Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре июль — август 1082 год


«Тайна забытого города»

Ритуал очищения и освобождения прошли успешно. В Зенвуле больше нет ни призраков, ни нежити, ни тёмной энергии. Экосистема города возрождается. В него вновь возвращаются звери и птицы. Проклятое Древо Костей в центре города полностью уничтожено, на его месте теперь стоит Страж-дерево. Болезнь Роза немёртвых полностью не исчезла, но теперь новых заражений не будет. Пока дух всё ещё в теле смертной девушки и мир полностью не очистился от тёмной энергии, которая растянулась далеко за пределы Остебена, болезнь останется.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Жатва»

Войска столицы направляются к городам-близнецам, чтобы дать бой Культу Безымянного и освободить Атропос и Акропос из-под гнёта культистов. Культ сдаёт Атропос без боя и стягивает силы к Акропосу, где разгорается полномасштабная битва. Первые Ключи из Силентеса активированы, что провоцирует Мёртвое древо поднять новое войско нежити и уничтожить всё живое, что есть на материке.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Джошуа Элиор Лангре Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [25.о2.1082] Прихоти наложницы севера


[25.о2.1082] Прихоти наложницы севера

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

- примерная локация
г. Мирдан, комната принцессы Элениэль
- действующие лица
Элен, Глациалис
- описание
Разговор с сыном - хорошо, но виан желает лично убедиться в том, что все идет по плану и девчонка Виззарионов сделает все, как надо.

0

2

Каждый день – новый торг, и хуже всего то, что на прилавок, как пойманную рыбешку, выкинули ее. Старейшины демонстрировали ее, как торговец свой товар, заманивая клиента и набивая цену за то, что в итоге может оказаться с червивой начинку. Деньги будут выброшены зря, а продавец только довольно потрет руки и займется новым клиентом, чтобы облапошить и его.
Элениэль долго плыла по течению, не противясь ему. Даже позволила совету распоряжаться своей судьбой и им самим сделать окончательный выбор. Позволила… Ее бы никто и не спросил, кто из перечисленных женихов лучше всего сгодится на роль будущей игрушки совета. От нее требовалось только улыбаться, приветствовать гостей, изображать радость и быть хорошей девочкой, которая всегда и во всем прислушивается к старшим и ни в коем случае не пытается им перечить. На действия своего брата она должна смотреть с легким укором и помнить о них, как о том, что делать нельзя, что не просто запретно, а противоречит всему, и, несомненно, повлечем за собой тяжелые последствия. А она… она не имеет права что-то исправить и как-то помочь брату, ведь по мнению совета и это неправильно… Женщина не должна лезть в мужские дела и защищать того, кто перечит некоронованной верхушке Северных земель.
День подошел к концу. Принцесса ждала его, чтобы сбросить маску и перестать играть на публику. то, к чему она привыкла, начинало даваться с трудом, и, чем дальше, тем тяжелее сохранять спокойствие и делать вид, что все в порядке и она поступает по чести и долгу. Верить, что справится с задачей, которая свалилась на ее хрупкие плечи тяжелой ношей. А ведь если подумать… ошибку допустил брат, а пока расплачивается за нее она. Старейшины в этом случае говорят, что ошибки главы семейства всегда падают на головы его близких и расплачиваться будут все за каждое его неосторожное слово. Так и вышло.
Оказавшись у себя в комнате, девушка облегченно выдохнула и, сев на пуф напротив зеркала, стала снимать украшения, постепенно готовясь ко сну. Большего не хотелось. Только побыстрее закрыть глаза и забыть о том, что произошло в последние дни, события которых колоссально изменили ее жизнь.

+1

3

Если хочешь сделать что-то хорошо, делай это сам. Убийца не должен оставлять следов, действовать быстро и четко, не имея права на ошибку. Посвященных лиц быть не должно, только он и его жертва, которая уже не сможет открыть рот и выдать его. Виан умели убивать. Быстро или медленно, мучительно или безболезненно. Могли упиваться кровью или сделать дело и оправиться на поиски новой жертвы.
Холодная не могла убить девчонку Виззарион или припугнуть ее, чтобы получить то, что она хочет. Элениэль была нужна ей для того, что пропихнуть вианского сына к камэльскому трону. Черная кровь отдаляет его на несколько метров от власти и чистоты крови, но это ненадолго. Глациалис давно решила, как исправит свою ошибку, допущенную много лет тому назад. Мирра помогла ей в этом, когда дала жизнь еще одному ребенку Эльдара и он оказался особью противоположного пола. У нее был сын, и появилась девчонка, которая может быть использована по назначению. Шейн отказался от нее как нельзя вовремя, оставив сладкий фрукт для ее сына.
- Отказался от того, что ему не принадлежало, - вампирша готова была превратиться в беронского тигра и ходить по клетке из угла в угол, демонстрируя мощные клыки хищника, который с легкостью может сломать шею, сомкнув пасть. Не время для кровожадной мести. Сойдет и роль ледяной лисицы, пробравшейся в щенячье логово, пока нет матери рядом. Обогреть, обласкать и поманить идти за собой.
Иль Хресс проникла в императорский дворец тайно. Ей не нужны лишние уши и глаза, только девчонка, которая уже готовится ко сну.
- Сегодня тебе не придется спать… - на губах появилась усмешка. Верхняя губа не смогла скрыть удлиненный клык. Хищник остается хищником, даже если пытается прикинуться безобидной овцой и влезть в курятник за сочным мясом.
Виан вошла в комнату принцессы, не тратя времени на стуки и попытки получить разрешение. Она не слуга ее двора. Ниже по рангу, потому что не стала императрицей-матерью, как могла, но север по-прежнему принадлежит ей. Его большая часть, пусть и безлюдная.
- Цветок виззарионских садов выглядит намного лучше, если его не прятать за сотнями разноцветных тяжелых тканей, - Глациалис намеренно привлекала к себе внимание. Неторопливо шла в сторону девушки, устроившейся возле трюмо. Задевала ногтями полупрозрачный балдахин, который раздувался от малейшего сквозняка и напоминал паруса. – Мужчинам нравится видеть, за что они борются, - задела ногтем шелковые веревки, узелок развязался и балдахин, извиваясь, закрыл левую часть кровати.
Женщина прошла дальше и остановилась, касаясь вычурного рисунка на одном из столбиков. Камэль тратят деньги и время на безделицы, отыгрывая роль эстетов, но на самом деле и понятия не имеют от истинной ценности того, что боготворят.

+1

4

Элениэль обернулась, услышав, как открылась дверь. В такое время ждать гостей не приходилось. Мало кто в такое время еще не спал, а чтобы решить посетить покои принцессы и вовсе глупость несусветная. Да и кто мог пожаловать так поздно? Слуг она уже давно отправила, сказав, что сама справится со всем. Не в первый раз приходится делать что-то самостоятельно, несмотря на ее ранг. Девушке часто хотелось побыть одной. Особенно в последнее время, когда она уставала целый день держать лицо, чтобы не уронить честь своего Дома.
Брат давно не показывался во дворце, и ждать его было бы глупо. Девичьи фантазии, которым не суждено осуществиться. Авель тоже бы не пожаловал к ней в такое время. Они вообще мало общались после того случая, когда Элен позволила себе чуть больше обычного, но поняла это слишком поздно, когда правда оказалась у нее на губах кровью сводного брата.
Мать могла придти к дочери в любое время, но предпочитала для визитов утро или день. Не было срочных дел, чтобы потревожить ее покой в столько позднее время. Женские разговоры всегда могут подождать, а Мирра вряд ли станет лезть к своей кровинушке, зная, что ей и без этого тяжело, а перед новым днем стоит выспаться как следует.
Самым худшим вариантом могли стать женихи, которые изъявили желание остаться во дворце, чтобы при возможности сблизиться с будущей невестой и почтить друг друга своим вниманием, но из них всех внимание девушки получили только Артур и Авель. Остальным так ничего и не перепало. Артур в этом списке оказался случайно. Они столкнулись в саду, а что касалось остальных… Девушка не собиралась навещать их. Оставалось надеяться на то, что и они не соберутся навестить ее. В особенности в ее покоях и в столь поздний час.
Оказалось, что самое худшее было впереди. Гостем оказалась Глациалис. Принцесса никак не ожидала увидеть Виан у себя в покоях. Ни днем, ни Уром, ни, тем более, ночью, когда вокруг нет никого. И что она вообще здесь забыла. Зачем пришла к ней?
- Что Вы делаете во дворце? – вежливость и гостеприимство утонули в усталости и непонимании. Элен предпочитала держаться как можно дальше от женщины, которая бросила своего сына, и причина ему столько боли. Девушка никогда не пыталась понять ее. Не могла и не хотела осуждать, считая, что у каждого могут быть причины на те, или иные поступки, даже если это была Виан. Но ее визит…
Вампирша не отвечала на поставленный вопрос, а шла к ней навстречу, словно находилась в своих владениях и разговаривала с равной, а не императорской особой. Виззарион становилось не по себе. Она сжалась вся изнутри, наблюдая за тем, как острые когти Глациалис задевают воздушных балдахин. Как веревки не выдерживают ее натиска и сдаются, зная, что не смогут противостоять ей. Элен чувствовала себя этой веревкой, которая выглядела дорого, но на деле не имела той силы и того величия, о каких вопила ее обложка. Она продержится совсем недолго, чтобы потом проиграть.
- Борьба излишня в этом случае, - вампиресса старалась держать себя в руках и не выдавать своего волнения. Говорят, что, если боишься, то змея обязательно тебя укусит, если сможешь убедить ее в том, что это не так, она проползет мимо и не заметит тебя.

+1

5

- Как это невежливо с твоей стороны, - вампирша цокнула языком. – Мне казалось, Мирра и старые хрычи в совете больше обеспокоены манерами детей Эльдара, чем процветанием государства, но, вижу, они упустили не только мальчишку.
Так интереснее. Нежный цветок оказался не таким невинным и чистым, каким его пытались показать другим. Девчонку Виззарионов еще можно исправить, выковать из этого ледяного камня такую скульптуру, какую она только пожелает. Нужно немного терпения и времени, ценить которые Виан не умели от природы. Задор, страсть, желание – сколько угодно, но терпение… увольте. Иль Хресс царапнула ногтями по дереву, нужно отвлечься себя на любую мелочь, чтобы не сорваться раньше. Испугать неопытную птичку, мнящую себя святой невинностью, будет проще простого, а вот удержать – здесь придется постараться.
Девчонка не оборачивалась, говорила ровно, спокойно, непринужденно. Лениво наблюдала за ней через зеркало. Пытается показать, что ей не страшно? Это забавляло. Попытку стоит поощрить. Глациалис много раз видела, как люди пытаются выкинуть страх или запереть его где-то глубоко в себе, чтобы казаться грозными и спокойными. Думают, что так смерть обойдет их стороной, но забывают одно – хищник чувствует страх, прячешь ты его или нет, он учует и тогда будет еще хуже.
Холодная не ответила на вопрос, подошла максимально близко и остановилась за спиной у принцески – теперь зеркало ей не помощник, она не может видеть ее лица и ухмылки, искривившей линию губ.
- Лишняя борьба, говоришь? – вампирша хмыкнула.
Мирра многое упустила в воспитании своей дочери.
- Мужчины охотники от природы, милая. И, если хочешь отхватить самого лучшего, научись подавать себя как надо, - Виан наклонилась, чтобы их лица были на одном уровне, и положила руки на хрупкие плечи. Поморщилась, недовольная тем, что ткань скрывает мягкую и нежную кожу, лишая ее прикосновений. Это поправимо, но позже. – Для них ты кусок мяса, щедро брошенный старейшинами в собачью миску с императорского стола. Им не пришлось даже просить – получили все за хорошую родословную, а ты… что имеешь ты? Ничего… - шепнула женщина, пальцем погладив чуть розоватую щеку камэль. – Если только… - она оборвала фразу, положив руку на живот девушки. Еще одна помеха – корсет, толстая ткань и грубые спицы подчеркивают изящность ее тела, но этого недостаточно для того, чтобы ее хотеть, – ты не научишься получать удовольствие от этой игры, - Иль Хресс отстранилась, выпрямившись, вторая рука потянула шнуровку корсета, развязывая его. Без него было намного лучше. -  Удовольствие от выбора, - сказала привычным голосом, наблюдая за тем, как нить скользит по ее пальцам и в разрезе виднеется чуть оголенная спина. - В твоих руках намного больше власти, чем ты думаешь. А сколько власти в теле… - она усмехнулась, снова наклонившись. – Язык тела был придуман давно и до сих пор не утерял свою ценность, но почему-то балваны Мирдана считают, что «юным леди», - последние пару слов она выплюнула с особым вкусом, – не предстало думать об этом вообще. Мужчины мальчишки, пойми. Им нужно видеть, что игрушка не только яркая, но и… играть с ней будет весело, а ты пока не пытаешься делать ни то, ни другое. А ведь в тот день я почти поверила, что его поступок тебе пришелся по душе, - наигранное сожаление, вздох. Какая мать не огорчится тем, что ее сын не угодил принцессе? Она. Глациалис была уверена в том, что выбор Элен сделала давно, подсознательно, и нужно ее к этому подтолкнуть, пока любители ягодиц, в лице Маджере, не добрались до нее раньше. У них задача будет одна – разбудить в девчонке желание и стремление получить больше тепла чужого тела, но тела разные…

Отредактировано Глациалис (2014-07-16 00:44:59)

+1

6

Общество Глациалис не сулило ничего хорошего. Вампирша жила по своим собственным законам и никогда никого не посвящала в свои дела, но, если она оказалась здесь, то на это есть весомые причины. Элен не верила в то, что женщина вдруг решила помочь ей выбрать себе подходящую кандидатуру и выбраться из тени своего брата. Слишком странно для той, кому плевать на детей Мирры в принципе, как и на своего сына. Принцесса никогда не считала владычицу Севера хорошей матерью, да и матерью вообще.
- Меня учили, как правильно вести себя на публике, но её здесь я не вижу, - как можно спокойнее ответила Камэль, стараясь сильно не провоцировать вампиршу. Она устала за этот день и не имела ни малейшего желания общаться с ней. Стоило бы позвать слуг и выдворить её из комнаты, но она хотела узнать, по какой причине здесь оказалась Виан.
Виззарион напряглась, чувствуя холодные тонкие пальцы с острыми и крепкими ногтями у себя на плечах. Опасная близость. От хищника всегда стоит ждать удара, даже если он сладко урчит и кажется сытым и довольным жизнью. Он всегда может напасть, только выждет время.
- Чего Вы хотите?
А вместо прямого ответа снова сладкие речи, которые, как ей казалось, звучали слишком непристойно и открыто. Она пришла поучаться её премудростям женщин севера? Тому, как нужно подавать себя? К чему все эти хитрости, когда она рождена быть куклой и, кажется, настолько к этому привыкла, что и не думает меняться от слова совсем. Так писано, так будет.
Прикосновение к щеке было неприятным. Эл резко отвернула лицо, лишаясь прикосновения, но на этом ничего не закончилось. Бесстыдные руки продолжили касаться тела. Живот напрягся, чувствуя ладонь вампирши. Корсет был плотным, но даже так ей казалось, что она чувствует холодок, исходящий от хищницы. Сердце тревожно забилось, и девушка попыталась дышать ровнее, чтобы удержать маску и не дать эмоциям отразиться на её лице. С ней играют. Вот только… зачем?
Распущенный корсет впервые принёс не облегчение от свободного вдоха, а ощущение незащищенности и слабости. Она почувствовала себя слабым учеником, которого грубо выпихнули на арену сражаться с опытным воином, но не дали даже оружия, а в самый последний момент содрали доспехи, пророча точный смертельный удар.
Его… так вот в чём всё дело! Она пришла… просить за сына? Желает приблизить его к трону и… что пытается дать ей взамен? Его тело?
- Пришёлся по душе…
Элениэль не стала бы отрицать, что да, она не ожидала, что Авель вызовется ей помочь, и решит вместе с ней избавиться от Совета, но была рада, что среди мужчин, которых она не знала, оказался тот, кто был ей, пусть и не так, как Шейн, ближе. Она надеялась, что его инициатива идёт из желания защитить, но не воспользоваться. Но что тогда забыла его мать у неё в комнате? зачем пытается соблазнить? Что ей с того, что на троне окажется её сын, который и знать её никогда не желал. Или же это не совсем так?
- Вон… - глухо сказала, не желая продолжения разговора.

+1

7

Глациалис считала, что дочери Мирры не хватит смелости воспротивиться её воле и сказать что-то против. Ещё одна кукла совета не могла открыть рот и выказать своё отношение, но принцесса показала клычки. Без лишней эмоциональности и жестов. Не подняла шум во дворце, а могла избежать этого разговора, позвать стражу и выставить Холодную не в лучшем свете, подкинув её неприятностей. Слишком мягкая. Это сыграет не в её пользу.
Нужная реакция появилась после упоминания Авеля. Чудесно. Девчонка не хочет продолжать разговор, который бы касался её названного брата. Это понятно. Вмешательство Иль Хресс трактуют не в лучшем свете и делают правильно. Никогда и ничего хорошего эта женщина для других не делала, но пыталась подарить своему сыну то, что в своё время не позволила себе. В сущности, ей и не нужна была власть над Северными землями. Ей бы её никто не дал. Родившись женщиной, в патриархальном обществе, она не отличалась бы от той же Мирры и её дочурки, живя исключительно ради того, чтобы, как матка муравья, рожать будущее потомство для своей страны и киснуть от скуки в окружении Его Величества. Слаще брать власть в свои руки, это ей дал Север. Но у неё был сын, который имел прекрасную возможность прибрать всю власть в мире вампиров к рукам их семьи. Шейнир наслаждается своей человеческой девчонкой, а она подбирается всё ближе к его брошенной сестричке. Трон подарит крепкая связь Авеля с Элен, которую, как повелось, нужно скрепить наследником. Старые хрычи из совета не посмеют сказать что-то против. В идеале, должен родиться мальчик, но сойдёт и девчонка для первого раза. Трон они получат немного раньше. Пора заготавливать почву.
- Зачем же так грубо?
Вампирша заставила Виззарион подняться и повернуться к ней лицом. Опасное нарушение её личного пространства чревато вмешательством стражи. Уходить ещё рано, она только начала играть.
- Подумай сама. Кто из них позаботится о тебе, м? – погладила её по щеке, хищно улыбаясь. – Мне слабо верится в то, что ты никогда не думала о нём так… - намеренно не уточняет, тихо усмехается с придыханием. – Иначе ты не стала бы в первую же ночь идти к нему в комнату, не так ли?
- Слушай, девочка, слушай. И на ус себе мотай, что следят за тобой не только вампиры совета и старейшины, а и все во дворце, отслеживая каждый твой шаг. Думаешь, не хотят тебе помешать? Сделать по-своему? А ты и рада им помочь, кукла, - хмыкнула. – Я помогу твоим желаниям стать реальными, но для этого… Ты должна мне немного помочь.
Пальцы с опасно острыми ногтями касаются подбородка, и, раньше, чем она успеет отвернуть лицо, она позволяет себе сорвать с нежных губ аристократки поцелуй. Глациалис не закрывает глаз. Веки немного опускаются, но она свободно наблюдает за реакцией дочери Мирры. Это важно. Не все рабыни её ледяного замка охотно принимают ласку в первый раз, но они привыкли немного к другой жизни от рождения, а она увлекает в желание птицу другого полёта. С ней нужно осторожничать, чтобы не перегнуть палку.
Властно прижала её к себе, опустив руку на поясницу, резко обернулась, не давая ей устоять на ногах. Падение было мягким. Волна прошла по балдахину от потревоженного воздуха. Тонкое девичье тело находится в её власти, прямо под ней. Хресс возвышается над ней, хищно ухмыляясь и наслаждаясь картиной. Хороша. Это лучшее, что она может подарить своему сыну. Только немного подправить и игрушка готова. Провела рукой от груди и до пупка, скрытого корсетом. Ей начинала надоедать эта грубая вычурная ткань, но нельзя торопиться. Она может спугнуть ребёнка. Наклоняется ниже и накрывает губы ещё одним поцелуем. Настойчивым, властным, и грубо сжав корсет, стягивает его, встречая недолгое сопротивление распущенной шнуровки.
Да. Так определённо лучше…

+1

8

Попытки решить всё мирным путём ни к чему хорошему не привели. Это не тот вампир, с которым можно легко договориться или договориться вообще. Элениэль должна была это учесть, но продолжила поступать по совести. За это пришлось расплачиваться мимолётной грубостью. Оказаться в близости с матерью Авеля.
Принцесса отшатнулась, пытаясь отступить, но только едва не оступилась, благо вовремя уперлась рукой в поверхность трюмо, чтобы не упасть, и только тихо ахнула от неожиданности. Пуф, который теперь мешался под чуть согнутыми коленями, мог поспособствовать её некрасивому и болючему падению на пол, но, к счастью, этого не произошло. Виззарион удержалась, но почти сразу пожалела, поняв, в каком положении она оказалась. Падение – это не самое худшее, что ожидало её.
- Так…? – вырвало сознание слово из контекста. Больше не слово, а интонацию даже, с которой его произнесла Виан. смысл начал улавливаться в последующих словах и взгляде вампирши. У Камэль перехватило дыхание, и все слова вылетели из головы, как силы противиться воли чистокровной. Она почувствовала, как стало неловко и жарко одновременно. Кровь прилила к вискам и щекам. Она бы и не подумала о чём-то подобном, если бы не Глациалис, но теперь, чем больше она говорила или прикасалась, тем сильнее её воображение рисовало картины, которых не было, но, казалось, вполне могли быть. Ей навивали то, что в детской головке и не мелькало, но грубая реальность взрослой рукой рождала похоть там, где мать пыталась зародить тёплые, искренние и не подкреплённые желанием чувства.
Губы опаляет грязный поцелуй. Сознание нелепо бьётся, но тело не слушает. Только глаза, широко раскрывшись, смотрят на картину, грубо впечатывая её в память аристократки.
- Это неправильно, - немая попытка воспротивиться, но такая слабая, неуверенная. Барьеры слишком легко ломаются под натиском властной и уверенной женщины.
И вот, она уже не стоит, а с новым лёгким вздохом оказывается в окружении покрывал и простыней. Не смеет даже сделать вдоха или пошевелиться, ведь главный хищник уже нависает над ней, готовясь отведать пойманную дичь. Страшно…
Ещё один поцелуй, но уже другой. Смелый, вульгарный, настойчивый и требовательный. Виззарион сильнее вжимается в постель, пытаясь увеличить между ними расстояние, но всё тщетно. Сжала покрывало, пытаясь найти выплеск своим эмоциям. Она должна была что-то сделать, должна была её оттолкнуть или позвать кого-нибудь на помощь, но могла только думать о том, что в последний момент кто-то ворвался в её покои. Нет… не мама. Она не хотела, чтобы Мирра это видела. И не Шейн… Его она вообще не хотела видеть. Авель? Нет. Всё не то и не так. С силой зажмуривает глаза, чувствуя, как в уголках глаз, застывая на ресницах, скапливаются слёзы. Сознание продолжает кричать, что неправильно и так быть не должно, но с каждым разом всё тише… тише… и тише…

эпизод завершен

0


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [25.о2.1082] Прихоти наложницы севера