Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре июль — август 1082 год


«Тайна забытого города»

Ритуал очищения и освобождения прошли успешно. В Зенвуле больше нет ни призраков, ни нежити, ни тёмной энергии. Экосистема города возрождается. В него вновь возвращаются звери и птицы. Проклятое Древо Костей в центре города полностью уничтожено, на его месте теперь стоит Страж-дерево. Болезнь Роза немёртвых полностью не исчезла, но теперь новых заражений не будет. Пока дух всё ещё в теле смертной девушки и мир полностью не очистился от тёмной энергии, которая растянулась далеко за пределы Остебена, болезнь останется.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Жатва»

Войска столицы направляются к городам-близнецам, чтобы дать бой Культу Безымянного и освободить Атропос и Акропос из-под гнёта культистов. Культ сдаёт Атропос без боя и стягивает силы к Акропосу, где разгорается полномасштабная битва. Первые Ключи из Силентеса активированы, что провоцирует Мёртвое древо поднять новое войско нежити и уничтожить всё живое, что есть на материке.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Джошуа Элиор Лангре Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [8.03.1082] Чёрный день на чёрном рынке


[8.03.1082] Чёрный день на чёрном рынке

Сообщений 31 страница 55 из 55

31

Зеленая гадость, как ни странно, оказалась эффективной. Через какое-то время девушку перестало мутить, туман перед глазами рассеивался, проявляя контуры комнаты, хотя голоса продолжали гулко отдаваться в ушах, словно в них напихали бинтов и ваты. Боль все еще осталась с девушкой, неприятная, ноющая, но уже не была такой сильной, и дракон перестала судорожно стискивать подушку.  Девушка пихнула ее себе за спину, снова поморщившись от того, что превнесло резкое движение, позволила напряженной спине расслабиться. Она было продолжила поглядывать за дверью, но стоило ей на мгновение закрыть глаза, как ее разбудил относительно бодрый голос Рея. Лина Ли встрепенулась, скидывая остатки сонливости. Лекарство помогло, сейчас она могла четко видеть комнату, вернее, комнатушку с двумя узкими, но массивными кроватями. Взгляд зацепился за овальное зеркало, висевшее сбоку от кровати Лин. Грязное, с отметинами чьих-то пальцев, но девушка разглядела в нем себя, вернее, свой жалкий вид. Волосы растрепались, половину своих драгоценных заколок она потеряла то ли по пути, то ли в битве. Но, как ни странно, это не вызвало в ней суеверного беспокойства. Ведь она отбирала каждую подвеску с особой тщательностью, приписывая определенное значение. Раньше эта неприятность вызвала бы у нее едва ли не панику, хотя этим раньше она и внимательнее следила за своими вещами. И не связывалась в драки. Раньше.
- Я в порядке, - отозвалась девушка, разглядывая почти черные круги под глазами, - только похожа на енота. И, наверное, так же пахну.
Но тут она, наконец, заметила отражение позади себя. Недоверчиво склонила голову, всматриваясь в зеркало, и только потом додумалась обернуться, чтобы лицезреть своего спутника без маски. Какое-то мгновение она рассмотривала его, словно пытаясь запомнить его лицо, потом резко одернула себя, снова уткнув взгляд в дверь, затянув и без того неловкую паузу.
- Рей, если найдешь в сумке, кинь мне рыбку пожевать. А то есть хочется, - бросила она спутнику, а у самой в голове крутился клубок, и девушка никак не могла ухватить конец своих мыслей.
- Так куда ты запихал Авеля, - решила начать дракон с самого важного, с того, что волновало ее больше всего, - и когда собираешься возвращать обратно? Что вообще случилось в этой дурацкой лавке? Мне жаль, что я выбыла из битвы.
Девушка задумалась ненадолго, потом снова обернулась к спутнику, задерживаясь на его лице.
- Ты снял маску, потому что здесь нет Авеля? Просто даже слепой бы уже заметил, что все крутится вокруг него. Я знаю, что он бастард императора, но сомневаюсь, что его хотят убить только из-за этого. И спасать тоже.
Эти слова вырвались как бы сами по себе, девушка прокручивала их в мыслях, поздно поймав себя на том, что они были сказаны вслух.
- Впрочем, это не мое дело, да мне не понять и не разобраться в дворцовых интригах. Я так далека от всего этого, а волей случая оказалась в самом центре. Просто... убийцы так и будут следовать за нами по пятам? Не эти, так другие? Мне не страшно, просто... не знаю. Мне так сложно разобраться в своих эмоциях. Там, где я родилась, я не испытывала ничего, кроме тупого умиротворения. Я никогда еще не испытывала настолько сильных чувств, как гнев. Как ненависть. Ярость. Злость. Это так не похоже на меня. Хотя... может, настоящая я это не та былая певичка-музыкантша?
Девушка вздохнула, переводя дух. Комки ее мыслей, а нужны они Рейнеке? Кажется, Лина Ли вошло в привычку выливать свои эмоции на первых и вторых встречных. Но эта сумятица в ее голове и в ее сердце... никак не разобрать кто есть кто. У нее два спутника, о которых она не знает практически ничего, но слепо доверяет, позволяя себе быть ведомой.

Отредактировано Лина Ли (2014-02-02 13:13:42)

+2

32

Хотите знать, чем эпические битвы из песен отличаются от реальности? Во-первых, многим героям хватает одной стрелы, а не трёх и удара мечом сверху, чтобы погибнуть. Во-вторых, вероятность упасть на спину, пафосно раскинув руки, понижается по целому ряду причин, но в первую очередь – из-за строения человеческого тела. Обычно человеки падают лицом вниз, когда все мышцы резко расслабляются и подгибаются коленки. В-третьих, от многих трупов начинает пахнуть тут же. Опять, бренная анатомия. В-четвёртых, выживших в песнях ждёт почёт и парад, а в реальности – такое вот горькое на вкус и отвратительное на запах послевкусие из лекарств и зубной крошки. То, что случилось тут с ними - это ещё "отделались лёгкими ранениями". Рейнеке, вот, мог бы захлебнуться кровью - ничего не напоминает? - войди болт не под углом, неглубоко, а на полную длину. А Лина - истечь за минуту своей драгоценной драконьей, попади нож в артерию. Вот такие дела.
Но всё это - лирика.

На практике им стоило бы побеспокоиться о том, чтобы провести время на отлёживание с максимальной пользой. У них оставалось что-то около десяти или девяти часов до момента, когда Рей обещался забрать Авеля.
- Поверь, милая моя, сходство с енотом - это не самое страшное, что случается с людьми в нашем положении. Покуда это сходство не с дохлым енотом - точно, - усмехнулся маг, подняв глаза на зеркало, посмотрев в глаза драконице, и постучал себя костяшкой указательного пальца по переносице, которая бледнела между двумя частями его уже естественной маски под глазами. Следы его бессонницы никогда не сходили, а этой ночью он подремал лишь пару часов перед рассветом, когда проснулся Авель.
Свёрнутых карт оказалось как-то много, Рей даже удивился. Просьба Лины слегка отвлекла его от разглядывания довольно хрупкого свёртка с крупной и подробной картой Степей Безмолвия.
- И кстати о пожрать... Держи! - отщипнув себе часть, он бросил девушке вяленую рыбу. - Но не увлекайся. Нам стоит поесть нормальных харчей, пока есть возможность. Попозже спущусь возьму чего-нибудь.
Колдун замолчал на некоторое время, спешно прожёвывая перекус над картой.
- Я, - стараясь не чавкать, но это плохо получалось с непривычными клыками, - сжёг того ублюдка, который схватил тебя, а Авель обезвредил ульва. Арбалетчик застрелил союзника, чтобы не давать нам возможности того допросить, и мы не стали за ним гнаться с ранениями. Я уговорил Авеля войти в портал в город и найти и приобрести запас зелий и крови. Продержать портал достаточное время сил у меня не хватило, я о такой возможности его предупреждал, поэтому нашему другу придётся немного поторчать на своей родине на северном острове Хериан до полуночи.
Вампир рассказывал Лине о всех произошедших событиях так же, как хозяйка говорит о ценах на ярмарке, не поднимая глаз с карт.
- Карта Степей стоит, наверняка, целое состояние, даже если это копия копии... Я знаю очень мало ненормальных, готовых бегать по тем местам и зарисовывать каждый овраг, - пробормотал мистик. - Даже я бы не взялся... А что касается маски... Нет. Причин много, и они другие.
Мужчина отложил карты на кровать и выпрямился, насколько ему позволяло удобство повреждённой спины.
- Скрываться смысла не было, по крайней мере от вас. Вчера я снимал маску, но ты слишком сильно клевала носом, чтобы заметить в ночном лесу, - Рейнеке поднял голову, дав девушке возможность вдоволь поразглядывать  "крёстного фея". Руки вертели в пальцах подобранную с подушки маску. - Солнце истощает вампиров, Лина, если ты не знала. Авель рождён таким, у него было несколько десятков лет, чтобы выработать устойчивость. У него было также достаточно времени, чтобы нажить себе врагов, но предоставил повод и возможность себя убить он им только сейчас.
Ну кто-о-о из игроков в престолы отправляется без сопровождения в кишащие наёмниками земли даже инкогнито?! Кайлеб Ворлак был особенным - он умел телепортироваться в самые неожиданные безопасные места в самый критический момент. Потому он был таким поцарапанным и пожёванным, но всё ещё живым.
- Ты в это влезла по самую макушку, но, думаю, он сам тебе всё расскажет, когда вернётся.
Рей склонил голову, слушая драконицу. Её мысли штурмовали его голову примерно таким же потоком, когда он вышел на дорогу в первый раз.
- Какое ты интересное определение дала - тупое умиротворение... А как ты можешь знать, на что способна, если ты ничего толком не пробовала? Я стал петь только когда устал выть от ран, а так, может, остался бы скучным бесталанным домоседом.
Маг отложил маску и, сняв сапоги, подтянул ноги на кровать. Его пробитая на спине куртка лежала смятой где-то в углу кровати, но ему было слишком лень её убрать. Рей влез под покрывало и лёг на бок - левый, здоровый, лицом к девушке.
- Выкинь это просто из головы, не трать силы и время. Подучись колдовать и драться и попутешествуй: посмотришь мир, отморозишь задницу. Розовые облака, правда, видеть разучишься, но бесценное знание получишь. Может, я не знал бы, как быстрее и эффективнее захватывать точки, где в старых башнях ульвов колодцы и как превратить человека в хорошо прожаренную курочку, но и выживать в драке с убийцами тоже не смог бы, - усмехнулся он. - А, может, был бы счастливее.
Рейнеке клацнул челюстями, зевая. Нет, ему нельзя было касаться щекой подушки: сморило мгновенно, и никак не получалось снова взбодриться.
- Лина, я подремлю немного? Ты знаешь бытовую магию? Сможешь починить одежду себе и мне?

+2

33

Остров Хериан? Кажется, самый северный из островов архипелага. Впрочем, девушка могла ошибаться, к ее стыду, она взглянула на карты лишь мельком, когда отправлялась из дома, еще того дома, в горах. Наивная, думала ветер подскажет ей направление. А ведь могла захватить их с собой! Некоторые из них отец составил сам, кое-что приобрел, но Лина Ли не сомневалась, что покупать всякую дрянь дракон не будет. А ведь пригодились бы сейчас. Девушка покачала головой сама себе, неохотно погрызла твердый бок вяленой рыбы.
Она рассеяно слушала Рейнеке, как будто не сама заговорила с ним, погрузилась в омут своих мыслей и догадок. Опять вату мнешь. Дракон искренне надеялась, что Авель не там, где не хотел бы оказаться. Своя родина. Ну вот, снова белое пятно. Ни черта она не знает ни о своем учителе, ни о порядках вампирских земель. Что поделать, если в той, обычной жизни, ее интересовали только сказки, а не история и география родного мира. Жить чужими историями всегда проще, чем составлять свою. Там хотя бы все всегда заканчивается хорошо. И жили они долго и счастливо. А здесь? Не знаешь что и кого встретишь за каждым новым поворотом.
- Нет, не расскажет, - уверено сказала Лин на ответ спутника о дворцовых секретах, - не расскажет.
Она вздохнула. Уже пыталась спросить, тогда, в Мирдане. Это не ее дело. Конечно, все могло измениться за те дни, которые они провели в пути, но девушка знала, что когда вампир вернется, она ни о чем его не спросит. Если серьезно, то так ли она хочет знать все подробности придворной жизни? Зачем ей лезть не в свою стихию. Будто бы она разберет что к чему. Ей бы хотелось узнать Авеля поближе, но никак не решалась его снова о чем-нибудь спрашивать. Боялась его ледяной стены. Впрочем, не всем понравится, когда лезут в саму душу. Вот и Рей отмахнулся небрежными словами. Но ведь правда, не ее дело. Да и ей самой стоит меньше болтать. Чужая душа тоже никому не нужна. Да и какая разница, после того, как она найдет отца, она оставит своих спутников. И разойдутся они как в море корабли.
Девушка снова обернулась к своему отражению. Тупое умиротворение. Странно, что она произнесла эти два слова вместе, даже не заметила. Почему-то та жизнь казалась теперь какой-то слащавой, никчемной, наполненной мелочной заботой о том, вытерта ли пыль на камине. Почему то, что когда-то было дорого, теперь так далеко от нее, и теперь не только в физическом смысле? Как будто и не ее жизнь. Что она будет делать дальше, когда вернется? После тех сильных эмоций, которых довелось ей испытать, то спокойствие, которым были наполнены долгие дни в горах Алавес, действительно казалось тупым. Она и не знала то и мир толком, жила, видя, как удачно выразился Рейнеке, только розовые облака. А вот она жизнь настоящая, неподдельная. Вот куда постоянно бежал Райлег Уайтсноу. Может, Рей прав, к чертям собачим все? Конечно, она найдет отца, отправит его домой, а сама рванет куда-нибудь к эльфам или ламарам? У нее же два крыла за спиной и безграничная свобода впереди. Девчонка усмехнулась. Как заманчиво выглядят горизонты сейчас, почему она не замечала этого раньше?
- Спи, конечно. Одежду посмотрю, - ответила Лина и задумалась, вспоминая, чему учила мама. Почистить и заштопать. Девушка постаралась наклониться к груде одежды на полу так, чтобы не задеть раненую ногу. Получилось. Немного поколдовала над разрезом в штанине. Кровь и дыра исчезли. Хах, давно она не применяла бытовую магию, не разучилась еще. То же самое повторила с курткой Рейнеке. Отложила в сторону, замерла, прислушиваясь к тишине. Полная голова дурацких и не совсем мыслей напрочь отбивали сон. Бессонница ее мучила и в Мирдане, когда она строила самые невероятные предположения насчет того, где мог сгинуть отец. Сейчас не давало спать беспокойство за Авеля, хотя тяжелый день вымотал девушку почти до предела. Лина Ли взглянула на спящего спутника, потом на себя в зеркале. Признай, Лин, один сегодняшний день стоит все предыдущие двадцать пять лет твоей жизни. Девушка улыбнулась, вспоминая старую песню. Забавно, что она еще помнила слова:

Здравствуй жизнь,
это я.
Прекрасный новый мир
ты звал меня.

Девушка на мгновение замолчала, оценивая, как ее голос прозвучал в тишине и не разбудил ли Рея.

Я пришел,
так юн и смел,
И сердце свое
найти сумел.

Это мой мир,
Это мой путь,
Мне с него никогда больше
Не свернуть.

Это мой день,
Это мой...
*

Девушка прервалась, услышав возню рядом. Обернулась к Рейнеке, которого по всей видимости, мучил кошмар. То ли ему снилось сегодняшнее нападение, то ли еще что, или, скорее кто, учитывая с какой яростью, как показалось Лин, ее спутник хотел придушить своего соперника, коим, на данный момент, оказалась подушка.
- Рейнеке, Рей! - Позвала дракон его, надеясь вырвать из объятий кошмара, - Рей, проснись!

Время вспять 40 МгМ (взяла по максимуму, потому что вещей несколько)
*Вольный перевод (не мой) песни Bryan Adams - Here I am

Отредактировано Лина Ли (2014-02-02 13:20:14)

+2

34

Он никогда не скучал по кошмарам: очень тяжело скучать по болоту, в которое проваливаешься почти на любом шагу с сухого места. Близость с Глациалис забивала его сознание, но не уничтожала источник.
Это всегда были примерно те же условия, но другая история. Кай всегда что-то искал на руинах, а когда находил - горько сожалел об этом. Иногда это были обугленные остовы деревни или небольшого придорожного городка, иногда под его ногами гремели мостовые крупных городов. Места казались смутно знакомыми, но тяжело разобрать, когда, превращённые в пылающую преисподнюю, они задувались и заливались штормовой бурей.
Иногда Кайлеб находил людей. Иногда - призраков и чудовищ. Разницы особой не было в сути: все они одинаково ненавидели некроманта и стремились уничтожить. Кроме Алисии.
В этот раз его ноги ступили на что-то совершенно точно не знакомое. Город выглядел разрушенным уже многие и многие годы, а огни в нём блуждали не от пожарищ. Плети странного растения тянулись по остовам стен и под ногами, и, ведомый порождением собственного подсознания, колдун пошёл вдоль них.
Это было странно. Он точно не бывал в этом месте. И это было удивительно, ведь фантазия работает на опыте и подобиях.
- Что ты делаешь здесь? - спросил голос сзади. - Тебя тут быть не должно. Время ещё не настало.
Кай обернулся, и тут же спрашивавший вцепился ему в горло.
- Время не настало, ублюдок!
Крепкие, вытянутые, чуть узловатые пальцы душили мага, как будто его собственный клон. Тень, облачённая в плащ из золы и пепла, глядела на него жёлтыми глазами. Кайлеб вцепился в горло ей, но тем быстрее стал слабеть сам. Руки его нащупали три знакомых рубца.

"Рейнеке, Рей!"
Что это? - переставая бороться, подумал слабо Кай.
Это наше новое имя.
"Рей, проснись!"
Наше.

Колдун сделал резкий вдох и открыл глаза. С секунду в них держалось это абсолютно безумное выражение, а потом стало растворяться, как и обрывки кошмара. Рейнеке молчал некоторое время, водя взглядом по разным вещам и лишь вскользь глядя в глаза Лине, а потом выдохнул:
- Пойду возьму нам что-нибудь поесть.
И, уклонившись от любых комментариев и с сухим "спасибо" забрав куртку, мужчина покинул комнату.

Но, прежде, чем Рей подошёл к трактирщику со своим золотым сьером, он шмыгнул через дверь на улицу. Хмурое небо начало темнеть. Мнимый вампир привалился лопатками - спина отозвалась болью - к стене, глядя вниз, на место сегодняшнего столкновения. Тел уже не лежало, но люди обходили пятна крови на земле и досках. Рейнеке вспомнил, что из троицы убийц один скрылся, и лёгкая тревога накрыла его. Арбалетчик мог следить за ними и подстрелить Авеля в момент телепортации. Либо убрать его спутников, один за другим. Нужно было убедиться, что он сбежал, либо найти и убрать скорее, чем снайпер подготовит новую атаку. Мужчина тряхнул головой и вернулся в помещение.
- А-а-а, вот и ты! - приветствовал трактирщик. - Что, вампирья регенерация спасла?
Ты недооцениваешь человеческое упрямство и приспособляемость, - подумал некромант.
- Вроде того. Что у тебя сейчас горячего есть, хозяин?
- Похлёбка и курица с пареной репой.
- Хватит на двоих?
- Хватит, но... - мужик замялся, красноречивое сочетание мук совести простой души и чего-то гадливо-меркантильного отразилось на его лице. Рейнеке просунул руку в подшитый с внутренней стороны ремня мешочек и извлек запрятанный после покупки троса сьер. Трактирщик уставился на него, как ошалелый.
- Ты ведь не только об этом заикнулся? - тихо спросил вампир, закрыв контакт левого глаза монетой. - У вашей деревеньки есть какой-то разбойничий схрон, не так ли?
Редкий искусник слова мог бы передать точно, как разговаривал Кайлеб Ворлак, когда от количества переходил к качеству - то есть добивался того, чего хотел. В один момент его речь играла краской его звонкого и громкого баритона, другой - превращалась в тихое, вкрадчивое, и пробирающее до дрожи в сочетании с сосредоточенным взглядом бледных глаз журчание. Гроссмейстер пользовался не только словами: его интонации и ударения, то, как он задавал вопросы - всё играло на то, чтобы вселить в допрашиваемого нежелание что-либо скрывать.
- И стрелок всё ещё тут, не так ли?
Бледность на лице человека сказала больше, чем что-либо до или после.
- Я простой обыватель, колдун! – прошептал дядька, бросая взгляд в зал, где за длинными столами сидели местные, обсуждая события полудня.
- Не бойся, я не буду убивать того, кто протянул мне руку. Что ты знаешь?
- Немного. Он не из наших, но хочет нанять головоломов. И… Они могут согласиться.
Упоительнее всего в этом, казалось бы, тревожном разговоре было искреннее чувство вины мужика. Рейнеке же тепло ему улыбался – с клыками, правда, выходило ещё более угрожающе, чем обычно.
- Я знаю. Спасибо. Держи, - маг вложил обожжёнными пальцами золотой в тёплую ладонь.
- Ты серьёзно?
- Не беспокойся, мне не нужно вмешательство в разборки. Только, если можешь, похлопочи для нас немного? – Рей подмигнул. – Помнишь, девушка путешествовала со мной и моим господином? Попытайся раздобыть ей заживляющий эликсир, ладно?
- Хорошо.
- Я ни о чём тебя не спрашивал, если что. Просто эликсир и еда. Кстати.
- Дочь вам всё принесёт, - меняясь в лице на всё того же спокойного человека, ответил хозяин.

- Скоро будет горячее! – объявил с порога Рей, широким и излишне бодрым для раненного шагом проходя в комнату. – Как твоя нога?
Как бы ни хотелось "крёстному фею" этого признавать, а от способности девушки встать зависело сегодня выживание их обоих. Даже без магии боец с арен был опасен, но раны, непривычное оружие, усталость и возможное численное преимущество убийцы сводили вероятность преуспеть в мизер. С другой стороны, имея при себе безобидно выглядящую драконицу, которая могла довольно легко сделать необходимый для внезапности бум, он уже готов был рискнуть.
- А пока - карты.
И не важно, что всего четверть часа назад этот человек мучился от кошмара, а три или четыре – получил в рёбра арбалетный болт. Кайлеб Ворлак отучил себя останавливаться на таких вещах и обращать на них слишком много внимания – внешне, по крайней мере. Получил-встал-отряхнулся-побежал дальше. Так было куда удобнее жить.

- Не знаю, кто тебя снарядил, но всё очень здорово, - сев на свою кровать и выложив снова из сумки свитки, сказал Рейнеке. Покрасневшие и припухшие пальцы немного неуклюже развернули обе примеченные ранее карты и продемонстрировали девушке.
- Вот эта, - потряс левой рукой маг, - карта новая. На ней уже нет уничтоженных в войне несколько лет назад деревень вдоль Великой реки. А эта, - правая рука повторила привлекающий внимание жест. – Очень старая. Казалось бы, зачем нам она?
Рей положил карты на ноги драконицы, а сам сел на корточки у её кровати. Пальцы его указывали на точки на побережье северо-западной части Лунных земель, что было через пролив от архипелага под властью вампирьей короны.
- Вот наш вчерашний порт, где на вас напали, - чуть поскрёб заострённым ногтем лжевампир. – А это… - он постучал другим указательным пальцем по старой карте, где, примерно в том же месте, стояла точка с крохотной фигуркой, которая, верно, обозначала то ли маяк, то ли что-то в этом духе. – Смекаешь?
Мужчина улыбался почти по-мальчишески, ожидая искромётных догадок.

+2

35

Рейнеке так быстро поднялся и так быстро скрылся за дверью, что Лина Ли не успела и рта раскрыть, чтобы что-нибудь спросить.
- И откуда у него столько энергии? - Спросила девушка у собственного отражения, но оно смотрело на  дракона так же вопросительно, - не знаешь? Вот и я не знаю.
Завидная выносливость. Такой регенеративной способностью, как ее спутник, девушка не обладала, хоть и дракон. Вздох. Лин снова кинула взгляд на раненую ногу, покачала головой. Долго заживать будет, особенно если они пойдут дальше. Она и раньше талантами не блистала, так теперь будет еще и тормозить всех со своим ранением. Возможно, Авель притащит им какой эликсир, но Лин чувствовала, что для нее важнее, чтобы вернулся сам Ворон. Пускай без припасов, но зато целый и невредимый.
Тишина давила грузом на плечи, сон все не шел, Лина Ли прикрыла рукой уставшие глаза, продолжая перебирать, вертеть, перемалывать не по одному разу те мысли, что роились у нее в голове. Как там Рейнеке сказал? Они убили двоих. Третий сбежал. Девушке хотелось бы представить преступника, бегущего от праведного гнева ее друзей, но чутье неумолимо твердило: нет, подружка, это тебе не те рубаки на пристани, не возомнившие себя непобедимыми самоучки. Ну, не считая ассасина. Эта троица сработала почти профессионально. В их действиях чувствовался холодный расчет и твердая рука. Единственное, недооценили силу тех, за кем охотились.  Теперь, вероятнее всего, этот третий приведет за собой еще компанию. Если это задание, то тот, кто его дал, определенно доведет дело до конца.
Эх! Ей бы эликсир какой восстанавливающий! Впрочем, у девушки оставалась еще одна нераскрытая карта. Она в любой момент могла обернуться в свой истинный облик. Даже сейчас, хотя она разнесла бы в щепки всю гостиницу. Но если не останется выхода, то даже не задумается. Рана, конечно, никуда не денется, но ей и не надо будет ходить. Она может и настоящий ураган устроить.
Дверь скрипнула, и Лина Ли одной рукой схватилась за лежащий рядом клинок, другой начала сплетать огненное заклинание. Девчонка-служанка вскрикнула, закрывая глаза руками.
- Простите, простите меня, я просто хотела узнать не надо ли чего...
- Надо! Только перед этим стучаться не пробовала? - Нервы были на пределе, вот Лина Ли и срывалась на всех вподряд. Мгновением позже она жалела об этом, но когда след вслед за тобой идут убийцы, спокойствия не наберешься, - ладно, принеси мне бумагу, перо и чернильницу. И еще, у вас почтовых сапсанов разводит кто? Ну, или голубей, на крайний случай.
- Да есть один старик, мы почту только с помощью его птиц отправляем. Если вам отнести письмо надо, то я...
- Нет! - Как-то резко прервала ее дракон, снова перепугав девчонку чуть ли не до полусмерти. Но Лин и представить не могла, чтобы письмо держал в руках кто-то посторонний, а любопытные глаза прочитали написанное, - я сама справлюсь.
Девчонка непроизвольно кинула взгляд на ее раненую ногу, но Лин еще тверже повторила:
- Я сама справлюсь.
Служанка убежала, а дракон перевела дыхание. Не паникуй. Нашим друзьям нужно время, чтобы подготовиться к новой атаке. Так что сейчас нападут вряд ли. Если бы хотели застать спящими, то пришли бы раньше. Значит, выжидают, копят силы. Девушка наполовину вытащила из ножен изящный клинок, прочной драконьей закалки.
- Ничего, приятель, - про себя произнесла девушка, любуясь такой знакомой гравировкой в виде крыла, - еще успеешь попробовать свежей крови.
Прибежала девчонка, оставив дракону требуемые предметы. Вздох. Письмо матери. Лин понимала, что поступает несправедливо по отношению к материнскому сердцу, с трепетом ожидающего любой весточки от потерянных близких. Уже прошло достаточно много времени от отправки последнего письма, еще там, в Мирдане. Бедная Кирин уже наверняка сходит с ума от отчаяния. Но что можно написать матери из того, что произошло? Нет, об этом Лин определенно умолчит. Кирин почувствует это, сама ведь учила ее не обманывать, не юлить, не играть ролей и не одевать маски, но, главное, поймет, что ее дочь еще жива.
Кончик гусиного пера опустился в чернильницу и заскрипел по желтоватой бумаге.

Рейнеке ворвался в комнату с радостным объявлением о еде. К его возвращению Лин уже закончила письмо, свернув его в аккуратную трубочку, чтобы было легче засунуть в маленький тубус на лапке почтовой птицы. Правда, как доковылять до старика девушка пока не знала, и подумывала попросить Рейнеке. Но промолчала, когда он вошел.
- Ты оптимист, если считаешь, что состояние моей ноги как-то изменилось, - мрачно заметила она, - боюсь, что скоро кончится действие лекарств, и мне станет совсем весело.
Между тем, Рей разложил на ее ногах карты. Лин мысленно поблагодарила за них Эллиота. Где он их выкопал - поди разбери. Возможно, все же стащил у отца. Хотя зачем охотнику Мирдана карты выжженных Лунных Земель?
- Не помни, я обещала их вернуть. Так что ты придумал?
Дракон сверкнула зелеными глазами в сторону своего спутника, словно пытаясь прочесть мысли. Но чужая душа - потемки. Дракон скрестила руки на груди, всмотревшись в то место, куда указывал Рей, медленно перевела взгляд с одной карты на другую.
- Главную мысль я уловила, что имея старую карту мы имеем определенное преимущество над нашими друзьями. У них, вероятно, новые, ведь такие, как эта еще не так легко отыскать, да и, в принципе, незачем. Но в чем твоя идея, не пойму, - Лин прекрасно понимала, что Рей что-то придумал, что явно ей не понравится. Или, она сочтет это гениальным. Впрочем, не зря, у нее не так давно мелькнула мысль, что ее спутник невероятно похож на лиса, - ты хочешь спрятаться? Или, наоборот, устроить бойню? Подстроить нашему недобитому хвосту ловушку? Что?

Отредактировано Лина Ли (2014-01-30 04:36:59)

+2

36

- Ва-а-а-о! – протянул – и не понять, то ли чисто с издёвкой, то ли с изрядной долей одобрения, маг, хлопнув по щеке кончиками пальцев. – Идея ничего, и что ты вспомнила о стрелке – это здорово, – особенно если учитывать, что Рейнеке задумал на этот вечер и о чём только планировал поднимать разговор, – но всё не так просто.
Он положил сверху копию старой карты.
- Сперва о картах вообще. Если ты помнишь, вчера мы ночевали в покинутом городе, и там была башня, - он снова показывал пальцем на мелкий значок. – Порта на этой карте быть не может в принципе, заметь. Так вот, - палец сместился от башни на юго-восток: всего ладонью длиной на карте и неделями пути на ногах отделялась столица некогда живших, как цивилизованные существа, ульвов. Там, где был подписан город Зенвул, на карте была нарисована чёрная роза, а земли вокруг усеяны чёрными точками, которые также распространялись оттуда на север.
- Ещё сто лет назад лес вокруг нашей вчерашней ночёвки, и весь тот берег вообще, находились очень далеко от границы заражения, а остатки некогда функционировавшей системы укреплений... э-э-э, ну, функционировали. На этой карте обозначены все, которые помнили этак лет сто-двести назад, башенками. Да, я планировал использовать их и да, именно для того, чтобы нас невозможно было поймать. Есть шанс, что некоторые из руин уже сравнялись с землёй, а другие заселены, но какая, в сущности, нам разница, если мы просто можем проверять ближайшие, если нам понадобится убежище и перевалочный пункт, м?
Рейнеке поднялся с коленок, начавших затекать. Его лицо видимо не изменилось, но голос похолодел:
- Теперь о хвосте, – коротко сказал маг, сделав паузу. – Он здесь, он готовится, и мы не будем его никуда заманивать просто потому, что мы медленнее.
Он сел на свою кровать снова, забрал карты и стал их сворачивать.
- Маны у меня – на донышке, и восстанавливаться я буду медленно, – продолжал Рей. – И наш единственный шанс удрать сейчас – попробовать только-только сложенное мной заклинание для перемещения во вчерашнюю башню. О том, чтобы забрать Авеля из города его матери, где он под защитой – хочет или нет, – я речь даже не веду.
Мужчина собирал и завязывал сумку, терпя резкие ощущения в спине. Ушибленные ткани, небольшая рана, может, даже треснутые рёбра – это лучше, чем многое остальное, но всё так же неприятно, болезненно и мешает двигаться.
- Пока упырь не нанял головорезов, как та девчонка, с которой я снял твой новый плащ и эти ножи, - он кивнул на перевязь, валяющуюся на полу поверх троса. – Его ещё можно убрать без больших жертв. Но один я не справлюсь.
Вампир поднял взгляд.
- Поэтому мне понадобится твоя помощь. Я пытаюсь найти для тебя исцеляющий эликсир. Когда ты сможешь встать на ноги, мы отправимся в местное логово, вычислим ушлёпка, и, когда один привлечёт его внимание, другой – прикончит его.
Стук в дверь не дал Рейнеке раскрыть детали рискового плана.
- Господин маг? Папенька прислал еды.
- Заходи.
Дочь трактирщика, открыв дверь бедром, прошла внутрь с подносом ароматно парящей еды, чтобы поставить его на тумбу.
- Папа также просил передать, что вам нужно будет обойти скалу перелеском по тропинке из нашей задней двери и спуститься с другой стороны к каменистому пляжу. Он сказал, что время нынче не рыбное, но гарпун стоит взять попрочней.
А вот и направление, куда идти за упырёнком. Рейнеке вгляделся в лицо девчушки. Святая невинность и деловой подход, точно и не понимала, что говорит. Но она понимала. Молодая, а уже ушлая, пойдёт дальше простака-отца.
- Спасибо.
Девочка скрылась за дверью, а маг, поглядев на содержимое горшочков и переставив тумбу на середину прохода, сказал:
- Про деревню я был прав: пираты и их прикрывающая родня. И мой сьер им понравился больше, чем обугленный труп у прилавков.
Он поднял оставленную прихватку, из-под которой виднелись ложки, и чуть не отправил тем выскочивший из складок пузырик в еду.
- А вот и эликсир! Итак, Лина?

+2

37

Когда на тебя открыт сезон охоты, вряд ли будешь скидывать охотников со счетов. Даже если не их старый знакомый стрелок, так другие обязательно придут за ними. Определенно есть кукловод, который управляет этими фигурками. Их пытались убить два раза, будет и третий. Главное, чтобы профессионализм нападающих не возрастал в геометрической прогрессии.
Лина Ли прислушалась к спутнику, внимательно следя за его действиями, боясь упустить любую деталь. Подтвержденные Рейнеке подозрения девушки, вызвали немалую волну беспокойства. Чудесный расклад, двое раненных против нескольких преступников, вполне возможно, даже целой банды, если стрелок решил перестраховаться и тупо взять числом. Так что она старалась уловить основной смысл плана Рея - едва ли не единственного способа выжить.
- Не хочу показаться капитаном очевидностью, но, насколько я понимаю, тот, кто выманивает, это я. Тот, кто прикончит - ты.
Конечно, наживкой быть не особо приятно, но Лин пришлось признать, что ее спутник прав. Если добивать, то сейчас, пока сукин сын не успел как следует организовать свою шайку, и, как верно отметил Рей, набрать профессиональных бойцов. Девушка задумалась. Но Рейнеке предлагал довольно рисковую аферу, отчего становилось просто жутко - самим сунуться в крокодилью пасть. Есть ли у него гарантии, что она не захлопнется? Что за глупые мысли, конечно нет! Либо рискуешь сейчас, либо потом, как ни крути, но встретиться с этими ребятами все равно придется. Без разницы. Хотя нет, разница есть,сейчас за ними двоими есть некий элемент неожиданности. Да и если совсем прижмет, она может поклацать всех страждущих  настоящими драконьими зубами.
Девушка посмотрела на болтающийся на кожаном шнурке, который держал Рей, стеклянную склянку с восстанавливающим элексиром. Поймала себя на том, что грызет ногти. В ее груди появилось какое-то странное чувство, которое заглушало страх. Хм... жажда приключений что ли? В этой затее было что-то совершенно безумное. Но отчего-то в мыслях крутилась мысль: а почему бы и нет?
Ее прошлое поражение вызвало злость и досаду, а теперь появлялся шанс отыграться. Великое Пламя, откуда эти мысли в моей голове? Что это? Азарт? Странно было это осознавать, но Лин готова была рискнуть. А что, давай, сыграй с судьбой в кости. Главное, чтобы потом не пришлось играть в ящик. Она протянула руку, взяв эликсир. Встряхнула, всмотрелась в беловатую жидкость. Ну, смотри, Лина Ли, как бы следущий нож не полетел бы тебе в сердце.
- Я с тобой, Рей. Детали?

+2

38

Услышав фразу про капитана очевидность, мужчина усмехнулся. Нет, он именно предполагал, что незаметной будет оставаться Лина, а бить... а бить будут по ситуации. В конце концов, они же даже не знают, что из себя представляет осиное гнездо, в которое они вот-вот сунутся.
Выражение лица Лины, принимающей решение, можно было сравнить с ребёнком, которому предложили убежать из дома в приключение за сокровищем. Эта дорожка всегда начиналась одинаково: часть детей всегда смотрела на облака и звёзды больше, чем под ноги. Уж кому, как не ему, это понимать.
- Детали состоят в том, что я понятия не имею, какие есть детали, - улыбаясь произнёс Рейнеке необнадёживающие слова, пробуя ложкой похлёбку. То ли близость смерти - одного выстрела в упор хватит любому, и может так статься, что глоток крови Глациалис его в этот раз не спасёт, - делала еду вкусно, то ли готовили в этой дыре и впрямь здорово - как же, если для "своих". Попробуй не уважь рейдеров.
- Ты не будешь приманкой, кстати, - жуя кусок курятины, сказал Рей. - Он не тебя выцеливал, а меня, и вряд ли он забыл, как я выгляжу. Но нападать мы должны вместе. Готовь и меч, и магию.
На некоторое время он погрузился в еду, глядя перед собой. А потом он увидел на спинке кровати чернильницу и перо.
- М-м-м, ты кому-то писала? - спросил Рейнеке. - Знаешь, ты можешь отказаться. Карты я тебе тоже не просто так показал. Если будешь в состоянии обратиться, мы уйдём от преследования довольно быстро и найдём себе надёжное убежище. Враги Авеля от него не отстанут в любом случае, шанс наткнуться на них всегда будет.
А вот это уже была чистая манипуляция: сначала сделать вид, что всё безвыходно плохо, а потом снизу приписать, что участие добровольно, но на вас, леди, как бы уже надеются. Получить отказ теперь было практически нереально, но вот избежать обвинений в нечестной сделке - вполне.
Сам-то Кайлеб Ворлак знал прекрасно, что сбежать и запутать следы всегда можно. Просто однажды врагов становится слишком много, чтобы бегать от них всех. Спасти себя девушка была в полном праве. Это ему надо было добиться для Глациалис союза с сыном и выживания последнего, слегка не соразмерившего влияние своих противников прежде, чем ввязался в борьбу за власть. И это он считал удар на упреждение лучшей защитой.

Ложка хлопнулась в пустой горшочек, Рейнеке встал и стал застёгивать куртку как следует.

+1

39

Девушка удивленно приподняла бровь - не угадала? Дракон молча оглядела своего спутника, пытаясь понять, что же все-таки задумал этот вампир. Но свобода мыслей на то и свобода, что даже самые зверские потаенные желания никто никогда не сможет узнать. Иногда даже и под пытками, если привыкаешь к боли. Ко всему привыкают. Удивительно, что совсем недавно валявшийся на соседней кровати Рей с не слишком хорошо выглядещей раной в спине, уже успел разузнать что к чему, найти эликсир, распорядится насчет еды, да еще и наметать костяк плана. Да, Лин, обзавидуйся.
Отсутствие каких-либо деталей не удивляло. Если бы он еще и это успел сделать, что Лина Ли оставалось бы только встать на нужное место, помеченное красным крестом, выставить перед собой меч и ожидать, пока преступник напорется на него, то вообще стала поклоняться Рейнеке, как богу. Лин усмехнулась. Ну, это, конечно, она подумала с иронией.
- Значит, детали на месте? - Спросила девушка, глядя в миску с едой и гоняя в ней маленькие кусочки мяса, точно кораблики. Есть не хотелось, хотя за весь день она только обгрызла только брюшко вяленой корюшки, но запихать в себя суп надо было. Упадок сил в самый ответственный момент - не самый лучший ход, - то бишь никаких деталей, действуем по импровизации?
Тем интереснее. Забавно, но этот вампир напротив явно заражал своей неуемной энергией и харизмой. Почему-то с ним хотелось идти даже монстру в пасть. Лин чувствовала себя как подросток, собирающийся тырить с чужого сада яблоки, который был охраняем сворой волкодавов. Авелю это не понравится, очень не понравится. Но ведь его нет здесь сейчас, не так ли? Зато потом поубивает обоих к чертям собачьим, если за него это не сделает компания стрелка.
- Не откажусь, - покачала головой Лина Ли. Уже согласилась, а она не отказывается от своих слов, - ты прав, надо уничтожить эту помеху еще в зародыше. А то мы так вечно будем бегать, пока не растянем собственный хвост на всю длину Лунных Земель. Хотя, если честно, не представляю, как тебе удасться выманить нашего приятеля.
Дракон скосила глаза на чернильницу с все еще торчащим из него белым гусиным пером.
- Да, я... - вздох, - я писала матери. Просто, случая может больше не представиться. Всего пара слов, ничего особенного. Ей важно знать, что я в порядке.
Девушка задумалась.Теперь у нее была возможность отправить письмо, но элексир подействует только через некоторое время, может быть полчаса-час. А там уже не известно, успеет ли она найти старика с почтовыми птицами. К тому же дракону совсем не хотелось выходить на улицы этого жуткого города. Хотя все равно придется.
Рей между тем явно собирался опять ускакать по делам, дракон помялась немного, потом все же решилась спросить:
- Рей, не окажешь небольшую услугу, раз все равно уходишь? Эм... отправить записку. Мне служанка сказала, что недалеко от гостиницы живет старик, который разводит почтовых птиц. Если у него есть сапсаны, пускай отправит им. Они быстрые и... их тяжело выследить.
Она не хотела накликать беду еще и на мать. И пускай, она далеко, но хоть она и ее маленький брат будут в безопасности.
Лина Ли помедлила мгновение, потом вытащила из кармана записку, свернутую в трубочку и перевязанную грубой веревочкой.
- Просто засунь его в тубус. Это не займет много времени. И еще, Рей, направь сокола сам, ну, чтобы никто не слышал. Сапсаны невероятно умные птицы, они поймут, куда надо лететь.
Дракон сказала название своей деревеньки в горах Алавес.
- Дом этого старика легко будет узнать по пристроенной голубятне, они в любом городе похожи друг на друга. Ты меня очень выручишь, Рей.

Отредактировано Лина Ли (2014-01-30 14:31:22)

+2

40

- Хорошая дочь, – тряхнув красными волосами, коротко сказал Кайлеб. Он был сыном отвратительным, да и братом на поверку оказался так себе. За два года в Фоленте – ни строчки. За три года войны – ни весточки. Всё, что писал – в прозе и стихах, – сжёг, считая, что лучше быть пропавшим без вести, чем живым, но постоянно на грани смерти.
- Я всё сделаю, не волнуйся, - заверил девушку маг, принимая бумажную трубочку. - Хотя эту дыру я бы и деревней не назвал.
Спрятав письмо в мешочек в поясе, он затянул поверх куртки перевязь с оружием и надел свою маску, не покрывая, впрочем, головы. Рейнеке задумчиво посмотрел на свои руки, обожжённые недавно и лишённые теперь защиты перчаток. Ничего не поделать, и иллюзия амулета отомстит ему за такое. Он покинул комнату.

Птичня, как и обещалось, действительно спряталась поблизости - прямо на отшибе напротив, из-за которого они в поселение и пришли, а пристройка тонула в густых кронах сосен. Мужчина преодолел дорогу не более чем за пару минут, широким и бодрым шагом, сложив руки за спиной и пряча их от солнца, к вечеру решившего показаться сквозь просвет над морским западным горизонтом. Тень длинного колдуна казалась в красноватых закатных лучах ещё длиннее и тоньше, как гротескная иллюстрация сказки о скупом короле, бывшей популярной в Пантендоре. Но прохожих в этом поселении, состоявшем не более чем из трёх десятков дворов, было потрясающе мало в этот час, тем более на этой окраине. Рей, пройдя мимо окна с закрытыми ставнями, сразу пошёл знакомиться с птицами. Те грелись в утеплённом углу, пряча головы в перья, но откликнулись на "тск-тск-тск". Маг всегда удивлялся, как шарахались от него лошади и скот, ненавидели его собаки, но не боялись остальные животные, живущие бок о бок с человеком. Ибо остальные - будь то падальщики, воры зерна с полей или хищники, нуждались в хозяине и подачке меньше, чем в собственной силе пищу искать. Видимо, животные чувствовали, когда этот человек, человек-хищник, человек-сорняк, некромант и убийца, искавший среди жертв бойни бесценный материал, уважал их взаимно за их мастерство выживать, но охоту сожительствовать.
- Иди сюда, пернатый, - поманил он щелчком пальцев сокола, поглядывавшего любопытным глазом на незнакомца в маске. Птиц с осторожностью стал переступать по жерди. Рей открыл дверцу, посадил его себе на руку и погладил двумя пальцами от головы вдоль спины, только потом достав письмо Лины. У правой лапки сокола нашёлся тубус, и мужчины с некоторой неловкостью – обожжённые, мать их за ногу, пальцы! – затолкал в него трубочку. Пернатый вскрикнул и ударил разок крыльями. Колдун повернулся, глядя вглубь материка, где на юго-востоке синели каменные гиганты.
- Лети, учёная птица, в горы Алавес, - сказал Рейнеке и махнул рукой. Сокол сорвался в полёт.

- Вещи оставляем здесь, - с порога сообщил мнимый вампир. – Бери только оружие и оставшиеся деньги. И плащ.
Он уже продумал варианты отступления. Брать сумку – чистейший и неоправданный риск, с ней кто-то точно терял бы в эффективности, а есть или нет припасы, когда тебя застрелили и ты уже мёртв – не важно. Маг, конечно, чувствовал в пальцах знакомое подрагивание магического резерва, но слишком слабое, чтобы воспользоваться полноценной телепортацией на двоих. Черпни он лишка – тоже будет хорош как труп. Не с раной ему колдовать сверх резерва. Поэтому шли ва банк, а он лично – в рукопашку.
В щели ставень занавешенного окна просачивался мягкий свет весеннего заката. Рей снял маску и положил поверх лежащих на кровати сумки и верёвки. Он уже изрядно соскучился по солнцу, играя обращённого клыкастого. Готов был проштрафиться, идя спиной к свету по перелеску и глядя на тени.
- Будем надеяться, так он меня не сразу вспомнит.

+1

41

Эм... дыра? Пожалуй, такое определение еще никто не давал ее маленькой деревушке в горах. Хотя, как маленькой, уж поболе этого рыбацкого поселка будет. Домишки различных размеров расположились на склонах, возвышенностях. Там красиво, особенно весной, когда цветут дикие сливы и все топает в белых и розовых цветах. А звезды вряд ли где-то видно так ярко, как там. И даже скудная фантазия увидит в скоплениях созвездия драконов, животных и героев древности. Впрочем, да, это дыра. Чтобы добраться на своих двоих до ближайшей лавки, надо было потратить немало усилий - преодоление всех склонов и холмов хочешь не хочешь разовьет выносливость. Там даже не было улиц - протоптанные пыльные тропинки, где лошади постоянно теряли подковы. Злаки упрямо не хотели расти на грубой почве скал, и местные жители помышляли тем,  что выращивали яков ради мяса и теплой шерсти. Поэтому отец так часто путешествовал по человеческим городам, покупая необходимые для работы материалы. Почему он не поселился ближе к крупным городам - загадка для Лина Ли. Хотя на этот счет у нее был целый мешок предположений.
Лин проводила взглядом спутника, вздохнула, задумавшись. Повертела в руке пустой пузырек из-под эликсира. Как-то все подозрительно удачно складывалось. Вот вам и ублюдок на блюдечке, вот вам и зелье целебное, и дочку с сообщением прислал. Не шли ли они сами в заранее подготовленную ловушку? Неужели вид Рейнеке внушил в местного трактирщика страх или всего лишь пара золотых сделала его разговорчивее? Ему могли заплатить больше, гораздо больше. Тот, кто послал убийц на это дело, вряд ли поскупился бы, чтобы достать голову бастарда. И не поскупился, учитывая, что прошлая заварушка едва не окончилась плачевно. Лин вздохнула, вновь подумав об учителе, искренне понадеялась, что он сейчас в безопасности. Как сказал Рейнеке, он отправил его к матери? Девушка подумала о Кирин, решая, что мать никогда не сделает ничего плохого своему ребенку. Правда, многие ее убеждения за два дня перевернулись вверх дном. Это заставляет заново пересматривать взгляды на некоторые вещи.
Девушка медленно спустила ноги, садясь на самый край кровати. Боль больше не беспокоила ее. Дракон встала, сделала несколько шагов, подпрыгнула - та же привычная легкость в ногах, зелье действительно подействовало!
Сдерживая ликование, девушка выглянула в коридор, нашла глазами служанку, вышедшую из другой комнаты с горой белья. Та испуганно замерла, глядя на дракона.
- Ты чего? - спросила Лин, - я не кусаюсь. Воды принеси лучше.
Конечно, как следует помыться, она не успеет, но привести себя в порядок просто обязана. Как ни крути, она все-таки девушка. Правда, в отличии от остальных представительниц прекрасного пола, с наведением красоты она управилась поразительно быстро. В освеженные волосы, которые Лин просто расчесала влажной расческой, вернулись оставшиеся ленты и заколки. Как следует смыла грязь с лица и шеи. Заглянула в зеркало - узнала кое-что от старой Лина Ли, певички, музыканта. Так что, когда ворвался Рей, она была готова лезть пакостить в чужой огород. Не говоря ни слова, сунула за туго перетянутый пояс меч. Рука сжала не раз выручавший ее тэссэн. Выходя, она приложила его к губам, ощущая холод металла. Словно на удачу, как раньше. На нее же, фортуну, висели и перецепленные на поясе кроличья лапка и волчий клык.
Выйти через заднюю дверь.
Хозяин заведения даже не покосился в их сторону, когда они с Рейнеке спустились. Будто нарочно не замечал, направляя свой взгляд в другую сторону, где сидело несколько постояльцев, а местный музыкант мучил перед ними лютню.
Не привлекай внимание.
Словно они собрались на прогулку, будто пользовались черным ходом постоянно. Дочка трактирщика тоже не смотрела в их сторону, заговаривая с кухаркой и обсуждая цены на мясо и свежую зелень.
Обойти скалу перелеском по тропинке.
Верно. Узкая тропа уходила чуть вниз, скрываясь в редких, но разросшихся деревьях, тянущие к путникам свои уродливые искривленные ветви, без листвы и весенних почек. Девушка едва не разорвала об одну из них плащ, чертыхнулась, поправляя полы. Дотронулась до рукояти меча, слегка вытянув его из ножен.
Гарпун стоит взять попрочнее.
Отчего-то с каждым шагом Лина Ли становилась все мрачнее и мрачнее. Слух ловил каждый треск, заставляя резко оборачиваться, принимая за врага даже собственную тень. Остаток пути девушка так и прошла, не снимая руки с рукояти клинка.
- Рей, ты уверен, что этой информации стоит доверять? - Спросила она спутника, который, как казалось дракону, шел гораздо увереннее, чем она. Будто бы действительно на прогулку вышел.

Отредактировано Лина Ли (2014-02-01 16:18:16)

+1

42

- Милая моя, я маг-мистик, - промурлыкал, не отвлекаясь от изучения сосновых веток над головой Рей. – Моя уверенность измеряется выигрышными вероятностями ко всем доступным и выражается числами от нуля до единицы.
Закончив фразу, он повернул голову на бок и подмигнул девушке. Нет, правда, неужели она, барышня неглупая и стремительно теряющая в наивности, полагала, что он забыл о сущности жителей этого захолустного поселения? Он не забыл. Но ему было определённо интересно, как же относятся местные к разборке двух чужачьих сторон. Те местные, которые реально имели вес и платили обидчикам мирных цену стальную – пираты. Именно поэтому Рейнеке не стал дожидаться момента, когда знакомиться придут к ним.
Дорога резко ушла вверх, а потом снова припустилась зигзагами вниз. Засыпанный шишками и редкой листвой полог перелеска приукрасился камнями и песком. Всё ближе шумело весеннее море. Тропинка резко хватила влево, дальше от скалы, и через пару шагов пляж вынырнул из крон последних деревьев.
- Стоп, - сказал Рей, резко разворачиваясь на месте. "До пляжа" – он помнил очень точно.
До.
- Лина, ищи здесь.
Осторожно переступая между кустами, мужчина двинулся к возвышающемуся над ними огромной синей тенью отвесной скале. Да, уже судя по прогулке вокруг неё, растянувшейся на ещё добрую половину часа бодрого шага, он ощутил размеры этого поросшего гигантскими соснами и секвойями утёса, но теперь, прижимаясь вплотную в сумеречной темени, почувствовал искренний восторг. Большая природная крепость! Конечно, как ещё могли устроиться пираты? Он не видел на горизонте кораблей, но он готов был поклясться, что деревенька стояла в слишком хорошем месте для этого дикого края.
- Сюда, - через плечо бросил спутнице маг, приметив небольшой зазор и проход вверх между скалой и огромными кусками породы, с тропки между деревьями казавшимися её частью. Итак, пройдя два изгиба серпантина, они стояли перед дорогой во тьму.
- Пам-пам-па-пам, - саркастически протянул Рейнеке, поворачивая лицо к драконице. Ей-то в сумерках, наверное, было ещё страшнее, а он вёл её всё дальше. – Готова к приключениям в логове разбойников?
И, расставив руки так, чтобы не пропустить ниш и поворотов, мужчина отправился внутрь.

Они не прошли и тридцати шагов пути в породе, как за очередным изгибом прохода замерцал слабый огонь факела, а за двумя тоннель раздавался в стороны. Рей вытащил тот самый факел из ржавого держателя и бросил под ноги. Притоптал. Так источники света в пещере становились более определимы. А вторженцы – незаметнее.
Гул дальних разговоров и слабый плеск воды отражались от стен многократно, достигая их почти слитным "у-у-у".
- Не высовывайся, пока не скажу, - сказал девушке маг и осторожно выглянул из-за поворота.
Хотелось присвистнуть, но он был взрослым мальчиком, а потому – сдержался.
- Лина, иди сюда, посмотри на это.
Посмотреть было на что, даже с их позиции, откуда была видна лишь две стены, нагромождение бочек у одной, пара висячих мостков и макушка мачты в столпе вечернего света.
- Настоящие, мать их за ногу, пираты с настоящим, драть мою жизнь, гротом! – не выдержал, наконец, мужчина и прокомментировал восторженным, но ироничным шёпотом. Сбылась мечта сопливого мальчишки – это же "ЙАРРР, ПИРАТЫ!". Ну, не Кайлеба Ворлака, правда: он плавать не умел и большой воды боялся. – Я попробую летать, маша руками, если у них там внизу ещё вся пещера в золотых кучах. Пошли, только тихо.
Удивительно и непонятно, как и зачем пираты затащили в эту пещеру бригантину. Точнее, у некроманты было предположение – магия. Но зачем, опять же? Грот имел коническую форму, хотя не было похоже, что такой вид ему предали руки чародеев. Многоярусная деревянная окантовка стен и ниш закручивалась вокруг мачт судна, связанная между собой мостками и проходами в скале. Из темноты глаза мнимого вампира даже выхватывали что-то похожее на небольшие хижины. Это был целый скрытый город.
И в нём кипела жизнь.
На мгновение Рейнеке выглянул из-за угла, чтобы осмотреться получше, но увидел буквально в пяти прыжках тройку людей, игравшую на бочках в карты.
- Так, Лина, игра в тёмное братство бесшумных ассасинов отменяется, - выдохнул он. – Жаться по стенам бессмысленно, этот урод непойми где, а чем позже местные нас заметят - а они заметят в любом случае - тем злее станут и тем меньше у нас будет шансов отсюда свалить. Снимай капюшон, готовь монету и меч и слушай детали.
Рей прервался, задумчиво облизнув губы, и затарабанил чётким и почти бесшумным шёпотом.
- Они повязаны со всей той толпой, которая наблюдала в полдень, поэтому мы говорим им легенду, толкаясь от всё той же стычки. Мы - сопровождение дворянина, но теперь его с нами нет, зато есть претензии к напавшему уроду. Местные смекнут, что любой адекватный дворянчик с телохранителем и... кем бы ты ни была, просто придумай что-нибудь вразумительное и не слишком ценное для заложника - смотается надолго, а в следующий раз прибудет с небольшой армией, что им, конечно, не сдалось. Такие устроенные и жирующие разбойники - наверняка народ зрелый, прагматичный и меркантильный, с ними договориться можно. Сейчас попробуем вон тех обалдуев, если что - сбежим, но лучше, если достучимся до главного - выпросим у него про последнего убийцу. Найдём того раньше - не попадайся ему на глаза, а я - приманка, как и договаривались. С местными держись просто, спокойно и даже чуть нагло: ты у нас мечом махать, конечно, только учишься, но ульва с ног сбила и это все видели. И... импровизируй.
Рейнеке сглотнул загустевшую во рту слюну и снова глянул из-за камня на сидящих. Они лезли в осиный улей. Его предположение насчёт местных могло быть ложным, могли найтись также те, которым бы захотелось почесать кулаки с горе-приключенцами. У него всё ещё была мана, чтобы рискнуть и использовать придуманное накануне заклинание.
Шансы выжить стремились к нулю.
Но когда они не стремились?
- Если готова - пошли.

+2

43

Откуда Лин могла слышать о пиратах? От отца конечно же! Шустрый дракон успел по молодости отметиться и у них, правда, в чем именно состояла история девушка уже не помнила. Но корабль представляла четко, эдакий призрак с черными парусами и русалкой на носу, протягивающей руки, будто хотела схватить неосторожных путешественников. Еще один рассказ отца получил подтверждение, несмотря на то, что собранные паруса были белыми, а фигура на гальюне - обычная полуголая девица, смотрящая вдаль. Но огромный корабль посреди грота - впечатляющая картина. Каким образом им удалось загнать сюда корабль - хороший вопрос. Конечно, отсюда должен был быть выход, но требовалось бы просто колоссальное и непредставимое мастерство, чтобы заплыть сюда. Определенно без магии не обошлось. С корабля тянулись веревки и веревочные мостки, несколько человек вытаскивали и затаскивали по ним бочки и ящики. Кто-то застрял с упирающейся и явно не желающей подниматься на борт козой. На узких берегах и выше были построены настоящие хижины, миниатюрные, но весьма добротные. Обжито так, будто пираты поселились здесь не менее сотни лет назад, организовали быт, обустроили отличное убежище от разящей длани закона, и прочих любопытных лиц.
Грот впечатлял настолько, что Лин даже потеряла дар речи. Ну никак дракон не ожидала обнаружить вместо обычной пещерки целый форт, что заставляло девушку сомневаться в успехе их аферы. Но стоило кинуть взгляд на спутника - Рейнеке даже веселило такое положение дел - чтобы снова заразиться чувством безумной уверенности. Двое против всех. Пятнадцать человек на сундук мертвеца. Йо-хо и бутылка рома.
Лина Ли покачала головой. Какой-то извращенный способ самоубийства она выбрала. Впрочем, хватит пораженческих мыслей. Может быть драки и не будет никакой, может, она узнает что-нибудь о пропавшем отце, может, останется и станет пиратом, хотя истории о морских волках ее никогда не вдохновляли.
Девушка ловила слова Рейнеке, понимая, что безумства только начинаются. Если что сбежим, ха! Девушка кинула спутнику многозначительный взгляд, когда тот заговорил об импровизации. Может, он еще драм.кружок откроет? Ну, что ж, Лин, ты сама на это подписалась. Вперед и с песней.
- Что за дурацкие вопросы, - шикнула она на спутника, - конечно, я не готова!
Это нечестно! - Вопила трусоватая певичка внутри нее, - нас взяли тем, что у нас не было выбора! Дык, его, выбора, и сейчас нет. Или сразу волку в пасть или пропасть по дороге. Девушка взяла себя в руки, одернула плащ, выпрямилась. Отбрось сомнения, ибо сомнение есть трусость, - мысленно процитировала девушка старую пьесу, которую мать заставляла учить ее наизусть, - быть иль не быть? Не быть.
Девушка выглянула из-за скалы, рассматривая троицу. Один, весьма упитанный, явно проигрывался, судя по тому, что был уже в нижнем белье. Другой, высокий и худой, сидел сгорбившись, мрачно уставившись в веер засаленных карт в руке и имитировал мыслительную деятельность. Третий, мелкий, с узкими щелочками хитрых глаз, походил на хорька и, видимо, был мастером мухлежа и подставы. Рядом с ним лежали две шпаги, одна его, другая, судя по всему, его проигравшегося товарища. И, пожалуй, именно он выглядел самым опасным из всего трио. Оружия Длинного видно не было, но оно было, не стоило и сомневаться. В следующий момент толстяк чертыхнулся, снова попав впросак, и, кажется, потянулся, чтобы стянуть последние портки. Лин поспешно отвернулась. Выдохнула.
- Ладно, идем, - неуверенно бросила она товарищу. Выбралась из укрытия и четким шагом направилась к троице. Действовать надо было быстро, пока ее инстинкт самосохранения не опомнился.
- Эй, приятель, - обратилась она к толстяку, как можно небрежнее, и стараясь выглядеть как можно более спокойной. Благо, голос не подвел, а то сип бы здесь не прокатил, - что, не везет сегодня? Надо было играть в кости.
Что, что она сейчас сказала? Но произвести впечатление ей удалось. Три пары глаз выжидающе уставились на нее. А взгляд самой Лин устремился за их спины. Отсюда было особенно хорошо видно бригантину, и от этого зрелища захватывало дух.

Отредактировано Лина Ли (2014-02-02 13:15:43)

+2

44

Лина не струсила. Это было хорошо.
Рейнеке забыл выделить голосом, что разговаривать стоит так, как она разговаривала с самыми нормальными людьми. Вот это было плохо. Потому что чуткий лицедей, да и не самый чуткий пират, заметил бы нотку натуженности в голоcе девушки. Вот игравшие и уставились на неё, молча, в глазах - процесс мучительного анализа под кодовым названием "ЧО?". Не теряя времени - всё равно девушка тут же увлеклась больше бригантиной, чем игравшими - Рей выступил из-за её спины, положив на плечо руку, и взялся за мужчин сам.
- Или, например, поменять меченые карты и хорошенько взгреть мошенника, - улыбнулся он. Хорёк зло сверкнул глазами, но двое других, кажется, расслабились. Ничто так не расслабляет и не повышает самооценку, как прокол ближнего твоего.
- Откуда вы тут? - поинтересовался раздетый. Его, кажется, присутствие девушки, даже такой серьёзной, как Лина, не смущало, румяное лицо было мягко говоря настороженном. "Откуда", а не "кто", - сделал в уме заметку Рейнеке. Он думал в верном направлении, это успокаивало.
- Птичка в трактире дорогу напела, а дальше мы уж сами разобрались.
Лица игроков переменились: с настороженных на удивлённые, а с удивлённых - на вопросительные. Они переглянулись разом, немного хмурясь.
- Ну, раз птичка, - протянул Длинный, поднимаясь. Рядом с ним в полный рост маг ощутил себя девочкой. - Дит, отдай ему порты и оружие, срам прикрыть, - бросил он хорьковому таварищу.
- Пфе...
- Насчёт птичек - значит, к Барону, - пояснил, снова обращаясь к вторгнувшимся. - Я отведу.
- Погоди, я с тобой! - попросил толстый, спешно одеваясь. Хорёк сплюнул и собрал карты.
Так они и пошли, Длинный во главе, его приятели - позади, а Рей и Лина, не как пленники, но близко к тому - сзади. Верёвочная паутина уводила их по уровням вниз. Некромант под защитой амулета с интересом насчитал как минимум шесть, а ведь помимо расстояний в два роста, что были между мостками над бригантиной, были ещё подуровни и лестницы вдоль стен. Корабль, застрявший в гроте намертво, тоже внушал уважение: опыт путешествия на Восставшем нашёптывал, что если у капитана Евы на борту юркой шхуны умещалось пять десятков пиратских рож, то здесь можно было перевезти все сто. Целую деревню!
- Сара ахала, что у тебя бедро жо кости продрало и ты ходить не можешь, - ткнул пальцем под покрытую плащом лопатку девушку проигравшийся. - Опять неплела?
- Тебя никто на ней жениться не заставлял, - язвительно прошипел шулер, - знал же, что баба дура.
- Готовит хорошо.
- Э-э-э, тебе лишь б пожрать...
Рейнеке улыбнулся и повернул голову к спутнице, легко тронув её предплечье пальцами. Всё было нормально.
- Не расслабляйтесь там, - тут же сказал Длинный, будто у него была ещё пара глаз на затылке.
Улыбка исчезла с лица мнимого вампира, а ноги их пошли по очередному мостку. Большинство групп людей просто не обращали на них внимания, а Рей не обращал внимания на них - его глаза были прикованы к хорошо освещённой палубе внизу. Меж мешков и ящиков, у входа в каюту капитана, стоял стол, а вокруг него собрались люди. Сидело только двое. На столе лежал арбалет.
- Слушайте, парни, - резко остановившись, как только мост сменился очередным настилом по камню, попросил колдун, - а давайте я с вашим бароном сам потолкую? Дайте девушке попить, она тут ни при чём была и рану от храбрости получила.
Он кивнул головой на бочку с винтовой затычкой в тупичке напротив, где сидела компания помоложе, а с кружками возились две похожие, как чашки из сервиза, смуглые девчухи.
Было ли такое лёгкое и естественное волнение наигранным или истинным - не знал и сам Кайлеб Ворлак во всех воплощениях под своей изящно сплетённой, слоистой маской легенд и недомолвок. Вид арбалета его встревожил. Вот сидит убийца там, вот в рукаве его есть нож, а вдруг он кого уже купил? Нет, определённо, Лина должна была не высовываться в его поле зрения. На всякий случай.

Так, правдами-неправдами, а спустился на палубу бригантины Рей только в компании Длинного.
- А вот и вторая сторона! - протянул громко, встав из-за стола, хозяин всех пиратов. И на пару секунд маг потерял слова, замерев в удивлении и восхищении. Пиратским бароном оказался давешний верёвочник.
- Не пойми меня неправильно, лисий сын, - с ходу указывая на грубо сколоченную треногую табуретку, сказал мужик с моржовыми усами. Без своего кожаного фартука, в моряцкой кофте и полинявшем, но добротном камзоле, какие бывали у капитанов остебенских кораблей, он выглядел уже не так просто, и Кайлеб не мог не признать, что его уважение к давешнему собеседнику выросло многократно. - Мы все тут - не изверги и не йо-хо-клоуны, какими нас малюют. Живём мирно по нашим порядкам, чужаки заглядывают к нам редко, но мы их не выставляем. Но вы - оба - как дурные гости, принесли в наш дом бардак. Одного я послушал, теперь ты, лисий сын. Вопрос тот же: какого рожна?
Бросив мельком взгляд на хмурого вампира по левую руку - попробуй не быть хмурым, когда по оба плеча нависают вооружённые местные жители, а их босс отобрал верный арбалет - Рейнеке глубоко вдохнул и стал рассказывать правду, правду, и только правду. Ну, какую мог рассказать телохранитель путешествующего бастарда.
Только не подведи, Лина.
Только не сдай.
И не дай ему засадить мне нож уже точно меж рёбер.

+1

45

Рейнеке подошел как раз вовремя, чтобы не дать Лина Ли попасть впросак, куда, всего некоторое время назад, попал проигравшийся толстяк. Правда, для нее все могло закончится куда более плачевно. Вон, как блеснули черненькие глазки хорька, определенно уже что-то задумал, зараза. Лин пришлось изрядно потрудиться, чтобы запихнуть приступ страха и паники туда, откуда они вылезли. Сжала трясущиеся руки в кулаки, благо, девушка предусмотрительно спрятала их под плащом.
Успокойся.
Неимоверным усилием заставила сердце угомониться. Боялась, что сдадут натянутые до предела нервы. А если стрела вылетит, цепную реакцию  уже не остановить. Растрепавшаяся длинная челка закрывала глаза, но Лин не спешила откидывать волосы назад - то, как она душила внутри себя прежнюю Лина Ли, могло отразиться в них, как в зеркале, хотя на лице не дрогнул не один мускул.
Дыши ровно.
Рука, наконец, перестала так судорожно держаться за меч, напряженные плечи опустились. В этот же момент в спину уперся толстый, как сарделька палец, а следом за жестом последовал каверзный вопрос. Лин раздраженно взглянула на толстяка, слегка повернув голову, но не ответила. Не нашлась. Язвить не решилась, говорить искренне тем более. Сейчас уже поздно отступать назад, да дракон и не думала об этом. Боялась, что любой неверный жест может стать для них последним.
Не смей совершать ошибок.
Она не обернулась, только слегка покосилась на Рейнеке, когда он коснулся ее предплечья. С долей обвинения, за то, что втянул в это дерьмо, с долей восхищения, что вселял уверенность даже в самой безумной затее. Порадовалась, что волосы продолжали скрывать глаза, и спутник не заметит этого коктейля эмоций.
Веревки, веревки, веревочные лестницы. Их компания обогнула бедолагу с несчастной черной козой. С каждым шагом бригантина увеличивалась в размерах, и с каждым спуском вниз нависала все более зловещей громадой. Рей остановился так резко, что Лин по инерции прошла еще два шага вперед, прежде, чем встать самой.
Что-то не так.
Кажется, они дошли до того логова, который был обговорен в плане. В плане, исходя из которого все было до смешного элементарно. Лин еще в гостинице понимала, что в этом есть подвох. Но чтобы он заключался в целом пиратском городе?
Таки надо было обдумать детали.
- Эй, подружка, - позвал ее толстяк, наливая из бочки полную пинту какой-то жидкости, - водичка! Хорошенькая!
Дракон была готова поклясться, что слова были произнесены с ну просто неподдельным дружелюбием. Она, находясь мыслями совершенно в ином измерении, взяла из рук пирата кружку, отхлебнула не глядя. В тот же момент едва не закашлялась - алкоголь обжег легкие, горячей волной спускаясь к желудку. Едва заставила себя выдохнуть:
- Крепкая... водичка...
Сидевший рядом на бочке Хорек сник - ожидал более бурной реакции. Эдакая месть за испорченную игру. А толстяк просиял:
- Конечно, лучший ром во всем Рейлане!
Явно преувеличивал. Эта дрянь даже на отраву не годилась. Кружка со стуком опустилась на стойку, дракон кашлянула в кулак.
Так можно научиться и огонь изрыгать.
Впрочем, для храбрости.

- Билл, твою мать, - вдруг раздался сердитый голос одной из близняшек-официанток. Хозяйка подбоченилась, заметив пакостника на своей территории, - опять хозяйничаешь? Стоит только отвлечься! Что я тебе сказала насчет того, если снова подойдешь к этой бочке?
- А я что, я это... девушке.
- Ну-ну.
Официантка повернулась к ней, придирчиво оглядывая с ног до головы. Поправила выбившуюся из беспорядочной прически каштановую прядь за ухо. Вытерла руки о черную юбку в складках.
- Налить чего?
- Воды, - хрипловато ответила Лин, - обычной воды.
Барная  фея пожала плечами, небрежно кивнула на высокий стул у стойки.
- Присаживай...тесь. Ща принесу.
Лин снова кашлянула, оглядываясь на "приятелей", но те отошли, чтобы созерцать сцену внизу. Кто-кто, а Хорек делал ставки, учитывая, как гремели монеты в его кармане.
Лин уселась у края стойки. Рядом на ухо жужжала стайка юных пиратов, обсуждая последние новости. Официантка принесла ей стакан, тут же отвлекаясь на новые заказы шумной молодежи. Лин выбрала место относительно удачно. Она нашла фигуру своего рыжеволосого спутника внизу, на палубе корабля, чуть позади заметила Длинного, облокотившегося о бочку. Еще двоих, сидевших в центре круга из пиратов.
Здорово рискуешь, Рей, черт побери.
Завязался разговор. Но с ее орлиного гнезда, она не слышала, о чем они говорят. Хотела было подойти к своим новым "приятелям", но разговор за стойкой, заставил девушку замереть на месте. Может, она бы и не обратила внимания, если бы чуткий слух не выцепил бы фразу о красной чешуе.
Что?
- Так и разнес он их гнездо к чертям собачьим. Еще ту резню устроили, ха! - Один из парней, разговаривавших с близнецами, залпом осушил стакан, полный черной жидкости, выдохнул, продолжил, - ну так вот, а этой чешуи привез целый ящик. Не поверил бы, пока не увидел!
- Идальго не преувеличивает свои достоинства, Сид. И не опустился бы до того, чтобы придумывать истории об отколупленной красной драконей чешуе.
- Конечно, не опустился бы, он же пират!
Компания дружно заржала, а официантка досадливо поморщилась.
- Если бы на то пошло, он бы сказал, что отдирал ее от дракона собственными руками.
- Ха! Черт, мне интересно, как это удавалось этим ублюдкам! Хотел бы я оказаться в том местечке под Кхевалием и видеть все своими глазами!
Кхевалий.
Только успокоившееся сердцебиение вновь пустилось вскачь. Много ли драконов на этом свете? Тем более красных. Тем более того, кого они ищут в Лунных Землях.
Отдирали чешую. Перерезали к чертям собачьим.
Фантазия, что делаешь, прекрати!

Лин на мгновение закрыла лицо рукой, не давая эмоциям вырваться наружу.
Не смей. Ничего. Спрашивать.
На какое-то мгновение девушке показалось, что она схватила парня за грудки, чтобы выколотить из него нужную информацию, но в реальном времени осталась на месте.
Великое пламя, что они сделали с моим отцом?!
Начнет спрашивать - привлечет внимание. А она и без того здесь светится, точно светлячок в темной комнате. Взгляд бегал от палубы, где находился Рейнеке, к стойке. Девушка не хотела упустить момента, когда необходимо прикрыть Рея, но не хотела упустить и нить завязавшегося разговора. Сомнения снова стали драть зубами, точно голодная псина.

Отредактировано Лина Ли (2014-02-04 14:19:17)

+1

46

Пока молодёжь наверху ржала над неприятными вещами, Рейнеке рассказал пиратскому барону, что вампир, которого он сопровождал - персона довольно весомая и, несомненно, имеет врагов в Северных землях, прибыл в край по личному делу, о котором сам маг практически ничего не мог сказать, ибо не знал. Это было правдой. Что лично с подопечным он не был знаком до вчерашнего вечера, а был послан его защищать ранее семьёй. И это было тоже правдой. Рей вообще говорил правду, правду и только правду, порциями. Он не говорил, что имя - не его истинное, что некромантом он остаётся под иллюзией Глациалис, что на родине его ждёт маленькая скрытая армия культистов и миньонов для захвата городов, что в голове его засело пять братьев и бесчисленное число людей, которых никогда не существовало, но готовы принять за правду окружающие. Как образ Рейнеке, непроницаемого обращённого, чьи мотивы лежат глубоко под волей госпожи и не кажут зубы до поры. Маленькая фантазия на тему "а не отпусти вампирша меня три года назад". И, знаете, это была довольно мрачная фантазия.
Будь Кайлеб обращён и посажен на цепь по-настоящему, он возненавидел бы Глациалис сильнее всего на свете, а ненавидел он щедро и многое. Глубже в себя, чтобы понять это неизбывное неприятие любого рабства, некромант взглянуть не мог, но что свободу не променяет на страсть, которая имеет обыкновение заканчиваться, знал точно. Он не смог связать себя даже узами семьи, испытывая потребность бежать всякий раз, когда тепло, комфорт и сытость начинали становиться привычными.

А разговор двоих картёжников продолжался уже шёпотом.
- Как думаешь, когда сцепятся? - спросил Хорёк, не отрываясь глядя вниз.
- Чё?
- Когда сцепятся?
- Дит, Фойрр тя в жопу дери! - сердито взвился толстый. - Я с тобой уже не играю!
- Я не буду брать с тебя деньги. Просто скажи.
- Это тебе не петушиные бои.
- Они убийцы, оба. Помнишь, как горело на площади? Это был дружок арбалетчика. А я его потом ещё убирал.
- Дит! - шикнул отчаянно его приятель.
- Я очень хорошо знаю этот взгляд. Они смотрят друг на друга, как повар на кусок мяса, к которому никак не найти колотушку.
- Дит...
- Воистину, чтобы сразиться со зверем нужно стать зверем. Неплохо, если убьют друг друга.
Хорёк усмехнулся, но, увидев Лину, перестал подкалывать своего миролюбивого друга.
- Смотри внимательно, у них всё ещё есть ножи, - прошептал он толстому почти на ухо.

- Вот, значит, как? - под конец ответа спросил Барон, откинувшийся спиной на стену каюты. - Значит, и про эти книги ты, маг, ничего не знал?
Мужчина грохнул об стол книгами в добротных переплётах. Рейнеке вздёрнул бровь.
- Что это?
- Я у вас хотел спросить. Какого демона вампирский дворянчик, читающий книги по тёмной магии, забыл в наших землях? Что нам от вас ещё ждать?
- Я не знаю, моё дело - защищать, а не задавать вопросы.
И это было правдой, но Барона ответ не устраивал.
- Так вытяни его из портала, лисий сын, пусть хоть просто скажет, что не притащит сюда флот!
- Я не сделаю этого, пока жив ассасин, - ровно ответил мистик. И в этот момент ровно сидевший и сверливший его глазами с места враг набросился. Реагировать перенапрягший своё внимание и просто вымотанный человек не успевал. В нём не дрогнули даже собственные инстинкты убийцы, всегда заставлявшие контратаковать угрозу. В конце концов, Кай сам их усыпил своим знанием - знанием, что примерно так всё и будет.

+1

47

Следи в оба.
Как бы Лин не хотелось узнать как можно больше об отце, она осознавала, что здесь они не поэтому поводу. Если она полностью переключит внимание на пиратов у стойки и пропустит, когда на палубе может начаться заварушка, она, потеряв спутника, рискует навсегда остаться в этом месте. В качестве трупа.
Разговор на палубе продолжался. Девушка, приглядевшись, заметила, что вампир, сидевший рядом с пиратом, явно нервничал. Его арбалет лежал в стороне, но от этого их противник не становился менее опасным. Знакомое состояние, когда нервы натянуты до предела. Лин чувствовала, что убийца уже готов сорваться и наброситься на Рея.
Но разговоры за барной стойкой продолжали держать девушку на месте. Она сидела к собеседникам спиной, чем не выдавала своего интереса, делая вид, что полностью увлечена событиями внизу.
- Таки дела значит. Не надо было конкурировать с Идальго, - подвел итог своему рассказу один из парней.
- Роза, только не говори, что не слышала эту историю, - подошла к официантке ее сестра. Они были так похожи, что Лин даже не могла определить, кто из них принес ей воды, - Идальго покончил с ними еще до наступления холодов.
Великое пламя, неужели я опоздала?
Учитель, скорее всего слышал все то же самое. Не спешил делиться с ученицей. Возможно, решил найти подтверждение этой зверской истории. Возможно, не хотел пугать ее тем, что отец, несравненный Райлег Уайтсноу, может быть мертв.
Как? Каким образом?
В голове не укладывалось, что с ним могло что-то случиться. Его сила, его магия никогда не подводили его. Лин не сомневалась, что его не поймать и не сломать. Неужели в этом мире есть кто-то сильнее, чем огромный красный дракон, умеющий изрыгать пламя? Один из немногих, кому удалось этому научиться.
Не вздумай заплакать.
Выдох. Пальцы захрустели от той силы, с которой девушка сжала руки. Информация находилась у нее под носом, а она не могла позволить себе никого спросить. Впрочем, надежда еще оставалась - учитель. Раз он отправился сюда, значит, слышал те же слухи. Тогда она определенно не могла позволить себе сгинуть здесь, хотя бы ради отца.
Кхевалий, Кхевалий.
Дракон судорожно пыталась запомнить это место. Вот она, тонкая нить, связывающая ее с отцом. Она ни в коем случае не должна ее потерять.
- Кстати, о драконах, - между тем продолжал парень, - уж то, что пришло с Великой Реки, вы точно не слышали.
- Если ты про столицу Остебена, то новость давно не новая, что кто-то устроил едва ли не настоящую войну. Посжигал половину храмов, и еще часть зданий, где торчало правительство.
- Ага! - Обрадовался парень услышав то, что сестра Розы определенно не знала, - а мне недавно нашептали кого видели в зачинщиках!
- Ну, и? - Поинтересовались обе девушки.
Лин почувствовала, что парень заговорщески наклонился к сестрам, однако прошептал достаточно громко:
- Говорили, будто видели черного с красным дракона и его сообщника, парня в маске.
- В маске? - Переспросила Роза.
- Ага! Смекаешь? В сегодняшней драке кто виноват? Пра-а-правильно думаешь, пра-а-правильно.
Эм... Рей?
- Вообще в Лунных Землях не безопасно стало, - уже громче продолжил парень.
- Пффф, как будто здесь раньше безопасно было, не смеши меня, - ответила сестра Розы.
- Дык, сейчас вообще не пойми что началось. Искателей приключений развелось, вот, как сегодняшних. С чего они все в Лунные Земли то полезли?
- Вынюхивают что-то, по любэ, - вставил его товарищ.
- Вот и я говорю...
Дальше Лин уже не слушала, резко соскочив со своего насеста. Она не слышала, что сказал ее спутник, но лицо их вампира-преследователя исказилось гримасой злости, и в следующее мгновение он бросился на Рея. Время словно замедлило свой ход. Инстинкты действовали быстрее, и в то же момент, когда убийца сорвался с места, она бросила в него заклинание. Плащ вспыхнул ярким пламенем, но это только отвлечет, а не остановит вампира, поэтому, не долго думая, девушка прыгнула вниз.
- Куда? - Заорал Хорек, вытянувший руку, чтобы схватить ее, но не успел.
Конечно, она могла бы сделать большой "бум" и разнести бригантину ко всем чертям, но, с другой стороны, если пострадает только этот ублюдок, пираты могут и не накинулся на них своей огромной сворой. Шанс мал, но он есть. В отличие от того, что в облике дракона она загнала бы сама себя в ловушку - проход из грота был слишком узким, чтобы напакостить и бесследно исчезнуть. Но и спрыгнув с такой высоты, она рисковала переломать себе ноги. Благо разум сориентироваться быстрее, и выбрал чистое от ящиков и бочек пространство. Очутившись на палубе,  Лин  перекатилась на бок, чтобы смягчить падение. Круг пиратов стало несколько реже, чем с начала разговора, поэтому девушка мгновенно оказалась в центре, и засадила тонкое лезвие меча вампиру в спину.

Хозяин пламени 60 МгМ

Отредактировано Лина Ли (2014-02-05 06:21:48)

+1

48

"Куда!" откуда-то сзади и сверху, и вот уже Рейнеке, не успевая отреагировать на бросок клыкастого, лишается в том нужды. Лицо наёмного убийцы так и осталось полным отчаянной злобы, лишь немного окрасившись удивлением в последний момент, когда, после воспламенения плаща, в него ещё не вонзился тонкий меч серебряной драконицы.
Где-то кто-то даже присвистнул. Маг бы тоже присвистнул, но у него только что в полупальце от бока замер кинжал.
Дела-а...
А потом их - и тормозящего от усталости (увы, собственный организм можно обманывать только до определённого предела), и резкую-дерзкую девицу, зависшую с клинком по рукоять в спине пошатнувшегося вампира - схватили под белы ручки и отволокли от стола. У убийцы подогнулись колени, но он всё ещё пытался обернуться, а руки его, уже выронившие нож, бесполезно зажимали сквозную дыру со сталью.
Ва-а-а-а-а-ау, - второй раз за день протянул Рей, в мыслях и с куда более заметной долей сарказма. На него накатывала тошнотно-тягучими волнами сонная апатия. Инстинктивная реакция "бей или беги" на сегодня для пиромага исчерпала свой предел и забирала своё из третьего, четвёртого и пятого дыхания. Вот так и седеют в тридцать лет, господа: выжигая себя изнутри.
Руки заломили те самые молчаливые красавцы-моряки, которые оттащили и усадили двоих чужаков на бочки. Очень крепкие, кстати, то были ребята: у Рейнеке серьёзно заболели от их хватки запястья и плечи.
Пятый же, обождав сбоку, пока вампир из смертельно раненным сделается совершенно точно умирающим, повалил его пинком в бок на палубу и стал сбивать огонь с плаща. За его маячащей фигурой из-под тяжёлых век и обкусанных по уши прядей крашенных волос маг наблюдал за давешним верёвочником. Его царственное спокойствие... Да, пожалуй, пиратский барон мог сказать слово-два беглому гроссмейстеру Культа о том, как править такой братией, не мозоля глаз внешней атрибутикой вождя.
А прозрачные платья нужны только дешёвым шлюхам, чтобы отбить лежалый запашок инстинктивным мужским одурением.

Рей расслабил руки, смягчая боль от захвата и глянул на девушку.
- Спасибо, - тихо сказал он. - Я не успел бы.
Даже с магией, властной над временем. Для таких чар нужна концентрация и быстрая работа ума.
На и над бортом бригантины собирались люди. Они перегибались через перила, таращились, говорили, даже без шёпота, между собой. Барон, откинувшись спиной на стену, смотрел неотрывно на схваченных, уже не обращая внимания на истекающего кровью убитого ассасина. Где-то в моржовых усах мужика, кажется, пряталась улыбка. Он не торопился говорить, значит, ждал...
- Лин, - позвал Рейнеке, - расслабься.

Один из пиратов разоружил его полностью: вытащил из перевязи ножи и кинжалы, пахлопал - не слишком вежливо - по штанинам, ощупал рукава и наручи... Разве что сапоги не заставил снять. Злое раздражение кипело где-то внутри, требуя крови, но некромант сохранял спокойствие.
Убийца был мёртв, а пираты всё ещё не отказались от идеи их разговорить.
- Хреновый ты, колдун, телохранитель! - произнёс, наконец, Барон своим громким выразительным голосом. - Даль, ну что там? - спросил он у парня, обиравшего труп.
- Ничего, только болты и деньги. Нет даже карты, как у первого, - ответил тот.
- Плохо. Ну что, красавцы? - снова обратился ко взятым за руки некроманту и дракону мужик, - теперь-то расскажите, кто вы, что вы, как нашли... Наша бухта от моря закрыта надёжно, между прочим! И вот ты, девица, что забыла тут, м?

+1

49

Осознание того, что она сделала, прошло уже после того, как Лин всадила меч в спину убийце. Такое странное чувство, когда не испытываешь ничего, кроме спокойствия, хотя она только что своими руками оборвала чью-то жизнь. Не полоснула по морде, не швырнула отвлекающее заклинание, а именно убила.
Никаких сожалений.
Перед глазами стоял туман, и Лин не могла думать ни о чем, кроме тех скупых слов, которые ей удалось услышать об отце. Скупых, но заставляющих терять всякую веру в то, что он, возможно, был жив. Это вгоняло девушку в отчаяние, поэтому она не могла думать уже ни о ком, кроме  отца. Не сопротивлялась, когда ей заломили руки, хотя боль ударила в голову. Но еще большая боль рвала когтями ее душу.
Какой-то пират вытащил из трупа вампира ее меч, испачканный красным. Клинок получил свое, как она и обещала. Но теперь он находился в руках усатого пирата, сидевшего в центре круга и принятого за главного. Определенно главного, здесь сложно ошибиться.
Девушка поморщилась, когда тот стал придирчиво рассматривать дзянь, крутил точно игрушку. Хороший меч, он же как муж, когда видишь его в чужих руках, начинает колоться ревность. Впрочем, что Лин могла знать об этом?
Кажется, Рейнеке что-то говорил, но она пропустила это мимо ушей, сосредоточив внимание на фигуре пирата, а вернее, на его шпаге, лежащей на коленях. Ее меч, и этот клинок. Они были такими же разными, сколько и похожи друг на друга, как будто...
Их сделал один мастер.
- Я? - Девушка с трудом оторвала взгляд от витиеватого змеиного узора на эфесе, украшенной удивительной чистоты изумрудами. Ей уже почти не удавалось концентрироваться на чужих словах, слишком многое крутилось в ее голове. Слишком четко видела перед глазами изуродованный труп отца.
- Я и попросила этих двоих помочь мне. Именно поэтому они здесь, - ни слова лжи. Почти. Она ведь просила только учителя. Но кому важны детали?
Успокойся!
Бесполезно.
- Я просила помочь им найти моего отца, Райлега Уайтсноу, - продолжила Лин, выжидающе глядя на пирата, она не знала, что может дать произнесенное имя. Каждый владелец меча знает его мастера. Пускай, не лично. Однако, если меч всего лишь трофей пиратских вылазок, то имена ничего не скажут, но тем не менее, Лин продолжила. Сказала "а", говори "б", - и не так давно птицы напели мне, что некто Идальго перехватил контрабанду красной чешуи и выжег все убежище ублюдков до тла. Меня волнует только одно. Что случилось с драконом, которому принадлежала эта чешуя?
Не в ее положении задавать вопросы. Не в ее положение сдавать саму себя. Но страх за родственную душу, за того, кто был опорой для нее все годы еще такой недолгой жизни Лин, заставлял девушку говорить.
Ну же, ответь! Нет, не отвечай вообще!
Что она почувствует, если пират скажет, что он мертв? Что Райлег Уайтсноу метв? Что та цель, которая вела Лин через Лунные земли, уже очень давно исчезла с лица этого мира?
- Ваш клинок... на нем то же клеймо, что и на моем мече?
Драконье крыло.
Лина Ли могли бы выпустить за все вопросы, не просящие, а требующие ответов. Но, пожалуй, это был единственный момент, когда девушка была готова отдать все за это знание.
Все или ничего.

Отредактировано Лина Ли (2014-02-08 15:27:48)

+1

50

Барон постукивал пальцами, подперев кулаком левой руки щёку, но девушку слушая оттого не менее внимательно. Он лишь краем глаза следил за движениями на молодого пирата, который, дав жестом указание убрать труп (занялся этим Длинный) и забрав меч, подошёл, положил клинок на стол, и привалился к стене рядом. Когда неровный, но правдоподобный, несмотря на всю свою маловероятность - дворянчик, телохранитель-убийца и девица в диких краях поисках кузнеца? Смешно же! - закончился вопросом, говорить, выдержав паузуи ответив на косой взгляд главы поселения, стал именно он.
- Конкуренты досаждали нам давно, но гнездо в нескольких днях пути по земле мы разворошили лишь тогда, когда к нему стало возможно подобраться, пташка, - сказал пират, поправив ремешок на наручах. Для слишком бедного налётчика он был неплохо одет - и многие местные были неплохо одеты по меркам ремесленников. Сообщество существовало не первый десяток лет и жило сыто. - И ублюдков там было мало, видимо, пронюхали о рейде.
Вот она, цена надёжности - внезапность. Рейнеке, руки которого уже отпустили, а перевязь с ножами также отнесли на стол Барону, слушал внимательно, но задумчиво.
- Чешуя, сталь, оружие, инструменты, цепи, карты и засечки на стенах, - продолжал, перечисляя, молодчик, - мы нашли многое, но схрон был почти пуст, и останков там не было.
- Очень жаль, юная крылатка, - прервал его Барон одновременно с вопросом. Он поднял, положил на стол и поставил остриём в доску, вертикально своё оружие, - если бы ты и твой отец-кузнец и дальше не спускались с гор, не ведать и не ввязываться вам в тревожный разброд, что творится в Лунном краю после резни шесть лет назад.
- Мы - моряки, вглубь проклятых лесов не лезем, - снова подхватил молодой. Рей отметил, что интонации и что-то в лице у обоих было похожим. Отец и сын - предположил сходу знаток языка тел. Крепкий, не располневший ещё моряк губу верхнюю отгибал так же, как Барон. - Дракона, да ещё и мастера стали, - он кивнул на отцовский клинок, - убьёт лишь ненормальный, а вот превратить пленника в дойную корову - вполне могут.
- И где же нам искать Райлега? - спросил прежде Лины - в этот раз - маг.
Пират пожал плечами.
- Побережье снова наше, так что вам - только вглубь чащ, на встречу другим искателям-копателям, как те, что высаживаются на берегу пролива, севернее...
- Вы отпустите нас?
- С условиями, - сказал Барон.
- Какими?
- Вас - хоть сейчас, с вашим оружием и вещами в таверне, - мужик встал, вынул шпагу из щели меж досками, и убрал её в ножны. На столе остались только их вещи. - Даже одеяла отдам, - он кивнул на тюк.
- Но?..
- Вещи убийц изымаю я, в качестве платы за беспокойство и просто потому, что давно мечтал об арбалете. А книги вашего господинчика отдам только если он явится сам и объяснит мне, на кой ему некромантия. Если вы двинетесь к Зенвулу, он сможет удовлетворить свой интерес и без них - тёмных магов тут нынче рыщет даже больше, чем было в конце войны
Рейнеке нахмурился, но не потому, что его не устраивали условия. Во-первых, он знал, что некоторых из копателей спонсирует Культ и отдельные его члены, а светиться раньше времени не хотелось. Во-вторых, ему самому было интересно, отчего желтоглазый бастард проявляет интерес к тёмной магии. На этом можно было играть. Либо стоило опасаться и известить Глациалис.
- Идёт. Он придёт, но не раньше полуночи.
- Чудно, - хлопнул руками Барон. - Тогда и поговорим. А теперь забирайте свои манатки и топайте.
В момент, их поставили на ноги. В другой - притихшая пиратская братия - а по мосткам и бортам да нишам слушателей было десятка три - зашумела. Хорёк и Длинный теперь возились в свете отдалённого факела над потайными карманами в снаряжении стрелка, четверо бравых ребят, державших на месте парламентёров, разошлась и заговорила, Барон, положив предусмотрительно руку на книги, что-то тихим голосом объяснил сыну, а тот, в свою очередь, кивнув, подошёл вплотную к девушке и её спутнику и сказал:
- До таверны веду вас я. Все вопросы по дороге. Пошли.
Рейнеке, снова закрепивший перевязь с ножами и взявший мешок с одеялами, глянул на Лину и подмигнул ей. Его всё в этом вечере устраивало. Кроме запаса маны и сонности. И ещё боли в рёбрах. И вообще.

+1

51

Когда-то у Кирин была дурацкая безделушка, прозрачный шар, наполненный какой-то ерундой, напоминавшей снег. Если его встряхнуть, белая пыль разлеталась по шару, а потом медленно оседала на дно. То же самое чувствовала и Лин. Будто ее хорошенько потрясли, и теперь эмоции кружили внутри белым вихрем. Шутка ли за одно мгновение почувствовать и страх, и злость, и отчаяние, и облегчение. В спокойном течении дней в своей деревне, девушка никогда не ощущала ничего подобного. Это поселение словно было защищено непроницаемой громадой гор от внешних тревог и волнений, там будто само время замедлило свой ход, перетекая изо дня в день тягучей вяжущей массой. И оказавшись за пределами родного гнезда, Лина Ли словно окунулась в бочку с ледяной водой. Ничто не отрезвляет так, как прозаичная реальность. Зато она была именно реальностью, огромной, необъятной, а не сказочным сном, ограниченным пространством ее родной деревушки.
Конечно, пираты не могли знать ее отца, не имели понятия, где бы он мог находиться, но слова, что они не нашли драконий труп, вселяло надежду. Впрочем, Райлег мог находиться и там, где бы смерть, возможно, показалась бы избавлением. Подумать только, от него отдирали чешую! Лин даже не могла представить насколько сильны могут быть ее противники, раз справились с ее отцом. А ведь он может управлять огнем даже в драконьем обличии.
Не могу даже думать об этом.
Зоркий глаз рассмотрел клеймо в виде крыла на оружии пирата, и это вызвало у девчонки слабую улыбку. Оружие отца она узнала бы из тысячи.  Теперь бы найти его самого, живого, и не помешавшегося от зверской боли.
Зенвул.
Значит, вблизи Кхевалия им делать нечего, раз пираты вычистили там все до зеркального блеска. Сейчас Лин вряд ли могла найти там что-то интересное, как следы пребывания ее отца. Да и незачем, раз у них была теперь прямая наводка, чему, сказать честно, девушка-дракон, была крайне удивлена, как и тому, что пираты вот так просто отпустили их, особенно после ее выходки с вампиром.
Она не до конца могла понять, зачем их выманили сюда. Чтобы поговорить и выпнуть вон? То ли пираты на самом деле не были такими уж головорезами, как описывают их в книгах, то ли настроение было чересчур хорошим, то ли на их троицу были какие планы. Да тут и сам черт ногу сломит. Девушке было уже не до этого. Вместе с надеждой вернулась и усталость. Они с Рейнеке ведь совсем не отдохнули после той битвы на рынке, где они получили серьезные раны. Не удивительно, что стала сдавать даже хваленая драконья выносливость.
Она молча поплелась за здоровым пиратом, этим Идальго. Грех было не воспользоваться случаем и не расспросить его о подробностях заварушки близ Кхевалия. Но все вопросы разбились на осколки, стоило девушке услышать, что ее отец, скорее всего жив. Остальное как бы было уже не важно.
Пальцы сжали ножны с клинком, с которым Лин почти успела попрощаться. Усатый пират даже стер кровь с ее оружия, возможно, в этом жесте было почти уважение. Но условия пирата ей не понравились совсем.
Мутит воду старый хрыч.
Дался ему Авель. Впрочем, дракону было самой интересно почему учитель заинтересовался темной магией.
Эти мысли... изматывают больше, чем любая драка.
А их будет впереди больше, чем две, если положение дел таково, как рассказывает пират.
- Эй, пташка, спросить ничего не хочешь? Можешь рискнуть, раз уж такой случай, - напомнил о себе Идальго, когда они шли обратной дорогой, той же, что и они с Рейнеке, когда двигались сюда.
- Если вам есть что рассказать сверх того, что рассказали нам на палубе, - несколько растерянно начала Лин, продолжая попытки сосредоточения на чужих словах и действиях, но пират только развел руками.
- Твой отец делает уникальное оружие, как я могу судить по сабле и твоему клинку. Я более чем уверен, что он жив, так что радуйся хотя бы этому факту. Я, может, был бы и рад поведать больше, но никаких следов дракона мы не нашли.
- Возможно, его и изначально там и не было, - мрачно предположила Лин.
- Возможно, - хмыкнул пират, - извини, крылатая, я не бог, чем мог, тем и помог.
- Этого достаточно.
Хотя бы Лина Ли теперь знает где продолжать поиски. Их блуждания по Лунным Землям обрели какое-то направление. Нить, ведущая к цели Лин была найдена, но насколько эта находка ценна, они смогут определить только на другом конце. Если слова пиратов правдивы. Как-то девушке не верилось, что все так удачно сложилось.
Как бы не полезть в капкан.
Между тем Идальго довел их до дверей гостиницы, насмешливо козырнул двумя пальцами и удалился. Возможно, Лин следовало пожалеть о том, что не выведала у пирата больше, но сил на сожаление уже не оставалось. Им нужно было отдохнуть, вернуть, наконец, Авеля оттуда, куда его закинул Рейнеке и как можно скорее продолжить поиски.

+1

52

Внешне Рейнеке ничем не отличался от себя обычного, только молчал и шёл, задрав голову к небу и прикрыв глаза. На лице - безмятежное спокойствие. На самом деле маг спал: чутко, двигаясь, как один из самых совершенных его миньонов. Причём это состояние не было дрёмой, сознание мага переживало самый настоящий сон и тысячи картинок мелькали за глазами в его сжатую на полчаса прогулки фазу.
Даже великолепные гениальные мерзавцы не могут совсем не спать. Начинает сдавать не только психика, но и все остальные, куда более важные функции просветлённой до ранних седин головы. Она требовала разгрузки - НЕМЕДЛЕННОЙ СРОЧНОЙ РАЗГРУЗКИ СЕЙЧАС! - и совсем отказывалась принимать обещание четырёх-пяти спокойных часов на подушке вот ещё через пять минут.
Поэтому на всё время разговора Рейнеке из реальности просто выпал, ступая след в след по тропе за Идальго. Очнулся только на пороге гостиницы и пару раз осоловело моргнул.
Во рту будто кошки насрали.
- Пошли, - хрипло, совсем безголосо дёрнул за рукав драконицу колдун. За дверью - на улице уже ощутимо похолодало и Рея пробирал спросоня озноб - их встретила почти забитая, полная пара и дыма зала с румяным хозяином, хохочущим во всё брюхо у края одного из длинных общих столов. Не сразу приметив возвратившихся чужаков, он сначала немного растерялся, потом вздёрнул бровями, а потом приветственно махнул рукой и кивнул на лестницу. Если честно, лжевампир и не собирался сидеть с братвой ещё хоть четверть часа сегодня. Он ответил вялым жестом и поднялся, украдкой придерживая рукой левый бок. Не помогало: с новой силой под повязкой на спине заболели рёбра.
В небольшой комнате было темно, убрали даже их огарок свечи с грубо сколоченной тумбы, который освещал занавешенное помещение днём. Но свет некроманту под амулетом был и не нужен: зрение хищника и дикая усталость верно направляли его к кровати, заставляя одной рукой расстёгивать куртку и кофту. Девушки, делившей с ним комнату, он и не думал стесняться, даже если бы она на него украдкой или в лоб посматривала. Кайлеба Ворлака никогда по-настоящему не смущали ни нагота, ни ярость, ни что-либо ещё, данное от рождения разумным существам. Маг - значит маг, урод - ну, урод. Природа выберет. Не создавали же боги совсем не жизнеспособную песочницу, м? ...зато ханжей, порождённых извращёнными двойными стандартами "культурного" общества презирал некромант так же, как ненавидел властьимущих Альянса - от души, которая, несомненно, у него была.

И закончил Кай путь на сегодня в том же положении, в котором начинал свой бесконечный спор с судьбой: в позе трупа, лицом вниз. Не в грязюке, правда, а на подушке. И это только подтверждало его внутреннее убеждение, что всё - ВСЁ-О-О! - что ни делается - к лучшему. Даже - и, если степень "лучше" коррелирует с графой "потрачено", особенно - массовые жертвоприношения!
И, кстати, о жертвах.
- Лина, - поднимая отяжелевшую вмиг голову с подушки так, чтобы она не глушила звук, позвал маг, - кстати...
Раздался стук в дверь.
- Папа, - сунула нос, не дожидаясь ответа, в комнату дочка хозяина, - грог прислал. Мы празднуем - и вы выпейте.
Ах, да, удачный рейд Идальго, юного орла пиратов... - вздохнул мужчина и поднялся на подрагивающих от усталости руках.
- Давай сюда, - хрипло ответил он, принимая в слабом свете из дверного проёма кружку. Напиток был совсем горячим - не глотнуть, не обжегшись, но самое оно погреть руки. Девчуха, отдав вторую кружку драконице, ускакала дальше.
-...так вот, - продолжил, медитируя над грогом, маг. - Помнишь, мы говорили о возможностях? Вот ты сегодня этого выродка...
Как объяснить девушке, запачкавшей по локоть руки, что она - прирождённая убийца? У Кайлеба самого первые разы, после настоящего боя, глаза от ужаса были с плошки, а желудок выворачивало, а здесь... опять же, природа. Но раньше она не выказала ничего из этого набора. Только... любопытство?
- Я видел немало бойцов-новичков, из разных народов и семей, - глотнув с края грог, продолжал бывший гладиатор. - Большинству нужно пережить первый реальный бой, не сломаться, а потом долго учиться. Люди, в общем, тяжело и далеко не все из овец переделываются в хищников. Ну а ты... не знаю, от того ли, что драконам не суждено быть агнцами, но у тебя это в крови.
Сиплое, неверное горло оттаивало от разведённого травяным чаем рома. Наконец, Рейнеке даже вспомнил, что он пока ещё вампир, а не снова человек, и, чуть подумав, решил отдохнуть, чтобы и дальше не ломать образ:
- Я, пожалуй, отдохну. Нужно будет будить - не кричи, звякни ножиком.

+1

53

Лина Ли медленно и тяжело села на край кровати, уставившись в то самое зеркало. Сейчас оно уже не было грязным, видимо, служанка заметила на нем отпечатки чьих-то пальцев и поспешила протереть тряпкой. Картинка стала четче, не считая водяных разводов. Лин выжидающе осмотрела свое лицо, придирчиво поворачивая голову то одной стороной, то другой, остановив взгляд на отражении зеленых глаз. Ничего.
А чего ты ожидала, несмываемых кровавых пятен? Опять дурацкие книги все врут.
Ну да, красочные описания о том, как герои теряют сами себя, что-то внутри ломается и бла-бла-бла. Отражение смотрело на дракона все той же девчонкой, которую Авель-Ворон встретил некоторое время назад в том злополучном ресторане. Может, ее умения стали выше, но это совсем не отразилось на ее внешности.
Если бы каждое убийство отражалось бы на лице, то все живые существа в Рейлане было слишком легко классифицировать.
Лин слегка повернула голову на звук открывшейся двери, молча приняла кружку, как-то тоскливо заглянув внутрь, и оставила от себя подальше. Во рту появился отвратительный привкус местного рома, испробаванного в пиратском ресторанчике, и это ощущение заставило Лин поморщиться. Раньше она никогда не пробовала алкоголь.
Лин вздохнула, сгибая спину и упирая локти в колени. Если бы Кирин застала дочь в такой позе, то непременно бы схватилась за свой веер, чтобы легонько стукнуть по пояснице, заставив снова выпрямить идеальную осанку. Мама, блин. Дракон покачала головой. Она прекрасно понимала свою мать в стремлении сделать из нее музыканта и ценителя искусства, призванного созидать, а не уничтожать. Кирин всегда учила ее с уважением относиться к любому живому существу, и в одном из своих писем просила дочь молиться за души тех, кому довелось пасть от клинка Лин. Но делать последнее она теперь уже не собиралась. Интересно, видела ли Кирин за свои двести лет нечто подобное? Отец видел, поэтому и рассказывал. Может, и Кирин видела, поэтому и пыталась защитить Лин от всех опасностей того света, который находился за пределом гор.
И пока мать пыталась воссоздать вокруг дочери эдакую сказку, отец же действовал от обратного, заставляя дочь браться за оружие. Но жить в розовом мире всегда проще.
Она слушала спутника, наблюдая за ним через зеркало. Не было сил даже для того, чтобы обернуться. Даже для того, чтобы лечь и отрубиться. Это у нее в крови? Возможно, если это досталось в наследство от отца. В первую бойню ее вывернуло, во вторую получила первое ранение, а в третий раз убила даже не задумываясь. Говорят, люди быстро приспосабливаются ко всему. Вампиры тоже. А драконы, судя по всему, еще быстрее, учитывая, что хладнокровие она выработала не за два года, а за два дня.
Лин прикрыла глаза, вслушиваясь в песню. Ей самой петь расхотелось совершенно, хотя буквально несколько часов назад, сидя на этом же месте, затягивала незатейливую оптимистичную мелодию. Хех. Дракон усмехнулась своему отражению. Ну какие же у нее все-таки идеалистические представления о мире! Надо было слушать отца. Впрочем, как слушать? Так она могла и зависнуть сейчас с ним там, где и от нее отдирали бы чешую.
Хватит. Довольно сожалений. Видимо, само Великое Пламя подстраивало все так, чтобы сделать из певички не человека, а нормального дракона. Иначе как объяснить, что все складывалось так, как складывалось? Пропал ее отец, а через какое-то время, едва успев выйти из дома, она едва не натыкается на своего учителя. Потом судьба подкинула карты в виде информации о Райлеге, причем в первом же месте, где проявилась Лин. Что это, ее чутье, или случайности не случайны?
Да какая уже разница?
Действительно. Дракон легла, закидывая руки за голову, и уставилась в потолок. Впереди еще несколько часов ожидания до того момента, когда Рейнеке будет в состоянии открыть портал.

+1

54

Что бы ни говорили скептики и эскаписты, а мир внутренний от внешнего неотделим. Чем меньше добра видишь - тем глуше внутренний свет. Хоть подожги себя в доказательство веры, хоть облей заботой окружающих. И, конечно, чем больше боли причиняешь людям, тем меньше и меньше чувствуешь сам, пока не начинаешь воспринимать окружающих просто как куски плоти, оценивая качества с холодным расчётом.
Для Кайлеба, беспокойного помешанного, вокруг и внутри которого уже долгое время царил хаос и разлад, забвение было великим даром - и трудом. Он либо спал неглубоко, особенно в чьём-то присутствии, чуть собирая силы тела, но не духа, либо с кошмарами - лишаясь того и другого. И только когда он выжимал из себя пять вторых дыханий, делал всё, что мог, и что, казалось раньше, не мог бы даже в агонии, он засыпал так крепко, как не спят самые беззаботные младенцы. Только мёртвые. В этот раз маг лежал на жёсткой свалянной подушке, накрытый грубым пледом без единого движения, и лишь лёгкая испарина, которую можно было получить на стали, поднеся к чуть приоткрытому рту, свидетельствовала о хрупком единстве тела и души.
Будь у Кая выбор, какой сон видеть и собирать ошмётками по пробуждении - он бы выбрал то видение, в котором он парил над землёй и собственным телом, сотканный из дыма и тонких нитей, с призрачными крыльями вместо привычных рук. Если смерть выглядела и ощущалась именно так, то в ней было определённое очарование.

Он не знал, опаздывал или нет исполнить данное Авелю обещание: тяжёлая, точно пьяная после слишком хорошего, чтобы быть правдой, сна без сна голова ещё не нашла внутренние часы. Из-под шторы на маленьком окне сочился грязно-белый, желтоватый свет луны. Кажется, как вампир, он должен быть очарован ей, как элементом кровопийцевского пантеона, но Кай редко мог позволить себе поэтику. Он и так был ночным хищником, и по ночам, как правило, работал косой.
Весело, наверное, Вермине было лежать второй месяц под печатями, м? Ничего, полежит ещё три: ему без демоницы дышалось свободнее, даже в роли цепного пса Глациалис. В роли.
Одевался Кайлеб в темноте, быстро, попутно разминая суставы и мышцы - первые имели отвратительную привычку порой похрустывать и не работать как надо. Даже для мага его уровня, способного воспроизвести сложные чары силой одного ума, лишиться работоспособных рук было крайне неприятной перспективой. Самая быстрая мысль не сравнится в способности точно и быстро направлять энергию в бою с тренированным телом.

- Лина, - позвал тихо он, снова надевая маску Рейнеке. Ничего своего он оставлять не собирался: в голове было планов пять дальнейшего развития событий. Перед тем, как заправить край подложки в ворот, лже-вампир задумчиво поскреб подбородок - колючий. Он представил себе, как выглядит с выкрашенными волосами лёгкая седая щетина в свете дня и порадовался маске ещё раз. - Я ухожу за Авелем. Желательно, чтобы ты пошла со мной. Как, ногу не крутит?
Сотканные быстрее нормы зельем или заклятием мышцы могло дёргать и сводить до нескольких суток - он по опыту своему знал такую фишку. Играть в заботливого папика (и плевать, что драконица даже по самым смелым подсчётам в дочери ему не годилась - только по опыту) ему не то чтобы нравилось, но... напоминало. Напоминало, что в мысли "повеяло молодостью" главное слово - повеяло. Увы, люди слишком скоро умирают, чтобы позволить себе абсолютное детство лет на сто, как вампиры. Время Кайлеба сгорало, как лучина - а он держал над ней руку, ощущая уходящий жар.

Пирушка, которую вымотавшийся некромант со спутницей пропустили, перехватив лишь принесённого напитка, уже пошла на спад. В душном накуренном зале всё было пьяно, но цивильно: пираты и их семьи жили вместе слишком долго, чтобы бить морды, и жёны просто отводили сыновей и мужей по домам.
Или наоборот, - глядя на невразумительно мычащую что-то трактирщику дщерь, подумал Кай. Он пробовал, по привычке, собрать в одни руки свой магический запас. Раз, два... три. Неплохо, очень неплохо. Но всё равно мало. Перенестись и забрать, или же лучше провесить портал - задавал себе вопрос некромант, прикидывая силы. Портал - это риск для резерва: он не знал, на месте ли Авель. Но портал - и гарантия выхода в нужном месте. Ведь спросонья можно оказаться не только у вампирского борделя. И, конечно, в портал можно было бессовестно затолкнуть "крестника" в одиночку, оставшись в снежном городе на лишние несколько часов. Подлатать спину и пообщаться с Глациалис, например.
Они дошли до выступа над деревней, с которого днём и спустились. Птичня с крышей-шатром чуть ниже по склону выглядела в свете звёзд ещё одной елью. Перед тем, как встать в удобную позу и сделать межпространственную дверь, Рейнеке обратился к Лине, чтобы не бросать её ещё раз без "деталей":
- Значит так, - сказал он драконице, - сейчас я открываю портал, захожу в него. Может так статься, что я останусь ненадолго в том городе. Ты, в случае, если так происходит, встречаешь Авеля, объясняешь, в чём тут была свистопляска и что нам наговорил пиратский барон. А я к вам позже присоединюсь. Идёт?
Вновь найденные внутренние часы говорили ему, что он опаздывает. Оправданий этому не было, но и не считал мистик, что кому-то что-то реально должен - кроме своей жизни Глациалис. И то не на веки вечные: Кай за прошедшие вечер, ночь, день и вечер уже довольно нарисковался своей паршивой шкуркой. Ему хотелось передышки.
- Жди, не засыпай, - на прощание бросил он Лине, исчезая с мерцающей тёмно-красным призрачной дымке, сквозь которую просачивались холод и снег.

Очередная рокировка: [8.03.1082] Чужой среди своих

+1

55

Лин не знала, куда провалилась, хотя так и не сомкнула глаз. Так и смотрела в потолок, но взгляд был направлен куда-то сквозь него, и дракон видела звездное небо своей собственной деревушки. Как будто она и не уходила никуда, как будто вместо Рея рядом находилась такая знакомая фигура ее отца. Можно убедить себя в чем угодно, но где-то в глубине сознания разум всегда будет напоминать, что что-то не так.
Она скучала по своей драконей оболочке, истинной сущности, которую постоянно нужно было скрывать и прятать. Каждый раз, когда они попадали в опасность, ей хотелось показать свои настоящие клыки и настоящие когти. Драконы всегда казались Лин неуязвимыми, хотя отец доказал обратное. Всегда найдется тот, кто сильнее тебя. И рвущуюся на свободу сущность приходило сдерживать. Где-то меч и магия были более верными товарищами, чем огромная физическая сила. Где-то ей лучше и не показывать то, кем Лина Ли была на самом деле, это могло быть чревато повторением судьбы Райлега. Так я совсем превращусь в человека. Возможно, драконы действительно рождены не для того, чтобы выращивать яков на высоких горных склонах. Древнейшая раса, сохранившая мудрость предыдущих поколений, война тоже не их удел. Драконы выше войны, поэтому так часто отказывали в союзничестве. Хотя какой союз, если у них не было даже собственного государства. И не нужно. Это уничтожит саму идею безграничной свободы. Впрочем, как будто она существует, эта свобода. Какая разница, живешь ли ты по законам своего государства, или чужого.
Лина Ли поднялась с кровати, едва услышала свое имя. Тряхнула головой, избавляясь от остатков сонливости. Волосы вновь растрепались, одежда помялась. Кирин была бы в ужасе, увидев ее сейчас. Впрочем, какой тут внешний вид, когда узнаешь просто ужасающие подробности о судьбе своего отца.
- Все порядке, я иду, - ответила девушка, заворачиваясь в плащ. Конечно, по всем медицинским соображениям, Лин не стоило так нагружать ногу в первые часы после приема зелья. Но страх за то, что счет жизни идет буквально на минуты, вел дракона вперед. Лина Ли, иногда ты просто королева драмы. Это от мамы, от мамы. Сейчас вся эта дурацкая ситуация с пиратами уже и не казалась такой жуткой и безумной.
- Валяй, - снова ответила девушка, когда они в полной тишине достигли той самой площади, - не волнуйся, не усну.
И дракон снова осталась в одиночестве. Как тогда, в самом начале ее пути, когда ее нога коснулась земли за порогом родного дома. Лин вздохнула, медленно присев на корточки, и прислонившись спиной к стене. Она подняла глаза на усыпанное звездами небо с громадной серебристой луной в центре. Оно и вправду здесь совершенно другое...

Эпизод завершён

+1


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [8.03.1082] Чёрный день на чёрном рынке