Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре июль — август 1082 год


«Тайна забытого города»

Ритуал очищения и освобождения прошли успешно. В Зенвуле больше нет ни призраков, ни нежити, ни тёмной энергии. Экосистема города возрождается. В него вновь возвращаются звери и птицы. Проклятое Древо Костей в центре города полностью уничтожено, на его месте теперь стоит Страж-дерево. Болезнь Роза немёртвых полностью не исчезла, но теперь новых заражений не будет. Пока дух всё ещё в теле смертной девушки и мир полностью не очистился от тёмной энергии, которая растянулась далеко за пределы Остебена, болезнь останется.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Жатва»

Войска столицы направляются к городам-близнецам, чтобы дать бой Культу Безымянного и освободить Атропос и Акропос из-под гнёта культистов. Культ сдаёт Атропос без боя и стягивает силы к Акропосу, где разгорается полномасштабная битва. Первые Ключи из Силентеса активированы, что провоцирует Мёртвое древо поднять новое войско нежити и уничтожить всё живое, что есть на материке.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Джошуа Элиор Лангре Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [24.02.1082] Смерть ей к лицу


[24.02.1082] Смерть ей к лицу

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

- примерная локация
г. Сеонес. Центральная площадь.

для визуализации

http://images2.wikia.nocookie.net/__cb20101207230560/leagueoflegends/images/f/f2/Bandle_City.jpg

- действующие лица
Айрин Эллфорд, Шальтиэль, Алисия
- описание
Нарочно и не придумаешь. Каждая из девушек оказалась в центре по своей личной причине, пока она не вылилась в одну общую проблему.

0

2

Айрин так и не уехала из этого города. Большую часть проведенного в нем времени некромантка изучала легенды вампиров, стараясь выявить те крупицы истинны, которые неизменно существуют в мифологии любого народа. То, что действительно действует. Но определяется это, как ни печально, исключительно с помощью экспериментов, а подставлять под удар брата или же, тем более, ставить над ним даже самые безобидные эксперименты искренне е хотелось. Меньшую же часть, экс Алисия находилась в пределах самокопания. Так сказать сама себе материал. Даже более чем, ведь только таким образом она понимала всю структуру личности призванной души и те нити связи, что она имеет с внешнем миром. Можно сказать идеальный, в некотором роде персонаж. Зомби с живой душой и собственной волей. Нет, конечно всегда имеет место быть возможный отказ существа работать на своего создателя, но и существо полностью зависит от создателя на глубоком эмоциональном уровне. Точнее, скорее этот пласт и заменяет существу ту составляющую, что обычно зовётся эмоциями. При чем важен сам элемент неоднородности воскрешения этого тела. По-сути, создателя получалось два. Если ранее у некромантки закрадывались какие-то сомнения, которые она считала исключительно памятью её души, то сейчас они развеялись. Она, как эксперимент, полностью перенимала эмоциональную составляющую того создателя, что оказывался в непосредственной близости,  усиливая и культивируя это остатками того, что было Алисией. Показателем этого было нечто, похожее на отчаяние, которое она почувствовала тогда, в Храме Двух Лун, а так же тихое умиротворение от присутствия брата рядом. То есть их эмоции каким-то странным образом компенсировались.
Накопившуюся информацию Айрин тщательно записывала в тетрадь. Все-таки в отсутствии страха послесмертия был свой плюс, время казалось практически бесконечным. Дни напролет некромантка проводила либо в библиотеке, либо блуждая по рынкам в поисках старинных книг разных народов. Сегодняшний день не стал исключением. Айрин долго искала трактаты, в которых упоминались бы магические практики над вампирами или их телами и, судя по тому, что в ее сумке была тяжелая книга, ее поиски увенчались возможным успехом. И ее день закончился бы как и множество предыдущих, в библиотеке, если бы она не испытало чувство, схожее с тем, что испытала в храме, только это было что -то еще более...родное?

0

3

Что я здесь делаю? Мщу. Дорога витеевата и непредсказуема, ведет туда куда совершенно не хотел, не мечтал и не рвался. Но цель поставлена и выбрана, отмечена и считаются дни до осуществления грандиозного плана мести. Все в средства изучены, факты известны и ниточка привела в город где по всем предположениям скрывается тот кого она ищет.
Сколько прошло с того бала. Пять лет, долгих, томительных, жгучих сердце жуткой ненавистью и жаждой, злостью, яростью, гневом и обидой. Пять лет обучения новым знаниям, новым сюрпризам и новому оружию которое будет направлено только в одном направлении.
Что изменилось в Шаль. Все. Нет больше романтики, нет больше даже доли мечтательности. Остались лишь амбиции вскормленные гордостью, сорванными планами, только теперь в них осталось мало чего хорошего, Живьен и так больше импонировала тьме и как чистокровная некромантка не признавала доброты, ласк и нежности. И теперь вообще погрязла в желчи, злобе, ненависти, мести и кровожадности. Мужчины лишь источники информации, их просто используют и выкидывают, с женщинами еще хуже, просто не считаются, если они что-то знают, внимания им лишь пока все не станет известно, а дальше ничего. Как были и не были все равно.
И вот он город в котором укрылся ее враг, ее бывший "жених". Но к сожалению известно только его название, остальное кануло в неизвестность и загадка. Придется задержаться здесь думала Шальтиэль въезжая на своем коне в город направляясь к центральной площади, где как и везде можно было много чего узнать. Особенно на языках у людей часто были некроманты, да и центральные площади место где можно найти кого-угодно от убийцы до короля.

0

4

Алисия с каждым днем становилась все краше. Это отметили все, даже маленькая Шейли. Энида, наконец, стала уверенной в себе, ей больше не надо было притворяться, чтобы другие не переживали. Она вся будто светилась изнутри – это завораживало. Она легким ветерком носилась по дому Эраса, помогая (а порой и мешая, конечно) целителю, и вновь пыталась ухаживать за Мареком, которому нужно было восстанавливать силы. Восстанавливать долго и упорно. За хорошее поведение, разумеется, полагалась награда.
Алисия поправила шарф, и, что-то весело напевая, двинулась дальше по магазинам. Ей нужно было развеяться и просто прогуляться. Общество мужчин – это, конечно, прекрасно, но иногда все же надо брать перерыв. Лис хотела взять с собой Шейли, но девочка о чем-то увлеченно расспрашивала целителя, поэтому Ворлак не стала ее отвлекать. Кстати, о Ворлак. Алисия, конечно, давно уже не пользовалась фамилией предыдущей обладательницы тела, но, пожалуй, ее все же стоило сменить. Имя менять не хотелось – оно как-то природнилось, а вот фамилию можно. Может, так и остаться Вэлех? Алисия Вэлех. Звучит, в целом, очень даже неплохо. Лисса улыбнулась.
Гуляя по улочкам, девушка заметила, что она приковывает взгляды. Смутилась слегка, а потом гордо выпрямилась. Да, она может быть привлекательной, почему нет? Когда рядом любимый мужчина, и когда у вас все хорошо, женщина волей-неволей становится прекрасным цветком.
С ней попытались познакомиться. Лис в легком внимании приподняла брови и улыбнулась, глядя на молодого человека с пепельными волосами. Он был хорош собой, и явно знал это, но до Эарлана явно не дотягивал. Эта мысль заставила легкий румянец появиться на щеках.
- Нет, знаете, меня ждут дома. Но спасибо за приглашение.
Ей и вправду было приятно. Но дома ее и впрямь ждали.
Заглянув в пекарню, Вэлех купила свежий хлеб и несколько сладких булочек для Шейли.

На центральной площади было достаточно многолюдно, что не удивительно, учитывая, что время подходило к обеду. Лис мягко лавировала среди прохожих, направляясь к противоположному ее краю, когда в толпе заметила нечто смутно знакомое. Девушка остановилась и огляделась. Слегка свела брови к переносице, пытаясь понять, что это было, но так и не поняла. Она не узнала Шальтиэль, да и не могла узнать. А о существовании Айрин даже не подозревала. Поэтому мотнув головой и прогнав оттуда ненужные мысли, Лис отмахнулась от своей интуиции и пошла дальше.

Отредактировано Алисия (2014-04-25 15:23:08)

0

5

Ощущение знакомого магического взаимодействия не давало покоя некромантке, но первый кого она искала был скорее мужчина, чем женщина. Возможно именно по этой причине взгляд травницы так и не остановился на некогда знакомом силуэте.
Проклиная то, что центральная площадь в любом городе излишне многолюдное место, даже если это город вампиров, Айрин сделала единственную вещь, которая могла помочь ей найти цель ее поиска. Она просто закрыла глаза и пошла на то ощущение магической связи, что то усиливалась, то ослабевала, в зависимости от приближения или отдаления от предмета поисков некромантки, соответственно. Так травница, натыкаясь на прогуливающихся прохожих и невольно сметая мелкий товар местных лавочников, достигла того момента, когда ощущение было остро настолько, на сколько оно бывало в те моменты, когда брат находился с ней за одним столом. Распахнув очи Айрин готова была увидеть что и кого угодно. Алека, который также остался в этом городе, внезапно вернувшегося брата, в конце концов какую-нибудь нежить созданную братом, но ни как не ее.
Вы помните тот момент, когда смотрите во сне на себя как бы со стороны? Полное чувство того, что то ваше тело, которое совершает действие, где-то далеко и близко одновременно. Где-то...в аквариуме, а у вас просыпается, кроме логичной заинтересованности на грани сознания, полная апатия к тому, что с этим тем может быть связанно на тот момент. Первые слова произнесенные некроманткой оказались беззвучными, да и вспомнить их она уже через мгновение не смогла бы... По сути, Айрин просто стояла на дороге своего собственного тела и судорожно соображала как его назвать и ...не упустить. За своей погоней за тем что принадлежит ей по праву травница ни разу не задумалась о том, что же именно говорить тому, кто в этом теле находится на данный момент.
-Алисия? -собравшись с мыслями спросила девушка, -Алисия Ворлак?

Отредактировано Айрин Эллфорд (2014-04-28 13:02:58)

+1

6

У них что сегодня базарный день? Вот же "повезло". Хотя скопление народа на площади играло некромантке на руку, но бестолковые толпы людей бездарно любуящихся всякими диковинными штуковинами бессмысленными и глупыми раздражало девушку. Им не пристало так веселится, радоваться, будь она у власти никто бы не веселился. Она бы была кровавой правительницей и люди нужны лишь для удовлетворения ее капризов. Поэтому эти улыбки просто выбешивают. Шаль спрыгнула ловко с коня и повела вдоль улицы под узцы. Внимательно осматриваясь в поисках "знакомого" лица и более прислушиваясь к сплетницам которые могут запросто выдать ей невольно то что она хочет и жаждет знать.
Остановившись у одного из прилавков вроде с виду не привлекательной травницы Живьен сделала вид что внимательно даже придирчиво осматривает товар, на самом деле некоторые засушенные цветы и растения были редкими и пригодились бы для весьма специфических зелий.
Шальтиэль набрала себе неплоой набор упаковав сверток в свою сумку на поясе и расплачивалась с травницей когда почувствовала взгляд. Обернувшись резко в указанном направлении она заметила девушку, та уже правда отвернулась и вообще направилась в другом направлении. Но то что Живьен была знакома с этой особой - факт. Даже больше это была никто иная как энида. Та самая которую Алек привел на помолвку как свою невесту. Наступив тем самым на змеиное гнездо элиты Альянса и разворотив такую кучу мстительных особ. А самое главное приведя к тому что в его списке появилась мстительница и жаждущая смерти "жениха" особа не привыкшая останавливаться на пол пути.
Милая, как же удачно мы с тобой встретились. Следя глазами на рыжей головкой Шаль быстро пристроила свою лошадь к коновязи и направилась следом. Темной головы нигде не наблюдалось поблизости и это добавляло оптимизма и решительности. Нам давно нужно решить наболевший вопрос милая, и сегодня я смотрю наш разговор состоится.
Свернув в переулок менее многолюдный направлялась ровно за энидой. Но неожиданно в переулке оказалась еще одна девушка. Эту Живьен не знала, но та видимо знала эниду - "невесту" Эарлана. А значит автоматически зачислялась в статус вражеского лагеря. Прости милая но и тебе сегодня придется заплатить, даже если ты не причем....
Брюнетка встала в тени и намеревалась некоторое время остаться незамеченной и послушать беседу девиц.

0

7

Лис с любопытством смотрела по сторонам, вглядывалась в лица прохожих. На душе было легко и радостно, и никакие тревоги не могли омрачить это светлое состояние. Остановившись неподалеку от молодой девушки, что играла на лютне, Алисия, прикрыв глаза, слушала мелодичный голос молодого барда. Девушка пела старинную балладу о жестоком рыцаре и храброй деве, победившей его:

«Покойся же с миром, о рыцарь жестокий,
Ты долго злодействовал, жизни губя.
Семь девушек сгинули в бездне глубокой,
Восьмая ж сгубила тебя».

Без сомненья, эту сказку знали все, собравшиеся на площади, но тем не менее восторженно рукоплескали артистке, когда последний звук слетел со струн ее инструмента. Алисия тоже рукоплескала, в тайне немножко завидуя девушке, ибо сама играть на лютне не умела. Но, возможно, она еще научится. У нее теперь есть время. Много времени.
Прослушав еще две песни, Лис, наконец, вновь двинулась к дому. Она свернула в переулок, прошла между домами, тихо напевая под нос последнюю песню:

«Бросай своего кузнеца-старика,
Давай убежим со мной
Туда, где трава-мурава высока,
На берег зеленый морской».

В голову пришла какая-то безумная и чудная мысль, и Лис тихонько прыснула в кулак. Она никак не могла сфокусироваться на чем-то одном, в голову лезло то одно, то другое, то третье. Все было какое-то восторженное и яркое – Лис была больше похожа на ребенка в эту секунду, чем на взрослую женщину. «Вот облако в форме обезьяны, а вот теперь оно похоже на морду дракона. А вон то похоже на реку. Хе.» Задрав голову, Алисия с увлечением рассматривала небо, поэтому когда ее окликнули, она повернулась с широкой улыбкой на лице, даже не подумав о том, что ее не могли знать в городе, и что голос был девушке не знаком.
Она уже чуть было не сказала «Да?», когда незнакомая рыжеволосая девушка произнесла ее фамилию. Улыбка почти тут же сошла с лица Вэлех, а в глазах проскочило осознание. Всего секунду девушка была в растерянности, но этого, вероятно, хватило для того, чтобы понять, что незнакомка не ошиблась с адресатом.
- Нет, простите, - голос Лис был крайне дружелюбен, а на губах вновь появилась улыбка. – Вы обознались.
Кивнув в знак прощания, Лис вновь двинулась прежней дорогой, стараясь не ускорить шаг, чтобы не вызвать подозрений. Она не узнала Айрин, потому что не вспомнила о ней, когда была еще энидой. Теперь же вспомнить ее не было возможности, но Лис хорошо понимала, что то, что ее кто-то узнал – очень и очень плохо. «Кто ты?» - Лис свела брови к переносице и сжала зубы, напрягая свою память. Тщетно. Ничего.

Отредактировано Алисия (2014-05-17 19:00:53)

+1

8

Она ежедневно видела себя такой, чувствовала, знала. Огонь рыжих волос мерк до светлых локонов в глазах той, чье тело было далеко от души. Это не исправлял даже факт придания некой рыжины своим волосам братом. Не исправляла и более загорелая кожа. Напротив, даже кожа, со временем начала светлеть. Было ли тому виной отсутствие света в бесчисленных библиотеках или же в ее доме, или душа со временем оказалась сильнее врученного ей тела? А вот Тьму она не узрела в глазах белокурой девушки. Любой взор травницы, брошенный на отражающую поверхность, всегда сталкивался именно с зовущей Тьмой. Здесь тьмы не было... Самое поразительное и страшное было именно в том, что отсутствовал в образе уже ставший родным штрих, зато присутствовал  другой элемент... Давно забытый, истерзанный на столько, что стал совершенно чужим во всей той искренности, доступной старому телу... Улыбка. Светлая, теплая, искренняя.
Момент, когда девушка, поняв, что ее не должны узнать, сделала попытку уйти оказался в какой-то мере неожиданным и для Айрин.
Конечно, откуда девочке знать, что ее ждали сильнее, чем жены ждут кораблей на которых вернуться их мужья после долгого похода. Сильнее, чем матери ждут своих сыновей с полей войны, боясь, что она, Тьма, позовет раньше, чем они вновь услышат родные голоса.
Теперь Айрин не могла отпустить ее. Дело было даже не в том, что уходило то, что принадлежало ей, некромантке было просто необходимо понять то существо, что когда-то было Алисией.
-Стой! Я не сделаю тебе дурного!- девушка стремглав устремилась за Энидой, расталкивая людей и пытаясь найти место, где можно было бы поговорить одновременно.
Больше всего на свете, сейчас, травница боялась потерять эту, удаляющуюся белесую голову из вида, что не сложно сделать в городе вампиров. Но удача улыбнулась ей в одном из прилегающих к площади переулков. Уже отчаявшись тому, что некромантка могла потерять столь ценный объект, она остановилась . Но чудо! Оказывается она в своем страхе смогла обогнать Алисию и та теперь была совсем рядом. С силой схватив девушку за предплечье, Айрин с не меньшей силой  дернула ее в переулок таким образом, что и саму травницу силой инерции увлекло глубже, дальше от площади.
-Стой,- не ослабляя мертвой хватки в районе предплечья девушки затараторила некромантка,- я не сделаю зла. Я та, кто был душой тела, что ты носишь. Как видишь, мы в этом равны, -нервно кивнула гривой рыжих волос Айрин, -Мне важно понять что ты чувствуешь... Я хотела бы просто поговорить, чтобы по возможности никогда больше не встречаться... От брата я тебя тоже попытаюсь оградить...

0

9

Неожиданный поворот этого спектакля под названием капризы судьбы то и дело влияющие на жизни людей, некромантов, и прочих существующих в этом мире рас начинал приобретать интересные нотки. Одна из девиц явно поспешила отделаться от второй, хотя было точно ясно что рыжая назвала ту по имени. И действительно попала в точку. Узкий переулок стал для них небольшим подмостком на котором начинало разыгрываться настоящее представление.
Быть зрителем, особенно в первых рядах, а самое главное заинтересованным, вовлеченным и желающим вмешаться было чертовски приятно, осознание что наконец свершиться долгожданное действо приготовленной мести согревало тщеславие, гордыню и амбиции Шаль.
Она двигалась за рыжей пока та нагоняла эниду, вновь пытаясь привлечь ее внимание. А Вольсфорд жаждала услышать что же объединяет этих особ между собой. И она услышала. Услышала что одна - это тело Алисии, а другая - возвращенная с того света душа. Вот это сюрприз. Их теперь еще и две. Мне одной хватило за глаза на помолвке. Теперь еще одна проблема. Сей факт буквально вспорол так и не затянувшуюся нанесенную обиду и унижение, разжигая снова в душе огонь ненависти, новую волну жажды мести, и у некромантки буквально запылали кончики пальцев от желания нанести удар по обеим сразу. Пока они не знают о нависшей над ними опасности.
А долетавшие до Живьен обрывки фраз, это животрепещущее бормотание просто раздражало без того больное. Добавляя ярости хрупкой с виду красивой девушки брюнетки, превращая в кровожадное чудовище.
Она приблизилась еще к девушкам, приготавливаясь все же к нанесению удара.

0

10

Она не остановилась, услышав голос, наоборот - ускорилась, влетая в толпу. Изначальный замысел "делать вид, будто обознались" катился ко всем чертям. Быстрее бы потеряться в толпе, быстрее вернуться домой. Или нельзя домой? Ее могут выследить. Проклятье... Лис сжала зубы и почти побежала, осторожно лавируя между прохожими.
- Простите... Извините... - она пробиралась к другому концу улицы, как можно дальше от собственного дома.
В какой-то момент Лис показалось, что она оторвалась. Остановившись, она огляделась, но нигде не заметила рыжей шевелюры или силуэта, отдаленно напоминающего ее преследовательницу. И все равно чувство опасности не покидало эниду - начало играть воображение. Алисия закрыла глаза и попыталась успокоиться, унять бешенно колотящееся сердце. Медленный вдох и такой же медленный выдох. Кто-то задел ее плечом. Лис открыла глаза, развернулась и... Она лишь успела пискнуть, а в следующее мгновение ее уже волокли в  сторону переулка. Маленькая корзинка, которую девушка держала в руках, упала, и больше Ворлак ее не видела. Но в ту секунду была проблема посущественней ее потери - рыжая девушка, мертвой хваткой вцепившаяся в ее предплечье.
- Отпусти меня! - выкрикнула Вэлех, пытаясь разжать пальцы незнакомки. Тщетно. И никто не успел ей помочь: миг, и вот они вновь оказались в переулке.
Лис упиралась - ее пришлось в буквальном смысле волочить за собой. Она попыталась укусить свою похитительницу, но не смогла. Лишь когда та заговорила, Лисса перестала вырываться. До обостренного из-за опасности ума тут же дошло, что до него пытаются донести. Лис, которая собиралась в очередной раз глупо потребовать, чтобы ее отпустили, оборвала себя на полуслове и испытывающе посмотрела на незнакомку.
- Какая тебе в этом польза? - спросила она.
Лис сама не знала, почему так сходу поверила в то, что перед ней душа, ранее пребывающая в ее теле. Она просто знала, что это правда. Знала, и все.
- Отпусти меня, я не убегу.
По крайней мере сейчас. Ей представилась уникальная возможность узнать ту, которую так долго любил Мар. Интересно, а он-то знает, что Алисия жива? И то, что стало с его Алисией? Энида не видела в ее глазах света - лишь тьму, которую не давно было ей понять.

Отредактировано Алисия (2014-05-29 13:33:24)

+1

11

Живьен была заинтригована. Папина принцесса, изредка оказывавшаяся в обществе светских дам, она иногда чисто по-женски изнывала по драмам и сплетням. Она хорошо помнила, как её жених явился на бал с какой-то девицей, и, хотя Шальтиэль в общем-то была не слишком наблюдательна, то чувство она запомнила хорошо. Она запомнила военного в багряном, который прокружил её по залу и вывел прямо в объятья совсем не ждущего её Алека Эарлана. Она помнила обиду, что её использовали так бесцеремонно и гадко. А то был, значит, раздор из-за единственной женщины. И не её. Непростительно.
- Ах, какая прелесть-милость... - сладко вздохнула Шальтиэль. Тут же её выражение ложного блаженства на лице сменилось гримасой ненависти и жестокого веселья. - Аж тошнит.
Душа и тело? Прекрасно. Подстилка женишка перестала бороться? Замечательно! Только дружеских бесед этих двух курочек не станется - ОНА, леди Вольсфорд сказала!
Украшенная многочисленными браслетами и амулетиками рука сделала изящный пас на уровне крутых бёдер. Всегда, когда Шальтиэль не хватало терпения, очарования и такта, чтобы добиваться своего, она пускала магию в ход. Её тело и ворожба едва восстановились после недавнего рандеву с Эарланом, но она не хотела отступать.
- А теперь, - пробормотала в воротник девушка, закусывая от старательного плетения заклинания губу, - вы возненавидите друг друга яростно...
Не может отпинать кобеля - стравит его сучек!
- Ссорьтесь, - закончив заклинание, неслышно приказала Алисиям аристократка.
Кто там говорил, что чем больше жертв - тем правильнее месть?

Использовано: Ярость x2

Мастер, бросьте, пожалуйста, девушкам на устойчивость к заклинанию и мне - на незаметность.

+1

12

Алисия
31 - неудача, но без увечий и травм. Девушке не удаётся защититься от воздействия заклинания. Она поддаётся влиянию, но пока дело не доходит до рукоприкладства.
Айрин
33 (+10) - неудача, но без увечий и травм. Девушке не удаётся защититься от воздействия заклинания. Она поддаётся влиянию, но пока дело не доходит до рукоприкладства.
Живьен
5 (+10) - неудача, тяжелые травмы. Девушка выдаёт себя с потрохами и её замечают сразу.

0

13

Айрин Эллфорд
[AVA]http://s2.uploads.ru/3Nvco.png[/AVA]
- Я чувствую на тебе его магию, - будто не чувствуя сопротивления, не слыша слов той, что раньше была энидой, а теперь не по праву занимала вверенное ей чужое тело, Айрин рассматривала её как с лихорадочным интересом, граничащим со странным наплывающим безумством души, вынужденной чернеть в оковах чужого тела. Прикасаясь к ней, она чувствовала сильную чужую магию, и неизвестное доселе чувство поселилось в ней с осознанием, что она касается своего тела. Так странно…
Мана Алека имела специфический след. Айрин не могла его не узнать; он был и на ней, но такой далёкий и слабый, почти стёршийся с годами и более сильным магическим отпечатком брата, надеявшегося, что сможет вернуть её к жизни. Но о чём он думал, когда призывал душу сестры в тело своей бывшей любовницы? Что они оба думали, когда разрывали её душу в клочья, пытаясь выдернуть из мира мёртвых, словно обладали божественной силой, способной заставить круг жизни вращаться в обратную сторону.
- Прости… - Эллфорд отняла руки от девушки; слишком сильно сжимала тонкое предплечье пальцами, опасаясь, что та убежит. Встреча вызывала смешанные чувства. И это так удивительно смотреть на бывшую себя со стороны, пытаясь понять то существо, что поселилось в её теле. Какого это – быть ею? – Я просто хочу понять тебя.
Встретив ещё одну душу, даже если энида была создана искусственно, девушка надеялась, что в ней сможет найти что-то родственное. Сможет понять ту, другую сторону себя, которая откололась от неё, разделив одну душу надвое во время призывов.
- Какого жить в чужом теле? Ты ведь, как и я, что-то… нецелостное… разбитое…
Охваченная желанием понять ту, что завладела её телом, ту, что Эарлан защищал, переступая через все писанные некромантами правила, она не заметила чужого магического влияния. Но, чем больше смотрела на девушку, носившую её имя, тем сильнее в ней изменялись эмоции. Казалось, что сама тьма, жившая и расцветавшая в ней, вновь захватывала разум, отравляя его зарождающейся злобой. А ведь у неё были причины ненавидеть и злиться. Ненавидеть Эарлана за то, что позволил ей умереть, ненавидеть за то, что он сдался и не попытался призвать её снова, ненавидеть за то, что расколол её душу и… ненавидеть её – существо, занявшее тело, что ей не принадлежит.
- Ты отняла у меня эту жизнь, - слова сорвались с губ, но будто не принадлежали той, что их говорила. Девушка, которая пару минут назад пыталась убедить в том, что не желает зла и защитит эниду от брата, не собиралась, кажется, защищать новое творение Алека от самой же себя.
Она чувствует то-то странное. Будто скопление сильной магии в одном месте, и тянет руку к её эпицентру, не осознавая, что грубо сдирает край лёгкой блузы вместе с грубой тканью под ней, открывая себе взор на свежую рану на груди эниды. Это не тот шрам, полученный много лет назад в заведомо проигранной борьбе за жизнь. Новый, с аккуратными швами и свежей коркой – повязка не помеха для пытливых глаз, поддёрнутых яростью.
- Ты… - мысли не находят словесного воплощения, но некроманту известны причины, по которым человек, получивший подобное ранение, может быть жив. – Он сделал тебя человеком… Сделал тебя… - она запинается на повторении и отрывает взгляд от раны, чтобы взглянуть бывшей эниде в лицо. – Сделал тебя человеком вместо того, чтобы снова попытаться призвать меня.. Как… Почему ты?! – слова выливаются в крик и девушка делает резкий шаг по направлению к Вэлех. Кажется, что ещё немного и она вцепится в горло бывшей эниды, чтобы прервать недавно подаренную ей жизнь человека.

+2

14

Finders keepers, losers weepers.
   - Ничего, - понимающе кивнув, Лис мимолётно улыбается, давая понять, что она не в обиде, но всё равно растирает предплечье, что отдаёт лёгкой болью. – А хватка у тебя то, что надо, - в голосе слышится уважение, но развеется ли это напряжение, что чуть ли не осязаемо висит в воздухе. Вэлех пытается быть лёгкой и непринуждённой, но ей самой кажется это абсурдным.
   Это было неправильно – то, что происходило. Девушки не должны были встречаться, а встретившись, должны были пройти мимо друг друга, потому что… потому что даже если они поймут друг друга, они никогда не станут подружками, а Лис, если «Алисия» ненароком ей понравится, вполне может загнаться и невольно начать сравнивать себя с ней. Думать о ней. Осознавать, что она лишила ту, прежнюю Лис своего шанса на счастье. Винить себя. Вина разъедает, отравляет существование. Раньше она готова была вернуться туда, откуда была выдернута погрязшим в отчаянии некромантом, но сейчас? Сейчас, когда она стала человеком, готова ли Вэлех так же беззаветно пожертвовать собой, чтобы вернуть «Алисии» то, что та потеряла? Можно сколь угодно обманывать себя, но ответ известен заранее.
   Нервно дёрнулся глаз – слова «Алисии» резанули Лис, но та нашла в себе силы улыбнуться, мол, прекрати, не надо. Мы разбитые? Нет. По крайней мере, точно не я. И не говори о том, что я живу в чужом теле – это… оскорбляет. В конце концов, это не моя прихоть, и винить меня не за что, не правда ли?
   - Я… могу тебе рассказать, - неуверенно говорит Лис, внимательно глядя на собеседницу, - если тебе интересно. Какого это… быть на моём месте.
   Ты ведь это хочешь знать? Я могу рассказать тебе всё – мне нечего скрывать, но… Ты уверена, что хочешь это знать? Или, быть может, ты просто играешь со мной, зная, что я не могу ни отказать, ни убежать – ты сильнее меня, ты найдёшь меня. В этом не приходилось даже сомневаться. И если Лис сбежит, не известно, будет ли рыжая так же благосклонна в следующий раз, чтобы не прибить девчонку в первый же удобный момент.
   А может… Может, она всё-таки хочет поиграть с ней? Выведать всё, а потом занять её место? С чего бы ей быть такой добренькой? И Лис чувствует, как в её душе поднимается сначала подозрительность, а следом несвойственная девушке ненависть. Горячая, можно даже сказать, что жгучая. Эта девчонка вернулась с того света и может разрушить всё. Она хочет разрушить всё. Разве ты не видишь это по её глазам?
   Вижу.
   «Алисая» сбрасывает весь мнимый налёт доброжелательности и бросает в адрес эниды обвинение. «Ты отняла у меня эту жизнь». Кровь пульсирует в висках, а рука сжимается на кисти рыжей в одном простом желании – отпихнуть девчонку от себя, чтобы та отпустила край её одежды. Не смей прикасаться ко мне. Слышишь? Не смей.
   Если бы Лис могла рычать, она непременно воспользовалась бы этим, потому что слова были не в состоянии передать то, что чувствовала девушка. Она смотрела на ту, что ещё минуту назад готова была принять, с холодным бешенством. С ненавистью, которая заставляет становиться надменной. И кривая улыбка превосходства изгибает красивые губы; подбородок неосознанно поднимает выше. Ты чувствуешь презрение, «Лис»? Ты чувствуешь, что проиграла? В конечном итоге он выбрал меня, а не тебя. Выкуси, родная. Ты больше ничто.
   - Потому что я лучше. Разве это не очевидно? – её нежный голос сочится ядом, улыбка становится чуть шире, а мышцы напрягаются, готовые в любой момент кинуть тело в сторону от нападающей недокопии. Или напасть самой? Как жаль, что сегодня нет при себе кинжала. Вот уж действительно пригодился бы.
   За ними наблюдают: какой-то человек, которого Лис заметила ещё перед тем, как «Алисия» показала себя настоящую. Что ты стоишь, незнакомец? Свали отсюда, к Фойрру, или помоги усмирить эту ненормальную.

+2

15

Живьен коварно улыбнулась. До чего отрадно было наблюдать, как белокрылые голубки превращаются сначала в конкурирующих за кормушку рябых куриц, а потом и в сущих гарпий, готовых выцарапать друг другу глаза. Одно имя, одно, пусть и бывшее, лицо, один мужчина. Тот, который не достался ей, Живьен, достойной по происхождению и статусу, из-за одной из этих... Этих... Шлюшек. Да-да, шлюшек на содержании! Ни одна из них так и не стала ему женой, а за душой-то что? Мёртвый генерал-отец, брат, которого шесть лет или больше в родном заброшенном домишке не видели, пропавшая мать, по слухам - та ещё психопатка, для светлой целительницы подозрительно не чуравшаяся пилы и лечения пиявками.
Но, кажется, её заметили. Ах, какая досада! Девушка скривила неприятную гримасу, перебирая пальцами, в которых чувствовала знакомое, жгучее и липкое покалывание магии. Вода не зря оказалась её стихией, пусть способности Вольсфорд и обнаружила позже: она была импульсивной и переменчивой, как волны, но, когда не удавалось мочить неприятности, что называется, в лоб, умела подавать месть холодной. Она не будет ждать, нет, нет! Она убьёт их обеих, чтобы грёбаный Эарлан - или, как его? Альветор? Нет? Марек Вэлех нынче? - подавился болью! Есть сердце - пусть страдает, сучёныш, а Живьен с удовлетворением умоется кровью двух полукопий какой-то полунищей девчонки-пантердорки, вернётся к отцу и подберёт себе партию среди наследников не менее респектабельных домов. Возможно, центр силы сместится от Анейрота к северу, если она подожмёт себе под каблук мягкотелого, по слухам, увлечённого исследованиями Ренара из Атропоса. Такой с радостью передоверит политику амбициозной жене, а сам закопается в свои бесполезные научные изыскания, как это свойственно мужчинам на их тёмной стороне.
Одна из дур делала Живьен какие-то знаки взглядом. Пфф, эмпатия? Участливость? Для слабаков, да и не за тем сегодня устраивала это шоу колдунья. Она медленно, поначалу незаметно развела руки, чувствуя, как вызывает поддержку стихии не только магией из окружающего мира, но и черпает её напрямую: от сырой земли, от прохлады последнего месяца зимы, по-альянсовски дождливого, а не снежного. Это провиденье Безымянного, не меньше. В воздухе зазвенела и замерцала чуть лиловым магическая аура Живьен, и вот-вот готовых наброситься друг на друга девушек окружила морозная дымка. Но, повинуясь изменённому в последний миг решению повелительницы, она стянулась в одну точку - между двумя живыми сердцами сучек! - и стала распускаться ледяной звездой. Какое редкое, но потрясающе красивое то было заклинание!

Использовано: Ледяная звезда за 60 маны
Думаю, бросать на успех не надо, результат отыгрыша оговорен, ведь так?

Отредактировано Живьен Вольсфорд (2016-02-16 01:55:01)

+2

16

Айрин Эллфорд
[AVA]http://s2.uploads.ru/3Nvco.png[/AVA]
- Лучше?! – вновь срывается на крик некромантка; не помня себя от накатившей злости, она отпускает край смятой блузы Вэлех, но лишь для того, чтобы зарядить ей звонкую пощёчину. Дыхание в раз сбивает, а от взгляда, прикованного к краснеющей щеке, с отпечатком её ладони, не становится слаще и легче. Кажется, что это только подогревает желание уничтожить гадкое существо, захватившее её тело. И оттого она сильнее злится, осознавая, что вынужденно уродует своё же тело. – Жалкая пародия на человека, - выплёвывает слова, сочащиеся ядом, с тихим шипением, как змея, почувствовавшая угрозу.
Не успевает пройти первая вспышка злости, как в ответ на проявленную уничижающую ярость, некромантка страдает от своих же методов мести за полученную боль – ей по щеке прилетает пощёчина. На светлой коже остаётся слабый красноватый след от ладони и ногтей, содравших местами кожу. Сцепились, словно две малолетние идиотки за кусок мяса, именуемого мужчиной. Разве что клочки волос ещё не летели по переулку. Следом за пощёчиной прилетает толчок в грудь; Эллфорд по инерции сделала шаг назад, но не оступилась, не упала.
- Ты не лучше, - слышит она в ответ, но уже не находит нужных слов. К чему они, когда праведный гнев застилает глаза и ищет выхода, не видя пределов в воплощении. С рычанием накинуться на соперницу, веселя, пожалуй, стравившую их Живьен одним только своим порывом насолить другой, не разобравшись.
Пальцы сдавливают горло эниды, и так хочется услышать её сдавленный хрип, услышать, как под пальцами хрустнет тонкая девичья шея. Она всем весом налегает на Вэлех, не считаясь с сохранностью собственного тела, а ведь наверняка успела ободрать и сбить колени после грубого приземления на землю следом за девчонкой. Это она виновата. Во всём виновата. Слепая ярость продолжает туманить разум, вытесняя из него все мысли, оставляя лишь слепое желание убить, уничтожить причину её страданий. Она должна умереть.
Айрин чувствовала, как ладони Алисии сжимают её запястья, пытаясь высвободить горло; упрямо тянут, но оттого лишь сильнее Эллфорд сдавливала горло девчонки, желая с ней покончить. Она не собиралась давать ей шанса на спасение, не теперь, когда чувствовала, что в её руках бьётся ненавистная ей жизнь. Новое сопротивление проявляется неожиданно – сильный удар выбивает из лёгких воздух с приглушённым стоном. Некромантка ослабила хватку, давая Алисии шанс высвободиться. Нескольких секунд помутнения оказалось достаточно, чтобы жертва сбежала, оставив её с притуплённой болью и усиливающимся желанием отомстить.
Словно гром среди ясного неба приходит другое осознание. У неё есть магия. Она может покончить с противницей раз и навсегда, не прилагая особых усилий. Поднимается на ноги, неотрывно смотря на девчонку. Руки поднимаются ладонями вверх; мана струится по телу, скапливаясь на кончиках пальцев. В своей голове она до мелких деталей представляет заклинание, которое должно её уничтожить, но снова упускает важное. Глаза широко распахиваются, зрачок беспокойно дёргается. Её тело выгнулось и она не нашла в себе сил переступить с ноги на ногу, чтобы сохранить равновесие; неожиданная тяжесть наваливается на неё где-то на уровне живота, но нет сил и желания опустить взгляд, чтобы понять, что случилось. Она слепо смотрит перед собой; мыслей нет в голове. Слепая ярость исчезла и где-то в глубине её сознания мелькает мысль, что она чувствует чужую сильную ману, а где-то там, в конце переулка, знакомый силуэт..

+3

17

Пощёчина звоном отдаётся в голове. «Стерва!» Крылья носа гневно раздуваются, губы сжаты, в глазах – пожелание смерти. Алисия смотрит на рыжую чертовку и неосознанно копирует её предыдущий жест, залепляя ответную пощёчину, а после больно толкает в грудь.
   - Ты не лучше, - шипит Вэлех и сглатывает подкативший ком.
   Нужно было что-то сделать, но Алисия не умела драться – не имела опыта, поэтому всё шло на инстинктах, а инстинкты кричали: БЕГИ! Она и побежала бы, да разъярённая Айрин опрокинула её на землю, сдавив своей жертве горло. Боль. Острая, обжигающая. Лис судорожно открыла рот, стараясь сделать глоток свежего воздуха, руки судорожно сжимаются на руках рыжей, стараются развести, оттянуть от горла. Бессмысленная идея, а воздуха не хватает.
   Ярость проходит, уступая место страху. С губ срывается хрип, к глазам подкатили слёзы и потекли по вискам, скатываясь в уши. Лис задыхалась. И тогда она сделала единственный верный шаг - резкий удар коленом вверх. Айрин не ожидала такого поворота, а потому ослабила хватку, давая Вэлех высвободиться и выползти из-под девушки.
   Горло Лиссы раздирает кашель, сгибает тело пополам. Энида не чувствует чужой магии, она на коленях разворачивается к противнице в тот самый момент, когда чужая воля разрывает ледяной шар. Она не успела ни заметить, ни понять, что происходит. Лишь почувствовала острую боль в плече, что тут же стихла, и увидела, как побледнела Айрин. Опустив взгляд, Лисса увидела… увидела… О, Люциан…
   Пошатнувшись, Лис потянулась к недавней противнице. Адреналин в крови не давал ей возможности чувствовать ледяной иглы, что пронзила её собственное тело. Одежда медленно пропитывается кровью; Вэлех на коленях делает шаг вперёд,  но не успевает коснуться девушки: та падает на человека, которого обе не заметили. Марек. Лис смотрит на него во все глаза, но не узнаёт. Взгляд её мечется от лица мужчины к Айрин, возвращается к некроманту, а после окончательно останавливается на той, что уходит из этого мира вновь. Уходит, чтобы больше не возвращаться.
   Слёзы текут по щекам, но Алисия не чувствуют их. Лишь оседает и безвольно опускает руки.
   Что они наделали?
   Почему?
   Прости меня, Лис. Пожалуйста, прости.

+2

18

Живьен выдержала момент, сжимая силу заклинания в точку между решившими всерьёз подраться девками, а потом резко отпустила, с восторгом, впервые в жизни наблюдая это странное и узкоприменимое боевое заклинание в действии. Лёд, брызги, кровь, - ма-ама дорогая (которую Живьен не знала) - как же красиво! И девки растекаются по грязной продавленной и наполовину расхищеной челядью мостовой, как уроненные мешки с зерном: медленно, но неизбежно.
О, ей бы поторжествовать, попраздновать миг сладкой двойной мести, но Шальтиэль оборачивается, касаясь щекой меха накидки, и видит незваного гостя.
"Надо же, хахаль пожаловал!" - подумала девушка.
- Как раз вовремя, козлина! - неприятно ухмыльнулась Вольсфорд, разминая шею после сильной концентрации. Она уже приготовила защитное заклинание, и... быстрым шагом поспешила скрыться в тенях переулков. Бегство - отличная тактика, к тому же Эарлан не посмеет бросить своих кур сейчас, а потом след Живьен уж простынет из Северных земель. Она отправится через Гильдию Мистиков или кораблём? Не важно.
Нервничая, но улыбаясь, подослабшая после активного колдовства некромантка поднимала опушённый серой белкой капюшон. Внезапно, совершенно случайно наступив на выкупаный в грязи, но явно добротный изогнутый кинжал, она сначала притормозила, разглядывая его, а потом не задумываясь отряхнула и спрятала в рукаве. Она уходит сейчас и навсегда, пусть и не наступив на лицо сапожком с каблучком каждой сучке и оставляя, быть может, одной из них шанс выжить. Но она возьмёт трофей.

Использовано: Ледяной щит за 70 маны
всего потратила не более 270 маны, резерв не превышала

+1

19

Смерть – это всегда слишком просто. Был человек – нет человека, а ты попробуй воскреси. Он пытался. Дважды. И один раз ему это удалось, но с таким трудом, что сам себя за малым не положил и, не тая, была у Алека такая мысль, что, не получить ничего и в этот раз, можно было бы и лечь костями спустя столько лет, но то ли судьба издевалась, то ли этот гад назло Ворлаку был слишком живуч и везуч, но дважды от старухи с косой (Оливер, ничего личного) он убежал на хромой собаке. И всё думал, а смог бы он в прошлом сделать так же? Надо было.
Одну девушку спас для себя. В себе разобрался. Что ещё надо? Ах да, жизни непременно нужно сделать крутой поворот так, чтобы с размаху головой о кирпичную стену и больше не хотелось.
Поломав голову несколько дней подряд, пытаясь решить, в какую сторону лучше выдвинуться, как только Эрас даст своё утвердительное «да», как лекарь, а у Эарлана все извилины заработают, как надо, некромант поднялся с постели. Он заснул здесь, в полутёмной комнате, по вампирскому обычаю лишённой должного света, и прошёл лениво к окну, чтобы отодвинуть плотную штору и выглянуть на улицу. Они оставались в доме целителя, излишне, как думалось мужчине, пользуясь его безграничным гостеприимством. Почесав затылок и шею, отложив попытки придумать, как поступить в их ситуации лучше, раз и его мозг сказал, что сон полезнее бесполезных препирательств, Алек впервые прислушался к Лиссе и решил отдохнуть, выбрав, как повелось, не самое удачное для этого время.
Он вышел в коридор и остановился у лестницы – он их ненавидел с тех пор, как Ворлак почтил его своим визитом и оставил в подарок прекрасное напоминание на брюхе с особой любовью из общего прошлого. Спасибо, что не в грудь, старый седеющий ублюдок.. Эрас его подлатал и после стычки с Шальтиэль подлатал снова, а потом ещё и ещё, пока Лисса не стукнула по голове (нет, не целителя, а того, второго и больного). Рана полностью не затянулась – недели с его излишне подвижным образом жизни недостаточно, но с ней свыкся. Почти. Не считая частой жажды, оставленной в довесок к яду, который из него вытягивали, и проклятых лестниц, которые каждый раз отзывались ноющей болью при спуске. Алек запомнил каждую ступеньку в этом доме и знал, что семнадцать мгновений туда и обратно и одно шатание на скрипящей и проевшейся термитами – заунывный билет в действительность, но напоминает, что он ещё жив. Назло некоторым особо шустрым и умным и рыжим.
Больнее лестниц только бабы. У Алека с ними с самого начала не заладилось и с ново-воскрешённой Алисией ничего не изменилось. Она, требуя от него слишком много, сама простые требования игнорировала. Некромант злился. Девчонка покинула дом, пренебрегая предосторожностью и его просьбой поберечь себя, пока он всё не уладит. Кто мужик в доме? Правильно, Лисса! Потому что Лисса сказала и Лисса сделала.
Пытаясь найти её по городу вампиров, некромант несколько раз успел пожалеть о том, что пошёл у женщины на поводу и превратил её в человека. Их связь исчезла и искать её пришлось старыми проверенными методами, потратив немного маны. Спасибо, что её вещей у него было предостаточно и след, тянувшийся за Алисией, он нашёл относительно быстро и прибавил шаг сразу, когда он стал ярче и сильнее. Он надеялся, что Кайлеб приостановил свои попытки найти их, и девушка осталась в стороне от фанатичного и неуравновешенного брата, но, почувствовав знакомый магический след – своей маны, которым разило от Алисии, он замедлил шаг и почувствовал ещё один. Снова свой, но уже слабее. Он чувствовал его раньше. В тот день, когда повстречался с Ворлаком впервые за шесть злополучных лет порознь.
- Лис…
Всполохи силы и выбросы магии воды – снова знакомая мана. Бывают враги и хуже Варлока – женщины. Алек жалел о том, что не убил Живьен, когда у него была такая возможность. Эта взбалмошная девица, повёрнутая на своей правоте и мести, не собиралась останавливаться, но пошла другим путём. Девчачьи разговоры Эарлан всегда по возможности избегал и предпочёл бы и в этот раз остаться в стороне, а не стать даже косвенным свидетелем бабских разборок и летящих клочков волос, но остановился в переулке, когда заметил всю троицу ещё живой. Его интересовала Алисия, но Люциан посмеялся в лицо и с ледяной иглой, рассекающей воздух, ему в лицо брызнула чужая горячая кровь. Некромант замер, закрыв глаза, и судорожно сжал дрогнувшие пальцы. Три секунды, которые он простоял в оцепенении, закончились с тяжёлым грузом, припавшим к нему на грудь. Алек отшатнулся и отвёл ногу назад, чтобы удержать равновесие. Он открыл глаза и пальцами чересчур сильно сжал плечи девушки, что упала к нему в объятия, как по заказу. Он её знал, и это была не его призванная Лисса, но и в этой особе он чувствовал свою ману и Ворлака. Айрин, кажется, так она назвалась в их прошлую встречу.
Шальтиэль скрылась из виду раньше, чем он успел сообразить, что произошло. Девушка, залитая кровью, слабо сжимала его руку, цепляясь пальцами за одежду, пока он неотрывно смотрел в её лицо, перекошенное болью, но в глазах не увидел страха перед смертью. Она обмякла в его руках, и девичья тонкая рука безвольно упала вниз, больше не пытаясь ухватиться за него. Ему показалось, что напоследок она что-то хотела сказать или чего-то ждала от него, но не получила ничего.
Эарлан не мог объяснить, что чувствовал, но пришедшее опустошение с кривым привкусом ощутил едва ли не сразу, как понял, с чем столкнулся. Ледяная игла надломилась под тяжестью тела, оставив на разрушенной мостовой пятна кровь, осколки и куски плоти, что вырвала из тела девушки – ей повезло сегодня чуть меньше, чем остальным. Маг опустился на камни, не выпуская девушку из рук. Алек не знал, зачем это делает и почему продолжает смотреть на неё и не выпускать из рук, когда должен был отбросить тело погибшей и притянуть к себе наверняка напуганную до смерти и горьких слёз Алисию, но вспомнил о ней последней, когда у самого опустились руки.

Использовано: «Обнаружение магии»

эпизод завершен

+1


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [24.02.1082] Смерть ей к лицу