Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре июль — август 1082 год


«Тайна забытого города»

Ритуал очищения и освобождения прошли успешно. В Зенвуле больше нет ни призраков, ни нежити, ни тёмной энергии. Экосистема города возрождается. В него вновь возвращаются звери и птицы. Проклятое Древо Костей в центре города полностью уничтожено, на его месте теперь стоит Страж-дерево. Болезнь Роза немёртвых полностью не исчезла, но теперь новых заражений не будет. Пока дух всё ещё в теле смертной девушки и мир полностью не очистился от тёмной энергии, которая растянулась далеко за пределы Остебена, болезнь останется.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Жатва»

Войска столицы направляются к городам-близнецам, чтобы дать бой Культу Безымянного и освободить Атропос и Акропос из-под гнёта культистов. Культ сдаёт Атропос без боя и стягивает силы к Акропосу, где разгорается полномасштабная битва. Первые Ключи из Силентеса активированы, что провоцирует Мёртвое древо поднять новое войско нежити и уничтожить всё живое, что есть на материке.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Джошуа Элиор Лангре Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [12.03.1082] Malheur. Douleur.


[12.03.1082] Malheur. Douleur.

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

- примерная локация
Северные земли. г. Мирдан. Старое поместье Виззарионов.
- действующие лица
Шейн Виззарион, Рейстлин Маджере
- описание
предыдущий эпизод - [12.03.1082] Паутина сомнений
После визита Элениэль к Шериан прошло десять дней - договор вступает в силу. Леди Ариго пожаловала в дом к молодому Императору, чтобы сообщить ему новость. Получив письмо, Шейнир отпускает супругу Харуки и вскрывает печать. Он зол и желает видеть Рейстлина немедленно, который, как оказалось, всё время знал, где находится его сестра и молчал.

0

2

Дорогой брат,
Прости, что я так скоропостижно покинула тебя и маму, не предупредив о своём отъезде. Я должна была что-то предпринять и не допустить свадьбы с Архелем. Наверное, ты уже знаешь, что Совет желал видеть его моим супругом. Прости, но я больше не могу и не хочу идти на поводу у Совета. Я покидаю дорогой и любимый Мирдан, оставляю горячо любимую семью, и надеюсь, что смогу найти себя в другом месте.
Не беспокойся. Обо мне есть кому позаботиться. За день до моего исчезновения я пришла к Рейстлину, с просьбой помочь мне. Он согласился и отправил меня к своим друзьям, в Нерин. Я не могла сказать тебе этого сразу и попросила молчать и его, и Шериан. Знаю, что ты этого бы никогда не одобрил, но я больше не могу оставаться марионеткой совета. Не сердись.
Я обязательно вернусь. Верь мне.
С любовью. Твоя Элениэль.

- Рейстлин! – прорычал вампир, сжимая письмо сестры. – Раж! Послать за Маджере! Сейчас же!
Виззарион не просто злился, он был вне себя от злости. Что ещё за игры за его спиной?! Мало ему совета и старейшин с их чёртовыми интригами, так ещё и близкий друг семьи, его правая рука и помощник помогает его дражайшей сестре покинуть пределы Мирдана и отправляет её непонятно куда, не поставив его даже в известность!
- А я дурак думаю, почему это он так спокоен по поводу Элен! – рычал и шипел Император, ходя по кабинету. Все его попытки научиться руководить своими эмоциями пошли коту под хвост. Он здесь пытается найти какую-то зацепку, понять, кто убил его отца и от кого он должен избавиться, чтобы обезопасить свою женщину, расслабился, доверив всё дело Маджере, а он даже не соизволил поставить его в известность.
К приходу Рейстлина Камэль немного успокоился и умерил свой пыл, но чувствовал, что в любой момент мог снова сорваться и не выдержать. Слуга встретил вампира и проводил его в личный кабинет Императора. Парень стоял спиной ко входу, смотрел в окно, убрав руки за спину. Бросил на свой стол бумажку – письмо от Элениэль, которое уже было не в лучшем состоянии, но на читабельности написанного это не отразилось.
- Потрудись мне это объяснить.

+1

3

[AVA]https://pp.vk.me/c616627/v616627272/b016/dsSOyg0tBPs.jpg[/AVA]Мысли Рейстлина вертелись возле Виктора, вампир никак не мог отпустить от себя этот разговор. И первым делом после собрания он отправился в бордель. Нужно проверить все еще раз, ничто не должно его скомпромитировать.
Думай, Рейстлин, думай.
Трудно сохранять абсолютное хладнокровие, когда столько сил положено на алтарь какой бы то ни было идеи. Хотя нет, как раз сейчас мысли были кристально чистыми и открылось второе дыхание. Князь понимал, что он смертельно устал. Что две недели выжали из него соки, точно из лимона. Что еще чуть-чуть и ему трудно будет держать маску хорошего мальчика, и раздражение вылезет наружу.
- Осталось совсем немного, - говорил он себе и разминал уставшие плечи. Кажется, сегодня вновь будет бессонный день. - Гай, проверь все еще раз. Не должно быть ничего, за что они могли бы ухватиться.
- Да, господин.
Рейстлин внимательно посмотрел вслед вампиру. Откуда такая преданность? Рейстлин не знал, да и не хотел знать. Возможно, Маджере был не самым плохим хозяином. Да, он заставлял работать всех и каждого, и далеко не всем изначально по душе торговля собственным телом, но, в конце концов, он заботился о них. По-своему. И каждому дал кров и уверенность в завтрашнем дне.
- Что я мог упустить?
- Господин?
- Я занят.
- Гонец от Его Величества.
- Проклятье, - Рейстлин крякнул от досады. - Что у тебя? - обратился он к посланцу.
- Его Императорское Величество требует Вас прибыть к нему. Немедленно.
Рестлин хмуро уставился на присланного вампира и взгляд этот не предвещал ничего хорошего, отчего гонец нервно стиснул зубы.

Князь последовал за слугой и прошел в кабинет. Шейнир не обернулся, что было само по себе не в порядке вещей, и тон его не предвещал ничего хорошего.
Рейстлин, не проронив ни слова, взял скомканный листок, прочитал письмо. Один раз. Второй. Твою мать... Ну что за невыносимая семейка? Я же просил ее ни с кем не связываться! Идиотка.
На скулах заиграли желваки, и Маджере медленно выдохнул. Спокойней, Рейст, спокойней.
- По-моему, здесь все предельно ясно, и не вижу смысла добавлять что-то еще.
Голос, действительно, спокойный, но спокойствие это трещит по швам. И нет желания оправдываться перед мальчишкой. Разумеется, Князь понимал, каких объяснений ждет Шейн, но Рейстлину резко стало наплевать. Из-за этой ерунды Виззарион поставил под угрозу все, над чем трудился Маджере последние недели. Просто невероятно!

Отредактировано Рейстлин (2014-11-09 00:06:58)

+1

4

- Ты всё это время знал, где находится Элен. Способствовал её побегу из дворца и не соизволил мне об этом даже сообщить, играя роль неосведомлённого и не замешанного в этом вампира, - Шейнир скрипнул зубами от злости. – Тебе не кажется, что я должен был это знать? – вампир не кричал и не повышал голос. Он старался держать себя в руках, не позволяя себе сорваться и высказать аристократу всё, что у него накипело, как делал это раньше перед советом, указывая им на их место. Он говорил с другом семьи, которому доверил самое важное дело. Камэль не посвятил в свои планы Харуку, который, как и Маджере, был приближён к нему. Каратель беспрекословно выполнял всё, что ему было поручено, и не пытался что-то провернуть за его спиной. Сговор его любимой сестры с женой Кречета не обрадовал молодого императора, но он, в свете последних событий, незначительная погрешность, которую он мог спокойно принять и стерпеть. Шериан обходительно и по-женски мягко и осторожно сообщила ему о визите Элениэль и их уговоре, о котором Харука ничего не знал. Его жену можно понять. Эл была выше неё по рангу и, если она что-то попросила или приказала сделать, вампирша не могла ослушаться. Он сделал глубокий вдох, раскинул мозгами, собрал их в кучу, и отпустил женщину, поблагодарив её за то, что пришла к нему сама и отдала письмо. Когда оно было вскрыто, и мужчина прочёл содержимое, терпение лопнуло, как перегретое стекло, и он не смог найти оправдание аристократу.
- Тебе не кажется, что мне было бы интересно знать, где моя сестра и успокоиться, убедившись в том, что с ней всё в порядке. Её никто не убил и совет не добрался до неё раньше меня? Не кажется, что я имел право узнать это от тебя, а не из письма, которое я получил только сегодня? – он повернулся лицом к вампиру. – Я бы не стал пытаться встретиться с ней, просить посылать мне письма или давить на тебя.
Этого всего можно было избежать, будь он так любезен сообщить о том, что лично позаботился о том, чтобы девушка покинула Мирдан. Сама она пришла к нему или нет – не важно. Рейслин скрывал её. От него.
- Я бы не стал вынуждать Харуку искать её тайно вместо того, чтобы уделять в своё свободное время внимание семье. Ты мог быть внимательнее к своему другу. Или я неправильно осведомлён? И ты не настолько близок с этой семьёй?
Чем больше он говорил, тем больше успокаивался. Странное явление для вспыльчивого мальчики, который из кожи вон лез, чтобы укусить любого пса, который смел поднять на него лапу. Голос становился спокойнее, а взгляд безразличнее. Он был огорчён и разочарован. Не ожидал подвоха от этого вампира, который после покушения и новых известий стал последней каплей.
- Я рискну предположить, что потеря родителей и взрослая жизнь, в которой ты был вынужден купаться в моём возрасте, сделала своё дело, сломав понятия семейных ценностей. Не уверен, что ты был к кому-то так привязан, как я к Элен или Харука к Шериан, но я думал, что понятие дружбы тебе всё же знакомо. Если я ошибся, прости, но я не знаю, как ещё объяснить твоё молчание. Навряд ли ты это делал из-за женской солидарности с моей сестрой.

+1

5

Рейстлин стоял с тупым и непроницаемым лицом салдофона, которое вырабатывается у всех, кто хоть как-то соприкасался с военной службой. Да, Рейстлин в идеале владел своей мимикой, но с каждым новым словом императора его самообладание таяло, как только что выпавший снег. Ему стоило больших трудов не прервать Шейна во время его монолога, но слова, брошенные Виззарионом, распаляли его все больше и больше. Да что этот идиот знает о дружбе? Что он знает о ценностях? Что он знает о том, на какие жертвы пошел Князь, чтобы помочь этому недальновидному мальчишке выявить тех, кто хотел его смерти? Что он знает о долге? Какое он имеет право кидать ему претензии? У Шейнира не хватает мозгов понять весь грандиозный и сложный замысел Маджере. Уязвленное чувство собственной важности бежит вперед паровоза, но вот беда — Рейстлин слишком устал, чтобы оправдать Виззариона, списав все на усталость. Впрочем... усталость? А что такого сделал Шейн, чтобы устать? Не будет тебе оправдания, щенок. Ты возомнил о себе невесть что, а ведь все, что принадлежит сейчас тебе, может принадлежать мне, стоит только слово сказать. Я, а не ты в любимчиках у Старейшин. Мне, а не тебе намекнули на то, с кем стоит водить дружбу, чтобы достичь того, чего тебе не достичь никогда. У тебя еще молоко на губах не обсохло, а ты лезешь в игры, в которых тебе нет места. Хочешь быть взрослым, но не смыслишь ничего во взрослом мире. Не ты кормящая рука, а я, а ты сейчас делаешь все, чтобы эта рука изменила свое направление. Ты даже не понимаешь, насколько ты в моей власти, не понимаешь, насколько близок к краю, и позволяешь себе нести всякую чушь в мою сторону. А ведь мы даже не друзья, и даже не хорошие знакомые. Нас связывает только дружа наших [AVA]https://pp.vk.me/c616627/v616627272/b016/dsSOyg0tBPs.jpg[/AVA]родителей да буква закона. Так какого, простите, лешего, Вы, Ваше Величество, позволяете себе говорить то, что говорите?
- Все сказал? - осведомился Князь, и глаза его в этот момент были холодны точно пустыня Хериан. - Прекрасно. А теперь слушай меня внимательно.  - Впервые Рейстлин позволил себе обратиться к императору на «ты», но сейчас это не имело значения, потому что перед ним был просто зазнавшийся юнец, идиот, которому моча в голову ударила, мальчишка, из-за которого все вокруг было поставлено с ног на голову. - Ты ничего не знаешь о том, что я делал и для чего. Твоих мозгов явно недостаточно, чтобы понять весь масштаб затеи, в которую ты меня вовлек. Ты сидишь в своей резиденции и в ус не дуешь, в то время как я выполняю всю грязную работу. А ради кого? Ради вампира, с которым меня не связывает ничего. Или ты думал, что я, подобно моему отцу, безоговорочно пойду за тобой, стоит тебе только позвать меня? Как бы ни так. Ты никто, Шейн. При дворе ты не больше чем пешка, и никто не воспринимает тебя как серьезную фигуру, как бы ты ни пыжился. Единственный, кто верен тебе всецело — это Харука. Я пошел тебе навстречу, думая, что поступаю правильно, и что я получаю? Ничего. Ты не знаешь, через что мы проходим ради тебя, но смеешь упрекать меня, даже не дав себе труда пораскинуть мозгами. Ты хочешь знать, почему я тебе не сообщил? А как ты вообще себе это представляешь? «Здравствуйте Ваше величество, тут такое дело — я отправил Вашу уважаемую сестрицу к своим друзьям, поскольку она приперлась ко мне в бордель и просила защиты. Я не смог отказать бедной девушке, вы меня простите?», - так, что ли? Да ты бы меня даже слушать тогда не стал. - голос Маджере стал ниже, в нем слышалась холодная ярость; глаза вспыхнули, он почти щерился на императора, устав держать себя в руках. - Да если бы Элениэль не была такой дурой, ты бы и сейчас ничего не знал, а знаешь почему? Да потому что мне это было на руку. Потому что за вами наблюдают, или ты не знал? Неужели ты думал, что поиски Харуки останутся без внимания? Ты действительно так наивен? Да если бы вы не искали Элениэль, это вызвало бы вопросы у Совета и Старейшин. Кто бы мне тогда поверил, что принцесса сбежала из-за тебя? Никто. Я проделал такую работу, а ты своим вызовом сюда можешь уничтожить все мои труды. Несчастный идиот. И не смей никогда говорить со мной о моих отношениях с семьей Ариго. Ты не знаешь, что нас связывает, ты не знаешь, какую цену я заплатил, чтобы помочь тебе. - Рейстлин еле удержался от того, чтобы плюнуть в сторону. Лицо его исказилось, и он поспешно отвернулся, стараясь взять себя в руки. И когда он заговорил, голос его прозвучал хрипло. - Я поставил под удар все, что было мне дорого. - Пауза. - Тебе следует научиться быть благодарным.

Отредактировано Рейстлин (2014-11-09 00:07:21)

+1

6

Шейн усмехнулся уголком губ. Спокойно выдержал весь пылкий монолог аристократа. Как там говорится? Тебе дали пощечину, подставь и вторую щеку? Камэль дал Маджере возможность высказаться, выплеснуть всё, что у него накипело. Виззарион думал, что поток будет значительно больше, а обвинений на три ведра с запасом, но его ожидания не оправдались. Щенок… Ребёнок… Несмышлёныш… Незначительная фигура. Ничего нового. Он всё это слышал. Он всё это знал ещё до того, как его отец отправился в мир мёртвых. Несколько месяцев назад эти слова могли задеть его гордость, вызвать волну агрессии, вспышку магии, которая может причинить урон, или желание выдрать язык из глотки зарвавшегося вампира, который забыл, где его место. Ничего этого не произошло. Виззарион стоял ровно, спокойно смотрел на друга семьи, который не выбирал выражения и не пытался скрыться за маской.
- Ты так уверен в том, что я ничего не знаю? – спокойно спросил чистокровный. Подался вперёд, наклонился, открыв верхний ящик стола, достал от туда стопку из выцветших с годами бумага и положил её на стол поверх скомканного письма. – Я знаю, что ты был в архиве. Знаю, как ты прогибался перед Советом, чтобы угодить им, как отличный будущий Император. Знаю, во сколько уходил и приходил. Знаю, где появлялся. Знаю, что делал. Знаю даже о Саре, не однобокую связь с которой поставил под сомнение. Знаю о твоих встречах с Архелем. Знаю, что тебе пришлось сделать, чтобы продвинуться по лестнице выше. За сестрой только не уследил, - он начал проверять всё после визита Авеля и разговора с ним, а должен был сделать это намного раньше. - Я доверил грязную работу тебе, но это не мешало мне отслеживать твои ходы. Я не вмешивался только потому, что знал, ты сделаешь эту работу безупречно… Лучше было провернуть это за моей спиной? Я бы не понял, ради чего это делается? Знаешь, почему ты не смог войти в доверие Виктору? Потому что слишком уверен в себе. Ты не думал, что я сам захочу посмотреть, как идут дела в Совете? Мне не обязательно для этого выбираться из архива или хранилища. То, что Элен сбежала из-за меня, знает любой идиот в Мирдане. Что ты хотел тут доказать? Подтвердить то, что всем известно? Что я мразь и довёл родную сестру до побега, м? Я, кажется, сделал достаточно для того, чтобы стать кандидатурой на вылет без твоих попыток лишний раз огласить все мои ошибки, и намеренно продолжал их допускать, заготавливая тебе почву.
Помолчал несколько минут и продолжил.
- Одного только не понимаю, - он наклонил голову, задумчиво смотря на вампира. – Ради чего ты это всё делал? Я в твоих глаза ребёнок, который взял на себя слишком много. Почему со своими мозгами ты потыкал мне, если не имел ни малейшей выгоды, м? Не хотел, чтобы это место занял Архель. Это можно исправить и без игр с Советом. И ничем жертвовать не надо. Тебе ли не знать, как можно убрать из своей жизни неугодную фигуру? Тебе и убивать не надо. У тебя под боком всегда был прекрасный аргумент для того, чтобы сдвинуть его, но ты им не пользовался, - он, не скрывая, намекал на девушку. – Кто мешал рассказать, как она попала к тебе в бордель? С твоим обаянием и способностями влюбить в себя девушку труда не составит, а она бы напела всё, что ты захочешь и подтвердила, что ты не виновен. Я не прав? Что правильное ты пытался увидеть в своём поступке?
Давление на Маджере не исчезнет. Он может выйти из игры прямо сейчас, но Виктор от него не отцепится и продолжит наседать, пока не добьётся своего, будет Рейстлин с ним или нет. Это очевидно.
- Отправляйся домой.

0

7

Все-таки он очень устал. Вспылил, как последний идиот, но хотя бы разрядил свое раздражение, а это было уже неплохо.
Спокойствие Шейнира было любопытным, и причина, по которой молодой император не выказывал своего нрава, вскрылась довольно скоро. Рейстлин слушал.
Нет, ничего ты не знаешь, подумал первый советник, равнодушно глядя на стопку бумаг. Информация, посыпавшаяся на него, была стара, как мир. Разумеется, за Князем следили, молодой вампир не был круглым дураком, чтобы не сообразить, что за ним будут ходить хвосты. Паранойя Маджере была развита достаточно хорошо, чтобы после того, как он влез в опасную игру, предпринять некоторые меры. Он знал о своих преследователях, не пытался их сбросить или сделать что-то еще для того, чтобы выдохнуть и выкроить себе время на отдых. Он активно трудился, безупречно играя выделенную роль. Кто ж знал, что это вытянет из вампира столько сил? Маджере немного переоценил себя, и доказательство этому - недавняя вспышка гнева.
Единственной ценной информацией оказалась осведомленность Шейна о Саре. На секунду брови хмуро сошлись на переносице, но в следующее мгновение лоб разгладился, и выражение лица аристократа стало отстраненным.
Откуда он знает о Сарэлет? Где ее могли увидеть? Когда? Князь разумно полагал, что его поместье - место защищенное, куда ни один посторонний не сможет проникнуть незамеченным. Вариант, что ее видели еще в борделе, отметался сразу.
Рейстлин задумался, и в груди начало зарождаться какое-то тревожное чувство.
- Твоя сестра пришла ко мне до того, как ты изволил просить меня стать любимчиком Старейшин, - спокойно и ровно произнес он, как-то устало посмотрев на молодого Виззариона. - И я не собираюсь тебе ничего разжевывать. Твоя неосведомленность сыграла мне на руку в этом деле, к тому же... С Элен все в порядке, не так ли? Она жива и здорова. О ее местонахождении не знает никто, кто мог навредить бы ей. Твое возмущение имеет право быть, но оно сейчас не к месту.
И вдруг он понял, что было не так все это время. Понял, что упустил, и сердце глухо забилось о ребра. Ну, конечно! Сара! Если о ней знает Виззарион, о ней знает и Виктор. Но откуда? Где он прокололся? Маджере больше не было интересно, что говорит ему Шейн. Император бы все равно не понял, чем руководствовался вампир, когда шел на неоправданный риск. Не любовь к погибшему отцу, не преданность короне. Все намного сложнее, но в то же время прозаичнее.
- Благодарю, Ваше Величество. - Он церемонно поклонился и удалился, не проронив больше ни слова.
Обидульки Шейна можно оставить на потом, сейчас главное успеть домой. Нужно всех предупредить, нужно подстраховаться. И убедить Сару в... В чем ее убедить? В том, что он в ней нуждается? В том, что не смотря на всю свою любовь к брату, если заявятся к ним домой, она должна оставаться на стороне Маджере? В чем он должен ее убедить? Фойрр... Ладно. Главное вернуться домой, а там он сумеет добиться нужного для себя результата.

Конец эпизода.

Отредактировано Рейстлин (2014-11-24 19:17:39)

0


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [12.03.1082] Malheur. Douleur.