Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре июль — август 1082 год


«Тайна забытого города»

Ритуал очищения и освобождения прошли успешно. В Зенвуле больше нет ни призраков, ни нежити, ни тёмной энергии. Экосистема города возрождается. В него вновь возвращаются звери и птицы. Проклятое Древо Костей в центре города полностью уничтожено, на его месте теперь стоит Страж-дерево. Болезнь Роза немёртвых полностью не исчезла, но теперь новых заражений не будет. Пока дух всё ещё в теле смертной девушки и мир полностью не очистился от тёмной энергии, которая растянулась далеко за пределы Остебена, болезнь останется.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Жатва»

Войска столицы направляются к городам-близнецам, чтобы дать бой Культу Безымянного и освободить Атропос и Акропос из-под гнёта культистов. Культ сдаёт Атропос без боя и стягивает силы к Акропосу, где разгорается полномасштабная битва. Первые Ключи из Силентеса активированы, что провоцирует Мёртвое древо поднять новое войско нежити и уничтожить всё живое, что есть на материке.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Джошуа Элиор Лангре Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [28.о2.1082] Гостья


[28.о2.1082] Гостья

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

- примерная локация
г. Мирдан. Замок Утех
- действующие лица
Элен, Рейстлин
- описание
Сбежав из дворца, девушка обращается с необычной просьбой к хозяину борделя.

0

2

Элениэль долго думала над своим будущим. Каждые день судьба подбрасывала кости, и что-то новое появлялось в ее жизни, не всегда хорошее. Встреча с Глациалис, ее разговор, оставивший осадок. Авель, который, как и все, кажется, имел свои желания, которые выплыли на поверхность, стоило ей нарушить запреты Старейшин и вкусить сладкую кровь вместе с воспоминаниями и чувствами единственного защитника, который остался рядом, стоило Шейну оставить их. Разговор с матерью, угрозы Анри и стремления совета сделать окончательный выбор. Последний подслушанный разговор стал решающим. Виззарион знала, что в итоге останутся только чистейшие из благородных – камэль, но только один из них получит возможность побороться за трон с Императором и этим кем-то мог стать Анри. Девушка не хотела такой судьбы и, слыша о том, что следующим из списка выпадет ее брат и Артур, перестала надеяться на то, что боги сжалятся над ней и что в один прекрасный день Шейн вернется и изменит все с лучшую сторону. она перестала надеяться на брата, перестала ждать. что сможет спрятаться за его спину и верить, что все плохое осталось позади, как кошмарный сон, ведь впереди… впереди всегда будет она… Девушка, ради которой он свернул с дороги и это ее право оставаться за его плечом и чувствовать себя в безопасности.
Принцессе надоело быть куклой в руках Старейшин и помогать им своим бездействием, добиваться желаемых вершин. Она привыкла повиноваться, подчиняться, прогибаться под традиции и верить в то, что так будет лучше для всех. С самого детства ее этому учили, готовили идеал, но забыли вдохнуть в него свое мнение, которое пряталось за десятками замком и не имело права на существование, а противоречия… они должны были сгореть на дне сознания и не воскреснуть, как феникс из пепла.
Элен не имела веского слова и не могла перечить совету, как это сделал ее брат, ведь и он понес наказание за свои слова, а она предпочла сбежать, чтобы не встретиться лицом к лицу с той жизнью. которую ей предначертали другие.
- Один раз они это уже сделали, - и в итоге она потеряла вся, что имела, что должна была получить, но никогда уже не получит.
Нянюшка, единственная дама двора, которая всегда была в курсе всех вещей и в последнее время пыталась как-то подбодрить новоиспеченную невесту, надеялась, что ее господа передумает и выберет себе кого-то из тех женихов, что ей предложили. Она всячески пыталась склонить камэль к выбору или хотя бы навестить и побеседовать с теми, с кем ее, возможно, свяжет судьба. Эл послушалась ее всего раз, но больше этого не повторилось. Когда девушка начала расспрашивать у нее о Маджере и просить узнать о вампире как можно больше, женщина воодушевилась, посчитав, что она, наконец, одумалась и сделала выбор в пользу аристократа, но сердце вампирши ее подвело. Виззарион хотела знать больше совершенно для других целей, а того, что знала, было достаточно лишь для одного шага. Шага за стены дворца…
Узнав, где можно найти вампира, принцесса, не тратя времени, тайно покинула дворец, не предупредив о своем решение ни мать, ни нянюшку, которая так надеялась на лучшую судьбу для ребенка, которого она, по сути, вырастила. Элениэль чувствовала вину, но и понимала, что дальше так продолжаться не может. Она больше не хочет быть послушной куклой и следовать за теми, кто сам допускает ошибки, но продолжает считать себя совершенным.
Место, в котором она оказалась, было чуждо аристократке. Виззарион понимала, что репутация Рейстлина соответствует борделю, но с неохотой оказалась здесь. Другого выбора не было, явить в дом советника – выдать себя. Его приближенные прекрасно знают императорскую особу и скорей всего доложат об этом куда следует раньше, чем она успеет поприветствовать хозяина дома и извиниться за свой внезапный визит.
Капюшон серебряного плаща скрывал лицо беглянки, все украшения, которые могли ее выдать, как рисунки на одежде, девушка потрудилась убрать, чтобы лишний раз не привлекать к себе внимание. Если ее кто-то не видел в лицо, то по гербу и фамильным украшениям не составит труда догадаться, кто она такая.
- Мне нужен хозяин. Скажи, что у меня к нему срочное дело, а для мотивации… передай вот это, - бархатный мешочек опустился в руку девушки. Внутри была серебряная роза из императорского сада. Такие цветы могут себе позволить или самые богатые люди Мирдана, или же императорская семья.

+1

3

Рейстлин сидел в кабинете, задумчиво выбивая пальцами по столу какую-то незатейливую мелодию. Мысли его были далеко отсюда. Он думал о том, как вывести Археля из игры. Вчера он посмеялся над ним и оставалось только гадать, понял аристократ откуда пришла внезапная новость или решил, что Сара действительно приходила повидаться с братом. Архель был тщеславен и не всегда дальновиден. Главное, самому не допустить ошибки и не списать вампира со счетов раньше времени. Нельзя недооценивать своего противника, а в экстреной ситуации даже слабый мозг второсортной шавки может преобрести кристальную ясность, обостриться и тогда нельзя будет предсказать, чем закончится шахматная партия. Нужно расставить капканы и силки так, чтобы зверь не почувствовал угрозы. Загнать его под флажки, сузить его пространство и ударить. Но он до последнего должен считать, что контролирует ситуацию.
Это не давало Рейстлину покоя всю ночь. Даже во сне он пытался найти решение проблемы. Вскочил еще до зари и больше не смог уснуть. Решение было где-то рядом, он чувствовал это. Можно использовать Сару. Вряд ли она подставит Князя - все-таки женщина остается женщиной, чтобы не говорили. Пока он не предаст ее, она будет на его стороне. Надо быть просто осторожным в общении с молодой Анри. Не допускать двусмысленности и не давать каких-то призрачных надежд. Сара умная девочка, должна понять что к чему.
Это был хороший вариант, но Маджере отмел его практически сразу. Хороший - безусловно, но рискованный. Он знал, как нежно аристократка относится к своему брату, несмотря на то, что он с ней делал. Мазохистка, не иначе. Поэтому думай, Рест. Есть другой вариант.
В дверь постучали.
- Да? - раздался его голос, и в комнату вошла молодая девушка. - Что тебе надо, Мел?
- К Вам посетитель, господин.
- Посетитель? - Князь удивленно вскинул брови. Кого принесло в столь ранний час? Явно не Харуку, Харуку бы не представляли. Может быть Анри, но...
- Девушка, господин. Просила передать вот это. - и протянула вампиру бархатный мешочек. Рейст тряхнул его и на ладонь ему упала серебрянная роза. Он сразу все понял.
- Хорошо. Ты можешь быть свободна. - Он сам пошел встречать незванную гостью.

- Это было опрометчиво приходить сюда, Ваше Высочество, - спокойно говорил он. Не упрек - констатация. - Проходите, пожалуйста. - и открыл дверь своего кабинета, делая пригласительный жест.
- Будете вино? - осведомился он, садясь в кресло и подталкивая к девушке ее бархатный мешочек с розой. - Или, быть может, чаю?

+1

4

Элениэль понимала риск, на который она шла, рискнув пойти в бордель, но все имеет свою цену и риск всегда относителен. Никогда не угадаешь, где ты выиграешь, а где проиграешь. Девушка не отличалась особой любовью к азартным играм, а, если быть честной, играть не умела и не пыталась, поэтому и все политические игры, которые происходили в совете, проходили мимо нее до тех пор, пока она в них не пыталась вникнуть.
- На данный момент Ваша обитель кажется мне менее опасной, чем дворец, - и это была истинная правда.
С тех пор, как игры Старейшин начали набирать серьезные обороты, вампиресса уже побаивалась оставаться в родовом гнезде, где змеи начинали пожирать последних птенцов, а мать наблюдать за тем, как ее чад отравляют, не давая им возможность взлететь.
Старейшины, советники, женихи, все, как один, варились в чане дворовых интриг. Кто-то по своей воле, кто-то против нее, но те, кому удалось увильнуть от ножа, уже давно отдыхали в родных домах, защищенные крепкими стенами, а ей бежать было не куда. Из ее дома сделали чан, и она была первой, кто угодил в него, когда главный ингредиент, в лице его величества, сбежал. Повар забыл, что тушу стоило бы освежевать перед тем, как варить его.
Бравым добровольцем, который до последнего не желал покидать чан оказался Анри. Вампир уже показал свое лицо на балу, и Элен надеялась на то, что больше не увидит звериный оскал, который может всю жизнь провести рядом с ней. И что-то ей подсказывало, что в этом случае жизнь ее будет донельзя короткой и не самой радужной. После осознания того, что она может стать веселой игрушкой для Археля, девушка уже не боялась оказаться в подобном месте и тех последствий, которые подобные походы могут за собой потянуть. Рейстлин, несмотря на свою репутацию, казался ей… более приятной фигурой.
Виззарион прошла в кабинет. Когда дверь за ней закрылась, она перестала думать о том, где находится, и что происходит в соседних комнатах и там. внизу, в главном зале, где обслуживающий персонал принимает посетителей и предоставляет им вполне понятные услуги. Здесь общаться было приятнее и проще.
Девушка села за стол, напротив хозяина борделя и протянула руку к мешочку. Цветок выпал на светлую ладонь.
- Мама всегда любила белые пионы, хотя знаком нашего дома всегда были серебряные розы, - Элениэль тепло улыбнулась, рассматривая цветок на своей ладони, но быстро взяла себя в руки и опомнилась. – Думаю, что лучше чай, - она улыбнулась советнику и убрала цветок в мешочек, а тот, в свою очередь, в карман плаща. Капюшон девушка не торопилась снимать.

+1

5

"Обитель" - какое высокопарное слово по отношению к борделю. Губы Князя тронула легкая, снисходительная улыбка.
Вампир вообще с явным интересом рассматривал Элениэль. Одна, в такую рань, в богом забытое место, куда не рискнула бы пойти ни одна добропорядочная девушка. Восхитительно! Юный цветок Виззарионов, покидавший дворец, дай Бэлатор, раза три за всю свою жизнь, выбравшись в мир первым делом приходит в дом разврата, к своему потенциальному жениху. Что это? Глупость или расчет? Она не может не понимать, что стать частью правящей семьи - это слишком лакомый кусок, до которого хотят дотянуться многие. И ее безрассудное появление здесь может говорить о том, что она отдает Рейстлину предпочтение. И не боится? Вряд ли она не знает, где сейчас находится. Неужели настолько доверяет Князю, что верит, что он не прикоснется к ней? Почему? Потому что кто-то наверняка знает о том, куда она пошла. Тот, кто раздобыл для нее информацию, где его искать. И все равно...
О чем ты думаешь, девочка? - покачал головой аристократ.
- Гай! - громко позвал Рейстлин, не отрывая глаз от принцессы. Дверь безшумно открылась и на пороге появился пожилой вампир. - Принеси чаю, Гай. И еды.
Слуга ушел, поклонившись перед тем, как закрыть дверь.
- Надеюсь, Вы не против разделить со мной трапезу? Солнце недавно взошло, и мне кажется, что Вы, как и я, еще не успели позавтракать.
Рейстлин встал и подошел к окну. Взглянув на бледный диск солнца, он на секунду задумался, а потом плотно задернул шторы. Буквально в то же время постучали в дверь. Расторопность слуг Замка поражала воображение - они знали, что их хозяин очень не любил ждать.
- Войди.
Гай зашел, держа в руках нагруженный едой поднос. Поставил на стол, скоро его сервироваав, расставил тарелки и разлил по чашкам чай. На гостью он не смотрел.
За завтраком они много разговаривали. Обо всем и ни о чем сразу. И лишь когда тарелки были унесены, Князь позволил себе осведомиться:
- Что же все-таки привело Вас ко мне, Ваше Высочество? Полагаю, это не просто желание провести со мной время. - Рейстлин положил подбородок на сцепленые в замок пальцы, уперевшись локтями в стол. Выдержав короткую паузу, во время которой он с легким прищуром пристально разглядывал девушку. - Я весь внимание. - пора переходить к сути ее визита. Не ровен час девчонку хватятся во дворце.

+1

6

Приглашение выпить чай – это привычный жест вежливости и гостеприимства, который всегда воспринимался спокойно, с необходимой благодарностью, но ничего большего не вызывал и вызвать не мог. Их этому учили с раннего детства, но попытка накормить ее немного удивила. Элениэль могла решить, что вторглась в личное пространство вампира очень рано (учитывая время суток), поэтому не дала ему возможность спокойно позавтракать и приступить к своим делам, но в таком случае, вампир, скорей всего, подождал бы окончания разговора и лишь потом сделал бы желаемое. Решил проявить заботу или же это она пытается найти в этом что-то, чего нет на самом деле? Ведь тема ее разговора предполагала бы первое.
Предпочев не думать о том, чего она никогда не узнает, Виззарион кивнула.
- Не могу отказать тому, в чьи владения вторглась без предупреждения, - отчасти вампир был прав – она еще не успела поесть. Было не до того. Эл хотела поскорее покинуть дворец, чтобы была возможность как можно дольше пробыть за стенами дворца до того, как ее начнут искать по всему Мирдану. Вполне вероятно, что за ней придут даже сюда, чтобы убедиться в том, что у девчонки не хватило ума явиться в бордель или же… это предположение отметут сразу и тогда это место окажется наиболее благоприятным для ее побега.
Разговор пришлось отложить. Вампиры приступили к трапезе, иногда отвлекаясь на непринужденную беседу, которая никоим образом не касалась причины ее визита. Вампиресса немного расслабилась, позволила себе снять капюшон – это было уже невежливо по отношению к хозяину и манеры пересилили ее попытку как можно меньше светить своим лицом. Забыла, что в кабинет может кто-то войти и перестала думать о деле. Рейстлин мог отвлечь, и отчасти Эл понимала, почему многие девушки Мирдана виснут на вампире.
Когда столовые приборы оказались на тарелке, а слуги унесли их прочь, закрыв за собой дверь, Элениэль пришлось вспомнить о том, зачем она здесь.
- Почему Вы сделали такой вывод? Я за неделю не почтила Вас своим вниманием, а Вы находитесь на равных правах с остальными… женихами, - девушка улыбнулась. Она лукавила. – Чувство вины не позволяет мне продолжать Вас игнорировать и избегать встречи, которая давно должна была состояться.
Когда ты не любишь вести игры, это видно, как не старайся скрыть. Принцессу воротило от того, что пытался провернуть совет, но кроме того… ей тошно становилось оттого, что она сама пытается начать свою игру, которая, пусть и выглядела лучшей партии старейшин, несильно сластила ей жизнь.
- Я предлагаю Вам победу в отборе, - спокойно, уверенно. Эл не отрывала взгляда от вампира, следя за его реакцией. Она знала, что Маджере вряд ли захочет расставаться со своим образом жизни, даже ради возможного трона и поднятие его статуса, но должна была попытаться сделать то, что наметила. Если вампир сам не захочет, то старейшины могут сделать выбор не в его пользу, а вторым в списке оставался Анри…

+1

7

- Вы крайне любезны, Ваше Высочество, - Рейстлин улыбнулся и откинулся на спинку кресла.
Разумеется, она пришла не для того, чтобы выказать дань мнимого уважения своему потенциальному жениху. Она лукавила, бросала вампиру кость, очевидно, зная, что он на нее не поведется. Но попытка засчитана, молодец. Дворцовый этикет не выветрится даже после многих лет, проведенных вне стен замка. Среди знати не принято говорить четко и по делу. Сначала завуалированные проверки, неочевидные для обычного человека намеки и только потом, если выдержишь, с тобой говорят откровенно. Насколько это возможно для высшего света, конечно.
Элениэль могла не отвечать на вопрос вампира. Он знал, что привело ее в его бордель. Знал заранее, хоть и не озвучивал эту причину даже про себя. Девчонка искала спасительную лазейку. Интересно, почему не Анри? Высокомерный и пафосный без всякого разумения, тем не менее, он умел нравиться женщинам. Определенного круга. Элен не знала его близко, как не знала она и Рейстлина. Почему она решила, что он лучше второго кандидата? Лестно. Разумеется, это было лестно.
Князь не изменился в лице, лишь взгляд был цепким и внимательным. Изучающим. Он долго смотрел на принцессу, и в какой-то момент на его губах появилась легкая, непринужденная улыбка. Князь хмыкнул и посмотрел куда-то в сторону, на секунду прищурив глаза.
- Надо отдать Вам должное, Ваше Высочество. Вы умеете делать предложения, от которых сложно отказаться, - улыбка приобрела снисходительно-благосклонно оттенок. У вампира возникло ощущение, будто он разговаривает с ребенком. – Ваши слова крайне льстят мне. Но позвольте задать Вам всего один вопрос, Элениэль. – Маджере говорил медленно, намеренно обратившись к девушке по имени. – Чем обусловлен Ваш выбор?
Это было не спесивое желание узнать, чем он превзошел своих соперников (хотя и это, конечно, тоже). Это была попытка выявить лазейку, потому что принцесса своим решением загнала вампира в угол, приперла к стенке. Рейстлин не мог и не хотел жениться на Виззарион, несмотря на то, что девушка была прекрасна, как рассвет, и, несомненно, обладала легким, покладистым характером. Рейст не ее принц, впрочем, о принцах и речи не идет. Маджере не желал попадать в цепкие лапы Старейшин, он слишком хорошо знал, чего ему это будет стоить.
Если бы она спросила его, как Первого Советника ее брата, Князь ответил бы, что девушка должна подумать еще и еще раз. Выходить замуж за бордельщика? Пусть даже он и вампир благородных кровей. Но она не спрашивает его, и ее визит в «Замок» уже говорит о том, что девушка подумала, и, возможно, не раз. И все же. Почему?
Элениэль должна была понять, что ей предоставлена возможность говорить без масок. Воспользуется ли она ей? От ее выбора будет зависеть не только ее будущее.

Отредактировано Рейстлин (2014-05-02 01:07:25)

+1

8

- Благодарю, - Элениэль улыбнулась и чуть склонила голову. Лукавством на лукавством. Весь разговор превращался в игру и скрывал всю серьезность озвученных вещей за лживыми улыбами и псевдовесельем, которое не хотело покидать сцену безымянного театра.
Оба прекрасно понимали, о чем идет разговор и что стоит во главе всего, но играть тоже надо уметь, особенно, когда на кону стоит твоя жизнь, а рисковать тем, чем Эл не хотела жертвовать, принцессе ой как не хотелось. Она привыкла быть послушной куклой, но в этот раз, выбрав роль помощницы кукловода, хотела взять немного инициативы на себя, и сделать что-то с возможностью меньшего повиновения ситуации и окружающим.
- Скажем так… Не так давно господин Анри выразим мне свое… почтение не совсем в той форме, в какой подобает это делать тому, кто приближен к трону чуть меньше, чем нынешний Император. Я бы хотела иметь дело с мужчиной, который знает, как нужно себя вести с леди, - принцесса невольно скривилась. Кого-то она себе напомнила этими словами. – «И я даже догадываюсь кого…»
Анри. Так высокопарно умеет говорить только этот лжец, когда пытается пронюхать, куда удобнее воткнуть свои ядовитые клыки, чтобы жертва не могла ничего сделать и долго мучилась перед тем, как отправится к богам.
девушке стало тошно оттого, что она хотя бы на долю секунды стала похожей на вампира, от которого ее тошнило, но за тошнотой скрывалось совершенно другое чувство – страх. Авель вступился и появился вовремя, но ей повезло раз, может повести два, три раза, но когда-то ее удача закончится и что тогда? Анри получит свое, а она останется ни с чем. Ведь даже гордость утратит свою силу и исчезнет, как ее счастье, которое до появления Арники казалось ей крепче северных гор.
Глубокий вдох и выдох, прикрыв глаза. Виззарион собралась с мыслями и словами, посмотрела на Маджере и снова заговорила, но уже без масок и игр.
- Анри считает, что победа уже у него в кармане, но если самоуверенность я могу простить, то не попытки покуситься на мое тело и кровь. Не могу простить угрозы. Вы ведь понимаете, что Архель отличается особой жестокостью, грубостью, нарциссизмом и прочим, что не может быть свойственно не только хорошему владыке, но и супругу. Даже если брак по расчету, я предпочту использовать даже малую возможность исправиться ситуацию и выбрать то, что, на мой взгляд, заслуживает большего внимания. Я хочу спать ночью спокойно и знать, что мне не перережут горло из-за плохого настроения. Яне хочу жить с мужчиной, который будет топить своих детей, как ненужных котят. Не хочу делить одну постель с ублюдком, который не оплакивал смерть родителей и не вспоминает о сестре, которая неожиданно пропала, уступив ему место в Совете, - эмоции начали пробиваться, и Элен уже пожалела о том, что протянула руку к чашке, чтобы сделать глоток. Она задрожала и едва не вылила ее содержимое. Пришлось, едва оторвав от блюдца, поставить обратно. – Простите, - извинилась за всплеск эмоций и постаралась взять себя в руки.
Теперь она уже не смотрела на вампира. Опустила взгляд, смяла юбку платья, собираясь с силами продолжить то, что хотела сказать.
- Я знаю, что, выбирая Вас, получаю и бордель, и его персонал, а вместе с ними и Ваше репутацию со своими фаворитками. Я знаю, что я буду не одна, не первая, не самая желанная и не единственная, но я буду знать, что ближе всех к трону будет тот, кто больше всего этого достоин, несмотря на свою репутацию. Вас когда-то выбрал мой отец,  а затем брат, как одного из своих главных Советников. Вам нужна свобода. Мне тоже.

+1

9

- И как же он выразил Вам свое... почтение? - поинтересовался вампир, и голос стал чуть более низким, выдавая его чувства по отношению к Анри.
Он выдал их не потому, что они были настолько сильны, но это позволяло донести до принцессы, что она разговаривает с тем, кому может доверять. Маджере полностью на ее стороне. Осталось только поверить. Но бедной, покинутой девушке не нужно многого, чтобы поверить в чье-то плечо, не так ли? Особенно, когда она так остро в нем нуждается.
Расскажи мне, Элен. Расскажи мне все. Чем больше я буду знать, тем крепче будет удавка на шее этого проходимца. Не для тебя это делаю, но для себя. Но Вам, Ваше Высочество, это знать совсем не обязательно, не так ли?
И вот она заговорила. Открыто, откровенно, не стесняясь в выражениях. Ей нужно было выговориться, и Элениэль нашла благодарного слушателя. О, женщины, знали бы вы как вы прекрасны и опасны одновременно. Кровь, значит? Интересно. Интересно, Анри, то, что тебя толкнуло на этот поступок. Бесстрашие дурака или отчаяние? Тебе не видать трона, и ты уже знаешь об этом, хотя не хочешь в это верить. Ты проиграл еще до того, как подошел к старту. Не тебе тягаться со мной, ничтожество. Мне стоит только пошевелить пальцем, и трон будет мой. А ты уничтожишь самого себя. Я верю в это. Я знаю это.
Рейстлин прекрасно понимал, что ушел от Археля недалеко. Просто Князю хватало ума не переходить определенную черту и не выставлять себя в глазах общества неблагодарным ублюдком. Да, некоторые верхушки знали, чем промышляет Маджере, и докозательством этому служило то, что принцеса, прекрасный и дорогой цветок Виззареонов сидит утром в его борделе.
Бордель и многое другое, что таилось в шкафу Князя, могло пустить его на дно. И Анри, не будь он дураком, мог бы приложить для этого все усилия. Но он глуп и тщеславен. И Рейстлин не даст себя поймать этому выродку.
Рейстлин мягким жестом показал, что принцессе не надо извиняться, и что он понимает ее чувства.
- Вы правы, - после недолгого молчания произнес Князь. - Вам, как и мне, нужна свобода. - Он посмотрел на девушку долгим, изучающим взглядом. - Но дело в том, что Ваша затея обречена на провал хотя бы потому, что свободы от Старейшин не будет. Вы смените одни кандалы на другие. Вас будет тяготить мое существование в роли супруга, потому что Вы меня не желаете. Делить ложе с нелюбимым мужчиной, что может быть хуже? А "свобода", как Вы ее называете, появится только тогда, когда у Вас появится наследник. Потому что с того момента Ваш ребенок будет под неусыпным оком вампиров, не желающих повторения инцидента.
Князь говорил медленно, взвешивая каждое слово.
- Признаюсь Вам честно, Элениэль, я не спешу занять место, предназначенное вашему брату. Но и допустить вашего союза с Архелем так же не могу, потому что прекрасно понимаю, чем это все обернется. И по всему выходит, что нас загнали в ловушку, не правда ли? - Рейстлин неожиданно улыбнулся, и в этой улыбке была неподходящая моменту искренняя веселость. Глаза вампира загорелись, и он продолжил. - Но мы могли бы обмануть Старейшин, как Вы думаете? - он пытливо посмотрел в глаза девушки. - Вы сказали, что когда-то меня выбрал ваш отец, а потом ваш брат, руководствуясь в своем выборе не только традициями. Готовы ли Вы, Элен, довериться мне так же, как в свое время доверились ваши мужчины?

+1

10

Элениэль успокоилась быстро. Манеры, вбитые в голову принцессы, снова взяли бразды правления в свои руки, а она, в свои очередь, в руки взяла свои эмоции, чтобы сна их спрятать под тяжелой крышкой. В этом не было никакой необходимости. Маска была снята, а сказанных слов хватило с лихвой для того, чтобы Рейстлин понял ее с полуслова. Теперь уже ничего не скроешь даже при огромном желании и мастерстве. Играть на публику смысла нет, когда публика – человек, знающий тебя такой, каким актер бывает за кулисами. На этом ее игра окончена.
Девушка выговорилась, заметно успокоилась. Выпрямила гордо спину. Невольная птица еще не забыла о том, что на голове остается тяжелая корона, а ее держит не только благоразумие и власть, а и гордость, которой должно быть в меру. Она не просила Маджере о спасении, пришла к нему со сделкой, которая могла провалиться. И она должна была вынести этот удар от судьбы, если он свершится. В душе боялась этого до дрожи, но старалась держаться ровно и спокойно, готовя себя к худшему.
В голове было много мыслей. И ни одна из них не могла подсказать ей, что делать дальше, если ее встреча с хозяином борделя не принесет тех плодов, на которые она рассчитывала. Она не знала, куда ей идти и где искать защиты. К брату нет смысла идти, и назад дороги тоже нет. Тупик. Холодный, липкий, мерзкий, как и предполагаемый жених. Виззарион отпихнула мысли, оставив лишь молчаливое ожидание. Думать о том, что будет и чего не будет, рано. Она еще не услышала вердикта от вампира. Думать о плохом она будет после, а сейчас не время рубить с плеча.
- И в этом наша разница с Шейниром…
Они выросли как две половинки одно целого. Две противоположности, которые должны были дополнять корону, а не терзать ее на части. Она должна была охладить его пылкий нрав, когда это нужно, он – сорвать ее, как ветер, кинув в горячую воду, пока не сойдет тонкий лед бездействия. Он – движение и сила, она – холодный рассудок. Оказавшись по разные стороны, они не смогли справиться с тем, чем их с детства не учили. Ее – быть пылкой, его – продумывать свой шаг.
Ответ. Элен знала и понимала все те тонкости, о которых говорил Маджере. С ними она смирилась, понимая, что лучшего уже не будет. Она не видела другого выхода, и выбирала то, что могла.
- Даже зная то, что моя свобода не придет, когда появится наследник…
Мирра так и не стала свободной, когда родился Шейн. Женщина стала ненужной. Ее даже как пешку не ставили на шахматную доску. Просто женщина, родившая когда-то сына. Императрица-мать… И этот титул уже ничего не значит для Совета. Ничего не значит для народа…
Плечи опустились, но принцесса не дала волю чувствам. Только отдать дань хозяину борделя за оказанное гостеприимство и уйти, чтобы снова решить проблему, которую взвалило на ее плечи исчезновение брата. Но… Она поторопилась. Аристократ еще не закончил. И улыбка, взыгравшая на его лица, стала тому подтверждением. Несостоявшаяся Императрица помедлила, вслушиваясь в слова вампира. Слова его звучали сладко, но казалось ей, что по плечам, под тонкой материей плаща, проскользнула слизкая холодная змея, но так и не обвившись возле ее тонкой шеи, уползла, исчезнув вместе с грузом.
Камэль коротко кивнула. У нее не было другого выхода. Только довериться вампиру.

+1

11

Рейстлин почувствовал, как участился его пульс. Сейчас решалось, кому вести эту партию, а кому остаться в дураках. План, который собирался предложить Князь принцессе, был совершенно безумным, рискованным. Если всплывут подробности, Маджере не сносить головы, но оно того стоило.
Элениэль не смогла ответить сразу, и это было правильно – в мире политики нельзя верить никому: самые верные предают, самые честные врут, самые близкие убивают. Медные трубы – то испытание, которое невозможно пройти, только не когда звучат фанфары в твою честь. И счастлив тот, кто сам дошел до власти и успел вкусить иной жизни, ибо такая возможность была не у всех.
Но у Виззарион не было выбора: она слишком открылась перед вампиром, она была слишком уязвима и не могла не понимать, что если Рейстлин захочет, он может использовать все, сказанное в этом кабинете, для собственной выгоды. Маджере славился пытливым и изворотливым умом, поэтому вывернуть ситуацию, как ему того будет угодно, для вампира не будет проблемой. Но сейчас он предлагает выход из сложившейся ситуации. Доверься, Элениэль, ведь тебе нет пути назад.
И вот долгожданный кивок. Рейстлин даже зажмурился на секунду от удовлетворения, но тут же взял себя в руки. Рано праздновать – девушка может отказаться.
- Итак, - он сел ровно. – То, что я хочу Вам предложить, натворит много шуму, но иначе у нас ничего не получится. – Маджере посмотрел на окно, собираясь с мыслями и пытаясь правильно сформулировать свою мысль. – У Вас было некоторое количество женихов, - начал Рейст через некоторое время. – Трое относительно заинтересованные в данном браке и двое совершенно не при делах. Один Вас не устраивает совершенно, и его мы сразу отметаем. Второй, то есть Ваш покорный слуга, - мужчина слегка склонил голову в поклоне, - который не рвется оказаться в цепких лапах Старейшин и смещать молодого Императора с трона. Его мы тоже вычеркиваем. Третий – Ваш сводный брат, и двое совершенно посторонних вампиров, которые к власти не рвались и не будут рваться. Скажите, Элениэль, среди этих троих есть ли тот, к кому Вы наиболее благосклонны и с кем бы Вам было приятно идти по жизни? У Вас была неделя для того, чтобы определиться. Неделя – это не срок для того, чтобы узнать будущего спутника достаточно хорошо, но для появления некоторой симпатии вполне достаточно. Подумайте хорошо. Или, быть может, у Вас есть другой вампир, с которым Вы хотели бы провести свою жизнь? Мы не учитываем Шейнира. И подумайте еще над тем, была ли эта симпатия, если она возникла, конечно, взаимной. Попытайтесь вспомнить, Ваше Высочество. Я Вас не тороплю. Взвесьте все очень хорошо.
Рейстлин говорил медленно, очень спокойно, но твердо. Если это дело выгорит… Ох, если оно выгорит!

+1

12

- … среди этих троих есть ли тот, к кому Вы наиболее благосклонны и с кем бы Вам было приятно идти по жизни?
Элениэль отвела взгляд. Ответа на этот вопрос у неё не было. Ещё несколько недель назад она точно могла сказать, кто ближе ей из всей пятёрки, но всё изменилось. Каждый сделал что-то, что оттолкнуло чистокровную, разрушив тонкую нить, которая могла окрепнуть. Это касалось Авеля. Покопавшись в чувствах и воспоминаниях вампира, встретившись с его матерью, не знавшей границ, она сама сожгла мост между ними, решив больше не рассчитывать на сводного брата. Всё ли она знала? Нет. И понимала это, но лезть глубже, чем есть, уже не хотела, чувствуя грязь на своих руках, которую уже не отмоешь, а только выпачкаешься ещё больше, в нелепой попытке докопаться до правды. А она, как чаще распоряжается жизнь, никогда не устраивает. Ложь всегда приятнее. Особенно, когда ты не знаешь о том, что это ложь.
Вторым вариантом для неё оказался Маджере. И вампир это знал, но в свете последних событий, и он оказался за бортом. Здесь симпатия ни к чему. Аристократ сказал своё веское слово, и продолжать настаивать на своём – глупая выходка разбалованной властью девчонки. Так может поступать Совет. Это игры его уровня, но никак не её.
Архель… С этим всё понятно. Вспоминать о том, что он сделал, вообще бессмысленно. Что касалось Альвеги и Артура – пообщавшись с ними, девушка ничего не почерпнула для себя. Они были и остаются чужим для неё вампирами. А Шейн… О нём и мечтать не стоит, как и соваться в его дом, ища спасение.
- Его нет, - равнодушно ответила девушка, повернув лицо к собеседнику. Рейстлин должен был это понимать. Он – последняя её зацепка. Других больше нет. А он своими руками оборвал канат, державший корабль. И тот, увы, незамедлительно уплыл, отдав швартовы. Если бы у неё был на примете кто-нибудь ещё, она бы незамедлительно ушла, а то и вообще бы сюда не приходила, что реальнее, учитывая, куда принцессе пришлось войти, чтобы переговорить. Это был намеренный ход, но он так и не оправдал ожиданий Камэль. К Рейстлину она пошла бы в предпоследнюю очередь (Архель в расчёт не брался), а последним был Шейнир. Идти к брату – не выход. Ни один, ни второй, не могли дать ей того, что она хотела. А видеть обращённую рядом с братом и знать, что он снова вляпается в неприятности, не лучший расклад.
Элен стало интересно, что же такое выдумал этот вампир, раз ему понадобился приглянувшийся ей вампир. Свести их вместе? Поработать свахой? Что-то новенькое для хозяина борделя, который привык к тому, что за любовь полагается платить. И не всегда деньгами. Но девушка его не перебивала, желая выслушать вампира до конца. Она немного наклонила голову на бок и с любопытством посмотрела на мужчину. Что-то в нём изменилось. Вот только что – понять она не могла. Может, ей это просто показалось?

+1

13

Следить за каждым мимолетным движением, понимать, что думает, как думает. Впрочем, не так просто.  Если бы Маджере владел способностью читать мысли, было бы намного легче, но природой ему не было дано подобного преимущества перед другими, да и вампир не был уверен, что хоть кто-то умел читать чужие мысли. Не облеченные в речь, они представляли собой поток сознания, в котором можно увязнуть точно болоте. Чужая душа - потемки, это точно.
Чем дольше молчала Элениэль, тем очевидней становилось то, что такого мужчины в ее жизни не было. Впрочем, не было ли это очевидно с самого начала? Ее растили для определенного мужчины, а смотреть на других девчонке просто не приходило в голову. Что ж, тем лучше для Князя: Виззарион загнана в угол, она ищет спасения, она готова на любую глупость (к тому же первую она уже совершила, заявившись в бордель).
Князь кивнул, услышав ответ, и откинулся на спинку кресла.
- Мы могли бы отсрочить нашу, если можно так выразиться, казнь на некоторое время, - бархатно-низким голосом начал вампир, не отводя взгляда от Элен. - Имя вампира, с которым Вас обручат, будет известно в течение недели. Мои шансы в данном споре шестьдесят к сорока, будем честны. Все плюсы Археля заканчиваются на том, что он против Вашего брата. К сожалению, плюс этот весьма весом и может перекрыть все мои заслуги. Это чревато последствиями не только для Вас. - Рейстлин протянул руку к кубку и сделал легкое движение рукой, наблюдая за пришедшей в движение жидкостью. - Положение, если честно, не очень радужное. Но если произойдет нечто из ряда вон выходящее, старейшины будут вынуждены отложить объявление до тех пор, - вампир сделал паузу, пронизывая девушку взглядом. - Пока не объявится невеста. - Князь вновь подался вперед, и когда он заговорил, речь его лишилась извилистых оборотов и была предельно ясной. - У Вас есть выбор, принцесса: либо Вы идете под венец с вампиром, угодным Старейшинам, либо Вы исчезаете на неопределенный срок. Без Вас не будет свадьбы - это понятно; все силы будут брошены на поиски. До тех пор, пока Старейшены будут заняты новой проблемой, у нас будет время найти выход из ситуации. При удачном стечении обстоятельств мне удастся разрушить саму идею скоротечной помолвки, и когда Вы вернетесь, над Вами не будут висеть узы брака. В противном случае... - Князь на секунду замолчал. - В противном случае, я сделаю все возможное для того, чтобы избавить Вас от Анри.
Рейстлин не расписывал всех плюсов этой авантюры, не делал горькую пилюлю слаще. Он предлагал выход.
- Решившись на побег, Вы можете столкнуться с некоторыми неудобствами. Придется на время забыть о том, что Вы принадлежите к императорскому роду и примерить на себя платье простой смертной. Вам придется сменить имя. Вы не сможете связаться ни со своей матушкой, ни со своим братом - это будет просто запрещено, ибо почту вскрывают. У Вас будет шанс попробовать наладить свою личную жизнь, как простой вампир, но с чем Вам придется столкнуться, я не могу предсказать. Ваше слово, Элениэль.

+1

14

Элениэль перестала пытаться найти ответ на свой вопрос. Если что-то и изменилось в этом вампире с дня последней их встречи, то она навряд ли об этом узнает, а если так, то от этого ей в её начинаниях легче станет едва ли. Вампиресса внимательно слушала Маджере, внимая каждое его слово. Как и подобает этикету, она не перебивала мужчину, пока она не высказал всё, что должен был, подкинув ей новый вариант спасения с тонущего корабля Совета.
- Меня это устраивает.
Спокойный и быстрый ответ. Она успела всё взвесить и подумать, что она теряет в данном случае и что приобретает. Плюсы перевесили минусы, и выбор был сделан в пользу предложения Рейстлина. Пусть будет так, если он уверен в своих силах. Виззарион не будет ему мешать, она заинтересована в том, чтобы всё прошло гладко, и оба остались довольны тем, что имеют.
- Устранение Археля чревато проблемами и для Вас и для меня, поэтому я сочту необходимым удалиться из Северных земель до решения конфликта. Этот вариант меня устраивает более чем.
В этот момент принцесса не могла осознавать всего, что повлечет за собой её выбор, но, как она уже говорила, другого выхода нет, и навряд ли он появится. Маджере доверяла её семья, вверяя самые важные вопросы. Не исключено, что главным прогнившим звеном мог оказаться тот, кто ближе всего к Императору, но отчего-то она доверяла вампиру. И сама не понимала, почему чаша весов склонилась именно в его пользу, несмотря на то, чем живёт аристократ. Возможно, всё дело было в том, что она отдавала себе отчёт в том, что не может знать Рейстлина, сколько бы слухов не дошло до неё, и сколько бы вампир сам не рассказывал о себе. Навряд ли кто-то из тех, кто рассказывал о нём, был ближе к вампиру настолько, чтобы знать хоть толику правды. А она, как известно, может быть и горькой, и сладкой. Девушка не пыталась докопаться до истины, предпочитая оставить всё, как есть. На этом должно всё завершиться, если ничего не пойдёт наперекосяк.
- Что от меня требуется?
Сразу перешла к делу аристократка, решив опустить разговоры ни о чем. Теперь это их общее дело и назад пути нет.

эпизод завершен

+1


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [28.о2.1082] Гостья