Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре июль — август 1082 год


«Тайна забытого города»

Ритуал очищения и освобождения прошли успешно. В Зенвуле больше нет ни призраков, ни нежити, ни тёмной энергии. Экосистема города возрождается. В него вновь возвращаются звери и птицы. Проклятое Древо Костей в центре города полностью уничтожено, на его месте теперь стоит Страж-дерево. Болезнь Роза немёртвых полностью не исчезла, но теперь новых заражений не будет. Пока дух всё ещё в теле смертной девушки и мир полностью не очистился от тёмной энергии, которая растянулась далеко за пределы Остебена, болезнь останется.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Жатва»

Войска столицы направляются к городам-близнецам, чтобы дать бой Культу Безымянного и освободить Атропос и Акропос из-под гнёта культистов. Культ сдаёт Атропос без боя и стягивает силы к Акропосу, где разгорается полномасштабная битва. Первые Ключи из Силентеса активированы, что провоцирует Мёртвое древо поднять новое войско нежити и уничтожить всё живое, что есть на материке.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Джошуа Элиор Лангре Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [11.03.1082] Какого чёрта?


[11.03.1082] Какого чёрта?

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

- примерная локация
г. Нерин, порт
- действующие лица
Артур, Элен
- описание
Взвесив все "за" и "против", Элениэль заканчивает последние дела в Мирдане и отправляется на поиски сказочного места, показанного ей Артуром. След приводит ее в Нерин, но кто же знал, что вместе желаемой красоты она снова столкнется с ювелиром.

0

2

День начался просто замечательно. Рано утром, когда Селениус спустился в сад проведать свою любимицу, черную пантеру Полночь, к нему явился гонец и передал ему запечатанный конверт. Как оказалось, это было послание от заказчика, что предоставил ему драконью чешую для огранки. И он просил о встрече.
Отлично, одной проблемой меньше, - улыбнулся ювелир, почесывая большую кошку за ушами. – Можно будет начать приготовления к отъезду уже сегодня.
Полночь мурлыкнула на басах и ткнулась мокрым носом в ладонь Лэно.
- И тебя с собой возьму, моя маленькая, - Арти посмотрел в большие желтые глаза пантеры. – Ты же хочешь погулять?

Спустя несколько часов, надев свой привычный черный костюм и вооружившись мечом и серебряной кордой, Терион собрался уходить. Он мог бы оставить оружие в пазах специальной стойки, но еще с момента пробуждения в душе засело непонятное предчувствие. Что-то может пойти не так. А чутью он всегда доверял.
А раз так, то надо подстраховаться, - подумал он и добавил к костюму еще и темно-коричневый плащ с капюшоном. – От этих пчел всего можно ждать.
Снова вернувшись в сад, он подозвал пантеру, угостил ее кусочком мяса и поманил за собой. Полночь охотно последовала за хозяином.
Парк был обширен, так что одному человеку было невозможно уследить за всеми выходами из него. Один из них вел прямо к озеру, что было частью городского парка. А оттуда было легко добраться до портовой площади.
Миновав лесистый сектор, отделяющий сад поместья от аллеи, прилегающей к главной улице, Артур, предварительно накинув на голову капюшон, направился к воротам порта. В этой части города не было назойливых девиц, готовых привязаться к нему при первой возможности, но вампир все равно посматривал по сторонам. Лучше перебдеть, чем недобдеть.
Без проблем добравшись до места встречи, ювелир передал заказчику уже обработанные камни и получил плату за работу.
Отлично, - проводив клиента взглядом, заключил он. – Дополнительные средства тоже не помешают.
Ощущение грядущей беды все нарастало, но юный мастер, невзирая на это, решил навестить команду своего корабля. Уже дойдя до таверны напротив причала, он остановился, почувствовав смутно знакомое присутствие. Или это ему показалось?
Пантера, до этого момента бесшумно вышагивавшая слева, замерла, прижав уши к голове, и утробно заворчала. Кто-то из клана Камэль, понял парень. Полночь по вполне понятным причинам их не любила.
Ну, где же? Где же ты, крыса Совета? И самое главное, кто ты?
Спустя пять томительных минут в поле зрения появился силуэт незнакомца. Нет, незнакомки: шаги были слишком легки для мужчины. Более ничего нельзя было о ней сказать: лицо и фигуру полностью скрывал длинный серебристый плащ.
Полночь подобралась, сжавшись в комок от страха. Какими бы ни были размеры, она все еще была котенком, которого почти год назад Лэно спас из охотничьих силков. И единственным существом женского пола, которое он любил. Кроме матери.
Ободряюще потрепав дрожащее животное по холке, Арти приготовился к возможным действиям. Хотя очень надеялся, что все обойдется без рукоприкладства.

Отредактировано Артур (2014-04-21 20:28:14)

+1

3

Две недели в бегах. Элениэль чувствовала себя воровкой, которая украла что-то у самого Императора Севера и скрылась где-то в закоулках города от имперской стражи, которая охотилась за ее головой. А затем сбежала из столицы, только бы ее не заковали в цепи и не отправили на виселицу. Ничего этого не было. Она не воровала, а виселица не болталась на ветку, в ожидании нового тела, которое прокатится на ней с ветерком. Виззарион бежала, но она оставалась императорской особой, которая, пусть и вынуждена скрываться и не раскрыть свою личность. Никто не должен был знать о том, кто плывет на корабле и зачем. До открытия пришлось продумать всю историю до основания. Теперь она знала, отчасти, как жил ее брат, когда бегал за стену. Приходится забыть имя, данное матерью, и то, чем ты жил до этого.
Элен представлялась аристократкой из Дома Вечного тумана. Корнелия Бейлиш -  теперь так ее звали. Одежда стала попроще, корона больше не венчала гордо приподнятую голову. Манеры остались, поэтому отыграть роль простой дамы бы не вышло. Виззарион не была настолько отличной актрисой, у который бы были пятерки по урокам Притворства.
- А стоило бы этому поучиться.
В будущем ей бы это сильно пригодилось, но в юные годы не думаешь о том, что тебе потребуется, как только ты станешь немного старше. Учиться было поздно. Корабль отплыл раньше, чем она смогла бы выучить азы, поэтому ограничились тем, что имели – помог талант Маджере, а остальное осталось ей.
Две недели качки. Принцесса выдержала их, но с тоской смотрела на горизонт, где Мирдан превращался в крохотную плавающую точку. Ее родина осталась в сотни километрах от нее, и она не знала, когда снова окажется дома. Не знала, что происходит во дворце с матерью и братом, но так было нужно. Для всех. Только эта мысль утешала ее – Совет остался в Мирдане и его длинные и когтистые лапы не доберутся до нее, пока она сама себя не выдаст. Их заветный кусок мяса вырвался из лап, дав только погрызть себя и раздразнить желудок свежей кровью.
Плавание завершилось в Нерине. Элениэль никогда не покидала Мирдан, но слышала, что этот город прекрасен и после войны (когда его пришлось едва ли не заново отстраивать) напоминал эльфийские земли. Такой же величественный, с обильным количеством живности и растительности, которой в Мирдане за светлым камнем не сыщешь. Она не сможет задержаться здесь надолго и спокойно продолжить жить. Вскоре ее будет ждать новая дорога, а пока стоит немного передохнуть от качки и решить, как лучше выдвигаться дальше, а главное… куда.
- Госпожа Корнелия! Госпожа Корнелия!
Девушка после второй потуги служанки докричаться до нее. И она, и Рейстлин понимали, что принцесса, выхоленная во дворце, не сможет обойтись хотя бы без одного сопровождающего. Шана справлялась со своими обязанностями, заменяя ей девушку-подручницу из дворца. Одной помощницы было достаточно для того, чтобы Элениэль чувствовала себя комфортно и не выделялась на фоне других аристократов. Одна служанка для аристократки – это вполне нормально. Они могли себе это позволить. А вот обойтись без нее и странствовать в одиночку – нет, как и позволить себе телохранителя, который бы привлек слишком много внимания к ее персоне.
- Я за Вами не поспеваю, - выдохнула девушка, остановившись у вампирессы. – Господин Маджере меня убьет, если узнает, что я Вас потеряла или хотя бы на минуту оставила одну.
Виззарион не обратила внимания на потуги Шаны сбавить на оборотах. Она жадно рассматривала новый город. Нерин казался ей чем-то неизведанным и интересным, а потом одного порта ей было мало для того, чтобы утолить свой интерес. Хотелось прогуляться по городу, но ей вряд ли это позволят. Шане был отдан приказ следить за ней, как нянечке и не давать влипать, но замашки принцессы никуда не делись. Девушка приподняла юбку платья, которое было значительно легче тех, что ей приходилось носить во дворце, и снова куда-то сорвалась.
- Ну что за девчонка, - вымученно вздохнула подручница и, подхватив вещи, поспешила догнать ее.

0

4

Время шло, а неизвестная не приближалась, продолжая мелькать на горизонте и раздражать любимицу ювелира. Пантера никак не хотела успокаиваться, прижав уши к голове и сжавшись в комок, и глухо ворчала, то и дело принюхиваясь. Да и самого Селениуса это тоже немало раздражало.
Да что же ты прячешься? Покажись уже и не действуй мне на нервы.
Скормив большой кошке два кусочка мяса, после чего она более или менее утихомирилась, Арти медленно продолжил двигаться в сторону кораблей. Дела сами себя не сделают, если целый день сидеть в засаде.
Да и к тому же, какого лешего старикам из Совета соваться за тридевять земель без причины? Разве что если кого-то из своих искать... Ведь до представителей других кланов им и дела нет. И уж тем более до нас, Лэно.
Ну откуда ему было знать про то, что творилось в столице после его поспешного отъезда?
Присев на скамейку возле фонтана, парень призадумался. С одной стороны, ему не было никакой выгоды в том, чтобы выяснять, что за сумасбродный Камэль явился в Нерин. С другой стороны, было любопытно понаблюдать за приключениями пришельца.
А если попробовать на живца? – юный мастер стянул с головы плотный капюшон плаща. - Ловись, рыбка, большая и маленькая. Лучше маленькая...
Солнце светило ярко, радугой расцвечивая водяные брызги, светлыми пятнами поблескивая на муарово-черной шкуре Полночи, лениво моргающей большими янтарно-желтыми глазами. Вампир скормил ей еще один кусок телятины и почесал за ушами. Животное ответило довольным урчанием и, извернувшись, в два приема облизало клыкастому руку.
- Ай! Ну что ты делаешь, проказница! – рассмеялся Артур и легонько щелкнул пантере по носу. – Щекотно же!
И все-таки меня не оставляет ощущение того, что я знаю эту неизвестную, - догадка вызвала не самые приятные чувства. – Но тогда получается... Нет, это полнейшая бредятина! Просто так, безо всяких проблем, покинуть столицу у беглеца не получится. И уж тем более удрать из императорского дворца незамеченным просто невозможно. Нет, конечно, возможно, но очень редко. Может быть, Полночь среагировала на кого-то другого? Тогда на кого?
Ответа на эти вопросы, как назло, не было. А время тянулось нарочито медленно, словно издеваясь.
Ладно, посижу еще чуть-чуть и займусь делами. Нужно пополнить запасы провизии и загрузить товар в трюм корабля. Потом собраться и дуть отсюда.
На все это уйдет немало времени, не меньше недели точно. В нынешних условиях стоило бы поторопиться, но у ювелира было еще слишком много незаконченных дел, включая несколько деловых встреч.
Главное, чтобы не было никаких осложнений, а то знаю я их.

0

5

Элениэль интересно было всё. Новое место. Она за пределами дворца, в Мирдане, бывала крайне редко и не знала даже город, в котором родилась, а тут… Пусть и земли вампиров, но Лэно жили несколько иначе. Девушка могла только в книгах на картинах видеть их города и природу. Нечета столице. По-своему прекрасна. Это всего лишь порт, а даже здесь есть, за что зацепиться любопытному взгляду девушки, которая выбралась из золотой клетки, попав в райский сад.
Как жаль, что весна еще не вступила полностью в свои права. Элен была уверена, что здесь стало бы еще красивее. Она прошла по причалу и вышла оживлённую улочку. Сзади шумел океан, разбивая волны о прибрежные острые камни и причалившие корабли. Солнце светило над головой, но девушка не беспокоилась по этому поводу. Она была слишком увлечена тем, что ее окружало. Платье и плащ защищали ее, капюшон, пусть и не скрывал лица, но не подставлял его под нежеланные солнечные лучи.
Торгаши с набитыми прилавками заманивала всякой всячиной. Яркими побрякушками. И украшениями, и тканями, нарядами, оружием, вкусностями. Здесь было, что только можно пожелать. Камэль с любопытством маленького ребенка брала в руки то одну вещь, то другую. Там возьмет с прилавка украшение, приблизит к лицу, рассмотрит, но краем глаза заметит что-то другое и, словно ворона, оставив одно, полетит к другому. Проведет рукой по мягкой шелковистой ткани, чтобы не только насладиться ее цветом, но и ощутить прикосновение к коже, которое дополнит картину. А цветы… Дерево, которое никто не потрудился срубить, оставив его посередине дороги, чтобы сберечь клочок природы, едва успело обрасти листьями, которые только-только проклюнулись из почек, но даже так едва виднелись розовато-белые крохотные бутоны чуть больше ноготка.
Принцесса остановилась возле древа, коснувшись ладонью толстого ствола, и посмотрела вверх, на солнце, выглядывающее из-за негустой кроны. Сощурилась, пытаясь защитить глаза. Здесь и солнце было другим, не там, как дома или во дворце, где она могла не бояться его лучей и не прятаться.
Виззарион улыбнулась, коснувшись пальцами крохотного цветка, но не стала его срывать, только ощутила его мягкость, пожалев о том, что он еще не раскрылся и не может подарить ей сладковатый аромат.
- Госпожа Корделия… - укоризненно бросила Шана, смотря на неё.
- Прости. Я увлеклась, - но чувства вины не было в голосе. Девушка была слишком поглощена Нерином, хотя не оказалась даже в центре города, чтобы  полностью оценить красоту этого места.
Подручница вздохнула.
- Больше не убегайте так. У нас еще будет время всё рассмотреть.
Но вампиресса ее не слышала. Опустив взгляд, она заметила знакомого вампира. Артур… Его она узнала сразу, несмотря на то, что оба их разговора были короткими и не принесли ничего, что могло бы ярким пятном остаться в памяти. Если не считать магии и тиары, которая осталась дома.
- Хм… - она опустила взгляд, задумавшись, как стоит поступить.
- Все хорошо, госпожа? – обеспокоенно поинтересовалась Шана, пытаясь заглянуть ей в лицо.
- Да, - Элен отмахнулась и продолжила дорогу, но уже не заглядывала в лавки. Настроение испортилось. Она снова вспомнила о доме, а вместе с тем пришло чувство вины. Девушка не стала звать вампира или подходить к нему. Постаралась пройти мимо и остаться незамеченной. Они оба вырвались из Мирдана для того, чтобы обрести свободу, нет смысла лишать друг друга ее…

0

6

Посидев еще минут десять и полюбовавшись на весело плещущуюся воду в фонтане, Артур решительно кивнул и поднялся со скамейки.
- Ну что, сначала сходим к мяснику? – спросил он у пантеры. В ответ она дважды чихнула, мотнув ушастой головой. – Что, ты чихать хотела на мясо? Я тебе не верю.
Зевнув, большая кошка встала на все четыре лапы и потянулась. От попавших на нее мелких водяных брызг черная шкура искрилась на солнце. Лэно склонился и потрепал Полночь по шее.
- Пойдем.
И клыкастый зашагал вдоль перил причала к мясной лавке. Его любимица бежала рядом, держась чуть позади. Ничто и не предвещало беды. Даже неизвестная куда-то делась.
И все-таки, какова вероятность сбежать из дворца? Ночью – раз. В тот момент, когда стариканы заседают – два. При чьей-то поддержке – три. Но кто это мог быть? Определенно кто-то, кто мог бы запудрить всем мозги. То есть опытный маг-псионик. Кто из тамошних мог такое провернуть? Не знаю..
Был только один верный способ – лично поймать неизвестного и хорошенько потолковать. Однако по неизвестной причине по собственному почину этого делать не хотелось. Если только обстоятельства сложатся таким образом, не иначе.
Под навесом небольшой лавочки на широком столе было разложено мясо разных видов: говяжье, свиное, кроличье, оленье... Даже столь редкая баранина. Дальнюю стену, полностью каменную, испещряли глубокие ниши со льдом, в которых торговка держала кровь, разлитую по бутылям.
- Здравствуйте, господин Селениус! – слегка растягивая гласные, поприветствовала его женщина. – Что будете брать сегодня? Индюшатину или оленину? А может быть, баранину?
- Как обычно, - чуть улыбнулся Арти. – С доставкой. И еще бутыль говяжьей крови и два килограмма свинины с собой. Я сегодня не один...
Он уже убрал все в кожаную сумку и собирался расплачиваться, как вдруг раздался оглушительный рев пантеры, а после – едва различимый звук удаляющихся шагов. Кажется, кошка не усидела на месте.
- Ох ты! – воскликнул Лэно, вынул из кошеля пять серебряных монет и положил на прилавок. – Большое спасибо, сдачи не надо, - и рванул следом за беглянкой. – Полночь, а ну-ка стой!
Оказалось, она далеко не убежала, обнаружившись на другой стороне улицы. А там.... Там замерли в страхе две девушки, смотря на застывшую перед прыжком хищницу.
Ага, значит, вот они, Камэли, - ювелир в несколько больших шагов преодолел разделяющее их с черной охотницей, и схватил ее за ошейник, потянув на себя.
- Полночь, прекрати! Нельзя так себя вести!
Пантера, почуяв твердую руку хозяина, сжалась в комок и виновато опустила голову.
- В следующий раз я тебя с собой не возьму, если будешь так делать, наглая ты морда, - чуть склонившись, Терион достал очередной кусок мяса и скормил ей. – Приношу свои извинения, дамы...
Он распрямился и внимательно посмотрел на теперь уже оказавшихся в безопасности двух аристократок. Одну из них он точно не знал, а вот вторую...
- Какого... Какого лешего вы здесь забыли?!
Ее высочество принцесса Элениэль собственной персоной, неизвестно каким образом и неизвестно зачем оказавшаяся в Нерине. Хотя...
Да, надо было думать головой, а не другим местом. Дурак ты, Арти, зачем иллюзию ей показал?

Отредактировано Артур (2014-07-16 20:06:12)

0

7

Спокойная прогулка продолжалась недолго. Вынужденная остановка случилась по вине пантеры. Шана только-только начала радоваться тому, что ей больше не нужно бежать за девчонкой, пытаясь не упустить её из виду, как свалились новые проблемы. Помощница и рада бы сказать, что принцесса не виновата, но, как только парень присмотрелся к ней, стало ясно, что от девчонки будет ещё о-очень много проблем в дальнейшем. Она уже ненавидела Маджере за то, что он дал ей такую работу.
- Хервалисса тебя раздери! Брысь с дороги! -  женщина махнула рукой на упрямого зверя, когда совладела со своим страхом; разозлилась. Сегодня был не её день. Осталось ещё стать обедом для кошки переростка и всё будет просто прекрасно!
Элен рефлекторно сделала шаг назад, когда перед ней неожиданно появилась любимица Артура, но её напугал не столько тот факт, что зверь может навредить ей, сколько то, что вот-вот здесь окажется её хозяин и плакала её секретность. Никто не должен знать о том, что императорская особа пожаловала в Нерин, чтобы скоротать здесь время, пока её повсюду ищет стража.
- Полночь, прекрати! Нельзя так себя вести!
Хозяин явился за питомицей, чего и следовало ожидать. Кинулся на помощь дамам, но сам влип в такое д… вязкое дно, что выпутается едва ли. Артур её заметил не сразу. Капюшон или паника тому виной, один Бэлатор знает. Дело это не меняло. Вопрос времени, когда он заметит, кто перед ним.
Виззарион помедлила, молча, смотря на Лэно. Парень отсчитал пантеру и… вместо того, чтобы отвесить ей подзатыльник или щёлкнуть по носу за попытку нападения на вампиров, сунул ей кусок мяса. Неправильно. Так она не усвоит урок и продолжит накидываться на других, зная, что хозяин немного пожурит, но полакомиться она сможет сразу же, даже не выслужившись перед ним.
- Уберите свою хищницу! Здесь не место для вольных прогулок, - Шана продолжала злиться и хотела от души оторваться на вампире, но принцесса не дала ей этой возможности – пока парень не разогнул спину, она поспешила обогнуть его и уйти. Остаться незамеченной не вышло, поздно спохватилась – Артур заметил её лицо. Капюшон спасти её в таких делах не мог.
- Отдыхаю от дворцовой суеты, - спокойно ответила девушка, остановившись.
Хорошо, что аристократ не стал обращаться к ней по титулу или имени – плакала бы её секретность. А так двое старых знакомых, навряд ли кто-то поймёт, с кем разговаривает сын Селениуса.
- Госпожа Корделия, нам нужно идти, - почуяв, что запахло жаренным, Шана встала между вампирами и, взяв принцессу под руку, постаралась её увести. Рейстлин ей голову оторвёт, если кто-то прознает, кто она такая и КТО помог ей сбежать. На случай незапланированных встреч стоило бы прикупить соответствующий артефакт или зелье, чтобы изменить внешность и не бояться о том, что её кто-то узнает, но умные мысли всегда приходят  с запозданием, если приходят вообще.

0

8

Офф: не бейте меня, пожалуйста

- Успокойтесь, дамочка, - холодно произнес Артур в ответ на ругань служанки ее высочества. – А если бы вас каждый раз наказывали за то, что вы чего-то боитесь? Думаю, вам бы это точно не понравилось.
Полночь фыркнула, спрятавшись за хозяина. Ювелир почесал ее за ухом.
- Тихо, тихо, не надо нервничать. Это не те камэли, которые хотели тебя убить...
Большая кошка дернула ухом, с недоверием посмотрела на свою бывшую потенциальную добычу и села, потеряв к вампиршам всякий интерес.
Вот и славно.
В заявление Элен Лэно не поверил от слова «совсем». Так просто ее никто не отпустил бы. Тем более сюда. И тем более под другим именем.
Совершенно очевидно, она сбежала. И помог ей кто-то из приближенных императора. Кто еще способен такое придумать? А я подсказал направление. Идиот. Но здесь и сейчас присутствую только я. Значит, мне это дело и распутывать.
- Разве? – сощурившись, спросил Терион. – А мне кажется, что вы отправились на поиски того места, что я вам показал. Впрочем, это уже не мое дело. Однако я бы не советовал вам останавливаться в гостиницах. Если, конечно, вы хотите сохранить секретность, ведь за ними уже могут наблюдать...
- Капитан! – окликнули парня сзади. – Хорошо, что вы здесь. Я хотел уточнить маршрут предстоящего путешествия. Идем по намеченному курсу?
Клыкастый повернул голову на подошедшего. Вэлин, рулевой, как обычно, появился в самый неподходящий момент. И в этот же момент где-то в позвоночнике неприятно кольнуло.
Слежка? – промелькнула мысль. – Так быстро поняли, где надо искать?
Да даже если никто и не наблюдал за кем-то из собравшихся, врожденное чувство осторожности все равно давало о себе знать. Что-то все равно было не так.
- Вэлин, я сейчас немного занят, - ответил он, ничем не выдавая напряженного мыслительного процесса. – Разберусь с делами и вечером сам приду на корабль. Там и поговорим.
Рулевой, кивнув, мгновенно ушел, даже не обратив внимания на остальных присутствующих вампиров. Арти облегченно выдохнул.
Одной проблемой меньше. Если потребуется, объясню потом. При условии, что сам буду в курсе всего происходящего.
- Так, о чем это я? Ах, да... Предлагаю вам временно остановиться в доме при моей мастерской. Все же лучше, чем гостиница, вдобавок хорошо защищено, - юноша пожал плечами. – Ваше право отказаться, я не навязываюсь.
Какого лешего он это предложил, Артур сам так и не понял. Но раз сказал, то ничего не поделаешь. Сработало ли чутье или ту было замешано нечто иное, осталось неизвестно. А раз так, значит повод действительно был.
Просто мне кажется, так будет лучше. И если ее будут искать, – а ее будут искать – то о доме ювелира подумают в самую последнюю очередь. К тому же зная его мнение по данному вопросу.

Отредактировано Артур (2014-11-11 16:31:27)

+1

9

- Что? – Шана подавилась возмущением. Да, как этот мальчишка смеет?! Она, конечно, не благородная леди, а всего лишь служанка, приставленная следить за венценосной особой, но… как он поставить эту клыкастую зверюгу выше неё! Она опустила взгляд, с перекошенным лицом смотря на морду снежного барса. – И эта-то она боится?! Да с такими зубищами ей только по городу разгуливать и на людей бросаться!
- Шана, - строго откликнула её принцесса, а потом обворожительно и тепло улыбнулась. – Это наши друзья. Будь с ними вежливее.
Женщина хмыкнула, отвернула лицо и скрестила руки на груди. Она явно была недовольна от такой компании, да и сама Виззарион от радости не светилась. То, что она встретила Артура, может помешать их планам. Навряд ли Лэно кому-то расскажет о том, что видел её в Нерине, но стоит быть осторожнее. Они давно не дети, а их игры в прятки детским развлечением не назовёшь.
- С чего Вы это взяли? – Элениэль изумлённо посмотрела на вампира, который вдруг решил вспомнить их разговор в саду. Тогда она была не в лучшем своём моральном состоянии, и он застал то, что не нужно было. Девушка ни разу думала, что этой встречи не суждено было стать решающей. Намеренно она не виделась со своими женихами. – А как же Авель? Совсем про него забыла?
Думать о брате не хотелось. Воспоминания не самые приятные, а она, кажется, в этом побеге хотела прожить немного другую жизнь, оставив всё плохое позади. Только Терион в её планы явно не входил.
- Госпожа, - пользуясь тем, что Артур занят разговором, она вкрадчиво, но настоятельно намекала вампирше на то, что им нужно выполнить указания Рейстлина и, чем быстрее они это сделают, тем лучше. – Мы слишком задержались.
Чистокровная это прекрасно понимала, но если она прямо сейчас уйдёт, то ничего не изменится.
- Он меня уже видел, - отрезала она, но Шана продолжала недовольно хмуриться. Женщина пыталась настоять на своём и выполнить поручение хозяина. Конечно, девчонке не понять, что за её непонятные желания расплачиваться потом придётся ей.
После прозвучавшего предложения, Элен вопросительно посмотрела на свою спутницу. Она её желаний не разделяла, медленно покачала головой, выражая своё нежелание и недоверие.
- Юной незамужней леди нечего делать в доме молодого мужчины, - строго отрезала Шана, походя больше на Жрицу, которая пытается соблюдать все законы жизни и считает, что мужчина – это то, чего вообще не должно быть в жизни женщины, он соблазнов, а искушение должно быть как можно дальше от невинных и чистых особ. И как такая женщина угодила в друзья к хозяину борделя?
Здесь, в Нерине, у Рейстлина и в правду есть друзья, которые должны о ней позаботиться, но… Нужно сначала переговорить с Артуром и выяснить, зачем он решил помочь ей, и помочь ли вообще?
- Хорошо, - согласилась она, и, кажется, услышала, как женщина скрипнула зубами и досады и зарычала.

0

10

Артур пропустил мимо ушей все возмущения служанки. Без толку что-либо объяснять этим полоумным из столицы, что никогда и носа дальше городских стен не высовывали.
- Простое предположение. Я заметил, с каким восторгом вы разглядываете все то, что вокруг. И определенно с чем-то сравниваете.
Все это было весьма хорошо, вот только ощущение беспокойства никуда не девалось. Что-то было не так, и клыкастому хотелось побыстрее попасть в более защищенное место.
Ненавижу дипломатию, - мысленно осклабился он, - только время зря теряется из-за всей этой болтовни.
Отослав старпома обратно на корабль (или, вероятнее всего, в таверну, где тот вместе с остальной командой заседал), ювелир выдохнул, стараясь хоть как-то сбавить внутреннее напряжение. Помогло несильно. И почему он вообще переживает по поводу этой девчонки? Непонятно.
Ну и леший с ним. Главное сейчас – добраться до мастерской.
Селениус не ожидал того, что она согласится. По крайней мере, так быстро. Однако...
Хм, ну теперь мне совершенно точно ясно, кто приложил к этому лапу.
- Вот только не нужно всех существ мужского пола ровнять под одну гребенку с вашим хозяином. Девушке нужна защита, а не домогательства, - холодно парировал Лэно. – Там, куда вы так упорно ее ведете, есть магическая защита?
Отбрил так отбрил, сказать тут было нечего. Но согласие уже было получено.
- В таком случае идемте, - сделав приглашающий жест, произнес он и двинулся в сторону своего городского домика. Полночь бесшумно шла сбоку. - Здесь недалеко.
Все, что угодно, только не стоять на месте.
Провести спутниц по извилистым улицам, оглядеться еще раз, чтобы удостовериться в отсутствии "хвоста", открыть дверь и впустить гостей в дом при мастерской. И не забыть про магические печати на замках и окнах.

Отредактировано Артур (2015-01-08 12:15:34)

+1

11

- Мне и сравнивать-то не с чем, - выдохнула девушка. Она в первый раз выбралась за пределы дворца, тут на всё будешь смотреть с открытым ртом и искрящимися от детского восторга и любопытства глазами. Так что предположение вампира было немного неверным. Она бы так смотрела на любой вампирский город, в который её мог бы отправить при случае Маджере, но перекинул он её именно сюда, к каким-то своим неизвестным товарищам. Они и должны были помочь пережить ненужное и нежеланное сватовство с завидными женихами Северных земель. Только как в их число угодил Анри – тот ещё вопрос.
Услышав о хозяине, Шана вопросительно посмотрела на Лэно, продолжая хмуриться и явно показывать своё недовольство.
- Ты себе отдаёшь отчёт в том, что оскорбляешь Императора вампиров? – служка не растерялась и виду не подала, что соврала. Рейстлин знал, кого и куда направлять вместе с камэльской принцессой, чтобы, даже если кто и заподозрит, поверил любому её лживому слову. К тому же, весомых доказательств того, что Советник приложил к этому свою руку, нет. – Там есть всё, что нужно юной леди, - Шана продолжала стоять на своём. Она должна была выполнить свою задачу и не отвлекаться на подобные пустяки. Своя шкура ей по-прежнему была дорога, а Лэно не способствовал её целостности.
К сожалению, всё решилось не в пользу женщины. Она была вынуждена смириться с выбором непутёвой девчонки, которая последовала за вампиром. Своё упускать она не собиралась, мысленно поклявшись, что не только оттягает парня за его вампирские уши, но ещё и обязательно сбегает в нужный дом, чтобы ребята сами принцессу забрали и отвели, куда нужно, а пока.. придётся ждать подходящего момента.
До мастерской Артура, как он и обещал, дошли они быстро. А если бы Элениэль не тормозила на каждой мелочи, рассматривая всё в незнакомом городе, было бы ещё быстрее. Шана всю дорогу пыталась отговорить её и увести, но ничего из уговоров и угроз не вышло. Они оказались в мастерской, и теперь здесь, в чужих владениях, девушка осматривала каждый предмет. Ей было любопытно всё. Она помнила, что парень хороший ювелир, чего только стоил подарок на свадьбу, который его вынудили создать для неё. Не будь это насильственный и вынужденный жест, украшение было бы ещё краше, но даже так оно было прекрасно.

+1

12

Я сказал бы, как медленным строем
Здесь сквозь стены проходят легко;
Но кто лишнее слово уронит  –
Тому в сердце осиновый кол!

Беспокойная голова ногам покоя не даёт.
Только они с Линой и Авелем выжгли тройным буйным пламенем по наводке пиратов схрон колдунов-контрабандистов, только, чихая и кашляя, обнаружили, что цепи оплавлены и сорваны, а Райлега в нём нет и условились устроить привал и продолжить поиски вечером, когда воздух проветрится и остынет, только вернулись на поляну… Прилетел с небес от невидимых звёзд и лун прямо в темечко безумия зов.
Кай сам не мог этого объяснить, но вперемешку с осознанными действиями и долгоидущими планами его жизнь наполняли движения и решения спонтанные, интуитивные и сугубо чувственные. Как, например, когда его занесло в вампирский бордель и он чуть до смерти не заобнимался с матриархом самого злобного клана. Это на пару недель наградило его сильной анемией, какой он не страдал во время трёх голодных лет неназванной войны, но позволило побыть с сестрой и прочистить не только затасканное тело, но и голову. Притормозить, отложить накапливающий мощь психоз, который наступит спустя два с лишним года. Безумный пытался лечить себя сам и плыл по этому течению на ощупь, но многие – нет, все – его поступки имели за собой отложенную плату и даже более опустошающие последствия, как цунами. Не стань он гроссмейстером, не собери он своим взлётом к вершине против себя заговор, не раскорми Косу и не чокнись от слишком сильной бессонницы – поседел бы и высох бы до тонкой тени себя он? Накрыла бы его чёрными крыльями сначала телесная болезнь, а после, целой чередой быстрых смен капитанов и пробуждений тех, что будить не стоило, ментальная? Оказался ли он беглецом с собственного высокого места из-за всего этого? Конечно же нет: он не добрался бы до него в первую очередь. Ха-ха!
Весь день с часов двух по полудни, который по устоявшемуся ещё до истории с вампирами ритму жизни заменял Кайлебу самые сладкие и сонные часы ночи, он отсиживался в своей покрытой пеплом и сажей, пропахшей дымом куртке с поджитыми внутрь пластинами и наблюдал. У него не было никакого плана к действию, он даже не знал точно, где девица Виззарион. В последнюю вылазку в Мирдан, прежде, чем познакомиться с Авелем, маг просто вытряс из одного из смотрителей порта, на какой корабль садились девицы: нищенки, благородные, торговки. На одном из них вместе с Линой в облике нищенки приплыл в Лунные земли бастард. На другом спустя несколько дней – тихоходное торговое судно заходило в гавани к югу центрального острова и меняло часть груза до того, как плыть в Нерин – могла приплыть принцесса.
Он действовал наобум, растрачивая в ноль все свои силы ради обещания, данного в запале одержимой страсти. В руках лжевампира скрывалось два виала с зельями. Одно – обычное, если можно его так назвать, зелье маны, перемешанный с кровью дракона тоник, которое и так лишь отчасти ускоряет восстановление сил, и перестаёт быть эффективно и бьёт по нутру жгучей болью, если постоянно им злоупотреблять. У Кайлеба был дракон, который не жалел крови, чтобы найти отца, но даже вампиры не могут пить огненную кровь постоянно, а маг оставался человеком даже под сильной двусторонней иллюзии. Второе зелье – запретное и излюбленное, как многое из репертуара Гроссмейстера. Не великого магистра Культа, нет, Пятого. Зелье, из-за которого в несколько лет, даже уговаривая себя, что по чуть-чуть – не вредно, Кай сделался усталым и затасканным как глубокий старик, хоть был магом, для которых зрелость тянется и в сорок, и в пятьдесят, и, иногда, в шестьдесят лет. Глоток жизни.
Очередная похожая на кровь – в этом случае – на засыхающую – жидкость плескалась в маленьком сосуде в руке и просилась на язык. И ради чего, в который раз, он собирался оторвать от себя ещё кусок и так едва держащейся в нём жизни?
- Вот они, – прервал размышления одного голос другого в голове. Девица, сопровождающая её служанка, и…
- Забавный сопляк, сюсюкает с пантерой, – хихикнул Варлок. – Мало драться приходилось в жизни, видно.
- Избалованная вечноюная тварь.

Одна правда про Кайлеба Ворлака: его было слишком много для себя, и как ненавидел все эти частицы, которые мешали ему думать что-то одно, желать что-то конкретное и заниматься чем-то созидательным, как он беспощадно растрачивал себя, забирая ещё у будущего взаймы, чтобы поддаваться порывам и делать много всего по велению голосов в голове сейчас, так он завидовал и ненавидел тех, кто жил без этого. Без бесконечной гонки за чем-то, простыми наслаждениями и радостями, долго и счастливо. Он был лишён этого и ему подходили лишь женщины, напоминавшие хрупкие куклы, способные не вмешиваться и ждать. Как Айрин, которую он в таком же мало осознанном порыве горечи и ярости создал сам.
- Убирайся отсюда, северный ублюдок, – прошипела проходящая мимо дерева, на которое он, стоя на клумбе, опирался спиной, женщина. Почуяла, значит. Бросив сквозь прорези маски взгляд на девушек и мальчишку с пантерой, Кай исчез, чтобы найти их позже, без подозрений.

Позже, под вечер, плутоватый питомец Ледяной ведьмы, Рейнеке, разнюхал и отыскал, куда делась цель. Без магии. Он умел и так, когда богатые сыновья имели подотчётный отряд стражи. Дом был богат, но, конечно, не чета роскоши дворцов и особняков вампиров, которые Кай успел повидать и немного поджечь. Скорее, это добротное жилище напоминало внешне дом зажиточного купца. Лэно и были купцы и ремесленники, насколько помнил об обществе вампиров некромант. Хуже всей знати по мнению той, выскочки, чуть лучше плебеев. Прямо как их семья в родном Пантендоре. Отец магистру города приходился близким и уважаемым, но всегда только слугой. Он сейчас притворялся слугой, пусть и по собственной воле. Детские комплексы и вбитое понимание "своего места" не умирали с годами, они просто погружались вглубь.
У дома было явно много охраны. Зелень небольших садов напротив давала лжевампиру хорошую точку наблюдения снаружи и с приличного расстояния, однако проникнуть внутрь охраняемого здания – это уже другого уровня задача.
- Не то чтобы ты её никогда не решал.
- Десятки раз. Но при мне была коса.

А нынче при нём была лишь его магия и навыки, оставшиеся у собственного тела. Чтобы получить достаточно магии, ему требовалось сделать себя ещё хрупче: сейчас едва восполнившегося на фоне голода и патологического недосыпа резерва хватало лишь осмотреться.
- Я сделаю всё.
Сказал один из влюблённых, выходя в круг белого света. Один из, один из, всего лишь один, когда их было много… Но отчего-то Пятый, всё ещё сильнейший в расколотом сознании, не был против ни днём, ни сейчас.
Мир потемнел до угольного оттенка и потерял нежные закатные, в привычном понимании, тона. Мир засиял аурами. Все вампиры представляли из себя носителей магии, древнее проклятье было у них в крови, и от этого город Нерин с высоты низкого полёта, как летают стрижи и ласточки, казался бы скопищем разноцветных огней. Кай напряг зрение и сосредоточился на чувстве стихий: рядовые, слабые-слабые маги крови были ему не интересны. Принцесса, как и Глациалис, была носителем определённого стихийного элемента. Глаза, блестящие в тени маски, обратились к лишь им видимым ярким аурам. Слабый маг земли… Маг воздуха – наверное тот мальчишка, и куча магических безделушек вокруг него. Маг воды, мягкая аура. Наверняка девочка. Единственная такая. Если только маг не ошибся до сих пор, ошибки быть не могло.
- Зелье.
Он помнил. С бьющимся где-то в животе ощущением безысходности мужчина, не снимая перчаток, вынул затычку и, подняв маску и раскрыв рот, капнул дважды под язык. Меньше глотка, а всё равно больно. Тело отказывалось вот так просто отдавать на растерзание ещё часть сил, и так предназначенных для недолгой и несчастливой жизни. Знакомо, с душащей силой великаньей рукой сжало всё нутро, будто не было рёбер. Ворлак присел, чтобы не упасть, и со всей силы обнял себя руками, точно компенсируя боль внутри болью снаружи. Перед глазами вспышками промелькнули видения.
Тётки ругали мать с маленькой Алисией на руках, что та не бережётся, хотя у неё плохие сосуды и слабое сердце. И нашла себе рыцаришку, чтобы уехать в город, и мальчика бездаря родила, теперь дочь. Что, заработала денег, поступила в какую магическую школу? Конечно нет! Как все дурёха, лишь ноги и научилась раздвигать, когда не резать, вот и надейся теперь, что хоть дочь выбьется в люди. Говорили же – проклятье на роду…
…какой горячий, опять заболел. В словах было больше досады и обвинения, как казалось Каю, чем грусти, и ему было очень совестно, но он как-то опять и опять бегал гулять в морось, в снег, в слякоть, и мочил ноги. Скучно и грустно было бы целыми днями смотреть в окно, в тёплом доме было натоплено до одури и до одури же скучно. Гораздо хуже было, когда его спихнули в воду и он чуть летом не утонул, но его побили по спине и сочли здоровым, оставив наедине со страхом на берегу, уже навсегда…
…любимые руки всегда были холодны. Когда держали холодную и скользкую рукоять пилы, когда держали стекло склянок с лечебными притирками, когда помогали листать замусоленные страницы небольшого собрания книг – самого ценного, что было в их доме среди простой добротной мебели, утвари и, что ж, семьи каких-никаких магов, обслуживавшей себя без слуг. Когда растирали грудь и трогали набухшие узлы где-то в больном горле. Притирка жгла перцем, а мамины руки – нет…

Всё на мгновение покинуло голову, даже безбрежное, как страшное море, безумие, но Кайлеб те яркие ощущения, что поднялись со дна, не осознал. Первое, что он осознал – что заклинание обнаружения магии настолько сильно, что режет глаза, и даже когда смахнул с век влагу, закрыл их, и маску тоже опустил – видел эту ничего не подозревающую принцессу, точно смотрит на солнце.
"Ярость Изначального Пламени и Фойрра – ничто
По сравнению с яростью брошенной женщины
", – вспомнился ему комментарий к книге "Истоки народа и кланов", на которой он пробовал подучить местный язык. Даже фразы вампирской речи были до жути пафосны, Варлок завидовал и мешал читать всё время, и вскоре маг бросил это дело. Всё равно в месте, где люди и прочие приезжие – необходимое условие неголодного существования титульного народа, все давно говорили на общем лучше, по крайней мере на улицах, чем на родном.
Спазм отпустил сначала горло, потом и сердце, мужчина сосчитал до пяти, свободно и спокойно дыша. Он уже понял примерное расстояние до девицы, ещё окна несомненно выходили в цветущий сад – и это было так романтично, верно? Кайлеб не выносил ничего, что выходило слишком спокойно и идиллично. Ему сразу хотелось сжечь что-нибудь или кого-нибудь, даже если это был бы его родной дом. Поэтому он туда не возвращался много лет, пока даже тётки с троюродной сестрой – новой девочкой, которая должна была восстановить их славу и титул – не покинули его и всё не покрылось пылью и духом запустения.
Бедная девочка. Не кузина, нет – принцесса. Он ведь ворвётся в её личное пространство уже во второй раз. Тогда – с Глациалис, незримой тенью, удерживающей любовнице на все скопившиеся силы портал, теперь – лично. Так же, как прежде, он перемахнёт через существующие для многих, но не для него, охранные чары. Для этого нужно лишь зрение и понимание, которого достигает не каждый маг. Зрение не по расстоянию на карте, плоское, зрение не в пространстве, перспективное, а зрение всей ткани пространства и времени. Понимание, что всё, что могло бы быть, может быть. Что этого дома никогда не существовало бы при куче если бы, что его могло населять пять бедных семей, не в состоянии его даже перекрасить и сменить прогнившие балки, не то, что защитить, что в любой из этих вероятностей, да даже на сто лет туда иль сюда, начинающий мистик, научившийся просто рвать ткань пространства за какую-то долю своего резерва, без прикрас и трюков со временем и событиями, мог бы туда пройти.
Но такие чары, пусть и оставались одним разрывом в ткани бытия, чтобы перенести одно тело с одной головой, были много сложнее тех, что интуитивно использовал Кай, когда бежал из горящего особняка, захлёбываясь кровью. Он сидел за кустом сирени на оставленном кем-то именно для созерцания пне, а перед ним, в подрагивающей вязи пальцев, уже вышедшая из тела мана, густая, как пряжа, складывалась в рисунок в такт смене образов под веками.
Многомерный мир, в котором мало того, что в каждом моменте сплетался узел четырёх нитей: высоты, ширины, длинны и времени, но и моменты были разрознены на множество-множество ветвящихся, как куст, последоватеьностей, можно было представлять по-разному. Один из наставников рассказал о представлении звёздного неба с разной дальностью, где можно рисовать не только привычные созвездия прямыми линиями, хотя какие-то звёзды кажутся тусклее и дальше, но и огибать плоскую картинку спереди, сзади. То был морской маг-навигатор и он лишь разок выбрался из затопленного грота в шторм в трюм охраняемого и обвешанного заклинаниями его же гильдией корабля. Другой – оказалось, это был Четвёртый, взявший контроль над долгим сном, поведал о сплетённой во все стороны пещеры паутине. Ещё он же говорил о пористом вулканическоим камне, который легко прорывает, создавая туннели между полостями в породе, демон-червь. Словом, для этого уровня понимания нужно было разворотить себе голову кузнечными зажимами, пару раз воскреситься или просто сойти с ума. И паутину он вил.
В воссозданном с максимальной точностью видении, Кай дышал уже в осыпавшуюся за годы со стен краску, стоя там, где когда-то начинался второй этаж. В его видении под ногами же поросла травой илистая почва. Город клана Лэно был затопленными и занесёнными новым грунтом руинами, в нём давно никто не жил.
Паучок пробежал по соседней паутине.
Кайлебу всегда очень нравилось обследовать руины и разорённые гнёзда. Он влез в давно выбитое окно и прошёл комнату насквозь.
Паучок замер на узелке.
Дверь в заброшенном здании давно проржавела на петлях и упала, подгнивший пол второго этажа заменял мучнистый грунт с пробивающимся подорожником. Кайлеб перешагнул обозначенный аркой хлипких стен порог.
Паучок рванул к своей паутине, бросаясь наискось вниз и натягивая нить. Он не имел почти ничего общего с человеком, который обычно одним движением руки будто прорезал дыру в мире и исчезал в ней, кроме холодного красного цвета маны, общего безумия и цели. Паучок был только очередной случайной призванной сущностью в безграничной одинокой пустоте Кайлеба Ворлака.

Неизвестный маг возник в комнате Элениэль дель Виззарион вечером одиннадцатого числа первого весеннего месяца 1082 года от сотворения мира.

Он поднялся из неудобной позы на четвереньках и, на затёкших ногах, сделал шаг к прямой благородной спине. Хватать и бежать, но одни чары кончились и теперь нужно время и решение до новых. Решение – как, чтобы не оставлять слишком уж очевидный след.

Использовано: Обнаружение магии – 60 маны, Телепорт – 60 маны. С учётом зелья Глоток жизни – сколько там было у Кайлеба максимум? Примерно 490? 430 и сочтёмся.
ПыСы: прости, Артур, по желанию всего игрового коллектива в ветке двигаться и отчаявшейся ждать принцессы, я её наконец-то выковыриваю.

+1

13

В лавке ювелира время, казалось, текло по-особенному долго. Элениэль не терпелось посмотреть на Нерин, но каждый раз она встречала преграду в виде обеспокоенной за свою голову Шаны, которой велено было сопроводить девушку до определённого дома. Вампирша не обладала выдающимися магическими и не магическими особенностями, а потому не могла силком вытянуть особу благородных кровей из одной лавки и затащить в другую во имя великого и распутного Маджере. Она скрипела зубами, намеренно пыталась вывести ювелира из себя, чтобы терпение того лопнуло и он сам выгнал взашей неожиданных гостей, но всё, что она ни делала, не приносило результатов.
Элениэль находилась в предоставленной ей скромной, но довольно уютной комнате. Принцесса ждала, когда наступит вечер и она сможет выбраться на улицу, чтобы пройтись по незнакомому городу и рассмотреть его в свете привычной луны. Днём её возможности были сильно ограничены, а капюшон накидки так и норовил соскользнуть с тонких плеч, когда она каждый раз то задирала голову, то с любопытством осматривая всё вокруг, вертела ей. До своего совершеннолетия она была более подвержена лучам дневного светила, чтобы действовать наперекор всем. Безрассудство не входило в её отличительную семейную черту. Всё же свой характер она унаследовала в больше степени от Мирры, чем от своего отца или бабушки, в которых пошёл Шейн.
Воодушевлённая грядущей прогулкой, аристократка не заметила выплеска чужой маны в доме, пропитанном магией. Ей стоило бы обернуться значительно раньше и обратить внимание на звуки, чтобы не попасться так легко и просто в расставленные Снежной Королевой сети, но она, оставаясь всё той же ранимой и излишне романтичной натурой, не успела ещё всего познать и вовремя повзрослеть. Виззарион обернулась, когда собралась уже направиться вниз к Артуру и Шане, чтобы предложить им прогуляться, как заметила, что в комнате она не одна.
Незнакомый мужчина стоял перед ней. Всё, что она успела рассмотреть, только глаза в прорезях маски, как её испуг вылился в проявление магии. Принцесса, конечно, как истинная слабая и беспомощная девушка должна была закричать во всё горло, чтобы на её голос слетелись все местные спасители, толкаясь и пихаясь, только бы первыми успеть, но ничего этого не произошло. Элениэль только отшатнулась к окну, нащупав ладонями узкий подоконник, и не отводила взгляда от незнакомца, пока их отделяло друг от друга магическое кольцо защиты. Она не чувствовала себя в безопасности, но отчего-то губы, даже шевелясь, не издавали звука, будто незваный гость отнял у неё дар речи одним только своим появлением. Что делать с ним дальше – принцесса не знала, ведь даже идея использовать защитное заклинание её не посетила – это вышло спонтанно и где-то на уровне подсознания, не иначе. Удивительно, как вообще удачно. Вот теперь ей стоило бы серьёзно подумать о том, чтобы атаковать незнакомца и при этом позвать кого-то на помощь более сведущего в магии и защите.
- Кто Вы? Что Вам нужно? – быстро бросила девушка, не отрывая взгляда от маски. Голос прорезался не там, где нужно.

Кидала на удачное воспроизведение заклинания «Кольцо холода», выпало 95 – абсолютная удача даже без добавочных очков.

+1

14

Момент, когда болтливый и вообще по жизни рыжий некромант, Кайлеб Ворлак, становился по-настоящему жутким ознаменовывался не пышными речами и эффектным колдовством. Пока марионетка на путах собственного же безумия, расколотого я, дрыгалась, заглушая внутренний диссонанс, его было просто раздражающе много и громко. Во многом похож на ядовитую змеюку, он шипел, когда не собирался, а если действовал – то только так, короткие фразы в мыслях и вовне, если он вообще решал что-то ответить, стеклянные ничего не отражающие глаза, точные движения.
- Цыц, пташка, – пробормотал он под нос себе скорей, чем девице Виззарион. Барьер его не пугал, вампирша, даром что ровесница их с Алисией уже помершей прабабке, развивалась до смешного медленно и серьёзной угрозой не была. Прочтённое в уме простое родной стихии занялось на руках не знакомыми испепеляющими плоть перчатками, а свободными синими с красным ободком маны языками пламени, которое просто разрезали поток льдистой крошки с водными лентами, заставляя магию разрываемого заклинания утекать, а воду – крупными каплями падать. Он специально выбрал заклинание не самое жестокое и довольно простое, даже несмотря на то, что магия принцессы всё же была достаточно плотной и структурной, чтобы бить сквозь толстую кожу перчаток и куртки руки некроманта.
- Ты исчезаешь.
Влажная, пахнущая пылью. землёй и горелым перчатка мужчины в маске легла на хорошенькое лицо, закрывая губы, а вторая – обняла захватом бойца на арене без правил за хрупкие плечи.
- Ну, Четвёртый, быстро, надо прочь, так, чтобы не знали.
- Знаю, чтобы не знали!

О, безумие, о, множащиеся под планами и сказанным в мыслях идеями скопище хитрых планов и обманов самого себя, близких, всех живых и ткани бытия! Теперь Кайлеб не мог быть уверен, что он просто придумал заклинание, чтобы однажды посетить братскую могилу в разрушенной дозорной башне, да так, чтобы поберечься от того. от чего сегодня не нашёл нужным! Он видел этот знак во снах рядом с горой задохнувшихся на уровень ниже от горла колодца детей и женщин, как такое место забудешь, будь ты хоть трижды циник, но немножко всё ж поэт!
Нежно-фиолетового цвета небеса раскинулись над головами похитителя и похищенной, подозрительная послезакатная тишина встречала их, и только где-то внизу, за стеной и скалистым склоном, пошептывали Альвийские воды. Весна в проклятом волчьем краю, заброшенная башня, чистый с жуткой ноткой обречённости мира воздух.
Некромант отпустил руки, давая принцессе двигаться и дышать, а заодно избегая удара впритык. Он был сильнее, даже, пожалуй, сильнее их дикой вампирской формы, но рисковать не стремился. Горела нацарапанная им пару дней назад метка на стене, горела хищным холодным красным, как и вся Ворлака ворожба.

А мне тоже прокнуло на почти максимум!
Использовано: Синее пламя - 35 маны
Возврат (двоих) по метке из отыгрыша [7.03.1082] An der kreuzung der wege - 80 маны
Остаток: 335 маны
Махач?

+2

15

Ни ответов, ни объяснений, ничего. Только руки в перчатках тянутся к ней, как огненные ядовитые змеи; они жалили её ману, обдавая дыханием противоположной и сокрушающей стихии. Элениэль с ужасом осознавала, что её защита не выдерживала чужого натиска и, будто мягкое растопленное масло, пропускала пылающие руки, как раскалённый нож, в своё незащищённое пространство. Вот теперь она по-настоящему испугалась и успела только сдавленно закричать, призывая на помощь, как мир вокруг преобразился, и не было ни дома Артура, ни выделенной ей комнаты.
Принцесса отшатнулась от похитителя, получив от него больше свободы. В доме ювелира она не успела сознательно применить пару заклинаний, чтобы обезопасить себя от мужчины, а потому пожинала плоды – она находилась в незнакомом и странном месте, которое толком не успела рассмотреть. Пока ей ничего не угрожало, с ножом на неё никто не кидался, но и желания присмотреться к странной башне и нежно-фиолетовому небу, у неё не возникло. Вместо этого, в порыв охвативших её эмоций, девушка вспомнила о не слетевших заклинаниях.
Она слышала, как внизу шумит вода, вблизи своей стихии аристократка чувствовала себя сильнее и уверенней, несмотря на то, что своими глазами видела, как легко этот маг разрушает её магию. Она должна была что-то предпринять, чтобы обезопасить себя, ведь ей неоткуда ждать помощи. Если вообще в доме хоть кто-нибудь услышал её крик о помощи. Пройдёт время, когда они её найдут, а до того ей придётся стать немного старше и постоять за себя, чтобы выжить.
Лучшая защита – это нападение, но девушке это никто не объяснил. Её, учитывая происхождение, готовили к иным необходимостям жизни во дворце. Навряд ли кто-то из советников, расписывающих её занятия по часам, думал о том, что когда-нибудь юной Камэль придётся сражаться самостоятельно. Ей очень повезло, что у неё проклюнулся магический дар, который решили развить, обучив её тому, чем она сейчас парировала, как могла.
Собрав все свои силы, Виззарион вложила их в заклинание, генерируя поток воды в грудь противника. Она надеялась, что при развороте лицом к мужчине сможет попасть в открытую грудную клетку и не просто сбить его с ног, а впечатать в противоположную стену. Это помогло бы ей не только увеличить между ними расстояние, но и временно сбить мужчину с толку, выиграв для себя время.

Использовано заклинание «Поток». Резерв: 100 маны.

результаты броска

30(+10) – 40 - неудача, но без увечий и травм. Элениэль не удаётся пришпорить похитителя к стене.

+1

16

Кайлеб проворно предугадал действия девушки, и потому ускользнул в сторону, буквально выходя сухим из воды. На языке вертелась обидная насмешка, но, в отличие от своей безусловной ненависти к благородным отпрыскам мужского пола, унижать женщин даде самый беспринципный из его голосов не спешил. За исключением Третьего, которому вообще было плевать на происхождение и пол, пока он был свободен каждое не понравившееся ему живое существо убивать.
Впрочем, стоило отдать должное, Принцесса-Лебедь против брата своего, Принца-Вишенки, казалась симпатичнее хотя бы тем, что не визжала и не плакала сходу, хотя, казалось бы, ей по роли и по роду написано быть именно такой: красивой, беззащитной и бестолковой.
- Попробуй ещё, – всё-таки капнул с клыков ядом некромант, но на то у него был специальный умысел. Он утанцевал от удара, пришедшегося по метке, но теперь, видя её, гаснущую, и видя след, думал, что было бы совсем неплохо знак уничтожить, чтобы, даже найдисл у Принца-Вишенки мистики и ищейки как он и даже сильнее, его заклинание прочитали не так легко. И зачем только нацарапывал, как одержимый…
- Затем, что однажды, когда ты опять вздумаешь подставить свой зад и все наши, совершенно не факт, что ты очутишься после быстрой телепортации на балконе полуголой бабы, а не где-нибудь в волшебных льдах Гэлацио рядом с вмёрзшим телом бога.
Что было лучше – истекать кровью среди поросшего мхом нежилого камня или вмёрзнуть с ней в лёд – интересная пища для мыслей.
- Метка останется, не с принцессой на руках же её плавить, – заметил Четвёртый, – не со смущённой и борющейся принцессой – точно.
- Хватаем и уходим…

За руки. Чтобы не колдовала так легко, клыкастая бестия.
- Не думай вырываться, иначе я выжгу твои прелестные запястья до кости и дальше, и никакая кровь Виззарионов их не спасёт, потому что я выпью тебя следом, – прорычал маг, так и не подняв маску. Его тело отошло от шока, которое принесло зелье, и согрелось достаточно, чтобы он чувствовал себя в нём не гостем, а полноправным обитателем. Теперь мужчина был вполне в силах тащить вампиршу за собой, вниз, в люк и по винтовой лестнице, не зажигая огонька, в выгоревшую до вакуума тьму, где прятались высохшие и истлевшие без личинок и падальщиков, обтянутые кожей кости, к скрытой каменной двери в боку башни.

+1

17

Поток бурной воды пролетел мимо похитителя и некрасивым мокрым пятном растёкся по противоположной стене. Её никогда не учили защищаться по-настоящему и всё, что она могла, - это продолжать попытки, пока у неё ещё остались силы. На помощь никто не придёт, спасителей ждать не откуда. Пока Селениус сообразит, что девушка пропала, её уже свяжут по рукам и ногам и утянут неизвестно куда, ещё дальше и от этого проклятого и чуждого ей места, в котором и воздух казался каким-то странным и чужим, что делать вдохи хотелось как можно реже. Нет времени разбираться, где она находится, и прислушиваться к ощущениям. Её магически запас сильно ограничен и всё, на что её хватит, это, в лучшем случае, два заклинания и то, если выйдет.
Виззарион не отчаивалась, но отшатнулась назад от мужчины, делая отрывистый вдох. Она не отрывала взгляда от прорезей в маске и не выпускала из виду чужака, что успел напугать её своим внезапным и дерзким появлением и силой, что с такой лёгкостью разрушала её магию. Выступать против живого противника всегда тяжело, а против того, кто обладает противоположной тебе стихией, ещё сложнее. Но сдаться сейчас и начать глотать слёзы, было бы слишком просто даже для неё, птички из клетки, что холили и лелеяли всю жизнь, делая из неё истинную леди.
- Не прикасайся!
Угрозы вампира напоминали ей Археля. Того тоже никогда и ничего не останавливало, когда он желал получить то, что хотел. С того события на балу Элениэль слишком дорого ценила свою кровь, чтобы позволить какому-то шуту в маске беспардонно ворвавшемуся в её новые покои, позволить прикоснуться к ней. На какую-то долю секунды она вспомнила брата, и сердце предательски сжалось – тогда было проще, оставаться за его спиной, в безопасности, и ждать, когда всё разрешится. Но его здесь не было. Есть только она и этот странный мужчина, чьи помыслы угадать невозможно. Если бы он хотел убить её, то сделал бы это сразу, значит, ему что-то нужно. Оставалось только гадать, кто послал его за ней, но это будет позже.
Она едва поспевала за длинноногим мужчиной, путаясь в юбке собственного платья, и всё пыталась отцепить его руки от себя, чтобы высвободиться. Камэль была настолько занята своими запястьями, что заметила прогнившие тела, когда туфля не изящно юркнула в сухую плоть и провалилась с тихим, но мерзким хрустом. Виззарион опустила взгляд, чтобы посмотреть себе под ноги, и тихо охнула от неожиданности. Девочке, что не видела ничего ужаснее увядающих цветов, слишком сложно выбросить из головы изуродованное нечто, что раньше называлось лицом. Она неосознанно сама подалась к лжевампиру, будто пыталась найти у него защиты, но вовремя вспомнила, с кем имеет дело.
Принцесса собралась с силами и вновь применила заклинание, несмотря на предостережение мужчины. Ей удалось высвободить всего одну руку, резко дёрнувшись в сторону в узком проходе. Пальцы высвобождённой руки заныли – слишком сильно их дёрнула из крепкой хватки. Элениэль не смотрела, что было дальше, она почувствовала приток своей родной стихии и услышала громкий шум воды. Земля под ногами стала вязкой и скользкой, но девушка смогла подобраться и, подхватив одной рукой подол мешающего платья, а второй выпавшую из причёски заколку, побежала, не разбирая дороги. У неё не было ни умений, ни опыта, ни оружия. Даже её магический запас начинал подводить, но она продолжала крепко сжимать в руке заколку, выставляя остриё перед собой, как единственную защиту. Волосы выбились из причёски и сбились в некрасивые клочки, торчащие в разные стороны. Чёлка спадала на чуть побледневшее от страха лицо. Голубые глаза беспокойно бегали от незнакомого тёмного пространства перед собой до бесполезного оглядывания за спину, в страхе заметить там догнавшего её мужчину. Подол платья испачкался и изорвался, теряя былую форму, каблуки беспощадно сбивались о грубый камень, готовясь вот-вот, казалось, подвести свою хозяйку.

Использовано заклинание «Гейзер». Резерв: 55 маны.

Дайсы

65(+10) – удача, с легкими ранениями. Элениэль удаётся удачно применить  заклинание против похитителя.
81(+10) - удача  без единой травмы или увечья. Элениэль удаётся вырваться из хватки лжевампира и бежать.

+1

18

Наивно и глупо полагать, что люди будут делать то, что ты им говоришь, а не ровно наоборот и назло. Конечно, девчонка вырывалась. Конечно, Кай её пока не жёг, как обещал. Истлевшие и сожжённые, чтобы не достаться личинкам даже теперь, тела устилали внутреннее помещение башни. Завал, который потревожил устроенный магом погребальный пожар, не мешал им выбраться через скрытую дверь в боку основания башни, однако…
- Дура!
Она призвала воду из колодца под разрушенным дозором себе на помощь, и стихия пробила стенку, и из заваленного обода вместе с водой покатились на братскую могилу камни, грозя завалить. Часть искусственно созданного потопа ударила мужчину по правой ноге, конечно, камнем с острой гранью – в самое колено! Он метнулся от бьющего наискось потока к дальней стене, теряя принцессу. Воды больше не становилось после одного взрыва силы, но потревоженные ей камни – камни! – каскадом грозили сыпаться, и сыпаться, и сыпаться, погребая под собой всё.
Так уж получилось, что ноги понесли Элениэль в направлении спасительного выхода, и Кайлеб побежал от разрушения туда же.
Вверх или вниз – не понять, проход ужом петлял в стене, его пол устилали каменная крошка, пыль и почва, получившаяся из наметённых снаружи и сгнивших листьев. Рано или поздно, а Виззарион загнала бы себя в тупик: даже силы лжевампира, рослого и достаточно развитого физически мужчины, едва хватило, чтобы заставить сдвинуться проржавевший механизм и держащийся на нём цельный камень.
- Попалась! – услышав эхо неровного дыхания совсем близко, побормотал маг. Они уже почти впечатались с принцесской лицами в дверь, и он тянул в темноту руку, чтобы схватить её сзади за загривок и тонкую шею. Только на этом дверь пошла наружу, отворяясь в вечерний лес – никто не запер тугой механизм, даже последний визитёр. Тонкая кромка, по которой можно было аккуратно обойти кладку и подняться на склон, минула под споткнувшимися ногами, а дальше был крутой спуск в затопленную с осени не сгнившими листьями и последними оледеневшими сугробами лощину. Чтобы не покатиться кубарем, хватая спиной и носом все шишки и ветки, необходимо было бежать, подчиняясь силе тяжести. Это Рейнеке, на некоторое время забыв и свою магию, и принцессу, сделал, прежде чем резко не ухватился за торчащий из склона ствол.
- Что, коза, нравится приключение?! – крикнул он, ища глазами среди стволов и лесного ковра кудель белых волос и платье, похожее нынче на тряпку. Ноги его гудели, сердце очень тревожно нарушало скорый ритм и покалывало, но это не остановило мага от броска до найденной цели. Теперь он действительно схватил её за шею, своими ледяными пальцами в мокрой кожаной перчатке, и дёрнул вверх. Плевать на спутанные пряди, плевать на синяки и сантименты – маленькая дрянь сама сопротивлялась, хотя, пожалуй, Глациалис и не оценит слегка покоцанный дар.
Кай быстро скрутил за спиной белые нежные ручки. Честно признаться, ему даже понравилось, он не злился на Камэль за попытку. В похищениях принцесс, как и во многом, что он делал в своей жизни, мало чести, так хоть ему достался спортивный интерес. Ульвов тоже было интересно жечь именно потому, что они сопротивлялись.
- Побегали и хватит, – фыркнул он в длинное ушко вампирши. – Домой, – произнёс он уже себе. Какому-то себе из в себе или не в себе. Словом, Рейнеке знал одно домой: в зеркальные ходы ледяного дворца Хериана, только не совсем туда, а на этаж или два ниже, в полупустых покоях небывающих гостей и невыслужившихся охотниц, которые строились, наверное, тогда, когда вампиров было побольше в клане.
Рабы с одной погонщицей, как они ходили по проходам дворца, чуть не выронили тряпки и подносы, когда прямо перед их носом из воздуха образовался обращённый вшивый пёс, и в лапах у него была добыча. То, что этот длинный в маске постоянно то исчезает, то нагружает всех работой именем Императрицы, все уже научились терпеть, но доселе он никого не притаскивал.
- Отмойте её и оденьте! Это благородная и ценная роза для вашей хозяйки, она должна быть сыта и красива до полудня, – он посмотрел на "погонщицу", Виан. Рыженькую и с золотистой бледной кожей, как Эйр… Айрин… словом, одного из типов девушек, которые когда-то были в его вкусе. Ей он добавил, с нажимом, – и даже не пробуйте на вкус её проверять.
- Сам следи, оборзевшая скотина… – сквозь зубы процедила та.
- О, поверь, вот через полчаса и проверю! Я тебя предупредил.
С этими словами маг в маске резко, почти театрально развернулся на каблуках и удалился. Он не собирался докладываться хозяйке, как могли подумать другие. Не сейчас. Ему нужно было место… угол… тишина… не важно. И бутылка размешенной на две трети вином крови, чтобы хотя бы амулет перестал грызть нутро.

Использовано: Телепорт х 2 – 120 маны, да, или больше?

эпизод завершён

+1


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [11.03.1082] Какого чёрта?