Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре июль — август 1082 год


«Тайна забытого города»

Ритуал очищения и освобождения прошли успешно. В Зенвуле больше нет ни призраков, ни нежити, ни тёмной энергии. Экосистема города возрождается. В него вновь возвращаются звери и птицы. Проклятое Древо Костей в центре города полностью уничтожено, на его месте теперь стоит Страж-дерево. Болезнь Роза немёртвых полностью не исчезла, но теперь новых заражений не будет. Пока дух всё ещё в теле смертной девушки и мир полностью не очистился от тёмной энергии, которая растянулась далеко за пределы Остебена, болезнь останется.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Жатва»

Войска столицы направляются к городам-близнецам, чтобы дать бой Культу Безымянного и освободить Атропос и Акропос из-под гнёта культистов. Культ сдаёт Атропос без боя и стягивает силы к Акропосу, где разгорается полномасштабная битва. Первые Ключи из Силентеса активированы, что провоцирует Мёртвое древо поднять новое войско нежити и уничтожить всё живое, что есть на материке.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Джошуа Элиор Лангре Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [18.03.1082] Не виноватая я!


[18.03.1082] Не виноватая я!

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

- примерная локация
Гвиндерил. г. Деворел, усадьба ТайГрей
- действующие лица
Накилон, Анариэль
- описание
логическое продолжение эпизода [18.03.1082] И бежали мы, сверкая стрелами
Анариэль возвращается домой после длительного отсутствия, но наталкивается не на мягкую постель и горячую расслабляющую ванну, а рассерженного брата.

0

2

Что дернуло будущего наследника дома Солнцеликих отправится проверить младшую сестричку? Он и сам не знает. Только вот сидя в своей комнате и читая, Накилон понял, что ему катастрофически нужно увидеть сестру. Как-то неспокойно стало на душе. Особенно зная характер Анариэль и её любовь к приключениям на свою прекрасную задницу... Ведь ничего не будет, если сейчас мужчина поднимется с кресла и просто проверит, спит его сестричка или нет? Правильно, ничего не будет.
Устало потерев переносицу, а после и глаза, которые уже немного устали от долгого чтения, Накилон привычным жестом убрал прядь волос за ухо и поднялся на ноги. Книга осталась в руках, разве что была прижата к груди, а сам эльф поспешил покинуть комнату, предварительно задув свечу, которая до этого одиноко освещала комнату.
Сейчас в коридорах было так тихо, легкие и быстрые шаги эльфа все равно так отчетливо раздавались, что казалось, будто его сейчас слышат на другом конце замка. Неприятное чувство - Накилон привык пугать своих товарищей и друзей, подкрадываясь к ним со спины. А сейчас он чувствовал себя слишком...заметным чтоль. Слава богам, что никто из врагов не догадаются проникнуть сюда под покровом ночи. На такое способны только на голову ушибленные Накилон и Анариэль, от других таких выходок дождешься вряд ли - все предпочитают ударятся в политику.
Но вот и дверь в комнату девушки. И Накилон уже знал, что её там нет. Не чувствовал её присутствия поблизости. А толкнув дверь рукой, убедился, что не ошибся - Анариэль и правда не было в комнате. Причем не было уже слишком давно - нетронутые вещи говорили сами за себя. Особенно зная привычки этой...
Эльф проглотил мысленно ругательство, коим хотел назвать негодницу. Сколько её уже нет? Вот что значит отвлекся и не проконтролировал - сразу же дала деру. Выдохнув, мужчина сел в кресло, что стояло у окна. Как раз видно всю комнату - если Анариэль вернутся, он увидит её сразу. А вот она вряд ли заметит его в этом темном углу. И как хорошо, что он не выпустил из рук книгу и взял её с собой - при лунном свете читать хоть и неудобно, но все веселей коротать время. А если не вернется до утра - пойдет её искать. Зато ясно одно - если за ночь что-то произойдет, сразу будет понятно, где пропадала сестрица и чем занималась.

+1

3

Ты думаешь, все закончилось? Ничего не закончилось - игра только началась!
Благодаря Каэросу, Анариэль почти не хромала. Излеченная магией рана отдавала тупой фантомной болью, но занятая поиском обратной дороги эльфийка этого не замечала. Куда важнее выбраться из этих зарослей - ее могли хватиться дома. От этой мысли Ри готова была застонать - насколько же она глупа! Заигравшись в благородного рыцаря, Солнцеликая наделала столько ошибок, что даже осел рядом с ней оказался бы просто гением! Она рыкнула, в секунду разозлившись, и резким движением вниз убрала с дороги мешавшуюся ветку. С неба продолжала падать вода.
Анариэль было холодно. Мокрые волосы липли к лицу, мешая, и эльфика была почти готова отрезать их под корень. Она поедала себя, грызла и материла. Ее душу начало охватывать отчаяние, когда она поняла, что не знает, куда идти. Чертов эльф! Да чтоб ты провалился! Свалился на мою голову! Проклятье!
Завел неизвестно куда, а она теперь выбирайся. Лишь бы только отец не узнал о ее исчезновении. Хоть бы обошлось, ну пожалуйста! Алиллель...
Рыжая была готова заплакать от безнадежности. Лес, кругом лес! Тропинки, тропинки, повороты, тупики. Анариэль, всю жизнь считавшая, что может найти дорогу даже в самом непроходимом лесу, сейчас чувствовала себя топографическим кретином. Паника мешала ей сосредоточиться, а когда она в сердцах ударила со всей дури по выступившему корню, пострадавшая нога отозвалась болью.
- Фойрр тебя дери! - зло выплюнула Анариэль и посмотрела на несчастный корень с такой ненавистью, что тому было впору вспыхнуть или просто усохнуть.
Но вот, когда самообладание было готово оставить девушку с концами, показался просвет. Ри побежала. Она не обращала внимания на ноющую ногу. Скорей. Домой. Через сад. Через окно. В комнату. Никто не узнает. Все получится. Она осторожна. Ее не поймают. Лишь бы дома еще спали. Проклятье, который час?!
По этому дурацкому небу нельзя было определить, когда встало солнце. Только бы повезло. Только бы повезло!
На улицах еще было малолюдно - видимо, час довольно ранний. Это несколько успокоило молодую аристократку и она припустила с удвоенной скоростью. Поворот. Осторожно посмотреть из-за стены. Никого. Вот оно, потайное место, слепая зона стражи. Камень, второй, подтянуться на руках, закусить губу, потому что руки задрожали и чуть не подломились под весом тела. Насколько же она изматалась! Но об этом потом. Сейчас главное пробраться в комнату, скинуть мокрую одежду и сделать вид, что только проснулась. Потом сходить позавтракать, делая вид, что ты не при делах, а потом, сославшись на недомогание, вернуться в постель и проспать хоть до вечера.
Сердце бешенно стучало. Было бы обидно оказаться застуканной у самого финиша. Если кто-то считал, что пробраться во вражеский стан - это страхово, то он не пробовал пробраться в родную обитель, точно вор, после спасения врага. Анариэль, что же ты наделала...
Заветное окно, оно даже приоткрыто. Солнцеликая еще раз проверяет, нет ли кого поблизости и резко распахивает оконную раму. зайцем запрыгивает на подоконник и почти тут же валится на пол, больно приложившись  затылком об пол.
- Твою ж... Ммм... - она стонет и потирает ушибленную голову.
Резким движением поднявшись с пола, Анариэль устало провела ладонью по лицу и сброила плащ. Как долго она об этом мечтала! Непослушными пальцами Солнцеликая начала стаскивать с себя мокрую рубашку.

Отредактировано Анариэль (2014-05-04 22:10:04)

0

4

Первые лучи солнца уже окрасили темное небо в пастельные тона, а Анариэль все еще не было. И если раньше Накилон больше был обеспокоен исчезновением сестры, то теперь он был раздражен - ведь когда он выходил из комнаты за водой, то встретил охрану. Как раз пересменка. И что же узнал эльф? А то, что пленник сбежал, но не один - с ним был кто-то, кто помог ему выбраться. Причем оба беглеца были ранены. И ладно бы, убежал и убежал этот Бурерожденный - поймают снова, а может и убьют, а тут ...
Ри, зачем? - лишь один вопрос Накилон хотел задать сестре. Но вряд ли получит четкий ответ - сестра хоть и не умеет врать, но все равно потребуется много времени, чтобы она сдалась. А давить на девушку эльф не любил. И все потому, что все еще верит, что между ними доверительные отношения, что ему расскажут правду просто потому, что он поймет. Отругает, но после отойдет и простит.
- Да где тебя носит... - короткий взгляд в окно. Солнце уже спешило подняться, время бежало неумолимо, а Ри еще не было. Впору волноваться - она же ранена, если верить словам стражи. Накилон не простит себе, если сестра сейчас где-то умирает по собственной глупости. Сейчас остается только чаше терпения переполниться, он схватит меч и рванет по лесам искать беглецов. Один. Потому что тогда сможет забрать Анариэль и не дать ей опозорится перед семьей. Предательство, помощь врагу... За такой отец по голове не погладит.
Но тут произошло то, что вполне было в духе мелкой. Сначала окно распахнул, а потом в комнату ввалилась и сама девушку, правда тут же решила отдать должное полу. Видимо он был слишком привлекательным. а может у эльфийки совсем не было сил, чтобы уже держатся на ногах - неважно. Главное - она жива. Эльф бесшумно поднялся со своего места и закрыл книгу. Сейчас внимание Ри рассеяно, она устала - просто не заметит присутствие в комнате кого-то. Поэтому мужчина сделал пару шагов, выступая из тени и положил руку на плечо девушки, негромко произнося,
-С возвращением домой, маленькая преступница. Готова получить по самое небалуй? - голос был холоден и строг, но в тоже самое время Накилон рассматривал девушку с ног до головы, оценивая ущерб, нанесенный ей в этой вылазке. Она еще и была мокрая как мышь, запросто заболеет... Нужно срочно позвать лекаря, но сначала придумать правдоподобную историю, где девчонка так себя покалечила.
- Скорее раздевайся, тебе нужно согреться, - желание позаботится перебороло на мгновение желание убить негодницу, поэтому из шкафа быстро были вытащены сухие вещи и пара полотенец, чтобы вытереть голову. Но все равно всем своим видом эльф показывал, что он серьезен и зол, раздражен до предела, и что Анариэль спасает лишь то, что она ранена и устала.

+1

5

Ткань плохо поддавалась и явно не хотела отлипать от тела, но волевым движением Анариэль сняла ее через голову и тут же чья-то горячая рука легла на ее плечо. Эльфийка взвизгнула, подскочила на месте и тут же отпрянула, резко развернувшись. Ошалело уставилась на Накилона, которого до этого не приметила, а потом, осознав, что стоит полуголой, поспешила прикрыться рубашкой.
Щеки Солнцеликой вспыхнули, и девушка отвела взгляд.
- Привет, - выдавила она из себя. Хотела как можно непринужденней, но не получилось. - Ты меня напугал.
И это была чистая правда. Ри попыталась улыбнуться, но наткнулась на холод выражения его лица. Он знает - паническая мысль. Он знает. Фойрр побери, он все знает! Что делать? ЧТО-ДЕ-ЛАТЬ?! АААА!!!
Сердце забилось, как сумасшедшее, выдавая преступницу. Проклятье, ну почему Нак? Почему именно сейчас? Как он догадался? И, что самое главное, кто еще в курсе того, чем занималась этой ночью наследница дома Солнцеликих?
Анариэль неловко накинула на себя мокрую рубашку, хоть как-то прикрывая наготу, и тут же поежилась, дернув плечом. Еле-еле стянула с себя сапоги и, быстро улыбнувшись, потянулась за первым полотенцем.
- Спасибо.
Кажется, Анариэль впервые испытала чувсво скованности при общении с братом. В прочем, это и общением нельзя назвать - короткая прелюдия перед штормом. Лихнис слишком хорошо знала своего старшего брата.
- Прости, ты не мог бы отвернуться? - Думай, думай, Ри! Соображай, скорее! - Спасибо.
А, может, он ничего не знает? Может просто недоволен тем, что сестра шарахалась незнамо где целую ночь? Нет, да? Конечно, нет. Твой брат не идиот, Анариэль.
Эльфийка развязала рукава рубашки и бросила ее тут же на пол. Было ужасно холодно, и тело покрыла гусиная кожа. И сколько не обтирайся, все равно теплей не становилось. Солнцеликой казалось, что еще чуть-чуть и она начнет клацать зубами.
Самой проблемой оказались мокрые штаны. Они были сговорчивы еще меньше, по сравнению с той же рубашкой, и пока Эль их снимала, она поняла, как сильно у нее болит все тело. Заскулить бы, да нельзя при брате. Она не будет жалеть себя. Она сильная.
Сжав зубы, она таки преодалела последний рубеж и вновь стала обтираться полотенцем. По хорошему, ей бы следовало окунутья в теплую воду, но выбирать не приходилось.
- Я готова, - сказала она, одергивая простое светлое платье с коротким рукавом. - Можешь поворачиваться.
Анариэль заметно потрясывало, и волосы на руках стояли дыбом. Она неловко накинула на голову полотенце и начала хаотично вытирать им волосы.
Нужно было вывести брата из холодного негодования. Что угодно лучше, чем это. Улыбнись, Нак! Посмотри насколько я еще утенок, совсем ребенок. Ну же! Не смотри так строго! Я не хотела ничего плохого. Ну, правда!

Отредактировано Анариэль (2014-05-05 01:37:40)

+1

6

Хоть ты и брат, но прежде всего - мужчина, поэтому Нак тут же выполнил просьбу девушки отвернутся. Все же она выросла и больше не маленькая, чтобы бегать перед ним обнаженной без стеснения. Эльф скрестил руки на груди и просто ждал, пока сестрица переоденется. Но вот утро выдалось прохладным, скорее всего сейчас не помешала бы Ри горячая ванна, но тогда он точно не поговорит с ней - Анариэль просто уснет в воде, расслабившись.
О чем же начать разговор? Спросить в лоб? Тогда это сразу настроит против, она начнет препираться. Попробовать разговорить так, чтобы она сама ошиблась и проговорилась? Сейчас Ри слишком осторожна...
- Он сильно ранен? Через сколько сможет восстановится? И есть у меня шанс сейчас выступить с преследованием, чтобы добить его? - вопросы в никуда, словно мысли вслух. Просто занять время, пока сестра переодевается. Даже не надеется получить на них ответы.
Дурочка.
Когда разрешили повернутся, то легко развернулся на каблуках сапог, окидывая оценивающим взглядом Ри. После чего выдохнул и снял в плеч накидку, которая согревала его до этого, чтобы накинуть на плечи этой идиотке. После чего взял второе полотенце и сам вытирает голову сестре, предварительно отобрав мокрое полотенце.
-А теперь расскажи все как есть, Анариэль. Я хочу знать все в подробностях, особенно хочу знать. что тобой двигало и каким местом ты думала, когда помогла ему. И да, пока о твоем отсутствии знаю только я, - Накилон совсем непрозрачно намекнул девушке, что если она откажется говорить - то он просто сообщит отцу, кто был виновником ночного переполоха, а главное кто помог врагу. Врагу! Уму непостижимо!
Взгляд теплее не становился, все такой же строгий и холодный, даже легкая складка пролегла меж бровей. Он будущий Глава Дома, ему нужно быть беспристрастным и справедливым, не вестись на поводу у таких мягких чувств как привязанность и любовь. Когда же с сушкой волос было покончено - властным движением велел сесть за столик, где девушка каждое утро наверняка залипает не по одному часу на свое отражение.
-И... - и тут замолк, не решаясь говорить дальше. Никак не мог сформулировать мысль правильно, - Ладно, неважно. Я жду рассказа. И желательно, чтобы это была не сказка, хорошо? - и взяв в руки гребень, который сам еще сделал, будучи ребенком в подарок. Тогда он подарил такой каждой сестричке, на день их рождения.
С твоим образом жизни... Я думал, что ты его давно уже потеряла или сломала.
Медленно расчесывает волосы, успокаивая тем самым себя. А ведь еще немного, и ледяная стена спокойствия рухнет - он снова улыбнется Ри. Но пока еще немного помучает её. Накажет, ибо видел тот взгляд. Она не любит, когда он так на неё смотрит.
-Анариэль?

+1

7

Анариэль с благодарностью приняла накидку Накилона, но все равно не смогла сдержать дрожь и слегка поежилась. Она оставила без комментариев риторические вопросы брата, но он ясно дал понять, что разговора не избежать. И да, он все знает. «Плохо. Очень плохо».
Он отобрал у нее полотенце, но так и не улыбнулся. Нет, все не так плохо, как думала эльфийка изначально. Все еще хуже. Она не знала, что сказать Накилону, поэтому молчала. Как так случилось? Она не знала. Нет, врет. Знала. И не считала себя виноватой.
Послушно села на стул. Лицо ее было спокойно и даже печально. В другое время она насладилась бы тем, как брат расчесывает ее волосы, как осторожно он держит их, чтобы - не дай Бог! – не причинить сестренке боль. Сейчас же ей не было до этого дела. Накилон холоден, отчужден, строг. Он ясно дал понять, что если она не будет говорить правду, то отец узнает о похождениях дочери. Появилась дерзкая мысль, что пусть рассказывает! Все равно одежда цела и Анариэль полностью здорова. Не к чему прикопаться. Но когда Накилон вновь позвал ее по имени, Анариэль поняла, что не сможет наврать.
Она молчала еще какое-то время, а потом все-таки заговорила:
- Я просто принесла ему еды. Враг – не враг, он... Он дважды помог мне избежать возможной гибели. Я не могла его бросить, понимаешь? – девушка обернулась, с надеждой глядя на брата. Но словив его взгляд, тут же отвернулась обратно. И заговорила быстро и отрешенно: - Я принесла ему еды и больше ничего не делала. Он сам разбил наручники и вскрыл замок. Я пыталась ему помешать, но тут пришли наши и приняли меня за сообщницу. И прежде, чем я успела что-то сделать, он тащил мне вверх по лестнице, спасая от стрел наших же воинов. Отличный план! У меня не было времени, чтобы как-то изменить ситуацию. Что я им сказала бы? «Подождите, это же я»? Они бы пристрелили меня быстрее, чем успели бы понять, кто перед ними. – Анариэль замолчала, уперевшись локтем в стол, прикрыла ладонью глаза. – Я изначально не понимала, зачем мы взяли его живым. Зачем нам узник, при украденной печати. Я просто отдавала ему долг, думая, что обезопашу тем самым нас. Мы не готовы к открытой войне с Бурерожденными. Но все пошло не по плану. Я думала сплавить его, но нас вновь заметили, и мне пришлось убегать с ним. Ему пробили бок, а мне бедро. Мы кое-как скрылись, и я потеряла сознание. Очнувшись, обнаружила его рядом, еле живого. Он залечил мою рану, Нак. Вместо того, чтобы спасать себя, он отдал последние силы, чтобы не дать умереть своему врагу! Понимаешь, Нак? Я просто не могла его оставить там, умирать. Я просто не могла…
Она умоляла брата понять ее. Он же не черствый сухарь, она знает, что он не такой. Они все помешаны на борьбе, но ведь они эльфы, они были и остаются детьми Света. Он должен понять!

0

8

Сначала Накилон думал, что Ри откажется говорить и будет молчать до последнего, но нет, он ошибся. Она все же не смогла придумать настолько правдоподобную ложь, чтобы старший поверил, поэтому решила рассказать правду.
По мере рассказа, Нак продолжал расчесывать волосы девушки, слушая повесть о том, насколько у младшей благородство играет в заднице. Если бы сестра была браток, то без зазрения совести получила бы сейчас мощный подзатыльник, а после и пинок под зад, но поскольку перед эльфом была девушка - лишь выдохнул. Глупая женщина, очень глупая. И ведомая чувствами, которые должна скрывать от врага.
- Чтож, я выслушал твой рассказ, теперь твоя очередь слушать. Я не отец, мне не доставляет удовольствия читать нотации и видеть, как любимое чадо пытается зажаться в угол, чтобы только не трогали, нет. Я буду просто говорить, - отложил в сторону гребень и положил руки на плечи Анариэль. Нет, все же сегодня он не улыбнется ей. Да и в ближайшие дни девушку ждет такая же участь.
- Я не осуждаю, что ты принесла ему поесть. Ты была бы не ты, если бы не пришла к нему, не проявила доброту. Но когда он разбил наручники - твоя задача была удержать его до прихода стражи. И не убегать с ним - тебя бы не пристрелили. Наши не настолько глупы и слепы, чтобы не признать тебя. Тебе нужно было лишь повернуться к ним лицо и выкрикнуть приказ остановиться. Или же отдать приказ преследовать беглеца. Но нет - тебе захотелось поиграть в героев. Ри, тебе не 15 лет. Прошли те времена, когда мы в детстве играли в стражей и разбойников. Сейчас ты, прежде всего - дочь главы дома Солнцеликих. И ты помогла бежать из плена Бурерожденному. Да не простому, а наследнику дома. Понимаешь? Мы могли потребовать за него все, что только душе будет угодно, тем более, что при нас еще и печать. Мы могли загнать один из враждебных домов в угол, чтобы дать будущее нашей семье. Чтобы наш дом был в безопасности, чтобы наши люди верили в своих господ и знали, что никто не будет им угрожать. Но ты его отпустила, - Накилон отпустил плечи девушки и отвернулся от неё. Кулак сжался сам собой - ему трудно было сейчас оставаться спокойным внешне, сдерживая внутренний ураган.
- Можешь считать меня железным, холодным, непробиваемым, но моё мнение - ты должна была его прикончить, когда была такая возможность. Сейчас ты дала слабину, а ты не подумала, что будет в следующий раз, когда вы встретитесь на поле битвы? Ты сможешь поднять на него руку? Сможешь нанести смертельный удар, зная, что однажды вы спасли друг друга и залечили друг другу раны? - голос немного повысился, - Я уже сталкивался с этим и я знаю, насколько это тяжело. Когда ты проявил слабость к врагу и помог ему, а потом на поле брани вы встретились лицом к лицу. И встает выбор - либо он убьет тебя, либо ты его. Я не жду от тебя ответа. Просто подумай сама и ответь себе на вопрос - сможешь ли? - посмотрел на девушку через плечо взглядом, полного разочарования. Он и правда разочаровался в своей сестре. Он думал, что она куда умнее и сильнее, чем есть на самом деле. Может, он слишком идеализировал её, что не заметил главные недостатки? Что она прежде всего женщина. А женщины подвержены своим эмоциям. Сами того не замечая, они не думают о будущем - они живут настоящим.
- Прости, Анариэль, но если убежишь - можешь не возвращаться. Сестра будет для меня мертва, - после этих слов эльф быстро направился к двери. Он должен собрать несколько отрядов и прочесать лес. Конечно, беглеца они уже не найдут, но хоть создадут видимость, что они сделали все что могли.

Отредактировано Накилон (2014-08-11 19:14:16)

0

9

С первых его слов она поняла, что ничего не получилось. Брат не понял, не смог понять, не захотел. Он отчитает ее, положив руки на ее плечи. Будет жесток в своем нежелании понимать. Его слова будут бить наотмашь, точно крича о том, что она предала. Но она не предавала! Ни разу! Ни в мысли! Ну... или почти нет. Но она и вправду спасла Бурерожденного только потому, что должна была это сделать. И Солнцеликие не готовы к открытой войне - она же знает! Она это видит. Почему не видит Нак? Почему он так слеп? Так ослеплен жаждой мести и не хочет слушать голос разума? Ей не понять.
Анариэль хотелось кричать о том, что ничего бы они за Каэроса не получили бы, что этот план был обречен на провал. Что вся эта дурацкая затея с печатью обречена на провал. И она пыталась его остановить, но он ей не дал. Но об этом брату знать не стоит. А про то, что ей стоило просто выкрикнуть приказ и снять капюшон... Хорошая мысля всегда приходит опосля. Тем более, когда в тебя стреляют. Стреляют не разобравшись в том, кто стоит перед ними. Прежде чем Анариэль успела бы снять капюшон, ее бы уже прострелили, и ничего не вышло бы. А Накилон... Тебя там не было, милый брат. Тебя там не было. И не тебе трижды спасли жизнь. Откуда тебе знать, что правильно, а что нет?
Накилон отошел от нее, а Лихнес чувствует, как он отдаляется от нее с каждым новым словом. И это больно. Это, черт побери, больно! Но она не пожалеет о том, что сделала, потому что это было правильно. Она сделала то, что должна. И ничто не заставит ее усомниться в этом.
Стоп! Подожди! О чем ты? Какое убить? Анариэль? Нет-нет, постой. Она же... Она солдат, но она не приучена убивать. Она же женщина, в конце концов! Это не ее задача. Или...
Только сейчас до Нари начало доходить, что если планы отца сбудутся, то вполне логично, что ей придется убивать. Кто она такая, чтобы чем-то выделяться среди остальных? Она не птица, она не феникс дома Солнцеликих. Феникс - ее сестра, и это значит, что все привилегии ей. И пусть. Но Анариэль в голову не могло придти, что ей придется сражаться с Каэросом. Только не с ним. Нет, нет!
Солнцеликая повернулась к брату, точно хотела что-то сказать, но не успела и прикусила себе язык, поймав его взгляд.
как же больно резали его слова... И слезы подкатили к глазам. Жгучие, горячие. Слезы обиды и страха. Если Нак от нее отстранится только из-за этого, то она... А что она? А ничего.
И он ушел. А Нари вскочила со своего места, но не посмела остановить. Стукнула кулаком по столешнице и кинулась к кровати. Рухнула на нее, зарывшись лицом в подушку. Ее плечи сотрясались в беззвучных рыданиях, а потом дверь тихонько отворилась, и в комнате появилась Птица. Села рядом, ласково погладила сестру по волосам. Она все слышала. Она все знала. И ей было крайне жаль младшую сестренку, но сделать ничего не могла.

Конец эпизода.

Отредактировано Анариэль (2014-08-29 18:50:36)

+1


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [18.03.1082] Не виноватая я!