Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

Добро пожаловать на карнавал в День Мёртвых!


В игре август — сентябрь 1082 год


«Цветок алого лотоса»

Изменились времена, когда драконы довольствовались малым — ныне некоторые из них отделились от мирных жителей Драак-Тала и под предводительством храброго лидера, считающего, что весь мир должен принадлежать драконам, они направились на свою родину — остров драконов, ныне называемый Краем света, чтобы там возродить свой мир и освободить его от захватчиков-алиферов, решивших, что остров Драконов принадлежит Поднебесной.



«Последнее королевство»

Спустя триста лет в Зенвул возвращаются птицы и животные. Сквозь ковёр из пепла пробиваются цветы и трава. Ульвийский народ, изгнанный с родных земель проклятием некромантов, держит путь домой, чтобы вернуть себе то, что принадлежит им по праву — возродить свой народ и возвеличить Зенвул.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Тьма прежних времён»

Четыре города из девяти пали, четыре Ключа использованы. Культ почти собрал все Ключи, которые откроют им Врата, ведущие к Безымянному. За жаждой большей силы и власти скрываются мотивы куда чернее и опаснее, чем желание захватить Альянс и изменить его.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Солмнир Алисия Эарлан Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [5.03.1082] Туман не уходит с возрастом


[5.03.1082] Туман не уходит с возрастом

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

- примерная локация
Мирдан. Дворец. Кабинет Эльдара
- действующие лица
Мирра, Шейн Виззарион
- описание
предыдущий эпизод [3.03.1082] Злая игра
Мирра очень сожалела о том, что наговорила Шейну, но побоялась возвращаться в особняк, где стала жертвой собственных эмоций. Она не могла мириться с тем, что произошло между ней и ее сыном, поэтому отправила ему волка с запиской, где просила прощения и говорила о встрече. Она собиралась объясниться с Шейном и снова попытаться образумить насчет особняка.

0

2

Мирра давно не была здесь. После смерти Эльдара какое-то время она пыталась работать за его столом, но вскоре бросила эту затею, перенеся бумаги в свою комнату. Здесь все еще чувствовалось его присутствие, будто хозяин вышел всего на минуту, но сколько бы императрица не ждала, ее император не возвращался. И не вернется уже никогда.
Женщина присела на край небольшого узкого диванчика. Она отправила Асгейра с запиской в дом Шейна, с надеждой, что ее сын не откажет ей во встречи. Злые слова вылетели, и сколько бы императрица ни винила и ни укоряла себя за это, их уже не вернуть. Она прекрасно поняла бы любые эмоции сына сейчас. И злость, и обиду. Зачем она вспомнила Арнику, ведь бедная девушка не виновата в том, что произошло. Любовь. Ей не прикажешь.
Мирра вполне могла просидеть в комнате до самого вечера. Если Шейн не придет, так ей и надо. Ему вполне достается шишек от совета за то, что стал императором в столь юном возрасте, за то, что его избранницей будет не Элен. Но он продолжает любить и заботиться о ней. Ему сейчас не лучше, чем ей. Она потеряла мужа, а он - отца. Сбежала ее дочь, его -сестра. Мирра даже могла понять его подозрения насчет Авеля, хотя ей было больно, что ее сыновья не так дружны, как хотелось бы ей. Все-таки обоих воспитала она. И не важно у кого какая наследственность. Любовь к близким то, что приобретается со временем, как и многие другие черты характера. Зачем же Шейн заставляет ее выбирать между ими двоими? Мать не может любить кого-то больше, а кого-то меньше, она стремиться защитить и уберечь всех своих птенцов, правда, это не всегда получается.
Минуты тянулись медленно. Мирра прикрыла рукой усталые глаза. После той сцены в особняке ее мучила бессонница. В голове продолжали крутиться события того дня, видения и реальность. Ей не стоило так резко врываться в пространство сына. Пугать своим безумием, словами, не имеющими никакой логики. Его реакция была вполне оправданной. А что бы сказала сама Мирра, если бы услышала себя со стороны? Она надеялась, что, возможно, новая встреча, вне этого ужасного дома, если не убедит ее сына, то, возможно, восстановит их отношения, которые казались разрушенным после тех ужасных слов.
Как я могла, он же мой сын...
Во всяком случае, она решилась снова озвучить тайны семьи Виззарион, а возможно, она расскажет о них не только вслух. Необходимо было расставить все точки над i. Поэтому императрица продолжала ожидать сына.

+1

3

После последнего разговора с матерью прошло несколько дней. Шейн помнил все слова, что прозвучали в стенах его нового дома, но старался с головой уйти с работу и игру, которая должна оставаться на первом месте, оттесняя все остальное – то, что он пытался защитить и неосознанно рушил. Молодой Император взвалил на свои плечи слишком много и, не сбросив предыдущую поставленную цель, наваливал сверху еще и еще, понимая, что цепь длинная и крепкая. Одного сломанного звена будет недостаточно, а под его дом уже начали копать с разных сторон и конструкция может не выдержать, рухнуть и погрести его в крепости, которая должна была защитить, а не стать могильным надгробием.
Поиски Элен, защита Арники, и чертов совет с его пешками и игроками. Успел уже исписать дома всю бумагу, пока записывал новости, что ему приносила его особая «птица». Уродовал список с имена, вычеркивая и добавляя, ставя под сомнение каждое действующее лицо, не трогая только Харуку с Роланом и свою семью, которые всегда оставались вне его подозрений. Первые проверенны временем, вторые сердцем, но Шейн все больше путался в показаниях, фактах, слухах и аналитике, пытаясь понять и вычислить раздражающего его червя, чтобы вонзить гарпун в рыбу, посмевшую жрать обитателей пруда.
Виззарион направлялся во дворец, сжимая в руке записку. Мать хотела его видеть, и он не смел отказать ей. Было сказано много слов с его стороны, с ее. Все ранили не хуже острого лезвия и оставляли грубый шрам в памяти, но Мирра оставалась женщиной, подарившей ему жизнь и матерью, которая растила его, пока ему против воли не пришлось стать взрослым и попытаться взять на себя обязанности Эльдара, на которого он никогда не был похож ни характером, ни внешностью. Последним он пошел в своего деда, а характер… Бэлатор знает в кого он такой уродился и есть ли в нем что-то от матери или отца.
Уподобляясь тени, вампир проник в стены кабинета отца. Ему нельзя здесь показываться, но это место отлично подходило под разговоры, которые никто не должен слышать. Сюда даже прислуга заглядывает редко, чтобы смахнуть пыль с мебели и удалиться. Его кабинет был в другой части крыла – переоборудованная комната, предназначенная для гостей.
- Ты хотела меня видеть, - чистокровный оставался рядом с дверью, не став проходить к матери и снимать капюшон. Он был спокоен, несмотря на то, что голову забивали разные мысли и большинство из них были посвящены совету, а не разговору с матерью. Он не думал о причине, по которой она пожелала его видеть. Любая ее причина оправдана, и он не будет выбирать, важно это или нет – важно, потому что его хотела видеть Она.

+1

4

- Да, я... - Мирра поднялась с дивана в тот момент, когда открылась дверь. Она много раз прокручивала в уме предстоящий разговор, но стоило Шейну войти, как заранее продуманные слова рассыпались на кусочки. Императрица несколько растерялась, пытаясь найти в памяти то, что следовало сказать. Конечно, она позвала сына с определенной целью, но выливать все сразу ему на голову, когда он только переступил порог, ей не хотелось. Тем более она не хотела загружать его еще какими-либо проблемами, которых у юного императора было более, чем достаточно.
Что это я, будто боюсь заговорить с ним.
Они стояли уже не в проклятом особняке, а во дворце, который, возможно, был не менее проклят, чем старый дом. Но слова,сказанные женщиной перед уходом, так и резали ее воспоминания. Она боялась повторить свою ошибку. Поэтому и отбирала с такой тщательностью слова. Некоторые моменты, произошедшие в особняке определенно требовали разъяснения. Пускай они  остались непонятыми, но тайны семьи Виззарион, которые императрица так долго скрывала, были произнесены вслух. Конечно, Шейна, возможно, раскрытые карты не убедят, как бы Мирра не старалась, но его просто завидное упрямство никогда не позволит съехать из особняка. Но объяснений ее сын все-таки заслуживал, может быть он хотя бы не будет думать, что императрица помешалась тогда.
По какой тонкой грани мы ходим!
Ведь перед ее визитом все было просто прекрасно. А потом она словно вор пробралась в этот чертов дом. Она хотели защитить Шейна, а вышло с точностью до наоборот. Но сейчас ей выпал шанс загладить свою вину. И раз ее сын явился, то значит не в обиде на нее. Хотя она поняла бы и это.
- Да я хотела тебя видеть, - снова начала императрица, пытаясь сосредоточиться на том важном, что собиралась рассказать Шейну, - прости меня, мне не стоило говорить то, что я сказала тогда, особенно насчет... насчет Арники. Она здесь не при чем, мне не следовало упоминать ее честное имя. Ни она, ни ты не заслуживаете тех слов, которые были произнесены мной.
Мирра на самом деле приняла выбор сына и попыталась понять его, хотя было действительно больно за Элен. Она ведь пыталась, действительно пыталась защитить свою дочь, и на самом деле чувствовала вину за ее исчезновение. Императрица не жалела о своих словах, сказанных Элен почти перед самым ее побегом, что ни один из женихов не заслуживает ее руки. Она сказала правду,ведь  лгать, тем более своим детям, она не намерена. Но Мирра и должна была хоть что-то предпринять, чтобы уберечь дочь от столь отчаянного шага.
- Я понимаю, что выглядела совершенно безумно, говоря некоторые... вещи. Но я не могу все просто так оставить, оставить начатые слова незаконченными.
Мирра прервалась, оценивая сказанное. Прежде всего ей хотелось, чтобы Шейн хотя бы просто выслушал ее. А уж принимать ее слова или нет - пускай решает сам.

+1

5

Он чувствовал, что матери неудобно говорить, понимал, что это может быть связано с их последним разговором, но не мог ей в этом помочь. Терпеливо ждал, когда женщина соберется с мыслями и найдет подходящие слова, которые хотела обратить к ней. Шейн не думал, что это будет. Извинения или попытка снова вдолбить ему в голову то, что она пыталась донести ему в поместье. Время покажет.
Виззарион выслушал Императрицу-мать, не перебивая ее. Дал ей возможность высказаться и быть услышанной. Кивнул, когда прозвучали слова извинения, но ничего не сказал – не мог найти нужных слов и почитал, что лучше промолчать, чем трепать языком и бросаться словами, которые не смогут передать того, что хотелось бы. Молчание ему было ближе. Вампир привык к нему за то время, что провел в поместье и отдавал предпочтение мыслям и рассуждениям, а не разговорам. Озвучивать их было некому. Четыре холодные стены безразличны к высказываниям чистокровного и, чтобы не сойти за сумасшедшего, в которого он мог превратиться, заперев себя в дома, он молчал, заполняя сознание потоком мыслей.
Разговор с материю, несомненно, оставил свой след, но вампир не пытался причислить его к негативному или положительному. В тот день он не стал оправдываться и объяснять природу своих поступков, оставив все, как есть. Это был его выбор и его могут не принять и не понять – у каждого свой взгляд. Шейн понимал, что мать желает добра всем своим детям, в том числе и Авелю, который не скреплен с ней общими узами, но которого она считает своим сыном, только кого он называет своей матерью: женщину, которая его вырастила, или женщину, которая родила и отправила жить к отцу. Хотела счастья для Элен, которая оказалась лишней в доме, в котором родилась и в семье, которую считала родной. Ее вытеснила девушка с улицы, которую он привел в их дом, посчитав, что она будет лучшей рыбкой в его пруду. Любая мать желает счастья своим детям и Мирра не была исключением. Ее можно было понять.
Молодой Император не отрицал того, что сказано было много и не все слова были здравыми, как и их размышления. Толика безумства и сумасшествия была свойственна обоим, но о причинах вампир не задумывался. Ему было все равно – он одержим своей целью и, чем больше себя отдает ей, тем меньше думает об стальном, ради чего он борется.
Вампир продолжал молчать, давая слово матери. Он слишком много сказал в прошлый раз, когда заикнулся об Элен и Авеле. Это его черный омут сомнения, который должен был остаться внутри и не быть обнародованным даже для женщины, которую он любил и которая первой подарила ему свою любовь. Его излишняя мягкость и желание ткнуться в нее лбом, была лишней. Это он должен защищать ее и подставлять свое плечо. Он должен заменить ей Эльдара, а заставлять ее быть и мягкой любящей матерью, и твердым стержнем, который встряхнет его и возьмет все в свои руки, если он оступится.

+1

6

Молчаливое принятие ее слов и понимание. Конечно, Мирра ожидала от сына иной реакции, но позже поняла, что так даже лучше. Шейн не мешал ей говорить, ведь она сама просила выслушать ее, и императрица была благодарна за то, что он не продолжал тему, начатую в особняке. Это было неправильно. И Мирра не могла не извиниться, не могла оставить эту ссору так, как она есть. Не хватало, чтобы дали трещину отношения внутри семьи Виззарион, будто бы им не хватало недовольства и постоянных нападок от совета и старейшин. Если между ними вырастет пропасть, то и Шейн, и сама императрица станут еще более уязвимыми. А если уж сражаться, то делать это вместе.
Сама же хочешь защитить своих детей, так не совершай поступки наоборот.
Между ними двоими определенно существовали тайны. То, что не мог открыть Шейн, то, что долгое время не могла открыть сама Мирра. Завеса приоткрылась два дня назад, когда истинные чувства не скрывались за маской холодного достоинства. Этот дом едва не свел императрицу с ума, но, подумав сейчас, она решила, что ничто не случайно. И чуть позже, в который раз перекручивая в голове события, Мирра заметит, что тогда наверное, они поняли друг друга больше, чем в спокойном разговоре накануне. Пускай слова и были жестоки, и императрица глубоко сожалела о них.
Ей понадобилось некоторое время, чтобы все обдумать, чтобы понять необходимость объяснить полубезумные слова Шейну. Но сейчас, стоя перед ним, она сомневалась в правильности своего решения. Нужно ли это ему? Почему-то пришло осознание того, что раскрытие тайн нужно больше ей самой. Скинуть камень, висевший на ее плечах уже огромное время, объясниться, чтобы не казаться сыну сумасшедшей. Впрочем, это было справедливо. Императрица и сама не понимала своего нелогичного поведения в особняке. Иногда мне кажется, что я кончу жизнь так же, как и Листеру. Не этот проклятый особняк лишит меня рассудка, а мое одиночество, которое я сама же и ищу.
Но она снова задумалась, растянув неловкую паузу. Но Мирра решила продолжить. Она все равно уже начала говорить, да и оторвала Шейна от дел. Конечно, часть из государственных бумаг она взяла себе, но не сомневалась, что если бы не эти трения с советом и беспокойство за Элен и за Арнику, то помощь императрицы и не понадобилась. В этом в нем есть что-то от отца. Возможно, в нем не было той силы и властности, присущей Эльдару, зато было упрямство и целеустремленность, которые определенно войдут в легенду.
- В прошлый раз ты спрашивал меня о цели визита, и я так и не ответила на твой вопрос, - Мирра вздохнула, если бы она могла видеть будущее и знать хотя бы чем может закончиться этот разговор, -  мне не нравится этот особняк и для этого есть не одна причина. Не подумай, я не буду начинать сначала и не буду снова уговаривать тебя. Я упомянула имя Листеру, но это был не просто призрак из прошлого. Его смерть настолько тесно связана с особняком, что становится не удивительно, почему меня преследуют страхи насчет тебя. Я могу показать тебе то, что, возможно, объяснит мое поведение тогда. Но для этого мне необходимо использовать мою магию. Ты... не против?

+1

7

Шейнир не вдумывался в слова, сказанные матерью, как в лихорадке, они показались ему разыгравшимся воображением вампирши, которой пришлось пережить многое: потерю одного брата, второго, потерю родителей и семьи, которая начала рушиться, когда ему захотелось немного больше свободы и обладать правом выбора, а не его иллюзией. Напиться можно водой, а не воздухом из пустого стакана, каким бы ни было сильным твое воображением, им жажду не утолишь.
Она его мать и хочет укрыть крылом от ненастий, защитив от холодного порыва ветра. Удержать его в гнезде и не дать вырваться с потоками воздуха в бурю, нависшую над их городом. Чистокровный видел в ней не только мать, но и женщину, которой тоже нужна защита и забота. Иногда внимание, которого она лишилась со смертью его отца. Среди всех членов его семьи, Мирра была самой одинокой и незащищенной. Элениэль показала, что у нее есть и когти, и клыки, и она умеет ими пользоваться, выгрызая себе то, на что заслужила. Он не знает, где она, но уверен, что сестра не даст себя в обиду.
- Если у нее хватило сил бросить вызов совету, то хватит сил продержаться в открытом океане и дать своей лодке пойти ко дну раньше, чем она ступит на берег.
С его матерью дела обстояли иначе. Она хотела защитить своих детей, но сам нуждалась в защите больше, чем они. Совету плевать на Императрицу-мать, которая со смертью Эльдара стала ненужным украшением дворца и оставалась постольку поскольку. В ней могла возникнуть надобность, когда Совету потребуется наследник или знания женщины, которая когда-то была ярким украшением дворца. Она и сейчас красива и с годами ее красота стала ярче, но силы в женщине появилось. Ее вырастили как цветок, забыв подарить ему шипы, зная, что перед ней всегда будет колючий кустарник, но его срубили под корень и цветок остался на открытом пустыре, где каждый может сорвать ее, ветер прибьет бутон к земле или беспощадно разорвет ее, чтобы убрать со своей дороги незначительную преграду.
И она снова пытается его защитить. Цветок защищает терновник от хищников. Камэль позволял ей это, зная, что матери это нужно – оберегать его и знать, что все будет в порядке. Предупреждения ей будет достаточно для того, чтобы сбросить камень с души и знать, что она сделала все, что могла, а он распорядился своей судьбой так, как сам возжелал того. Она хотела защитить его, а он ее, но еще не разросся настолько, чтобы защитить все цветы, которые были ему дороги, и мог заслонить только одну. Пытаясь разорваться на части и хватить куски то там, то здесь, и в итоге не успевать нигде. Ему не у кого было учиться быть щитом, который сможет отразить любую атаку, отец ушел слишком рано и не успел додать то, что Шейн пытался себе присвоить, не понимая, как с этим обращаться, а времени учиться нет. И нет права на ошибку.
Прозвучала тема, затронутая с поместье. Он не придавал ей значения тогда, и может не придать и сейчас, но решил выслушать женщину и дать ей возможность выговориться и исполнить свой материнский долг, дать ей то, что она хочет, немного его внимания и понимания – малое, что он мог для нее сделать.
Вампир подошел ближе и скинул капюшон, когда женщина задала ему вопрос.
- Не против. Если ты пообещаешь мне утолить свой голод.
Одиночество сводит с ума, Шейн ощутил это, когда отправил Арнику в семью Кречета и лишил себя встреч с ней. Ее не было рядом несколько дней, а голод и пустота становились сильнее. Чужая кровь не могла их заполнить и дать того, что он хотел. Приглушали, но не избавляли от них. У Мирры не было возможности заполнить свою пустоту родно кровью. Эльдар умер, Листеру тоже, а он и Элен не могли дать матери того, что ей необходимо, своей крови, которая могла бы подарить женщине спокойствие и теплоту вместо дыры в груди. Теперь он мог это сделать для нее. Хотел, чтобы ей стало легче.

эпизод завершен

0


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [5.03.1082] Туман не уходит с возрастом