Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре июль — август 1082 год


«Тайна забытого города»

Ритуал очищения и освобождения прошли успешно. В Зенвуле больше нет ни призраков, ни нежити, ни тёмной энергии. Экосистема города возрождается. В него вновь возвращаются звери и птицы. Проклятое Древо Костей в центре города полностью уничтожено, на его месте теперь стоит Страж-дерево. Болезнь Роза немёртвых полностью не исчезла, но теперь новых заражений не будет. Пока дух всё ещё в теле смертной девушки и мир полностью не очистился от тёмной энергии, которая растянулась далеко за пределы Остебена, болезнь останется.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Жатва»

Войска столицы направляются к городам-близнецам, чтобы дать бой Культу Безымянного и освободить Атропос и Акропос из-под гнёта культистов. Культ сдаёт Атропос без боя и стягивает силы к Акропосу, где разгорается полномасштабная битва. Первые Ключи из Силентеса активированы, что провоцирует Мёртвое древо поднять новое войско нежити и уничтожить всё живое, что есть на материке.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Джошуа Элиор Лангре Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [1.04.1082] Желание, умение и два золотых - на случай похорон.


[1.04.1082] Желание, умение и два золотых - на случай похорон.

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

- Локация:
Остебен, город Вильсбург, харчевня "Мифриловая форель"

- Действующие лица:
Оливер (Безымянный), Рейн
(Присоединение по договорённости)

- Описание:
Самые бедовые приключения начинаются с выступления мастеровитого оратора и обещаний всяческих благ и божьей милости. Но Безымянный, как бог прагматичный, но не слишком талантливый в связях с общественностью, пытается вместо обещаний набрать команду на спасение мира другим путём: из скучающих и жаждущих славы юных особ с недырявыми кошельками.

0

2

В чёрном плаще с изрядным слоем дорожной пыли, ровной уверенной походкой поздним утром первого дня весеннего месяца цветня по одной из центральных улиц столицы людской империи Остебен шагал облачённый в смертную форму некроманта Оливера Бог Смерти и хозяин мира теней Безымянный.
Вопреки расхожему мнению, этот бледный молодой на вид человек вовсе не плавился от света впозлающего в зенит солнца. Напротив, он охотно подставлял лучам кожу с выражением сдержанного удовлетворения на умном лице.
Оливер шёл, расмышляя о допустимости ошибок богов, а город полнился стуком дерева, стали и камня. Гремели настилы на подсыхающих от ночной сырости мостовых, колёса повозок, прокатывающиеся по этим самым ямам и настилам, молотки, загоняющие материал в более стойкие и значительные формы домов и подмостков. Очаровательная суета крупного и оживлённого города занимала воплощённого бога, как наблюдения - учёного. Весенний Вильсбург пах не просто спешным трудом и вербой: его насквозь проняло дымом.

Он знал не очень много о том, что произошло в людской столице, но уже успел составить впечатление: характерно безответственное отношение со стороны меньшинства и не менее характерное малодействие большинства привели к тому, что группка преступников пронеслась по нескольким городам штормом смуты и пожаров и прежде, чем все успели понять, что же происходит, исчезли без следа. Но погромы и волнения в массах трогали Оливера лишь краем: он был занят своими, куда более старыми и значительными проблемами и искал решение. Его не заботило, что всё ещё слегка обугленные, восстановленные магами силуэты садов богатого состовия предвещали нечто ещё более зловещее для этой верной монарху примерно в той же степени, что и Создателю, страны. Смертные - умеют творить чудеса даже там, где, казалось бы, богом установленные порядки работают веками исправно, так какая же разница, что произойдёт с ними в следующие лет пять или десять? Интуиция подсказывала Оливеру, что разница всё-таки есть, но он пока не понял связи.

Ноги шагали в сторону заведения под названием "Мифриловая форель". Некромант сам просил прохожих указать, где в городе есть самое приличное из доступных общественности публичных мест. Его тело требовало пищи уже довольно долгое время, а дело - напарников.
Минув двустворчатые двери, охраняемые двумя людьми в доспехах стражи, Оливер убедился, что трое из пяти человек с улиц его не обманули: в небольшой Форели было светло, чисто и пахло только едой - небывало дорогой, насколько он знал, уровень для харчевен. И люди здесь сидели, заключил, обведя взглядом зал, бог, не самые бедные.
То, что нужно.
Немногочисленные - счётом до двадцати - столы в предполуденный час наполняли одетые в расшитые платья вельможи, чуть более пёстрые и обделённые вкусом мещане во дворянстве, мужи в натёртой до блеска и излишне украшенной броне, дамы и случайные менее броские, но тоже состоятельные гости. Почему эти достойнейшие сливки общества не обедали в доме друг у друга - что ж, стук молотков, наполнявший с город той стороны, навевал предположения о непригодности некоторых и солидарности прочих.

Задача воплощённого бога была предельно проста в сути и довольно туманна в исполнении: найти себе правдами и неправдами союзников и спонсоров для запланированного дела, ибо, как бы неохотно он это ни признавал, смертному телу его не осилить даже трети одиночного путешествия. В сумке, сокрытой под плащом, оставалось всё меньше и меньше круглых кусков серебра и золота, а просто так кормить Оливера в этом мире никто не собирался. Он, в свою очередь, не желал ни пользоваться доверчивостью редких во все времена бескорыстных людей, ни раскрывать свою сущность, привлекая лишнее внимание.
Но, увы, перед сутью ему было не избежать ритуалов. С этой ненужной частью следовало покончить побыстрее, и бог испытывал почти нетерпение, думая, как бы не распинаться излишне.

- Леди скучает в полуденный час, - констатировал, а не спросил он, остановившись у залитой светом из окна столешницы, напротив девушки с серыми волосами. - Не возражаете, если я присяду?
Вокруг было полно свободных столов, но некромант немеревался приземлиться именно за этот.
- Горячее, и две пинты вина с пряностями, - сказал он служке и, обратившись к девушке, уточнил. - Вы же любите согревающие напитки, не так ли?
Оливер нацелился на продуктивный разговор, но по нему было видно - это не тот человек, которому подходит выбранное им же поведение. Налёт деловитости никак не скрывал отсутствие настоящего задора в слишком незапоминающемся лице.
[AVA]http://i64.fastpic.ru/big/2014/0526/0b/66443da8484f23414f1e8c20747f330b.png[/AVA]

Отредактировано Оливер (2014-05-26 02:10:08)

+1

3

Рейн потянулась, разнимая затекшие мышцы. Дорога от Алира и до Вильсбурга была долгой. Оказавшись в незнакомом городе, крылатая первым делом решила найти место, где можно и отдохнуть, и набить пустой желудок. Голод мог подождать, но надоедливый симурами начинал точить зубы об ее сапоги и требовать свое.
«Сожрал последнюю лепешку… Гад мохнатый…» - сетовала девушка, когда обнаружила, что ее запасы исчезли быстрее, чем она успела до них добраться. Придется раскошелиться на обед и ночлег.
- Домашние питомцы мне слишком дорого обходятся, - вздохнула Рейн и подняла взгляд на подошедшего мужчину. Кивнула на стул напротив, приглашая присесть.
Благодаря своей грязной крови, бастардка могла находиться там, где хотела и не знать, что такое постоянный контроль родителей, которых у нее, по сути, не было. «Когда твой папаша император, назвать его родителем проблематично, потому что между тобой и ним всегда стоит власть и законные наследнички». В этой ситуации серая видела неоспоримый плюс, которым наслаждалась в свое свободное от работы время. Минус был в кошельке, который нельзя было пополнить за счет богатенького папочки. Только своими усилиями наскребать монеты, чтобы кошель не был совсем легким.
Незнакомый мужчина, решивший ей составить компанию, не казался ей человеком, заинтересованным в совместном обеде или интересной беседе, с возможностью подкатить. Его поведение вызвало интерес крылатой, ей захотелось узнать, почему он предпочел сесть за ее столик, когда вокруг полно других мест.
«На все должна быть своя причина. Интересно узнать, какая у тебя»
Как мага, Рейн смутило липкое и холодное прикосновение. Находиться рядом с некромантами всегда некомфортно, но, когда ты и сам балуешься темной магией, то негативного влияния на тебя это не оказывает. Неприятно, но больше. Определить к какой магической школе относятся таланты незнакомца, Грей не могла, как и догадаться, что перед ней маг. Зацепилась за свои ощущения, которые могли быть вызваны не толкьо магией, а и, банально, внешним видом и поведением загадочной личности.
- Вы же любите согревающие напитки, не так ли?
- Если они не за мой счет, - бастардка легко ухмыльнулась. – Так что же Вы хотели мне предложить? – серая решила сразу перейти к делу. – Полагаю, что не обед на двоих и приятную беседу о погоде и последних новостях в Вильсбурге.

+1

4

Оливер себя в общении считал объективно слабым. Тому было много причин и, будучи в духе, он бы расщедрился на хорошую лекцию о корнях людских отношений, мышления и сочувствия. Бог Смерти ещё в первый приход в мир материи выучил их языки, создал собственную нацию, и нашёл, что ему не хватало именно того, ключевого элемента: исходного природного сродства.
Когда понимаешь принципы работы и недостатки сущности - легче избегаешь острых углов.
- Конечно, - вежливо улыбнулся некромант. Непривычное ощущение напряжения в натянутых мышцах лица дало ему необходимую ассоциацию, чтобы придумать, как вести нить разговора по-людски: у него был интерес, которым хотелось поделиться, - было бы грубо навязывать свою компанию даме в ином случае, к тому же... - его внимание соскользнуло на то ли скулёж, то ли хныканье где-то под столом, - как я вижу, у Вас компания уже есть.
Зверушка была определённо магического происхождения. Безымянный сказал бы, что животное, похожее на смесь всего милого и пушистого - химера, но естественность повадок говорила, как минимум, о многих поколениях сородичей, живших свободно. Кажется, эти существа тронула сама Алиллель или кто-то из её изящного народа.
То, что питомец незнакомки Оливеру не верил и остерегался, его устраивало. Ласкающееся животное стало бы для него помехой - вылезла бы отчуждённость предтечи некромантов, а он не любил, когда его природа становилась очевидна.
Он поднял тёмные глаза и чуть расслабил лицо.
- Что касается внимания, а, как вы понимаете, я у вас его ищу, то оно требуется предмету, который меня невероятно увлекает, - как бы странно ни звучали эти слова, произнесённые ровным голосом при спокойном лице, но никогда нельзя было понять, врёт Безымянный, или говорит правду. Чувства ведь основаны на личных эмоциях говорящего: верит ли он сам, или нервничает и намеренно вещает небылицу. Что же до Оливера, то он не верил ни во что, в полном смысле этого слова. Даже в доступные ему знания. За пределами Рейлана было много больше, но он не мог покинуть мир и собрать их.
Как раз принесли и поставили две чуть парящие кружки с напитком и, кивнув и сказав сдержанное "спасибо", бог продолжил свою ровную речь, даже не касаясь блестящей полированной ручки:
- Видите ли, многие из моих коллег-магов в Остебене занимаются восстановительными работами и поддержанием порядка. Не удивительно, насколько я слышал, произошедшее - серьёзный плевок в лицо власти Императора и его порядку. Но едва ли я могу расчитывать на поддержку любой ложи или гильдии в своих исканиях, сейчас. А между тем, искания мои довольно злободневны.
Некромант всё же приставил кружку поближе к себе и понюхал поднимающийся от жидкости аромат. Не слишком крепко, чтобы его неприспособленное тело опьянело, и это хорошо. Оливер не видел преимуществ замутнённого сознания совсем.
- Роза немёртвых распространяется, как вы знаете, из Лунных земель. Ответы искали многие, и мои... соотечественники, и все соседствующие с территориями державы. Но не нашли. Недавние события наталкивают на мысли, что скорее Лунные земли наводнятся одними лишь трупами, чем исток найдут и, как мне кажется, - Оливер понизил голос, и его можно было бы назвать заговорщецким, не будь он... ну... Оливером, - кто-то намеренно мешает исследованиям.
Вот представьте себе кого-либо, кроме Бога Смерти, спокойно, уверенно, не из праздной болтливости и сознавая все риски, рассказывающим что-то не для общих сплетен в харчевне. Это и называется божественное провидение.
Безымянный был уверен в своих словах настолько, насколько располагал его скептический разум нитями. Сидя в мире теней он, конечно, мог только говорить с мёртвыми, а истины в смертных словах непомерно мало, но это хоть что-то. Сами же некроманты, владыки и неразрывно связанные с гонкой за власть, назвавшиеся Культом имени своего безымянного бога, запрятали большую часть того, что нашли: по родовым загадкам, по истирающейся памяти, по криптам. Воры, на взгляд Оливера, если спросите: привилегию избирать и хранить страшнейшие и опаснейшие из секретов он оставлял себе. Ибо не ведают смертные, что творят, а когда ведают - плевать на мир и порядок вещей в нём они хотели! Как всегда, впрочем.
- Поэтому я ищу достаточно честных, но заинтересованных компаньонов, чтобы собрать свою небольшую экспедицию, - рука с немного потёртой на костяшках кожей - Безымянный не слишком обращал внимание на холодный воздух ранней весны - обхватила ручку кружки. - Знаю, предложение звучит неожиданно и довольно странно, но мне кажется, что Вы бы не отказались от несколько опасного путешествия за загадками.

Отредактировано Оливер (2014-05-26 02:10:20)

+1

5

Девушка улыбнулась. Ее компаньон с пушистой задницей был рядом с того времени, как Рейн своими руками спасла мелкого паршивца от острого ножа рассерженного торгаша, а так, крутился бы он на вертеле сочной тушкой и на память оставил бы мягкий и теплый мех, редкий в северных землях. Свое несчастье серая таскала с собой, как в наказание за не опрометчивый поступок. Спасла вора, теперь расплачивайся за него. 
Алифер сильно удивилась, когда Кико предпочел сторониться некроманта вместо того, чтобы под шумок стянуть у него что-то из съестного или яркого. У Симурами лапы были загребущими и он, как представитель своей расы, не позволял хозяйке верить сказкам о чудесном пении и заботе о младенцах. Этот скорее сожрет молоко и будет играться погремушками и свистульками, чем развлекать плачущего ребенка.
- Моя компания предпочитает заискивать… внимание у чужих собеседников, - крылатая слабо улыбнулась, не став уточнять детали. Мужчина присоединился к ней с определенной целью и вряд ли его волнуют банальные рассказы о питомцах, которые его никаким образом не касаются.
Горячительный напиток манил к себе погреть руки и перебить чувство голода, но был не так интересен Рейн, как ответ на вопрос: чем таким она может помочь темному магу. Мужчина скупился на эмоции, но не на слова, которые тщательно подбирал, стараясь изложить свою идею и как-то заинтересовать серую.
- Боюсь, что я не в курсе последних новостей Остебена, - перебила крылатая. Ее попытка выбраться из Алира предполагала практически бессмысленно путешествие по городам и деревням, в которое вбирание последних новостей не входило. Ей не было дела до того, что творилось в селениях двуногих, и чем в последнее время занимался их владыка. Хватало того, что и в Алире не все так спокойно. Как кажется.
Грей слышала о том, что многие народы Рейлана подвержены розе не мертвых и ежегодно от нее умирают не десятки, а сотни. Лекарство от болезни так и не нашли, как и причину ее появления. Вполне возможно то, что вскоре она доберется и до Драконьева зева, поглотив не только часть Лунного края, но и весь мир.
- Если бы еще знать, как ей заражаются, чтобы точно быть уверенной в том, что мое нахождение рядом с источником, не запишет меня в список умирающих, - женщина цокнула языком. Ей было над чем подумать и решение не казалось ей легким и не плавало на поверхности, даже у такой спонтанной личности, как она.
Крылатая молчала. Опустив взгляд, она взвешивала все за и против, думая над тем, чем может обернуться ее решение. Душа (будем называть вещи своими именами - задница) рвалась за приключениями и хотела найти что-то интересное для себя, возможно, на грани геройства и безрассудства, но здравый ум (опять же – жопный инстинкт) говорил том, что эти самые приключения воткнут ей через попенгаген в самые гланден и это может стать последнее ее экспедицией в земли безкльев.
- Я бы хотела узнать немного подробнее о Ваших планах на эту… экспедицию.

+1

6

- Всё очень просто: ей заражаются, - улыбнулся Оливер. На самом деле, он знал много больше, сколько может знать бог, принимающий мертвецов в счастливое забвение. Но этого не мог знать смертный, даже будь он член трижды тайных сообществ. - Почти вся конкретная информация о случаях лежит в закрытых архивах, но я кое-что знаю. Бывали случаи, когда умирали драконы. Про чистокровных вампиров не знаю, но кто-то из северян тоже умирал от Розы. Заболевали на острове Силва, жители, никогда даже близко не приближавшиеся ни к очагам, ни к больным, ни к кораблям с материка.
Лет тридцать назад жил в Нертане очень деятельный муж. Он хотел создать публичную печать: на посредственного качества бумаге теснить и продавать грамотным горожанам последние новости мира. Увы, он умер во сне, так и не дав своей идее ходу. Интересный был старик. С точки зрения любого смертного - достойный прожить подольше отпущенного. От него-то скучающий Безымянный и узнал про свежие - тогда - новости.
- Существует мнение, что Роза - не болезнь в полном смысле этого слова, - продолжал некромант. Он знал, что следующие его мысли имели сторонников и среди других тёмных магов, потому не опасался ими делиться. - Она протекает как болезнь, но распространяется куда сдержаннее. Три сотни лет, лечения нет, но очень редко за пределами Лунных земель вымирают целые города и сёла. Роза медлительна. Роза избирательна. Как будто у неё есть разум и какие-то свои цели. И вот сейчас Роза распространяется, пересекает старые границы. Пока движение происходит, пока оно только началось, самое время идти и искать: раньше ничего не находили, а позже может быть, простите за каламбур, поздно. Что-то случилось на "родных" территориях Розы.
Или кто-то. Если Роза немёртвых в действительности разумна, можно ожидать чего угодно.
Оливер отхлебнул пряный напиток, чтобы увлажнить пересохшую гортань. Именно в этот момент в его речь просилась пауза. Он был плох с поддержанием интереса публики, но на логические блоки информацию делил не хуже профессоров академий. Только он никогда этому не учился.
- Вероятность заразиться, безусловно, есть. Исходя из сказанного - больше, чем где-либо ещё. Но в долговременном периоде она равна для всех.
В долговременном периоде шансы на выживание каждого стремятся к нулю.
Совсем не утешительно, но почти смешно. Только Безымянный думал не об этом, чтобы уловить иронию.
Безымянный много думал об обозначенном круге проблем, о том, с чего начался его интерес и откуда произошло впоследствии беспокойство. Он получал очень немногих из заболевших Розой - и с каждым годом все меньше. Куда девались эти души? Не тех, что совершили самоубийство, не тех, кто, ради интересов семьи решил продолжить существование в форме лича. Где они, все остальные?
Безымянный чувствовал себя, наверное, как ограбленный благотворитель. Видите ли, жадность смертных ему была не присуща, но когда кто-то втихую тянул у бога что-то из его вотчины, страдали основы самого мира.
- Я планирую начать с запада Остебена, обойти старые границы заражения и области особого интереса. Могу показать их на карте, - добавил Оливер, рукой похлопав по спрятанной под подолом плаща сумке. Подобные жесты оживляли речь, он знал об этом. - Исходя из найденного, мы будем либо продвигаться постепенно вглубь, либо возвратиться для дополнительной подготовки.
Сколько у него времени на всё про всё? Пара месяцев? Пара лет? Может ли он заразиться Розой, и что станет, если братья призовут раньше, чем он найдёт ответы?
Его ограничивала лишь слабость и незащищённость смертного тела от того, чтобы начать прогулку в одиночку в первый же день.
- Уверяю, на первых порах эту экспедицию можно воспринимать немногим серьёзнее, чем прогулку кружка юных натуралистов. Я, всё-таки, действую неофициально и на добровольных началах.
Чтобы быть уверенным в чём-либо, нужно иметь веру. Безымянный воспринимал только факты, которые имел для рассмотрения. Но что мешает его спутнице?
[AVA]http://i64.fastpic.ru/big/2014/0526/0b/66443da8484f23414f1e8c20747f330b.png[/AVA]

Отредактировано Оливер (2014-05-26 02:10:36)

+1

7

Алиферы подвержены розе немертвых, как и большинство жителей Лунных земель. Серая слышала о том, что болезнь продолжает распространяться, лекарства от нее нет, но никто не пытается понять природу болезни и предотвратить ее распространение дальше – все боятся заразиться и умереть, так и не найдя лекарства. Никто не знает, как можно от нее защититься, и потому желающих нет. Знали бы, давно бы сунулись, но полоумных не было. Но один затерялся и попался ей, пытаясь найти тех, кто может согласиться на безбашенную авантюру из которой оба могут не вернуться здоровыми. Пожить после заражения пару лет они смогут, но не заразиться – навряд ли.
- Карту на стол, уточнения мне в уши, и можете считать, что мы договорились, - колебания исчезли.
Ее мохнатому дружку вряд ли понравится дополнительное путешествие в задницу мира сего, но Кико никто не спрашивал. Маленькая заноза будет вынуждена плестись за мешком с едой и доставлять ей неудобство своим существованием.
Грей всегда была падкой на авантюры, поиск незабываемых приключений, риск и прочие безрассудства, которые могли вызвать гнев богов, неодобрение бабушек в Алире, нагоняй папочки и прочее-прочее в этом духе. Она зачастую рисковала своей жизнью (если не всегда) и своим здоровьем (постоянно), но не придавала этому особого значения.
Колебала не из-за того, что может сдохнуть или заразиться (не хотелось, не мазохистка и суицидальные намеки за собой никогда не замечала) – не была до конца уверена в адекватности своего возможного компаньона-приключенца. Если он сорви голова (каким не казался. Мрачность добавляла пафоса и загадочности, но не плюсиков в репутацию и звездочек в карму), то можно было расслабить ягодицы и не переживать, потому что тогда бы она нашла единомышленника, но увы и ах, парень или слишком хорошо маскировался, или она мыслила в правильном направлении.
- А Вас не сильно заботит жизнь, как посмотрю, - Рейн усмехнулась, продолжая изучать собеседника. Она хотела понять, с кем имеет дело. Слышала, что темные смерти не боятся, потому что граничат с ней, но не думала, что ее собеседник по этой части. – Какая Вам выгода от этого путешествия? Праздным любопытством я бы ее не назвала, учитывая то, что выдвинуто на кон. Не посчитайте меня крючкотворцем, но мне бы хотелось знать, с кем придется сотрудничать, и на что я могу рассчитывать при случае. Познакомиться и поболтать – легко, но, когда речь заходит о более серьезных вещах, я предпочитаю знать, кто пригрелся рядом.
Крылатая знала о своих слабостях прекрасно, и знала, что они притупляют инстинкт самосохранения, во многих случаях уничтожая его полностью, чтобы хозяин не волновался и не переживал по поводу своей жизни, которую он сам себе укорачивал, напевая какую-то веселую песню с незамысловатым сюжетом. Одна слабость – минус одна голова. Арифметика проста.

+1

8

- Прошу, - кивнул некромант и точными движениями пальцев извлёк из специальных петель тугой свиток. Плотная бумага, тонкие отполированные держатели, но никакой пустой роскоши. Новая копия не очень новой карты с пометками явно не того же авторства, что и копия: почерком более аккуратным, печатно-прямым, хоть и оставленным пером (но острым, как игла), ясно читающимся. Пометки на карте образовывали то ли серию концентрических кругов, то ли несколько спиралей, заворачивающихся в одну точку. В озеро Алавен, рядом с которым тонкими линиями той подобной оттиску литых литер руки обрисованы были значки башен, домов из брёвен и, наконец, крепости. Зенвул и весь тот центр цивилизации ульвов, что располагался вокруг и к югу от озера всего триста лет назад. Некоторые из деревень и башен были подписаны.
- Туда, - постучал обрезанным коротко и без заусенцев ногтем некромант по полотну карты, - мы постараемся не соваться ни в коем случае. Последняя известная мне экспедиция из Альянса, семьдесят шестого года, кажется, года, потерялась между этих двух фортов путешествуя к разрушенной дороге, - он расставил пальцы между двумя рисованными башнями чуть южнее бегущей от Зенвула нити.
- Скажем так, - невозмутимо начал Оливер, услышав один из самых каламбурных для него вопросов в том и этом мире. Жизнь. Что есть жизнь для сущности, которая берёт исток от костей долговечного мира? - он не возводил своё бессмертие в абсолют, пользуясь грустным прецедентом с Фильер, но полагал, что будет существовать довольно долгое время даже если потеряет физическую оболочку вопреки своему желанию. - Как вы, наверное, понимаете, я не безрассудный идиот, а некромант. Взгляды моих... товарищей по дару довольно различны, но я принадлежу к тем, кто не держится за бренную оболочку сверх меры. Я лучше стану бесплотным духом раньше срока и, например, наполню собой неживой сосуд, и расскажу братьям, что видел немалое, чем проведу лишние полвека теряя время больше на осторожности и удовлетворение малыми радостями, чем интересными делами.
Это звучало почти по-геройски, согласитесь? Но у великой сущности к примерно тем же выводам вела тропка беспристрастной логики и практического подхода, а у авантюристов - жажда славы и наживы. Приоритеты, приоритеты...
- Вы, несомненно, видели эти обугленные дома за мостом? Не думаю, что их обладатели сунулись бы в такое путешествие, но посмотрите, - бледная рука медленным жестом обвела стол с обедом, харчевню, дам и кавалеров и вид коллективного городского ремонта на залитой светом улице. - Из них кто жив - уже не так богат и, может быть, бездомен, а мы в это время здравствуем, беседуя о вздорных неблагоразумностях.
[AVA]http://i64.fastpic.ru/big/2014/0526/0b/66443da8484f23414f1e8c20747f330b.png[/AVA]

Отредактировано Оливер (2014-05-26 02:10:49)

+1

9

Рейн посмотрела на развернутую карту. Многие авантюристы прекрасно умели делать копии карт и красочно излагать причину, по которой ты должен немедленно сорваться и ринуться искать всевозможные клады и несметные богатства, но этот некромант не предлагал ей ни то, ни другое. И какой прок от опасного приключения, где она больше рискует своей головой, чем что-то получает, непонятно. Грей любила необдуманные поступки и спонтанные действия и решения, которые часто совершала, но в этот раз, как никогда, колебалась перед принятием серьезного решения. Горела задница некромантским магическим огнем, а он холоден, как труп и попахивает кладбищем. Инквизиторский огонь, в сравнении с ним, кажется ласковые объятиями любовника.
Соваться туда, где уже кто-то пропал, желания не было. Опасность и риск – прекрасны, но не настолько, чтобы променять их на душу. Ее компаньон по приключениям, к счастью, тоже туда не стремился. Хоть что-то разумное из уст безумного.
Некромант по-своему трактовал бесстрашие, которое крылатая расценивала, как безумство. На чокнутого он не походил, но речи темного мага настораживали, как и его компания в целом. Некромантов она не боялась, как и мертвечины и нежити. Усмехнулась его ответу и кивнула.
- Ваш брат ловко играет со смертью, выдавая ее за жизнь. Люди, не знакомые с вами, считают, что вы играете с жизнью и можете подарить ее умершему, я же называю это сделкой со смертью. Жизни рядом с вами и близко нет. Везде, где есть вы, есть и будет смерть, а потому еще безрассуднее отправляться в опасную экспедицию с представителем темномагического народца, но и мои собратья владеют темной магией, пусть и не некромантией. Наверное, именно поэтому мне отчасти интересно, во что все это выльется. Но не хотелось бы болтаться у кого-то на шее амулетом, который можно разбить, если его жизнь будет сильно доставать, - она шутила. По-своему. Ее собеседник вряд ли оценит даже отличную шутку. – А была ли в тебе та жизнь – вот в чем вопрос.
- И дело чести нам всех бедных пригреть и обогреть? – алифер усмехнулась. – Мой народ привык наблюдать. И редко вмешивается в дела других, но мне интересно само дело. Даже больше, чем результат, который оно принесет. Считайте, что мы договорились.
Желание провернуть еще одну авантюру пересилило. Бастардка жизнь жалела едва лишь, раз согласилась на такое путешествие, толком не знает, куда и зачем идет. Не проверяла своего спутника, ограничившись короткой беседой по душам; сомнительной картой, которую не трудно было нарисовать, умея держать в руках необходимые инструменты – а разборчивый почерк не самое главное, если хочешь сильнее запутать; люди в таверне с их проблемами и невзгодами ее тоже не волновали. Каждый получил то, что заслуживал – так распорядился Творец, а люди сами решают, принять его решение или бороться с ним.

+1

10

- Да, это так, - выслушав девушку, ответил медленно и спокойно некромант, глядя ей глаза в глаза своим странным непроницаемым взглядом. Иногда казалось, что у этого совсем непримечательного на вид, темноволосого и темноглазого человека, чёрными были не только радужка и зрачки. Было ли то эффектом очень сдержанного и закрытого поведения; впечатления, который он производил на чуть более впечатлительных окружающих существ, или проглядывала это сквозь смертную оболочку скрытая и подавленная - до поры - истинная сущность - не ясно. - Но я бы многое отдал, чтобы так не было.

Странная вещь - раскаяние в собственных поступках от неведения - или невежества - вечного и  бесконечно нелюдского существа.

- Иногда мне думается, что, раз даже силу созидания и жизни мы умудряемся превратить в пожарища и катаклизмы, то власть над распадом и вовсе вредна, тем более людям. Но нельзя ведь просто изменить сложившийся порядок вещей, вырвать кусок и сказать, что всё будет как надо? - Безымянный улыбнулся, слабо и сдержанно, как многие некроманты. Слова звучали так искренне, будто он исповедовался в том, что совершил, но это было другое время, не тот же бог, не новое лицо. "Тот" родился и умер мириады мгновений с тех пор, как забрал свой гримуар и положил со своей оболочкой в Гэлацио Этена, каждый раз немного отдаляясь от себя и превращаясь в "этого". Некроманта Оливера, который решил, что время...
- Время наблюдать вышло, - продолжил бог, - все вот так же наблюдают и ждут, а чума на границах и боги, - он впервые улыбнулся невероятно естественно для своего холодного и малоподвижного лица, - неизвестно где и видят ли вообще, что в мире их творится.
Безымянный не видел. Безымянный в Рейлане со времён заточения во всём могуществе своём и красе, разрушительной для мира материи, не появлялся, и о слепой точке своей совершенной наблюдательности узнал лишь некоторое время назад. Сейчас он расписывался в том, что, презирая в какой-то степени (но не как смертные, конечно), братьев-созидателей, сам оказался чуть ли не большим несовершенством в своих делах.
- Я не лгу вам, не обещаю лёгкую славу или безопасный путь с несыреющим одеялом. Это прогулка во мрак, на мысках и украдкой, но если бы я не считал, что вы готовы совершать поступки, я не подошёл бы к вам с самого начала. Мне только нужно знать, куда уходят их души. Умерших от Розы нельзя призвать.

[AVA]http://i64.fastpic.ru/big/2014/0526/0b/66443da8484f23414f1e8c20747f330b.png[/AVA]

Отредактировано Оливер (2014-09-05 00:24:43)

+1

11

- Думаю, богам всё равно, что творится в их мире, - Рейн безразлично пожала плечами. – Если их детям плевать на мир, в котором они живут и который уничтожают, то зачем родителю, прожившему подобную копию себя, заботиться о его сохранности.
Нет смысла разговаривать на эту тему и решать, кто и по каким законам живёт в Рейлане. Выбор уже сделан и в пользу нового знакомого, так к чему распыляться на тему и тратить драгоценное время, когда можно прямо сейчас заняться подготовкой к «великому путешествию во имя великой цели». Как бы громко и пафосно это ни звучало, не факт, что в конце пути они получат то, зачем явились в отравленные земли. Что именно бастардка хотела почерпнуть из их значимой экспедиции – она не решила. Слоняться по миру без дела – не лучшее занятие для крылатого, который должен сохранять равновесие в мире. О нет. Их маленькую миссию она не считала чем-то грандиозным и значимым во имя её прекрасного бога, чьё имя они должны восхвалять и почитать. Она вообще не старалась сделать этот мир лучше, а, учитывая её происхождение, в какой-то степени безоговорочно его портила. Увы, вне брака рождённые всегда были и будут бельмом на глазу и чистейшей истории их народа. И, возможно, именно это путешествие. Нет, не положит конец и не перевернёт вековые устоит, а лишь усугубит уже то, что имеется во власти серокрылой. Но ей, как обычно, было совершенно плевать на мнение окружающих. Это лишь её выбор.
Она протянула руку для рукопожатия, чтобы им скрепить их договор. Не стала подниматься из-за стола или лениво допивать принесённый напиток. Всё так же, вальяжно развалившись на стуле, она смотрела на своего собеседника, не отрывая взгляда, словно до последнего пыталась что-то прочесть в его лице, не имея возможности влезть в тёмную головку некроманта.
- Когда выдвигаемся?
Первый и последний вопрос, который она соизволила задать, чтобы иметь хотя бы малейшее представление о намеченных планах на ближайшее будущее. Придётся постараться, чтобы выполнить всё, как надо. Вперёд. Месить грязь в землях ульвов!

Эпизод окончен

+1


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [1.04.1082] Желание, умение и два золотых - на случай похорон.