просто оставался в стороне от девушки. В силу того, что парень и сам был темным магом. Который как и многие его собраться предпочитал шумной компании умиротворенное одиночество, то он мог себе представить, что сейчас ничего хорошего в свой адрес не получит – сам терпеть не мог, когда ему кто-то мешал и так нагло влезал в его пространство, но…То то, что все это понимал, не делало его некромантом, который в первую очередь думает о себе самом, и в редкость о ком-то еще кроме себя.
Решил подействовать кому-то на нервы, Альв?
Смотря, как она это расценит.
Мысленно усмехнувшись, внешне же никак не выдав свои эмоции, парень облокотился на колону напротив девушки. Даже если он так нагло влез в ее личное пространство, то ограничивать ее пространством в буквальном смысле он не собирался. Какие-то морально-этические ценности у него все еще от родительского воспитания остались.

+1

4

Созерцание водных нитей было прервано сначала звуком шагов, тихих, не вполне уверенных, будто ищущих чего-то, потом возникшим образом, скорее казавшимся утемнённой тенью той самой колонны к которой он прислонился, а за тем и голосом. Будто забытым, прорывающим тьму мироздания, судорожно схватившим из глубин сознания и неотточено потянувшим из тьмы. Потянувшим, а затем, слишком быстро сдавшемся и отпустившим. Отпустившим, а значит не совершенным.
Глаза напряглись, вглядываясь в очертания подошедшего, но лицо всё также оставалось спокойным, даже скорее безмятежным.
-За то здесь часто встречаются те книги, что им нужны и которые трудно найти в каких-либо других местах, как это ни парадоксально, не так ли?- ревностно сжимая пальцами тяжёлый фолиант, тем не менее, не сдвигая его с места.
Собеседник, наконец, начал обретать очертания в глазах девушки. Что-то смутное, размытое временем, но всё же знакомое проступало в них. Вот только это мог быть кто угодно, торговец когда-то продавший Айрин книгу, человек, некогда просивший её о помощи или же просто случайный прохожий чьи черты врезались в память.
-Могу я узнать, кто тревожит моё уединение в этом степенном месте?
Взгляд внимательных серых глаз был прикован к лицу собеседника, будто пытаясь прочесть в глазах скрытых мраком ответ на собственные ощущения.
Почему ты оказался здесь? Отчего мне знаком твой голос, как будто он высекал магический узор на изгибах моей души? Знаешь ли кто я?
Мысленная череда вопросов была скорее попыткой проверить, чем теми вопросами, которые должны быть заданны вслух. Но всплывшая догадка от собственных мыслей, озарила лицо столь ярко, как совпавший с этим моментом отблеск молнии.
-Или мне называть тебя именем, что само сковывается цепями воздуха?...Алек,- последнее слово было уже сказано совершенно уверенно. Это объясняло те странные ощущения, что посетили девушку некоторое время назад и не развеявшееся по сей момент.

+1

5

Услышав ответ девушки, парень не сдержал улыбки.
- Кто сказал такую глупость молодой некромантке? – Марек не случайно назвал ее молодой, поскольку каждый опытный некромант знает, что лучшие фолианты по некромантии находятся на землях некромантов, а если быть точнее, то в их великой столице. Только в редкость что-то действительно стоящее может попасть и в другие уголки Рейлана. Впрочем, это скорее от того, что торгаши нашедшие безделушку ищут того, кто мог бы заплатить за нее больше, а поскольку вещь связана именно с темными магами, то она практически не имеет никакой ценности для других. С другой стороны, некроманты народ нечестный, поэтому он не только заберет вещь, не заплатив и гроша, а еще и заставит приплатить, припугнув тем, что это может быть последняя вещь, которую продаст этот торгаш.
Некромант не обратил никакого внимания на то, как незнакомка сжала в своих руках фолиант, словно боялась, что маг подойдет к ней и решит отнять дорогую ей вещь. Не в его это было правилах.
- Такой же темный маг, как и ты – парень пожал плечами и улыбнулся. Девушка ведь не уточняла, что именно она хочет узнать, а именно от правильно поставленного вопроса и зависит то. Каким будет ответ на него.
Противный ты, Альв.
Стараюсь.
Веселье с лица некроманта пропало в тот самый момент, когда девушка назвала его истинное имя. В этом городе только несколько нелюдей знали его и то его «семья», а тут какая-то девчонка некромант обратилась к нему, используя это имя.
Парень присмотрелся к незнакомке, пытаясь понять, откуда она могла его знать. То, что она его знает, частично объясняет приток знакомой магии, но точного ответа он все равно не получил. Даже если когда-то они и сталкивались на его родных землях, то ее не помнит. В любом случае: помнит или нет, таких встреч из прошлого ему не особо хотелось.
- Чем могу быть полезен? – маг не был настолько самовлюбленным, что мог бы посчитать, будто бы эта девушка некромантка приехала сюда только ради него. Скорее это просто была какая-то случайная встреча, а ему не хотелось придумывать какой-то другой ответ и пытаться отмыться от этого имени.
Несколько дней назад его нашел друг семьи и пытался вернуть его обратно к больному отцу, но Мареку было все равно. Единственное, что тогда выдало его, когда он пытался выдать «моя хата с краю, ничего не знаю», так это упоминание о некогда его невесте. Если бы не чувство совести, он бы с радостью пожал ему горло, а так пришлось исправлять испорченную своими эмоциями игру. Сейчас он не собирался ничего отыгрывать, идти по обычному пути, не усложняя себе жизнь.
- К сожалению, не припоминаю Вас, леди.

+1

6

Имя было прочувствованно правильно, это был именно тот человек, что напрасно потревожил, некогда, только вступившую в забвение душу. И сейчас она с некоторым степенным удовольствием наблюдала за изменениями в эмоциональном фоне собеседника. Глупое чувство, но всё же какой-то отдалённый намёк на успокоение воцарился в разуме девушки, когда она поняла, что потревожила покой мыслей Алека.  Предстоял лишь один выбор: отпустить, так же, как это сделал некогда он или же донести до некромантиа мысль о том, что кто-то оказался совершеннее, чем он?
-Полезен? Атнюдь. Чем-то интересен? Может быть,- чуть выгнутая бровь и немного приподнятый уголок губ, в подобии снисходительной улыбки.
Айрин, легким движением руки  отодвинула книгу за свою спину, отдавая её под ночное покровительство древнего вампира. Храм озарился новой вспышкой молнии, для восприятия глаз, полностью превращая Алека в чёрную тень. Но это уже не заботило девушку. Шадоу знала имя, а вот некромант, судя по всему, не чувствовал вложенную в неё энергетику, так, как чувствовала некогда мёртвая плоть попытки дыхания жизни, когда-то исходившие из этих рук, что начинало неимоверно забавлять.  Вставшая, во весь свой рост, Айрин начала медленно, неторопливо приближаться к Алеку, невольно приковывая его взглядом к месту, не давая сделать какое-либо лишнее движение, подобно змее приближающейся к интересующему её объекту.
Несколько небольших шагов стали той стеной, что возвелась за миг. Шадоу склонила голову набок, чуть прищурив глаза, и внимательно вгляделась в лицо собеседника, пытаясь рассмотреть те самые серые глаза, что оставили свой след на пепле смерти, вместе с кровью, струящемся в жилах девушки.
Слова. И тень улыбки пробегает по лицу Айрин, но взгляд остаётся серьёзен и внимателен.
-Не припоминаешь? Забавно. Коротка же твоя память, некромант, -голос звучал тихо и размеренно, но звук всё усиливающегося дождя, казалось только подчёркивал его,- особенно для того, кто так долго засиживался за фолиантами, избегая света, когда он ещё приходил к тебе.

+1

7

- Забавно, - услышав ответ девушки, некромант усмехнулся. – И чем же один некромант может быть интересен другому? – не смотря на то, что до этого Марек начал почти с делового тона, сейчас он позволил себе немного расслабиться и просто наблюдать за незнакомой девушкой, дожидаясь ее ответа. В воцарившуюся паузу, которую он давал ей для осмысления и ответа, он продолжал пытаться найти в девушке какой-то намек на прошлое, которое могло их связать настолько, что она даже спустя столько лет смогла узнать его. Память подводила. Единственное, что она смогла выдать некроманту – это недавние его ощущения с притоком маны, который мог не только принадлежать ей, а еще и ему. Теперь этот вариант рассматривался магом с разных сторон, в попытке узнать, что может быть общего у них двоих, кроме того, что оба темные маги.
Девушка медленно встала и не торопясь направилась в его сторону, будто прямо сейчас хотела показать, чем же он ей так интересен. Парень не стал напрягаться по этому поводу, внешне выглядел вполне спокойно, скорее даже точно так же, как и до того, как она соизволила подойти к нему.
- Миледи, Вам разве неизвестно, что подходить к некроманту настолько близко, может повернуться Вам не той стороной монеты? -  вредить девушке прямо сейчас он не собирался, разве только в том случае, если ему что-то не понравится с ее стороны, а так…Это даже несколько позабавило его. Марек ухмыльнулся, смотря на девушку, позволил себе даже немного нагло обвести ее взглядом под конец своей фразы, но не заостряя своё внимание на той же фигуре, хотя и было чем полюбоваться. Его сейчас интересовала не физическая привлекательность девушки, а то, кто она такая и какой последует ответ с ее стороны.
Последующие слова девушки напрочь развеяли мысли о том, что это знакомство не обоюдное, что только она знает его, ведь он не мог припомнить ничего, что могло бы связывать их в его прошлой жизни.
Девушка говорила спокойно, но каждым словом словно подначивала мага, пыталась дать ему какой-то подтекст, намек на то, что такую как она он должен был хорошо помнить даже спустя столько времени.
Столько? Хотел бы я знать, сколько именно и хоть что-то вспомнить…
- К чему мне запоминать мимолетные вспышки жизни, когда я могу потратить свою память на что-то полезное для себя? – он не хотел этим оскорбить девушку и намекнуть на то, что она одна из тех, кого не стоит запоминать. Нет, просто если он ее не помнит, то на это должна быть какая-то логическая причина, которую пока он не мог найти. – И все же я был бы Вам весьма признателен, если бы Вы представились. В этот раз постараюсь запомнить, - сказанное без ехидства в голосе сопроводилось легкой улыбкой мага. Он даже не стал привычно ухмыляться и задираться, что входило в его обычную манеру общения. Осталась только расслабленность и спокойствие.

+1

8

Первый вопрос некроманта был проигнорирован Шадоу. Была ли это минутная  задумчивость, вызванная ситуацией, или же это потеря интереса от  осознания того, что невольно стала тем отражением, некогда знакомого ей,  Алека, которого Алисия так упорно пыталась вытащить из состояния осознанной смерти путём ухода от общества, вдохнуть жизнь внешнего мира в абстрагированное тело с закрывшейся на засов душой. Алисия реанимировала всё же живую душу, а Айрин… Айрин вряд ли можно было назвать живой в полной мере. Не смотря на все физические симптомы жизни, душа будто потерпела значительные изменения не меньшие, чем внешность, вот только было ли это из-за ошибки магических действий воскрешающих, как и во втором случае или же открытые раз врата мироздания на всегда меняют сознание того, кто вошёл в них.
Второй вопрос некроманта вызвал лишь пронзительный взгляд и тень лёгкой грустной усмешки на лике Шадоу. 
Монеты? Каждая монета трехгранна, вот только помнят об этом очень не многие…
- Ни чего не изменилось, Алек, ты, как и прежде, помнишь лишь строки написанные пером, но не видишь мир вокруг себя,- улыбнувшись , холодно произнесла девушка.
Шадоу неспешно повернула своё лицо к срывающимся с крыши храма каплям. Жидкое лунное серебро ниспадало горстями со свинцовых небес, словно замедляя время, потокая капризу серых глаз продолжить свои размышления.
-Я не виню тебя некромант, ты не можешь узнать меня внешне, -девушку вновь вернула свой взор Алеку,- Меня зовут Айрин…Айрин Эллфорд, но это имя также неизвестно тебе. Тебе известно другое имя -Алисия Ворлак…
Взглад серых глаз вновь начал наполняться пустошью времён, будто намереваясь увидеть мысли оппонента на предоставленную информацию.

+1

9

Алек внимательно слушал девушку, не торопился ее перебивать, подкалывать и вытворять свои фокусы. Он терпеливо ждал того момента, когда девушка представится. Терпеливо выждал все сделанные ею паузы, не подгоняя. Ему было интересно, что такого в своей жизни он смог забыть, что не помнит эту девушку. Пару фактов о себе его не удивили, в последнее время не она одна говорила что-то подобное.
- О мои увлечениях, миледи, знает, чуть ли не каждая собака в Азероте, - было что-то в ее словах знакомое. Обычная фраза с тем, что некромант не видит ничего кроме себя и своего увлечения в виде магии, но так и должно быть. Это выковано уже десятилетиями, если не столетиями. Слова незнакомки прозвучали с холодом, если бы она играла какую-то важную роль в его жизни, то для него это прозвучало бы как намек, на то, что он за своими увлечениями забыл о том, какое «увлечение» всегда было для него главным. Легкое ощущение вины, проснувшееся где-то глубоко, но снова замкнутое здравым рассудком, который говорил о том, что ничего общего с этой ситуацией и зарождающимися ощущениями нет.
Дождавшись того момента, когда после ненужных пауз прозвучит желаемое имя, Алек не ожидал, что ответ будет таким. Парень рассмеялся, не обращая внимания на то, что девушка наблюдает за его реакцией и на то, с какой серьезностью была сказана эта ее фраза, в которую она…искренне верила?
Ему было все равно, смех вырывался из груди и он не хотел его останавливать, как если бы сейчас прозвучала удачная шутка продлевающая жизнь. Смех – жизнь, в его случае – обратное. Резко перестав смеяться, будто бы и не он несколькими мгновениями раньше чуть ли не сгибался пополам от этой веселой дрожи, не размениваясь на мелочи, рукой сжал горло девушки, не душа, но давая почувствовать, что ему сделать это не составит особого труда. В любом случае, в напоминание останутся синяки от пальцев на нежной шее, которые продолжают ее сжимать.
Веселее было, когда он смеялся, но сейчас ничего в его лице не напоминало о том поддельном веселье.
- Запомни раз и навсегда: я – некромант, а соответственно я не всегда бываю в хорошем настроении. Моё отличное настроение никогда не сгладит твоего неосторожного слова, - серые глаза гневно смотрели в противоположные им холодные. Он злился, позволил себе грубость по отношению к девушке, но не срывался на крик или гневный рык, говорил спокойно, без угроз и предупреждений в виде подтекста. Было что-то в его голосе, что выдавало ту разозленную змею в груди, предостерегающе шипящую, но не открывающую пасть для того, чтобы укусить. - Если вас ко мне подослал мой отец, который решил еще раз внести разнообразие в мою жизнь, выдавая какую-то девчонку за мою… - Алек запнулся, но не отвел взгляда не смотря на, то ощущение, которое заставило его запнуться, только сильнее надавил на горло, находя выход эмоциям в другой форме. – За нее…То пусть ищет на эту роль актрису получше, - сейчас он не замечал никаких подвохов, даже забыл о том, что именно в ней он почувствовал приток родной маны так похожей на его. Гнев брал своё и заставлял закрывать глаза на те зацепки, мимо которых некромант никогда не проходил.

+1

10

Айрин насмешливо, даже в какой-то мере удовлетворённо, выгнула бровь, увидев к какому эффекту привело сказанное ей имя из прошлого, имя, что цепляло ещё и её саму, своими невидимыми крюками прошлого впиваясь в тонкую структуру тьмы её сознания. Пустошь в глазах девушки покрылась незримой пеленой тумана, ведь не нужна была мудрость вековых изменений за вратами тьмы, что бы понять, что именно скрывается за этим хохотом, в припадке которого сейчас корчился некогда любимый душой, от изначальной материи которой скорее осталась лишь
часть, мужчина. Нельзя сказать, что Шадоу не знала о том, что именно могло последовать за этим смехом. Нет, скорее она просто позволила этой забаррикадированной внутренней агрессии собеседника вырваться в её строну. Удивила ли девушку сама форма проявления подобной эмоции? Да, тем не менее не вызвала в ней тех эмоций, которые, видимо, были бы относительно логичны для обычной смертной девушки. Левая рука на уровне рефлекса легла на запястье удерживающего шею девушки, а правая невольно потянулась к кинжалу.
- Прибереги свои угрозы для того, кому от тебя что-либо нужно, Алек. Мне не интересны твои способы воздействия для убеждения однажды встреченных дам в своей правоте. И правота твоя мне тоже не нужна. - Не спуская всё того же, чуть надменного выражения со своего лица, и как-то не вполне естественно выпрямившись, но всё так же спокойно и размеренно произнесла Айрин.
Не смотря на всю решимость, что парень пытался продемонстрировать собеседнице, и которую Шадоу презирала за ложность, в его эмоциях чувствовалось некое подобие страха. Словно на уровне подсознания. Тот страх, что чувствует стая волков, когда ты делаешь вид, что не боишься, когда они тебя настойчиво окружают, что бы спеть песнь луны - последнюю песнь, что ты услышишь в своем состоянии привязанности к телу.
Почти в одно мгновенье три руки, та что была на шее, та что на запястье и та, что была на рукояти с силой сжались. Хриплый смешок вырвался из груди жертвы, а затем послышался судорожный протяжный вдох, преодолевающий препятствие и боль сжатой гортани и наполняя хотя бы часть лёгких воздухом. С каждой секундой Айрин начинала чувствовать, как знакомые, родные, ледяные пальцы тьмы всё плотнее обхватывают её тело, сохраняя тепло лишь в том месте где шею перетягивала удавка из плоти некроманта.
Тем не менее, девушка не слова не сказала, пока говорил Алек. Лишь судорожно пыталась втянуть воздух, что в корне не вязалось с отрешённым, не знающим страха перед уходом во тьму, взглядом Шадоу, который неизменно был холодно сфокусирован на зрачках некроманта.
- Тьма с тобой, - сдавленно, но чрезвычайно правдиво для ситуации, на попытке выдоха вырвалось у девушки, - я не помню как выглядел твой отец…я не помню как выглядел ты тогда…всё что я помню - это твои глаза после того, как ты позволил меня…- ещё один судорожный вздох и уже вторая ледяная от оттока крови рука вцепилась в запястье душителя, -  позволил меня убить и то как ваши голоса пытались меня призвать… Хочешь ещё раз убить меня? Бей! Вот только я не знаю, что бы кто-то смог призвать душу в одно и то же тело дважды…
Последние слова прозвучали едва слышно, а силы на вздох начали уходить на сохранения остатков сознания, так как, на этот раз, Айрин посчитала, что разговор с этим человеком отчего-то важнее завершения нового круга.

+2

11

Стоит отметить то, что девушка держалась достойно, не превратилась в какую-то тряпку, которая будет выпрашивать отпустить ее и всеми возможными способами сберечь своё горло, даже если этот маг никогда не сможет кого-то убить. Сможет, если это потребуется и ему будет все равно, что это девушка, если он не успеет себя успокоить раньше, чем произойдет то, что он уже не сможет изменить.
За откровенными разговорами, он не замечал ничего. В другом случае, не задень она за живое, он бы довольно усмехнулся, наблюдая такую реакцию, такую силу ее духа, но сейчас ничего кроме злости и желания до конца сжать пальцы, до хруста позвонков ее шеи, чтобы она прикусила свой язык. И все же он еще держал себя в руках, пусть и не ослабевала его хватка.
Алек не получал удовольствия от того, какой эффект оставляют после себя его «объятия», поэтому не наблюдал за тем, как меняется девушка. Куда больше удовольствия ему доставляло смотреть ей прямо в глаза, чувствовать, как нервно дергается по его пальцами вена. Он знал, что если каждый вдох сейчас дается ей с трудом, еще труднее говорить и пытаться возобновить дыхание после разговора, на который тратится весь скопленный воздух, который так быстро тратиться ради того, чтобы сохранить себе жизнь. Знал, что еще немного, и она просто потеряет сознание от нехватки воздуха, а если он подержит еще немного, то дышать ей больше не потребуется. Этого ему не хотелось. Не хотелось пока она не услышит всего того, что он хотел сказать ей в ответ на ее слова, которые распалили его только сильнее.
- Неужели, ты думаешь, что я смог бы занести руку на девушку, которую любил? Позволить то же самое, что убить самому. Да, как тебе вообще такое в голову могло прийти?! – он уже практически срывался на крик, не сдерживая своих эмоций. Его злило не только то, что кто-то представил ее именем и попытался воззвать до того, что ему потребовалось, а и говорить что-то подобное, перевернуть историю так, как ему это хотелось. Что-то такое он уже слышал от брата Алисии, когда тот узнал, что Алек пытался воскресить его сестру, но вместо этого призвал в ее тело кого-то другого. Другого, но рожденного из его желания пробудить ее, из его чувств. – Я любил ее, – после паузы, уже более спокойно и размеренно, без гнева, но с уверенность в голосе. - И я не позволю кому-то представляться ею и говорить о том, что мои чувства к ней были ложью. Я любил, если ты знаешь, что это такое, - последняя фраза прозвучала уже тише, почти как секрет, какой-то отголосок из его души. Он в последний раз посмотрел ей в глаза, после чего разжал руку, так и не осуществив того, что хотел сделать еще пару минут назад всего по одной причине.
Я не хочу доставлять кому-то такую же боль
Он не знал, влюблен ли кто-то в эту девушку или нет, есть ли родня. В любом случае, в ее жизни может быть кто-то, кто почувствует это потерю. Даже ценой собственного удовлетворения он не хотел этого делать.
Отпустив девушку, давая ей снова возможность дышать без препятствий, Алек сделал шаг назад от нее и, развернувшись, начал спускаться вниз по лестнице, уже не обращая внимания на то, что дождь по-прежнему продолжает идти и даже не думает рассеиваться. Остановившись на последней ступени, но, так и не бросая взгляда в ее сторону, парень снова заговорил, не рассчитывая на ответ девушки.
- Ты не можешь быть ею хотя бы по той причине, что она никогда бы не потянула руку за оружием, даже если бы я сжимал ее горло так же, как твоё, - закончив фразу, парень завершил свой спуск вниз и направился к выходу из территории храма. Сейчас ему было глубоко сиренево на дождь, желания торчать под одной «крышей» в том месте ему не хотелось.

+1

12

Айрин уже не чувствовала самой хватки некроманта на своей шее. Только нехватка воздуха и постепенное онемение плоти.  Мир в глазах Шадоу постепенно начинал расплываться, а звуки неумолимо меркнуть. До слуха доносились только обрывки фраз, экспрессивно произносимых Алеком. Злость, можно даже сказать ненависть, вперемешку с  выкриками и какой-то совсем не уместной при таком тоне обречённостью. Этот отвар эмоционалий, всё же  пролившийся потоком на тьму, в которой увязала Айрин, а потому донесший интуитивный смысл слов некроманта.
Но ты это сделал,- вспышкой посетила мимолётная мысль,-Ты был рядом, слышал, но не доделал дело до конца, не пришёл раньше... А значит убил.
Но мыслям Шадоу так и не было суждено быть озвученными. Вместо этого, захлебнулась, в попытке сделать  вдох, без преувеличения, жизненно необходимый физическому организму травницы. А получилось что-то вроде сухого, тяжёлого глотка, так и не принесшего с собой упоительной сладости дождливого воздуха. Голос парня стал значительно тише, практически полностью уйдя в никуда, а вот звенящая тишина всё громче и громче пела Айрин свою песнь приветствия.
Вся сущность Шадоу сейчас представляла собой сгусток пульса, бьющегося в руке держащей девушку в области горла. Глухой стук, удерживаемый в вертикальном положении только не рассчитанной (или всё же рассчитанной?) силой. Возможно некромант, как и сама травница, не осознавал этого последнего факта, а потому, как только хватка ослабла, и до того момента, когда слух уже вернулся, а зрение почти полностью восстановилось, ненатурально прямой, гордый женский силуэт превратился в ало-бархатную, ниспадающую, с близлежащих ступеней, каскадом тяжёлых линий, «лужицу», и, подобно цветущим мрачной красотой деревьям у храма, увенчанную потоком золотисто-рыжих локонов.
На какое-то незначительное время, Айрин будто исчезла, восстанавливаясь с силами и вслушиваясь в слова уходящего. И тут… Словно кукольник внезапно нашедший свою марионетку, резко потянул за нить.  Лицо девушки взметнулась вверх, изучающим взглядом одарив некроманта, затем, как это бывало ещё в детстве той, что звали Алисией, привычным жестом уронила голову на плечо и слабо улыбнулась, единым порывом поднимаясь на ноги.
-Видимо я стала сильнее, чем была…Или мне пришлось это сделать,- не громко, но так чтобы при желании её можно было услышать, ещё немного хриплым, не восстановившемся голосом произнесла Шадоу, и уже чуть громче, надменно, добавила,- Надеюсь ты бережёшь её, ну, или хотя бы знаешь где она. Я намереваюсь вернуться в своё тело в том состоянии, в котором я его оставила. Естественно, помимо ножевого ранения и с учётом изменения организма за 6 лет.
Айрин неспешно развернулась и направилась в сторону ожидающей её книги.
Интересно, есть где-нибудь информация о том, как меняется труп с течением времени, если им владеет призванная душа? Жаль у меня нет зеркал...надо будет озадачить этим брата, мне стало, вдруг, интересно.

Отредактировано Айрин Эллфорд (2012-05-31 13:22:25)

+1

13

Некроманту было все равно на дальнейшую судьбу его новой знакомой. Он не оборачивался и не вслушивался в ее болтовню, которая больше не имела никакой ценности. Только пустой звук и напрасные напряжения для ее легких – им и так сегодня не слабо досталось.
Последние слова, сказанные ею, отчетливо прозвучали в самом сознании парня.
Она знает про Лис?
Маг не удивился. Такой расклад дал ему шире открыть на все это глаза и посмотреть на происходящее под другим углом. Его отец был здесь не причем, как и не было связано с этим столкновение с «другом семьи» с неделю назад.
Пинок из прошлого, только адресат другой.
Алек остановился и весело рассмеялся. Реакция на такое заявление была в его стиле. Что именно в этой ситуации вызвало у него смех – известно самому магу. Его непредусмотрительно и взгляд, смотрящий только на восход, когда «подарок» пришел с запада или же «угроза» со стороны девушки, но, тем не менее, он был. Чистый, веселый, практически искренний смех.
Отсмеявшись, маг встал полубоком к девушке, в одно движение руки, убирая назад прилипшие к лицу мокрые пряди волос. Шумно выдохнул и улыбнулся, прикрывая глаза.
- Забавная у Кейлеба подружка. Вышла под стать ему, - фраза прозвучала тихо и из-за шума дождя и расстояния между парнем и девушкой, Айрин вряд ли могла его расслышать. Он и не заботился о том, чтобы она его услышала.
Открыв глаза, не убирая со своего лица этой улыбки, некромант снова заговорил, на этот раз, говоря громче и отчетливее, чтобы ни расстояние, ни шум дождя не стали помехой.
- Может быть, мы еще встретимся с тобой…Айрин, так? Передавай привет «братцу». Прощай! – махнув девушке рукой, Алек прошел через арку, оставив ее наедине с ее книгой. Что она будет делать дальше, его не волновало. Достаточно было знать, откуда именно растут ноги у всего этого. Единственное, отчего бы он не отказался – посмотреть на реакцию Кейлеба, когда он узнает о подробностях такой встречи.
Если кто-то из окружения и знал о гибели девушки, то только двое знали о существовании эниды, не считая самого мага с энидой. Обо всем узнал только брат Алисии и Шериан. Последнее вышло по доброй воле мага, когда он хотел кое-что получить от нее. Плюс сложно было что-то скрывать от того, кто имеет свободный доступ к чужим мыслям.
Пока что повода для беспокойства не было. Ему удалось не допустить «изгнания нежити из тела» в прошлый раз, получится и в этот. Раньше он не мог нанести ответный удар ее брату, считая себя виноватым и перед ним, но эта вина с годами ушла и на смену ей пришло нежелание терять даже оболочку, которая теперь имеет собственную душу.

0

14

На первый взгляд глупая, не вписывающаяся в место, ситуацию и тем более в диалог мысль о зеркалах завладела Айрин. Все это время девушка ни разу не взглянула на свое отражение, даже проходя мимо торговых лавок ее взгляд не падал ни на отполированные поверхности, ни на, тем более, предметы, призванные показывать владельцу собственно его лицо. Даже в воде, травница пыталась уже неосознанным движением руки пустить рябь, чтобы только не видеть то, в какую оболочку загнало ее заклинание, вернувшее из Тьмы.
Воспоминания смутными образами блуждали в сознании Шадоу. Слушала ли она говорящего ей что-то некроманта? Нет, не слушала. Погрузившись глубоко в собственную память того, что называют душой и отбрасывая, связавши ее разум цепи заклинаний и нового тела, девушка мучительно пыталась вспомнить свое отражение-отражение Алисии.
Шесть долгих лет. Только сейчас, произнеся эту цифру, Айрин поняла, что совершенно не следит не только за изменением во внешнем мире, но и за течением времени.  А последнее-это то, что действительно важно в мире вне Тьмы, если рассуждать здраво.
Потухший взгляд уже не мог видеть ни дождя, ни храма, ни некроманта, находящегося перед девушкой. Взгляд не находил смысла сосредотачиваться на таких мелочах, когда вся его сила была направлена куда-то, глубоко во внутреннюю Тьму.
Тьма  лезвием бритвы по шелковому, расшитому гладью однотонных рисунков, сердцу напоминала Айрин, то, как она привыкала ощущать на плечах чуть волнистые, горячего, сродни огню цвета, сменившего тихий ровный водопад цвета  блонд. Как, когда просыпалась на заре, еще с приопущенными ресницами, она не видела ту знакомую зиму к которой привыкла, но, отныне, видела лучи вечного заката. Но это все было позже, гораздо позже того, как она стала тем, кем никогда не являлась, и гораздо ранее того, как это все перестало ее тревожить. Но вот перестало ли, если мысль  о простом предмете быта так укрепилась в разуме Айрин?
Медленно,  будто при спускающемся тумане, девушка приходила в себя. Она, молча и отчего-то безвольно, без малейшего волнения глубинных чувств, наблюдала за удаляющейся фигурой, тонкой нитью уносящей за собой тепло своей магии.  Затем взгляд просто заблудился в уже оканчивающемся дожде.
Некоторое время спустя, Айрин уже шла, утопая босыми ногами в мокрой траве, на место ее встречи с братом.

Отредактировано Айрин Эллфорд (2013-08-12 16:07:44)

0


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [17.02.1082] Паучья сеть из маны