Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре июль — август 1082 год


«Тайна забытого города»

Ритуал очищения и освобождения прошли успешно. В Зенвуле больше нет ни призраков, ни нежити, ни тёмной энергии. Экосистема города возрождается. В него вновь возвращаются звери и птицы. Проклятое Древо Костей в центре города полностью уничтожено, на его месте теперь стоит Страж-дерево. Болезнь Роза немёртвых полностью не исчезла, но теперь новых заражений не будет. Пока дух всё ещё в теле смертной девушки и мир полностью не очистился от тёмной энергии, которая растянулась далеко за пределы Остебена, болезнь останется.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Жатва»

Войска столицы направляются к городам-близнецам, чтобы дать бой Культу Безымянного и освободить Атропос и Акропос из-под гнёта культистов. Культ сдаёт Атропос без боя и стягивает силы к Акропосу, где разгорается полномасштабная битва. Первые Ключи из Силентеса активированы, что провоцирует Мёртвое древо поднять новое войско нежити и уничтожить всё живое, что есть на материке.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Джошуа Элиор Лангре Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [1-3.03.1082] Шум на соколятне


[1-3.03.1082] Шум на соколятне

Сообщений 1 страница 30 из 54

1

- Локация
о. Силва, Гвиндерил, деревня в нескольких днях к югу от столицы
- Участники
Даниэль, Морган, позже - присоединение Каэля
- Описание
Спустя шесть дней после [23.02.1082] Красть у вора не грешно
Сбежать из города - это не чудесный конец сказочки про ужасного принца и волшебное избавление, это начало совсем не сказочного путешествия по бездорожью. Каково это - целыми днями стирать ноги в компании с человеком, о котором толком ничего не знаешь и не можешь расспросить? Морган, или Морандир, или как ещё хмурого полуэльфа на самом деле зовут - парень, несомненно, не без добра в душе, но слишком угрюмый и недостаточно харизматичный, чтобы избегать щекотливых вопросов и не вызывать подозрений. Или это просто скука, м, Даниэль?

Отредактировано Морган (2014-05-11 20:41:40)

0

2

Прошло несколько дней с момента, как они ночью бежали из Эденвела, но казалось, что прошла целая вечность. Лишь чудом избежав болезни - в случае Моргана - тяжёлой болезни, так как его немного лихорадило и душило кашлем по утрам - они медленно пробирались по лесам Гвиндерила в обход важных дорог. То есть ОЧЕНЬ медленно.
Морандир, полуэльф с удобным выбором из двух имён и полезным навыком выживать в самой глухой дыре, совсем не хотел винить свою спутницу в том, что она не была приспособлена к подобным путешествиям. Девушка, в конце концов, не виновата, что его вперёд подгоняет сноровка лесничего и долг перед Орденом доставить драгоценную живую добычу к жерновам революции. Волчьи тропы и на благодатной земле Силвы остаются волчьими тропами. А ещё они дважды попадали под снегопад и теряли время в укрытии и на сугробах.
И всё же, несмотря на неудовлетворительную скорость путешествия и откровенно паршивую способность эмпата лгать (точнее - не договаривать правду), почему путешествие с ним напрямик, в обход дорог и крупных поселений - безопаснее, он был в своей стихии. Умиротворённо-сосредоточенный и абсолютно не разговорчивый. Помнится, очень многие несостоявшиеся друзья просто ненавидели полукровку за молчание. Он всегда прекрасно слышал и чувствовал настроения окружающих, а вот откликаться, сообщать о своём самочувствии или мыслях как-то не привык. Ему было даже уютно, когда никто не обращал на него внимания и позволял спокойно заниматься своими делами. Морган был нелюдим.

Несмотря на то, что он почти каждый день умудрялся поймать в силок или подстрелить частую, жирную и почти непуганную сильвийскую дичь, а водой их обеспечивали родники, снег и волшебство фалмари, их припасы таяли. Что хуже - в изоляции Мор не мог отослать весточку Ордену, подтверждавшую, что с ними всё в относительном порядке и обрисовывающую столкновение в Эденвеле. Он не рискнул просить Анну, которая, пусть и не связанная с организацией напрямую, могла передать всё через его отца. Не решился просить перед Даниэллой. Он чувствовал, как сомнения растут с каждой секундой его молчания и знал, что плохие оправдания разрушат всё окончательно. Моргану нужен был случай и, желательно, такая ситуация, чтобы девушка не сбежала уже от него.

Неплохое место для передышки они нашли на шестой день путешествия. Поселение, отдалённое от второ-третьестепенной грунтовой дороги, расположившееся меж лесистых холмов, которые только росли и становились всё более крутыми и каменистыми дальше к югу, оказалось довольно большой и самодостаточной эльфийской деревней. У местных было две таверны, огромное количество скота и лошадей в полях в сторону дороги, собственные лавки чародеев и знахарей, рыбы в озёрах, соколы в птичне и ровно ноль причин вообще быть хоть чем-то недовольными в этой жизни. Эльфы, люди, смешанная кровь - нулевой интерес к паре безобидных путников.
- Остановимся на ночь здесь, - сообщил Морандир, наконец, решив, что атмосфера в деревне ему нравится. Они были отлично снаряжены в поход - даже слишком тяжело со всеми одеялами и некоторой посудой, чтобы не делать этого, но ноги девушки уже неделю кричали об отдыхе, и хоть ненадолго над ней стоило сжалиться. Будь сейчас разгар весны, он бы посоветовал ей подкладывать в обувь полынь, и тогда бы мозоли очень быстро обратились не незаживающими ранками, а грубоватой, но крепкой кожей. Но, увы...
При везении, допускал рейнджер, они даже могли бы подождать возвращения птицы, чтобы рыцарь точно знал мнение своего тайного начальства. Но это представлялось рисковым. Полукровка до сих пор не знал, что случилось с княжеским отморозком, ищет ли и нашёл ли он их следы.
- Можешь посмотреть комнату в этой таверне, а я пока пробегусь...
До птични. Этого парень уточнять не стал. Сегодня утром, пока грелся остаток вчерашнего зайца, он и так не очень скрытничал, царапая сообщение. Если что - он скажет, что пишет Анне. Это - маленькая ложь, уж с этим его совесть справится, а лицо и голос не предадут вообще.

+1

3

Побег был невыносимо долгим. Даниэлле начинало казаться, что из Фалмарила в Северные земли она добиралась меньше, чем из Эденвела… куда? Девушка не думала об этом, пока голова была забита Каэлем. Ее замешательство позволило Моргану взять все в свои руки и тянуть ее за собой, не получая лишних вопросов. Послушная, покорная им молчаливая фалмари была погружена в размышления 20 часов в сутки. Оставшиеся уходили у нее на беспокойный сон. Купание в холодной воде сказалось на самочувствии Огонька, как и самокопание. Мэтерленсу удавалось достать ее и во снах, пугая страшными картинами того, что уже было, что могло быть, и что вряд ли когда-то произойдет с ней.
Девушка пробыла в воде дольше полукровки, но она была ламаром, что отчасти спасло ее от сильной лихорадки, но что-то ей перепало. Ланкре не уделяла внимание своему здоровью. Не могла даже при всем своем желании переключиться на что-то другое, пока знала, что в любой момент может снова столкнуться с молодым князем и тогда все будет кончено. В прошлый раз им сказочно повезло, что они смогли уйти от преследователей, но нет гарантии, что Алиллель и Аллор снова смилостивятся над ними и помогут еще раз.
Анна (девушка полагала, что одеждой занималась женщина) не рассчитывала на то, что ее дети будут зимой купаться, поэтому ничего подходящего с собой не взяла. Даниэль повезло, что ее одежда позволила при превращении практически ничего не потерять. Юбка держалась на поясе, и было достаточно свободной, чтобы не порваться, когда на месте ног появился хвост и плавники. Кофта уцелела, но шаль отправилась плавать в темной и ледяной воде. Плыть было ужасно неудобно, но девушка была сильно напугана и не думала об этом совершенно (но могла значительно облегчить себе работу). Переоделись кое-как, но намерзнуться успели. Плащ не мог согреть обледенелое тело. Немного помогло смущение. Прилила кровь, и стало чуточку теплее. Помогло это мало чем, но отвлекло от дрожи на то время, пока девушка бросала взгляды в сторону мужчин и Анны, которая пыталась как-то прикрыть ее, чтобы не так смущать. Темнота была, но молодой девице в голову не вобьешь то, что все слишком заняты и им просто не до любования ею. После нее под раздачу попал и Морган. На тот момент девушка уже как можно сильнее куталась в плащ, пытаясь согреться. Несколько минут смотрела, а потом, поняв, что делает, еще раз смутилась и отвернулась. Так они и добрались до места, а там….
Рыжая смутно помнила, что происходило потом, когда они уже распрощались с лодочником и анной. Девушка не задавала лишних вопросов, который могло быть с вагон и маленькую тележку, отвлеклась на свои проблемы и забыла о том, что неведение может привести к другим проблемам, которые могут оказаться еще хуже предыдущих.
Зима в Гвиндериле радовала все больше. Даниэль с радостью возненавидела бы это время года, не будь она так увлечена проблемами. Сугробы мешали идти. Девушка никогда не знала, что снега может быть настолько много и что может быть так холодно. Было тяжело дышать. Хотелось сделать глубокий и жадный вдох, но морозный воздух обжигал горло и нос. Становилось еще хуже. Холодно, но голова была в какой-то жарком тумане, отдельно от тела, которое мучилось от непогоды.
- Ладно.
Фалмари не стала спорить. Она слишком устала после долгой дороги и была рада отдохнуть. Ламары не привыкли к долгим переходам, а ей не повезло делать это зимой и в своем состоянии, о котором девушка не думала совершенно. Ланкре не стала спрашивать, куда собрался парень и почему решил ее оставить. Она сняла комнату, описала мужчине полукровку на тот случай, если он вернется раньше и станет ее искать и поднялась наверх в комнату. Сбросила вещи, но истинное облегчение почувствовала, когда рухнула на кровать и почти сразу заснула, не замечая, что лицо успело раскраснеться, а воздуха стало не хватать. Он был теплым, и Дан жадно дышала ртом. Так и заснула, в плаще, скукожившись поверх простыней и одеяла.

+1

4

Общество птиц успокаивало рейнджера. Очень мало проблем существовало в пространстве пернатых хищников, оттеснивших из-под накрытой лапником огромной клети всех голубей и покрикивавших на наглых воробьёв. Маленькие и чуть побольше, соколы прилетали и улетали свободно. У многих к лапам с добычей были прилажены небольшие тубы.
Значит, всё-таки, почты много.
Вот это Мору не нравилось. Он хотел бы посёлок потише.

В голову как-то не шли мысли, что может понадобиться им сегодня до вечера, а что лучше купить утром, перед тем, как двигаться в путь. Двигаться в путь... Близость многих живых существ с разными состояниями несколько прояснили грань между эмпатическим восприятием и собственным состоянием Моргана. Когда проводишь слишком много времени с человеком, будучи врождённым сенсором, очень легко притираешься к его ощущениям и плохо различаешь собственные, если аура яркая. Последнее нельзя было сказать про девушку, яркой в ней была только подавленность и букет неприятных чувств. Настолько неприятных, что подсознательно хотелось их игнорировать и отстраниться За щит.
Так вот. Полуэльф кое-что понял, идя по улице. Его лицо было немного горячим, горло першило, но шатало ли его от настолько слабой простуды? Нет. Догадки подогрелись предположениями и, поспешив в ту таверну, у которой оставил девушку, Морган даже не был вынужден переспрашивать у хозяина дважды, где. То, что он принимал за хандру и редкие волны сдержанного омерзения по отношению к младшему Метерленсу (которое, кстати, с первой минуты знакомства разделял и теперь копил в желании нашпиговать узурпаторского сынка стрелами, как дамы - подушки для булавок), оказалось ещё и слабостью от болезни.
Лучник стянул перчатку и пощупал рукой лоб и щёки фалмари. Горячие и красные. Если это - всё ещё простуда, то им дико повезло.
- Даниэль, - позвал Морган и легко подёргал за плечо. - Даниэлла.
"Притёрся", называется, и не заметил. Он, полукровка родом из стылого Альянса, беглый егерь, за прошедшую, но всё ещё напоминающую о себе зиму пару раз подремавший в снежку и отделавшийся лишь лёгким недомоганием. У кого здесь здоровье крепче? Но теперь что уж, не руки же заламывать в бессилии?
- Ну, поднимайся.
Немилосердно, и эмпат прекра-а-асно это знал, но нечего делать.
- Раздевайся, заворачивайся в одеяло, и накроем тебя сверху, - аккуратно вынимая девушку из накидки, продолжал её горе-проводник. Ему едва удалось её посадить ненадолго, пока он отгибал покрывало, чтобы завернуть её в постель хотя бы в нестиранных, но нагретых телом кофте и юбке. Она была чуть тёплой, а вот лицо горело краснотой.
- Я принесу тебе тёплого, а потом поищу лекаря, - накинув сверху сначала одеяло со своей кровати, и только потом плащ, сказал Мор. Вялость девушки чуть заглушала его собственные беспокойство пополам с запоздалой виной. - Не смей расклеиваться, слышишь?

+1

5

Никто не любит болеть. За исключением детей, которым сильно не хочется заниматься и учиться чему-то новому. Им больше нравится проваляться неделю в постели и побыть бедными и несчастными, пока их обхаживают взрослые. Везет не всем. Некоторым дают под пятую точку и отправляются учиться. Дедушка Даниэль всегда различал, когда девушка прикидывалась больной, а когда нет. В первом случае ей не удавалось избежать наказания и хитрым способом все же выучить урок, который она так не хотела. Ложь не поощрялась никогда. Во втором случае старик был внимательным и заботливым настолько, что напоминал мать, которой у девушки никогда не было.
Огоньку что-то снилось. Далекое прошлое, которого не было. Старый домик, в котором она выросла. Камин, у которого она грелась. Дедушка. Мужчина устроился в кресле, которое все ближе и ближе подтягивал к огню с каждым годом. Ему было все сложнее согреться. Возраст брал свое. Она сидела рядом, на тонком коврике, местами потертом и выцветшем, но рядом с ним. Сонная, не хотела идти спать наверх, но уже не могла удержать веки, которые казались ей неимоверно тяжелыми. Положила голову ему на колени и закрыла глаза, чувствуя, как теплая рука ласкового поглаживает ее по волосам. Сразу становилось тепло и уютно.
Частица сна ушла в реальность. Фалмари начинала согреваться, но краснота и горячее жадное дыхание остались. Она не просыпалась, пока полукровка не появился в комнате и не попытался разбудить ее. Звал ее, но не получал ответа. Мара была сильнее и тянула девушку в свое царство, не давая отозваться и что-то сделать. Даниэль не хотела просыпаться, не хотела уходить из сна, который был теплым и таким радостным.
Морган приподнял ее, попытаюсь посадить, но тело не слушалось фалмари. Без желания и сил оно не хотело выполнять приказы и просьбы. Рыжая слабо приоткрыла глаза, излишне влажные из-за болезни, но влага была гуще слез, и толку от нее было немного. Она еще раз наталкивала на то, что девушка была больна, но и без нее это было понятно и дураку. Этого не осознавала только Даниэль. Голова была ватной и тяжелой настолько, что ей хотелось снова вернуться к подушке и продолжить спать.
- Морган… - произнесла его имя. Зачем-то позвала и что-то хотела сказать, но усталость не позволила. Девушка закрыла глаза и замолчала. Ее снова клонило к подушке, чем она сильно мешала полукровке. С плащом он справился сам, как и со всем остальным. Ланкре была ему не помощником в этом деле. И ближайшие пару часов не будет в силу своего состояния. Ей нужен крепкий и спокойный сон, согреться и разгорячиться, чтобы все, что она накопила, вышло, дав ей спокойный отдых и прилив сил. Потребуется время, чтобы все пришло в норму.
Даниэль смогла помочь парню только в одном. Слабо приобнять его за шею, чтобы удержаться и не упасть, пока он пытался отогнуть край одеяла и стянуть с нее плащ. Без какой-то поддержки ничего бы не вышло. Она бы безвольной тушкой завалилась бы обратно и продолжила бы спать так, еще больше доставляя хлопот полукровке, а он не виноват в том, что все завершилось неудачным купанием в холодной воде и затянувшимися последствиями.
Коснувшись головой подушки, фалмари снова забылась. Из реальности девушка вернулась в старый домик, где голос полукровки слился с громом, разбушевавшимся за окном, и потерялся в шуме плодородного дождя.

+1

6

Ну вообще пушка, - не подумал, но прочувствовал Морган, как можно сильнее отгораживаясь от полубредового состояния фалмари, но и не потерять понимание, чего требуется больше всего в данный момент. Именно что она расклеилась. Несколько дней постоя в деревне на выздоровление не обсуждались уже вовсе.
Из эмпата никогда не вышел бы хороший лекарь, даже будь в его жилах папашкин талант. Чтобы зашивать и заживлять раны, сращивать кости и выгонять из тел болезнь нужно быть одновременно рядом, отстранённым и сосредоточенным. Дар и постоянная нужда в крепком ментальном щите так, или иначе лишала полукровку того, другого или третьего. Он не мог находиться с больными и немного не болеть за компанию. Поэтому богатые на хвори осени и зимы он проводил в сторожке на отшибе, как бы холодно и голодно одинокому егерю там ни было.
- Здесь, здесь...
Даниэлла была горячей, сонной, и довольно цепкой, для размякшей от слабости. Или это просто состояние такое заразительное оказалось, что Мора тоже потянуло упасть на кровать и заснуть лицом в подушку, смотреть приятные сны и не думать об Ордене, Элиоре, возможной погоне и прочих радостях бытия. Он поспешил сгрузить с себя девушку, чтобы заняться возросшими хлопотами. Фалмари следовало срочно напоить чем-нибудь горячим и, желательно, со снимающими жар плодами и травами.
- Скоро буду.

Добиться у хозяев небольшой таверны отвара и аж целой небольшой миски густого, как карамель, малинового варенья было просто, а вот узнать про лекарей и хоть кого-нибудь в деревне, способного поднять на ноги приболевшую путницу - нет.
- То есть как это "все ушли"? - вздёрнул бровь полукровка, чтобы не выдавать лёгкое отчаяние.
- А вот так. Вокруг полно поселений помельче, где свои знахари - дай Алиллель им здоровья и удачи побольше. До вечера не вернутся, а то и до следующего дня. А вы сильно торопитесь-то куда?
- В Долину, думаю.
- Не знаю, что вам за дело там, парень, но весна ещё не зацвела, перевалы в снегу и будут сели. Оставайтесь у нас, тут хорошо и цены не кусают.
Морган только вздохнул и поднялся.

Будить девушку дважды - ещё одно испытание для воспалённой совести, но чай остывал, а ложка в вареньи призывно торчала вертикально вверх. Надо было теперь устроить Даниэль так, чтобы она сидела, а не сползала обратно на подушку. Под спину закутанной в одеяла фалмари была подложена таковая уже с его кровати.
- Лекарь будет не раньше вечера, - сказал парень, подставляя тумбу с напитком чуть удобнее. - Принести что-нибудь? Ты не голодна?

+1

7

Пробуждение далось тяжело. Даниэлла, как маленький ребенок, артачилась, не желая поддаваться. Постель и сон выглядели заманчивее, чем возможность фалмари почувствовать себя немного лучше, если она помучается десять – пятнадцать минут, пока будет пить отвар и набивать организм какими-то витаминами. Больного переубедить и расположить к себе сложно. Некоторые вообще сразу ставят на себе крест, со стоном «умирают», а на деле у них или просто болит голова, или самая обычная простуда, которая не ускорит их путешествие на тот свет с этого.
Девушка на себе крест не ставила. Было досадно, что она заболела после купания в холодной воде, но предсказуемо. В болезни она смогла найти плюс – было и без того слишком плохо, чтобы еще думать о своих неприятностях. Каэль оказался за бортом лихорадочного корабля и больше не тревожил воспаленное воображение. Вместо него в нем поселился дедушка, которого иногда выпихивал Морган, возвращая ее в реальность.
Фалмари поспала совсем мало, но в этот раз смогла заставить себя худо-бедно проснуться, потереть больные глаза и посмотреть на полукровку, который возился с ней, как с маленьким ребенком, потому что сама она бы провалялась в кровати до следующего утра и не была бы в состоянии побеспокоиться о себе. В этот раз сидеть было проще, но не потому, что ей внезапно стало лучше – парень постарался создать ей какую-то опору, раз сама она не могла удержаться без помощи. «Не держать же ему меня на себе…»
- Прости. Я доставила тебе хлопот, - Даниэль чувствовала себя виноватой. Хворь заглушала большую часть эмоций, не позволяя им выплеснуться. Сил на это не было. Организм экономил, как мог. Но в голосе чувствовалось сожаление и вина. Пока это было все, на что она оказалась способна. Она могла бы посмотреть на полукровку, чтобы взглядом подчеркнуть то, что не смогла выразить словами интонацией, но не стала этого делать. Не думала о деталях.
Взяла со стола принесенную кружку. Обхватила двумя руками, чтобы не выронить его труды. Немного погрела ладони и сделала глоток. Горячая жидкость коснулась горла и растеклась, отдав ей тепло. Стало немного легче. Фалмари облегченно вдохнула и, не открывая глаз, откинула голову. На пару секунд, потом снова сделала глоток и, когда в кружке осталась уже половина, а она проснулась, опустила ее к себе на колени, продолжая поддерживать.
- Спасибо, - теперь она смогла посмотреть на полукровку. – Мне ничего не нужно. Есть совсем не хочется. А тебе стоило бы отдохнуть не меньше меня. Не я одна купалась зимой в холодной воде.
Есть такие люди, которые, стоит им плохо себя чувствовать, как они начинают заботить не о себе, а о других. Обхаживать их. Если не заботить, то всенепременно нужно что-то сделать по дому. Плохо, стоило бы лечь, но рвешь в бой, на подвиги. Вот это было про Ланкре. В бой она не рвалась, на невольно начинала думать, что, если плохо ей, то плохо и Моргану.

+1

8

- Ерунда, настоящие проблемы были бы в лесу.
Полуэльф махнул рукой, устраиваясь на постели напротив, лишённой всех удобств, кроме чистой, хоть и сероватой простыни. Её Мор тоже задрал, чтобы не пачкать, и только затем расстегнул и скинул плащ.
На самом деле - нет. Проблемы всё ещё могли быть, если магия позволила бы Каэлю идти за ними следом. Лучник видел несколько заклинаний в исполнении Метерленса, и это была магия отнюдь не бытового уровня. Там был волк - умная, носатая псина. Они шли так быстро, как могла Даниэлла, а теперь и вовсе остановились. Так что проблемы могли их догнать. Но, хотя бы, предполагаемая драгоценная княжна будет не при смерти по недосмотру.
Следом за плащом, наконец-то, после целого утра пути рейнджер смог снять ножны и колчан. Оружие прибавляло неудобств куда меньше доспехов, из которых он уже несколько дней с самой просушки не вылезал. Сон в кожаной броне - как, собственно, и в любой броне - мечта любого мазохиста, поверьте на слово. По утрам кошмарно болели плечи, которыми надо было ещё как-то работать, когда приходилось стрелять, и едва гнулись деревенеющие суставы.
- Не хочешь, а придётся, - усмехнулся под нос полуэльф, потирая освобождённые от перчаток и наручей запястья. Никак не мог угадать - то так туго, что кисти затекали, то так слабо, что ремешок натирал болезненные красные полосы. С чужим самочувствием ему было проще, чем со своим.
- Я привык к жизни под открытым небом в холодных краях. Что на острове зима, в Альянсе - середина весны, - он посмотрел девушке глаза и, усмехнувшись, добавил, - если везёт сильно.
Кажется, ей стало полегче, настолько, что она начала проявлять интерес к состоянию спутника. Такое редкое беспокойство было лестно, а ощущение заботы о себе-милом сверх необходимой нормы - крайне забавным. И, опять же, очень, очень приятным. До неудобного. Морган даже подумал, что отвык питаться раз-два в день и может не отказаться от обеда, но тут же прогнал мысль решив, что возьмёт еду вместе с бульоном и чуть позже.
Он купался в лучах добродушия и долгожданного расслабления, почти не обращая внимания на температуру, покалывание в горле и лёгкое сопение в носу.
- В любом случае, я бы лучше драл когти в непроходимую глушь или даже в Волчий след, чем испытывал сомнительную удачу встретиться с Метерленсом вновь. Видят боги, я мирный, но узурпаторского ублюдка стрелами нашпигую с большим удовольствием.
Упс?
А мог ли он вообще знать, кто такой Каэль, кем он является и каковым считают его отца опальная знать Фалмарила?
Он даже не подумал.
Молчи, за умного сойдёшь, - говаривала мама.

Отредактировано Морган (2014-05-10 22:31:30)

+1

9

Даниэль молча кивнула. Если бы ей стало так весело вдали от поселений, было бы еще веселее. Морган не смог бы ей ничем помочь и все могло бы закончиться намного, намного печальнее, чем было сейчас, но думать о настолько плохом – грех, когда ты находишься вдали от кошмаров, которые рисует воображение и осознание действительности, которой нет. Они оба были больны, но девушка не могла перепроверить свои предположения. Она горячая из-за температуры, поэтому не сможет определить, есть ли она у полукровки. Болезнь сказалась на слухе, поэтому заложенный нос она вряд ли услышит, а боль в горле понять невозможно, если она не заглянет внутрь. Все просто. Они не настолько близки, чтобы она попросила, а он сделал. «Безысходность…»
Девушка уткнулась носом в одеяло, не торопясь допить свой чай, который заметно подстыл. Еще не холодный, но уже и не горячий. Теплый. Пользы от него теперь меньше, но все равно приятно, потому что он добавляет уют и напоминает о проявленной заботе.
- Но это не спасает тебя от ледяной воды и болезни, - заметила фалмари. Они были равны в этой ситуации, но кому-то повезло меньше, кому-то чуточку больше.
Помолчав, рыжая поставила кружку, влезла под одеяла с головой, намеренно сбросив часть из них. Немного повозилась, а затем вынырнула, когда часть ее одежды – юбка и кофта остались на спинке кровати. Полегчало, поэтому появились определенные неудобства. Стало жарко. Бросало из одного в другое и приходилось как-то выкручиваться, но если из-за холода хотелось зарыться и просто лежать, то из-за жары что-то делать, вертеться и как-то облегчить свое положение. Можно было попросить Моргана отвернуться и сделать все с большим комфортом, но беспокоить его лишний раз не хотелось, когда была возможность сделать все спокойно и без лишнего шума и внимания.
Тишина, передышка и снова завозилась, пытаясь собрату кучу всего, в которую она была завернута. Собрать все добро не вышло, поэтому все, кроме одного одеяла сползло и устроилось на кровати. «И кракен с ними…» Поднялась, немного шатаясь, подошла к полукровке и с явным облегчением села на кровать рядом с ним, чтобы, не дав ему опомниться, пока были еще силы, накинуть на его плечи одеяло. Обнимать не стала, чтобы максимально сохранить его личное пространство и не приставать к тому, кого даже не могла назвать другом.  Но он дважды пытался ее спасти. Сначала от Каэля, теперь от болезни, которая, как и Мэтерленс, неожиданно свалилась на головы обоих.
Даниэлла забыла поблагодарить полукровку, о чем думала еще на корабле. Хотела это исправить сейчас, пока была возможность, но не успела. Парень заговорил о вещах, которые не стоило упоминать. Фалмари стало не по себе от того, что Морган вспомнил Каэля, но стало еще хуже, когда она поняла смысл некоторых его слов.
- Откуда ты знаешь, какой он?
Огонек понимала, что услышать имя и фамилию парень мог во время разговора стражников и Каэля. Она точно не знает, как давно Морган попал на корабль и что делал, пока она была в каюте и пыталась придти в себя и спасти свою шкурку, но отец Каэля всегда тщательно пытался скрыть репутацию своего сынка.
- Морган… Куда ты меня ведешь? «И зачем…»
Все вопросы, которые нужно было задать в самом начале, Дель стала озвучивать сейчас, когда снова почувствовала что-то неладное.  Девушка могла предположить, что спас полукровка ее по доброте душевной, потому что парень он в сущности хороший, каким его и описывала Анна, но чтобы убегать с ней неизвестно куда, рискуя своей жизнью… «Он же не дурак…» Воспаленный мозг пытался что-то сообразить и понять, но получалось туго.

+1

10

- Со мной всё нормально, - отрезал Мор, продолжая стягивать с себя доспехи. На фалмари глаза, пока она возилась, тактично не поднимал. Её смущение - его лёгкое неудобство, её болезнь - его недомогание. Всё просто и понятно. Он даже не обязан лечиться - ей полегчает и всё пройдёт. Но решимость девушки текла не в ту же сторону. Вытряхнувшись из своей одежды, пока он избавлялся от дублёного панциря, она решила, что пока проводника немного согреть и переползла с одеялом на его кровать.
Нет, правда, это очень мило, но он бы обошёлся. Как обошёлся и без всеобщей мании их из соседей сделать парочкой (знал бы Элиор), а то и любовниками (ох, а как бы ржал папаша, услышав, какие подвиги Метерленс приписал несчастному псионику с постным выражением лица). Он, конечно, был абсолютно в курсе, что и как происходит - лет с семи, когда они с матерью остановились в Остебене пососедству с молодой семьёй, но сам девушки в жизни не трогал. Как-то не сложилось и не очень тянуло. Имея дар эмпатии и на так называемые платонические чувства (которые являются ло-о-о-ожью) и на процесс совокупления начинаешь смотреть немного иначе. Сильно иначе. Иногда даже ненавидишь себя, что не можешь отрубиться и просто спать, когда через три стенки кому-то слишком хорошо.
В общем, он ничего такого и не думал, и фалмари смущался лишь немного и то потому, что она смущалась его. Принять с благодарным кивком из её рук и завернуться тёплое одеяло это не мешало. Совсем.
Наверное, из-за такого наплыва прямого добродушия и преодоления межличностных барьеров он сболтнул лишнего. Понял, что сказал и что девушка услышала, только когда прочитал её реакцию. Внимание. Настороженность.
- Я... - нерешительно протянул полуэльф, - знаю. Вожу знакомство со сведущими людьми.
Это было правдой. Это было очень правдой! Но это было не подробной правдой.
Звук щёлкающих в охваченной жаром голове шестерёнок.
Неудобно-о.
И, главное, новые вопросы.
Даже если он не хотел отвечать и колоться, одно состояние девушки, сидящей вот прямо рядом, вытягивало из него крупица за крупицей всё подряд.
- Пока не знаю, - честно признался рейнджер. - Сейчас - просто прочь, подальше. А так рассчитывал, что к тем, кто сможет тебя от него защитить.
А зачем, действительно?
Это пока вопрос без точного ответа.
Он не видел амулета, они не знают наверняка.
Но есть ведь и другая правда, и она состоит в том, что Орден Крови существует.
Мор натянул одеяло и, скинув сапоги, сел на кровать с ногами.
- Видишь ли, я сам знаю очень мало и не всё в праве раскрывать, - он обвёл стены и потолок комнаты, - это не мои секреты.

+1

11

- И кем должен быть сведущий, чтобы ты знал такие подробности? – фалмари не унималась. Даниэль хотела узнать все, что не сообразила вытрясти из полукровки до того, как решилась отправиться с ним в незабываемое путешествие по Силве.
Девушка смотрела серьезно и настойчиво, насколько могла. Краснота никуда не делась и стала характернее. За счет поднявшейся температуры, но волею болезни или напряжения из-за давления, которое скакнуло с волнением, уже не разберешь. Могло навалиться все и сразу, учитывая везучесть Ланкре за последнюю неделю. «А еще эта везучая хотела позаботиться о старике-менестреле… О себе бы хотя бы позаботилась»
Морган колебался и явно что-то недоговаривал. Дель была больной, но не дурочкой (не настолько, чтобы не заметить очевидного). Он отмалчивался и юлил, и этим вызывал дополнительные сомнения и недоверие. Она уже раз успела приписать ему каэлевские заслуги, когда посчитала, что они в сговоре. Передумала окончательно, когда парень вернулся за ней, но новые его подвиги, не подкрепленные чем-то значимым, были странными. Она могла бы понять это и принять, если бы у них действительно что-то было, но они даже не друзья, просто рейлановцы, которых судьба поселила под одной крышей, с тетушкой-сводницей.
- Зачем ты вернулся за мной тогда? Зачем рискуешь своей жизнью снова, если знаешь, кто такой Каэль Мэтерленс? Зачем, Морган? Зачем? – вопросов было много. Слишком много для одного мозга, который страдал от лихорадки. Дыхание начинало сбиваться. Все силы уходили на эмоции, которые не хотели сидеть в стороне и наблюдать. – Ты мог просто распрощаться со мной и остаться жить у Анны, не плетясь непонятно куда, чтобы отдать кому-то… Если только не был уверен в том, что у тебя есть этот кто-то. Но ты знаешь, кто он и должен понимать, что этот кто-то должен иметь равную ему власть, чтобы иметь силы противостоять, иначе это превратится в наши с тобой перегонки, в которых еще неизвестно кто выиграет.
Пока пыталась что-то выяснить, разболелась голова. Она заставила немного притормозить на поворотах и обуздать эмоции, что снова продолжить после короткой паузы, экономя силы, которых после всплеска эмоций оказалось с гулькин нос.
- Сек-реты? – глаза полезли на лоб. «О чем он вообще?» о ком бы он не говорил, этим кому-то она нужна живой, иначе бы он не возился с ней, пытаясь не дать загнуться от болезни, но и не рассказывал. Из чего можно сделать выводы, что есть что-то такое, что изменит ее отношение. Даниэль уже его меняла. Появилось недоверие и сомнения. Сотрудничать с тем, кто недоговаривает то, от чего зависит твоя судьба, невозможно. – Я хочу знать правду.

+1

12

Если бы она его схватила за плечи и начала трясти по-настоящему, было бы легче. Правда. Было бы легче. Будь фалмари ну вообще чужим человеком - полукровка вообще бы бровью не повёл. Но у эмпата с девушкой установилась и крепла эмпатическая связь, и его вытрясало изнутри.
- Послушай! - схватившись за виски на последнем вопросе, точно ему было физически больно, простонал Морган-Морандир-псионик-лучник-кем-ещё-там-он-побывал, прежде чем попал в самое дерьмо событий. - Я просто левый парень, которого привели в небольшой, но очень много о себе думающий революционный кружок! Я им был даже особо не нужен, знай сиди в городе и наблюдай, но они для своего переворота ищут пропавшую наследницу свергнутой Метерленсами династии и есть основания полагать, что это ты!
Тридцать лет поисков закончились бы престраннейшей случайностью.
Полукровка отнял руки от головы и прикрыл глаза. Одной головной болью стало меньше. Он не ощущал близко чужаков - местные в таверне днём сидели мало.
- И прежде, чем я могу дождаться толкового ответа или найти доказательства, не роясь в твоих вещах, объявляется Метерленс, от первого до последнего слова липкая и самовлюблённая мразь, как о нём говорят, и удивительным образом он тоже охотится за тобой, - выдохнул парень.
- Ты ожидала бы, что я вот так кину тебя, просто потому что не уверен и вообще это не моя война?
Морган скривился.
Он и сам не ожидал от себя такой скорости и решимости в принятии решений.
Ему было противно и тошно - опять. За считанные мгновения более-менее терпимые отношения сменились отягчённым болезнью недоверием, ощущением безнадёжности, тупика.
Зато стало легче следить за словами.
Псионик выпутался из одеяла, всунул ноги в сапоги и встал. Тут же была поднята и накинута на рубашку куртка. Без дублета края пластин на плечах неприятно царапали кожу сквозь тонкую ткань.
- Если интересно, - добавил, застёгиваясь, рейнджер, - о том, что я сделал и делаю - не жалею ни капли, потому что человека неприятнее Метерленса я в жизни не встречал. А Орден даст тебе защиту от его рук в любом случае.
Отец присоединился к Ордену раньше, чем Мор вообще в планах появился, родился, жил с матерью десять лет, а потом был вновь найден и принят. Отец, последняя после гибели Нимуэ частица их нелепой крохотной семьи, возлагал на него надежды. Мать он уже подвёл, после возвращения из Лунных земель сбежав, чтобы не знаться ни с кем из её сомнительных друзей, не чувствовать присутствия рока над Акропосом, зарыться в листья, засунуть голову в снег и ждать чего-то.
- Я принесу обед. Могу посоветовать сказанное забыть и вещей не усложнять.
С этими словами парень вышел из комнаты, злой и расстроенный. Он чувствовал себя не в той роли и не в том месте. Из него был паршивый рыцарь, никакой лгун и совершенно некомпетентный заговорщик.

Отредактировано Морган (2014-05-11 04:31:32)

+1

13

- Наследницу, да? Свергнутой династии? – Даниэль смотрела на парня, как на… идиота. Ни больше, ни меньше. Она не хотела оскорбить его чувства, но выглядело это именно так. – Да ты издеваешься! Я попросила рассказать, что здесь происходит, а не рассказывать мне сказки на ночь, чтобы мне спалось веселее. Мне и тут неплохо, - фыркнула и скрестила руки на груди, хмуро смотря на полукровку.  – Я не понимаю, какое ты ко всему этому имеешь отношение. О каком «кружке» больных, хромых и нищих ты говоришь, но, если ты знаешь историю. Если бы ты ЗНАЛ историю, то ЗНАЛ бы, что погибли все, и глупо полагать, что кто-то выжил, а если и так, то… телега давно укатила, кого волнуют старые короли, когда новый живет и здравствует? И с чего ты взял, что я вообще имею к этому какое-то отношение? Каэлю я нужна только потому, что так захотелось его папочке. Невесту из народа, - фалмари хмыкнула. – Просил отплатить ему за годы приюта под его крылом. И да. Я не ожидала от тебя!
Выпалила. Не на одном дыхании, но быстро и без долгих пауз, которые глотала, забывая о передышке и воздухе.
- Ты мне не брат, не сват, не рыцарь моего сердца и даже не друг. С чего бы парню, который от природы не дурак ввязываться в неприятности из-за девушки, которую он толком не знает. Если бы не Анна, не знал бы вообще, кто с тобой живет под одной крышей, а теперь строишь какие-то непонятные планы, в которых сам не уверен.
Он делал все ради какой-то цели, или действительно был настолько хорошим, каким его описывали. С тайнами, которыми он покрыл их побег, девушка склонялась к первому. И теперь все меньше хотелось думать о том, что без этой цели он бы пошел за ней на ламарский корабль. «Даже как-то обидно стало…» Девичье сердце такое девичье. Не надеялось, но получив сначала, а потом, потеряв, обижаешься на то, что забрали.
- И ты думаешь, я пойду с тобой непонятно к кому? Серьезно? – брови приподнялась, здравствуй, сарказм!
Молчание. Капитуляция.
- Э-ээ… - только и сказала девушка, когда парень вышел и закрыл за собой дверь. Появилось такое ощущение, что милые успели побраниться, но обиженной девушкой оказалась отнюдь не Даниэль, а Морган, когда же ей досталась роль пара-па-па провинившегося кавалера! Растерянный выдох, растерянность глазах и действиях и перекати-поле в голове, где даже корова не мычит. «Что это сейчас было вообще?» Девушка удивленно похлопала глазами, смотря на дверь комнаты, где она осталась одна. Хочешь кого-то достать – уйди и ничего не объясни. «Ага… А еще сделай крайним кого-то другого»
- И кто здесь вообще должен демонстративно уходить?!? – очнулась. Пришла в себя. Нахмурилась и разозлилась. Для пущей драматичности стоило бы пустить вазой в дверью, но обошлось без крайности. Во-первых, вазы под рукой не оказалось. Во-вторых, сил поднять и швырнуть ее, тоже не было. А в третьих, можно было замахнуться, кинуть и внезапно попасть в полукровку, который ни с того ни с сего решил вернуться в комнату. Она не кинула, он не вернулся. Все счастливы. «Почти…»
Морган выбрал прекрасную тактику и стратегию. В любой непонятной ситуации делай ноги. Меньше будет проблем. Конфликты лучше всего избегать, если есть такая возможность. Эмоции со временем угаснут, проблему появится возможность обдумать в спокойной обстановке, а потом в такой же обстановке ее обсудить, но голова раскалывалась от кучи проблем. И с уходом полукровки их меньше не стало ни на грамм. С одного бока ее с распростертыми топорами ждал Каэль, с другой – непонятное нечто с Морганом на задворках. «От Каэля я хотя бы знаю чего ожидать, а что мне ждать от тебя, Морган?»
При желании можно найти парню оправдание, но желания и силы улетучились в страну Нет-и-не-будет.
- Болван, - буркнула рыжая и с видом «меня окружают одни идиоты» откинулась на спину, раскинув руки.

+1

14

Действительно.
Что он вообще здесь забыл?
Он должен был оставаться в Альянсе, охотиться в лесах на чудовищ, а не нянчиться с больными девами, под влиянием температуры и воспаленных нервов превращающимися из прекрасных сияющих (краснотой на щеках) созданий в диких фурий быстрее, чём сухие обветренные пальцы успевают делать "щёлк".
Да... Да... Да ну вас всех нахрен!
Это же даже не его обидки-печальки, всплохи горячечной сердитости, а проклятый дар эмпатии, отдающий ему в голову весь окрестный шум. Морган - свободный полуэльф, со своим ущемлённым, но всё таки личным пространством. Хочет - в грязи обмажется, хочет - снегом умоется, хочет - с дохлыми котятами в обнимку спать будет.
Ах ты ж задница, и этот пустой бунт - тоже багаж от Даниэллы.
Не важно.
Не верит - не надо, а Элиор всё равно девицу увидит и, если понадобится, сам в чём угодно будет убеждать. Он здесь ни при чём. Даже магией пользоваться не хочется.
Едва он решил ретироваться, эмпатия отвесила ему по затылку какое-то очень странное чувство. Просто невыносимо непонятное, что бывало с псиоником всё реже и реже с каждым готом, и чуть ли не заставило его сесть на подогнувшихся ногах. Он удержался, схватил плащ и захлопнул позади себя дверь.

Назад Морган вернулся через час или два, когда порозовевшее солнце на прояснившемся небе стало клонить к закату, а птицы в клети стали вести себя всё тише, толпясь рядками и хохлясь на жердях. Он сам прозяб - надо было не оставлять дублет и перчатки - пока отсылал короткое послание, скинувшее махом с него треть груза ответственности.
"Девица разболелась, вытрясла из меня душу. Отошлю порталом гильдии мистиков из ближайшего города, но не раньше, чем через десять дней. Пишите с птицей ответ".
Содержательно.

Бульон для неголодной и кружка горячего отвара подрагивали в руках с едва сдержанной дрожью. У прогулки был неоспоримый плюс: парень взял себя в руки и теперь знал, что говорить. Даниэлла тоже должна была успокоиться. К тому же, составлять ей компанию достаточно долго для новых ментальных атак он не собирался - собственная тарелка и кружка ждали полукровку внизу.
- Потрясающий пример благоразумия, - выдохнул перед порогом псионик, найдя фалмари в комнате примерно в том же состоянии, что и оставлял. Она даже вроде не тронула его меч.

На тумбу была поставлена плошка, в плошку плюхнулась ложка, а к ним прибавилась вторая кружка заместо первой.

Отредактировано Морган (2014-05-11 11:50:30)

+1

15

Из одной топи в другую. Даниэлла только одну ногу успела вытянуть, чтобы стать на берег, когда она погрязла по самое бедро еще одними нежеланными неприятностями, и как из них выпутываться, одним богам известно. «Что за невезение…» Для пущей радости не хватало только Мэтерленса, который явился бы в комнату со своими людьми, чтобы отнести ее домой. Сопротивляться даже не станет, сил на то нет. И еще непонятно, что в этой ситуации хуже: молодой князь, или какой-то сомнительный орден, который его недолюбливает. «Враг моего врага – мой друг» Высказывание хорошее, а на деле как?
Девушка вздохнула и закрыла глаза. С тех пор, как они столкнулись с Каэлем, черная полоса продолжалась, и обрываться не торопилась. Когда к одним неприятностям примешаются другие – вопрос времени. Думать не о чем. Парень дал слишком мало информации для того, чтобы она могла все взвесить и понять, что в этой ситуации будет лучше для нее. Он спас ее от ламара, но нет гарантии, что те, кому он пытался ее сбагрить, будут хотя бы на йоту лучше, чем он.
Начала рассматривать новый вариант. Не пороть горячку, пока больна и не в состоянии что-то сделать. Еще раз все обдумает, а пока остановилась на том, что сначала расправится с лихорадкой, а потом ее пути с полукровкой разойдутся. Она собиралась отправиться в Волчий след – отличная возможность убить два дела сразу. И Каэль не додумается ее там искать, и она найдет то, что ей надо. «И с сомнительными личностями знакомиться не придется»
Бунт закончился, когда его причина ретировалась. Устраивать западню и кидаться на мамонтенка с его же мечом девушка не планировала. Существо опасное, но милое. Рука бы не поднялась причинить ему вред. Он, может, и гад, который вел ее непонятно куда, пытаясь защитить, не спрашивая ее мнения, но этот гад вытянул ее с корабля и мог умереть там. пока боролся непонятно за что. «Вот именно… Непонятно за что!»
Рассуждения закончились головой, которая склонилась к постели. Разгоряченная щека, коснувшись холодных простыней, принесла облегчение. Малое, но выбирать не приходилось. Исходили из того, что есть. Она растратила все силы, которые были на то, чтобы высказаться и вытряхнуть желаемое из полукровки. В итоге вытрясла все, что можно и нельзя из себя. И снова уснула, не заметив, как глаза закрылись и мысли вылетели из головы, подарив ей немного спокойствия в реальности, но не во снах. Незабываемый карнавал продолжился.
В третий раз вернуться к дедушке и уютному домику не вышло. Был дом, но рука, лежащая на голове, была холодной и больше не гладила. Даниэль выпрямилась и посмотрела на старика, пытаясь понять, что происходит. Мужчина смотрел в одну точку и ничего не говорил. Проследив за его взглядом, Огонек увидела стол, на который с потолка капала вода. Маленькая лужица собралась на деревянной поверхности и увеличивалась с каждой каплей. Огонь в камине неожиданно погас, и стало ужасно холодна. Настолько, что появилось морозное дыхание и фалмари пришлось приобнять себя, чтобы как-то сохранить тепло, которого уже стало не хватать.

+2

16

Моргану не следовало задерживаться в комнате - это он понял, стоило проникнуться атмосферой нездоровья уныния, повисшей над фалмари ядовитым облаком. Рейнджер по дури собственной промёрз, и теперь его пошатывало от наслаивающейся на него болезни девушки. Времени будить, приводить в чувства, уговаривать есть и тому подобного не было, если он не хотел раньше времени грохнуться в постель сам.
Она ворочалась и бредила, сбивая слои одеяла. Едва псионик поднёс с голове Даниэль руку, его обдало жаром так, что загудело в голове. Лекарь из него, увы, был, калекарь, но ведь надо же было как-то это прекратить. Полуэльф посадил уже во второй раз за день больную в вертикальное положение, обернул, чтоб не падала, как вкопанная яблонька со слабым корнем, в своё одеяло с плащом поверх опять, и, положив холодные ладони на щёки и касаясь пальцами висков и лба, стал звать.
- Даниэлла, проснись. Ты от жара бредишь.
Собственный голос звучал скрежечуще сипло, и Мор был бы рад, если бы мог передавать мысли или, хотя бы, чувства и намерения так, как мир передавал ему. Дождавшись хоть какого-то вялого ответа, он аккуратно стёр большими пальцами сухуюу корочку с уголков глаз фалмари и заставил тем самым открыть её глаза.
Магия разума - Псионика - имеет очень условные границы. Для высшей магии как нигде необходимо понимание сути объекта. Если элементарная сила в освоении проста, благодаря сотням лет отождествления стихий с символами и явлениями в фольклоре, то мысль и чувство, будучи незримыми, встречали преграды непонимания. Морган знал дев, которые в совершенстве оттачивали Целесос, но никогда не понимал, зачем. Зачем выжимать магией эффект, если можно добиться нужного своими действиями и более правильным формулированием внушаемого? Природный псионик очень редко использовал магию, но использовал так, чтобы наверняка.
- Послушай, - глядя глаза в глаза девушке, начал накладывать чары Мор, - ты слаба, поэтому тебе нужно подкрепиться. Сейчас ты выпьешь бульон в миске на тумбе и заешь его тефтелью, не кочевряжась. Затем ты посидишь, глубоко дыша. Потом ты доешь варенье, выпьешь отвар. Потом ляжешь. Не сразу. Только так тебе полегчает, - формулировать задания всегда надо по действиям, как можно короче и чётче. - Поняла?
Часть магической энергии покинула тело эмпата, уйдя с холодом шершавых пальцев в многострадальные, покрытые чуть влажным рыжеватым пушком виски. Видит небо, Морандир не злоупотреблял властью над чужим сознанием, и пусть не обвиняет его хоть в этом. Он полностью закончил заклятие к тому моменту, когда отсел на свою кровать, тихо говоря:
- Цена словам в книжках не больше, чем сказанным - и те и другие созданы людьми. Только правом марать бумагу пользуются победители, сжигая вредные записки.
Он надел на себя дублет снова, вернул на пояс меч, и встал в которы уже раз, чтобы покинуть комнату.
- Приятного аппетита.
С этими словами Мор вышел, чтобы провести остаток дня в зале таверны. Его ждала еда, лёгкий разговор о погоде, бодрящиеся местные работяги, но ему также нездоровилось. Голова тяжелела без выпивки, которую сегодня для его горла заменял местный крепкий травяной настой. Эмпат был вял, сидел, подперев щёку кулаком, делал вид, что смотрит в окно, а сам каждую минуту проверял, как его спутница там, в комнате наверху.
"Не раньше вечера, не раньше вечера..."
Ничего не грозило произойти до вечера.

Отредактировано Морган (2014-05-11 18:15:18)

+2

17

Уже прошла почти неделя с последних эпичных событий. Эльфы давно потеряли след, а что стало с ламарами, оставшимися на корабле, остается только гадать. Проведя тогда ночь в лесу, Каэль чуть было окончательно не замерз прямо под деревом. Движение - жизнь. Вспомнив об этом, молодой князь поспешил продолжить путь, порой переходя на бег, чтобы согреться. Мало того, что было самое холодное время года, так еще и в воде умудрился искупаться. Хорошо еще, что целебная роса помогла преодолеть недомогание, которое могло привести к тому, что княжича легко могли поймать. Нужно было найти одежду подобротнее, да и рваная рубаха, испачканная кровью, привлекала внимание. Добравшись до ближайшего совсем маленького эльфйского поселения, Каэль раздобыл сменную одежду (благо, деньги с собой были), от чего и сам стал походить на эльфа. Пусть не княжеский мундир, но хоть что-то. Это было даже к лучшему, слившись с толпой удобнее передвигаться на чужой территории.
Прихватив с собой немного провизии, он вновь воспользовался Призывом, но на этот раз в помощь позвал ястреба. Не сразу, но птица нашла беглецов. Ястреб время от времени улетал, а потом возвращался, делая над ламаром круги и указывая, в каком направлении ему следует продолжать движение. Когда же запасы еды истощились, пришлось немного поохотиться. Здесь очень кстати был призван волк. Каэлю нравилось охотиться вместе с животным, соревноваться с ним в быстроте и проворстве. Это на время отвлекало от насущных забот, добавляя в серые будни путника немного азарта.
Так день за днем, переживая один снегопад за другим, останавливаясь для привала и ругая судьбу за все доставленные неудобства, Каэль, наконец-таки, добрался до крупной деревни. Ястреб кружил над ней, иногда протяжно крича, показывая, что добыча была здесь. Поблагодарив богов, княжич вошел в деревню. Жители не обращали на него никакого внимания, что безмерно радовало. Значит, сюда эльфийская стража еще не добралась. Кутаясь в плащ, Каэль поднял голову, выискивая взглядом в небе птицу. Сделав еще один круг, ястреб приземлился на крышу таверны. "Надо полагать, они остановились здесь". Каэль мысленно отпустил птицу, обрывая действие магии. Как действовать дальше ламар пока не знал. Да, он выследил свою несостоявшуюся невесту, но это лишь пол дела, ее, ведь, надо бы еще и во дворец вернуть. Вот это будет в сто крат сложнее. Как именно он будет это делать, Каэль так и не придумал. Он решил действовать по ситуации. Однако, все же, он больше склонялся к тому, чтобы перестать прибегать к грубой силе. Это не работает, пора бы уже зарубить это себе на носу. Значит, остается только завоевать ее доверие любыми доступными способами. Вот только была небольшая проблема - Морган. Псионик, который все еще оставался темной лошадкой во всей этой заварушке. Кто он? Откуда взялся? Почему-то Каэль был уверен, что этим парнем движет не только доброта побуждений.
Более менее определившись в стратегии для себя, Каэль толкнул дверь таверны рукой и вошел. Тело тут же окутало приятное тепло, от чего по коже побежали мурашки. Ламар поежился. В нос били ароматы еды и кислых напитков. Он окинул заведение взглядом и, не обнаружив признаков рыжей шевелюры, подошел к барной стойке. После пары любезных слов и перешедших бармену пары серебряных, оказалось, что в этой таверне действительно остановилась пара, интересующая княжича. Он даже номер комнаты узнал, но тут бармен указал на парня, сидящего за столом в углу.
- Так вот же тот, кого вы ищете.
Каэль обернулся и пригляделся. Действительно, это был Морган. Но, похоже, бдительность сегодня была не на его стороне. Может, стоило прокрасться в комнату к Даниэль? И что? Девушка наверняка поднимет такой шум, что мало не покажется. В этом не было смысла. И что тогда? Драться прямо здесь Морган вряд ли будет, а раз Каэль решил втереться в доверие, то вполне можно начать и с друга рыжей бестии.
Прикинув что-то в уме, Каэль заказал две кружки эля и подошел к столику, за которым сидел Морган. Первоначально была мысль просто подойти со спины и свернуть ему шею, но это, опять же, привлекло бы всеобщее внимание.
- А я уж думал, что ты от Даниэль теперь и на шаг не отойдешь. - Проговорил он, ставя кружки эля на стол и придвигая одну псионику. - Только не надо сейчас поднимать шум. Он нам ни к чему, верно? - Каэль еле заметно улыбнулся, глядя на Моргана с прищуром, в голове перебирая различные варианты его поведения и свое последующее действие. Драться ламар был не намерен. По крайней мере, не сейчас и не здесь. Он устал после долгого путешествия, поэтому сел на стул напротив, даже не спросив разрешения. - Давай лучше выпьем и поговорим, как это принято в цивилизованном обществе.

+2

18

Если долго слышать какой-нибудь шум - перестаёшь замечать, если долго держать в руках ключи - немудрено их потерять, ну а если долго концентрировать внимание... Оно просто упускает что-то важное в самый нужный момент.
Хотя, что уж, парень просто засыпал с открытыми глазами.
Когда знакомое присутствие - внимание к себе эмпат чувствовал в первую очередь и это был чуть ли не единственный однозначный плюс дара - стало очевидным, было слишком поздно, чтобы что-то серьёзно менять. Левая рука, конечно, скользнула за ножом в поставленный на перекладину стола сапог, но мало что изменила бы. Морган был вял и немного болен. Не то чтобы Каэль сам пришёл, готовый ринуться в драку. Псионик мог распознать намерения, всегда - с такого близкого расстояния, как сейчас, но не так быстро, как обычно, здоровый. Он даже не стал обрывать ламара на полуслове, когда тот подошёл, разбирая всё подряд, только окинул знаменитым холодно-равнодушным взглядом, каким обычно приценивались к собеседнику некроманты.
- Я надеялся, что тебя запрут и отошлют с позором к папе, - пробормотал полукровка в кружку. Свою кружку. Взгляд на две лишние на столе. Снова взгляд на Каэля. Что там было с ядами? Вроде бы он не жаждет, чтобы Морган хлебнул этого эля.
Значит, нет?
Но всё равно ты подлец.

- Я прекрасно знаю, чего ты хочешь, - после паузы, прищурившись в ответ, прервал нелепый фарс девиц-с-корабля-воровец. - И что тебя заставляет думать, что я вообще соглашусь с тобой торговаться?
Если честно, Моргану было немно-о-ожко интересно. Метерленс, готовый и так, и этак ради желаемого вывернуться, наверняка, без своих латников чувствовал себя не так уверенно и пытался хитрить. Будь у него больше изящества, и не знай полукровка истинное лицо княжича, у Каэля бы даже был положительный счёт по харизме. Но нет.

+2

19

«Дайте же вы мне поспать спокойно» Даниэль мучительно простонала, когда еще уже в третий раз начали дергать, не давая поспать. Больному человеку не объяснишь, что делают это исключительно ради него, пытаясь помочь, а не усугубить здоровье, но об этом в такие моменты совершенно не думаешь, потому что силы есть только на то, чтобы уткнуться носом в подушку и прикинуться морской звездой на ближайшие несколько часов.
Девушке казалось, что спала она спокойно и не замечала, что ворочалась в постели. Сны были только странными, искажали воспоминания донельзя. И даже там болезнь начинала одолевать ее, заменяя одни обрывки сна другими. Радость и беззаботность – холодом, страхом и предчувствием чего-то нехорошего, что надвигалось на нее. Она с опасением и страхом подходила к открытому окну. Дождь лил, как из ведра, бил по подоконнику, а сильные порывы ветра были редкими, но забрасывали капли в дом. Доски успели напомнить, орошенные дождем, но лужа натечь не успела. Она всего лишь хотела закрыть его, но чувство, засевшее глубоко, говорило, что она не должна это делать. Что-то должно произойти. И все же она шла. Медленно. Маленькими шагами подходила к окну. Опасливо выглянула наружу. Ничего. Только непогода. Закрыла окно. Выдохнула. Стало легче и спокойнее. Поворот и глаза в глаза голубые, но напоминают совсем не небо. Крепки руки грубо схватили за плечи, и фалмари успела только вскрикнуть и забиться, пытаясь высвободиться. Когда открыла глаза, перед ней было уже другое лицо.
Морган пытался добудиться и достучаться до нее. Снова возился, несмотря на то, что они успели устроить недоссору, которая ни к чему путному не привела. Когда она последний раз была в сознании, то еще лежала на спине, раскинув руки, а потом была темнота и этот ужасный сон, который обещал возвращаться снова и снова, пока лихорадка не уберет от нее свои липкие и противные лапы. Она не хотела уходить.
И вот снова она открывает глаза. Уже сидит, снова опора под спиной и его руки поддерживают ее. Плюс в болезни был. Из-за красноты румянец от смущения не мог пробиться и быть замеченным. Он был слишком близко – это банальная необходимость, но нарушение личного пространства было. Спасибо Мэтереленсу за то, что у нее тебе есть мысли в голове, о которых она бы сама не догадалась, и появился лишний повод краснеет при полукровке.
Хорошо, что она не дошла до кондиции, когда начинаешь виснуть на своем «спасителе», тянуть его к себе, валить и подминать, чтобы было плохо не только тебе, но и ему, пока ты ноешь на несчастное ухо, хныча и сопя забитым носом, периодически отвлекаясь на то, чтобы звать его по имени и раздражать еще сильнее. Остановились на том, что «вис» он. Пальцы полукровки были холодными, как и его руки. Контраст тел был заметен, несмотря на морок. Было приятно ощущать прохладу и хотелось наклонить голову к руке, чтобы прижаться щекой, но ничего не произошло. Она пыталась смотреть на нее, он держал. Со стороны это смотрелось мило, но болячка от этого никуда не делась, а рыжая попала во власть чар псионика. Нет разума доступнее, чем разум больного.
- Хорошо… - слабо кивнула и, как только влияние закончилось, девушка занялась тем, чтобы, поддаваясь убеждения, выполнить все, что было навязано. Даниэль бы наверняка разозлилась, если бы узнала, что кто-то копался у нее в голове и что-то навязывал, но не заподозрила ничего странного. Когда все указания были выполнены, девушка снова заснула. Дышать стало немного легче.

+2

20

После восстановления было использовано два Призыва: 40 и 60 МгМ, остаток должен быть 239 МгМ

- А с чего ты взял, что я пришел торговаться? - Ответил вопросом на вопрос Каэль, приглядывась к псионику получше. "Обычно я просто забираю то, что мне принадлежит, но сейчас я явно не в выгодном положении, так что придется мне немного вам подыграть". - Я бы хотел просто снова поговорить с Дан. Я уже объяснял ей все на корабле, но достучаться до ее разума так и не смог.
Морган выглядел вяло. "А что это за пойло у него в руках с таким противным запахом? Несет какой-то травой... Целебный отвар? Видимо, здоровье нашего горе-похитителя не из лучших. Если припомнить, я и сам мог оказаться в таком состоянии, если бы не магия. Не хорошо купаться в ледяной воде в такой холод, без последствий не останется".
- Она сейчас в комнате? Как она? А то, глядя на тебя, могу предположить, что купание в мороз сказалось на вас обоих не в лучшую сторону. - "Если все так, то у меня есть неплохой шанс, подобраться поближе". - Я, ведь, тоже сиганул за вами следом. Мысль о том, чтобы сидеть за эльфийской решеткой меня совсем не прельщала. Конечно, в первые секунды пребывания в ледяной воде я было засомневался в своем поступке, но назад хода уже не было. - Он сделал глоток эля и с трудом сдержался, чтобы не поморщиться. Отвратительный вкус. Как они умудряются сделать настолько гадкое пойло? - Однако я в полном порядке. Могу и вам помочь справиться с недугом. Абсолютно безвозмездно.
Каэль хотел было снова пригубить эль, но, в последнюю секунду вновь вспомнил о его противном вкусе и отодвинул от себя кружку.
- Правильно, что не пьешь этот эль - редкостная гадость. - Добавил он, как бы между прочим. Тело постепенно "оттаивало", кости начинали прогреваться, а настроение определенно улучшаться. Пока все шло относительно гладко. Если Морган не дурак, а он не дурак, как уже успел заметить княжич ранее на корабле, то на помощь должен согласиться, если, конечно, он не хочет проваляться в постели с горячкой еще половину недели и заставлять страдать Даниэль.

Отредактировано Каэль (2014-05-12 08:00:47)

+1

21

Морган молчал. Всё смотрел, видел, оценивал, понимал.
Нет, он определённо не собирался радостно танцевать, раз прискакавший без армии княжич просился всё поправить. Эгоистичный подтекст дребезжал слишком сильно, а полукровка терпеть не мог таких людей. Только вот он с Орденом в глазах бредящей от лихорадки Даниэллы выглядел ещё хуже. Чувствовал, знал, расстраивался безмерно.
Наверное, смотрящий тёмным и, мягко говоря, не слишком эмоциональным взглядом псионик, ведьмин сын, из любого бы нервного вытряс энтузиазм, но Каэль был слишком самоуверенным и самодовольным, чтобы поддаться такому невинному и изящному устрашению. Мор не сказал бы, что у него под столом в руке нож. Не стал бы предупреждать, что может заставить ламара просто взять и свернуть себе шею, пусть это трижды было опасно проделывать в болезненном состоянии со сниженной силой воли и такой близостью для эмпатической отдачи. Нет. В какой-то момент рейнджер задал вообще не относившийся к сказанному вопрос, как широкий росчерк пера бюрократа вычёркивавший из разговора излияния про помощь с намёком на честность.
- А ты знаешь, как выглядит аура девушки, хоть мельком познакомившейся с насильником?
Одна из тех вещей, которые эмпат находил полезными, чтобы знать, но ужасными - чувствовать. Его в течение недели иногда, особенно по ночам, начинало чуть ли не выворачивать от страха, отвращения и безысходности. Это Даниэлла боялась его, памятуя о попытках Каэля достучаться до её разума, не иначе.
Я знаю, чего ты стоишь.
Мор ещё раз взвесил предложение княжича. Без магии они бы справились, но время оказалось бы потеряно. Между тем девушку нужно было вести дальше на юг, чтобы...
Чтобы?
Каэль не знает, что у него есть враг. Пусть остаётся в неведении дальше.
- Вторая направо. Я открою, но объясняться будешь сам.
Я слежу за тобой.

Отредактировано Морган (2014-05-12 15:06:48)

+3

22

То, что доктор прописал. Морган отреагировал так, как нужно было ламару. Причем, даже не особо колеблясь, видимо, дела была совсем плохи. Конечно, псионик бубнил что-то невразумительное себе под нос, как дряхлый старик, выживший из ума, но, как и в случае со стариком, Каэль предпочел не обращать внимание на бормотание, возможно, вызванное горячкой.
- Замечательно. Не волнуйся, я давно вполне самостоятельный, сам завязываю сандали и вообще... - На лице продолжала держаться полуулыбка, по обыкновению больше похожая на ухмылку, из-за чего Каэль и выглядел самодовольным. Что ж, это было не далеко от истины. Он был уверен, что псионик с него глаз не спустит и будет постоянно поджидать подходящего момента, чтобы вонзить нож в спину, но пока Каэль был нужен. Пусть не на долго, всего лишь поднять девушку на ноги, но даже этого, в итоге, могло оказаться вполне достаточно для разворачивания последующих масштабных действий. Пока же будем действовать осторожно. Приручать дикого зверя всегда трудно. Торопиться не стоит.
- Тогда не будем больше тянуть. - Каэль поднялся. - Веди.
Морган не заставил себя долго ждать. Они поднялись до комнаты в полном молчании. Ну не о погоде же с врагом говорить, в самом-то деле? Псионик отворил дверь, и Каэль, войдя, обнаружил Даниэль на кровати. Он подошел ближе и склонился. Девушка спала, но по алеющим щекам было видно, что ей нездоровилось. Можно было, конечно, потрогать ее лоб, для пущей убежденности, но пока будить ее не хотелось. Каэль выпрямился и огляделся. "Да мне сегодня везет". На подоконнике, как нельзя кстати, стоял эухарис. Невысокий цветок с широкими листьями и обычно белыми цветами, похожими на лилии. Вот только сейчас никаких цветов на нем не было, а широкие листья угрюмо свисали с краев горшка. Княжич подошел к растению и коснулся пальцами обезвоженной почвы. Несмотря на все мучения, что претерпевал цветок, он был все еще жив. Этого было вполне достаточно.
- Нужен стакан воды, - оповестил он Моргана вполголоса, чтобы не разбудить Даниэль, но приказные нотки все равно были слышны. Что поделать, он привык так жить. Однако потом добавил, - Будь добр. - Это все, на что его хватило. Он не любил просить. Но ради достижения цели, придется потерпеть. А тем временем он уже пустил в землю магический импульс, который побежал по корням растения вверх, и, вскоре, на широких вялых листьях начали проступать капли лечебной росы. Оставалось только дождаться, когда их наберется нужное количество и добавить их в воду, чтобы было удобнее пить.
Через пару минут Морган предоставил необходимый стакан с водой.
- Можешь налить еще один для себя. - Каэль подставил стакан под листок цветка, позволяя росе стекать прямо в воду. Цвет воды нисколько не изменился, но появились целебные свойства. Превратив воду в лекарство, ламар подошел к постели девушки и сел на край. Нужно было ее разбудить, и как раз сейчас Каэль пытался предугадать, как поведет себя Даниэль. "Главное, чтобы со злости стакан не опрокинула", - мелькнула мысль.
Каэль коснулся рукой ее розовой щеки, убирая упавшую на лицо рыжую прядь:
- Даниэль, милая, проснись, нужно принять лекарство, - осторожно позвал он, ожидая при пробуждении бурю негативных эмоций. В последний раз он был к ней так близко совсем не для того, чтобы помочь, и сейчас его присутствия здесь ждали меньше всего.

Отредактировано Каэль (2014-05-14 18:04:02)

+2

23

офф: Морган - ленивая попа, поэтому я пишу вне очереди, упоминая его перса с его разрешения >.<

Даниэлла никогда не обладала даром псионики, поэтому мир проходил мимо нее, не доставляя неудобств. В псионике были плюсы, помимо минусов, от которых страдал полукровка, но они лишили девушку дополнительной пару глаз и ушей, которые бы подсказали, что что-то не так. «Чуйка» тоже не подала виду и находилась в таком же лихорадочном угаре, как и ее обладательница.
Фалмари видела кошмары, но не могла проснуться. Болезнь была сильнее нее. Здоровье подвело, регенерация оказалась бесполезной в борьбе с хворью. Веселые каникулы беглянки продолжались. Ланкре пропустила все самое важное. Появление Каэля, разрешение Моргана на вмешательство и вторжение парней в импровизированный лазарет, находись девушка в здравом уме и сознании в жизни бы не позволила Мэтерленсу ее лечить. Такие только калечат, а если не покалечит, то точно отравит, чтобы потом папеньке подкинуть хладеющий труп и с грустью в глазах говорить, что править он будет вдовцом. До первой прозрачной фармарильской юбки.
Дель спала, пока не почувствовала прикосновение. мужской голос позвал ее и она сонно потянулась. В четвертый раз пришлось разлепить глаза. Моргану снова что-то было нужно (о том, что это может быть кто-то кроме полукровки, девушка и не догадывалась).
- Морган… - устало, немного обиженно просипела рыжая. Он спас ее от кошмаров, но после короткого облегчения, фалмари поняла, насколько сильно хочет спать и снова потянуться к подушке, но намеренно пересиливала себя, понимая, что делается это не просто так. Он снова хочет помочь, иначе бы не дергал ее туда-сюда.
В четвертый раз пробуждение было быстрым. Привыкнуть к такому невозможно, просыпаться по часам тоже, но продолжение кошмара, который воплотился в жизнь, стал отличным предлогом вжаться в стену и уставиться на ламара, как испуганная зверушка, к которой протягивают шипованный ошейник. Ласковый голос, который звал ее, принадлежал другому. Если бы она не была так погружена в свое желание продолжить зимнюю спячку, то заметила бы разницу. Не в голосе, так в словах. Сладость не свойственна полукровке.
Стала озираться, пытаясь быстро найти что-то, чем можно заехать ламару, чтобы как-то защитить себя от него. Второй раз продолжать незаконченное… «Да я лучше от лихорадки сдохну!» Злости и гнева не было. Только испуг, страх, которые вопили и бились, пытаясь вырваться и куда-то унести свою горе-беглянку. У Мэтерленса, может, и были чистые намерения (три ха-ха!), но вбить это в голове девушке, которая чуть не пострадала от этих самых чистых намерений – навлечь на свою голову беду в виде увесистой вазы.
Заметила в комнате полукровку. Морган стоял недалеко и наблюдал за ними, позволяя Каэлю находиться рядом. Позволил ему войти и играть в свои игры. Реакция фалмари была предсказуемой, поэтому полукровка, так чтобы не видел молодой князь, показал ей нож в рукаве и демонстративно положил вторую руку на ножны, показывая, что все в порядке и ей не о чем беспокоиться. Легче стало, но не сильно. Даниэль нахмурилась, смотря на парня. «У тебя, между прочим, тоже не привилегированное положение»
Каэль никуда не девался, как самый страшный сон. Девушка сильнее натянула одеяло – скромная защита, которая ей ничем не поможет, если что-то пойдет не так, и отодвинулась к стене еще сильнее, смотря на княжича.

Отредактировано Даниэль (2014-05-14 19:47:12)

+1

24

Не сразу, но девушка очнулась от бредового сна. Ну, наконец-то. И стоило только Даниэль осознать, что перед ней сидит далеко не Морган, как она в панике ударилась в бега. Точнее, это она так думала. Стена убежать далеко не дала. И слава богу. А то опять за ней гоняться? А не многовато ли догонялок стало в последнее время?
Каэль поднял руки в примирительном жесте, за одно оберегая стакан от резких движений девчонки. Как хорошо, что поблизости не было ничего увесистого, иначе, видит Аллор, она не побоялась бы запустить это в молодого князя. И снова хвала Создателю. В общем, все было примерно так, как ожидал Каэль. Прячется за одеялом? Как это по-детски. Ребенок... Мэтерленс вздохнул.
- Расслабься. - Все так же спокойно продолжил он, - Мор бдит, если попробую тебя хоть пальцем тронуть - он меня выпотрошит, ведь так, Мор? - Каэль глянул на него краем глаза, типа подыграй мне, если хочешь ее успокоить.
- Я тут узнал, что тебе нездоровиться. Пусть это прозвучит через чур странным, да-да, я прекрасно понимаю, как это сейчас выглядит, и какой шок это для тебя, но я хочу помочь. - Он протянул стакан с лекарством. - Меня это поставило на ноги на следующий день, но я толком-то заболеть не успел. У тебя выздоровление займет немного больше времени. Это вода, смешанная с лечебной росой. Ты должна знать, что яды я производить не умею, а Морган был свидетелем творения заклинания. Все безопасно.
Ну же, Даниэль, поверь мне. Хоть совсем чуть-чуть. Для первого раза этого будет вполне достаточно.
Каэль выжидал, примет ли его помощь Даниэль, или снова придется начинать все с начала.

+1

25

Фалмари была напугана, тут и к гадалке не ходи. Каэль свалился на ее голову, как снег в Фалмариле в середине лета. Лихорадка после купания в холодной воде и та была предсказуема, но не визит молодого князя с намерениями помочь и подлатать беглянку. Она проспала все самое интересное. Захотелось узнать, как Мэтерленс уговорил Моргана подобраться к ней. «И уговаривал ли вообще…» Еще не хватало, чтобы они были в сговоре. Маловероятно. Даниэль была оптимисткой, и хотелось верить, что полукровка не будет мутить воду дальше, если он заикнулся о каком-то спасительном ордене. «Ага… Каком-то…»
Девушка неуверенно посмотрела на ламара, который держал в руках стакан с непонятно чем. Выглядело это как обычная безвредная вода, но она была в руках мелкого узурпатора, который мог сделать, что угодно и подсыпать туда яд. «Или слабительное… Но я бы предпочла второе, если не сложится с обычной водой. Меньше мороки»
Ланкре посмотрела на Моргана. Сказать она этого не смогла, но выражения лица и глаз должно было хватить. «Ты точно уверен, что ему можно доверять?» Кивок. Или ответ на ее вопрос, или попытка подтвердить слова ламара. В обоих случаях смотрелось неубедительно. Состояние полукровки оставляло желать лучшего. Фалмари же не знала, что ее настроение и состояние передаются ему.
Дыхание было тяжелым. Мешала болезнь. Жар. Покраснение. Видок еще тот. Огонек нахмурилась. Она знала, какими способностями обладает ламар и на что он способен, но спокойствия от этого не прибавилось.
- Яды можно воспроизводить и без магии, - ответ был очевидным. Ламар знал, с кем он имеет дело и как фалмари относилась к нему раньше. Мог предположить, как она будет смотреть на него после шаловливых рук, которые позволили себе слишком многое. – Сначала ты, - шумно втянула воздух, которого не хватало. Он обжигал горло и не приносил облегчения. Только в груди не болело.
Если Каэль действительно туда ничего не подмешал, то он спокойно сделает один глоток. Для доверия придется постараться. То, что он пришел сюда с Морганом, еще ничего не значит. Обмануть можно любого.

+2

26

Каэль удивленно вскинул брови. Он только что объяснил, что напиток производился в присутствии Моргана. Тот вряд ли бы допустил, чтобы ей был предложен яд. Псионик даже сейчас был в комнате, но, видимо, это все равно не придавало девушке уверенности. Или...она ему не доверяет настолько, насколько я думал?..
- Неужели даже присутствующий здесь Морган, наверняка готовый в любой момент сделать из меня мясную нарезку, не дает тебе чувства защищенности? - Укор в сторону псионика и сомнение в сторону их доверительных отношений. - Или он подорвал твое доверие, воспользовавшись твоей слабостью? - Взгляд ламара скользнул по полуоголенным плечам девушки и тому, что она так тщательно пыталась прикрыть одеялом. Тихая усмешка.
- Ну, хорошо, если это действительно тебя убедит... - Каэль демонстративно сделал глоток из стакана и снова протянул стакан Даниэль. - На вкус самая обычна вода.
Как бы получше узнать, что у них за отношения? Тогда, возможно, мне было бы легче переманить Дан на свою сторону, но она вряд ли будет со мной откровенничать. Про разговоры по душам с Морганом можно даже не думать, значит, остается только собирать информацию по крупицам. Необдуманно брошенные слова или фразы вполне могут составить сносную картинку ситуации. Как говорится: "с миру по нитке - голому штаны".

Отредактировано Каэль (2014-05-17 17:58:21)

+2

27

Пожалуй, любующийся, как павлин, собой Каэль раздражал рейнджера настолько сильно потому, что сам Мор любил быть незаметным. В самых людных местах он нередко замирал, как изваяние или притворившийся мёртвым зверёк, и просто смотрел и слушал.
Мог ли он действительно убить Каэля?
Возможно...
А может и нет.
Все разы, когда он стрелял в живых людей на убой или, что ещё хуже, убивал с кинжала, были продиктованы необходимостью и внутренним шоком. Когда опасность - реальная, не мнимая опасность! - угрожала жизни матери, с которой подростком полукровка отправился в Лунный край, не зная какой его там ждёт ад, например. Закон военного времени требует не испытывать сочувствия к врагу, а что делать, если сочувствие - половина (или даже две трети) твоей собственной личности?
- Он не лжёт, вредить не собирается, - подтвердил, выходя из своего оцепенения псионик. Он следил настолько внимательно за Метерленсом, что, если бы внутреннее чувство реально могло щипать, обплакался, обчихался и обчесался бы.
- Но всё же выпей, - добавил полуэльф. - А я следом.
После сегодняшнего разговора о лояльностях, эмпат с ублюдочным князьком оказался в паритетном положении. Испытывать терпение девушки, чувствовавшей теперь везде обман, он не хотел. Далиэлла знала, что он состоит в заговоре против Метерленсов. Могла сказать. А мама-чернокнижница хорошо учила сына не щекотать в ноздри спящую драконицу.
- Добрая магия, - кивнул Морган, сняв пару капель с самих листьев. Его изнутри обдало такой живительной силой, что можно было хоть сейчас в окно прыгать и бежать охотиться на медведей. Шутка ли, его аллергия на магию, порождённая неудачным смешением тёмной и светлой кровей, не проявлялась на магии природной. И собственных чарах псионика. - Даже удивительно.
Он аккуратно обошёл ламара и вернулся к своему посту.

+1

28

- Не смей сравнивать его с собой, - Даниэлла не злилась. Не было сил на то, чтобы огрызнуться или гневно посмотреть на ламара. Слабо хмурилась. Немногое, на что она была способна в своем состоянии.
Разговор с Морганом отложил свой отпечаток, в котором ничего хорошего не было, но заикаться об этом в присутствии Мэтерленса – верх идиотизма. Парень не пренебрежет возможностью этим воспользоваться. В лучшем случае, отшутится в своей манере и будет таков, в худшем – попытается рассорить их еще сильнее, чтобы получить своё. Недоверие девушки было не равным. Особенно в свете последних событий, но. когда не знаешь, чего ожидать, выбор делать проблематично. «Если вообще возможно»
На свой страх и риск она его сделала. Дала понять полукровке, что она не забыла про их разговор, и не одобряет мутной воды, которую он ей подпихнул, но он значительно выигрывает на фоне Каэля, о чьем болоте ей не нужно было лишний раз напоминать. «В этой топи, раз увязнув, можно уже не выбраться никогда»
Ламар пошутил, снова задевая тему близости. «Полгода на корабле без женщины? Оно и видно…» Опускаться до его уровня девушка не стала. Желание съязвить в адрес молодого князя у Даниэль отбила его выходка на корабле. Беглого взгляда по ней было достаточно для того, чтобы она еще сильнее вжалась в стену и натянула несчастное одеяло. Было мерзко и противно. Он ее не касался, но тошно было и от такой «мелочи».
Морган попытался ее переубедить, но не вышло, пока Мэтерленс не соизволил выпить. Проверила, доказал, получи доверие. «Если это можно так назвать»
Ланкре взяла протянутый стакан, стараясь взять так, чтобы не коснуться пальцев Каэля. Намеренно его перевернула, чтобы пить с той стороны, которой не касались губы ламара, и выпила.
- Удивительно, что он вообще ламар, - тихо буркнула Даниэль, услышав последнюю реплику полукровки.
Таким, как Каэль, стоило бы родиться демоном или вампиром. Тогда бы он большее соответствовал своей расе. «И не пришлось бы доказывать своему народу, что правитель ты достойный». Огонек себе слабо представляла, каким образом парень собирается обмануть жителей Фалмарила, выдавая себя за того, кем он не является. Неужели, его отец надеялся на то, что она сможет сгладить ситуацию и убедить ламаров в том, что их правитель не такой узурпатор, каким он им кажется? «А еще я знаю, что за помощь, он захочет получить что-то взамен»

+2

29

- Не смей сравнивать его с собой.
Каэль прищурившись посмотрел на Даниэль:
- Видимо, ты настолько хорошо его знаешь, что уверена в его добрых намерениях? Может, он просто ждет подходящего момента? - "Значит ли это, что между ними действительно ничего не было? Получается, тогда на корабле я хватил лишку. Чуть было не испортил невинное создание. Теперь понятно, почему она отпрыгнула от меня, как от огня. Я сам себе осложнил ситуацию. Хотя, она и раньше не особо жаждала со мной общения. Что же тогда их связывает? Почему она идет за ним? Он ей что-то пообещал?"
- Похоже, ты можешь верить всем, кроме меня, - он оценил то, как демонстративно Даниэль избежала касания его руки при передаче стакана и как повернула его другой стороной, чтобы отпить. "Какие же мы гордые и принципиальные. Прямо действительно задатки княгини..." Тут он призадумался. Раньше Каэль списывал это на чистое упрямство девушки, не отличая от других качеств характера. Подобные мысли даже удивили. "Какого лешего я вдруг об этом подумал?.."
- Даже удивительно.
- Удивительно, что он вообще ламар.

- Эй, я бы попросил, - наигранно возмутился Каэль. Его нисколько не задел их сарказм, это было даже забавно. - Я вам тут помогаю, а вы? - Он усмехнулся и поднялся. Пока еще было рано думать о том, что они вдруг ему поверят вот так вот сразу. Все еще впереди.
- Ну, вы тут выздоравливайте, а я пока пойду тоже сниму себе комнату. К сожалению, Даниэль, ты не сможешь оправиться быстро. Возможно, придется даже снова прибегнуть к моей "доброй магии". - Процитировал он Моргана. - Но, мы же никуда не торопимся? - Каэль не ожидал ответа на этот вопрос. Он прошел к двери и, не оборачиваясь, добавил:
- Не думаю, что вам стоит пытаться улизнуть от меня тайком. Я вас все равно разыщу рано или поздно. - Вот теперь он посмотрел на обоих, - Придется вам терпеть мое присутствие, потому что без Дан я вернуться не могу, а она пока на это не соглашается. Так что, предлагаю вам свыкнуться с мыслью о моем присутствии.
И он вышел. Ламар спустился вниз и снял ближайшую комнату к Даниэль. Пока можно было немного расслабиться.

+2

30

Выметайся уже, - подумал Морган, бросая хмурый взгляд на советующего самодура. Он чувствовал пробранную как будто довольством самоуверенность ламара и собственный укол холодного раздражения - на себя, но воля Даниэль из них троих ярче и сильнее влияла на эмпата.
В след Метерленсу на его речи он ничего не сказал, в своём хмуром стиле по-птичьи резкими движениями закрывая - не хлопая - и запирая изнутри дверь. Стоило бы всё-таки учесть, что в этот раз отношение нарцисса к девушке было вполне человеческим. В его системе звёзд и планет, конечно. Стоило ответить столь же цивильно.
- Надо отдать должное, - тихо начал полукровка, возвращаясь медленным тихим шагом к своей разорённой и сложенной в кучи простынь и вещей кровати. В принципе, в пониженом голосе было мало смысла - княжич не придавал значения словам какого-то там рейнджера, слишком концентрировался на себе-богоподобном. - Метерленс сволочь, но в сволочизме своём честная. Не обманывает мир. Я знал немало фруктов, прогнивших насквозь, но умудрявшихся блистать довольно прочной кожуркой благодетели. Лучше бы не знал...
Он фыркнул и сел напротив Даниэллы. Метерленс удалялся вниз, совершенно не настроенный подслушивать. Положив локти на колени, рыцарь Крови посмотрел девушке в глаза.
- Спасибо.
Он сам не ответил бы точно, за что. За доверие, за молчание, за послушание, или, может, всё вместе? Просто что-то внутри эмпата попросило. Может, это было даже не его собственное ощущение. Может, это даже не он хотел поговорить. Никогда не знаешь. Если остаёшься с одним человеком слишком долгое время, имея дар, граница становится зыбкой, если вообще не перестаёт существовать.

Отредактировано Морган (2014-05-19 04:38:01)

+2


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [1-3.03.1082] Шум на соколятне