Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре июль — август 1082 год


«Тайна забытого города»

Ритуал очищения и освобождения прошли успешно. В Зенвуле больше нет ни призраков, ни нежити, ни тёмной энергии. Экосистема города возрождается. В него вновь возвращаются звери и птицы. Проклятое Древо Костей в центре города полностью уничтожено, на его месте теперь стоит Страж-дерево. Болезнь Роза немёртвых полностью не исчезла, но теперь новых заражений не будет. Пока дух всё ещё в теле смертной девушки и мир полностью не очистился от тёмной энергии, которая растянулась далеко за пределы Остебена, болезнь останется.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Жатва»

Войска столицы направляются к городам-близнецам, чтобы дать бой Культу Безымянного и освободить Атропос и Акропос из-под гнёта культистов. Культ сдаёт Атропос без боя и стягивает силы к Акропосу, где разгорается полномасштабная битва. Первые Ключи из Силентеса активированы, что провоцирует Мёртвое древо поднять новое войско нежити и уничтожить всё живое, что есть на материке.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Джошуа Элиор Лангре Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [14.03.1082] Первый настоящий выбор


[14.03.1082] Первый настоящий выбор

Сообщений 1 страница 24 из 24

1

- Локация
о. Силва, Гвиндерил, городок Лейарис
- Участники
Каэль, Даниэль, Морган
- Описание
Предыдущие эпизоды:
[1-3.03.1082] Шум на соколятне
[3-4.03.1082] А ведром спину не почесать?!

И в который раз остался княжич без невесты - её опять в леса унёс хитрый ведьмин сын. И в этот раз следы запутал лучше, чем до того, оставляя шансов девушку отыскать в глуши меньше, чем иглу в пресловутом стогу. Но вот беда - даже идя по весям, беглецы вынуждены были заходить в деревни пополнить запасы и, в конечном итоге, выйти в город. На одиннадцатый день путешествия они и вышли.
Лейарис - небольшое, лишь отчасти одетое в резной камень поселение южнее основной торговой дороги между Эденвелом и Ауреллоном, от которого в горы и Долину Света убегает другой торговый путь. Городок, не очень населённый, но по весне оживший: торговцы стекаются и ждут, как крылатые всадники из крепости недалеко отсюда сообщат, что лавины и сели сошли и горные тропы открыты. Есть в Лейарисе и агент гильдии мистиков, готовый перебросить желающих за серебро. И вот уж теперь перед путешественниками действительно возникло перепутье. И Каэль. Опять?!

вид городка, например

http://tes.ag.ru/tes_online/artwork/wallpapers/w1_2048x910.jpg

- Дополнительно
• Погода ясная, свежая, с ветерком. Где-то +10-12, солнечно, всё вокруг постепенно зацветает
• Полукровка с Даниэль бегали челноком меж лесистыми холмами и речками, будто специально заставляя преследователя осушать ману и, в итоге, вернуться на нормальные дороги. Но они в лесу вынуждены были охотиться и разбивать лагерь каждый вечер. То есть, в зависимости от момента, когда Каэль мог догадаться перехватывать их в поселениях, он мог иметь день-три форы.
• Часом-двумя севернее города и дороги - река, вполне себе судоходная.
• В небе летают кадеты на грифонах! В городке есть грифоны! ГРИФОНЫ! УИИИ! :D

Отредактировано Морган (2014-07-05 06:58:34)

+1

2

Сильвийский воздух пах чистой, не изувеченной магией и недугами природой, свободой, свежестью и весной. Дни яснели, хотя всё ещё оставались короткими, солнце накалялось и прогревало землю и воду чуть глубже с каждым днём, первые кусты и почки на деревьях лопнули, явив ему на оценку сочную листву, и заморозки не били по ним ни разу, ни в одну прошедшую ночь. А их путешествие продолжалось.

Морган сомневался, можно ли было считать побег по холмам и лесам с петлянием по разным берегам рек самой удачной затеей - они тратили немало сил и времени, особенно первые дни, запутывая следы и не только отбивая у Метерленса желание преследовать, но и возможность делать это в одиночку - волк, призываемый магией - не в счёт. Рейнджер против волка был хитрее, а Даниэлла не должна была тратить магию ни на что, кроме их мостов. Им постоянно встречались ручьи. Чистые.
Полуэльф нехотя, но должен был признать, что такой простой быт ему нравился. Настолько, что он охотно, осознанно или нет, был готов тянуть время. Ему нравилось снова охотиться, ставя утром, до рассвета, прежде чем снимать лагерь, капканы, или подстреливать не пуганую дичь, после разделяя еду с кем-то. Ему нравилось изредка рассказывать о птицах, пеших походах, поиску пути, или ещё чём-то из своего ремесла, давать мимоходом советы по воспитанию и уходу за оставшейся с Даниэллой соколицей. Его разум пребывал в покое, лишь издали чувствуя тревогу за все "общие и важные дела", обязательства и клятвы. Но, в отличие от предыдущего отшельничества лесничим, его покой не отдавал даже иногда тупым и оглушающим одиночеством. Существует большая разница между ощущением свободы и покоя и скорее настораживающим и точащим рефлексы ощущением ничего вокруг.
Пару раз они заходили в хутора. Один был реально раскинут наполовину на огромном многовековом гиганте-дереве. Пару раз Мор даже выменял на припасы снятые с зверушек шкуры. Его деньги неуклонно убывали, и, хоть полукровка старался и подать виду, он уже сомневался, что сможет дотянуть до Ауреллона, оплачивая Даниэль каждый раз её ванны, а не бросив, как ещё потеплеет, в первый встречный же пруд. Нет, он не мог так поступить. Но экономить, пусть и неуловимо, приходилось.

- Не удивляйся, если она трусит, - сказал он утром, указывая в виднеющееся меж густых веток небо над поляной, где мелькнула крупная крылатая тень. - Грифоны летают.
Значит, они оказались совсем близко к горам, и поворот в Долину, упомянутую старым менестрелем, откуда он сам когда-то начинал свои поиски, тоже недалеко.
Уже по привычке быстро свернув свои одеяла и пожитки, к полудню путешественники вышли сначала в опушку, которая казалась больше не опушкой, а садами и - о чудо! - виноградником, а потом и на простор, на котором, построенные с заметной на Силве любовью к свободе и зелени, редели дома и даже белокаменные изящные башенки. Городок, оживлённый, но скорее по-ярмарочному, чем просто суетный, встретил их кучей повозок и лотков вдоль широких улиц-площадей, и ослепляющим солнцем в зените. Ну, у Моргана всегда были с этим проблемы, как у всякой чащобной, ночной птицы. Поведя плечами так, что в колчане громыхнул вместе со стрелами так и оставленный собранным (а что разбирать, коли охотишься часто?) лук, полуэльф собрался прощупать по привычке окружение, но сперва сказал спутнице:
- Виват цивилизация. Можем на день вытряхнуть из сапог подорожники и полынь. Таверна и обед, или сначала пройтись и осмотреться?
То, что финансы почти поют романсы, парень как-то очень не хотел думать. Ему-то столько лет в лесу вообще без гроша было очень хорошо, но фалмари, возможно, чего-то хотелось. Например, перерыва с их преимущественно мясной диетой на первые плоды мастеров-магов, или одежду новее и легче.

Отредактировано Морган (2014-07-05 07:00:45)

+2

3

Всё шло отлично. Непривыкшие ноги, окторые ныли из-за дороги, стали чем-то обычным и привычным. В какой-то момент Даниэлле это почти начало нравится. «Поход» с Морганом отдалённо напоминал её планы на большое путешествие, которое в прошлый раз закончилось тем, что её спасительный корабль пустили на дно. Первый раз не задалось, но появилась надежда, что во второй должно повезти. Надежды девушка рассеивала быстро. Полукровка вел ее к Ордену, где она должна была выполнить свое предназначение или найти спасение от Каэля. «Лучше не вспоминать зло или аукнется» Рыжая поморщилась. Ламар слишком долго не напоминал о себе. Она не сомневалась в способностях полукровки путать следы и выбирать такие дорожки, по которым не пройдут княжьи ножки, но это же Метереленс. Он обязательно их найдёт. Девушка в этом не сомневалась, но, не станет отрицать, что забыла о нем, когда дни с Морганом затянули ее.
Это не с чем сравнить. Ланкре прожила большую часть своей жизни в Фалмариле, потом угодила в земли вампиров (чем не приключения?), а следом вернулась на остров, но поселилась по соседству с эльфами. Их мир был другим и, как невидимая пленка, встало между ними, детьми одного острова, их прошлое. Она заново узнавала природу. Сама жила в хижине в лесу, но эти зеленые стены казались чужими, и только Морган выбивал из головы эту дурь, развеивая дурные мысли. Он был здесь, как рыба в воде, она же – оказалась на суше и бесполезно била хвостом о песок, пока прибой не возвращал ее обратно, в море.
Костер, открытое небо, холодно, но… здорово. Свободно. Нет каменных стен, нет клеток, нет того, кто будет тебе указывать, как жить. Нет времени. Никуда не нужно бежать, прислуживать, повиноваться. Не нужно выдавать себя за кого-то другого. Даниэль все меньше хотелось уходить и идти на какие-то поиски или встречаться с каким-то орденом. «Как долго мы в пути? Неделя? Две?»  Она потеряла счет дням. Начала наслаждаться. Ей нравилось слушать истории, нравилось наблюдать за полётом Моры – так она назвала соколицу, но в то же время – грустно. Она никогда не сможет быть такой же свободной, как эта птица. Свободной и беззаботной.
Огонек веселилась, радовалась, но беспокойство птицы начало возвращать в реальность.
- Грифоны летают, - а значит город близко.

- Таверна и обед, или сначала пройтись и осмотреться?
- Ты хочешь, чтобы я лопнула? – шутливо усмехнулась фалмари. – Или нашёл хорошую возможность руки покачать? – сколько раз он еще будет вытягивать ее задницу из воды и приводить в порядок? И сколько раз он уже это делал? Даниэль перестала считать, и практически перестала смущаться. Научилась отшучиваться, срывая за весельем неловкость. Поводов было достаточно.
Рыжая притормозила, достала из кармана мешочек, подкинула в руке. Если бы не Каэль и незапланированный побег, то было бы в нем намного больше добра, а так, большая часть того, что она наработала, осталось дома у Анны. «Сейчас бы они очень пригодились» Купание дорогого стоит. Или лекарю плати или хозяину, суммой выйдет на одно, но полукровка не торопился обременять ее этой стороной путешествия, как оказалось, вообще. А жить за чей-то счет неловко. Он же ей не папочка, чтобы оплачивать все прихоти своего чада.
- Давай лучше просто прогуляемся, если еще не устал бить ноги, - Дан улыбнулась, подошла ближе и отдала парню мешочек.  - Попробуешь вернуть – я придавлю тебя хвостом, а ты знаешь, он тяжелый.
Давно пора было это сделать. «Как камень с души, если обратно не прилетит»

+2

4

Полукровка пожал плечами с комично смотрящемся на обычно угрюмом лице выражением "а кто ж тебя знает, женщина". Действительно. Чужая голова - потёмки: эмпатия эмпатией, а на изучение привычек ближнего уходит не месяц и не год порой. За собой, как почётный житель леса, причём довольно голодного края, он редко замечал привычку бездумно сметать практически весь провиант, доступный без условий вроде "а на потом", "а на какие гроши". Инстинкт живучего падальщика или хищника - жрать, сколько лезет, а что не лезет - распихивать по запасам и тоже подгрызать, просто потому, что потом еды может не попасться день, два, три, и чем скорее наступает истощение, тем меньше шансы хоть что-нибудь в этой жизни поймать.
- Интересная мысль, - ответил на предположение Даниэллы лучник, - но я правда просто спросил.
В мире Моргана без всех войн и интрижек, каким-то невообразимым чудом затягивавших это миролюбивое (и не мотивированное, нелюдимое и вообще довольно ленивое) существо, вообще всё было довольно просто. Единственное, что его спасало от неумелого обращения с поганым металлом (помимо мошенничества, личного) - вбитые заботливой матушкой с малолетства навыки устного счёта.
- О не-ет, - изображая - вяло, но очевидно изображая - голосом трагедию, запричитал Мор, - мне опять стремятся сломать спину непосильной ответственностью!
Стрекот соколицы, раздавшийся в ответ, как будто намекал, что это была плохая шутка. Ровно в той же мере, как дурно у хмурого полукровки было чувство юмора. Но и они помогли сгладить то, как с заметно менее простым и приятным видом он принял и взвесил, поддев мизинцем тесёмку, небольшую мошну, прикинув, откуда могло у фалмари взяться при себе после побега столько серебра и как в этом поучаствовала иногда излишне участливая Анна, а как - Каэль.
А вообще...
- Знаешь, - неуверенно начал, чуть замедлив шаг, Мор, - я ведь надеялся тебя переправить в Вервон через Мистиков именно из-за денег, но теперь...
Следующего шага не было. Слова застряли в горле. Они шли по оживлённой - и широкой, потому что в стране эльфов всё было просторное и широкое настолько, чтобы влезали зеленеющие кусты с флажками и лентами - улице мимо лавок. И вот напротив оружейной отвлёкшийся псионик явственно почувствовал знакомое присутствие. Метерленс!
- Лучше пошли побыстрее, вон их вывеска, - бросил он резко, потревожив пустельгу. Нет, если княжич их заметил, Морган не собирался в этот раз разбрасываться добротой на ненужных личностей. В этом мире вообще было мало доброты, чтобы так разбазаривать её на без шага венценосных, зажравшихся подонков. Освобождённая от мошны рука рейнджера легла на лук.

Отредактировано Морган (2014-07-06 21:31:59)

+2

5

С момента, как молодой князь оставил случайно встреченную в таверне фалмари Кристель в одном из поселений прошло, уже около двух недель. Поиски невесты затягивались; Морган отлично умел путать следы. Это мешало настолько, что с каждым днем раздражало Каэля все сильнее. Он даже пару раз думал, что окончательно потерял их из виду, когда волк подолгу не возвращался со своей разведки, пытаясь найти верный путь. Однако же лесной зверь хорошо знал свое дело.
За время погони на пути встречалось несколько похожих друг на друга деревень, все одинаково небольшие, с невысокими, иногда обветшалыми домишками, тавернами, в которых пахло кислой брагой и жареным мясом, но довольно счастливыми жителями. Порой казалось, что жители каждой деревеньки обитали в своем отдельном беззаботном мирке и лишь купцы и торговцы, кочующие от поселения к поселению и от города к городу, были единственными ниточками, хоть как-то связывающими эти мирки друг с другом.
В воздухе запахло весной. Воздух заметно потеплел, а снег во многих местах почти весь стаял. Сквозь промерзшую землю стали пробиваться первые зеленые ростки травы, а на деревьях начала распускаться еще мелкая, но сочная зелень. Природа преображалась на глазах. Еще немного и мир вокруг вновь заиграет яркими красками.
- Как долго я уже не был дома, - думал Каэль, замечая изменения, происходящие с природой во время его вынужденного путешествия. В саду вокруг дворца уже, наверное, все в цвету, учитывая более теплый климат ламарских земель.
Вскоре взгляду княжича предстал город Лейарис, остроконечные и многочисленные башенки которого, устремленные вверх, было видно издали. Очень живописное место, которое могло бы приглянуться кому угодно, но только не Каэлю. Да, красиво, да, хоть какое-то разнообразие в его путешествии. Этот город он воспринимал скорее, как место для очередного отдыха и хорошую возможность приобрести все необходимое, ведь запасы в который раз начали истощаться.
Каэль вошел в город и стал неспешно прохаживаться меж выложенных из серого камня домиков, стены которых часто были опутаны широколистным плющом, являющимся, видимо, излюбленной декорацией эльфов. Мощеная булыжником дорожка привела к рыночной площади, где уже с утра было шумно и оживленно. Со всех сторон слышался смех и громкие разговоры. Торговцы на все лады  расхваливали свой товар; там лучшие фрукты, здесь наисвежейшая рыба, а здесь лучшее оружие во всем Гвиндериле. Каэль задержался возле оружейной палатки. Разложенное на широком деревянном столе холодное оружие блестело в лучах полуденного солнца, порой ослепляя. Княжич взял в руку меч; его рукоять легла в ладонь как влитая, а рука ощутила приятный вес. Каэль покрутил оружие в руке, рассматривая. Вдруг в отражении лезвия он заметил знакомые силуэты. Это было лишь на мгновение, и могло быть плодом уставшего воображения, но, обернувшись, Каэль увидел, как рыжая шевелюра Даниэль мелькнула в толпе и быстро скрылась.
Грубо скинув меч на прилавок, княжич метнулся в сторону беглецов, протискиваясь через толпу и пытаясь не потерять беглянку из виду. Как только рыночная площадь закончилась и стало более просторно, Каэль сменил быстрый шаг на бег. Понимая, что может не успеть, он резко коснулся земли, посылая магический импульс. Прорезая толщу почвы прочные стебли плюща взмыли в воздух, цепляясь за ноги фалмари и полукровки.

Использовано: Плющ
Остаток: 291 МгМ

и пусть Шериан кинет кубики на действие заклинания :)

+2

6

Бросок на заклинание Каэля

61(+10), 71 - удача, с легкими ранениями. Плющ сработал и поймал обоих, но у Даниэль и Моргана ещё есть возможность воспользоваться попыткой распутать ноги, пока молодой князь пробирается к ним через толпу.

Добавлен бросок по просьбе Даниэль. На попытку высвободиться.
30(+10), 40 - неудача, но без увечий и травм. Попытка высвободиться ничем девушке не помогает.

+1

7

Даниэль улыбнулась и, встав за полукровкой, положила ему руки на плечи. Задумчиво хмыкнула и «пошатала» парня.
- Не сломается. Ты, на удивление, слишком крепок для ламара, - и отошла от него, чтобы не искушать судьбу. Вдруг переломается от ее шалостей? Усмехнулась и встала рядом, немного полубоком, чтобы его было отлично видно. – Но придавить я тебя всё равно смогу. Скользкий пол, обмылок под ногой и… твой хребет переломается быстрее соломинки. Надо бы тебя поберечь, - шутки и веселье это хорошо, но за ними пряталась простоя истина – нагружать Моргана она не хотела. Он не переломается, но и удовольствия от постоянных попыток высвободить ее не получал. И вид тут ничем помочь не мог. Не окупал огромной работы, которую она должна была выполнять самостоятельно.
«Уже тепло. Так что… можно забыть о помощи» Одной проблемой меньше. Это плюс к хорошему настроению и минус к неудобствам.
- Но теперь что? – попыталась уточнить фалмари, когда полукровка оборвал речь на половине предложения. Она обернулась по случаю, но Морган даже не смотрел на неё. – Мор? – девушка приподняла бровь, удивлённо смотря на парня. «И чего он встал, как вкопанный?»
- Бывшую подружку увидел что ли? – отшутилась рыжая, решив немного разбавить обстановку. А о Мэтерленсе она и не подумала.
Даниэль удивлённо захлопала глазами, когда Морган резко перевел тему разговора, но отвлеклась на птицу – та взмахнула крыльями, но не улетела. Полукровка ее напугал.
- Эй… Ну чего ты? – повернув голову, чтобы взглянуть на любимицу, девушка заметила в толпе знакомый силуэт и поняла, почему полукровка так себя повёл. Собралась прибавить шагу, надеясь, не пересечься с ламаром, но поздно. Магия догнала их раньше, а значит, Каэль заметил. Теперь уйти от него будет сложнее.
«Фойрров плющ! Фойррова магия! Фойрров Каэль!» Ланкре сетовала на свою неосмотрительность. «Слишком рано я расслабилась!» Фалмари плюхнулась на задницу и быстро, как толкьо могла, попыталась порвать плющ, чтобы высвободиться, но ничего не вышло. Голыми руками его не возьмешь, а оружие Даниэль с собой никогда не носила.
У нее себя спасти не вышло – это уже в порядке вещей в последнее время. Фалмари давно поняла, что Судьба к ней не благосклонна и стерва редкая, раз ей даже пару раз повезти не может (без чьего-то вмешательства!). Ей осталось вымученно-саркастично вздохнуть, перевести взгляд на Моргана и протянуть к нему ручки с выражением лица: «мы оба знаем, что я неудачница. Забери меня отсюда». Вариант неплохо, но Ланкре решила прибегнуть к магии.
«Хочешь достать меня? Попробуй!»

Использовано «Шалость», 55 МгМ

+2

8

- Я...
Морган был терпеливым парнем. Бесперспективным, пассивным, ленивым, но терпеть происходящее вокруг, даже если его что-то (или всё, но только его) не устраивало, мог практически до бесконечности. Однако и его раздражение, пусть и приглушенно-вялое, как и смех, с которым он встретил ответные подначки, как и вообще все собственные чувства псионика, могло выходить из берегов.
...ведь всё было так замечательно. Спокойно, мирно, уютно. И Даниэль тоже не бунтовала и не тревожилась. Сейчас он предложил бы ей выбор - встретиться с Элиором и скинуть с плеч груз - ведь, наверняка, даже будь девушка настоящей княжной, рыцари просто не решились бы её заставлять, или же отправить письмо и пойти через горы, хоть немного удовлетворив её любопытство по поводу древнего раздора. Но нет же, надо было Метерленсу опять возникнуть и всё испортить!
Полуэльф пребывал в оцепенении не от страха - сосредотачивался. Надежда избежать встречи таяла, хоть они и прибавили шаг, и в какой-то момент парень снова остановился. Бесполезно убегать от тех, кто под ноги может бросить что-то, а то и сковать. Смыться без насильного приветствия им больше не грозило. Но вокруг было много местных жителей и заезжих, никто из них не заслужил быть пойманным в конфликт. Случись так - он сам себя под давлением совести и разделённой боли медленно казнит.
- В сторону. В сторону! - крикнул Мор по-эльфийски. Волной, как от камня, брошенного в пруд, от него отхлынул народ, а ответной волной пришло рассеянное непонимание. Ноги уже были по колено в плюще, левая нога не двинулась, не позволяя развернуться через привычное плечо. Но это не важно.
Мор знал, что сделает с Каэлем, если встретит ещё хоть раз на пути. Решил две недели. Потому, переборов поток эмоций ото всюду и закрепившись на такой же отвлечённой от приятной прогулки неприятной встречей Даниэлле, снял с плеча лук и выхватил из колчана несколько стрел. Три из них оставив в пальцах левой руки, что держала рукоять, с последней рейнджер натянул, разворачиваясь корпусом, тетиву, в ту сторону, откуда из отхлынувших прохожих должен был вылезти ламар. Моргану не нужно было успокаивать дыхание, чтобы попасть с десяти-пятнадцати прыжков, и не нужно было целиться. Только натянуть и отпустить, натянуть и отпустить, натянуть, отпустить, отбросить силой стрел ублюдка назад, нашпиговать по гланды, как делал это с нежелающими упокаиваться упырёнышами!
- Я гляжу, ты ни намёков, ни по-хорошему не понимаешь? - громко на общем спросил Метерленса лучник, всё же поднимая руку для прицела. Лук, натянутый не полностью - чтобы не устали руки, но была готовность пустить стрелу - смотрел зазубренным наконечником не в ноги, не в голову, а прямо княжичу в грудь. По мере того, как люди разошлись, стало видно, что пятачок, на котором оказались фалмари и её спутник, окружил гладкий льдистый каток. Не сводя с ламара глаз, Мор почувствовал глухую боль и попытки девушки освободиться.
- Дан, - коротко и тихо позвал он. - Охотничий нож - левый сапог.
Морган хотел сказать ещё что-нибудь, лучше, важнее, но слова застряли в глотке. Их потасовка посреди городка не могла остаться незамеченной. Взволнованные, смущённые и возмущённые жители, часть которых оставалась плотным кольцом вокруг ледяного диска, наверняка оклемались бы и обратились к служителям порядка. Даже в Лейарисе должна найтись если не полноценная стража, то дружина. Или грифоньи встадники, чей молодняк тренируют не так далеко.

офф: не знаю, на что просить бросок на успех, но Каэль, ты это, не двигайся, а то у меня рука может дёрнуться хДД

+2

9

Вот и снова встретились. Толпа мирных граждан, внезапно увидев магию, хлынула в стороны, как стая спуганных голубей, открывая обзор на пойманных плющом Даниэль и Моргана. Взгляд Каэля наткнулся на направленное ему прямо в грудь острие стрелы. На губах появилась ухмылка. Что, шутки кончились? Тогда будем играть по-серьезному.
И Дан и Морган не могли двинуться с места, собственно, Каэль тоже. Благодаря фалмари земля под ногами заледенела. Сделай шаг и потеряешь всякое преимущество. Каэль решил пока не шевелиться и не делать резких движений. В голове начали возникать различные варианты, как можно было действовать дальше. Он был слишком близко к своей цели, чтобы вновь упустить ее и на этот раз. Нет, игры действительно кончились. Вновь гоняться за ними по всему острову? Ну уж нет, нужно поставить точку на всей этой беготне раз и навсегда.
Морган отлично стреляет из лука. Каэль это прекрасно понимал. И понимал, что если он попытается вновь атаковать, то вряд ли успеет от стрелы увернуться, а учитывая ледяную поверхность, княжич мог превратиться в напольную подушку для стрел. Сперва нужно было отразить атаку. Каэль стал перебирать защитные заклинания. Можно было бы использовать Сферу рос, но потерять впоследствии две трети маны, когда исход битвы неизвестен, как и полный потенциал врага, было, мягко говоря, неразумно. Морган собирается атаковать обычным оружием, не магией. Что ж, какое там заклинание защищает от трех обычных ударов? Каэль начал концентрировать энергию, не сводя глаз со стрелы Моргана. Никаких резких движений, только мысленная концентрация. Через пару секунд можно было заметить синеватое свечение вокруг ламара - Ледяной щит начинал сформировываться.
Каэля совершенно не заботили находящиеся вокруг эльфы, могли ли они призвать своих служителей закона или попытаться остановить битву - он был полностью сконцентрирован на своей добыче. Либо сейчас, либо уже никогда. Если удача начнет переходить на сторону врага, возможно, придется убить обоих. Но даже в этом возникали сомнения. Кто знает, какие тузы могут быть припрятаны в рукавах полукровки-псионика? Сейчас они обездвижены, но порвать лианы плюща не займет много времени. Создать Трясину, чтобы их задержать, а потом провести атаку? А получится ли? Кракен меня подери! Ненавижу быть в неведении относительно способностей врага! Но ничего не поделаешь, придется действовать практически вслепую.
- Тоже самое я могу сказать и про вас. Последовала бы Дан за мной и ничего подобного бы не случилось. - А щит Каэля постепенно набирал силу.

Использовано: Ледяной щит
Остаток: 221 МгМ

Отредактировано Каэль (2014-07-13 08:24:42)

+2

10

Дела плохи. Она снова оказалась в самой гуще событий, именуемой в простонародье «задницей». Справа от неё эльф, который готовится избавиться от пут самым простым способом – убив мага-заклинателя, впереди – молодой князь пришедший по ее голову. Картина маслом, ничего не скажешь.
Фалмари подтянулась, достала из сапога Моргана нож, а затем быстро перерезала плющ возле своих ног и резанула по тем, что мешали полукровке. Он этим заниматься не собирался, и был занят более важными делами – собирался пристрелить ламара, но не торопился спустить стрелу.
Даниэль не стала подниматься, пока она это сделает все сотню раз успеет измениться, а она еще должна была этому треклятому ламару за помощь. Фалмари скрипнула зубами и сжала штанину, привлекая внимание полукровки.
- Он этого не стоит… - девушка не была против того, что одна-две стрелы исправят положение и охладят пыл ламара, но что-то подсказывало, что Морган, если выстрелит, то сделает все возможное для того, чтобы противник захлебнулся собственной кровью, а посмертно, как известно, продолжить поиски он уже не сможет. Если он это сделает, то отец Каэля приложит все усилия для того, чтобы убийцу его сына нашли и отправили следом за отчалившим в мир иной наследничком. Тут и этот Орден ничем не поможет, если он вообще существует и настолько силен для того, чтобы выступить против князя и его армии. Или что они там собирались сделать?
Поговорить по-хорошему с Мэтерленсом не выйдет, как и угрозами ничего не сделаешь. Парень продолжает стоять на своем, выполняя условия отца, как может. Он за ней почти год бегает, если не больше. И а это время пыл не убавился, и не убавится сейчас, когда добыча практически у него в руках. Взамен ей дать ему нечего, кроме того, что она позволит выстрелить полукровке. «Слишком много свидетелей…» У них уже будут неприятности. А за деньги любой желающий детально опишет тех, кто приложил свою руку к смерти аристократа. «И как поступить?» Снова прибегнуть к магии, заковать его, чтобы потом продолжить бегство? И куда? Он снова их догонит, как уже делал это несколько раз до этого. Он преуспевает в этом деле, как был полукровка не юлил и не путал следы.

+2

11

Он чувствовал сомнения Метерленса и, хоть совсем не хотел сочувствовать врагу, начинал сомневаться сам, потому что не больше была расположена драться посреди весеннего рынка Даниэль. Натянутая на треть тетива просила пустить руку, а оттянутая уже не путами, но руками фалмари штанина - внимания. Прислушавшись к её словам, по-настоящему, как делает это эмпат, Мор скрипнул зубами и шепнул:
- Он тебе жизни не даст, если не отвадить!
Но можно ли его, Каэля Метерленса, вообще отвадить? Этот парень был на удивление твердолобым!
- Даниэлла - свободная девушка и сама решает с кем ей идти и чем заниматься! Я как-то не удивлён, что она пренебрегла компанией тебя, насильника! - от громогласности слов, которые слишком ясно пролетели над притаившейся площадью, полукровке резануло уши, и он поджал (закусил, но не видно) нижнюю губу. В глазах и лицах обывателей, знавших общий хорошо, играли интерес и даже - ах, Безымянный бы их забрал - искреннее веселье. А как же: "Не-княжна и ребята тяни-толкай" - только этой весной, мыльно-приключенческая драма в каждой глуши этой страны!
Всё это очень действовало на нервы обычно спокойному и невозмутимому Моргану. Он не торопился опускать натянутый лук, потому, когда в его звенящее от напряжения полусотни своих и чужих внутренних струн мировосприятие ворвались решительные блюстители закона, притворяться одуваном и ни при чём было поздно.
Мощные львиные лапы выпрыгнули из разошедшейся толпы, затем ещё одна пара. То есть четвёрка.
- Немедленно прекратите и опустите оружие! - выкрикнул один эльф в шлеме с линзами в кожаной маске-забрале. Второй всадник, со снятым головным убором и куда менее серьёзным настроем, предварительно бросив огненный всплох и сведя с мостовой лёд, спрыгнул и усмехнулся:
- Такие громкие заявления и перепалки - редкость в наших краях!
Но тут же его задорный тон сменился холодом:
- Поднимайтесь, - кивнул он Даниэлле, - и пройдите за нами.
Вы арестованы, - не прозвучало, но услышал ослабивший тетиву и отложивший стрелу в руку Мор. Он нагнулся, подхватывая и помогая девушке выпрямиться.
- Извини, - шепнул полуэльф немного подавленно.
Будь ты проклят, Метерленс.
Второй раз в жизни Морган Энгвиш так желал кому-либо добра и радостей. То есть зла и гадостей.

+2

12

На лице молодого князя ни один мускул не дрогнул от громогласного заявления Моргана. А свободная ли она девушка? Я уже понял, как ты лихо умеешь управлять чужим разумом, когда тебе нужно. Я перед ней все карты раскрыл, а вот на счет тебя не уверен. - Все это Каэль собирался выдать полукровке в ответ, но в следующую секунду решил не сотрясать зря воздух. Сейчас в нем закипал адреналин. Хотелось одного - пролить чью-нибудь кровь. И, желательно, чтобы кровь полукровки-псионика была пролита в первую очередь.
Но вот незадача. Снова местная стража. Как же эти служители закона успели откровенно заколебать княжича. Ну почему ни одна стычка с Морганом не может пройти без них? Ну хотя бы разочек? Неужели он так много просит?
- Немедленно прекратите и опустите оружие!
Каэль скрипнул зубами. Он ни на секунду не отрывал взгляда от противника. Огненный всполох - и льда на мостовой как не бывало. Вот на этом спасибо. Хоть какой-то от вас толк.
- Такие громкие заявления и перепалки - редкость в наших краях!
О, поверьте, я бы желал, чтобы так оно и оставалось! Но стечения обстоятельств диктуют свои условия.
После приказа стражи Морган ослабил тетиву и опустил лук. Вот он, тот самый момент! В отличие от Моргана Каэль не собирался вот так легко сдаваться на милость эльфам и терять такую прекрасную возможность для реванша. Еще немного концентрации и в воздухе за спинами полукровки и фалмари начали образовываться две ледяные иглы длинною в метр: каждому по одной за все перенесенные страдания. Каэль при этом не шелохнулся, продолжая настойчиво концентрироваться на магии, это привлекало меньше внимания, чем размахивание руками.
Но если Морган и Даниэль не видели глядящих на них с высоты острых ледяных игл, поблескивающих в лучах солнца, то эльфийская стража тут же начала действовать. Иглы уже были сформированы, оставалось лишь сделать необходимый жест рукой, чтобы отправить их в полет. Каэль занес руку, и тут он краем глаза заметил несущийся в его сторону огненный шар. Еще секунда и шар с силой ударил в Ледяной щит, так предусмотрительно поставленный княжичем ранее. Огонь не пробил щит, но концентрацию сбил. Иглы, до сего момента мирно висящие в воздухе, стремглав метнулись к своим целям. Ох, как бы сейчас ликовал Каэль, наблюдая действие Ярости отчаяния, но, сбив с него щит, стража не собиралась далее мешкать. Каэль тут же ощутил сильный удар в затылок чем-то весьма тяжелым. Не удержав равновесие, он упал на колени. В глазах заплясали искры и в следующее мгновение все вокруг потемнело. Земля предательски ушла из под ног и Каэль завалился на бок, проваливаясь в небытие.

Использовано: Ярость отчаяния
Остаток: 176 МгМ

Шериан, твои кубики в студию :)

+2

13

По просьбе Каэля, кинула дайсы.

на ранение Моргана - 54 (+10), 64 - удача, с легкими ранениями. Каэлю везет. Его заклинание серьезно ранит полукровку, но не убивает, увы. Отвлекшись на попытку мести, ламар пропускает магически удар от стражников.
на ранение Даниэль - 2 (+10), 12 - неудача, тяжелые травмы. Добавочные баллы Каэля совершенно не спасают, зато Даниэль, впервые, крупно везет. Её не задевает заклинание. Ни то, что было направлено на неё, ни то, что было направлено на полукровку. Каэль получает сокрушительный удар и выбывает из сражения.

+2

14

Даниэль не могла похвастаться тем, что отлично знает полукровку. Они не так давно знакомы и не успели хорошо сдружиться и понять друг друга. За время, проведенное в бегах, успели обменяться некоторыми взглядами на жизнь и познаниями, но это общую характеристику не складывает. Каэля она знала намного лучше и его поступки и действия не были для нее покрыты тайной, как в случае с Морганом, и к нему вопросов, по-хорошему, было намного больше. С Мэтерленсом все понятно и ясно, чем не скажешь о нём. Вопреки этому Ланкре была уверена (!) в том, что он не навредит сыну князи и, если виной тому будет не здравый смысл, то что-то другое.
- Ты не сможешь вечно защищать меня от него… - это знали оба, а значит, или он убьет его сейчас и тогда все закончится в истории с сыном князя, или же бегство продолжится и когда-нибудь кто-то одержит верх, и возможно, что это будет «плохой парень».
«Кто из них еще плохой, это стоило бы выяснить». Морган ее защищал и вреда причинил намного меньше, чем это сделал ламар. «Вообще не причинил, если не брать во внимание тайны». Ему она все равно доверяла больше.
Рыжая вздрогнула, услышав вторую реплику, адресованную Каэлю, и отпустила штанину полукровки. Неприятно. Вот что вспоминать действительно не хотелось и, на какую-то секунду, девушка обрадовалась тому, что все может закончиться прямо сейчас. Это не избавит ее от воспоминаний и прошлого, которое навсегда останется с ней, но показалось, что это подарит ей небольшое, но облегчение.
Обстановка накалилась. Тетива опасно натянулась, но стрела не слетела, в разборки вмешались. Даниэль стало совестно за свои мысли и надежды на то, что конфликт закончится смертью одного из двоих (с явным намеком на одного конкретного ламара). Она не была настолько жестокой, так ей казалось.
- Я… - Огонек запнулась, когда Морган наклонился к ней, чтобы помочь, - сама… - но дополнила уже поздно, очутившись в руках помощи. – Спасибо, - неловко поблагодарила и отвлеклась на его настроение. - Всё хорошо, - фалмари улыбнулась полукровке, поднявшись.
Стража должна была стать для них проблемой номер один, но какой там. Еще ничего не закончилось. Девушка почувствовала легкий толчок. Не успела толком стать на ноги, как почти снова грохнулась на мостовую. Устояла, но легче от этого не стало.
- Мо… Морган… - Ланкре широко распахнутыми глазами смотрела на то, как заклинание Мэтерленса «прошивает» парня. Она знала это заклинание, знала, как оно действует и чем это чревато для него. И она все упустила. оказалась вне опасности, но заплатила за это его состоянием. «Это я виновата…» Она не должна была останавливать его, когда он хотел выстрелить в ламара. Он должен был это сделать, и тогда бы ничего не произошло (дальнейшая судьба молодого князя её теперь не волновала). Когда ступор прошел, она подскочила к парню и постаралась его придержать, чтобы смягчить падение, и он оказался хотя бы головой у нее на коленях. – Целителя! – крикнула, но не смогла оторвать взгляда от раненного полукровки. Близки или нет, но в этот момент она поняла, что тайны и недомолвки это какая-то мелочь, а все ее обиды на него – детские. – Прости, - тихо прошептала, обращаясь только к нему. В глазах застыли слезы, руки дрожали, пытаясь как-то придержать его. Она не могла прибегнуть к магии, боялась, что не сможет вынуть иглу из его тела, не причинив большего вреда. Здесь нужен тот, кто больше в этом соображает, если она действительно хочет, чтобы он жил, а она это хочет.
- Что стали? Разошлись все! – рявкнул всадник, хмуро смотря на собравшихся. – Этого, - он кивнул на ламара. – В темницу, а потом приведете ко мне в допросную, когда оклемается. Этих, - кивнул на оставшихся виновников. – Туда же. И приведите парню целителя. Живо!
Двое подхватили Каэля под руки и потянули в неизвестном направлении, выполняя приказ. Кто-то из толпы быстро ринулся в другую часть городка, видимо, за подмогой. Даниэль и Моргана трогать не торопились – понимали, что оба им ничего не расскажут, поэтому командующему осталось скрипнуть зубами и подождать. Из толпы снова показался мальчишка, а следом за ним быстрым шагом подошел крупный мужчина. Он посмотрел на командующего, получил кивок с направлением и сел напротив Даниэль с другого бока от полукровки. Резонно было бы попросить девушку убраться, но осмотреть полученную рану он смог и без этого.
- Отнесите его в мою лавку. Здесь я ему ничем помочь не смогу.
Просьба выполнилась максимально быстро. Все происходящее оставалось для Даниэль в тумане. Она не почувствовала, как руки стражников пытаются оттянуть ее и поднимают на ноги, заставляя идти следом за ними. Мужчины закрыли телами полукровку, а потом небольшой шеренгой отправились в какому-то дому, где она оказалась вместе с эльфами.

Главнокомандующий потер переносицу. Час его жизни был бесследно потрачен на обмен взглядами с девушкой и ситуацию не прояснил совершенно. Допросный дом переместился в лавку целителя, где последний боролся за жизнь полукровки, запершись в соседней комнате. Даниэль с эльфом оказались в смежной. Два стражника стояли возле двери, охраняя раненного, вторые двое на выходе из лавки, чтобы не дать девушке сбежать. Помещение не было предназначено для допросов и его не вышло. Фалмари сидела напротив него на стуле и молчала, неотрывно смотря в сторону двери. После того, как ее притащили сюда, она не обмолвилась и словом. Все это понятно. Она переживала за полукровку и о разговоре никакой речи идти не могло.
- Мне кажется, от трупа я бы добился больше информации, - заключил он, сложив руки на спинке стула, на котором сидел. – Эй! Что там с мальчишкой? Живой?
- Не имеем ни малейшего понятия.
- Так узнайте, - рявкнул ушастый и нахмурился, оценивающе смотря на девушку. Картина не менялась. – Отдайте ее полукровке. пусть там сидит. Толку от нее никакого.
- А со вторым что делать?
- Вторым?
- В себя пришел полчаса назад.
- И ты молчал?!
- Вы не спрашивали… - проблеял эльф.
- Сюда тяни, - главнокомандующий скрипнул зубами от злости. – И задницей шевели!
- Есть!
Он битый час пытается допросить девушку, когда мог смаковать победу, вытряхивая все из ламара. Мужчина был зол и решил согнать свое плохое настроение на первом попавшемся.
- Почему девчонка еще здесь? Я же сказал отправить ее!!
- Да… Сейчас…
- Быстро!
Даниэль снова взяли под белые ручки и переплавили из одной комнаты в другую.

+2

15

Публика неистовствовала.
Всё происходящее напоминало в грубых или утончённых чертах бесчисленное количество историй до их рождения, за которыми последует столь же несчётная вереница после, но, как и в первый раз, зрители были захвачены. Кульминация! Взрыв! Катарсис! Поднимавший девушку под восторженно-испуганные вздохи и ахи эмпат уловил решительное намеренье Метерленса, но было уже поздно, и тело чувствовалось, будто не его, точнее - самое неживое из всех вокруг. Как из глины. Только из глины не сочится кровь.
Боль пришла не сразу. Только успевший оттолкнуть с полёта шипа Даниэллу полукровка ещё с изумлением посмотрел на качнувшуюся ближе к лицу мостовую и неверяще потрогал край раны, где лёд медленно стаивал, смешивая с холодной водой кровь. Мор не мог нагнуться, чтобы вынуть из себя насквозь пробившую его иглу, и не мог разогнуться. И тут он понял: он слышал только собственное сердце в ушах, а окружение, и даже ауры, как будто замолчали, заглушенные, будто мешком или подушкой. Нутро холодило, и от этого всё прошло очень медленно, но, едва парень об этом подумал, оглушение от удава прошло и состоянию явилось название.
Боль.
Голова закружилась оттого, что дыхание потерялось где-то на полувдохе на все те секунды, что потребовались для осознания происходящего. У него таяли силы, чтобы стоять, но левая рука ещё судорожно сжимала лук с четырьмя предназначавшимися Метерленсу стрелами. Какой дурак же, а, убеждённый миротворец? Нужно было стрелять, пока стрелялось. Одной бы точно попал.
Колени подогнулись, и в то же время, неловко пытаясь выровнять равновесие, Мор попытался переставить ногу и упал вправо. Стукнуться бы ему лбом или виском, но рядом оказалась его спутница и вместо грязи с пылью на камне рейнджер поцеловался с коленкой под юбкой. Уже чувствуя, что происходит что-то важное, изо всех сил пытаясь ответить, но никак не находя голоса.
Этот страх бы ему польстил, только на момент самому сделалось безумно страшно. Смерти любой головорез говорит "не сегодня", но однажды она не соглашается. Пальцем выше и под углом, чтобы обогнуть колчан - пробило бы лёгкое а, может, и сердце, и тогда вряд ли какой-либо целитель - какие вообще они водятся в небольших городках, кроме средних? - смог бы спасти. А с пробитым боком и треснутым ребром - что, не выживают?
От иных царапин не выживают.
- Дан, я... - упираясь рукой в перчатке в камень и пытаясь подняться, начал Мор, но тут его самого уже, неслышного во всеобщем крике, подхватили, как щенка, за шкирку и под руки, избегая касаться рёбер и давать одежде шевелить шип. Чем больше стаивал он внутри, тем бодрее текли струйки с кровью, и, о-боги-боги-боги-боги, свою долю острейшей боли парень получил, всё ещё вяло пытаясь перебирать ногами. Лук и стрелы у него их рук выдрали, но чувствовать себя беспомощным и слабым больше, под бесконечным воплем собственного тела о невозможности терпеть такое издевательство ещё хоть сколько-нибудь долго, было невозможно. Собрав в горсть свою волю и ту часть сознания, что, пусть и затопленная болью, хоть как-то соображала, он метнул всё не Даниэль, чтобы не быть запертым в острых ощущениях. Про неприятные речь не шла - девушка разволновалась и перепугалась так, что у неё наступило онемение, и, опять же, тревога её возвращалась к герою дня с дырой в боку. На пороге, когда Мор тихо взвыл - ледяной шип переломился с стал торчать иными углами, царапая нутро, его немного подержали, вынули дрянь, и ещё более спешно потащили. Ноги уже не работали.
- На-ка, глотни, - ещё на пороге деловито ткнул под нос слабо понимающего происходящее полукровки и заставили запрокинуть голову так, чтобы не подавился. Ну, почти. Развернув  в четыре руки рейнджера из плаща, куртки, дублета и рубашки, стражи положили на рабочий стол, с которого лекарь спешно убрал все аппараты, мешки и склянки, существо равномерно бледно-зелёного цвета с пустыми закрывающимися глазами. В просвет между досками, пока хозяин лавки прощупывал рану спереди, угрюмо засочились капли из дыры со спины.
- Ишь, какой послушный, - бормотал мужчина, глядя, как полукровка лишь слабо дёргается и сквозь сжатые зубы шипит от боли. - Ребят, придержите его вот сейчас.
И началось самое интересное: прежде чем сращивать ткани, из раны собирали кровь и соки. Терпеливость не помогла: Морган выл от боли и метался до потери сознания - выпитая настойка схлопнула его, стоило сердцу уйти на неположенный бешеный стук.

Мир представал совершенно другими красками перед постепенно приходившим в себя эмпатом. Он не видел и не слышал ничего конкретного, но присутствие в форме некой массы в воздухе вокруг - ощущалось определённо. Боль в животе и спине - целитель шептал одному стражу, чтобы тот приподнимал его, чтобы пропустить полосу повязки - не прошла и была всё такой же сильной, но уже не резала насквозь.
- Прости, парень, заживить внутренности мне магии только и хватило, - тихо сказал, видя немного более осмысленный взгляд из-под прикрытых век, эльф. Нет, не эльф. И не полукровка, и не квартерон. Эльфинит, человек. - Так что придётся тебе самому, лечиться. Стежки чистые, не загноятся, как, вижу, у тебя на лице.
Мор почти не слушал. Он опять пытался убежать, найдя знакомое присутствие девушки за стенкой. И всё опять замыкалось на беспокойстве, для которого у него не было сил.
- Вот так.
- Перенести на скамью?
- Оставьте. Подушки хватит, пока. Ведите девицу.

Отделившиеся от общего котла эльфы и люди в доме стали не хаотически, но очень резво перемещаться. Оставленный тёплыми руками на столе полукровка зябко поёжился, хотя в доме было довольно тепло. Прикрытые глаза со слипшимися от соли уголками встретили Даниэль пустым взглядом, моргнули и тут же скользнули на потолок. В комнате, один - привалившись спиной к стене, рядом с дверным косяком, другой - облюбовав стул, на спинке которого висели раненного вещи, всё ещё оставались лишние существа.
- Командир вернётся, - сказал один, закрыв дверь, будто слыша мысли эмпата. Невероятное событие для того, кто гордо прожил невидимкой почти двадцать пять лет! - Не расслабляйтесь и подумайте хорошенько, что ему рассказать.
Морган дёрнул пересохшими губами и поёжился.

А между тем всадник, долетев и спешившись вновь у бокового входа в здание управы, где заседали блюстители закона и держали нарушителей, терял терпение. Зачастившие неприятности с фалмарильцами были похожи на подстрекательство со стороны вечно неспокойных соседей.
- Где он там, красавец? - скривив гримасу, спросил эльф у дежурного. У них не было как таковой тюрьмы. Лейарис - городок небольшой, а тех, кому сидеть, отправляли либо в грифонью крепость, либо в столицу, либо в долину в горах - от рудников недалеко.
- Ты! - ещё только входя в узкий проход между окованными и зачарованными клетьми и стеной, громко сказал ламару всадник. - Расскажешь мне абсолютно всё, что рассказывал таможне где бы ты ни высадился в нашей стране, и особенно - что за дела у тебя с теми ребятами. К нам из столицы пришла увлекательная повесть о непойми каких ламарах, и тоже там были девицы.
Эльф крутанулся на пятке и остановился, скрестив руки на груди, перед фалмарильцем, на чьей холёной породистой физиономии цвели синим и красным ушиб и лёгкий ожог.
- Чем больше скажешь - тем скорее выйдешь. В руки послов, конечно.

Отредактировано Морган (2014-07-15 13:59:55)

+2

16

В непроглядной темноте мелькали размытые образы. Каэль не мог их разглядеть, но, от чего-то, они сеяли тревогу, злость и ненависть в его сердце. Однако вскоре образы стали тускнеть и рассеиваться, а им на смену пришла нудящая боль. Только спустя мгновение Каэль смог понять, что эта боль была в его голове. С этим умозаключением к нему начало возвращаться и сознание. Оно с трудом продиралось через цепкие путы сна, явившимся причиной сильного удара. Тьма постепенно расступилась. Сомкнутые веки дрогнули и Каэль приоткрыл глаза. Взору тут же предстал серый каменный потолок. Переведя взгляд княжич увидел небольшое зарешеченное окно, расположенное почти под потолком, чтобы до него было трудно дотянуться. Сквозь его толстые прутья солнце щедро освещало небольшое помещение, в котором, кроме окна, была лишь решетка вместо двери. И скамья, на которой, кстати, и лежал молодой князь. Как он это понял? Да очень просто. Стоило ему сделать движение, как к головной боли прибавилась еще и боль в спине. Поверхность, на которой он лежал, была настолько прямой, что даже мышцы затекли, при этом рука свободно свисала и касалась холодного пола.
Кое-как собрав всю солю в кулак, он смог сесть, еле слышно постанывая, потому что расшибленной голове явно не нравилась смена положения. Каэль ухватился за голову и ощутил пальцами скомканные волосы, слипшиеся от запекшейся крови. Хорошо же его приложили. Кракен в задницу этим остроухим. Лезут, куда не просят. К нему кто-то заглянул, видимо для того, чтобы удостовериться, что заключенный пришел в себя, после чего Каэля снова оставили одного. И хорошо. Голова болела так, что не хотелось никого видеть и, тем более, слышать. Когда же боль немного притупилась, он попытался подняться, но потом вновь вернул свое бренное тело на скамью, когда его качнуло в сторону от резкого движения. Сейчас бы выпить.
Следующие полчаса княжича съедало любопытство. Ему жутко хотелось узнать, что стало с теми двумя, где они сейчас находились и достигли ли цели его ледяные иглы. Интересно, сколько мне здесь еще сидеть?..
- Где он там, красавец? - Услышал Каэль из коридора. Речь явно шла про него. Наконец-то.
- Ты! - С ходу начал эльф, - Расскажешь мне абсолютно всё, что рассказывал таможне где бы ты ни высадился в нашей стране, и особенно - что за дела у тебя с теми ребятами. К нам из столицы пришла увлекательная повесть о не пойми каких ламарах, и тоже там были девицы. Чем больше скажешь - тем скорее выйдешь. В руки послов, конечно.
Каэль даже с места не двинулся. Он чуть склонил голову, разглядывая эльфа с прищуром и презрением.
- Тыкать своим подчиненным будешь, эльф. - Процедил сквозь зубы Каэль. Он поднялся и сделал несколько осторожных шагов по направлению к офицеру. - Перед тобой сын князя ламаров. Ты и так уже превысил свои полномочия, причинив мне вред, так что не советую усугублять положение. Выпусти меня сейчас же.
Офицер нахмурился.
- Я, кажется, уже сказал, что выпущу только после того, как Вы, Ваше Высочество, не сообщите мне всю необходимую информацию.
- Вас это никоим образом не касается.
- Но Ваши разборки происходят на моей земле. - Офицер сделал ударение на слове "моей", намекая, что без его разрешения княжич и шагу не ступит из этой клетки.
Каэль пристально посмотрел в глаза стража закона.
- Сначала сообщи, что стало с теми двумя.
- Они в доме лекаря. С девушкой все в порядке, а вот парню досталось - его Ваша сосулька насквозь прошила.
Ах, как жаль, что Дан осталась невредима. Да и Морган легко отделался, учитывая, что он сейчас под присмотром лекаря.
- Теперь Ваша очередь. - Поторопил офицер.
- Верно. - Каэль не мог скрыть легкой ухмылки, новость о ранении полукровки все же не могла не радовать. Жаль, конечно, что не на смерть, но хоть что-то. - Та девушка, Даниэлла, моя невеста, но она решила предать меня, сбежав с этим полукровкой Морганом.
- И Вы пытались убить собственную невесту? - Искренне удивился эльф. Ну и нравы у этих ламаров!
- А как бы ты поступил с предателями?
Офицер замолчал, все еще хмуро глядя на княжича.
- Приведите меня к тому лекарю. Заодно и меня подлатает. Вы же не хотите, чтобы я попал к послам в таком виде после ваших усилий?
Что-то прикинув, офицер приказал отворить клетку.
- Руки. - Потребовал он.
- Что? - Каэль не мог поверить, что его, будущего князя Фалмарила, собираются вести связанным.
- Вы меня прекрасно поняли, Ваше Высочество. Это всего лишь меры предосторожности.
Каэль, оценив количество находившихся здесь эльфов, протянул вперед руки. Их тут же обвязали веревкой, прочно затянув узел.
- Прошу, Ваше Высочество, - уже с ехидцей произнес офицер, - Только после Вас.
Молодой князь стиснул зубы и молча пошел вперед, ведомый офицером и еще двумя стражами порядка.

Отредактировано Каэль (2014-07-17 11:50:19)

+2

17

Даниэль ничего не слышала, уши как заложило, и это счастье, что ее мозг так сработал – защитил ее от ужасных воспоминаний. Она не слышала крика и воя раненного парня, а могла его запомнить и мучиться еще сильнее. Полукровка казался ей рыбой, выброшенной из воды, которая бесполезно открывает рот, но не может дышать из-за воздуха. Этот мир не ей и она здесь лишняя. Мостовую до самого дома лекаря окропило кровью. В доме ситуация не изменилась – пятна были и здесь. Фалмари их заметила, когда немного пришла в себя после толчка в спину. Её впихнули в комнату, но не объяснили, что она должна делать и зачем она здесь.
В помещении были другие эльфы, но никто из них не пытался провести очередной допрос, который снова оставит их ни с чем. Ее не трогали, не пытались усадить или пропихнуть с прохода, дали делать, что она хочет. Опустила взгляд и пожалела об этом. Лекарь возился с полукровкой, а другие не додумались убрать следы крови на полу. Фалмари отшатнулась, тошнотворный ком подступил к горлу, и она очнулась, вспомнив, где она находится и почему.
- Морган…
Нерешительно подняла взгляд, боясь, что все ее страхи оправдаются и этот страх овладел ей, дергая за незримые нити свою новообретенную куклу. Парень был здесь, лежал на столе недалеко от нее. Живой… Раненный, но живой.
Искренне захотелось разреветься, как маленькому ребенку, который узнает, что любимый отец вынужден уйти на фронт и уже вряд ли вернется. Вцепиться в него хрупкими руками и постараться удержать, до последнего надеясь на то, что он останется. Но она сделала сбитый вдох и постаралась успокоиться. Он жив, и все плохое осталось позади, если не считать дыру, оставленную после заклинания Мэтерленса. «Жив» Повторила, чтобы успокоить себя и немного приободрить.
Нашла в себе силы отойти от двери и сделать шаг. Ноги были ватными и плохо слушались, руки продолжали дрожать, но она старалась заставить себя успокоиться и взять в руки. Буря должна остаться внутри. Девушка подошла ближе и остановилась рядом с полукровкой. Смелости не хватало, но она должна была что-то сказать или сделать.
- Привет, - она улыбнулась. Вымученно, растерянно. В глазах остался страх, который ей не удалось скрыть, как и дрожь в руках. Зря она протянула к нему руку. Заметила оплошность, и стало неловко, но коснулась его лица, задевая лоб, висок и щеку. «Как глупо…»
Захотелось наклониться и коснуться его лба своим, замереть и прочувствовать всем своим нутром, что он жив. Почувствовать тепло, дыхание, услать биение сердца и голос, но все ограничилось банальным приветствием вместо заботливо-вежливого интереса к его состоянию.
Облегчение и радость были, но за всем остальным их стало сложно рассмотреть. Так и подмывало сказать: «Всё будет хорошо. Ты мне веришь?». «Потому что я себе - нет», но она продолжала молчать. Слова застряли в горле. Ланкре закусила губу, смотря на полукровку. Чувство вины никуда не делось. Оно давило бы еще сильнее, если бы парень погиб, но сравнивать было не с чем. Аккуратно вытерла солевые дорожки, наклонилась, чтобы коснуться губами уголка глаз, затем почти невесомо побледневших и сухих губ. Эмоции, которые она пыталась сдержать, должны были куда-то уйти. Глубокий вдох и с теплом пришло облегчение, теперь она его прочувствовала вместе с радостью. Вина осталась такой же, но меркла на их фоне.
Девушка выпрямилась и убрала руку от лица лучника.
- Хочешь воды?

Отредактировано Даниэль (2014-07-17 16:37:46)

+2

18

Один юный гений прозы, сын рыцаря, который прославился своими опусами в возрасте позорных восьми лет, очень любил писать в своих ранних шедеврах сцены вроде: "...и злой валшебник хахача пранзил иво сваим мечом и три раза пиривирнул". Что характерно, безграмотный талант, с которым Мору довелось знаться лично, ведь мать работала в Остебене, зрел в суть: он без ошибки писал слово "меч" и с детства понимал, как обречь им противника на верную смерть ярко и пафосно. То, что "тихо и без грязи" - нож в спину между рёбер, а "страшно и показательно" - в брюхо, сам эмпат выучил уже позже.
Каэль был так близко к запланированному. Вздумай он поймать момент не в Лейарисе, во время задержания, а при побеге с корабля или из той же деревни охотников, Морган отправился бы в мир теней вслед за любимой матушкой. Без шансов. Осознание, слабо кольнувшее заглушенный обезболивающим и слабостью от исцеления разум, было как холодный душ по обмороженным ногам: неприятно, но уже почти без разницы. Почти. Почти.

Эльфы занимались своими делами. Дружинники тихо входили, выходили, лекарь разбирал завал своего добра, прежде покоившийся на столе, а взятые под стражу нарушители спокойствия - сами по себе. А куда они убегут? У них, вон, раны, и вещи из рук отобраны. Во всём смазанном шуме и обычных ощущений, и эмоциональных аур, Мор хорошо различал только привычную, подёрнутую тревогой доселе не представлявшейся ему силы.
Говорят, что приятно, когда о тебе беспокоятся. Эгоисты говорят, или самовлюблённые лицемеры, прикидывающиеся альтруистичными ради нематериальных наград - восторгов, похвалы... Эмпатия, впрочем, просто заворачивала этот эгоизм лишним витком. Морган ощущал боль физическую, а близость взволнованной Даниэллы добавляла к ней и тяжесть в сердце. Как же не так пошла их сегодняшняя прогулка. Он только хотел предложить девушке варианты. а теперь, в лучшем случае, будет отлёживаться неделю, если эльфы даже решат их, как послушных, не запирать. Его собственная магическая энергия щекотала в краях стянутой плоти, вытесняя чуждую, как велела ей тёмная кровь, либо же откликаясь на суету снаружи. Сильно хотелось подняться, хотя бы на локтях, а не мотать нечёсаной головой по жёсткому дереву, но тело просто отказывалось подчиняться после такого количества издевательств за день. Пытаясь понять, что же делать, Мор поднял веки и встретил девушку такой же вымученной улыбкой, с какой приветствовала его - виделись же - она.
Ответ пришёл неожиданно.
- Я в порядке, - спешно соврал полукровка, почувствовав прикосновение к щеке и тоже неосознанно потянувшись пальцами к запястью фалмари. Он терпеть ложь не мог, но иная иной раз представлялась спасительной. Теперь, сейчас, когда слишком сильный контакт. Он направил в звуки из сухого горла и пальцы слабо слушающейся руки силу. - Не беспокойся. Ничего страшного...
...не произошло.
Чуть было.

Целитель резко опустил на полку склянку, прерывая довольно... нежный момент, и обернулся, за ним чуть было не слетели с оружием наголо со своих мест стражи.
- Почему ты не дал зелье? - обратился один к эльфиниту на их родном языке. Даниэлла вряд ли разбирала и половину слов, и названия блокирующего ману зелья не прозвучало.
- Посмотри на них. Они не опасны, - пожал плечами лекарь. Похоже, его тоже не вдохновлял наплыв народа в лавке, он знал, что преуменьшает. Даже обездвиженный псионик опасен.
Даниэлле стало легче. Ему стало легче. Мор даже спокойно коснулся тыльной стороной ладони собственного лба, вливая магический приказ уже в себя.
- Да... Воды - было бы неплохо, - сипло отозвался он, прежде чем попробовать подняться ещё раз.
Поразительно, на сколь многое способны смертные существа, если снять установленные природой блоки. Он сел, морщась от боли, и спереди на повязке проступила такая же багряная полоса, как от свежего шва сзади. Но он сидел, и его не надо было поить, как бессознательного. Вряд ли девушка, если она не работала подмастерьем у травников и лекарей, имела понятие, как это делать. В мирное время и в мирных землях такие навыки не нужны. Не предполагаемым потерянным княжеским дочкам.
За ними наблюдали дружинники. Снаружи лавки беспокойный консилиум тоже не радовал - среди неизвестных аур объявился проклятый Метерленс, и как будто бы чем-то довольный. У Моргана не было сил ни хмуриться, ни злиться, но его предчувствие портилось. Хозяина лавки позвали из-за двери, на эльфийском, опять. Каэль был за стеной. Полукровка проглотил ком и обратился к девушке:
- Очень жаль, что всё выходит так. Я хотел предложить тебе, кроме телепорта, либо направиться к Ауреллону, и добраться до Фалмарила морем, либо предложить пойти через горы в топи, как шёл старик, - он облизнул губы и словил себя на том, что взглядом неминуемо сбегает в небольшое окно, где вертела головой улетевшая при появлении грифонов пустельга. - Если нас даже согласятся отпустить, а Метерленса задержат, путь сможешь продолжить ты только с караваном.
Одна. Пока он отлёживался бы неделю, или две, или на сколько там хватало денег, часть которых девушка по убеждению - он не сомневался - оставила бы. А после? После он не знал.

В то же время за стеной к чему-то пришедшие всадники и местные стражи, что-то порешав в спорах на улице, набились в торговое помещение и наблюдали, как исцеляют ламарского князька. Пропитанные урценом путы не должны были дать его магии хода, пока их не ослабить. Да даже если бы мог княжич прорвать их - столкнулся бы с пятком наставленных уже ему в грудь и живот копий.
Командир дружины тёр виски рядом с поцеловавшим фаерболом рыболюда хозяином грифона и тихо перешептывался. Всё сходилось идеально, да и сроки совпадали неплохо, если считать, что трио балагуров носилось по весям. История с высланным фалмарильским кораблём сильно отгремела над спокойными землями.
- Мы не будем ожидать одобрения из столицы, - покачал головой командир. - Ещё содержать? Нет. Позовём Мирану, откроет телепорт, а мы составим и отошлём рапорт. Никому не нужны конфликты, если это действительно князь.
- С другой стороны, столица может быть другого мнения. Это же чистое оскорбление! - рыкнул всадник, но, поймав взгляд целителя, замолчал.
- Или провокация.
- Твоя правда. Зовите Мирану. И этих... тоже ведите.

Моргана и Даниэль вывели из подсобного помещения, как будто они были парочкой безнадёжных забулдыг - медленно, крепко придерживая за плечи. Оба растрёпанные, а полукровка - ещё похожий на, по чисто некромантской моде, на свежезахороненный, а потом в спешном порядке поднятый труп, они едва ли были готовы к очной ставке, когда их усадили на скамью напротив Каэля, но всадника это не смущало. Он чувствовал себя в праве, в правде, и его не устраивало, что, даже если история с чуть не убитой невестой ни коим боком не касалась интересов короны, она творилась на его территории. Пора уже и честь знать.
- Прежде чем каждая сторона расскажет мне без беспочвенных воплей "ложь!" свою версию этого бардака и причины, по которым я должен любого из вас отпустить, - начал он на общем языке, - я хочу предупредить, что каждый из вас уже заработал себе изгнание из земель Гвиндерила. Особенно это должно беспокоить Вас, Ваше Высочество, - не без доли яда добавил всадник грифона, сложив руки на груди. - С момента передачи местного решения в Эденвел, ваши имена будут разнесены по всем таможенным чёрным спискам, а обнаруженное пребывания в землях Её Королевского Величества - незаконным и караться многолетним заключением либо казнью.
Вот так вот. Доигрались, колобки.
- Обжаловать это решение можно только через посольство в Фалмариле, но я бы не рассчитывал на скорое прощение, так как корабль в столице и похищение девицы, - эльф резко повернул голову к Моргану, - как бы тебя на самом деле ни звали, выродок некромантский, - и тон, и слова рассерженного элитного солдата были не легче пощёчин, но у раненного эмпата едва хватало сил, чтобы сидеть прямо, - были серьёзным пренебрежением радушием нашей королевы.
Мор выдохнул, устало моргнув. Он уже знал, что скажет под конец всадник, но понимал, что совершенно не может предложить никакого внятного рассказа - не теперь - и сделал вялый жест рукой, мол, пас.

Использовано: Дар убеждения х2 - на Даниэль и на себя. Остаток - 122 МгМ.
офф: простите за сухомятку ещё раз. Я исписался.

+2

19

Плюхнувшись своей венценосной задницей на скамью, Каэль был уверен в том, что всё закончится быстро и в его пользу. Надавить на своё положение не вышло, но навряд ли королева захочет проблем со своими соседями и предпочтет избавиться от нежеланных гостей, отправив их по домам. То, что вход в земли эльфов будет ему запрещен, ламар это понимал. Но и тебе, моя милая, никуда не деться. Он довольно ухмыльнулся, смотря на показавшуюся в помещении невесту. Ей нельзя возвращаться в Фалмарил, нельзя оставаться в Гвиндериле со своим… другом, а климат других стран ей не подходит. О-о… Он упивался этим. Плевать, что отношения с эльфами испорчены, кое-что от этого он всё же выиграл.
Он чувствовал себя королём положения, пока в комнате не показался полукровка. Расслажленный мужчина напрягся всем телом. Желваки выдавали его настроение, а взгляд… взгляд неотрывно следил за Морганом. Он надеялся, что убил его, но эти мракобесовы святоши подлатали его, а лучше бы дали сдохнуть. Я не промазал, но и не выиграл. Захотелось зарычать от досады, подскочить с места, накинуть веревку на его шею и душить, наслаждаясь музыкой из хрипов, но нельзя. Слишком много свидетелей, которые могут ему помешать. А я уверен в том, что они помешают.
Ламар постарался взять себя в руки и с непринуждённым видом выслушать речи эльфа, обращённый к троице. Выждал время и, получив возможность говорить, встрял первым, но как-то аккуратно, словно был готов дать возможность выговорить сначала сладкой парочке, но так уж вышло, что инициатива перепала именно ему.
- Этот… ублюдок… достопочтенный… жаль, что не сдохший… мужчина… а мужчина ли? выкрал мою невесту, - Каэль старался говорить как можно спокойнее, сдерживая свои импульсивные порывы высказаться грязно, не сдерживая эмоций. Физиономия Моргана его раздражала. Бледная, мертвенная и оттого ещё больше отвратительная. Ламар сожалел о том, что не прикончил его раньше, когда была такая возможность. Надо было сделать это сразу, когда я только догнал их в деревне.
Живя по определённым принципам. «Нет – не существует и означает «тихое да»». Молодой князь привык добиваться своего. С девчонкой не сложилось. Безродная девка решила ему перечить, а тут ещё этот бравый рыцарь объявился, решив померяться с ним, с будущим князем Фалмарила. Ха! И что сделала эта дрянь? Решила поскакать от него, как горная коза, по лесам и горам, сбивая ноги, руки и отбивая остатки своих мозгов, когда могла отправиться вместе с ним на родину, жить во дворце, как княгиня, получить красавца-мужа, драгоценности и шелка. Этого мало? Любовь ей подавай. Нежность. Романтику.Тошнит.
Мужчина провёл языком по передним верхних зубам, испытывая жгучее желание сплюнуть на пол. Он давал ей всё, о чём можно было мечтать простой девчонке, без рода и племени. Кому бы она нужна была? Обрюхатил бы её кто-то из прислуги, родила бы себе отброса и воспитывала бы его сама, жуя заплесневевшую корку хлеба. А могла периодически ублажать его, скрашивать его жизнь, теша отца внуком и терпеть общество всех его женщин, которых он, непременно, водил бы в свои покои, чтобы скрасить свой досуг и неопытность новоиспечённой женушки. Но нет. Ей захотелось познавать мир с этим грязнокровкой.Фармарильская сука…
- Я надеялся вернуть её домой, что должен был сделать ещё несколько месяцев назад до назначенной даты свадьбы, но вынужден был пытаться угнаться за ним. Разговоры ни к чему путному не привели, как видите, - он демонстративно показал свои связанные руки и слабо улыбнулся. – Я буду Вам весьма признателен, если мы с моей милой сможем отправиться домой без него. И уверяю Вас, мне больше незачем находиться в землях Её Величества и тревожить её покой разборками из-за дамы сердца, - ему бы так сладко петь в другом месте, но Метерленс сомневался в том, что ему позволят уйти вместе с Даниэль. Неизвестно, что эта девчонка успела им рассказать обо мне. А возвращаться без неё… Он представил себе реакцию отца. Лишать трона из-за женщины? Увольте. Он лучше убьёт этих двоих и обставит это, со всей трагичностью отыгрывая скоропостижную кончину возлюбленной невесты, чем позволит им уйти вдвоём. Её я ещё отпущу, но ты можешь и не надеяться, сын дохлого щенка.
Мальчишка насолил ему и слишком сильно. Каэль хотел упиться его кровью, насладиться муками до последнего вздоха. Пытать его и измываться, пока не устанет, а потом распорядиться и послать его пытать лучшего «мясника» Рейлана, наблюдать за мучениями, попивая дорогое вино с выдержкой, поглаживать бедро чертовски соблазнительной девицы и наслаждаться, пока и глаза не устанут смотреть на это. Если мальчишка умрёт в процессе – он найдёт лучшего некроманта, чтобы воскресить его, а потом продолжит издеваться над ним, не позволяя отправиться на тот свет. И пусть эта сука смотрит на своего героя.
[AVA]http://sa.uploads.ru/9cIj0.jpg[/AVA]

0

20

«В порядке…» криво и неохотно усмехнулась Ланкре. Он мог умереть сегодня из-за того, что она влезла в мужские разборки, не желая смерти, а могла посидеть на земле и дать Моргану прекрасную возможность избавить их от Метерленса раз и навсегда, но не подумала о том, что спасение князя может дорого обойтись – здравием и жизнью полукровки. Им повезло, что заклинание не убило его сразу, что эльфы не бросили его умирать, а подлатали. Могли же не тратить время и силы на них. Отправить её домой вместе с Каэлем, узнав, что он будущий князь Фалмарила, а проблем с властями и соседями никто не хотел. Шумиха отложит отпечаток и на тех, и на других, а кому это надо?
Совесть-совесть-совесть. Не планировала идти к неизвестному Ордену, но теперь просто обязана это сделать, потому что он спас её, потому что он пострадал, потому что он мог умереть из-за её эгоизма. «И зачем он меня вообще послушал? Сделал бы так, как считал нужным. И не было бы всего этого». Внутри боролись чувства, среди них Даниэль слабо улавливала оттенки привязанности, беспокойства, сожаления, страха или сокрытых желаний, которые до этого нигде не вылезали. Экстренная ситуация перевернула мир с ног на голову, устроила кавардак и в жизни и в голове девушки. Больше всего хотелось найти лишнюю возможность прочувствовать его присутствие и убедить в себя в том, что он жив и ей это не кажется.
Лёгкое прикосновение к запястью, не отдёрнула руку и попала во власть чар. Стало спокойнее. Огонёк не заметила подвоха. Ответы на прикосновения вялые, но они были. Уверенна в том, что физический контакт её успокоит, она приняла это, как ожидаемый эффект его действий. Улыбнулась. Взгляд стал мягче, веки немного опустились, появилось тепло в глазах. Все «если» и «а могло быть» исчезли, оставив лёгкость и спокойствие. Нужно жить тем, что они имеют сейчас, а не вероятностями, которые так и не смогли стать реальностью, покину пределы её сознания. Он жив и пойдёт на поправку, а это уже повод успокоиться, не грузить его своими переживаниями и радоваться, что со временем он пойдёт на поправку. Одну проблему он устранил, но, не думавшая раньше о молодом князе фалмари, вспомнила, что они в эльфийской клетке не одни. Они захотят узнать правду, а что их слова, когда за спиной у Метерленса целая держава, а у них что? Вера и надежда на лучшее? «Не лучшая защита»
- Прости, - поняла, что позволила себе лишнее, когда пошла на физическую близость. «Если это можно так назвать…»
Предложила воды, а получив положительный ответ, поняла, что поторопилась с предложением, не имея ничего не руках. Перевела взгляд на целителя, но не успела задать вопрос, тот кивнул на графин на столе и ничего не сказал.
- Спасибо.
Руки перестали дрожать. Приближение Каэля девушка не чувствовала. Причин для волнения было не так много, как у псионика. Она спокойно налила воды в стакан и протянула его  парню. Слова, которые он говорил ей после, девушке не понравились. Не сложилось у них путешествие и побег от надоедливого Метерленса, но это ещё не конец света. Она хмуро посмотрела на парня. Зря он избавил её от беспокойства по поводу своего здоровья.
- Дудки я тебя оставлю в таком состоянии. Непонятно как сидит, с кислой мертвенной рожей, с перепачканными в кровь повязками и серьёзными ранами. Упырь выглядит лучше, чем ты сейчас. И ты мне ещё что-то говоришь про жаль, что вышло всё не так, как мы хотели? – скептически посмотрела на него. – Выбрось из головы эту дурь. Я не собираюсь бросать тебя в таком состоянии ни ради Каэля, ни ради приключений. Я пришла сюда с тобой и уйду тоже с тобой.

Даниэль одним поэтичным местом чувствовала, что день не закончится, пока эльфы не предпримут ещё одну попытку допросить троицу. По отдельности выпытать им практически ничего не удалось. С девушки и полукровки спрашивать было бесполезно. Она находилась в трансе, думая о состоянии парня, а он, в свою очередь, был не в состоянии думать о чём-то вообще. История оставалась на усмотрение Метерленса. Зная его, они оба уже опасные преступники, предатели родины и стоило бы отправить их на виселицу, не тратя времени на рассмотрение дела. «Радужная перспектива»
Смотря на самодовольную морду лица молодого князя, девушка хотела от всей души и любящего сердца приложить его чем-то тяжелым. «Спокойствие. Только спокойствие» Огонёк глубоко вдохнула и постаралась расслабиться, но Метерленс дразнил её своей гадкой физиономией. Помогало держаться только присутствие Моргана и нежелание сделать из одной проблемы ещё одну, но уже больше по масштабам всеобщей трагедии.
Слушая вердикт эльфа, девушка заметно упала духом. Путь в Фалмарил ей закрыт, в Гвиндерил теперь тоже. Куда податься, чтобы её никто не сожрал – неизвестно. Их путешествие откладывается как бы не навсегда, а Каэль и рад. Понятно, что никто просто так их бы не отпустил, но как выкручиваться теперь, когда у них проблемы ещё и с законом?
«И почему я не удивлена, что он распинается первым?» Девушка устало потёрла лицо. Рассказ ламара предсказуем, но его поступок ставит под сомнение желание именно вернуть девушку домой, как и поведение Дан её желание пойти именно с этим мужчиной. «Кто ещё кого выкрал…»
- Морган меня не похищал, а спасал. Если Вы попросите отчёт от своих сослуживцев о событиях на корабле его Высочества от двадцать третьего числа прошлого месяца, то узнаете, что меня нашли запертой в каюте, из которой меня пытались высвободить, - она старалась из всех сил держаться, но эмоции подмывали, поэтому, чтобы как-то их выплеснуть, она сжала край сидения. Костяшки неприятно заболели, но это избави её от лишних слов. - Я понимаю, что Вам навряд ли будут интересны подробности этой истории и Вы желаете как можно быстрее избавиться от нас троих, чтобы мы больше не причиняли Вам неудобств. Прошу прощения за перепалох, который мы устроили в ваших землях.

Отредактировано Даниэль (2014-10-27 23:18:19)

+1

21

-...я не упырь.
И это всё, что смог ответить Морган.
Любое безвыходное положение и глубокое отчаяние можно свести к шутке, так считал Малленгил. Где он теперь? Затащил Мора в Орден и усвистал, как обычно, по неотложнейшим делам, а его напутствие "смотри в оба и докладывай" приобрело вид затянувшейся, неудачной шутки.
Противоречить желаниям фалмари горе-рыцарь не мог. Он вообще не умел людям говорить "нет", а когда выжимал - мучился втройне, от недовольства и разочарования.
В другой комнате, с трудом сидя прямо, по большей части из-за тугости повязки, псионик купался в волнах ненависти. Ощущение Метерленса в такой близости выматывало больше, чем испытующие взгляды блюстителей порядка. Мор, чуть склонив голову и глядя на то, как двигаются губы Даниэль, боролся с тягой впасть в гипнотический сон. Ни на какое прослушивание эмоций эльфов, ауры которых из-за столпотворения в тесной лавке лекаря слились в белый шум. Он случайно отметил, как в отворившуюся за спинами стражей дверь проскользнула тонкая женщина в сиреневой тунике со звездой на груди, и совершенно случайно задержал на её лице взгляд, когда фалмари повторяла его позицию относительно сущности Каэля Метерленса. Может быть, им повезло, что мастером телепортации в Лейарисе была женщина?
- Вервон, - слабым голосом вступил в разговор Морган, - отошлите нас, пожалуйста, в Вервон. У нас есть в городе друзья и шанс на убежище...
Забавно он, наверное, сейчас выглядел в глазах публики. Бледный, бог знай как одетый бродяга, слабо держащий за руку девицу в истрёпанной юбке с жалостливыми глазами? Он не хотел давить на жалость. С воинами бесполезно вымаливать что-то. Полукровка просто отчаянно надеялся на скорый покой. Не вечный.

+1

22

Желваки нервно перекатывались. Метерленс начинал терять терпение. Он привык к тому, что все играют по его правилам, но девчонка не стала молчать и высказала свой вариант истории. Всем плевать на правду.
Мужчина ухмыльнулся, наблюдая за потугами девушки расположить эльфов к себе. Морган её в этом не поддерживал. Пародия на живое существо могла бы и скопытиться, потешив молодого князя своей кончиной, но не сложилось. Каэль был вынужден терпеть это издевательство, думая, как перевернуть всё в свою пользу. Если поверят этой парочке, то он, в лучшем случае, вернётся в Фалмарил, но уже без «желанной» невестушки для своего отца. Этого допустить он не мог.
- Если бы я тебя похищал, то…
Договорить ему не дали. Эльф поднял руку вверх.
- Довольно. Я достаточно наслушался, - мужчина хмурился. Его терпение лопнуло с провалившимся допросом девушки, после того, как у троицы развязались языки, лучше не стало. Один пытался оклеветать другого. Можно использовать заклинание, влезть в головы каждого и докопаться до правды, но троица – уже не его забота. Ему проще выдворить их без разбирательств и пусть уже правительство Фалмарила распоряжается их дальнейшей судьбой, пока конфликт не стал ещё больше. – Нам не нужны дополнительные проблемы. Вам, думаю, тоже, - он поочерёдно посмотрел на каждого из компании. – Ты как раз вовремя, - радушно, но вымученно обратился остроухий к женщине, появившейся в комнате.
Мистик сдержанно кивнула, прошла дальше, но осталась в стороне до того момента, пока ей не отдадут очередной приказ и не позволят вмешаться. Она осмотрела троицу, пытаясь вникнуть в суть происходящего, но на её лице не отразилась ни одна эмоция, которая могла понять, к кому она располагает и чья правду ей ближе. Несколько минут она неотрывно смотрела на Моргана, словно пыталась считать из его сознания информацию, пока он не заговорил и следом не вмешался Метерленс.
- Вервон?! – вскрикнул ламар, не сдерживая злости. – Кто тебе сказал, что я допущу это?! – он подался вперёд, намереваясь прямо сейчас закончить начатое.
- Ваше Высочество, - одёрнул его эльф, не сдвинувшись с места. – Будь тек любезны… Пришпорить свою задницу к скамье, пока я не отправил Вас обратно в Ваши новые покои.
Ламар скрипнул зубами и с неохотой сел обратно. Надобности скрывать свои чувства, и отыгрывать роль жертвы не было – он себя выдал.
- Цэй, отправь наших дорогих гостей домой. Думаю, они задержались в Гвиндериле и сильно соскучились по родине.
Женщина прошла в центр, встав между троицей, протянула руку перед собой. В Воздухе вспыхнул яркий лазурно-синий рисунок в форме двух треугольников и перед ними открылось зеркало портала.
- Вы первые, - сказала она, посмотрев на «парочку». О конечном пункте перемещения не говорилось. Командир отдал приказ просто открыть портал и отправить их куда-то во владения ламаров. Женщина, в свою очередь, сама выбрала финальную точку. Уже попав в портал, все трое поймут, на чьей она оказалась стороне, когда Даниэль вместе с Энгвишем окажутся в Вервоне, у дверей местного целителя, а его Высочество – на границе столицы своих земель.
Каэль выждал подходящий момент, когда оба сделают шаг портал, который ещё не успел за ними закрыться. Резко пихнул плечом одного из своих стражников и совершил решающий прыжок в закрывающийся портал. Он ещё не успел поквитаться с мальчишкой.[AVA]http://sa.uploads.ru/9cIj0.jpg[/AVA]

Отредактировано Сказитель (2014-10-29 18:06:40)

0

23

Услышав, что Морган подал голос, девушка сначала не расслышала слов, он говорил тихо, а она была увлечена попыткой смягчить решение эльфов. Перевела взгляд на полукровку. Прикосновение к руке, но слабое, успокаивало её, и эмоции не так били через край. Он с трудом отличал от мертвеца, только что поднятого из могилы. Вид у всех троих, если честно, был ещё тем, но хуже всех выглядел Энгвиш, которого изрядно потрепали во время последней стычки. Даниэль было всё равно, куда их отправят, поэтому на просьбу своего спутника кивнула, подтверждая его слова и показывая, что она разделяет его желание. О каких друзьях он говорил, девушка лишь догадывалась, полагая, что они продолжат путь к Ордену, а портал, за который они не отдадут ровным счётом ничего, «если не считать того, что мы теперь вне закона в землях эльфов», - отличная возможность сократить их путешествие. «В его состоянии только по горам скакать»
Просьба полукровки не обошлась без комментария Метерленса. «Как же тут без него» Фалмари поморщилась, но, когда мужчина встал, нависая над ними как грозовая противная туча, она не отпрянула назад и не прижалась к полукровке, как хотелось сделать это несколько раз в прошлые их встречи, а нахмурилась, смотря на ламара, выпрямила спину и гордо выпятила грудь. Пусть орёт, сколько влезет, она от своего не отступится. Не сейчас, когда за свою свободу пришлось втридорога заплатить.
- Это решать не тебе.
Каэль периодически забывался, помня о том, кто он по рождению, но забывая, где находится. В землях эльфов его власть заметно убавилась, и махать руками, намекая на корону, бесполезно. Эльфы сами решат, как с ними поступить. Они могут только посодействовать их расследованию и пытаться сохранить толику адекватности в общении с ними. Брюзжать слюной девушка не была намерена.
- Я останусь с Морганом, - проговорила нарочно медленно и вкрадчиво, пытаясь вбить это в светлую головку нерадивого будущего князя. Спор мог продолжиться и перерасти в новую драку. Метерленс был на пределе, раз пренебрёг масками вежливого правителя и заботливого любящего жениха, который озабочен выбором своей невесты. Эльф вмешался вовремя, поставив всё на свои места, за что Ланкре была ему благодарна. Она устала от ругани, споров и бесконечной беготни. Хотела закончить здесь и сейчас, чтобы они смогли дальше спокойно сделать то, что планировали. «Но сначала подлатать тебя…»
Дан боялась, что, ступив в предоставленный им портал, они втроём окажутся в одном месте, а там Каэлю не составит труда подсластить им жизнь снова. Морган не в состоянии постоять за себя или убежать. Он сидит с трудом, о большем и думать не стоит. Метерленса не остановит ничего, если эльфы решат, что там им будет лучше. Она удивилась, когда услышала, что в созданный портал пойдут они двое без ламара. Удивлённо, а потом благодарно посмотрела на женщину и, дождавшись, пока полукровка скроется в портале, отправилась за ним.
Местность она узнала не сразу. Отвыкла от родных земель и поначалу растерялась, вертя головой, как птица. «Кстати, о птичках» В портал их попало всё же трое. Мора, сидевшая на подоконнике комнаты и наблюдавшая за ними со стороны, ринулась в портал за новой хозяйкой и её другом, о чём оповестила её приятной тяжестью на левом плече. Фалмари улыбнулась и глубоко вдохнула прохладный свежий воздух. Это владения её народа. Здесь значительно теплее, чем в Гвиндериле, но чувствуется легкий холод – редкий гость у народа волн.
- Кажется… Мы в Вервоне, - неуверенно скала девушка, осматриваясь, а потом посмотрела на Моргана и улыбнулась, обрадовавшись тому, что эльфам оказалась не безразлична их судьба и правда, в итоге, оказалась на их стороне. Но портал не закрылся за ними, а впустил во владения ламаров ещё одного гостя. Даниэль, действуя на уровне рефлексов, встала так, что полукровка отчасти оказался за её плечом. Птица встрепенулась и вспорхнула, перекочевав на небольшую деревянную лестницу, которую кто-то поставил под крышей дома, куда их вынес портал. В ход сразу пошло заклинание. – Пойдём, пока он не выкарабкался, - взяла парня за руку и пошла, не понимаю, куда им двоим теперь податься в городе, где их легко может найти молодой князь. Заклинание не сможет сдерживать его вечно, а в состоянии полукровки нежелательны долгие прогулки. рана может открыться, а его повязки уже промокли от крови. «И что мне с ним делать?» Продолжая идти, зная, что нельзя останавливаться, она часто поглядывала на его рану и пыталась понять, как он. Последнее давалось с трудом. На лице мертвеца одинаково всё. – Где здесь друзья, о которых ты говорил?

Трясина (55 МгМ)

+1

24

Кем бы ни была Мирана Цэй, а она подсунула им с Даниэль нехилую свинью. Поскольку Орден, опираясь на короткие письма Морандира, не мог предугадать, что вылавливать предполагаемую долгожданную княжну из портала придётся возле дома лекаря, полукровка почти засмеялся - очень невесело - когда, испытывая после перемещение жуткое головокружение, слабость и тошноту, разобрал на вывеске перед глазами "лекарь" на ламарском причудливом языке. Он бы рассмеялся, правда, не стой в горле сухой ком и хватай сил. Их не было, даже на то, чтобы ткнуться девушке в плечо и немного передохнуть. А из портала двух бродяжек выкинули с вещами в руках, и даже не удосужились обезопасить от преследования.
- Д-да... - сглотнув тягучий ком, выдохнул Мор. Ощущение намерения Метерленса, узнавание его ауры, врывающейся в окружение из портала, не вызывали в нём даже тени страха и ничего, кроме одной-единственной отрешённой мысли.
Как же он устал бегать.
Понять, где они всё-таки в городе, который полукровка в жизни от силы видел дней восемь и изучить не успел, было сложно. Он тащился за тянущей руку фалмари, хватая ртом влажный и тёплый воздух, и некоторое время не мог положить себе на язык очень важную мысль, которую стоило донести до девушки немедля.
- Гильдия Мистиков. Налево.
Его кумарило. Количество смущённо оглядывающихся на них встречных горожан, набивающихся в беззащитную голову со своими чувствами, боль и ломота в теле, налипающий на кожу влажный холод под тонкой, пробитой и всё ещё заляпанной кровью рубашкой и накинутой на плечи курткой. Морган не знал, был ли обещанный Элиором рыцарь или несколько там, даже не мог прислушаться и попробовать выяснить, только знал, как позади знакомая противная аура исходит злобой и жаждой крови, выбираясь из ловушки и стремясь его убить. И, конечно, когда они открыли створку узорной двери, Мор совсем не ожидал видеть в погруженном полумрак круглом зале пятёрку рыцарей с алыми шарфами и лентами с самим главой повстанцев среди них.
Их встретили.
Метерленс ворвался в зал минутой позже. Его тоже встретили, но уже обездвиживающими чарами и заломом рук. Мистик, привалившись к колонне спиной, с непроницаемым лицом встречал крики о том, что Каэль - наследный княжич. Наследный княжич явно не ожидал, что даже на родине на его статус не спасает от последствий его поступков, не говоря уже о деяниях его узурпатора-отца. Пока Элиор раздавал указания, отсылая в убежище вперёд гонца с благой вестью и призывая на помощь больше братьев, один из молодых рыцарей донимал Даниэллу вопросами, а двое - удерживали Каэля, выражали своей княжне соболезнования, что не знали и не могли прийти на помощь раньше, и спорили, убить выродка или пленить и использовать против отца, Мор же просто дал себе немного передохнуть в стороне, сочтя, что свой долг перед Орденом выполнил. Жаль, конечно, что девушку пришлось дотащить добровольно-принудительно, дав ложную надежду и потом неловко её разбив, ввязавшись в неравную драку. Прислонившись к стене, эмпат, умиротворённый наконец-то найденной защитой, хоть и не совсем для себя, незаметно для себя обмяк, сполз вдоль деревянной панели, и провалился в глубокое беспамятство.

Эпизод завершён

+1


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [14.03.1082] Первый настоящий выбор