Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре июль — август 1082 год


«Тайна забытого города»

Ритуал очищения и освобождения прошли успешно. В Зенвуле больше нет ни призраков, ни нежити, ни тёмной энергии. Экосистема города возрождается. В него вновь возвращаются звери и птицы. Проклятое Древо Костей в центре города полностью уничтожено, на его месте теперь стоит Страж-дерево. Болезнь Роза немёртвых полностью не исчезла, но теперь новых заражений не будет. Пока дух всё ещё в теле смертной девушки и мир полностью не очистился от тёмной энергии, которая растянулась далеко за пределы Остебена, болезнь останется.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Жатва»

Войска столицы направляются к городам-близнецам, чтобы дать бой Культу Безымянного и освободить Атропос и Акропос из-под гнёта культистов. Культ сдаёт Атропос без боя и стягивает силы к Акропосу, где разгорается полномасштабная битва. Первые Ключи из Силентеса активированы, что провоцирует Мёртвое древо поднять новое войско нежити и уничтожить всё живое, что есть на материке.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Джошуа Элиор Лангре Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [23.02.1082] Кис-кис-кис


[23.02.1082] Кис-кис-кис

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

- Локация
о. Силва, Гвиндерил, г. Эденвел
- Действующие лица
Каэль, Даниэль, Морган
- Описание
Предыдущий эпизод: [23.02.1082] Не все сказания спеты
Каэль долго гонялся за сбежавшей невестой. Получив пинок от отца, ламар разузнал у капитанов, какое судно покинуло Эрдан и куда оно отправилось. К его счастью, корабль был один, но потерпел крушение, так и не доплыв до берега. Выяснив, что среди пассажиров была Даниэль, молодой князь не стал списывать ее со счетов - ламары не тонут, а значит, она выжила. Единственный берег, до которого могла бы доплыть девушка - земли вампиров. Не лучшее место, но парень не прогадал, приплыв именно туда - узнал у местных, что девушка была здесь какое-то время, а потом, не задерживаясь, отчалила в земли эльфов и путешествие снова повторилось. На поиски девчонки ушло слишком много времени, но у Каэля нет другого выбора - цена за отказ слишком велика. быть может, в этот раз удача ему улыбнется?

0

2

Он никак не мог привыкнуть к острову. Шёл, глядя в тёмно-голубое, всё ещё по-зимнему холодное ясное небо, щурясь из-под чёрной чёлки на один глаз от слабо греющих, но ярких солнечных лучей.
Всё как и в первый раз, когда он отправился в незнакомую страну с новообретённым отцом по желанию матери. Даже зимой дни на Силве были долгими и светлыми, а ночи не продирали морозными когтями до костей всё живое, что не могло скрыться в стенах у тёплого очага или сородичей с меховыми шкурами. Не чета вечно свинцовым часам в Альянсе, которые звались днём и очень быстро сменялись сумерками. Любой другой полукровка с таким же наследием, как у него, думал Мор, предпочёл бы поскорее перебраться в земли благодати и цветущей жизни. Но он сам не был уверен, готов ли променять ставшую неспокойной родину-уродину на тётушку с добрым лицом и зелёными садами. Морган ведь был не просто хмурым нелюдимом, а эмпатом, который людей хорошо знал. В своих порывах, и высоких, и самых низменных, остебенцы ли, граждане Альянса или эльфы различались смехотворно мало. То же относилось и к их государствам.

Они шли уже по улицам Эденвела, в дом Анны, неся опустошённую корзину и головы, полные размышлений. У каждого - свои.
В голове позавчерашнего беженца и вчерашнего рекрута в рыцарском ордене созрело заключение, что город, конечно, прекрасный, но задерживаться в нём с каждым днём становилось всё бессмысленнее. Отца он вряд ли дождётся до середины весны, а сомнения в персоне девушки по левую руку от него растают со следующим или послеследующим письмом. Элиор захочет поскорее перевезти находку на родину и запустить подготовленный за годы по-рыцарски упёртого планирования механизм восстания. И вот тут появлялась проблемка...
Как?
Под каким предлогом, какими средствами, чтобы тихо-незаметно мимо всех застав?.. И, главное, как так объяснить Даниэлле?
Нет, вот с "тихо-незаметно" вообще никаких проблем не возникало. Морандира природа снабдила и эльфийской шустростью, и неконфликтным характером, и даже подходящим магическим даром, чтобы успешно косить под дерево или тучку. Когда совсем припекало, он мог вежливо пускать неприятелю стрелу в колено (расстояние ослабляло эффект эмпатии, но всё равно рейнджер прибегал к оружию, как к вынужденной мере) и скрываться.
Проблема была рыжая, живая, умела думать, говорить и иногда задавать вопросы.
Вот что делать с вопросами, Мор вообще не представлял. Он считал себя лжецом столь же отвратительным, сколь отвратительной находил ложь для себя. Псионик мог внушить всё, что угодно, но эмпат знал, каково это - быть обманутым. Не на собственной шкуре - сам он всегда чувствовал подвох и избегал неискренних людей, но через всех, кому повезло чуть меньше с даром. Или всё-таки не везло им с обретением знания? Правда - она такая. Неприятная. Заставляет людей сторониться и невольно презирать за их натуру.
Морган любил зверей. Птиц, в особенности.
И мне надо на птичню, - подумал он тут же. Полуэльф видел в столице Гвиндерила незнакомых ламаров с оружием, и у него возникали смутные опасения, что Ордену Крови дышат в затылок. Отец ещё в первые дни эмпата в организации говорил ему прислушиваться к интуиции, ведь это самое сильное оружие, когда враг неясен, как и цель. Отец же говорил, что для тайной организации Орден всегда был слишком рыцарским, недостаточно безопасным, слишком незащищённым.
А сколько засланных оборотней или перебежчиков могло скопиться в рядах рыцарей крови за тридцать лет?
Мысль, что даже за их туманной перепиской с Элиором могли следить, отчего-то селила холод полукровке за шиворот и сажала на лоб. Он ведь в самом деле ничего не понимал в интригах, оказавшись в земле, где обмен ножами в спину ценился прежде любого другого оружия.
Стоило получить от главы Ордена внятные указания и собираться в путь.
Только доведу девушку до дома.

- Ты же больше не работаешь в таверне, - прервал он долгую тишину, решив для себя почти все вопросы, - не так ли?
Этот был важным. Безработную будет легче уговорить сорваться. Мор, в конце концов, был егерем, его-то тяга из города прочь должна быть ясно, как солнечный день. Только тяга теперь была не та.
А этот день, несмотря на солнце, был ветреный, зимний, не тёплый.

+2

3

В голове Даниэллы вертелось много мыслей и не все из них были главные. Второстепенные пытались отвлечь девушку и переключить ее внимание на себя, но так или иначе, фалмари думала о том, что ждет ее завтра и что она будет делать с той информацией, которую получила. Планы у нее были. Всего один, не совсем продуманный и надежный, но он был. Девушка надеялась, что после этого разговора у нее станет меньше вопросов и план приобретет костяк, которого ему так не хватало. У Дель была идея, но ее мало для того, чтобы конструкция не завалилась, как карточный домик от легкого дуновения. Старику почти удалось это сделать, когда он обнадежил ее, рассказав о том, чего она не знала, и что могло как-то помочь ей в поисках.
За эти слова рыжая уцепилась, как противный кот за юбку своей хозяйки, пока та не отдаст ему часть рыбы или вкусной сметаны. Она надеялась на нее и готова была побороться за новую надежду, которую ей дали. Она могла не оправдать и Дель отдавала себе в этом отчет, но решила воспользоваться даже призрачным шансом получить то, ради чего она оказалась в землях эльфов. В Гвиндериле было красиво и уютнее, чем в Северных землях. Их климатические условия максимально приближены к ее родине. «Нет возможности жить в Фалмарине и не лишиться головы, живите рядом с местом гнездовья, которое его отчасти напоминает».
Сильвари усмехнулась и сладко потянулась. Она засиделась в доме менестреля, и долгое время была без движения, пока слушала рассказы и пыталась в них вникнуть, потом впала в очередной «транс», стараясь разобраться с остальными проблемами по мере их поступления. Оттаяла и поняла, что отсутствие движения в землях, где царит зима, неприемлемо. Замерзла еще сильнее, ощутив вместо теплого пледа, холод нелюбимого времени года. А до теплой весны в этих краях еще далеко.
Даниэль шумно выдохнула и поправила вязаный платок, согревавший ее плечи, спину и руки. В доме старика удалось отогреться едва ли. Стены были холодными, а очаг не мог исправить ситуацию – слишком много щелей, в которые задувает ветер. Не удивительно, что старик более и постоянно кашляет. Некому о нем позаботиться – ни к лекарю отвести, ни дом починить. Детей, как она поняла, у мужчины не было, как и родственников или друзей. У него самого сил хватит едва ли, что бы одну из досок поднять. Сам он дом не починит и деньги на лечение не наскребет. Девушка не хотела уходить и оставлять мужчину одного.
Было бы неплохо наведать его еще раз и помочь тем, в чем он нуждается, пока она решит, чем займется в ближайшее время. За время работы в таверне она успела немного подзаработать. Копила на артефакт, который помог бы ей справиться с погодными условиями, которые не щадят народ волн. «Потерплю. Я уже почти привыкла».
- Старость ужасна, когда ты одинок, - мысли вырвались и стали озвученными. Фалмари этого не осознала и не стала акцентировать на этом внимание.
Отмерзла, услышав обращение полукровки.
- М-мм, - Дель замялась. Ответ она знала и подозревала, что Морган уже в курсе последних новостей. Девушка не смогла скрыть то, что ее уволили от Анны. Последний клиент действительно оказался последним. Немного раньше, чем ожидалось, ей пришлось покинуть таверну. Фалмари хотела работать, пока точно не убедиться в том, что есть смысл выдвигаться, но фортуна распорядилась иначе – ее выгнали раньше. «Спасибо Анне, что заплатили за работу…» Могла остаться и без денег, потратив силы и время впустую. Часть денег забрали за нанесенный ущерб, но девушка понимала. – Да. Уже не работаю… - стало неловко, и фалмари перевела взгляд на горизонт.

+1

4

офф: Каэль, присоединяйся.

То, что девушка продолжала сопереживать менестрелю с самого порога его дома, эмпат чувствовал, но для полной гармонии требовалось, чтобы наступила пауза, не только (очередная) в их редких обменах словами, но и в его мыслях. А она не наступала.
Невольно, Мор думал, как можно использовать переживания девушки насчёт судьбы больного старца, чтобы вывести её из города, и чувствовал себя от этого погано. Природа дала ему инструменты для самой тонкой и чистой игры на людях, а он оказался слишком честным, чтобы в нужный момент нужными словами наталкивать окружающих на нужные решения. В Альянсе для обозначения силы и власти используется одно слово. Власть развращает. Полукровка держался. Долго ли продержится, без своего привычного затворничества?
Поэтому все свои мысли по поводу одиночества он просто оставил несказанными.
- В столице тяжело найти работу, не имея ремесла и знакомств, - пожал плечами Мор, вместе с нейтральной фразой точно сбрасывая с себя груз неприятных мыслей. - Да и не всякое ремесло в цене.
Он уже, кажется, упоминал, что был и следопытом, и лесничим, а если не он - так выщебетала их общительная хозяйка. На многие и многие мили вокруг Эденвела ему, чужаку, места не светило. Может быть, где-нибудь на юге в предгорьях, где обитал его учитель Каледор и его братья, те, что берегли старые пути, нашлось. Честно признаться, когда полукровка только сошёл на благодатную землю, он так и рассчитывал. Это потом на горизонте появился отец, Орден Крови и вся чепуха. Если бы не просьба почтенного родителя, Морандир в этом городе даже на ночь вряд ли бы остался, уже не говоря о доме, возможно, одной из папочкиных бывших пассий.
Итак, неприятные мысли сменились неудобными.
Воистину, блаженны несведущие, а глупость - дар божий высшей ценности.
- А ты на что-то копила?
Как Морган ни отказывался, а язык сам предавал его. Вот сейчас его рваные слова сложатся в голове девушки с её собственными размышлениями в заключение, что в Эденвеле ей ловить нечего, она задумается, как бы пуститься в путь до другого поселения, или города, или, что уж, до самого Волчьего следа, а полукровка будет тут как тут и только рад ещё сопровождать. Прямо в руки Элиора, его драгоценной революции и, в перспективе, счастливого брака с суженым и венцом на голове.
Вот вам ещё одна маленькая правда о Моргане Энгвише: вообще малый не завистливый и не амбициозный, он всегда жалел благородных и не хотел себе их доли. Да, его кровь и жизнь ничего не стоили в играх сильных мира, он шесть лет подряд носил один плащ и в карманах за всю жизнь не держал целого золотого, но он принадлежал себе, и даже его повинность перед Орденом казалась незначительной. Временной. Не вечным рабством у хозяина, короны или богатства. Быть может, поэтому его признавали птицы.
Кстати о птицах.
Щебет налетевшей стаи синиц привлёк внимание лучника. Жирные - не чета альянсовским - пичуги увесисто развешивались на голых ветках и тут же спрыгивали, чтобы пересесть на другой куст сирени. Так с минуту-две птицам и им двоим было по пути, а потом стайка осталась позади. Улочка, по которой они шли, выныривала из тесных ещё не озеленённых стен садов, чтобы пересечь другую, шире и крупнее.
Взгляд эмпата совершенно случайно, из природной осторожности следопыта, скользнул налево и направо. Он совершенно случайно, даже не осознавая этого, заметил и припомнил недавно встреченных ламаров в доспехах. Только теперь их было больше.
Морган даже осознал не сразу, что это за братия промелькнула на расстоянии, пока его обострённое чувство не уловило отголосок того, что ему не понравилось.
Пальцы сжались на ручке пустой корзины, и хорошо, что они с Даниэль не шли, взявшись за руки. Лицо полуэльфа тоже не изменилось. Он всё ещё хотел, чтобы его опасения не оправдались, но интуиция настаивала действовать так, будто случилось худшее.
Идём спокойно и исчезаем.
- Давай повернём сейчас? - предложил Мор, кивая на тропинку между забором и зарослями малины на соседнем неогороженном участке.
Жалко, что в конце зимы в Эденвеле нельзя было найти ни одной дастаточно густой вечнозелёной кроны - это облегчило бы псионику задачу. А пока он без магии пытался увести княжну до дома. А дальше... А дальше...
Надейся на лучшее, худшее ожидай, - прозвучал в голове голос матери.

Отредактировано Морган (2014-05-03 02:15:59)

+2

5

офф: ребятки, если буду косячить по незнанию, говорите сразу, чтобы потом не возникало недоразумений.

Погода была вполне теплая и приятная, но даже это неимоверно раздражало. Уже довольно долго Каэль не мог отыскать свою сбежавшую невесту, без которой он не имел права вернуться домой, и это бесило еще больше. Зато это давало время подумать, как поступить с беглянкой. Княжичу, порой, хотелось стиснуть ее хрупкую шею в своих руках до боли в костяшках или вонзить острие своего кинжала ей под ребра, ощутить, как лезвие мягко входит в податливую плоть до основания рукояти, услышать ее хриплый стон и увидеть ее перекошенное болью лицо. Дико хотелось отомстить за все, что ему пришлось пережить из-за нее. Все унижение, которым так благосклонно снабдило ламара ее присутствие. Каэль не мог понять, как его отец мог заботиться о ней даже больше, чем о собственном сыне. Осознание этой несправедливости проедало изнутри, как мерзкий опарыш, въедавшийся в разлагающийся смердящий труп. Все вызывало отвращение, даже то, что ему приходилось торчать здесь не по своей воле, а все из-за этой мерзкой сучки. «Найду – убью». Каэль с силой стиснул рукоять кинжала, как вдруг послышался протяжный вой призванного не так давно волка. Это означало только одно – пропажа нашлась. Губы непроизвольно исказила победная ухмылка. Движением головы он отдал своим людям приказ к захвату. Ламары двинулись вперед по периметру, пытаясь оцепить предполагаемый участок, чтобы не позволить добыче уйти. Сам же Каэль направился следом за своим волком, легко передвигаясь от дерева к дереву, пытаясь выцепить взглядом рыжую шевелюру сквозь голые ветви. Сбеги она на пару месяцев позже, и зеленеющая листва стала бы надежным подспорьем для игры в прятки.
Вот впереди мелькнул волк. Каэль сорвался с места, предвкушая долгожданную встречу. После очередного поворота, он не спеша подошел к вздыбившемуся волку, оскалившемуся и яростно рычащему на свою жертву.
- Хороший волк. – Княжич опустился рядом с ним на одно колено и положил руку ему на холку, чтобы волк ненароком не бросился рвать рыжую на части, чего, однако, Каэлю очень даже хотелось. Было бы то еще зрелище, но, к великому сожалению, допустить этого он не мог. – Давай-ка посмотрим, что ты нашел.
Только теперь Каэль поднял взгляд на Даниэль, к своему неудовольствию отмечая, что она была не одна. Что это еще за тип? Насколько большой помехой он может быть? Знает ли он, что за девушка рядом с ним? Вопросов было в сто раз больше, чем ответов. Единственно разумным выходом сейчас было обезвредить неизвестного как можно быстрее, но пока можно было подождать. Люди Каэля успели окружить их, поэтому спешка был ни к чему. Но вот осторожность бы не помешала. Кто знает, что может выкинуть этот парнишка.
- Даниэль, милая. – Проговорил Каэль как можно мягче, встал и шагом направился к парочке. – Я уже давно тебя ищу. Зачем же так внезапно убегать? Ты даже не представляешь, как все волнуются. Будь умницей и возвращайся. Дальше бежать тебе все равно некуда. – Он дружелюбно протянул девушке руку, улыбнувшись, но внутри он был напряжен гораздо сильнее, чем мгновение назад. Он просто не мог позволить ей уйти сейчас, когда она была уже почти поймана. Если она попробует сбежать, Каэль был готов применить магию. Даниэль нужно было доставить в замок во что бы то ни стало. «Только попробуй снова сбежать, и сильно пожалеешь».

Использовано: "Призыв помощника"
Остаток: 270 МгМ

Отредактировано Каэль (2014-05-03 18:52:59)

+3

6

Даниэлла понимала, что ей очень крупно повезло, когда ее приняли на работу официанткой. Могло и этого не быть, если смазливое личико не привлекало клиентов и не вынуждало их покупать еще пару лишних бокалов. Очарования женского не было, что ценится в тавернах не меньше, чем в борделях и за него полагаются чаевые, но фалмари всем этим не пользовалась. «А танцами тоже много не заработаешь…»
Она пробовала танцевать на улице, завлекая народ к музыкантам. Чужачка в легких одеждах привлекала, но пока ее действия не признали постыдными. «С такой погодой долго не потанцуешь» Одежда ламаров не предусмотрена для выездов за пределы Фалмарила, а танцевать в одежде эльфов тяжело – неудобно, жмет, сковывает движения и тянет к земле, отбивая всякое желание танцевать. Танец рушится, превращаясь в корявое нечто. Дель напоминала себе каракатицу, которая пыталась ползти по горячему песку и больше жгла живот, чем сдвигалась с места. Одежда имела значение не только в практичности, а и в игре тканей, которые должны были повторять каждое ее движение и, где надо, чуть приоткрывать занавес женского тела, чтобы завлекать, но не развращать и не превращать искусство в то, чем торгуют в борделях. «Там бы мои танцы точно не ценили. Без дополнительного личного номера»
- Но я попыталась, - фалмари улыбнулась. Она не жалела о том, что приехала сюда. «Больше и ехать то некуда…» Ее нигде не ждут. Семьи нет. Единственный друг остался в Фалмариле, если его не выгнали взашей после того, как стало известно, что она сбежала. Шейн и Арника… От них давно не было вестей. Даниэль потеряла с ними нить незадолго после того, как уехала из Мирдана, чтобы исполнить задуманное в землях эльфов. Из всех, кто был ей ближе случайных прохожих, остались только Анна и Морган, а они были здесь, в Эденвеле, делили с ней одну крышу. «За которую нужно чем-то платить…»
Анна добрая женщина, которая не будет напоминать об оплате, но совесть девушке не позволит жить за чей-то счет. Нужно найти новую работу, чтобы не быть нахлебником и отплатить тем, чем может, за доброту и внимание. Женщина заменила ей мать, которой у девушки никогда не было. «А мы ей детей…»
- У-угу, - невесело откликнулась девушка и как-то не то виновато, не то грустно улыбнулась. – Думала приобрести артефакт. Не помню, как он называется, но… Он помогает ламарам проще переносить погоду*. У вас тут очень холодно, - в подтверждение Дель приобняла себя. «Это мне мало чем поможет, но… кто мне что-то другое предлагает?»
- Сей-час? – удивилась фалмари. Ланкре не поняла, почему парень решил пойти другой дорогой. Она не была эмпатом, как он, и не чувствовала надвигающейся угрозы. Интуиция решила ее продинамить и пойти выпить текиллы в баре. Огонек посмотрела на полукровку. На его лице не было ничего, что могло бы выдать его настроение. – Ну… ладно… - согласилась, все еще не понимая причину его выбора. Даниэлле было все равно, как добираться домой. Может, он дорогу лучше знал. «Ну, маньяком-малинником он мне точно не кажется»
Шутливо фыркнула и посмотрела вперед, собираясь сойти на тропинку. Ее словно электрический угорь током ударил. Рыжая замерла, смотря на ламара. Она давно забыла о Каэле и не думала, что встретит его когда-нибудь еще раз, если не вернется в Фалмарил. Ему нечего здесь делать. Ей это точно показалось – убеждала себя в том, что воображение разыгралось.
Услышав его голос, вздрогнула. По телу пробежала легкая дрожь. Ей не показалось и не привиделось. Это был Мэтерленс. Он увидел ее и шел к ней навстречу, дружелюбно протягивая руку. Эта встреча не случайна. «Он здесь… намеренно?»
В мыслях прозвучал голос Моргана, с просьбой изменить маршрут и его неподдельное спокойствие, а теперь ее с распростертыми руками встречал продинамленный жених, о котором она давно уже забыла и не надеялась на пламенную встречу, которая могла закончиться виселицей для ламарской беглянки.
- Ты… - только и смогла она сказать, смотря не на молодого князя, а полукровку. Женское сознание сделало винт ушами и парень, который изначально пытался ее защитить от беды, оказался виноватым. Девушка решила, что это полукровка вручал ее в руки ламара. В глазах читалась боль и разочарование. Она не ожидала такого подвоха, и куда ей деваться, когда вокруг все, кто может помочь желаниям Мэтеренса осуществиться в два счета? «Теперь я в полной….»

Даниэль набрала в легкие воздуха и перевела нахмуренный взгляд на ламара.
- Я никуда с тобой не пойду.

* думаю, что тогда не знали, что такое «климатические условия», а найти, как заменить это, не смогла ==

+2

7

- Ясно, - только и сказал Морган. Не добавил, что на свете есть холод куда более страшный, чем ранняя весна, которая в Эденвеле подменяла снежную зиму. Есть холод гораздо страшнее каменных улиц и порта столицы Северных земель. Есть холод страшнее, чем в сугробе по грудь где-то в Лунных землях, даже если одет ты в истончившийся плащ и от мороза шрам на лице воспалился ещё сильнее, будто мало было нечистого шва.
Вот холод, который почувствовал полукровка над могилой матери, незаслуженно брошенной в Акропосе погибать вместе с городом из какой-то детской обиды, был страшным. Тогда коченело не тело от голода и нехватки тепла, а разум, от осознания ошибки.
Большая совесть - причина многих бед, - говорил ещё отец, выслушав вторую, пьяную версию полной истории приключений сыночка за прошедшие десять лет. Нимуэ могла уехать, Нимуэ могла даже пробиться на Силву, плевать, что она некромант. Но она начала что-то делать, когда было...
Поздно, - подумал Морган, и его мысль относилась не к матери. Их окружили. Пара ламаров спереди, и до десятка - с их улицы. Огромный и, наверняка, умный волчара. Молодой аристократ с вызывающим на уровне интуиции отторжение лицом. В нём было слишком много чего-то чуждого эмпату.
Он уже продумывал, что можно сделать. Его рука всё так же сжимала корзину - единственное доказательство отнюдь не стальных нервов, скрутившихся под ментальным щитом в комок, а за вторая потянулась не к луку - разобранному, в чехле, бесполезному в стеснённом пространстве, не к ножу в сапоге - поди поцарапай им хоть одного прежде, чем оказаться на земле с дырой от меча в животе, но к девушке. Магия? Магия. Их спасла бы только магия...
Маны у меня хватит на невидимость с минуту.
А потом их найдут и схватят.
Нет, Морган был недостаточно хороший волшебник для такого масштаба чудес. Он и боец был постольку поскольку. И для самоубийственной храбрости он родился с лишней головой.

У них всё ещё был шанс.
Полукровка ламарам оказался не интересен от слова совсем. Он был уверен, что это не только цивильная одежда и отсутствие личного знакомства - отряд, кажется, вообще не волновался, что может произойти вмешательство. Значит, Орден для них был вне игры. Значит...
Игра-ай.
Псионик чуть сжал руку на запястье Даниэль. Видят боги, он паршивый оратор.
- Вы не похожи на стражу, - сказал он ровным голосом с ровным же лицом. И тут же почувствовал боль - не свою, но почти физический отголосок. Фалмари считала его предателем. И он тоже. - Так почему же она должна с вами идти? Это похищение.
Это было рационально - согласитесь. Похищение посреди бела дня в столице - дурной тон даже для наследника соседнего государства. Даже если он объявит её потом преступницей... Но этого Морандир-не-из-Ордена не знает и не может знать!
Ах, если бы он только действительно знал, что делать выбиваемыми разговором крохами времени.
Но он не знал.
И был в не меньшей заднице, чем Даниэлла.

Отредактировано Морган (2014-05-04 12:06:13)

+2

8

Услышав слова Даниэль, Каэль опустил руку, тихо усмехнувшись. «Другой реакции я и не ожидал. Глупая баба, она до сих пор не видит, в каком она положении, и насколько ей будет выгодно вернуться». И только он хотел ответить ей, как в разговор встрял незнакомец. «Смеет перебивать меня?..». Одного этого могло хватить, чтобы привести молодого князя ламаров в ярость. Если бы они были в замке, Каэль сейчас же приказал бы выпороть этого наглеца, однако пока он решил действовать тактично, возможно, получится обойтись малой кровью. Хотя, кого он обманывал, именно цвет крови так кстати дополнил бы картину этого прекрасного дня.
- Похищение? – Каэль говорил все так же спокойно, с трудом сдерживаясь, чтобы не вспороть выскочке горло. Даниэль была окружена, рядом, рыча взахлеб, стоял волк, который в считанные секунды мог догнать любого и порвать на мелкие кусочки. Ситуация была под контролем. Всю картину портил именно этот парень. Очень плохо, когда не знаешь, на что способен противник. Нужно было действовать на опережение.
- Я просто хочу вернуть то, что принадлежит мне. Мой тебе совет – не вмешивайся. – В голосе прозвучали нотки приказа, умело завуалированные медово-приторной интонацией, создающей иллюзию доброжелательности. – Кто бы ты ни был, тебя это никоим образом не касается. - Ламар снова перевел взгляд на невесту.
- Даниэль, кто это? Он так яро тебя защищает. Он твой друг или…любовник? Наверное, в постели он весьма не плох, раз ты не горишь желанием оставлять его. Но не волнуйся, если ты пойдешь со мной добровольно, я закрою на это глаза, а еще… - Он опустился на одно колено рядом с волком, - Мы обещаем оставить его в живых.«Только немного потрепим». Волк словно услышал мысли молодого князя и яростно клацнул зубами.
– Вы окружены. Думаю, это вы уже успели понять. Как я говорил ранее, бежать некуда. Даниэль, милая, - Каэль опустил ладонь на землю, что со стороны могло показаться, будто он просто опирается на нее, чтобы сохранить равновесие, - Я верну тебя назад и не важно, согласна ты с этим или нет. - Княжич мысленно послал магический импульс в землю, - Даже если мне придется вести тебя силой. Так что в твоих же интересах, не проявлять сопротивления – кто знает, вдруг станет хуже?
А тем временем магия уже пошла в землю. Скрытые в толще земли семена плюща начали стремительно проклевываться, пока еще незаметно пробираясь через грунт и выпуская на поверхность первые ростки под ногами упрямой парочки. Каэль отдавал себе отчет в том, что даже после таких уговоров Даниэль не воспылает желанием сделать шаг навстречу. Цена за провал была сильно высока. Княжич просто не мог этого допустить. Ему совершенно не хотелось вновь продолжить игру в «кошки-мышки». «Она ответит за то, что мне пришлось так долго скитаться в ее поисках. Ты еще поплачешь…». Каэль резко вскинул руку вверх, и длинные плети плюща взвились в воздух, готовые схватить обоих.

Использовано: "Плющ"
Остаток: 215 МгМ

+2

9

Даниэлле стало неуютно – Морган, которого она причислила к рядам предателей, крепко держал ее за запястье. Этот жест не прибавлял ему плюсов, а подтверждал лживые догадки девушки. Слова и действия полукровки не соответствовали друг другу. Что-то в игре и сценарии было неправильным. Фалмари предположила, что поторопилась с выводами, когда решила, что парень имеет какое-то отношение к Каэлю и его подхалимам, но до конца не была уверена в том, что это не так. Часть клеилась, часть нет. Шанса на ошибку у нее не было. Не с Мэтерленсом, который мог изменить свое решение не в лучшую сторону для нее. Или он получит свое, или никто ничего не получит вообще – молодой князь не привык жить по другим законам, которые ему папочка так и не смог вбить в голову. «И это одна из причин, по которой я не хочу возвращаться домой»
Полукровка пытался выяснить, что происходит, и кто пожаловал за ламарской шкуркой. На месте Даниэль было логичнее предположить, что он не понимает, что происходит, и кто перед ним. Из этого можно было сделать вывод, что он не имеет к ним никакого отношения и может попасть под раздачу, если продолжит вмешиваться и перечить молодому князю. Здесь не владения Мэтерленсов, но Каэля это волновать не будет. «Если хотел меня успокоить или не дать сделать глупость, можно было просто взять за руку, а не сжимать мое запястье..» Мужчин никогда не поймешь: говорит одно – делает другое. «А думать вообще может что-то третье»
Рыжая дернула руку, чтобы высвободиться. Неприятно, когда сдавливают запястье и лишают чувства свободы, которой у нее не станет, если ламар получит свое.
Ланкре предполагала, как Каэль может отреагировать на ее отказ и ждала его ответ, но Морган взял огонь на себя и удостоился чести отхватить первым немилости княжича, что практически окончательно развеяло все сомнения относительно его принадлежности к обидчикам. Девушке стало немного совестно, что злость оказалась сильнее – причина ее раздражения осталась и никуда не денется, если она что-то не предпримет. «Еще бы знать что…» Положение вещей было незавидным. Драться девушка не умела, а расстояние слишком маленькое для того, чтобы одного заклинания хватило. Если одним Каэлем еще можно было потягаться, то не с ним и стражниками. «Животное так я вообще обидеть не смогу…» Призванное существо не виновато, что его хозяин идиот и эгоист, который слышит только себя и думает о своих желаниях и нуждах.
- Я не твоя собственность, - Даниэль хмуро посмотрел на молодого князя. Он обращался к Моргану, но говорил о ней, как о безделушке, которую выкрали с полки из его дворца. «Вот только я не вещь»
Девушка изумленно посмотрела на Каэля. Рыжая бровь вопросительно приподнялась, когда парень начал строить предположения. «Это уже ни в какие ворота!» Она могла понять Анну, которая везде сеяла зерна любви. Могла понять Харпера, старику хотелось немного подразнить молодежь, и свое он получил. А Каэль… Не судил бы по себе. «Все кому не лень…» Если бы она не была такой злой, то могла бы смутиться, поняв, что именно сказал ламар. Покраснеть от пят и до кончиков длинных ушей, но смущение зародилось где-то глубоко, но было беспощадно сожрано драконом гнева и злобы.
Шантаж – парень все ниже и ниже падал в ее глазах. Насильно получить свое – это в его стиле, но девушка надеялась на то, что в Каэле есть что-то от его отца. Как оказалось, ничего. И плющ стал намеком ан то, что пора быстрее шевелить мозгами и что-то решать и делать, пока это не сделали за нее.
- Если… - Даниэлла запнулась, не сразу решившись озвучить свое решение. Ей было страшно. Она могла ошибиться с выводами и решением, которое приняла, взвесив все. Боялась, что заплатит своей свободой за то, чего не получит. А свободы ей и так, и так не видать. – Если ни ты, ни твои люди, ни твое пес не тронете Моргана, то я пойду с тобой.

+2

10

- Принадлежит? - Мор посмотрел на фалмари. Нечитаемое лицо, никакого сарказма в голосе, хотя ему хотелось материться, свистеть и улюлюкать от бессильной досады. - Ясно.
А потом одной фразой ламар повысил лояльность полуэльфа к Ордену Крови очков на триста.
О, боги...
О, Боги!
Вот это...

Тут не хватало слов даже в мыслях.
Ну ты и мра-а-а-азь!
Он даже... Он даже и думать не думал, а этот...

Эмпата было очень тяжело перевести из состояния терпимого раздражения в то, что можно было описать как ненависть под колпаком самоконтроля. Последний раз это удалось некроманту в Акропосе, который помог Нимуэ Энгвиш встретить раннюю смерть покинутой и забытой. Всё закончилось плохо.
Моргану действительно хотелось размазать надменную рожу, как восковой слепок, завязать узлом губы и язык, чтобы изо рта Каэля Метерленса не вырвалось больше ни одного поганого слова.
Полуэльфу было плохо. Гнило, паршиво, не весело вообще, хотя всё шло именно так, как было выгодно ему. Всё привело к верным решениям, хотя он не потратил и капли маны, пока Каэль швырялся силой, точно опустошение не наступит.
Идиот. Петух самовлюблённый, тебе бы в задницу стрелу и ощипать.
Кто бахвалится, когда драка не требует того?

Псионику повезло родиться моралистом, чтобы не стать манипулирующей сволочью, но и только. Ох, как сейчас он ненавидел и себя, и узурпаторского выродка.
Ещё он чувствовал отголоски боли, смущения и отчаяния девушки, а его ладонь, снятая с запястья, горела.
Хреновый из Морандира был герой.
Никакущий рыцарь.
Он был рейнджером, одиночкой-выживальщиком из такой дикой глуши, что боялся больше людей, чем разбуженного медведя.
А тебя я не боюсь, - сделав вид, что оценивает магическую мощь, он мимолётно посмотрел в глаза волку. И тут же поднял взгляд, свободный от презрения лишь благодаря ментальному щиту, на напыщенного индюка в форме княжича.
- Я уйду, спусти путы.
Никаких скрытых угроз.
Никаких вызовов и подтекстов.
Леди сама пожелала сдаться в плен, он просто сыграет роль эгоистичного и послушного обывателя.
Ох, как потом ему будет стыдно объясняться.
Если будет.

Отредактировано Морган (2014-05-04 18:59:27)

+2

11

Каэль задержал руку в воздухе. Растение покорно остановилось в паре сантиметров от добычи. «Что, вот так вот легко?» Это даже удивило. Ламар никак не рассчитывал, что девушка решит сдаться так быстро. Скорее всего, если бы не было этого парня, все оказалось бы сложнее. «Самоотверженность. Как это мило. Я готов зарыдать от умиления. А, хотя,  нет, показалось».
Княжич сощурился, переведя взгляд на спутника Даниэль. Он уже настроился на зрелищную битву, из которой выйдет победителем, а они все испортили. «Так даже не интересно. Ну, да ладно, все равно это только на руку».
- Морган, значит, да? – Каэль вновь поднялся, выпрямившись во весь рост. – Что ж, так тому и быть. – Путы плюща заползли обратно в землю, но вот волка он пока отзывать не торопился. Каэль подошел ближе.
- Как он быстро отказался от тебя. Ты готова пожертвовать собой ради него, а он вот так легко соглашается уйти. – Это решение все еще казалось княжичу слишком подозрительным. Но ему больше нравилось преподнести это как удар в спину для Даниэль. Пусть помучается.
– Бедняжка, видимо, мы единственные, кто действительно заботится о тебе. – Каэль чуть приподнял подбородок девушки и победно взглянул ей в глаза, затем его улыбчивое выражение лица мгновенно сменилось. Разыгрывать сцены уже не было смысла. Он грубо схватил ее за руку и толкнул к своим людям.
– Свяжите ее и не спускайте глаз. – Отдал он твердый приказ, который тут же принялись исполнять.
- А ты, – Каэль обратился к Моргану, - сделай так, чтобы наша встреча была первой и последней. Будет очень обидно, если мне придется нарушить слово, данное моей дорогой невесте.
С этими словами молодой князь развернулся и шагнул к своим людям. Будучи достаточно далеко, чтобы Даниэль не могла расслышать, и, понизив голос, он отдал приказ одному из солдат:
- Если он попробует нам помешать – убейте. – Получив в ответ согласный кивок, Каэль еще раз взглянул на Моргана, после чего приказал выдвигаться в обратный путь. Волк, пронаблюдав за брюнетом еще некоторое время, рыкнул и тоже посеменил следом за хозяином.

+2

12

Даниэлла хотела быстрее покончить со всем. Ее нрав дикой лошадки не давал отсиживаться в стороне, прикидываться принцессой розового замка и ждать, когда же дракон сожрет невидимого принца, а она слезет со стены, чтобы дать деру к маменьке и папеньке, пока трапеза не закончилась и кость-зубочистка о гнилые зубы не сломалась. Куда интереснее было вооружиться сковородкой, связать рыжей косой дракона, оседлать и вернуться домой на орлах нем.
Стражников было слишком много. Сумасбродство ничем ей в этой ситуации не поможет. Собой рисковать не так страшно, как полукровкой, который, как оказалось, в ситуации лицо левое и ненужное. «Меня потом моя совесть свободы лишит». Князь князям, а, если она сбежит, но парень пострадает, меньше чем через неделю она сама сдаться на растерзание узурпатору, потому что не сможет иным способом выбить из себя чувство вины.
Гражданский ретировался быстро. Запахло свободой и Морган, которого не зря называли Птицем, готов был выпорхнуть из открывшейся клетки в любой момент. Мэтерленс принял ее условия слишком быстро. Перевес был на его стороне, и он мог, не слушая девчонку, получить то, что хотел, прихлопнув парня забавы ради. Что-то в этом нечистое было. «Зная Каэля, во всех его поступках есть что-то такое…»
Сделка могла быть расторгнута почти сразу или же интерпретирована парнем так, как он этого захочет. Давно, в детстве, девушка слышала от дедушки сказку. Она уже не помнила имен героев и о чем была эта книга, но ситуация с расписанных и чуть потертых страниц всплыла в его голове. Одна сделка со злодеем. Девушка согласилась на его требования при одном условии, что ни один волос с головы ее друга не пострадает. Злодей был не дурак и фразу интерпретировал так, как захотел. Ни один волос не пострадал, пострадал сам парень. Вывод, осторожнее со словами. Все сказанное тобой, может быть использовано против тебя, если имеешь дело с гадом, который знает о чести понаслышке.
- Не обольщайся… - Дель отвернула лицо. Она не хотела, чтобы пальцы Каэля касались ее. Хватило его грязных слов, которыми он очернил и уши фалмари, и разум. Парень мог быть прав в чем-то, но девушка не хотела доставить ему дополнительное удовольствие своей реакцией. Гордо вздернула подбородок, показывая, что она стерпит удар судьбы. Не в первый раз ей приходится чувствовать оковы. Она чиста перед собой и этого достаточно.
Язык змеи показался из прорези милой маски. Княжич получил свое, надобности притворяться больше не было. Он мог не утруждать себя наигранной любезностью и милостью – Ланкре знала его истинное лицо и не забыла за то время, что жила свободой без него.
Грубо пихнул, тут же повязали, как пойманную утку. «Хорошо, что не в мешок. С него бы сталось…» И на этом ее свобода закончилась. Девушка бросила взгляд в сторону полукровки – его никто не трогал. «И на том спасибо» Теперь самое время побеспокоиться о себе.

+1

13

Только кивок. Ни да, ни нет, ни насмешливого "непременно". Нервов не хватит ровно сказать и не попасться на лжи, и так павлин не доволен, что слишком просто.
Только дышать.
И раз, два, три...
Метерленс был идеальным врагом для идейных революционеров. Он воплощал всё, чего быть не должно в мудром владыке, чьи земли процветают.
Шесть, семь, восемь...
Месть и ненависть были редкими гостями в душе незлобливого полуэльфа. Он не привык с ними работать.
Жди. Жди. Жди.
Двенадцать-тринадцать-четырнадцать-сколькоможносчитать.
Отойди и наблюдай, как девушку вяжут. Ничего сделать не можешь - не толкового, не сейчас. Ощущай её отчаяние,
подавленность и остаток обиды на предательство, полезно знать, что у тебя от святости крылышки не режутся.
Уж они-то проследят, да-да, удачи ловить рейнджера в садах.
Как удачно, что под этим именем в городе его знает только Даниэль и Анна - имена имеют власть. Метерленс не найдёт полукровку Моргана, даже если попытается, а сын Малленгила получит время и развязанные руки. Если дурак не подозревает об агентуре повстанцев, всё должно быть проще.

Он скрылся за углом, идя ровным шагом и чуть сутулясь, как привык. За ним шли, но он шёл быстрее и в противоположную сторону от ожидаемой - назад к воротам. Наконец, он выбрал забор с открытой низкой калиткой, грохнул корзину в траву и скрылся за крыльцом осторожно, оставив рядом открытый чехол с луком и взяв нож для заточки стрел. Бойцы Метерленса постояли некоторое время, не заходя на участок (и хорошо, ведь настоящий хозяин в этот час чутко спал). Наконец, затаившийся полукровка переждал ламаров. Его эмпатическое чувство уловило их удаление. Едва Мор перестал чувствовать ленность в их аурах, он подхватил чехол с луком, пробрался через заднюю калитку и заросли черёмухи в переулочек, и сорвался на бег.
Он летел, едва толкаясь носками от земли, в сторону обратную дому Анны, к ближайшей крупной улице и караулу стражи. У него уже десять минут, как сложился план, теперь нельзя терять ни минуты.
- Офицер! - ещё издали завидев крылатый шлем, крикнул полукровка. Эльф неторопясь чинно повернулся.
- Да?
- Тут... - глотая большими порциями воздух, начал Морган, - средь бела дня... девушку... похитили.
Эльф посуровел лицом.
- Кто, где, куда направился?
- Группа вооружённых ламаров с каким-то аристократом во главе. Десять, может двадцать...
Каким-то. Вполне конкретным.
- Да ну? - неверие сглаживалось по мере того, как из Моргана, у которого отчего-то ещё рухнули ментальные заслоны, вытекала чистая искренность. Всё его негодование и бессильная злоба теперь трогали струны чужой души. - Такая группа не могла пройти в город без разрешения, мы проверим. Что за девушка?
- Фалмари, Даниэлла, работала в таверне "Лютиэн" в портовом районе. Мы... Мы с ней вместе у Анны-цветочницы жили.
- Понял. Разберёмся. Ты сам кем будешь?
- Морандир... Туринрад.
- Ступай домой, Морандир. Если что-то о твоей соседке прояснится, мы сообщим.
Метерленс сделал две ошибки. Во-первых, он переоценил свою власть в чужой стране. Любой мудрый владыка должен знать, где заканчиваются его притязания, и в провинциях, и в пленниках, и в жёнах. Во-вторых, он выпустил на волю призрака.
Но нельзя было останавливаться. До вечера у Моргана было ещё очень много дел.

Эпизод завершён
продолжение [23.02.1082] Красть у вора не грешно

+1


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [23.02.1082] Кис-кис-кис