Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре июль — август 1082 год


«Тайна забытого города»

Ритуал очищения и освобождения прошли успешно. В Зенвуле больше нет ни призраков, ни нежити, ни тёмной энергии. Экосистема города возрождается. В него вновь возвращаются звери и птицы. Проклятое Древо Костей в центре города полностью уничтожено, на его месте теперь стоит Страж-дерево. Болезнь Роза немёртвых полностью не исчезла, но теперь новых заражений не будет. Пока дух всё ещё в теле смертной девушки и мир полностью не очистился от тёмной энергии, которая растянулась далеко за пределы Остебена, болезнь останется.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Жатва»

Войска столицы направляются к городам-близнецам, чтобы дать бой Культу Безымянного и освободить Атропос и Акропос из-под гнёта культистов. Культ сдаёт Атропос без боя и стягивает силы к Акропосу, где разгорается полномасштабная битва. Первые Ключи из Силентеса активированы, что провоцирует Мёртвое древо поднять новое войско нежити и уничтожить всё живое, что есть на материке.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Джошуа Элиор Лангре Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [23.02.1082] Лишь слегка потускнел мой камзол


[23.02.1082] Лишь слегка потускнел мой камзол

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

- примерная локация
г. Мирдан. Комната в таверне
- действующие лица
Харука, Рейстлин
- описание
события после эпизода [23.о2.1082] Сыпем под ноги монеты и шипы
Совет ошарашил вампира известиями о возможной женитьбе. Рейстлин не торопится прощаться с жизнью холостяка, но и сойти с рельс раньше Археля не может. Вампир запутался и нуждается в совете, а кто может помочь ему, если не лучший друг и уже женатый мужчина?

0

2

Год явно не задался. То сначала Архель со своей сестрёнкой, то теперь новая потеха – статус жениха принцессы. Видимо, чтоб скучно не жилось, на сто двадцать шестом году жизни мирозданье решило поиграть с Рейстлином в игру. Очень смешную и оригинальную, по мнению этого самого мирозданья, но Маджере было явно не до смеха. Только с горем пополам разрулил первый момент, так новая загвоздка. Спасибо, Бэлатор! Я всегда знал, что ты не оставишь своего сына прозибать в скучной реальности!
   - Передай это Харуке. И быстро, чтобы одна нога здесь – другая там! – приказал Рейстлин мальчишке, который сопровождал его сегодня в качестве слуги.
   Желание Совета было предельно ясно (и ничего, да, что Рейст сам входил в состав Совета? Как и Ариго, собственно) и обжалованию не подлежало. По одной простой причине: был среди кандидатов на руку Виззарион один субъект, который добровольно никогда не откажется от власти, а допускать его приближение к трону нельзя было ни при каких обстоятельствах.
   В ожидании лучшего друга, Рейстлин заказал комнату и бутылку самого дорого вина, которое только было в данном заведении. Отстегнув хозяину звонкую монету, он расположился в предоставленных апартаментах, скинул сюртук и закатал по локоть рукава. Нужно было срочно придумать план действий, но в одиночку он с этим не справится. Вернее не так. Справится. Но одна голова – хорошо, а две – лучше. Особенно, когда в одной голове слишком много лишних мыслей. Например о том, что делать с Сарой. Следующую неделю он проведет во дворце, а оставлять девчонку без надзора не следовало. Напрягать Гая еще и этим не хотелось: вампир в последнее время начал сдавать позиции, и Рейстлин всё с большей тревогой начал замечать усталость на лице верного ему человека. О смерти, конечно, Князь не думал, хоть и понимал, что никто не вечен, а Гай ему в отцы годился, но лишаться такого друга не хотелось от слова «совсем», что, конечно, было логично. И всё же.
Рейстлин упал на кровать и уставился в пустой потолок. Его мысли вновь вернулись к этой странной по всем параметрам аудиенции. Вновь прокручивал сцены, чуть ли не дословно воспроизводя каждый момент. Вот два Лэно, опоздавший Архель, незваный Авель. Элениэль, которой как будто всё равно, и вампиры, которые будто бы уже знают, кто останется в конце. Рейстлин чувствовал, что все эти отборы чистой воды условность, и ему это не нравилось.
   Но вот в дверь постучали, обозначая присутствие, а после вошли. Князь рывком поднялся с постели и тут же встал, направляясь к другу.
   - Ты не представляешь, как я рад тебя видеть, - произносит он, закрывая дверь на замок. В голосе слышна усталость. – Совет решил подобрать Элен нового жениха. Я в числе претендентов, - с ходу сообщил он, направляясь к столику, на котором стоял его бокал. По дороге он нетерпеливо потер виски, снимая усталость, но каратель должен был понять, что этот жест призван скрыть и успокоить раздражение, охватившее молодого вампира.

+1

3

- Вчера ты ко мне, сегодня я к тебе? – усмехнулся вампир, пожимая руку друга. Шутки неуместны, но Харука не всегда был способен на веселье, если не считать его работу. В последнее время ему было даже слишком весело. Покушение на молодого Императора, потом на него и нигде ни одной зацепки, которая могла бы указать на заказчика. Допрос был утомительным и долгим, а после того, как обращённый уже, кажется, в пятый раз потерял сознание от боли, так ничего и не рассказав, вампир дал отдых и ему и себе. Как говорил его предшественник на должности карателя, боль хороша, когда её мало. Чем больше перерыв, тем больнее в следующий раз, но от этого ничего не менялось. В какой-то момент Ариго показалось, что мужчина получает от этого удовольствие. Мучения продолжатся снова. Это только второй день. Некоторых пытают месяцами, но у Кречета нет столько времени. Для него и неделя – слишком большой срок, когда речь идёт о жизни правителя. Убийца уже приставленным  к его горлу ножом намекнул, что шутки с ним плохи и поплатиться за его любознательность может он, если продолжит пытаться докопаться до правды. После этого случая мужчина усилил охрану у обращённого, чтобы соблазн убить его стал меньше, а шансов воплотить не стало вообще. Ему нужна гарантия того, что он успеет. Самому ночевать в сырых коридорах темницы ему не хотелось. Лишний раз беспокоить Шериан – увольте. Ему досталось и за вчерашнее. Беспокойство – не лекарство от бессонницы, оно – крепкий и бодрящий кофе или удар добротной дубинкой по башке, как кому угодно.
Разобравшись с делами, Арис собрался домой, но, получив послание от прислуги Маджере, поменял курс с дома на таверну, попросив слугу оповестить супругу о том, что он задержится и проведёт какое-то время с бордельщиком. С такой объяснительной не нужно указывать даже причины для встречи, что удобно. Но скрывать вампиру всё равно было нечего.
Он прошёл в комнату, снимая на ходу перчатки, смотрелся.
- За что пьём?
Чистокровный прекрасно расслышал, что произошло во дворце за то время, пока он был занят обращённым и терял время в допросной, пытаясь выбить из него хоть что-то, кроме крови, стонов, хрипов и зубов.
- Прощание с жизнью холостяка, скажу я тебе, скудное, - он подошёл к столу, взял бутылку вина в руку, оценивая её. – Думаю, одной нам будет мало, - усмехнулся вампир, поставив её на стол. – А с женитьбой… - протянул он, проходя к кровати, чтобы сесть на неё. Он помедлил, вытянув ноги, чувствуя, как за день они устали и приятно ноют, а потом продолжил, - попасть в список претендентов ещё не означает, что ты им станешь. Я уверен, что Совет уже определился с тем, кого они хотят женить на Её Высочестве. Это бесчестно выбирать за неё, но, у нас же патриархат, верно? – отшутился вампир, а потом, так же шутя, добавил: - но мне иногда кажется, что я женат на мужчине или попал во владения Виан.
У женщины, которая, пусть и бывший, военный, особо не забалуешь. Но чистокровный не жаловался. Он пытался разбавить обстановку.
- Что тебя так напрягает? – уже серьёзно поинтересовался вампир. – Ты не один в списке претендентов, а, если и так, тебе достанется в невесты принцесса... Если тебя, конечно, не беспокоит разъярённая толпа девиц, которым ты кинул.
Он перенял бутылку, придержал другой рукой бокал, и только коснулся горлышком бутылке его стенки, как помедлил, не давая багровой жидкости наполнить сосуд.
- Мне в этой истории одно не нравится. То, что Элен выдают замуж, когда ещё ничего не решили с Шейниром. Мне кажется, стоило бы повременить с торжеством и отложить отбор на более удачное время. Не понимаю, к чему эта срочность.

+1

4

- Я не собираюсь прощаться с жизнью холостяка, - твёрдо ответил Рейстлин. – Надо только понять, как выкрутиться из этой удавки, - выдохнул он и подал другу бокал.
    Князь слушал лёгкую болтовню Хару, понимая, что друг пытается разрядить обстановку. Проблема не из самых лёгких, учитывая сложившееся положение. Но каратель ещё не знал всей подоплёки, а если и знал, то явно не придавал ей особого значения. Пока.
   - Ты прав, я тоже уверен, что Совет уже всё решил, и тем смешнее то, что они поставили нас в известность таким интересным способом. С молодняком не хотят особо считаться, - картинно огорчился Рейст и подошёл к окну. – У них явно есть большие планы, которым присутствие Шейна никак не помешает. Хотелось бы только знать какие. Не настолько же они наивны, чтобы попытаться таким образом свергнуть Виззариона. Впрочем… - Маджере задумался и озадаченно посмотрел на друга. – Впрочем, - продолжил он медленно и не совсем уверенно, - если выдать замуж Элен, и та в течении года родит наследника… Ты не помнишь, как точно звучит закон? Впрочем, ладно. Какова вероятность, что девчонка сможет понести тут же, как только справят свадьбу? Никто не знает. А то, что первым родится мальчик – тоже не факт. Но проверять это не хочется. Так вот, о чём я… Ах, да. Совет наверняка уже выбрал будущего жениха. Но не факт что этим самым «выбранным» окажусь не я, а если им не окажусь я, то всё ещё хуже, чем если бы эту роль повесили на вашего покорного слугу. Лэно отлетаются сразу, как и Авель. Остаёмся мы с Архелем, а ты сам понимаешь, что нельзя допустить, чтобы этот недомерок оказался у власти. Грр! – тряхнул головой аристократ и ударил по стене кулаком, но в последний момент попридержал коней, поэтому удар получился едва ощутимым. – Я не хочу лезть в их игры, но и сворачивать с дороги не могу. Что ты думаешь по этому поводу?
   Князю как никогда сейчас требовался мудрый совет. Он должен сыграть свою партию безупречно, но как обвести вокруг всех, не отдать пальму первенства тому, кто заслуживает её меньше всего, и при этом остаться на свободе. Обыграть всех сложно, если вообще возможно. То есть, возможно, конечно, но для этого ему нужна команда. Команда, в которой, увы, всего один человек, да и тот не имеет расположения при совете, хоть и входит в него. Ну да пусть. Лучше так, чем совсем ничего.

+1

5

- Хочешь выкрутиться из удавки и избежать брака с Элен, чаще проводи время в борделе и распускай грязные слухи, - Харука со спокойной душой пожал плечами. Не угодить Совету – проще простого. – Старейшины чтят традиции и не одобряют обмен кровью с другими вампирами вне брака, бордели и прочее, что порочит их чистым убеждениям. Они ищут образец своих идеалов. Я сомневаюсь, что они что-то подобное найдут, даже если перероют все Северные земли в поисках своего «особенного», а я уже женат, - добавил он, усмехнувшись.
Вино тихо забулькало, покидая стенки бутылки, и перетекло в бокал, наполняя его без ногтя до верха. Маджере нужно выговориться и получить совет, а Ариго расслабиться после тяжелой недели и забить голову чужими проблемами, чтобы временно не думать о своих. Мозги варились и пеклись. Он собрался сделать глоток, но передумал, не успев коснуться холодной стенкой бокала губ, когда услышал предположенную аристократом причину для столь скорой свадьбы Элениэль.
- Хм..
В свете последних событий, мужчина подозревал, что покушение на Императора имеет крепкие корни, но не думал, что всё могло найти настолько далеко. Если планы Совета на принцессу имеют с этим что-то общее, а не являются простым совпадением, то дела плохи. Крысу придётся искать среди верхушки, а таких полномочий даже Карателю могли не дать без позволения Шейна. Ищи этого мальчишку и объясняй ему всё. Вспылит, не послушает и сделает всё по-своему. Он напоминал Харуке сына. Хочешь ему помочь, а он щёрится и шипит, пытаясь укусить, как волчонок, которого за шкирку достаёшь из норы.
- Элениэль имеет право на трон в случае смерти Императора или его добровольного ухода, а так же - удачного брака и рождения первенца сына, если к тому времени у Шейнира не появится наследник. Её супруг станет одним из Советников Императора, а она получит титул Матери Севера, с последующей возможностью стать Императрицей-матерью. В таком случае её супруг имеет право потеснить Императора, если большая часть Совета, включая Старейшин, признают нынешнего Императора неправомочным.
Ариго знал закон и даже слишком хорошо, чтобы не обратить внимания на безосновательные догадки Рейстлина. У вампира не было доказательств, а без них Камэль не мог ничего сделать. Взять во внимание и подумать, копнув глубже.
- Но, как ты заметил, нет гарантии, что принцесса родит незадолго после свадьбы и что это будет именно мальчик, - вампир отпил из бокала. Подстроить рождение мальчика ещё ни один целитель или повитуха не смогли. Это под силу только богам. Если Совет рассчитывал только на это, то шансы критически малы. Это может затянуться на годы. Сколько он сам уже бьётся над сыном? Мысленно хмыкнул и выпил ещё.
Советник из него ещё тот. Военный – пожалуйста. Здесь он мог говорить долго и упорно прикидывать разные варианты, но не в интригах. Харука их всегда избегал по возможности. Ему и слухи, которые витали вокруг его супруги, никогда не нравились. Происки её родственников докучали в первую очередь ей, а грубая сила и резкое твёрдое слово Виктору не помеха. Отвлёкся и снова задумался о дома. Тряхнул уставшей головой, сделал ещё глоток. Задумчиво выдохнул, ощущая запах вина в собственном дыхании, а потом сказал:
- Анри не место в Совете, но он уже в нём, как до этого был его покойный отец. Он упрям, поэтому пострадает в случае провала Элен, а удачи – мы. Такого Императора вынесут из зала вперёд ногами и по частям, - он немного помолчал и повернул голову, смотря на друга. – Не хочешь, чтобы Архель оказался мужем принцессы и терять свою холостяцкую жизнь – взывай к благоразумию Шейна.

+1

6

Да, это было бы проще всего. Весь образ Рейстлина при дворе был соткан из разных, порой весьма противоречивых, но безусловно интересных слухов. Пикантные подробности его жизни могли сыграть вампиру на руку, но, увы, этого нельзя было делать. По крайней мере, нельзя до тех пор, пока Архель всё ещё на одной дорожке с ним. Вот если бы убрать его, оклеветать, спровоцировать... Но тогда у Старейшин будет два грязных ублюдка вместо одного, и тогда останется только понять, насколько им это жизненно необходимо выдать Эдениэль замуж за чистокровного дворянина. Да и вообще выдать замуж.
   Короче. Выхода из ситуации Рейст не видел, да к тому же ещё и упёрся рогом в одну точку, не имея возможности взглянуть на проблему со стороны. Поэтому он и позвал Хару - друг мог и обязан был помочь Князю выйти из тупика. Вывести если не к решению, то к перепутью, а дальше Маджере справится сам.
   Рейстлин внимательно смотрел на Кречета, ожидая что тот скажет, и старался отбросить всё ненужное, что мешало быть спокойным. Не хватало ещё устать от собственных мыслей. Нет уж, спасибо.
   Выслушав закон, Князь хмыкнул. Советником Императора. Он уже был его советником. Насколько толковым - покажет время, впрочем при таком императоре, если только Шейн не возьмётся за ум и не перестанет играть в игры с Советом, это не так уж и важно. Князь не особо стремился отметиться в Истории, хотя подобная перспектива льстила его самолюбию. Но даже если и вносить свою лепту, то точно не в роли Императора. Ну к Фойрру эти игры.
   - Я прекрасно это понимаю. И хоть, конечно, сомневаться в себе не привык, - усмехнулся Рейстлин, - я не питаю излишних иллюзий. Мда, - запустил руки в волосы и помассировал виски, прогоняя усталость. - Влип так влип.
   Маджере, не смотря на весь свой "жизненный опыт", всё ещё был юнцом. Особенно по меркам вампиров. И каким бы умным он не был, а возраст и стиль жизни давали о себе знать. Никогда его ещё не загоняли в такую ловушку. Всё, что ни хотел, получал всегда играючи, удача была на его стороне. Даже тогда, когда отец отказался спонсировать своего гулящего сына. Но всегда быть на пике волны невозможно. И обхитрить Старейшин будет крайне проблематично. Чтобы это сделать, ему следовало отбросить всё своё тщеславие в сторону и окунуться в проблему с головой. Стать таким, каким был его отец.
   - Ты сам понял, что ты сейчас сказал? - вскинул брови Маджере в неприкрытой насмешке. - К благоразумию... Шейна? - он особенно выделил имя императора, так что сразу становилось понятно, что он думает об этом самом "благоразумии". Легче примирить Бэлатора с Солнцем, чем взывать к разуму Виззариона. Глупый, вспыльчивый мальчишка, который считает, что всё может. Осталось только ножкой топнуть, и всё будет так, как он сказал. - Нет уж, уволь, - расхохотался Рейст. - К тому же из нас двоих только ты имеешь с ним хоть какие-то контакты. Меня он даже слушать не станет. Какое дело ему до первого советника, когда у него амур в голове? Если уж он не пожелал свою сестру защитить, хотя родная кровь, то обо мне и говорить не стоит. - Он всё ещё посмеивался, когда наливал себе вино. Бросив взгляд на окно, он выпалил: - Легче убедить Старейшин, что Элениэль недееспособна, чтобы от девчонки и от нас отстали, чем ждать того, что Шейн образумится.

Отредактировано Рейстлин (2015-03-21 17:24:50)

+1

7

- Вы с Шейном в чём-то похожи, - Харука не пытался обидеть друга или выгородить молодого Императора, но он со стороны замечал, что оба слишком молоды для того, чтобы держать свои эмоции в узде и, более того, считают, что смогут добиться многого, ничего не потеряв. Они привыкли к лёгкой победе и в этом их слабость. Гордыня – ещё один грех, который, как надоедливая муха, увязывается за многими, она мешает увидеть многое и позже сыграет злую шутку. Камэль на своей шкуре ощутил, что бывает с теми, кто недооценивает других. Не смейся над врагом, иначе в один прекрасный день станешь его добычей. Не переоценивай себя – окажешься слабым в самый неподходящий момент. Не пытайся быть другим – не сможешь; люди не меняются, как и мир вокруг, да и на виселице, по случаю, вздёрнут не другого, а тебя.
- Я не исключаю момента, что Шейн не знает о том, что происходит во дворце, - вампир задумчиво смотрел перед собой, не делая новых глотков. Он думал о том, что в последнее время происходит в совете и за его пределами. Недовольство росло, появлялись убийцы и не прозаичные намёки, пресекающие любые действия против назревающей заварушки. Чем больше угроз нависало над неблагородной избранницей Виззариона, тем дальше он уходил от трона, прячась в старом поместье вместе с девушкой, которую он защищал, не думая о том, что защита нужна в первую очередь ему, а не ей. Переубедить его в обратном не выйдет, пока угроза жизни обращённой не исчезнет, а он даже не знает, где копать и как выполнить свой долг перед Императором и Императрицей-матерью, которой клялся в своей верности. Он не знал, как защитить её сына от самого себя.
- Я не уверен, что это что-то изменит, - он поставил бокал на стол, равнодушно смотря на его содержимое. У него совсем не было настроения пить. Он слишком устал за последнее время. – Старейшины привыкли брать своё, несмотря на то, что не могут отдать прямой приказ. Думаю, их больше волнует не Элениэль, а то, что она может дать, когда они найдут подходящую кандидатуру на место её несостоявшегося жениха, но.. – он выдержал небольшую паузу и лениво откинулся назад, - это лишь мои догадки и мнительность, которые не имеют какого-либо подтверждения, кроме моей буйной, но дико уставшей за эту неделю, фантазии, - он устало улыбнулся, переведя взгляд на друга. – Тебе в жены пророчат красавицу и умницу, а ты ещё носом воротишь. Принцесс в Северных землях больше нет. Зажрался ты, Маджере.

+1

8

Рейстлин лишь хмыкнул. Похожи, говоришь? Не самый лестный комплимент, который можно услышать, но развивать тему вампир не собирался. Лишь едва заметно пожал плечами, отмахиваясь тем самым от этого замечания. Все они чем-то похожи. Проклятые кровососы, связанные цепями традиций, попытка разорвать которые несёт неминуемую трагедию. Так было раньше, так будет сейчас, так будет впредь. И если в пятьдесят лет Рейстлин этого не понимал, имел какие-то романтические настроения по поводу свободы выбора, то теперь их не было. Посмотреть хотя бы Харуку. Маджере был искренне рад за друга, что он смог найти свою единственную, что был счастлив в браке и все дела, что у него была прекрасная дочь и сын. Но посмотрите на Эстель - плод противоестественного союза, собравший в себе все недостатки обоих кланов. Неполноценная Арис, неполноценная Камэль. Она никогда никому не будет ровней. И пройдёт ещё не одно столетие прежде чем её кровь перестанет отравлять новые поколения, позволит более сильной крови Камэль или Арис, смотря с кем она соеденит свою судьбу (если соединит, конечно), взять своё по праву,  вытеснив ошибки прошлого. Так что, да, они все похожи. И Харука не стал исключением, к сожалению.
   А если Император окажется не в курсе событий, происходящих во дворце, Рейст даже не удивится. Меньше всего Шейна заботила политика. Недальновидный, своевольный монарх, не понимающий ещё, какое бремя легло на его плечи. Впрочем, в этом виновата Мирра. Она могла воспитать своего сына достойным правителем, но что мы видим? Впрочем, ладно. Никто не знает, как оно там было на самом деле, а сетовать уже поздно. Что выросло — то выросло.
   - И не говори, - усмехнулся Рейст, искоса глянув на друга. - Зажрался. Да только принцесса мне с душком попалась, не находишь? Я слишком привык к своему образу жизни и совершенно не хочу становиться пешкой в руках стариков. Тебе ли не знать, что будет с новым избранником. После инцидента с Шейном они сожмут клещи так, что будет не выбраться. А если избранник станет неугодным, так никогда не поздно заменить его на более лояльного вампира, благо такие есть. Мы крепки, мой друг, но, увы, не бессмертны. И моя шкура мне дорога. - Рейст вздохнул и сделал ещё глоток и вновь начал бродить по комнате. Ему было неспокойно. - Вот если бы можно было каким-то образом избавиться от Археля. Сделать так, чтобы он стал непригодным для принцессы, тогда можно было бы попытаться сделать финт ушами. Но это опасно. С завтрашней ночи я неделю буду жить во дворце: старики дают Элен возможность «лучше узнать» своих суженых, - по голосу было понятно, как он относится к данной затее. - Мне нужна твоя помощь, Хару. - Маджере остановился посередине комнаты и серьёзно посмотрел на друга. - Я не знаю, как именно, но ты должен мне помочь. Хоть... Хоть найти компромат на Археля, - и тут же замолчал, осознав, что этот самый «компромат» находится сейчас у него под носом. Что стоит только руку протянуть — и вот оно, живое доказательство того, что белобрысый не чист на руку. Но кто сказал, что Сара захочет порочить имя брата, а не его, Князя, имя? К тому же, сам Маджере в этой ситуации выглядит крайне неблагоприятно. Впрочем, это-то мелочь как раз, но... - Как не хочется подставляться понапрасну, - под нос себе проговорил вампир, и плечи его вдруг ссутулились. Он тоже устал. Может быть, не как Хару, но ситуация сосала из него силы буквально с первой минуты. Лишь бы недоносок Анри чувствовал то же самое. - Я не знаю, Хару. Я действительно не знаю, что делать.

эпизод завершён

+1


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [23.02.1082] Лишь слегка потускнел мой камзол