Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре июль — август 1082 год


«Тайна забытого города»

Ритуал очищения и освобождения прошли успешно. В Зенвуле больше нет ни призраков, ни нежити, ни тёмной энергии. Экосистема города возрождается. В него вновь возвращаются звери и птицы. Проклятое Древо Костей в центре города полностью уничтожено, на его месте теперь стоит Страж-дерево. Болезнь Роза немёртвых полностью не исчезла, но теперь новых заражений не будет. Пока дух всё ещё в теле смертной девушки и мир полностью не очистился от тёмной энергии, которая растянулась далеко за пределы Остебена, болезнь останется.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Жатва»

Войска столицы направляются к городам-близнецам, чтобы дать бой Культу Безымянного и освободить Атропос и Акропос из-под гнёта культистов. Культ сдаёт Атропос без боя и стягивает силы к Акропосу, где разгорается полномасштабная битва. Первые Ключи из Силентеса активированы, что провоцирует Мёртвое древо поднять новое войско нежити и уничтожить всё живое, что есть на материке.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Джошуа Элиор Лангре Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [17.01.77] Вне пространства и времени


[17.01.77] Вне пространства и времени

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

- примерная локация
г. Анейрот
- действующие лица
Алек(Марек), Алисия
- описание
логическое продолжение квеста Улыбайтесь, господа, улыбайтесь!
Поняв, что на маскараде запахло жаренным, Алек предпринимает решение сделать ноги. Телепорт перекидывает его с Алисией на родные анейротские улочки, но некромант магически истощен.

0

2

[AVA]http://s1.uploads.ru/EzIfa.png[/AVA]У нее не получилось. Она сыграла и проиграла. Внезапно Кай напомнил ей маленького ребенка, у которого отобрали что-то для него важное. И вот теперь он противится вручаемой взамен потерянной игрушке новой, будто просто из духа противоречия. Потому что обидели, а обида так просто не проходит.
Лис словила себя на том, что сама начинает злиться. Не из-за Кая, нет, а потому что злился Алек. Злился сильно, почти как в их первый день.
- Не делай глупостей, - предостерегающе сказала энида внезапно низким голосом, и черты ее лица стали резче. Не делай, Кай. Еще можно все исправить. Но он ее не слышал. Впервые зародилась мысль, что с парнем что-то не так. Горе иссушает, но насколько? Всему есть предел. Но где твой, Кай? Как далеко ты готов зайти? Глупый мальчишка, твоя сестра не одобрила бы того, что ты собираешься сделать. Она была бы против твоей ненависти. Что с тобой стало, Кай? Оглянись.
Но не сказала, лишь глаза похолодели, и руку потянула на себя. Это было опасно.

Лис больше не старалась держать лицо, она уперлась ногами в пол и свободной рукой попыталась разжать пальцы Ворлака.
- Отпусти меня! – почти взвизгнула, привлекая внимание. – Отпусти немедленно!
Какие правила хорошего тона, о чем вы? От Кая пахло опасностью и смертью. Безумец! Не ты призвал ее в этот мир, не тебе ее из него выпроваживать.
Она была права: стоило ей только затормозить, как ее потащили на буксире. Злость и страх перемешались в сознании эниды, отразились на лице. Почему никто ей не помогает? Почему все стоят, но не пошевелят даже пальцем, чтобы прекратить это шоу? Аристократы! Люди вы или нет?!
Отчаяние захлестнуло душу, когда парень начал творить портал. Лис впивалась  в его руку ногтями, но Ворлак как будто этого не чувствовал. В последней попытке она нагнулась и укусила его за запястье. Укусила болезненно, почти прокусив кожный покров. Но нет, ей не хватило сил. Все, чем она наградила мага – это будущим синяком. Кай не обратил внимания, и Лис готова была взвыть от безнадежности. Хорош первый выход в свет, ничего не скажешь.
- Алек! – позвала она жалобно, но музыка заглушила ее голос. «Где же ты?»
А потом она вновь потянула Кая на себя, и каблук на правой туфельке опасно зашатался.

Слабость булавой стукнула девушку по голове, и она уже не могла сопротивляться чужой воле, провалилась в портал, хотя не успела осознать, как так получилось. Это конец, - единственное, что пришло ей в голову.
Приземление было не самым мягким, но девушка почувствовала, что ее рука свободна, поэтому она тут же вырвалась, не преминув не глядя заехать куда-то своему похитителю локтем, и вскочила на ноги, но наступив на платье, тут же растянулась на асфальте. Засаднило ладони, но Лис не обратила на это внимание. Поспешно развернулась, с глазами загнанного зверя, и собиралась уже крикнуть что-то дико смелое, но вдруг поняла, что перед ней находится не Кай Ворлак, а Алек.
- Алек! – воскликнула девушка и попыталась встать, но помешали каблуки. Нервным, неверным движением она сняла с себя обувь и в сердцах отшвырнула в сторону. – Алек! Как ты…. – и не закончила.
Некромант был истощен, это было понятно. «Что же ты делаешь?» - озабоченно подумала энида.
- Встать можешь? – она взяла парня под руку и попробовала подняться вместе с ним. Но Эарлан был сильно выше эниды. Если он не сможет держаться самостоятельно – это пустая затея.

Отредактировано Алисия (2014-03-30 00:55:13)

+1

3

Алек не привык безбожно тратить свой магический резерв, расточая его на глупости, которые больше вредят, чем помогают. Обдумывая свой поступок, отлеживаясь на снегу, мужчина думал, что сильно сглупил, не подозревая, что в будущем будет постоянно так же косячить и опустошаться свой резерв сверх нормы, когда дело будет касаться призванной девчонки. Энида – воплощение чувств, но почему ему достался сгусток невезения и непроходящей усталости, когда он испытывал то, что нормальные люди, не кривя губы, называют «любовью»?
Эарлану было над чем поразмыслить, и это занятие казалось ему нормальным и более приятным, нежели попытки встать, быть мужиком и решить, куда тянуть босоногую девчонку, чтобы пожинать плоды их прогулок в дальнейшем. Отрезвляющим стал удар локтем.
- Несносная девчонка… - некромант недовольно поморщился и хотел с силой дернуть девчонку на себя, чтобы она пламенно поцеловалась с землей матушкой. Снег смягчил бы ее падение, но мужчина не успел – Лис наказала себя сама и шмякнулась рядом. Мелькнуло что-то похожее на жалость и ему даже захотелось помочь ей подняться и посмотреть, не поранилась ли она, но темный маг остался собой и на своем месте.
А и плевать…
Лежать было удобно, но холодно. Алек пожалел о том, что в последний момент потерял контроль над заклинанием и не задал точные координаты дома или таверны. Волею судьбы их вынесло на улицу, а не в теплое помещение.
В Анейроте и на том спасибо…
Алисия хлопотала над ним, как мать над птенцом, выпавшим из гнезда. Связь никогда не играла ему на руку – девушка знала слишком много и чаще всего то, что не положено. Кипиша мужчина не хотел. Когда голова трещит от истощения магического резерва, а тело болит, нет желания слушать, как тебя постоянно кто-то зовет. Энида хотела помочь, это понятно, но каждый ее обеспокоенный крик давал ему по ушам, заставляя себя чувствовать, как после неудавшейся попойки.
Лисса не перестанет кипишевать – Алек это понимал. Она уже кинулась в бой и начала пытаться поднять его. овощ в помощь.
- Девчонка… Жить надоело? – Эарлан грубо отпихнул девушку. Принимать помощь женщины он не привык и не собирался. Немертвый разозлился, головная боль и слабость его раздражали, а она попала под горячую руку и стала главной виновницей.
Собрался с силами и поднялся на ноги. С ее помощью было бы легче, но некромант, как определенная категория людей, врубал режим грубости на полную катушку, упирался рогами в ворота и делал так, как считал нужным. Инстинкт самосохранения пробежал по позвоночнику из головы в ж… и уютно там обстроился. Гордость на грани слабоумия взяла свое.
Сбросил марровскую маску, которая его достала за этот вечер, поднял голову и подставил лицо под идущий снег. Закрыл глаза и глубоко вдохнул, пытаясь успокоиться. Его гнев доставляет ему больше головной боли, чем поведение Алисии. Несколько минут ему потребовалось на то, чтобы оклематься и взять себя в руки насколько он мог себе это позволить – головная боль не утихла, ему нужен покой и отдых. Сон, еда и тишина.
Мистик посмотрел на девушку, на лице отразилось удивление.
- Ты зачем… обувь сняла?
Зима. Мороз. С неба крупными хлопьями валит снег. Он ничего не видит дальше трех метров. Оба без верхней одежды, которая осталась в Нертане на память хозяевам маскарада. За себя Эарлан в этом плане не беспокоился. Костюм был достаточно плотным, чтобы иметь возможность какое-то время пробыть на улице без последствий. Минус в том, что он провалялся в снегу и растерял большую часть тепла, но Лис… Девушка была в легком платье, которое ее не согреет и туфлях, которые теперь валялись на снегу со сломанным каблуком.
Эарлан развязал пояс. Полы кафтана разошлись, не имея другой поддержки. Прав был портной, когда говорил, что лучше делать на пуговицах, но умная мысль пришла с запозданием.
Порвав тканевый пояс на две части и наклонился к девушке. Он не в состоянии нести ее на себе, обуть сломанные туфли – не вариант вообще, вывихнет себе лодыжку и что он тогда будет с ней делать? Ждать, когда придет весна и снег растает? Варианта другого не было, пришлось мудрить и создавать подобие обуви, наматывая ткань на босые девичьи ноги, чтобы она могла дойти до ближайшей таверны, а там разберутся, что делать дальше.
Осмотревшись, Алек осознал, что они находятся далеко от дома, на другом конце города. Идти далеко и безрассудно. Отец первым делом нагрянет туда, чтобы всыпать ему по первое число за инцидент на балу. Вариант с гнездом отпал.
- Где-то здесь должна быть таверна… Пошли.
[AVA]http://s9.uploads.ru/jB1ih.png[/AVA]

+1

4

офф: прости, здесь сплошная релаксация =="[AVA]http://s1.uploads.ru/EzIfa.png[/AVA]

Чертовски обидно. Лисса сжалась, точно хотела превратиться в нечто маленькое и незаметное или же вовсе исчезнуть. Он злился, но она вопреки всему не переняла его эмоцию.
Оттолкнул, как надоедливую собаку. А что она? Она просто хотела помочь ему встать. Чем она его так разозлила, чем унизила? Энида не могла понять. В пору было забиться в угол и впрямь заскулить. Лис била дрожь, но девушка еще не обратила внимания на то, что ей холодно. Поглощённая тщетными попытками понять своего создателя, она обхватила себя руками, воспринимая трясучку, как проявление внутреннего страха. Глаза были печальны, но хотя бы не на мокром месте.
Наконец, Алек начал брать себя в руки – эниде сразу полегчало. Она хлюпнула носом, но больше не издала ни звука, пока некромант сам не обратился к ней. И только когда ее вернули в реальность, Лис вдруг поняла, что на улице действительно не страдник месяц, и она стоит босиком на мостовой. На холодной мостовой. Босиком. Ты красавица, Лисс, просто красавица.
- Мне было неудобно, - мямлит она под нос, точно провинившийся ребенок. Ее плечи опускаются вниз, и вот теперь на глаза наворачиваются слезы. – Прости…
С самого своего появления энида – одно сплошное недоразумение. Вот и теперь. Она хотела поднять свои туфли, ненавистные бальные туфли, но мистик не дал ей этого сделать. Туфли были испорчены, и он заметил это раньше, чем Алисия. Он порвал свой пояс, чтобы сделать для нее хоть какую-то защиту. Она была благодарна, но от этой заботы чувствовала себя еще хуже, чем было до этого.
Ткань не спасет от холода, и буквально через несколько шагов она станет мокрой, неизбежно будет соскальзывать с ног. Но Лис не думала об этом, она думала о том, как сильно виновата перед некромантом. Занималась глупым самобичеванием. Нужно было что-то предпринять, но все, что делала энида, было обречено на провал (так ей казалось). Поэтому она сделала единственное верное на тот момент решение – поплыла по течению, не смея делать никак предложений.
Алек осмотрелся. Повел ее куда-то. У Лис стучали зубы, но она всячески пыталась расслабиться, вспомнив вдруг, что иногда это помогает от холода. Она пыталась, но у нее ничего не получилось. Платье приходилось придерживать, чтобы не наступать на него. Ноги действительно вымокли, и Лис шлепала точно по жиже. Холодно.
Она отстала от некроманта, когда поправляла свои «портянки». Пришлось догонять. Девушка схватила создателя за руку, чтобы не отставать и, не дай Люциан, вдруг не потерять, и буквально в тот же миг поняла, что ткань опять развязывается. Прокляла все на свете, но поправлять не стала. Ее походка теперь напоминала больше походку какого-нибудь конного солдата: выбрасывала ноги вперед, при этом шла в раскоряку, ноги колесом. Маленькое чудовище.

Отредактировано Алисия (2014-04-04 23:24:56)

+1

5

Слезы в глазах любимой режут без ножа. Алек понимал, что это плачет не его Алисия, а энида, но глаза обмануть он не мог. Стало тошно. Девушка не виновата в том, что он не смог защитить ее от себя и жестко накосячил с заклинанием.
Наставника на тебя нет.
Старый хрыч жахнул бы его заклинанием, чтобы некромант запомнил правило, которым никогда не должен пренебрегать. И жахнул бы второй раз из-за того, что он поддался эмоциям и поставил девчонку важнее учений. Эарлан наказал себя головной болью и усталостью, Лис – холодом.
- Два сапога пара… - хмыкнул некромант и убрал с лица волосы, на которые успел налипнуть снег. Некромант привык к погоде в Альянсе, которая немного уступала в холоде Северным землям. Алек там ни разу не был, но наслушаться о лютом холоде успел от учителей и наставника. Девушка родилась в городе, который волею судьбы не попал под затянутое небо большей части Альянса, и не могла за несколько лет своей жизни привыкнуть к холоду. Ей заболеть проще, чем ему.
Учитывая, что я победитель по жизни, мы сляжем оба. Я слягу точно.
Замотать ноги – подобие защиты, которое слабо помогает решить проблему с обувью. Большим он помочь не мог, только подгонять Алисию и заставлять ее идти быстрее, чтобы меньше торчать на улице и быстрее добраться до любого заведения, где будет теплее, чем здесь.
И суше.
Почувствовав прикосновение девушки, парень остановился. Руки эниды были ледяными, что не удивительно, учитывая время года и погоду. Она дрожала, стучали зубы, промокла. Картина маслом. Накинул ей на плечи кафтан и приобнял, прижав к себе, та кон мог дать ей больше тепла и следить за тем, чтобы она больше не отставала и шла рядом с ним.
В какую жопу мира нас занесло…
Алек изысканно ругался, про себя, на себя за то, что не сконцентрировался на точном воспроизведении координат. Мог же переместить их в какую-то таверну или чужой дом – всяко лучше, чем бродить по улице и искать пристанище, пока не отвалились ноги, руки и прочие части тела, которые им еще нужны.
Спасительный звон кружек, смех, байки, свет. Таверна. Немертвый ускорил шаг, увидев вывеску. Ему было плевать, какого сорта заведение и что их ждет внутри. Тепло и сухо – остальное может идти лесом. Искать приличное место нет времени. Девушка замерзла, он сам замерз и чертовски устал. Голова не перестала болеть. Шум давил на перепонки и доставлял дополнительную боль, но Алек старался держать себя в руках и не вспылить.
Он пропихнул девчонку в помещение и, стараясь не придавать значения взглядам посетителей, которым стало интереснее наблюдать за веселой отмороженной парочкой, чем слушать россказни своих товарищей, решительно направился к барной стойке.
- Комнату, согревающий напиток, ванну наполнить горячей водой. Если нет – тяни ведро с горячей водой. Сейчас же, - отбарабанил некромант, забыв о том, что он не дома и разговаривает не со своей прислугой. – За скорость добавлю золотом.
Мальчишка бармен ошалел от потока информации и указаний, который высыпались на его голову. Замялся и ничего не ответил, уставившись на сомнительных клиентов.
- Ну?!
- Двенадцатая комната… - неуверенно ответил бармен и протянул ключи, когда на столе с характерным звоном завертелись монеты.
Алек забыл о еде. Хотел забыть и об отдыхе, но головная боль решила, что она должна напоминать о себе частыми и усиливающимися спазмами. Мистик начинал терять контроль над эмоциями, злился и осознавал, что немного грубо тянет девушка за собой наверх. Понял, что ей должно быть тяжело, когда минул несколько ступенек. С горем пополам добрался до комнаты, открыл дверь и осмотрелся. Плевать, в каком состоянии комната, он искал плед или одеяло, что-то, что могло согреть девушку, но перед тем нужно избавиться от мокрой и холодной одежды.
Эарлан не думал о том, что его резкие движения могут смутить девушку или вызвать негативные эмоции. Она должна понимать, что он пытается ей помочь. По-своему коряво проявляет заботу. Скинул кафтан, сорвал платье, даром, что не порвал его, закутал девушку в одеяло. Прижимать к себе не стал – он холодный и мокрый, эниде это ничем не поможет.
В комнате показался мальчишка с ведрами воды. Пар, вздымающийся над водой радовал, но Алек не мог расслабиться и поблагодарить, ему обязательно надо было рявкнуть, чтобы потом самому же пожалеть о содеянном.
- Тебя стучаться не учили?! – резкая боль пронзила виски из-за крика.
Сам виноват.
- Я…
- Тащи в ванну… - просипел некромант, зажмурив глаза от боли, закрывая ладонью пол лица.
Его замашки собственника сыграли не в его пользу. Алисия была закрыта и мальчишка не мог что-то видеть, но Алека сам факт того, что могло быть иначе, выводил из себя.

0

6

[AVA]http://s1.uploads.ru/EzIfa.png[/AVA]Кафтан не мог спасти, но энида благодарно улыбнулась. Стало чуточку, но все же теплее. Хотя бы от того, что Алек о ней позаботился.
Он постоянно винил себя, ругался на себя, был крайне недоволен собой. Но он не виноват, и Лис очень хотелось об этом сказать, но не могла. Боялась, что еще больше растравит некроманта. А она и так чувствовала вину. За все, в чем была виновата и в чем не была виновата.
Их поход длился, казалось, вечность. Лис перестала ощущать пальцы на руках и ногах, да и вообще стала походить на живую деревяшку. Платье прилипло к ногам, мокрое, неприятное, прическа превратилась в.... ну, не будем о грустном. Превратилась она, в общем, в нечто не совсем презентабельное.
Лис постоянно хлюпала носом, и когда они пришли в таверну, ее трясло так, что не заметил бы только слепой. Лис споткнулась, когда Алек пропихнул ее в теплое помещение, подскользнулась на мокрых, спозших тряпках, но чудом все же устояла на ногах, вновь вцепившись в рукав Эарлана. Вид у девушки был крайне несчастный, точно у побитого, промокшего котенка.
Она семенила за Алеком, когда тот пошел к барной стойке. На посетителей она не смотрела, но кожей чувствовала, с каким интересом на них смотрят. Слышала хохотки и перешептывания, а порой и весьма громкие выкрики, обращенные в их сторону. Энида зажмурила глаза. Нужно быть как Алек, не обращать внимания. Да, именно так.
К собственному удивлению, Лис оттаивала довольно быстро. В этом были свои плюсы, но были и свои минусы. Энида еле стояла на ногах, мышцы скручивали спазмы, и иногда ноги просто подгинались. Если бы Алек не держал ее за руку, она бы упала.
Нужно было снять тряпки с ног, но девушка не догадалась этого сделать. Она перестала думать, просто шла вперед, громко стуча зубами. Комната, открывающийся замок, пляска на месте. Алек срывает с нее мокрую одежду, закутывает в плед. Лис забирается на кровать, пытаясь спрятать ноги в тепло. Ее знобит, а тело колет милионами иголок. Иногда слышатся тихие всхлипы и шмыганья носом. Больно.
Из прострации вводит голос Алека. Девушка подпрыгивает на кровати и большими, испуганными глазами смотрит в сторону мужчин. Фух, нет. Все хорошо. Просто мальчишка, просто не постучался. Все хорошо. Все. Хорошо.
Мальчишка наливает воду и поспешно уходит. Лис хотела поблагодарить его, но парень испарился слишком быстро.
- Иди первым, - простучала она, пытаясь улыбнулся. С головой накрывается пледом, показывая, что она не может и не хочет двигаться. Ванная, горячая вода - все потом. Сейчас ее просто трясет. Свернуться бы калачиком, да заснуть. Больше ничего не нужно.

Отредактировано Алисия (2014-04-07 22:19:13)

+1

7

В попытках не вызвать гнев некроманта, мальчишка быстро выполнил свою работу и ретировался, пока не получил нагоняй за назойливость. Рассчитываться они будут потом. Скорость его интересовала исключительно из-за Алисии. Начинка, может, и существо, называемое энидой, но оболочка у нее смертная, человека, который склонен простыть и заболеть.
- Я привык к зимам в Альянсе в отличие от тебя, - у Алека не было сил уговаривать девушку сделать то, что он хотел. Он чертовски устал и хотел завалиться в кровать и заснуть, игнорирую желание набить желудок. Мелочами он будет заниматься потом, когда боль утихнет или исчезнет.
Упертость мистика застряла на одном месте, врезавшись в усталость. Лисса предпочла воспользоваться услугами одеяла и согреться крепким сном. Эарлан считал, что это не лучший способ, но настаивать на своем не стал. У него нет сил возиться с упрямой девчонкой, чье состояние вызывает больше чувство жалости, чем желание оставаться бараном и настаивать на своем.
Сняв мокрую одежду, некромант погрузился в воду, не придавая значения тому, что она была горячее, чем следовало. Отсутствие холода и липкой обледенелой одежды, которая тихо хрустела, если ее сжать, были лучшей наградой за прошедшие несколько часов. Мужчина забыл о том, что его ждут огромные неприятности, связанные с инцидентом в Нертане.
Отогрелся он быстро, пропустив все этапы отогревания – заснул ванной на неопределенное время. Тепло расслабило его, и головная боль утихла. Вода успела остыть, когда Алек пришел в себя. Потер лицо, чтобы прогнать усталость – бесполезно. Ему нужен нормальный сон для того, чтобы почувствовать приток сил. Голова не трещит и боль не режет виски – знак хороший, но недостаточно для планки «неплохо».
Усталым взглядом он обвел комнату. Мокрая одежда была разбросана бесформенными кучами. Вода с нее стекала, формируя лужи на полу. Сил и желания некроманта не хватило на то, чтобы все поднять и развесить. Девушка спала, закутавшись в одеяло, как в кокон, который должен был согреть ее и спасти от возможности оставить на память синюшные или почерневшие конечности. Идея тащить ее на бал оказалась неудачной. Эарлан смог устроить скандал и лишить отца желания женить его на Вольсфорд, но он мог потерять тело Алисии.
Дважды.
Обтеревшись, немертвый завалился в кровать рядом с энидой. Полежал, смотря в потолок. После горячей ванны сонливость с усталостью добивали его, мешая думать о чем-то кроме отдыха. Потрогав лоб и щеки девушки, проверяя насколько ее способ согреться был действенным, Алек притянул Ворлак к себе, отдавая ей часть своего тепла. Остальное должен был сделать крепкий сон – окончательно согреть и вернуть потраченные силы.
Обнял ее со спины, прижав к себе. Все мысли вылетели из его головы, когда он закрыл глаза и неосознанно ткнулся носом в макушку Лиссы.

эпизод завершен

0


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [17.01.77] Вне пространства и времени