Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре август — сентябрь 1082 год


«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Солмнир Алисия Эарлан Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [17.02.1082] А если она - та самая, единственная?


[17.02.1082] А если она - та самая, единственная?

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

- Локация
Гвиндерил. г. Эденвел
- Действующие лица
Морган, Даниэль

Начало игры.
14 день снеженя, за несколько дней до описываемого вечера
Прошло три недели с тех пор, как полуэльф добрался до исторической родины, две - с первой встречи с отцом и всего лишь пять дней с его "официального" вступления в Орден. Спокойная лесная река времени для новоиспечённого рыцаря чужой княжеской короны набрала скорость на порогах и обернулась пенистым потоком, а земля-бытие и вовсе ушла из-под ног, пуская его в свободный полёт вместе с водопадом. И такое чувство невесомости вместе с предчувствием неизбежной встречи с землёй преследовало Морандира всё это время.
Глава повстанцев честно послал бродяжного вида рыцаря туда, не знаю куда, искать то, не знаю что. Нет, что - то есть кого - искать как раз таки было ясно, но где и как - неизвестно. К тому же, никаких контактов никто из новых братьев не предоставил и, поминая то, с какой лёгкостью находила в новом месте знакомых знакомых покойная мать, Морган ругался на бестолковость Ордена Крови как тайного общества. Ругался над кружкой в присутствии отца. Отец на это предположил, что неплохо было бы, раз ламары не столь знакомы с классикой интриганства и тихих разборок, заняться этим им, эльфам.
- Как ты вообще очутился в этой организации? - спросил на следующее утро после разговора Интриган-младший. - Кто тебе так доверился, м?
Старший усмехнулся и, повертевшись в седле, ответил:
- Никто, - сказал он, но в голосе его не было усмешки. Наоборот, сниженный до едва различимого полушёпота голос подразумевал какое-то страшное откровение дальше. Морган чувствовал его сквозь свои щиты и, как он их лишь недавно распознал, зеркальные щиты старшего эльфа, которые так легко обманывали незнакомцев простотой и прямодушием. - Я был в нём с того самого дня, как Мэтерленс изобразил нам всем цену мира в невинной крови.

Бам-бам-бам.
На пути полёта гипотетической воды времени и мироощущения выросла скала. Вода плеснула, разлетаясь в мельчайшие брызги, и освежающие подробности окатили полуэльфа.

Морган не спрашивал отца ни о его отношениях со свергнутой семьёй, ни о "путешествиях", ни о чём больше. В его голове было достаточно кусочков мозаики, которая складывалась на удивление ладно. Они въехали в Эденвел ещё до полудня и отправились по улочкам вдоль пышных окраинных садов, сдав лошадей в конюшню.
- Ордену действительно не хватает прочности, особенно в чужих землях, ты очень верно подметил, - сказал всё тем же чужим голосом Малленгил Туринрад, странствующий целитель, повеса и на досуге - повстанец с тридцатилетним стажем.
- Спасибо? - Морган дёрнул бровью.
- Очень приятно, что мы с тобой думаем одинаково. Видишь ли, я думал отправиться в Северные земли этой весной, чтобы обновить пару контактов в главных городах, но у меня были дела в Гвиндериле...
- Ты хочешь, чтобы твоих многочисленных друзей, среди которых были магистр-псионик, купцы, аристократы, контрабандисты и прочие пёстрые личности теперь окучивал я?
Под эмоциональным стаканом билось восклицание, но лицо Морандира лишь немного вытянулось в изумлении.
- Да, - кивнул эльф, поигрывая косичкой светлых волос, как легкомысленная дева. И природный эмпат ещё больше изумился, как безупречна была личина папочки.
Они завернули с узкой улицы, похожей на садовую тропку вбок и минули изящную калиточку.
- И ты был не прав, - продолжал отец. - У нас есть связи, иначе мы не пошли бы в атаку сейчас, как не пошли тридцать лет назад, когда нынешний лидер ещё только свой хвост контролировать учился. Просто мы ещё не знаем, кто друг, а кто враг, и просто так не делимся ими даже между собой. Я покажу тебе, как это работает. Мы пришли.
Они стояли перед резной дубовой дверью, на которой была прибита табличка, гласящая на общем и эльфийском, что сейчас тётушка Анна сдаёт (1) комнат. Морган смутно припоминал, что жители столицы нередко пускали на постой в дома незнакомцев и редко запирали двери, и после долгих лет жизни в Альянсе такая неосторожность казалась ему на грани дикости. Малленгил постучал по прочной доске, ещё раз, и. услышав откуда-то снаружи заветное "войдите", наконец, нарушил границу частной собственности.
- Анна!
- Маллен!
Полуэльф стал свидетелем традиционных отцовских объятий, которыми он одаривал многих своих "добрых знакомых". По себе он знал, как на самом деле успокаивающе и даже усыпляюще действовало иное касание целителя, и теперь со всё тем же непроходящим изумлением понимал, как под столь безобидными обрядами работал целый механизм. Он также видел, как, уже кривляясь по-церемониальному, блондин целовал ручку человеческой женщины бальзаковского возраста и рассыпался в витиеватых комплиментах.
- Анна, - наконец, оторвавшись от дамы, сказал эльф, - знакомься, это Морандир, мой сын.
Изумлённое "ах" не выдало и трети того, что переживала женщина, и Морган это почувствовал. Помимо удивления она испытала нотку старой ревности, несомненно, типично-женское желание оценить и приглядеться и... страх?
Рейнджер дважды моргнул. Что?
Малленгил улыбался, подмигивая.
- Оч-чень приятно.
- Взаимно, я Анна Корминд.
Моргану было как-то совсем неуютно, даже сквозь стакан пробивалось его смущение и смятения, и он чувствовал, как самопроизвольно его лицо принимает дурацкое выражение "да-да, очаровательно, но я хочу сбежать отсюда НЕМЕДЛЕННО".
- Отлично! - бодро сказал эльф. - Но ближе к делу. Анна, я бы хотел вновь занять ту самую комнату...
- Да-да, я придержала её, как ты и просил. Давайте пройдём на кухню, чтобы не беспокоить мою новую жительницу, ладно?

***
И так прошло три дня.

Отец уехал той же ночью, очень резво найдя себе судно с магом-ветродуем в земли вампиров в не слишком погодистый зимний сезон, а Морган остался в эльфийской столице в комнате, которую наездами занимал этот великий путешественник и артист. Оставался, правда, лишь на ночь, остальное время проводя за осмотром города, облупившегося в памяти как картина без надлежащего ухода. Ничего не изменилось. Город всё так же был прекрасен. Только теперь к его красоте полуэльф был как-то равнодушен, ибо нынче в городе пахло интриганами, а интриганы в его памяти неизбежно вязались с войной.
Он иногда завтракал и ужинал вместе с хозяйкой дома. Очаровательная, но несчастная женщина неуловимо напоминала ему мать, какой он её помнил в последние годы. Разве что у матери были вороново-чёрные волосы и не прослеживалось следа эльфийской крови в лице. Сходство необъяснимо огорчало Моргана и возвращало ему подзабытые во время последних путешествий из-за усталости кошмары. Анна делилась с ним мимоходом именами, и, боги, он теперь понял, почему так мистифицировали имена с давних лет жрецы, мудрецы и пророки. Знать имя - иметь след, называть имя - давать свой, проложенный твоими деяниями и деяниями предтеч. Могущество одних людей исчислялось армией, иных - знаниями, а самых ловких - именами в их списках и собственным пресловутым образом в разговорах других. И, кажется, Нимуэ Энгвиш уже что-то такое говорила ему много лет назад. Теперь её родовое имя стало опасным для её сына, беглого убийцы. И он обратился Морандиром Туринрадом.
Несколько раз погружённый в поиск людей по именам и совственные мысли "рыцарь" Ордена Крови натыкался на проживающую у тётушки Анны девушку. Очаровательное, с заострёнными на манер нечистокровных эльфов ушками и рыжей копной поистине роскошных волос, немного хлопало глазами и миновало нового постояльца, ограничиваясь лишь общими фразами в коротком разговоре. Что было в глубоко-синих глазах девушки Морган не мог сказать наверняка. То ли его собственная неловкость забивала эмпатии вид из-под щита, то ли сама особа не определилась однозначно во мнении, но ему казалось, что девушка одновременно и побаивается, и любопытствует, и стесняется. Конечно, нынче разукрашенное глубоким шрамом от тупого ритуального ножа лицо и обычный вид полукровки вряд ли наталкивали её на хорошие мысли. А ещё эти чёртовы чёрные доспехи, которые Морган иногда носил не столько из надобности, сколько просто для того, чтобы привыкнуть к их весу.

В этот вечер лучник сидел за запиской, принесённой ручным соколом. Бумага пахла молоком, и, зная этот простой и элегантный фокус, он прогревал её над свечой. Солнце опускалось за горизонт в лёгкие тучки, а из распахнутой форточку дул прохладный, но приятный бриз с реки у подножия холма. Иной житель континента никогда бы не подумал, что такова на острове Силва зима.
На бумаге проступали бледно-коричневые буквы. До был привет от начальства повстанцев, и привет гласил, что денег лишних для бездельника-новичка в ближайшее время не будет, и он может воспользоваться отцовской репутацией для займов, или подзаработать, будь не дурак. Да, лидер повстанцев, сам ламар, мало уважал старожила эльфа. Молодой, и, похоже, аристократ, он относился к "чужакам" в ордене насторожено. Моргана спасло только имя.
Имя...
- Моран? Морандир! - звала его с лестницы Анна. Похоже, она придумала сокращение для эльфийского имени, странно созвучное его человеческому.
- Да?
- Не желаешь присоединиться к нам за ужином? Я приготовила индейку и салат с сыром и маслинами.
- Конечно, сейчас спущусь.
Записка занялась огнём и была положена на блюдце, где быстро сгорела. Полуэльф встал и, осмотрев небольшой стол (доску, прилаженную к подоконнику) стал собираться. В открытой форточке очнулась от дрёмы хищная умная птица. Дневная птица.
- Что? - спросил её лучник. Взгляд сокола показался ему забавным, хотя и не столь забавным, как у сов. - Ты можешь лететь, я всё понял.
Раздалось возмущённое щёлканье клювом.
- Мяса у меня нет, а было бы - сам съел.
Птица подняла голову и пронзительно заголосила "ки-и-ки-и-ки-и!". Ох и голосистые эти сапсаны. Зато быстрые. Морган улыбнулся.
- Лети-лети, может что ещё поймаешь.
В доме было куда теплее - и более душно - чем в выстывшей комнате отца. Полуэльф медленно спустился вниз и завернул в небольшую уютную кухню, где уже был накрыт узкий стол. Всё обещанное угощение было услужливо сервировано по уже наметившимся местам хозяйкой и явно стоило больше денег, внесённых ранее Малленгилом за постой взрослого "сынка, гы-гы".
- Добрый вечер, Анна, Даниэль, - он вежливо, почти что по-аристократски кивнул каждой, присаживаясь. Манеры-манеры, ими эмпат был обязан щиту, так хорошо разделявшему его разум и слишком острое шестое чувство. На лице у него была слабая, чуть ли не вымученная улыбка. И дело было не в еде, хотя после нескольких лет скудной, преимущественно мясной диеты ему от трапез из овощей, травы и сыра с постным мясом было голодно и холодно, несмотря на мягкий климат. Надо признать, готовила хозяйка очень вкусно (но жрать хотелось всё равно).
Мне надо срочно выбраться на охоту, - подумал он, отправляя в рот миниатюрную сладкую помидорку.
- Скажите, Анна, - начал он, нарушая неловкую тишину за столом, - а тяжело ли получить разрешение на охоту в окружающих лесах?
- Не знаю... А почему спрашиваешь?
- Да, так, хочу выбраться на несколько дней, потренировать цель...
Пожрать, наконец, по-человечески, - додумал он свою мысль уже молча, доедая последний кусочек сухой курицы.
- Не знаю, но постараюсь поспрашивать лавочников завтра, - пообещала женщина и обратила своё внимание на молчащую девушку. - Дель, скажи, а как ты устроилась в городе?
Какие же большие у этой девушки глаза. Большие и синие.
У эльфов и их полукровок от людей не бывает таких глаз цвета морской синевы.

Морган неосознанно сощурился, глядя юной деве в глаза.

Отредактировано Морган (19-07-2013 00:46:21)

+2

2

Жизнь штука непредсказуемая и это Даниэлла успела ощутить на собственной шкуре. Сначала она против воли угодила в земли вампиров благодаря сгоревшему кораблю (будь он неладен), а потом, поднакопив деньжат, смогла продолжить путешествие вместе с Рикой. Тэс подсобил деньгами и судном, заверив в том, что корабль доставит девушек туда, куда нужно им, а не капитану. Так все и случилось.
Распрощавшись с добрым начальником в лице Арники, которая была с ней одного возраста, фалмари снова оказалась рядом с родной стихией. За то время, что она провела в северных землях, она успела соскучиться по родине, но понимание того, что путь в Эрдан для нее закрыт, выбросила эти мысли из головы.
Новая дорога привела ее в земли эльфов – народа, с которым некогда так славно ладили ее сородичи, пока эта часть истории не превратилась в легенду, утеряв свои истинные корни.
Девушка желала найти то место, о котором ей с самого детства рассказывал дедушка. Он говорил, что где-то на границе двух миров находится храм, на стенах которого осталась история дружбы двух народов. Вот только никто не рисковал туда отправиться и слабо верил в легенду.
Даниэль хотела попытать счастье, особенно после того, как корабль спокойно доплыл до столицы эльфийских земель и не пошел ко дну раньше, чем это произошло. Как оказалось, две девушки на судне к удаче. Мысленно усмехнувшись, рыжая сладко потянулась.
Она смогла достигнуть своей первоначальной цели, но к конечной, кажется, придется идти в одиночку. Тэс остался в землях вампиров, а ее пути с Рикой разошлись раньше, чем фалмари успела подумать о ночлеге.
Попрощавшись с новообретенной подругой, девушка отправилась на поиски жилья. Прежде, чем последовать к заветному месту, стоило обзавестись некоторыми вещами и расспросить жителей города. Вдруг кто-то что-то знает об этом храме. Было бы неплохо нанять проводника, но Даниэль сильно сомневалась, что такие найдутся, а кормить денежкой шарлатанов точно не хотелось, да и денег после путешествия осталось всего ничего. На ночлег хватит и то спасибо.
Пришлось долго искать место, которое бы ее устроило и хозяев, которых бы устроила скромная оплата. Многие заведения были забиты до крыши, а у некоторых была такая цена, что проще переночевать на улице. Вот только холодно. Климат Гвиндерила все же отличался от Фалмарила и девушка успела это ощутить, как только ступила на эти земли.
Уже отчаявшись что-то найти, фалмари натолкнулась на домик почти в окрестностях Эденвела, где снимали комнаты. Крыша над головой и приемлемые цены в сочетании с приветливой и гостеприимной хозяйкой сыграли свое дело. Обосновавшись в комнате на первом этаже, девушка каждый день пыталась найти удачное место для заработка. Вот только с ее умениями это было не так просто. Учителя истории никому не нужны. В столице своих хватает. Певцов тоже хватало. Играть не умела, а плясками много не заработаешь. Пришлось идти проверенной дорогой и снова носить подносы и мило улыбаться посетителям таверны. Руку набить фалмари успела, но выматывалась сильно, учитывая, что в свободное врем пыталась зарабатывать еще и танцами. Чего только не сделаешь ради достижения заветной цели.
Жить вдвоем было удобно, но девушка понимала, что это ненадолго. И вскоре ее ожидания оправдались - появился еще один посетитель.
Даниэль старалась особо не вникать в жизнь парня, да и времени на это у нее просто не было. Работа занимала большую часть дня, а редкие встречи ограничивались вежливостью приветствия. Вот и сегодня был очередной ужин после кропотливой работы.
Девушка устала и первым делом хотела упасть в постель и отоспаться, но заботливая хозяйка сказала, что негоже ложиться спать на голодный желудок.
«И то верно», - прокомментировала девушка, опустив ладонь на урчащий желудок. «Я бы сейчас и кракена съела».
В комнате показался парень, и девушка кивнула в ответ на его приветствие, посильнее натягивая кофту. Климат давал о себе знать, поэтому в землях эльфов пришлось отказать от легких полупрозрачных одеяний, которыми так знаменит ее народ. Да, и в землях эльфов ее наряд расценили несколько неправильно, когда она пыталась найти себе работу, а вместо этого получила приглашение в бордель. Спасибо тетушке Анне, которая не только пояснила, что то, что для мужчин Фалмарила нормально, то для дам Гвиндерила вульгарно, а и помогла подобрать подходящую одежду.
Зима в этих краях была другой, но не такой холодной, как в Северных землях. «Что бы я на себя одела, если бы осталась в гостях у Тэса... Китовую шубу?» - мысленно усмехнулась она и отвлеклась на вопрос хозяйки, заметив, что большую часть их разговора за столом пропустила мимо Ушей.
- Можно и так сказать, - неловко улыбнулась фалмари. - Но никак не привыкну к новой обстановке.
«А так же климату, обычаям, мировоззрению...»

+1

3

Теперь Моргану было интересно, и голова его медленно начала склоняться вбок, как у внимательно следящего сыча. Интересно, потому что он не чувствовал обмана, а только настоящую меланхолию и одиночество. Ламары редко селятся за пределами своей родины, смена сезонов плохо переносится морскими перевёртышами. Те фалмари, что Морандир встречал сам, и вся их чешуйчатая основа ордена едва ли могла себе представить, что можно уехать куда-то, где нельзя носить лёгкие одежды и купаться круглый год. А эта девушка - жила. И что-то в подсознании нашептывало рейнджеру, что уже достаточно давно, чтобы не "чудить".
- Милая, - нежно промурлыкала Анна, - ты скоро обвыкнешься. В Гвиндериле чудесно! Я приехала из Остебена сюда пятнадцать лет назад, и знаешь что? Я ни разу не пожалела! Здесь так спокойно...
Женщина очень старалась поддержать разговор, и у неё выходило прекрасно, пока она не посмотрела на полуэльфа. Тогда, поймав его взгляд лишь на пару мгновений, она как-то запнулась.
- И нет нежити, - добавил он, чуть дёрнув губами.
- Ах, да, Маллен упоминал о том, что ты прибыл недавно... С материка, значит?
- Да, - кивнул полукровка, отодвигая пустую тарелку. Он чувствовал, как ушло напряжение из хозяйки и продолжал тихо изумляться. Папаша вообще был очень болтлив, и болтлив в верном ключе. Он советовал говорить побольше, особенно настоящих вещей, но никогда - слишком подробно, и теперь, когда он показал свою истинную сущность, Морган отлично понимал, почему. Не лгать, но и не договаривать - самый верный способ составить о себе нужное мнение.
- И как дела на большой земле?
- В Остебене - неплохо, - лучник равнодушно повёл плечом и не стал добавлять, каково в Альянсе и Лунных землях на его негативный взгляд. Мрак. Напротив, он обратил своё внимание на девушку напротив, и постарался как можно непринуждённее спросить: - Вы были за пределами острова?
А эмпатическим ухом прильнул вплотную к поверхности своего ментального щита. Навязчивая, конечно, идея, выведать, что же заставило фалмари покинуть родной край, но чутьё требовало, чтобы его слушали. И Орден Крови, и узурпатор Мэтерленс хотели получить княжну с жемчужной короной и чешуйчатым хвостом, но никто как-то не подумал проверять одиноких барышень подходящего возраста. Воистину, положи на самом видном месте - никто не найдёт.
Тупые ламарские аристократики.
А Морган - расист.
В любом случае, проверить девушку стоило. с некоторых пор вера в скелетов в шкафах прочно укоренилась в голове полуэльфа, и теперь она обязывала хвататься за любую деталь.

По вечерним улочкам тихой окраины прокатился перезвон бубенцов и раскатистая игра гнусавой трубы, и совсем не эльфийская музыка шла по нарастающей, становясь громче и заливистее. В округу ввалилась целая стая живых сущностей, куда более ярких, весёлых, и всех их эмпат почувствовал одновременно. Нет, Морандир не подпрыгнул на стуле и не поёжился, хотя под стаканом естественная реакция подняла панику и магические грани зазвенели ещё громче музыки, едва выдерживая напор.
Нет, жизнь в городе, даже таком - не для меня, - выдохнул он, берясь за кружку. Хозяйка почему-то всегда подавала ему на ужин ягодную брагу, от которой полуголодного полуэльфа срубало безотказно на полночи, но сегодня в кружке - видимо, перепутала - был простой травяной чай.
- Сегодня что, какой-то праздник? - спросил он.
Анна рассмеялась.
- Думаю, да! - женщина медленно, слишком грузно для своей лёгкой комплекции поднялась из-за стола и оправила фартук. На мгновение она прислушалась, задумчиво откинув голову, а потом сказала: - Это бродячий ансамбль с очень смешным названием! Он лет шесть не был в Гвиндериле...
Анна Корминд на мгновение задумалась, и внезапно обернулась из женщины под пятьдесят в девочку лет пятнадцати.
- А давайте сходим? Они наверняка остановятся в людском квартале, внизу, у реки.

Отредактировано Морган (19-07-2013 15:40:14)

+1

4

Обвыкнуться это, бесспорно, хорошо, но вот задерживаться в чужих владениях дольше, чем того требуют обстоятельства, Даниэлла не хотела. Радушие хозяйки, конечно, тяготило и выживало желание задержаться, но она еще не нашла то место, которое могла бы назваться своим домом. Хотелось увидеть весь мир и только тогда остановиться на чем-то конкретном, когда сердце запоет от радости.
«А желудок от сытости и спина от мягкости перины», - мысленно усмехнулась фалмари и решила ответить на слова хозяйки.
- Боюсь, что это не так просто, как кажется не первый взгляд, - она не хотела обижать Анну или говорить, что владения эльфов неугодны ламарской девчонке, но пока у нее были незавершенные дела, которые хотелось выполнить и только потом думать о другом.
Девушке казалось, что через реки прошлого лежит путь в настоящие. Возможно, что она ошибалась и это только ее наивные девичьи мечты, но она хотела попытаться возродить старую дружбу народов, что-то подсказывало, что вскоре изменится весь мир. Девушка слышала о том, что бог ламаров неожиданно исчез и не появился на празднике, и вот уже какое время от него нет никаких вестей. Дурной знак. Возможно, стоило попытаться отыскать божественный утерянный след, но эта цель казалась Даниэлле недосягаемой, а объединение народов – сложной, но важной миссией, которую она хотела осуществить во что бы то ни стало.
«Только бы силы не подвели», - тихо вздохнула она, понимая, что ворошить прошлое не всегда хорошая затея и кто его знает, чем обернется эта история. Возможно, что ее никто не послушает, а то и ее старания не просто пойдут насмарку, а не принесут ничего кроме вреда.
«Будь, что будет», - решив на этом не зацикливаться, фалмарила перевела взгляд на полукровку, который решил немного разговориться. Показаться невежливой рыжей не хотелось, поэтому она легко кивнула в знак согласия.
- Не так давно корабль доставил меня на земли лесного народа из северных земель.
Даниэлла не стала уточнять, что именно она там забыла и откуда вообще родом. Она никогда не любила распыляться о своем прошлом, понимая, что всегда могут найтись те, кто знал ее в прошлой жизни, и тогда придется снова резко срываться с места, и бежать куда-то, не оборачиваясь и снова жить в этом страхе. Конечно, со временем ее страх стал меньше и она уже так не пережила, но время от временили настораживалась, когда встречала на своем пути земляка, стражу или же тех, кто не так давно покинул земли Фалмарила.
«Я становлюсь параноиком», - не лучшее наблюдение за все то время, что она прожила за пределами дворца. И на свободе, и в то же время чувствуется вес оков, которые сковывают ее по рукам и ногам.
За окном снова веселился эльфийский народ. Даниэлла порядком удивлялась, когда они все успевают и как у них после рабочего дня хватает сил на то, чтобы затянуть очередную песню и пуститься в пляс. Она же после работы едва волочила ноги и без сил падала на постель, время от времени находя в себе мужество подняться и отправиться к воде, чтобы придать себе силы родной стихии.
«Стоило бы раскошелиться на этот чудо артефакт».
Не так давно ей в лавке предложили, купит Артефакт, который помогал бы проще переносить климат чужих земель, но Даниэлла предпочла потерпеть и купить на заработанные деньги то, что пригодится ей в пути и теперь начинала жалеть об этом. Возможно, что такая безделушка смогла бы помочь ей активнее работать. Если же, конечно, дело было именно в силах, а не отсутствии души, которую обычно вкладывают в любимое дело.
Хозяйка заикнулась о том, чтобы они выбрались наружу и присоединились к праздничеству, но у девушки был свой взгляд на ситуацию.
- Не думаю, что это хорошая затея, - едва сказала огонек, как поймала просящий взгляд хозяйки и почувствовала себя немного виноватой. Она так хорошо обошлась с ней, а Дан не может немного потерпеть и сделать милость. - А впрочем... Надо же иногда отдыхать, - улыбнулась она, решив поддержать затею. И чтобы не тратить время зря, собрала со стола грязную посуду и отправилась ее мыть.

+1

5

Оффтоп

Ну не умею я играть медленно xD
Локацию и переход оформите, миледи, или остаёмся как бы тут? Список текущего меня как-то не удовлетворил, а совсем борзеть боюс.

Жизнь в разных уголках света, без постоянного дома и с меняющимся кругом знакомых кое-чему научила Моргана. Не существует людей без скелетов в шкафах. Даже у самого обычного обывателя нашлась бы история-другая, которые проняли бы или развеселили слушателей. Правило работало и в обратную сторону: не все те важные дела и великие свершения имели какую-то реальную связь с великим для мира, а не для владельца воспоминаний.
Так это всё к чему. Девушка думала о чём-то очень важном с её точки зрения, эмпат чувствовал её густую задумчивость почти что кожей. Интересно, а другим псионикам он казался таким же большую часть времени? Но насколько серьёзными на самом деле были эти вещи? И, опять же, что юная фалмари делает в эльфийском краю совершенно одна?
- Не так давно корабль доставил меня на земли лесного народа из северных земель.
А что делала в Северных землях? Вопросы, вопросы наводнили голову Морандира.
- Я вижу, - ответил он коротко, подрезая мысленно нить повисшего разговора. Надо было найти, как разговорить эту Дель. И не так, чтобы это было подозрительно.

Только вот из полуэльфа эльфа вышло меньше, чем человека, причём по всем параметрам. Манипулятивным талантом Малленгила Туринрад-младший не обладал, а как вести себя с девушками и вовсе знал только в теории. Предложение сходить на выступление могло бы помочь.
- Я за, - сказал коротко Морган, поглядывая украдкой на ламар. Она была не очень за, и это было понятно по её усталости:
- Не думаю, что это хорошая затея.
Рейнджер мысленно скрестил пальцы, не показывая, как его не устраивает этот ответ, и сказал вздыхающей хозяйке обнадёживающе:
- Могу проводить вас, и, если желаете, в любой другой день.
И тут девушка почувствовала себя виноватой, посыпала голову пеплом, и сдалась.
Отлично.
- Ну, в таком случае, собираемся! - бодро заявила Анна и, хлопнув в ладоши, начала раздавать указания. - Моран, закрой окна в комнатах наверху и на чердаке. Дель... а, вот спасибо! Как закончишь - посмотри себе туфельки потеплее, милая, мы спускаемся на террасы к реке, а вечером там очень прохладно...
Хозяйкино хлопотание не кончалось, лилось потоком, но как-то мимо ушей полуэльфа. Он неосознанно задвинул стулья, смахнул со стола непросыпанные крошки, размышляя, какое количество воды ламары могут выдержать без превращения и пресловутой ломки. Низкобортной бадьи, пожалуй, не хватит для опознания в рыженькой фалмари пропавшей княжны.

Морган поднялся наверх и прошёл по комнатам, закрывая окна. Хозяйскую, конечно, не тронул - пожилая женщина за дверью что-то напевала, прихорашиваясь. Полуэльф улыбнулся: её неожиданно-вдохновенное настроение было заразительно. Но, войдя в свою комнату, он замер, точно его приложили по затылку обухом топора. А что делать-то, если эта самая Дель - та, кого ищет Орден? Приложить этим же обухом по головушке и тащить, тащить быстрее к повстанцам в убежище, по пути придумывая ладные слоганы для новой революции? Или вывалить девушке на всё ту же многострадальную голову всю печальную историю её семьи, которую она, по малолетству, имела счастье забыть и не видеть в кошмарах?
Северные земли - подумать только! Малленгила Туринрада истинно вело по жизни чутьё, только вот со временем чуть ошибся.
Нужно написать отцу, - подумал Морандир, глядя на пустую форточку.
Нет, отец ещё не доплыл. И у него нет способов слать письма кроме птиц, а в зиму ни одна, даже самая стойкая и быстрая, в путь на север не пустится. В таком случае - Элиор. Ламар может быть сколько угодно юным (всего-то в раза полтора Моргана старше), идеалистичным и не нюхавшим пороху (к своему счастью и спокойному сну), но за лидера всё-таки считался в ордене именно он. Решено.
Жаль только сапсан улетел, придётся искать новою птицу, - подумал лучник, нашаривая в полумраке тонкий уголёк и отрезанный ранее узкий лист бумаги. Не больше минуты у него ушло на составление краткого послания. Как они договаривались, записки, посланные не по защищённым магическим путям, не имели ничего конкретного и были замаскированы под обычные бытовые переписки. В этот раз маскировка казалась Моргану идеальной, хотя кривые буквы, нацарапанные им в полумраке едва ли походили на терзания романтичного юноши.
"А если она - та самая, единственная, как я об этом ей скажу? Скажу ли? Совета нижайше прошу!"
Пожалуй, даже слишком хорошая вышла шифровка, настолько хорошая, что выглядела очень глупо. Морандир неуютно повел плечами.
Пусть только этот водолюбивый чижик попробует потом посмеяться, - замочу и ощипаю.
Дописав в углу лаконичное "- Мор.", он скрутил прочную бумагу трубочкой и засунул в узкий карман штанов. После этого, чувствуя, что опаздывает, полукровка прикрыл окно, не возясь с засовом, и, прихватив свою куртку и худой кошель, вышел.

Анна внизу показывала девушке шали.
- Возьми всё-таки эту, - женщина протянула фалмари лазурную пашмину со струящимися кистями, украшенными деревянными бусинами. Заметив Моргана, она отвлеклась и спросила. - Всё закрыл?
- Да, - не раздумывая ответил парень, цепляя на пояс мешок с деньгами.
- Тогда пойдём! Все - на выход.
В темпе вальса влез полуэльф в свои сапоги, чуть не обдирая лодыжку о спрятанные там ножны кинжала. стоило бы взять и меч, если не лук, но вряд ли женщины оценили бы его предосторожности. Особенно Анна.
- Что-то я не припоминаю таких веяний в эльфийской музыке, - прислушиваясь к отголоскам дудочек, сказал "ценитель", пока хозяйка возилась с ключом.
- А это и не эльфы, - бросила она и, наконец заперев на все замки дверь, повернулась и выдохнула: - Ну, не все. Полукровки, люди - в основном. У деда нынешнего их лидера я как-то в невестах ходила!
Морган хмыкнул, оценивая маленькую большую историю Анны заранее на десять. Он не упустил, впрочем, в её радостном настроении и толики сожаления.
- Ну, как ходила, так и ушла. А песню обо мне они до сих пор поют.
Они гуськом вышли по узенькой тропинке за ограду, и хозяйка навесила замок на калитку.
- Нам теперь вниз, к реке, как я говорила. Они селятся в кварталах с чужеземцами, а выступают на террасах выше причалов. Слышите?
Взрыв хохота прокатился над тонущим в сумерках городом из упомянутой стороны.
- В путь! - решительно скомандовала женщина с историей, и устремилась по улочке на встречу живым воспоминаниям.

- ...Пивояды они себя зовут. Представляешь, Дель?

+1

6

Полукровка не отличался особой болтливостью и со стороны казался личностью, которая не будет бросаться словами на ветер и говорит коротко, ясно и по делу. С одной стороны Даниэлла считала это хорошим качеством в силу того, что морально и физически не смогла бы выдержать мужское воплощение Анны. Она была хорошей женщиной, но Дэль привыкла к молчанию, поэтому успела позабыть, как стоит заводить новые знакомства и поддерживать беседу. Все ее слова были скорее вынужденными, чем желанными. И сказывалась ли на этом усталость или же то, что девушка скучала по дому - кракен знает. В любом случае ничего хорошего в этом нет. Рано или поздно компания себя любимой девушке просто наскучит и она это понимала, а без пристрастия и дело в тягость. Как она еще не вылетела с работы официантки удивительно.
Возвращаясь к немногословию парня… С другой стороны молчаливый собеседник, когда ты и сам предпочитаешь помалкивать и просто не привык общаться и заводить разговоры, это плохо.
   Что такого Морган увидел - девушка так и не поняла. То, что она тут недавно? «Не написано же у меня на лбу, что я ошивалась рядом с вампирами», - фыркнула рыжая.
   «А с виду и не скажешь, что он бывает в таких местах», - Даниэлла удивилась тому, что парень решил поддержать затею Анны. Он не казался ей тем, кто ринется в толпу людей веселящихся по поводу и без. Возможно, что он сделал это только ради хозяйки, а может Дель просто плохо его знает, учитывая то, что она и не стремилась узнать того, кто живет с ней под одной крышей.
   Выражать свое негодование она не стала, решив оставить мысли при себе. Каждый имеет вторую сторону, как монета или карта и если он согласился, значит, на то есть причины.
   На проявленное беспокойство фалмари согласно кивнула, она успела привыкнуть к тому, что женщина беспокоится о комфорте своих постояльцев, которых скорее считает своими детьми, чем источником прибыли. Прежние хозяева были не такими, за исключением Арники, которая дала ей кров над головой, работу и пищу. Чем-то Анна напоминала ей это жительницу севера, в чьих друзьях затесался вампир.
   Приведя посуду в должный вид и расставив ее по полочкам, девушка задержала взгляд на поверхности воды. С наступлением совершеннолетия вторая ипостась стала послушнее, и теперь можно было не бояться пролитого таза с водой или мокрого пола после мытья, когда зачастую нерадивые уборщицы оставляют приличные лужи с водой. Даниэлла еще помнила, как когда-то случайно разлила вазу, и все ее содержимое опрокинулось на ноги. Неожиданное и нежеланное превращение человек, который увидел ее ипостась. Тогда на Северных землях ее угораздило дважды раскрыть свою сущность, но теперь было проще контролировать себя.
   Фалмари так же не забывала тешить себя тем, что еще несколько десятков лет, и она сможет контролировать себя, даже если упадет в воду, а то и сможет поплавать, ограничившись человеческими ножками. «Лишь бы не топориком», - усмехнулась Дель и сдув с лица мешающую прядь, направилась к себе в комнату.
   Пришлось перерыть весь шкаф, чтобы найти подходящую обувь. Когда она ехала сюда, то не рассчитывала на климат эльфийских земель, который, даже находясь с Фалмарилом на одном острове, сильно отличался.
- Жаль, что до лета еще далеко, - тихо вздохнула Даниэль, закрывая дверь комнаты.
   Едва девушка успела показаться в главном зале, как хозяйка торопливо остановила ее, решив немного преобразить фалмари.
   Даниэль как-то не подумала о том, что на улице с наступлением позднего вечера и приближением ночи станет еще холоднее, но на это у нее была Анна, которая думала за двоих, а то и троих. Подобрав уютную шаль, которая должна защитить ее от холода, девушка улыбнулась.
- Спасибо. Я все время забываю, что ваш климат отличается, - все нутро хотело тепла Фалмарила, но до него добраться не суждено, как и понежиться на берегу Альвийских вод, а жаль.
   Хозяйка отвлеклась, давая понять, что все уже в сборе и пора отчаливать с корабля на бал. Хорошая ли это затея - девушка не знала. Придется выяснять на деле.
   Согласно кивнув, Даниэлла вышла из дома следом за Анной, которая играла роль путеводной звезды. Фалмари успела изучить часть города, но только в связи с работой и надобностями, а веселье в них никак не входило.
   Натянув на себя посильнее шаль, чтобы сохранить остатки тепла и не растерять его до конца их увлекательной прогулки, девушка осмотрелась. До этого ей не доводилось выходить на улицу просто так, но раз выпала такая возможность, то почему бы не использовать ее сполна?
   Тем временем Анна увлеченно рассказывала о подвигах былой молодости и судя по ее интонации и тому, что ныне в ее доме нет ни супруга, ни топота маленьких ножек и детского смеха, ей так и не удалось завести свою семью. Наверное, именно поэтому она относилась к ним с Мором, как к собственным детям.
   Даниэлле стало жаль ее. Нет ничего страшнее жизни, проведенной в одиночестве. Появилось желание - чаще выбирается из своей комнаты и уделять время хозяйке, невзирая на усталость после работы.
- Надеюсь, что в названии не сокрыта суть их труппы, - улыбнулась девушка, бросив взгляд на Анну, а затем и короткий на Мора. Правда, зачем она сделала последнее - неизвестно. Может, просто взгляд зацепился за него. В любом случае, Дан перевела взгляд на дорогу и немного приподняла подол юбки, чтобы было проще идти. С весом нынешней одежды передвигаться было сложнее.

+1

7

Из дома тётушки Анны

Простите, пожалуйста, что так долго не писал: как-то не мог продумать детали. Теперь продумал, даже музыку нашёл. Тык.


Рука Анны была похожа на срочную мобилизацию: тянула их, как новобранцев, в самое пекло. Но если на войне было пекло самое настоящее и для всех, то тут для Морандира оно было персональным.
Что простому интроверту ещё терпимо, то эмпату - сущий ад. Облако душевных эманаций гремело над залитой светом разноцветных фонарей мостовой громче музыки. Щит, защищавший полуэльфа от них, содрогался в такт весёлым вскрикам ниже по улице.
Напомните, ещё раз, почему я поддержал эту затею? Ах, да, точно, мне нужно поскорее войти в доверие к нашей предположительно княжне, чтобы не бросать её в воду для проверки.
Но лицо полукровки в момент этого рассуждения выражало ровно ничего забавного. Его внутреннему спокойствию пришёл конец, и Морган старательно поправлял зашатавшиеся кирпичики в сознании. Гульбище приближалось.

- Вон они, вон они! - радостно закивала в сторону убегающего от основной улицы на террасы переулка за одной из таверен. Под развешенными на ветвях гирляндами магических фонарей располагались музыканты и десятка три слушателей.
- Феска, тащи скамьи! - кричал кто-то прямо рядом с вышедшими во двор жителями одного уютного дома. Морандир чуть вжал голову в плечи и ещё раз не пожалел, что оставил оружие дома. В любой иной день он бы взял и ударил крикуна.
- Какие к крабам скамьи? - отвечали из окна.
- С чердака, идиот!
Суета продолжалась ещё несколько минут. Анна, сначала пытавшаяся пробиться к музыкантам, пристроилась с жильцами на одной из уже спущенных скамей и рассказывала им:
- На самом деле они - честные ребята, и не такие уж балагуры, какими любят себя выставлять. Будь это не так, эльфы бы их в свои земли не пускали так охотно, - поясняла пожилая женщина своим спутникам. - Поют и играют они чаще всего полным составом, но часто готовят что-то новое, и в репертуар добавляют всё по-разному. Сныть, например, - она указала пальцем на кого-то на сцене, - время от времени перепевает старые песни разных народов с нетрадиционными инструментами, или усложняя мелодию. Винк, - опять тычок в кого-то, на ком Морган не может сфокусировать зрение из-за слишком яркого света над сценой, – тот почти не поёт, а рассказывает истории под музыку. Окс и Стэм разыгрывают сценки, Неттл с Финном предпочитают баллады
Музыканты пробовали инструменты и распевались, люди носили всё, на чём можно было сидеть, что можно было есть и выпить, а Анна всё рассказывала и рассказывала. А Морандир всё лишь делал вид, что внимательно слушал, в это время просто привыкая к огромному количеству народа вокруг. К его радости, Пивояды больше не гремели на весь квартал, наигрывая что-то совершенно другого плана, а люди – эльфы тоже люди? – рассаживались.
- Добрый вечер, Эденвел! – раздалось с помоста. Анна встрепенулась:
- Смотри, смотри, сейчас будут уже песни!
Парень с лютней, внешне едва ли старше Моргана, успешно заглушал разговоры всего набившегося народа.
– Мы несказанно рады снова играть в вашем милом и уютном городе!
Гул одобрения стал ему ответом. Эмпат поджал губы и потянул уголки вверх: голос артиста имел над людьми власть подобно ведущему "Море волнуется раз". Он неизменно вызывал всплеск, но подавлял сторонние шумы.
- И в этом году, держа путь из холодных земель и тёплых таверн, мы собрали для вас немало песен.
- А… - начали было с первых рядов.
- …но играть их будем не сегодня! А сегодня – наше лучшее и ваше любимое, для тех, кто соскучился!
Е-е-ей! – воскликнули молодые эльфы и разнообразнейшие полукровки в задних рядах. Опять загрохотали скамейки, зазвучала приглушённая брань.
- Они что, собрались… - начал Морган, косясь в сторону шума, где парни меняли расположение сидячих мест, а кто-то вешал на балконе второго этажа яркий фонарь.
- Танцевать? – Анна улыбнулась. – Я бы тоже поплясала с ними, да только смешно это будет выглядеть. Но вы-то ребята молодые, можете… - женщина хитро подмигнула.
О, нет, опять, - подумал с унынием полуэльф, понимая, что помощи взять негде. Пожилая эльфинитка прямо таки жаждала сделать всё "так, как надо" в её понимании. А эмпат, мало того, что танцевать не умел в принципе, ещё чувствовал, что это "как надо" сильно расходится с желаниями фалмари. От неё исходила усталость, и, хотя сейчас Морандир особо не работал (спасибо папочке за знакомство с орденом), он прекрасно понимал, как в такие вечера ничего не хочется, только лечь и... спать, конечно же.
Морган вежливо улыбнулся и, встав, подал ладонь сидящей по правую руку от Анны Даниэль.
- Леди?
Несчастная, несчастная девушка. Он чувствовал, как болят её ноги, как устала спина, и что вообще ей идти сюда не хотелось, и это всё – его вина. Но…
Дятел, да это же отличная идея, как можно поговорить с девушкой без третьих лиц! – внезапно осенило полукровку. Он вывел Дель из наставленных рядов со скамьями, но не в ту сторону, где устраивала танцы молодёжь. Анна провожала их взглядом, на её лице был вопрос. Парой жестов рейнджер показал ей что-то вроде "не беспокойтесь, мы просто не хотим топтаться по ногам", и, убедившись, что хозяйка кивнула и снова повернула голову к сцене, нерешительно взял девушку за локоть.
- Одинокие женщины преклонных лет бывают чудо как настойчивы в своём желании сеять добро, - шепнул он ей на ухо, уводя чуть в сторону от освещённой поляны, в сторону реки. – Хорошо, что моя матушка нашла себя в другом поле, которое не касается личной жизни молодёжи.
Морган по обыкновению, слишком-сдержанно-чтобы-вышло-правдоподобно, усмехнулся. Необычно длинный поток слов, так нужных, чтобы завязать беседу, давался привычному к отшельничеству егерю с трудом: он не знал, сколько и чего можно сказать, чтобы не надоесть.
- Думаю, пару минут нам точно "приземляться" нельзя, - сообщил он фалмари, видя, как хлопает в ладоши их хозяюшка. – Вы как, хотите всё-таки танцевать, или угостить вас… чем-нибудь? Таверна рядом, наверняка полупустая из-за концерта.

Отредактировано Морган (15-09-2013 03:11:44)

+1

8

-------- Дом тетушки Анны

На импровизированном празднике было весело, и Даниэль не сомневалась в том, что, не будь ее рабочий день настолько тяжелым и мучительным, то она сама бы ринулась в самую гущу событий, но сегодня это не про нее. Фалмари выбрала роль наблюдателя. С одной стороны, и хозяйку не обижает, поскольку не отказала ей в предложении составить компанию и немного развеяться, а с другой – спокойно посидит и даст ногам возможность отдохнуть, а голове подумать о том, зачем она вообще решилась на такую работенку.
Анна продолжала рассказывать о группе и Дель больше ничего не оставалось, как слушать, улыбаться и иногда что-то отвечать хозяйке очага, чтобы та не решила, будто бы рыжую тянули сюда силком. «Как будто так оно не было?» мысленно усмехнулась фалмари и перевела взгляд на сцену, присматриваясь к тем, о ком рассказывает женщина.
Не сказать, что было страх, как весело, но усталость постепенно отходила на задний план. Даниэлла забыла, когда в последний раз позволяла себе сходить куда-то, немного развеяться или просто посидеть и послушать песни, понаблюдать за чужим выступлением, а не выплясывать перед другими. Здесь сильно не попляшешь. Погода не та, обувь тоже, а жены, которые уводят засмотревшихся мужей, так и вообще не радуют. И почему эльфы и люди воспринимают ламарские традиции так странно? «Потому что мы делаем то же самое» заключила девушка.
Ничего удивительного в этом не было, но приятного мало, не столько из-за веса кошеля, сколько из-за косых взглядов, которые не одобряют такое поведение, но, кажется, на этом празднике, никто вообще не обращает внимание на поведение. Все отдыхают. «Особенно мои ноги» улыбнувшись, отметила фалмари.
- Леди?
- А? – предложение поступило неожиданно. «Кажется, я что-то пропустила, пока задумалась о доме…»
- Я… -  запнулась фалмари, и снова горящий взгляд Анны стал решающим. Мысленно вздохнув, Даниэлла приняла поданную руку, а вместе с ней и предложение полукровки.
Особого желания танцевать не было. Точнее как. Желание было, но где-то оооочень глубоко. Нутро тянуло, а ноги… Ноги упрямо не хотели отрываться пятую точку от скамьи. Да, она смогла какое-то время спокойно посидеть в стороне и не беспокоиться о том, что нужно проявлять активность, но Анна все решила за них. «И почему я опять делаю то, что хотят другие…» Мысленно вздохнула девушка.
Ответ на вопрос она прекрасно знала. Женщина была приятной, и обижать ее не хотелось.
Собрав волю в хрустящий и ноющий кулак, фалмари поднялась и последовала за кавалером. Громко сказано, но…
- Может, Вам стоило пригласить на танец Анну, а не меня? Думаю, что ей будет в радость вспомнить былые годы, - аккуратно начала девушка. Не столько из желания отвязаться от этой затеи потанцевать, сколько доставить Анне истинное удовольствие. Вряд ли женщине понравится наблюдать за двумя пингвинами, которые неохотно топчутся на одном месте. «Ладно. За одним индюком в лице меня, но это же так…»
Остановившись в стороне от танцующей толпы, девушка бросила взгляд на Анну. Конечно, то, что Морган не повел ее в самую гущу, пробудило двоякое чувство. Удовлетворение и облегчение – не будет толкотни, лишнего шума, а то и танца вообще. Непонимание – почему именно сюда? Когда все веселятся в другом месте. Желание ли потанцевать руководит ее недавним сожителем или что-то другое? «Может, тоже решил избежать этой участи?»
Вы как, хотите всё-таки танцевать, или угостить вас… чем-нибудь? Таверна рядом, наверняка полупустая из-за концерта.
«Умеет же он загнать в тупик, давая варианты». То, что он отдает ей право выбора – хорошо, но, кракена на ваш корабль,  ни один, ни другой, фалмари не радовал. В первом придется присоединиться к танцу и снова напрягать несчастные ноги, которыми Даниэль с огромным бы удовольствием ступила в воду, а не на танцпол. Во втором – шевелить языком и стараться подобрать нужные слова для того, чтобы завязать разговор, конечно, если полукровка не желает найти языку другое применение.
- Попытаемся сойти за счастливых постояльцев, а если не выйдет слиться с танцующими, тогда пойдем заливать грусть в ближайшей таверне, - коротко усмехнулась фалмари.

+1

9

Предупреждение! Этот пост является антилитературным, алогичным и описывает персонажа с некоторыми отклонениями в социализации в стрессовой для него ситуации. Во время написания поста не было использовано ни грамма наркотиков, зато была нагло позаимствована из британского фольклора детская игра Tell me ma, так же известная как Belle of the X City или The Wind. Настоятельно рекомендую ознакомиться с исполнением музыки (ссылка), иначе шанс на понимание смысла поста стремится к нулю.


Он не торопился с ответом: прислушивался к эмоциям девушки. Она была в некоторой рассеянности - да, и он тоже - и не совсем понимала, что происходит.
Как странно: хочешь заставить человека растеряться - дай ему выбирать. Многие люди просто не готовы к свободе выбора, слишком привыкли, что всё решается за них. Морган сам ещё не испытывал никакого восторга от своих многочисленных прав, ведь за правами следовали столь же новые, не знакомые ему обязанности.

- Предлагаю в обратном порядке: потанцевать, а потом за вы... э-э-э, за стойку, - сказал полуэльф. - Именно в таком порядке.
Потому что ему не улыбалось получить двойное опьянение, если у девушки не было устойчивости к зелёному змию. Ведь в таком случае хватит даже забродившего сока, который иногда люди называют настойками или молодым вином.
Мор поймал себя на том, что он опять немного задумался, а, значит, замолчал. Молчать было хуже, чем трепаться. Когда он молчал, Даниэль тоже начинала задумываться, а если она начинала задумываться насчёт его молчания - это беда-беда.
Нужно сказать что-то честное.
- Говоря об Анне... Если честно, - оглядываясь на Анну, шепнул Мор, когда они обогнули последний ряд сидений и растворились для всего, что находилось ближе к сцене, во мраке, - я боюсь, что она меня с моим ada* перепутает и будет очень и очень неловко...
Потому что мой папаня - хитрожопый бабник и рыцарь не меча, но орала. А я даже простые фразы зачастую не знаю, как сказать.

Они подошли к выстроившейся ровным кругом на расчищенной площадке молодёжи. Морандир не успел даже никого окликнуть и попросить впустить: ближайшие эльфы обернулись и встретили новеньких приветливыми улыбками. Потом они расступились и жестами пригласили фалмари и полукровку встать на места.
Внутри крутились две пары, причём в одной плясали, сияя до глупого радостными улыбками, две девицы спектрально-противоположных цветов: блондинка в синем платье, а брюнетка - в жёлтом. И смелым барышням особо громко хлопали кавалеры из круга. Мор шепнул спутнице:
- Глядите. Руку на отсечение дам, специально готовились.
Он не успел причувствоваться к окружению, хотя радость брызгала у некоторых личностей почти из каждой поры. На сцене что-то объявили, сидящие захлопали в ладоши. В кругу ребята напряглись, а затем...
Когда они все разом хлопнули в ладоши, когда разом зазвенели струны, когда разом раздались двадцать голосов и Морандира с одуревшим лицом подхватило этой волной...
Нет, правда, если бы цвет лица менялся не в переносном, а буквальном смысле, уши сворачивались в трубочку и прижимались, как у испуганных кошек, а глаза превращались в блюдца, то по несчастному эмпату в ту секунду можно было бы просмотреть всю радугу, начиная где-то с жёлтого в обратном порядке, увидеть самое качественное исполнение печального ослика, который проглотил древко копья и заодно познать необъятность галактики в огромных, как у совы, зрачках.
Это было не плохое ощущение, нет, ничего лучше, радостнее он не испытывал. Но у него немного свезло крышу.
- А я мамочке скажу!..
В круг выскочила румяная девочка - человечка, лет не больше пятнадцати.
А меня к такому матушка не готовила! - в мыслях, важные и умные из которых так внезапно все потерялись, простонал Морган, беззвучно шевеля губами вместе с кругом.
- Мама-мама, мы в Сияющих садах? - представлялась ему глупая мысль где-то за затуманившимся от пси-шока зрением. - Теперь ты поможешь мне вывести синичек-людоедок?
- Нет, милый, тебе это мерещится! - отвечал какой-то идиотски-непохожий голос-подражатель. Точно его собственный, попытайся он изображать покойную матушку. - Ты просто уродился бестолковым псиоником и твои блоки ни дятла не работают!
Вслед за девочкой в круг выпрыгнул какой-то очень рыжий парень, который "руководил" припевом среди остальных, не забывая крутить низенькую храбрячку с такой силой, что у неё должна была закружиться голова. Стоящие вокруг входили в ритм и стали приплясывать. Лучник поддался волне ещё раз, нет, он её предугадал и запрыгнул на самый гребень.
Блоки целы, - вернулась первая "нормальная" мысль из омута эмоций. - Странно даже.
- ...кто ж она? - скакавший в центре чуть ли не вприсядочку, рыжий отправил раскрасневшуюся напарницу в круг, и сам, вытянув перед тем с другого конца жёлтую брюнетку, втиснулся следом. Так сменился первый круг игры.
Может быть, это просто мой собственный всплеск? - думал Морган, чуть успокоившись внутренне. - Порождённый окружением, но разогнанный до градуса самостоятельно?
Он был абсолютно счастлив, даже думая очень сложные мысли. Он чувствовал на периферии сбившееся сердце первой плясуньи, чувствовал стеснение девочки, стоящей через четыре головы направо от него, чувствовал вожделение другого соседа...
...ну да, все мы любим сиськи. Жёлтые сиськи...
...но все эти переживания были так далеко, несмотря на то, что так близко, звучали так тихо и скромно, не рвались под его кожу иголками, как обычно, разрушая целостность его бытия, не лопая тонкий шарик его самобытности. Потому что всё в Бесконечности стремится к идеальной сферической форме, а Морандир в ту минуту превратился в маленькое круглое солнышко и заполнил пустоту под коконом мягким теплом.
...как прекрасные солнечные си-иськи...
ШТО?!
Нет
, - подумал Мор, на секунду отвлекаясь от своего духовного просветления, - у того парня с женской грудью определённо какие-то проблемы. Может, она ему отказала?
И он снова умостился на облачко и поплыл вверх, нагреваясь, очищаясь, избавляясь от всех форм зацикленности, моральных или физических.

А потом кто-то дёрнул из круга Даниэллу, полукровка это не прозевал. В тот же момент его внутреннее солнце, прокашлявшись, как старый пропитуха, напялило облачные тапочки и, вытащив из головы блаженные, но бесполезные мысли, пошло выливать их с помоями на улицу. Так и заканчиваются медитации, если занимаешься ими в людном месте. Рыцарь, проморгавшись после такого ментального вознесения, сосредоточился на цели своей защиты... охраны... наблюдения... не важно.
Важно то, что всё это время он не переставал ни на секунду танцевать и беззвучно напевать, повторяя движения окружающих. Но теперь в пересохшей глотке внезапно прорезался голос.
Морган собрался и, сделав жест вроде "ничего, если я?", запрыгнул в круг к фалмари.
- И задорна, и мила, по ней город наш сошёл с ума... - голоса эльфов вокруг звучали громче и звонче полукровки, поэтому он бросил пустую затею с пением и, наклонившись к уху девушки, шепнул:
- Заканчиваем и уходим, м?
- ...угадайте, кто она!
На этом месте полагалось уходить, но у Даниэллы болели ноги, а Морандир вообще пребывал в каком-то тумане. Им повезло, что музыканты взяли дополнительный проигрыш: не слишком расторопно, но парочка успела выйти. Протискиваясь сквозь живые сгустки счастья, эмпат бездумно коснулся руки блондиночки в синем и указал ей в центр. Чтобы сетемрично... семертично... симметрично было. Вот.
...а на сцене с одним из музыкантов под восторженные свист и хлопанье в ладоши лихо вытанцовывала их хозяйка.
Нате на лопате!
"Танцуйте, детки, а мне не по возрасту", ага.

- Таверна, немедленно, - внезапно севшим голосом не то скомандовал, не то взмолился рейнджер. Нет, правда, к такому его жизнь не готовила. Половинка одуревания от происходящего была забита в песочных часах его психики под завязку и готова уже была лопнуть в любую секунду. А ещё немного кружилась голова и пошатывало, но Морган искренне верил, что его спутница была занята своими, несомненно, сбитыми в натоптыши, несчастными ногами, чтобы замечать его.

-...да, играют хорошо, но серьёзности им не хватать... - прошмакал пожилой человек с примесью эльфийской крови - эльфинит, словом, каких из людей в Гвиндериле было больше двух третей из всех.
Полукровка умудрился упасть на табурет рядом с ним, но не раньше, чем усадил барышню с ним.
- Вам чего? - поинтересовался усатый бармен, отвлекаясь от собеседника. Морган хотел ответить, но не нашёл в глотке влаги, чтобы звук пошёл, и закашлялся, делая фалмари неразборчивые жесты пальцами туда-сюда, но имея в виду "заказывай". Сухое горло скребло с непростой болью, а к хребту холодной полосой прилипала рубашка. В этот момент лучник вспомнил, что на дворе зима.
- Эй, парень?
- Чего-нибудь, - выкаркнул он, стуча себя рукой по ключице.
- Можжевеловой ему налей, - посоветовал эльфинит. - Нехорошо заболевать на танцах! Как вам, кстати, игра - "Ветерок"?


* ada - эльф. папа

Отредактировано Морган (15-09-2013 09:00:32)

+1

10

- ada – это «папа»? – переспросила фалмари. – Прости. Я плохо знаю эльфийский, - чуть виновато улыбнулась Даниэлла. Дедушка часто ругал ее за то, что она пыталась всячески увильнуть от изучения языков других народов, но тогда для Дель это был непосильный и нудный труд. «Конечно, слушать истории про Аллора было куда веселее». Фалмари мысленно усмехнулась.
Теперь-то она понимала, что знания эльфийского, спустя столько лет, ей нужны, как ничто другое. Новая цель – объединить два народа,  требовала знаний не только истории Фалмарила, включая его язык, но и Гвиндерила. «Мы все живём в Сильве, так похожи, но уже давно не дружим так, как раньше».
Девушка не застала того времени, когда эльфы и ламары дружили как одна дружная остроухая семья, но об этих временах ей часто рассказывал дедушка. «Жаль, что в книгах об этом ничего не осталось». Единственная зацепка помимо рассказов старика Иолана была его записная книжка. Предвидя свой конец, мужчина записал все свои знания, чтобы передать их потомкам. Только никого кроме спасенной малышки у него не было. Она заменила ему семью, но старик так и не успел рассказать ей о том, кто она.
Даниэль поставила перед собой цель во чтобы то ни стало, воссоединить два народа. Сколько бы сил и времени на это не ушло, она это сделает. Просто потому что желает видеть мир таким, каким его видел Иолан, подарить ему такой мир, где будет частичка него.
Фалмари улыбнулась.
Мечты мечтами, а реальность никто не отменял. Она смогла на время позабыть о болящих ногах, отдаться танцу и немного повеселиться, чего нельзя было сказать о ее кавалере.
- Морандир? – Дель обеспокоенно посмотрела на полукровку. – Все в порядке? – вид у парня был не самый лучший. Вот только зачем он ввязался в танцы, когда сам был не рад этой затее, фалмари не понимала. – Всё хорошо, - она тепло улыбнулась, заглядывая в глаза рейнджера, и едва коснулась пальцами его щеки – на грани приличия и в то же время достаточно для того, чтобы вытянуть из мыслей. – Если хотите, мы можем…
«…не можем» Девушка не успела закончить предложение, как чужие руки увлекли её в танец. Мало того, что её проворонил кавалер, так и фалмари не заметила, как кто-то решил, что ей скучно в компании полукровки.
Не жалея ног снова пришлось выплясывать. Весело и чем-то напоминает дом, если бы не редкие порывы холодного ветра, которые напоминают о том, что твоё окружение – не ламары, а земля не принадлежит Фалмарилу.
Морандир быстро реабилитировался и решил вернуть законную партнёршу себе, но, видимо, предвидя повторную кражу фалмари, предпочел капитулироваться с площадки раньше, чем ему придется, выплясывая, выбивать Дель из рук более настырного и активного молодого человека.
«Только более активных мне сейчас не хватало», - мысленно вздохнула рыжая и кивнула на предложение полукровки. Лучше отсидеться вдали от избыточного веселья и послушать песни да музыку, жалея ноги. Стоять или сидеть на улице – самоубийство для нежного создания, привыкшего к теплу.
Стоило жару после танца спасть, как прохлада вечера напомнила, кто и где находится. Предоставленная Анной шаль пришлась как нельзя кстати. Сильнее натянув на себя вещь, чтобы как-то защититься, девушка взяла Морандира за руку и потянула его в таверну. Не просто протянула, а даже пробежалась до заведения, невзирая на то, что работа и пляски сказались на ногах. «Лучше еще немного побить ноги, чем замерзнуть и слечь на следующий день»
- Добрались, - улыбнулась фалмари, бросив взгляд на компаньона.
Несчастный парень с непривычки так посадил горло, что, кажется, был не в состоянии связать и пары слов.
- Думаю, что, как минимум, горячего чая с медом, - ответила девушка, смотря на полукровку. – Чтобы кто-то не стал еще молчаливее, чем есть, - в шутку добавила фалмари и улыбнулась.
- Как вам, кстати, игра - "Ветерок"?
- Судя по тому, что я окончательно убила ноги, игре пора меня название, - усмехнулась рыжая. – Если бы не усталость, думаю, всё прошло бы намного лучше, но я и так рада, что выбралась из дома.

+1

11

- Вроде того.

Он с детства смирился со своей участью: быть всегда немного (или много) непохожим, оторванным от земли, странным и даже возмутительно нелепым с точки зрения обывателей. Что поделать, если твоё мировосприятие с рождения другое? Все эти лицемерные "нормальные люди" носят под масками серьёзности и ума не меньше странностей, глупостей и причуд, подчас куда более опасных, когда они не находят выхода наружу. А Мор был такой, какой он есть, даже под ментальным блоком, и за это слыл в малолетстве чудаком, а позже - задумчивым одиночкой.
Нельзя сказать, что такое положение его сильно угнетало.
В любой репутации можно найти неоспоримые преимущества.

Полуэльф не мог ответить девушке, пока они танцевали: Мора несло на общей волне. Но, как только они вынырнули из водоворота, он выдавил туманный комментарий:
- Я переоценил свои с-социа... - тут на полуслове парень понял, что в этот раз сложная лексика на общем ему не давалась, - с-способности.
И шмыгнул носом, вприпрыжку устремляясь за Даниэль.

-...чтобы кто-то не стал еще молчаливее, чем есть, - уловил он в перерывах между приступами сухого кашля, тон у девушки, ровно как и у её ауры, был беззлобно-насмешливым. Бармен с усатым кошачьим лицом засмеялся первый.
- Сделаем и чай, и с можжевеловой! - добродушно заявил он. - Наши напитки не раз и голос бардам возвращали, и разговаривали молчунов!
- Я не молчун, - ответил Мор, усаживаясь, наконец, прямо. Кашель его почти отпустил. - А очень даже разговорчивый.
- О да-а-а, - протянул слева старик. У него аура была куда более колючая, чем у человека-кота за стойкой, поэтому полукровка уже не ждал ничего хорошего. - У тебя разговорчивость на лице написана.
Морган бросил на хрыча унылый взгляд и тряхнул головой, чтобы длинные чёрные патлы сползли на щёку и закрыли шрам. А заодно и хрыча.
- За что порезали-то, за длинный язык? - продолжал остроумничать неприятный собеседник. Полуэльф проигнорировал выпад, а вернувшийся с горячей водой бармен, заметив напряжение за стойкой, сделал жест, чтобы старик придержал коней. Но ему, кажется, тоже было интересно.
Чтоб тебе икалось, стервятник дряблошеий, - с неудовольствием подумал Мор. Перед ним поставили кружку с горячим напитком, от которого поднимался приятный пар. Он попытался хлебнуть, но жидкость оказалась слишком горячей. Лучник поставил кружку на стойку и прижал к ней холодные пальцы.
- Я не скажу вам ничего, - начал он тихо, чуть помягчевшим голосом, - кроме этого: мне хватало мозгов не лезть в пьяную поножовщину.
Кажется, мужчин ответ устроил более чем: котолюд забавно сложил губы и одобрительно закивал, а аура старика перестала щериться остротами, как испуганный ёж. Морандир чуть расслабился: вздёрнул хмурые брови, вытянул поджатые губы, и вместе с тем его выражение лица приобрело какое-то безысходное умиротворение в духе его любимой книги детства. Книга была взрослая, на самом деле, и речь в ней шла о войне. Но она очень понравилась эмпату своей воздушной, отрешённой манерой повествования о страшных событиях и впоследствии помогла отрешиться от кошмара во время кампании в Лунных землях. В книжке часто встречались очень странные повествовательные формулировки вроде: "Все погибли, кроме Билли. Такие дела" - и тем она была прекрасна.
Мор очень часто чувствовал себя этим самым Билли Пилигримом.
Например, он пропускал мимо ушей самые интересные разговоры, которые шли прямо рядом с ним:

- Так о чём мы говорили? - очнулся хрыч, получив отрезвляюще-исчерпывающий ответ.
- О репертуаре Пивоядов.
- Ага. Так вот, я те говорю - по-верх-ност-но!
- У них есть тематические вечера, - возразил бармен. - А сегодня приветствие и танцы.
- Да какая разница! Они тащат на Сильву чужие баллады и истории, а у нас своих забытых да не спетых - во! - старик махнул руками в стороны, чуть не задев медитирующего над кружкой полукровку. К его счастью, полукровка был, во-первых, безоружен, а, во-вторых, слишком занят постижением своего великого духовного Пути. - Мой друг, старина Харпер, живёт сейчас на окраине Эденвела. Вот он - поёт нашенское, хоть сам с материка приехал. Эй, парень, - тычок в плечо Мора закончило умиротворённое молчание горерыцаря.
- Чо-а? - слабо отозвался тот, осознавая, что уже засыпает на ходу.
- Вы с материка?
- Мы?
- Ты и девушка.
- Э-э-э... - откуда Даниэлла там была?
- Сходите к старине как-нибудь, ош-шень советую, - сказал эльфинит, и тут, увидев, что парню по барабану, отогнулся и через стойку обратился к фалмари, - Или ты одна сходи, без этого тормоза.
- Я не тормоз, - из кружки буркнул Морандир, не в силах даже дуться на прозвища: с каждым глотком подслащённого настойкой чая его уносило в сон.
- Так хватай барышню под руку и иди как-нибудь к Харперу. Он на западном склоне живёт, за первой линией садов. Послушаете старую речь, узнаете что-нибудь.
Старый, но уже не очень вредный стервятник неловко спорхнул с табуретки. Ага, ему тоже от выпитого хотелось спать, - понял полукровка, чуть возвращая себе контроль над тяжёлыми веками.
- Ах, да, - повернулся эльфинит к молодёжи, - вы не забудьте чего-нибудь пожрать ему прихватить. А то Харпер, старый глупый хрен, всё время забывает, и баллады вместе с его ртом поёт его желудок! - он сдавленно посмеялся. - Бывайте!

+2

12

Если слова бармена Даниэль могла вынести с улыбкой на лице, то после слова Морандира, который пытался отрицать приписанный ему ярлык, девушка не выдержала и рассмеялась. Веселье вызвал не факт того, что парень пытается выдать желаемое за действительное, а то, как он это сказал.
«Маленький, обиженный мальчишка», - улыбнулась Дель. Возникло желание потрепать полукровку за щеку, но, посчитав, что это будет перебором, передумала. Так можно было сделать с другом, но не с тем, кого ты знаешь от силы пару часов. Да, именно пару, поскольку сожительство и совместный ужин девушка в расчет не брала. Узнать человека по обложке и по одному факту его существования и нахождения рядом – глупо.
Шутки зашли слишком далеко, когда в разговор, помимо бармена, вмешался посетитель. От его слов стало не по себе даже фалмари, невзирая на то, что они ее вообще никаким боком не касались.
«Неприятно», - не нужно быть эмпатом для того, чтобы чувствовать, какие эмоции люди вкладывают в слова.
Дель сжалась изнутри. Создавалось впечатление, что это ее отсчитывают как мальчишку, упрекая в том, что нельзя назвать плохим проступком.
«Лучше бы молчал, если не знает…» Что там говорить. Фалмари и сама не знала, как Морандир получил этот шрам, а если говорить честно, обратила на него внимание только после того, как на него грубо указал мужчина.
Даниэль распрямила плечи, скинув неумело сотканный плащ вины. Она хотела вмешаться и, если не сказать что-то колкое, то вернуться к морским забавам и вспомнить детство. «Игра шуточная, но не тема…»
Остановило от вмешательства две вещи: Морандир – парень взрослый и самостоятельный, который в состоянии постоять за себя; Даниэль – девушка, а нет ничего постыднее для мужчины, когда за него вступается слабый пол.
«Не хватало еще подлить масла в огонь своим неосторожным словом»
Полукровка после паузы нашел, что ответить. Фалмари осталось только улыбнуться.
Хвалить, подхватывать или утешать – удел большинства барышень, которые вьются вокруг мужчин, стараясь скрасить им жизнь, но что тогда из них выйдет, если делать это постоянно и по каждой глупости?
Девушка опустила взгляд на чашку, очертила пальцем круг над ней, заставив чай прокрутиться по стенкам и, сформировавшись в небольшой шарик, подняться над столом. Обычная забава, которая позволяла остудить напиток, предварительно не ошпарив ни губы, ни руки.
Дель поднимала и опускала шарик движением пальца, пока она на ее взгляд не принял нужную температуру и не плюхнулся обратно в чашку.
«Слабое воспоминание о доме», - фалмари улыбнулась и сделала несколько глотков согревающего напитка.
В заведении было намного теплее, чем на улице, а шаль и чай делали своё дело. «А ноги! Ноги!», - они достаточно отдохнули после прошедшего дня, дав хозяйке передохнуть после тяжелого рабочего дня, не говоря уже о той видимости танца, что они пытались создать с Морандиром.
Пока полукровка отдыхал в астрале, проваливаясь то в сон, то в реальность, девушка успела немного взбодриться и вникнуть в разговор, но не торопилась встревать в него – наслаждалась тишиной (если это можно было так назвать), теплом и спокойствием, пока мужчина снова не заговорил, обращаясь к её спутнику.
«Да, что ты никак от него не отстанешь. Был бы девчонкой, я бы еще поняла, а так…» - фыркнула фалмари и перевела взгляд на мужчин.
- И что там интересного? – спросила девушка, понимая, что мужчина так просто не отстанет. – Баллады разные бывают, - улыбнулась она.
«Если бы у меня было меньше дел, то я бы с удовольствием выслушала пару-тройку, но мне еще нужно успеть найти то, что я хочу, а для этого мне еще работать и работать», - фалмари тихо вздохнула.
- Ну, я так не играю, - буркнула девушка, когда мужчина вышел, толком не объяснив, что такого может рассказать этот старик.
«Ладно, если найду время, то почему бы и нет?»

Использовано: Морская забава (2 МгМ)
Остаток: 278 МгМ

+1

13

Интерес Даниэль к балладам был... занимательным. Эмпат даже внутренне насторожился и прощупал - это что-то, что девушка относит к важным вещам. Об этом стоило поговорить, но не с этим... этим...
О, какая интересная магическая игрушка.
Надо сказать, Моргану стало гораздо легче, когда стервятник покинул таверну. Есть такой особый сорт людей, которые неприятны до одури, но на которых не выходит злиться. Только жалеть. Пожалуй, именно поэтому полукровка не мог даже лишний раз в мыслях огрызнуться. Эльфинит был несчастен, стар и пьян.
- Печальные люди потянулись на Сильву, к своим древним корням, - прокомментировал бармен, когда дверь за стервятником захлопнулась, - и приносят своё горе на остров, с собой. У этого всю семью оборотни разорвали. Вот он и приехал сюда, к прабабке в дом, век доживать. Пьёт тут каждый день и ругается.
- Печально, - отрешённо ответил ему парень, - но я слыхал истории похуже. Мы то тут при чём?
- Кажется, у него сын был, - пожал плечами кошкоусый человек. - Угрюмый пацан. Лет двадцать бы ему исполнилось.
- О, ясно, - фыркнул Мор. Первая волна сна была успешно отражена, и он снова пользовался остаточной бодростью. - Так что там насчёт этого... Харпера?
Рейнджер мельком глянул на фалмари: как, интересно ли ей будет?
- Арфист, - ответил бармен, протирая стойку там, где ещё пару минут назад бурчал стервятник. - Вообще он книжником в Ауреллоне был, сейчас вот лавку продал и переехал в окрестности Эденвела век доживать. Достаточно приятный малый, не несколько необычных взглядов. Я слушал его стихи, без музыки... - мужчина привалился на локти на стойку, - очень необычная трактовка раздора народов Сильвы. И не только в той части истории, где раскололись перевёртыши, а другое прочтение разделения между Алиллель и Аллором...
Но тут бармен подался назад, выпрямился, и как-то спешно сказал:
- Сходите сами, правда! Четыре медяка, кстати.
- Оу...
Морандир совсем забыл. Он пошарил во внутреннем кармане дублета, извлёк из него десяток медных и серебряных монет и, отсчитав нужное количество, отправил горсть обратно.
- Так, говорите, западная окраина? - поинтересовался лучник, допивая остаток тёплого чая. На дне кружки осталась густая капля осадка из настойки.
- Да, где точно - спросите на месте.
- Сходим на днях? - повернулся к Даниэлле полуэльф. Он смотрел в прямо в синие глаза, но куда внимательнее прислушивался к эмоциям.
Зачем княжне ламар баллады?
Княжне...
Ламар...
Сини-ички-людоедки, Орден! Записка!
Мор спешно опустил глаза в пол, чтобы скрыть внезапное просветление. Ему надо будет отправить письмо начальству, получить ответ, и придумать, что делать с возможной находкой. А заодно выяснить наверняка - действительно ли находка.
И не вызвать подозрений.
И, желательно, не загадить возможную дружбу.
Ведь не каждый день к тебе в соседнюю комнату подселяется агент тайного общества.

Как Даниэлла - не очень понятно, эмпат особо не вслушивался, - а вот Морган покинул таверну с заметным беспокойством. На крепком крыльце с дубовыми досками он проверил, на месте ли свёрнутое послание, при этом стараясь с ним не засветиться, и с необычно заметной для него нервозностью ожидал неуютные вопросы.
- Кое-что вспомнил, - коротко пояснил он, спустившись по ступеням и, зачем-то, стал продолжать, выдав ворох отрывистых фраз. - До завтра подождёт. Мы должны забрать Анну. Ведите.


Опишите дальше отрезок с хозяйкой и переход, м? Если что - мой персонаж впал в глубокую задумчивость.

+1

14

После слов трактирщика стало неловко. Конечно, у каждого есть причины на то, чтобы так или иначе вести себя в обществе, но после его слов стало многое понятно. В какой-то степени Даниэлла понимала мужчину. «Лишившийся семьи, будет искать её в других»
И это одна из причин по которой девушка хочет объединить два народа. Другие бы на ее месте искали себе семью и думали о своем будущем, но фалмари распорядилась своей жизнь несколько иначе.
«Долой грустные мысли, вечер удался» она улыбнулась и перевела взгляд на бармена. Мужчина решил довести агитационную работу до конца, и ему это удалось на ура. Одного упоминания о двух народах было достаточно для того, чтобы девушку окончательно решила выкроить время на прогулку к старику. «Возможно, он расскажет мне что-то большее, чем дедушка».
Дель всегда считала, что мужчина знал больше, чем успел передать ей, но это не помогало делу. «Хочешь что-то сделать хорошо, узнай всё, что возможно, не упуская ни единой возможности»
Тут еще и Морандир подлил масла в огонь.
- Сходим на днях?
Даниэль согласно кивнула, не задумываясь о том, с чего полукровка решил разнообразить своё пребывание в Гвиндериле. Обычно это Анна пыталась куда-то выпроводить своих жильцов, задарма подрабатывая свахой. Даже удивительно, что в этот раз Мор решил сразу перейти к делу без пинка, но Дель было всё равно. Так или иначе она пойдёт туда с парнем или без – не важно.
«Только бы найти брешь в рабочее время», - работа – самая главная проблема. И с ней нельзя, и без неё.
Допив чай и, окончательно согревшись, девушка распрощалась с приветливым хозяином и вместе с полукровкой оказалась на улице.
- Мы должны забрать Анну. Ведите.
- Надеюсь, она не сильно заскучала без нас. По крайней мере, мы потешили её воображение, - улыбнулась фалмари.
Как оказалось, женщина не теряла время зря, а вспоминала пережитки прошлого, окунувшись с головой в юность. Этот факт радовал. Больше всего Дель хотелось за этот вечер порадовать Анну, а не повеселиться самой, поэтому такая находка потешила фалмари. Всё прошло удачно и веселье закончилось непосредственно у дверей ее комнаты, когда все сошлись на мнении, что ора отчаливать спать, пока не пришлось снаряжаться с бала в таверну.

эпизод завершён

+1


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [17.02.1082] А если она - та самая, единственная?