Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре июль — август 1082 год


«Тайна забытого города»

Ритуал очищения и освобождения прошли успешно. В Зенвуле больше нет ни призраков, ни нежити, ни тёмной энергии. Экосистема города возрождается. В него вновь возвращаются звери и птицы. Проклятое Древо Костей в центре города полностью уничтожено, на его месте теперь стоит Страж-дерево. Болезнь Роза немёртвых полностью не исчезла, но теперь новых заражений не будет. Пока дух всё ещё в теле смертной девушки и мир полностью не очистился от тёмной энергии, которая растянулась далеко за пределы Остебена, болезнь останется.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Жатва»

Войска столицы направляются к городам-близнецам, чтобы дать бой Культу Безымянного и освободить Атропос и Акропос из-под гнёта культистов. Культ сдаёт Атропос без боя и стягивает силы к Акропосу, где разгорается полномасштабная битва. Первые Ключи из Силентеса активированы, что провоцирует Мёртвое древо поднять новое войско нежити и уничтожить всё живое, что есть на материке.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Джошуа Элиор Лангре Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [27.о2.1082] Моя партия еще не сыграна


[27.о2.1082] Моя партия еще не сыграна

Сообщений 1 страница 24 из 24

1

- примерная локация
Мирдан. Дворец.
- действующие лица
Элениэль, Рейстлин, Артур, Авель, Старейшины (гм), Архель (гм)
Возможно присоединение Глациалис и Харуки, и других вампиров по желанию
- описание
Если гора не пойдет к Магомету, то Магомет пойдет в горе. Женихи ее высочества не торопятся проявлять инициативу, а Совет в очередной раз возжелал проверить будущих пешек. Во дворце бал, на который приглашены все женихи принцессы Элениэль, а так же и другие аристократы, дабы избежать возможности скандалов и противоречий, которые могли бы оклеветать Дом воспротивившегося перед всей верхушкой общества вампиров. Женихи поставлены в неловкое положение, ведь ныне каждый из них - один из многих, но тут,, на балу, у них есть шанс что-то изменить под пристальным взглядом Старейшин.

0

2

Еще один показательный бал – нелепая демонстрация того, что все в мире вампиров идет гладко, по уготовленному свыше сценарию, но вершина находится здесь – Совет следит за ними, за каждым шагом, жестом и словом. Элениэль чувствовала их пронзительный взгляд, и оттого становилось неспокойно на душе и тяжелело сердце в груди. Она боялась последствий.
Вчера состоялось еще одно собрание Старейшин, а сегодня – на одного жениха стало меньше. Принцесса узнала об этом совершенно случайно, от служек, которые готовили ее к балу. Они подслушали разговор советников, решивших, убрать Альвегу из списка достойных на руку принцессы. Девушка знала, что Лэно – будут первыми, кто покинут этот список. Это предсказуемо для тех, кто всю свою жизнь стремился к чистоте крови, но Совет не глупцы, они могут дать шанс, а потом вынудить Артура самого отказаться от всего, плюя на честь семьи. Отметят его, как неугодного, сами и навлекут беду на свою голову. Все знают о чистоте крови, но никому не нравится, когда его сравнивают с грязью, хотя гео кровь такая же чистая и благородная, как и других претендентов на ее руку и они ничуть не хуже, а ведь дело только в клане и смешении крови. Совет боится последствий и власть его дрогнет перед народом.
Следующим в очереди мог оказаться Авель, а видеть, как брата вычеркнут из списка, она не хотела. Надеялась, что если это и произойдет, то все пройдет тихо и гладко, без лишнего шума, но сплетни все равно прокатятся по Северным землям – этот процесс необратим. Черный ворон всегда выбивался среди белых журавлей, но аристократам этого не достаточно. Они снова и снова при любой возможности будут напоминать ему о том, кто он и откуда пришел. В такие моменты Элен хотелось посмотреть в глаза его матери, которая, оставаясь в стороне, наблюдала за происходящим. Она должна быть и здесь, на балу, где решается судьба ее сына. Как она относится к этому? Неужели, ей все равно, что будет с ним? Все равно, что его могут поднять на смех за то, что он не такой, как другие? А ведь он тоже вампир и заслуживает на то, чтобы быть с ними, рядом, на равных.
Элениэль чувствовала себя куклой, которую выставили на торг и ее облик – очередное подтверждение ощущениям. Белоснежное легкое платье. Цвет – подтверждение чистоты крови Камэль. Ее клан всегда этим славился, а члены императорской семьи не могли себе позволить выглядеть иначе, люби ты хоть сотни других цветов. Длинная юбка в пол. Туфли на каблучке не могли исправить положения, но Элен привыкла идти с гордо поднятой головой и не путаться в подоле, который так и норовит сделать подножку. Рукава в три четверти из тонкой полупрозрачной ткани, совсем не по времени года, такая же скань на корсаже. Легкие просветы светлой кожи сливаются с тканью, но доставляют неудобства своей прозрачностью, создавая иллюзию отсутствия верха как такового, но лишь для нее, той. Кому придется играть роль счастливой невесты. Тонкую открытую шею украшает семейная реликвия – ограненная голубая капля, то единственное, что выделяет ее среди других вампиров ее клана. Волосы собраны в аккуратную прическу. Перчатки из того же полупрозрачного материала, но больше похожего на белую мелкую сетку, остались у служанки.
Теперь она чувствовала себя белой вороной среди других, но едва не сливалась с представителями своего клана. Цвет их одеяния всегда привлекает внимание – он ярок по своему, свет выбивается на фоне сотни других цветов и оттенков, но только тогда, когда он один, а здесь их не меньше десятка.
Спустившись в бальный зал по главной лестнице, девушка остановилась и осмотрелась. Этот бал не был первым или последним в ее жизни. Она знала, как стоит себя подать, что делать и как себя вести, но сейчас, играя роль куклы, путалась в действиях и словах, не зная, с чего начать. Она видела в зале некоторых своих женихов и понимала, что все это только ради них. Все они казались ей чужими, как и гости в зале и только где-то там, позади, она чувствовала присутствие кого-то родного, вселяющего ей спокойствие и надежду на то, что все пройдет гладко.

+2

3

Он понимал, что Совет оказался в небольшом замешательстве перед выбором, который много значил для продолжения их тёмных игр. Принять окончательное решение не себе в убыток - дело первоначальной важности. Потому и претенденты, кому выпал "счастливый" шанс оказаться в этом чёрном списке, будут подвержены всяческим осмотрам с каждой выгодной для советников позиции. Выбрасывать женихов по одному, чтобы потом оставить достойнейшую марионетку, сочетающую в себе все положительные качества, которые так нужны кукловодам, и для начала, как ни странно, придумали бал. Боятся, что кто-то из претендентов плохо обучен этикету?
Авель не любил показушных выступлений, на которых становился объектом всеобщего внимания, ему и без того хватало того объёмного постоянного обсуждения своей чёрной персоны, что слышалось за его спиной. Да иногда и высказываемое прямо в лицо, что можно было расценивать как доверие со стороны неприятелей. Терпеть это мероприятие следовало только ради своего выбора, ради продолжения движения к главному пункту - Совету.
И бастард вытерпит всё, чему его будут подвергать старейшины, не сдастся до последней черты, когда победит или окажется вне поля боя.
Он заметил Элен впереди. Такая белоснежная, кристально чистая, словно снежинка, только что сорвавшаяся с бескрайних небес. Пролетит, кружась в последнем танце собственной свободы, и упадёт на чью-то тёплую руку, чтобы растаять, полностью растворившись в чужой жизни, где она может остаться вечной памятью или оказаться ненужной и забытой, используемой в качестве вещи для коварных целей.
Истинная принцесса, гордый лебедь, высоко поднявший голову и выделяющийся своей чистотой в толпе грязных уток. Она не сможет сломаться, даже если окажется под гнётом Совета, перекрывшего все пути стальными решётками.
Решив не окликать сестру, Авель последовал за ней в зал, внимательным взглядом осматривая новое поле для сражений. Только противники здесь постараются убить не оружием, что было бы намного привычнее, а манерами, фразами и подстраиваемыми кознями. Дипломатическая война, требующая полного сосредоточения, чтобы не попасться на хитрые уловки советников. Но даже здесь бастард чувствовал, что не будет одинок. Среди собравшихся вампиров можно отыскать временных союзников.
Вопреки всему, Ворон остался верен своим привычкам, облачившись в тёмные и чёрные тона. Не в угоду Высшему Свету, изысканной белизной прикрывающему грязь собственных помыслов. Они знали бастарда именно таким, каким он был всегда, даже теперь, добиваясь своих прав, он оставался самим собой. Пусть поверят в искренность чувств Авеля, не желающего угодить, но и не противящегося их системе.
А также у меня есть возможность поговорить с теми, кто, возможно, слышал что-либо о пропавшем драконе.
Остановившись рядом с Элениэль, бастард кивнул ей, проговорив практически беззвучно:
- Всё будет хорошо.
Маленькая поддержка, не значащая практически ничего. Просто слова, улетевшие в воздух. Но и уверенность, придавшая сил вампиру для самого себя. Он не позволит навредить сестре, как бы ни повернулась к нему судьба. Не потеряет больше никого из дорогих и близких. Либо всему Совету придётся познакомиться с грозной яростью Ворона, когда уже он не станет разбираться, кто прав, а кто виноват. И не успокоится, пока не уничтожит всех или не погибнет сам.

Отредактировано Авель (2013-12-14 13:04:38)

+1

4

За три дня, проведенных в городе, Артур заключил несколько выгодных сделок и получил с них хорошую прибыль. Из замка не было никаких вестей, что весьма радовало. Конечно, ему очень хотелось бы думать, что там про него благополучно забыли, но он-то знал, что Совет вряд ли оставит его скромную персону в покое. Что бы там ни говорила принцесса о его принадлежности к другому клану.
Питают иллюзии. А разве не я непревзойденный мастер иллюзий среди Лэно? Это моя стихия, и никто не посмеет с этим спорить.
Вот если бы только переговорить с Авелем... Все попытки найти его не увенчались успехом. То ли Ворон не желал пересекаться с ювелиром, то ли взаправду обращался в черную птицу и наблюдал с высоты, насмешливо каркая и посылая «подарочки» на головы ничего не подозревающих обывателей.
Да и к черту, - буркнул про себя вампир. – Все равно сегодня вечером меня уже тут и в помине не будет.
Какая-то часть подсознания тут же начала взывать к его совести и вопрошать о ее высочестве Элениэль. Мол, как же так, бросаешь несчастную девушку на произвол судьбы и все такое.
Во-первых, не на произвол судьбы, а на волю Совета. Во-вторых, я так и не смог хотя бы чуть-чуть изменить ее взгляд на ситуацию. А в-третьих, я не пойду на сделку с собственной совестью, так что заткнись и не надоедай. Мой клан не будет впутан в мерзкие игры стариков. Только не через меня.
Где-то в середине дня он подписал еще один многообещающий контракт и, вернувшись в свой небольшой домик недалеко от южной окраины города, начал собираться в путь. Вещей было немного, к тому же большую часть Терион так и не трогал.
И то хлеб с маслом. Меньше времени потрачу на свое торжественное исчезновение.
Походный рюкзак и еще одна сумка уже стояли в углу и готовились к погрузке, когда в дверь постучали. Парень сделал вид, что он – предмет мебели, и открывать не стал.
Никого нет дома. Все всё поняли? Нет меня. Уходите!
Сквозь щель в двери просунулось письмо и, упав, звучно шлепнулось об пол.
Селениус поднял злополучный конверт только тогда, когда управился со сбором вещей и скромным поздним обедом, переходящим в полдник. Лучше бы он вообще не брал послания в руки!..
Ну и кто теперь неправ? – яркие синие глаза полыхнули недобрым огнем, когда он извлек приглашение. – Я же говорил, что вся эта чепуха с изготовлением короны – всего лишь ширма!
Злой, как сотня Темных лордов, Артур вышел через черный ход к стойлу, в котором ждал верный Арчибальд. Почувствовав приближение хозяина, конь звучно фыркнул.
- Ну что, Арчи, ты готов к возвращению домой? – юный мастер почесал скакуна за ухом и угостил морковкой. – Вижу, что застоялся. Ничего. Завтра утром мы уже отплывем отсюда. А сейчас надо нанести последний визит во дворец и разведать обстановку.
Хотя я и так все знаю, - юноша смял бумажку, которая, собственно, и была приглашением в этот самый дворец. – Они мнят, что могут держать все под контролем. Но чем сильнее будут жать, тем больше ценностей выскользнет сквозь пальцы. Дадим им еще некоторое время наслаждаться миражом своего могущества.
Наряжаться для бала он не стал. Зачем вообще менять удобный походный костюм черного цвета на что-то заметное, если собираешься удирать этой ночью? Только неизменная заколка отправилась в карман, своим отсутствием символизируя о крайне нехорошем настроении своего владельца.
Оставив коника в прилегающем к территории дворца лесу, Терион с опаской огляделся в поисках шпионов. Не обнаружив таковых, он отправился в проклятущую обитель старых маразматиков.
Поберегу силы для финальных действий. Надо придумать, какую иллюзию скормить местным, чтобы беспрепятственно покинуть замок. Главное, чтобы не возникло вопросов.
И откуда ему было знать, чем все это может закончиться?
Охрана встретила его ставшим уже привычным равнодушием.
Вот бы и у нас никто на шею не вешался, - пожал плечами ювелир, бесшумно вышагивая по коридорам. – Особенно если ты сын главы Дома Белой Луны.
Но с другой стороны, никто так отчаянно не пытался организовать свадьбу, как обитающие в этих стенах Совет и Старейшины.
Пробравшись в бальный зал, Лэно устроился как можно дальше от больших скоплений местных вампиров, но так, чтобы ему все было видно.
Спустя минут двадцать он – о чудо! – наконец увидел того, с кем хотел бы переговорить - Авеля. И естественно, ее высочество в комплекте с Черным Вороном. Арти сморщился, благо в полумраке никто все равно не увидит его недовольства.
Вот ее только тут не хватало, когда я практически выбрался из этой трясины. Тьфу!
Взяв со стола куриную ножку, он придирчиво осмотрел ее и с аппетитом вгрызся в мясо, оказавшееся неожиданно вкусным.

Отредактировано Артур (2013-12-24 11:19:54)

+1

5

Медленно зал заполнялся знакомо-незнакомыми светскими лицами, которые не играли никакой роли на званом балу, лишь украшали его своим присутствием, осуществляя роль дополнительных фигур изысканного торжества.
На самом же деле всё было намного проще. Советники, женихи, невеста и ни во что не посвящённые гости. Первые в качестве всемогущих наблюдателей, словно божеств, возвышающихся в своей неприкосновенности. Вторые - кучка забитых идиотов, надеющихся на милость Старейшин. И одна белоснежная потерянная роза среди горделивых напыщенных аристократов. Идеальный компот в одной банке.
Авель вздохнул, чувствуя, что придётся скучать временами, осматриваться и подмечать всё, что будет выходить за рамки обычного мероприятия. Уж от Советников можно было ожидать любого подвоха.
И время, как специально, тянулось нарочно медленно, плавно, лениво. Вот ещё один кандидат прибыл. Бастард перевёл взгляд на вошедшего, подмечая, что новоприбывший был явно не в хорошем расположении духа.
И что вас так опечалило, друг мой? Пышность бала или неподходящая невеста?
Хмыкнув, Авель решил украдкой проследить за ювелиром, надеясь всё же задать ему один из насущных вопросов, который вовсе не касался данной обстановки. Рассуждать о роли кандидатов на руку принцессы можно и в любое другое время, да и не следует быть особым знатоком, чтобы не увидеть всё недовольство на лице одного из женихов, избранного Советом. Хотя, то, что они считали его одним из достойных, уже давало чести, которой так и пользовался другой кандидат - Архель, явно желающий заполучить и власть, и Элен в свои руки.
Господин Терион решил не мелькать среди званых гостей и скрылся из виду в дальних углах зала. Вампиры, шныряющие по помещению и собирающиеся в толпы себе подобных, мешали наблюдать за ним, потому на некоторое время Ворон потерял Артура из виду. Обернувшись к сестре, он легонько кивнул головой и пошёл напролом к намеченному месту, маневрируя между аристократами и делая вид, что ему до них нет никакого дела, так же, как и до их мнения о его присутствии на балу.
Но вскоре он растворился среди гостей, по привычке маскируясь настолько тщательно, насколько умел, и передвигаясь бесшумно, незаметно, молниеносно. Так Авель часто действовал, когда не желал быть у всех на виду. Любая тень, любой выступ могли спокойно скрыть его присутствие на некоторое мгновение, и его хватало, чтобы успеть переместиться в другое место.
- Не вижу особой радости. Тоже не в восторге от мероприятия?
Бастард оказался прямо за спиной Артура, прислонившись спиной к стене и подмечая, что его собеседник выбрал действительно удобное местоположение. Отсюда можно было даже наблюдать за Элениэль и за теми, кто осмеливался нарушить покой его снежной принцессы.

+1

6

Рейстлин долго стоял у окна, наблюдая, как падает снег. Белоснежные хлопья падали на землю, закрывая своей свежестью грязь того, что уже успели затоптать. Барс лежал рядом, свернувшись клубком. Он был спокоен и торжественно ленив. Князь бросил на него усталый взгляд и легкая усмешка тронула его губы. Хорошо быть кошкой. Она не плетет интриг, она не переживает о том, где и с кем она проведет следующую ночь. Ей не нужно притворяться и заботиться о том, чтобы составить себе репутацию. Она сама себе хозяйка и плевала на остальных с высокой колокольни. По крайней мере, именно из этого типа кошек был его снежный барс. И в эту минуту, Рейст многое бы отдал, чтобы на пять минут поменяться с ним местами.
В дверь тихо постучали и вошел старый слуга.
- Господин, экипаж подан.
- Хорошо, Муга. Ступай.
Когда дверь закрылась за стариком, Рейстлин подошел к зеркалу и в последний раз проверил свой внешний вид. Белоснежная блуза с пышным жабо и темно-зеленый бархатный камзол сидели идеально. На лице вампира была мрачная сосредоточенность, пока он рассматривал себя с ног до головы, ища какие-то прорехи. Но нет, все было идеально. Впрочем, как и всегда.
Проведя рукой по волосам, Рейст в последний раз посмотрел в окно и, взяв шпагу и плащ, покинул особняк.

Народу уже было достаточно много.
Рейстлина заметили сразу, да и не возможно его было не заметить. Князь держался легко и непринужденно. Его положенная по возрасту некоторая зрелость причудливо перемешивалась с юношеской, озорной улыбкой. Рассыпая комплименты направо и налево, пожимая мужчинам руки, а дамам целуя, Маджере пробирался к тому месту, где сейчас находилась Элениэль, дабы засвидетельствовать свое почтение.
Кивнув в знак приветствия стоявшим поодаль Старейшинам, Князь подошел к девушке.
- Принцесса. - и согнулся в подобающем для данного случая поклоне. Он тепло улыбался, глядя ей в глаза. Казалось, что он совершенно спокоен и чувствует себя в своей тарелке. В целом, так и было, хотя вся его беззаботность - умело надетая маска.
Сменилась музыкальная композиция, и Рейстлин, все так же тепло и доброжелательно улыбаясь, протянул девушке руку.
- Не откажите в любезности.

+1

7

Элен чувствовала присутствие брата и, когда он оказался рядом, невольно отшатнулась и отвела взгляд, хотя и знала, что он не задержится рядом, а вернется к главным делам, среди которых то, ради чего он вызвался дерзить совету. Принцесса не захотела вникать в дела брата и то, что терзало ее, не имело к этому никакого отношения.
Пальцами коснулась губ, вспоминая вечер, когда позволила себе слишком много.
- Я не должна была это делать, - чувствовать чужие эмоции, чужую боль и желания, отрывать кусочек чей-то души и проглотить его, не заметив, только чтобы утолить жажду, которая душит сильнее, чем руки совета. Элениэль поняла, почему Старейшины стараются сохранить традиции и не захотела их нарушать, когда уже ничего не могла исправить. Это не значит, что она полностью согласилась с древними вампирами, но именно в этом вопросе она, пожалуй, всегда будет стараться их поддерживать.
Добровольно стать марионеткой, кажется, это начинало входить в привычку юной принцессы. Виззарион настолько привыкла плыть по течению, что делать обратное, казалось ей чем-то невообразимо сложны м и неправильным, но и то, куда занесло ее течение, совсем не тот берег, которого она хотела, но к которому не стремилась.
Бал устроили с определенной целью. Осталось только на входе раздать сценарий, чтобы никто от него не отклонялся, но большинству женихов было не до нежеланной невесты, как и Элен не до сватовства и наигранной любезности, через которую, если и пробьется искренность, то она будет настолько ужасающей, что девушка трижды пожелает увидеть маску, только бы не знать, что скрывается за ней, в это прорезях, где мелькают чужие холодные глаза.
Элениэль беспристрастно осмотрела зал с гостями, отмечая, что среди приглашенных оказались практически все ее женихи, не хватало только одного, но он вряд ли решит почтить их своим вниманием, слишком занят своей некоронованной принцессой.
- Пусть, - мысленно кивнула камэль и улыбнулась, приподняв голову. Надо уметь отпускать, как бы не было тяжело. Эл привыкла к тому, что в последнее время улыбка если и бывает, то из необходимости, но не вечно же ей ходить, как вдове при живом, пусть не муже, но брате. Он цел и счастлив, а это главное. – Осталось только придумать, куда бы уйти и как, - задумалась девушка и осмотрелась, надеясь увильнуть с глаз Старейшин. Сбежать от женихов – не проблема, они заняты разговорами друг с другом и вряд ли кто-то захочет уделить ей внимание, даже если собрали их здесь исключительно ради этого. Так бывает, когда принуждают что-то делать, Виззарион это понимала, поэтому не требовала ничего взамен.
Девушка сделала глубокий вдох, чтобы немного успокоиться и расслабиться – единственное верное решение.
Рейстлин оказался в поле зрения вампирессы и она улыбнулась, присев в приветственном реверансе. Как не крути, а этикет требовал свое, а мужчина оказался первым, кто решил составить ей компанию к добру или к худу – покажет время.
- Не откажу, - и приняла протянутую руку.
Виззарион хотела покинуть зал, но понимала, что не сможет этого сделать, пока вампир не отыграет свою роль. Девушка была наслышана о советнике его Величества и понимала, чем может быть чреват обычный танец. Брат и отец не раз положительно откликались о Рейстлине, как хорошем советнике и собеседнике, но дамская половина замка отзывалась не совсем лестно. Одни его боготворили, как мужчину, который знает, как угодить женщины, другие проклинали за иллюзию любви на одну ночь и разбитые сердца. Элениэль предпочитала не слушать сплетни, а складывать о вампире свое собственное мнение, которое не обязательно подтвердит или опровергнет услышанное, но попадать в липкие сети не хотела и не важно, что перед ней один из тех, кто может стать частью ее семьи, сменив Шейнира.

+2

8

Расправившись с одной куриной лапкой, он принялся за вторую, попутно обозревая зал в поисках подозрительных объектов. Таковых пока не наблюдалось, однако юноша не ослаблял бдительности.
Как бы незаметно заманить сюда Ворона, чтобы переговорить без свидетелей, а потом свалить по-тихому?
Насчет второй части плана Арти не беспокоился: все уже было детально рассмотрено и расписано по шагам. А вот с первой частью выходил полный затык.
Обидно, ничего не скажешь.
Он уже собирался отправиться на поиски, когда искомое само явилось в его уютный темный уголок. Лэно ухмыльнулся: похоже, не у него одного были вопросы. Что ж, это, пожалуй, еще одна хорошая новость за последнее время.
- А чему радоваться? – он повернулся лицом к собеседнику и полубоком к залу, дабы не терять из виду собравшийся народ. – Все это сборище – всего лишь декорации очередного грандиозного, но безвкусного спектакля. В котором, осмелюсь заметить, у меня нет ни малейшего желания участвовать ни в какой роли. Приди приглашение на десять минут позже, меня бы тут не было.
Итак, свое мнение по поводу происходящего Селениус озвучил, пусть и частично, но достаточно емко. Теперь предстояло выслушать Авеля и сделать соответствующие выводы.
- Раз вы сами меня нашли, значит, у вас тоже есть вопросы, я прав? – вампир сощурился, в глазах сверкнули задорные огоньки. – Собственно, я сам здесь только ради этого. Давайте обсудим все прямо сейчас, и я отправлюсь восвояси.
И чем быстрее, тем лучше, - предчувствие чего-то крайне нехорошего снова дало о себе знать. Кто-то из присутствующих замышлял что-то сотворить в ближайшее время. – Ох, не нравится мне это...
Бросив еще один оценивающий взгляд на собравшихся, ювелир прикинул, кто из них мог бы быть источником его тревоги. Практически никто не привлек внимания, но больше всего по параметрам поиска подходила...
Она?! Да быть такого не может! Не старейшины, не гости, а она... Хотя после всего того, что я узнал... Чем черт не шутит? Нет, все-таки лучше поторопиться, иначе можно очень сильно встрять. Оно мне надо? Оно мне и даром не надо.
Сделав еще одну мысленную пометку в списке дел, Артур настроился на то, чтобы слушать.

+1

9

Бал. Музыка. Надменные лица и светское общество. От всего этого хотелось уйти и поскорее. К сожалению, именно в этот день ему невозможно воспользоваться своим бесправием и тихо улизнуть, зная, что никому нет дела до него самого. Теперь же всё было иначе, Авель  понимал, что за ним, как и за другими кандидатами на руку принцессы, внимательно наблюдают. Кто? Не важно. И где бы ни находился этот незримый наблюдатель, он не выдаст себя.
Заметив, как к Элен подобрался князь Багровой Луны, бастард нахмурился, но остался на месте, понимая, что есть дела поважнее, чем отгораживать сестру от чужих рук и взглядов. Он взглянул на Артура, понимая, что тот только что выдал несовместимое с желанием Совета действие. Десять минут? Как интересно. Где же ты собираешься скрыться?
Получалось, что званый бал успел пресечь какие-то личные планы ювелира, но не всё ещё потеряно, будет время и после этого мероприятия. И желание одного из кандидатов смыться с роли раньше, чем за него решат другие, идея, конечно, неплохая. Ворон усмехнулся.
- Прекрасно понимаю.
Он обернулся в зал, убедившись, что его белоснежная принцесса не пропала из виду и до сих пор находится в относительной безопасности.
- Отправляясь восвояси, не забудь замести за собой следы, чтобы не оказаться снова в клетке. Или без головы.
Бастарду не было никакого дела до того, куда и как собирался рвануть Артур. Чем меньше становится круг обречённых, тем легче оказаться в списке выигрышных. Но своевольное поведение марионеток не понравится старейшинам, и они найдут способ всё изменить, как меняли раньше, как двигали все фигуры в том направлении, которое им благоприятно.
- Да, у меня есть вопрос. Ты достаточно хорошо разбираешься в ценных вещах. Есть много иногородних путешественников, которым было бы это интересно. Мне бы хотелось знать, не знакомо ли тебе среди всех мелькавших лиц имя - Райлег Уайтсноу.
Авель посматривал на Артура и одновременно косился в зал, подумывая следующей жертвой своего расспроса избрать того, кто осмелился нарушить покой Элениэль и разбавить её печальное одиночество своей персоной. Но в случае благоприятного исхода первого разговора, второй может и не понадобиться.
Надёжные осведомители начинали приносить различные весточки о пропавшем драконе, но все они никак не могли собраться в единую картину, потому что его упоминание было настолько расплывчатым, что Ворон никак не мог сложить его путь следования и понять, куда тот направлялся, какими целями был ведом.
Глупый дракон. Разве нельзя путешествовать по нормальному, чтобы засветиться всюду и помочь своей дочери разыскать тебя в случае чего? Скорее всего, Райлег и добивался обратного эффекта - оставался незамеченным, не раскрывая своего местонахождения и запутывая всех, кто пытался найти его. Умный, хитрый. Эти качества начинали обрисовывать искомого дракона и его характер. Но бросать семью, разве то дело, которому следовал Уайтсноу, стоило такого поступка? Авель надеялся спросить об этом у него лично, при встрече.

+2

10

Артур с неуловимой улыбкой слушал Ворона. Несмотря на все, что говорили о нем окружающие – а отзывы были отнюдь не самые лестные – он являл собой весьма гениальную личность. Но и Лэно был не лыком шит, как могли решить все те же окружающие. В своих путешествиях он нашел немало ценных вещей, в том числе и магических, которые не преминул использовать и для собственной защиты.
К путешествиям я всегда готовлюсь основательно. Ведь у меня каждый предмет одежды - с сюрпризом. А уж походный костюм – тем более. Мало ли кто может по пути встретиться. Сам знаю.
А вообще он запросто мог бы и проигнорировать приглашение. Тогда сейчас Арчибальд преодолел бы треть пути до того места, где стоял корабль, на котором парень приплыл в столицу.
- Естественно. Никогда не стоит соваться на вражескую территорию неподготовленным, иначе можно очень сильно пожалеть. Любой путешественник должен об этом помнить. Как и о том, что вы только что упомянули. Но не будем об этом.
Я не раз удирал от преследователей, потому знаю, что в таких случаях надо делать. Главное, чтоб никто не решил драпануть на пару со мной, мои тактики никак не приспособлены под групповой побег.
Хотя однажды ему все же пришлось спасать двух эльфов, отца и дочь, когда те попали в переделку на границе с землями ульвов. Уйти от преследователей им удалось, но ранения у всей троицы были не из самых легких. Тот поход Арти запомнил надолго.
Да, весело я тогда за камешками сходил...
Подавив желание потереть неожиданно зазудевший левый бок, Артур улыбнулся чуть заметнее. У Камилла и Алланы он гостил целую неделю, залечивая раны и попутно изучая местную геологию...
- Райлег Уайтсноу? Дракон, если не ошибаюсь? – вампир задумчиво потер подбородок и чуть склонил голову набок. – Да, помнится, заходил, где-то год назад. Вполне нормальный, только не в меру любопытный. Очень уж яро он проявлял интерес к тому, где я беру некоторые материалы для своих изделий. В частности, драгоценные металлы. Я бы и забыл уже давно, да мне сегодня напомнили... А в чем, собственно, дело?
Селениус обратил внимание на то, что и Авель тоже поглядывает в сторону зала. Конкретно – в сторону ее высочества.
Значит, я не параноик, и мои опасения в самом деле имеют под собой почву, - он пожал плечами. – Стоит предупредить, но немного позже.
А пока он продолжал строить из себя рака и косить глазами в разные стороны, следя одновременно за обстановкой около себя и на другом конце помещения.

+1

11

Сегодня она была определенно сговорчивей, чем за неделю до того. С учетом того, что принцесса так и не появилась в его покоях и не просила привести мужчину для беседы, Рейстлин сделал вывод, что он, как партнер, ей не интересен. Что ж, тем лучше. Маджере, конечно, не отказался бы научить девушку всем прелестям любви, но это было чревато последствиями, а Князь и так чувствовал, что попал в западню.
Улыбнувшись чуть шире, в знак признательности, Маджере положил одну руку девушке на талию, а в другую взял ее ладонь. Элен умела танцевать, и это было прекрасно, ибо девушка не оттаптывала мужчине ноги. Рейстлин вел ее в танце по залу, умело лавируя среди прочих пар.
Если бы Элен выбрала Рейстлина, это была бы красивая пара. Принцесса была совсем юной и хрупкой. Особенно это подчеркивалось на фоне взрослого уже мужчины. Маджере был по мужски красив, благороден, не по возрасту статен. Рейст умел говорить. Он был хорошим оратором и знал, что не так важно что ты говоришь, главное - как.
- Вы прекрасно держитесь, - сочным, низким голосом похвалил он, но так, чтобы это слышала только одна принцесса. Ему не надо было пояснять, что он имеет ввиду - Элен прекрасно его поняла. - Продолжайте в том же духе, и это отведет от Вас ненужные взгляды.
Новый круг.
- Признаться, я глубоко расстроен, что за неделю Вы не почтили меня своим вниманием, - чуть лукаво. - Но это мелочи. Я рад видеть, что за прошедшую неделю Вы пришли в себя. - На губах продолжает играть улыбка, а по глазам нельзя понять, как он относится к принцессе. Его темно-синие глаза искрились светом, что шел изнутри, манили узнать поближе, заглянуть за эту завесу.
Музыка закончилась. Рейстлин проводил Элен к тому месту, откуда он ее увел, и, целуя принцессе руку, тихо произнес.
- Позвольте дать Вам совет, принцесса, будьте осторожней, когда рядом с Вами Анри. Ради собственного блага. - Он выпрямился. - Надеюсь, мне еще выпадет честь танцевать с Вами. - легкая улыбка на прощанье и разворот. Потом, точно он что-то вспомнил, Князь вновь развернулся к девушке. - А не желаете ли подышать свежим воздухом? Здесь от танцев довольно душно.

+2

12

Элениэль оказалась в непростой ситуации, когда Совет дал ей мнимое право выбора, оставив во дворце всех выбранных женихов. Старейшины дали возможность девушке пообщаться с каждым лично, но никто из них не сказал, что от ее предпочтений ничего не зависит и так из числа претендентов выпал Альвега, а кто будет следующим за ним – неизвестно.
Девушка не стала ходить по покоям и посещать каждого жениха, чтобы лично пообщаться с ним, хватило нескольких случайных встреч для того, чтобы понять, что это не лучшая затея и так она сделает только хуже. Привязаться к кому-то из них, а потом потерять, потому что Совету он неугоден. Глупое положение дел. Мнимую иллюзию девушка решила не использовать, чтобы не оказаться снова в незавидном положении и жалеть о том, что позволила себе думать, что что-то решает.
Танец был чем-то обыденным для тех, кого учили всем его хитростям едва ли не с самого рождения, когда только-только научился стоять на ногах. Элен не помнит, как это было в первый раз, и что за эмоции она испытывала тогда. Наверное, как и большинство детей, хотела поскорее закончить урок и убежать играть. Принцесса помнила только переломный момент, когда ее в первый раз поставили танцевать с принцем и тех ощущений ей хватило для того, чтобы захотеть научиться танцевать и совершенствовать каждое движение, чтобы ее принцу не пришлось потом краснеть за неумеху рядом с ним.
Девушка неосознанно улыбнулась, вспомнив забытые теплые моменты. Голос Маджере выдернул ее из воспоминаний и Эл, чуть вздернув подбородок и отвернув лицо, ответила:
- Так отчего же Вы сами не почтили меня своим вниманием, милорд? Девушкам не предстало бегать за мужчиной, даже если он спит в соседних покоях, - сказала та, что из одного конца бегала в другой к его Величеству. Осознала и оттого смутилась, но не стала смотреть на Рейстлина, понимая, что румянец и без того заиграл на щеках.
- Держусь… - в мыслях повторила Виззарион. – Если это можно так назвать… - играть на публику аристократам привычно и, как бы ни было плохо и больно внутри, нужно не терять маску, прибивая ее гвоздями к лицу и прятать стыки под волосами, чтоб все казалось натурально и естественно. Их этому учат, и называют «не терять лицо».
Танец закончился и девушка расслабилась. Румянец спал. Короткий поцелуй руки и слова, показавшиеся девушке странными. Элениэль не успела лично пообщаться с Архелем, но слышала, что из его семьи остался только он и сестра вампира, не выдержав горя потери родителей, исчезла незадолго после их смерти. Ей не понравилось, как он подал себя на Совете, но не придала этому особого значения. Кажется, и Старейшинам вампир не пришелся по душе, но кто знает, как все сложится дальше.
- Я учту, - коротко кивнула, решив запомнить слова вампира. Ни с кем нельзя быть настоящей и подпускать слишком близко. Каждый ведет свою игру и неизвестно, что руководит действиями чистокровного, но, если верить отзывам брата и отца, то этому вампиру можно было доверять, пусть и отчасти. – Судьба подкинет кости, и если нам суждено быть вместе, то этот танец не последний, - Виззарион не дала точного ответа и собралась вернуться к тому, что хотела сделать еще до появления вампира. Не успела. Он снова заговорил, решив разбавить скучный вечер. – Хм… - немного поколебавшись, решая, как лучше поступить, девушка ответила. – Я присоединюсь к Вам немного позже, а сейчас прошу меня простить, - присев в легком реверансе, вампиресса отошла от чистокровного. У нее еще был разговор к матери.

+1

13

В этот раз Авель напал на правильный след. Райлег был знаком Артуру Селениусу, что уже наводило на мысли о правильности суждений дочери дракона - её отец отправился за золотом или чем-то столь же ценным. Осталось прощупать направление, поковырять в том месте и выкопать незадачливого крылатого путешественника. Но, помимо этого, оставалось только одно нерешённое дело.
Бастард взглянул на пару, танцующую в зале. Его привлечение к кандидатам на руку Элен вряд ли позволит в ближайшее время покинуть Мирдан. Надо снова ломать голову, чтобы выдумать ещё одну лазейку и не упустить два дела за один временной промежуток. Быть может, для кого-то это покажется невозможным, но Авель верил, что именно у него всё получится. Эта вера не раз подталкивала его совершать такие поступки, которые для других могли бы стать непреодолимой стеной.
- Да, дракон. И он получил от тебя ответ на своё любопытство? - Ворон медленно отвёл глаза от зала и пристально взглянул на собеседника, - Куда он мог отправиться?
Надеясь на то, что при упоминании Райлега нигде не всплывёт имя его дочери Лины, Авель тщательно подбирал вопросы и попутно придумывал свою версию, для чего бы мог понадобиться ему какой-то там дракон-золотоискатель.
Хотя больше бастард надеялся на то, что ни у кого не возникнет подробно расспрашивать его о таких мелочах. Мало ли какие мероприятия мог совершить старший Уайтсноу в Мирдане незаметно от посторонних глаз.
- Он мне кое-что должен, - кратко осведомил Артура черноволосый вампир, - Вот и хотелось просто понять, где он мог задержаться.
Тебе ведь не интересно, какие дела его связывают со мной. Тебя сейчас волнуют совсем другие мысли. Кстати, о мыслях. Покопавшись в некоторых рассуждениях о Совете и его возможностях, Авель сделал вывод, что этому кандидату вполне возможно покинуть город, особенно сейчас, когда старейшинами усиленно будет решаться судьба принцессы Элениэль. Занятые таким важным делом, они могут упустить из виду вольность призванных женихов и потерять ещё одного из них. Вряд ли кто-то кинется вдогонку. Убегающих от видимой власти не преследуют, и насильно посадить на трон никого не смогут.
Танец закончился. Пары разбились, перемешиваясь в общую кучу гостей и хозяев бала. Бастард не знал, о чём говорила его сестра с Рейстлином, но продолжал преследовать взглядом их двоих.

0

14

нпс Архель

- Гнилой совет с его гнилыми пешками, - вампир хмыкнул, раскрошив бутон засохшей розы. Он не мог пропустить запланированный бал, но особого удовольствия от присутствия на нем не испытывал. Пришел потому что надо и не старейшинам, а ему любимому. У него еще остались кое-какие дела к ее высочеству, но открывать все карты на публике – не его конек. Анри не привык рисковать, когда на кону стоит его шкура, а потому ждал удобного момента, чтобы вмешаться в ход событий.
Чистокровный оставался в стороне, пока зал наполнялся гостями, и на лестнице не показалась принцесса. Не стал торопиться подходить к ней первым, зная, что верный бастардовский пес окажется тут как тут и тогда ему не видать своей добычи, как собственных ушей. Вампир терпеливо ждал, пока Авель отойдет от девушки и отвлечется на что-то интереснее, чем обхаживание невесты. Дождался. Бастард переключился на мальчишку из Лэно.
По губам вампира пробежала тень довольной ухмылки. Архель отошел от вазы с цветами – напыщенными серебреными розами от которых чистокровного начинало тошнить и направился к принцессе. Маджере, как чувствовав, вырос из ниоткуда перед ним и, как нарочно, портил вампиру планы.
Аристократ скрипнул зубами, вернулся на прежнее место и продолжил ждать, пока Элениэль наворкуется с Рейстлином и останется одна. Архель надеялся, что девчонки Виззарионов хватит мозгов не развесить уши от лести бордельщика и она не решит составить ему компанию на оставшийся вечер – это испортило бы Анри все планы, но этого не произошло.
Вампир начал нервничать, когда аристократ, отойдя от принцессы, резко обернулся и обратился к ней.
- Катись колбаской Маджере, она моя… - он не слышал разговора вампиров и не мог предугадать, чем все закончится. Поджидал и опля. Принцесса дала аристократ отворот поворот и пошла в другую сторону. – Прелестно, - гадко улыбнулся аристократ, но не стал спешить за девчонкой. Успеет, если его подсчеты верны.
Проверил, что все фигуры остаются на своих местах – Авель воркует с Артуром. Рейстлин ждет возвращения дамы. Все трое могли доставить ему проблем, учитывая те взгляды, что они бросают в сторону Виззарион, проверяя ее сохранность.
- Как верные псы. Скука, - хмыкнул вампир и, прихватив бокал с подноса официанта, залпом осушил его, и покинул зал. Вампир пошел в противоположную девушке сторону, но свернул в нужный ему коридор, поджидая там принцессу, и не прогадал. Девчонка решила покинуть душный зал без сопровождения, а Архель, пользуясь тем, что никого в коридоре нет, бессовестно прижал Элен к стене. – Что же вы, ваша милость? Уделили внимание всем женихам, а про меня забыли, - сладко протянул вампир, наклонившись к девушке. Он не касался ее, одной рукой упирался в стену рядом с ее лицом, вторую оставил  в кармане. – Я начинаю вас ревновать. Надеюсь, сегодня вы не станете от меня бегать и компенсируете внимание, которого мне так не хватало от вас? – аристократ опустил свободную руку на талию девушки и одним рывком прижал ее к себе. – Всего лишь маленькая компенсация за мои ожидания… - тише сказал вампир, наклонившись к открытой шее принцессы.

+1

15

- Хм... - Рейстлин внимательно посмотрел ей вслед. Лицо его было задумчиво, но все же на нем играла легкая, довольная улыбка.
"Если суждено быть вместе, да?" - Рейстлин усмехнулся, привычным, хорошо отточенным движением убрал упавшую прядь со лба и обвел взглядом зал.
Из слов принцессы следовало, что они больше никогда не будут танцевать, ибо Князь, пусть и будучи одной из самых идеальных для Элениэль партий, совершенно не собирался становиться ее супругом. Но и Архелю он этого сделать не позволит. К слову о последнем.
Светлую макушку Маджере заметил еще издали. Вампир куда-то торопился, но не было сомнений, что Анри видел танцующую пару. "Что ты удумал, птица-тупица?" - с некоторой тревогой подумал аристократ. Он хотел последовать за соперником, но тут из ниоткуда вынырнула молодая особа двадцати с небольшим лет. Она что-то сладко щебетала, но Рейстлин даже не совсем понимал, что она говорит. Его мысли были далеко, и это было тревожным знаком. Он привычно вставлял какие-то слова, а потом были танцы, шампанское и снова танцы. Нескончаемые разговоры. Старейшины, женщины, мужчины. Маджере прилагал исключительные силы, чтобы поддержать в этот вечер свое реноме. Интуиция говорила, что он должен находиться сейчас не в зале, ведя светские беседы, целуя ручки этим тщеславным и до отвращения развратным бабам. Он должен был находиться где-то в другом месте. Возможно, рядом с принцессой. А еще лучше с Архелем. Точно.
Отсутствие Анри начинало беспокоить.
- Прошу прощения, - низким, обволакивающим голосом произнес он, обращаясь к высокопоставленной особе, и, кивнув, удалился на балкон. "Приди в себя, Рейст!" - прорычал он на себя.
Шла игра, и сейчас решалось, кому быть в ней королем. "Или Серым Кардиналом", - усмехнулся вампир. Что ж, прекрасно.
- Подойди сюда, - сказал он проходящему мимо служке. - Ты не видел Археля Анри? Найди его. И передай, что его хочет видеть дама. Ждет у парадной двери. Зовут Сара. И это срочно. Обо мне ни слова. - Он посмотрел на юношу пронзительным, ледяным взглядом и, когда удостоверился, что все будет в точности, как он сказал, отпустил его. Придворные слуги привычные к подобного рода поручениям. Хоть иногда это оказывается полезным.
Рейстлин поставил локти на перила и посмотрел вниз. Где бы сейчас не был этот гнусный интриган, его найдут. И Маджере многое бы отдал, чтобы увидеть лицо Археля в тот момент, когда он услышит, кто его ждет. Вампир не мог не знать, что Сара исчезла из борделя. И никто не знал, где она.

Отредактировано Рейстлин (2014-01-16 03:22:13)

+2

16

Не говори мне, насколько ты сильна,
Хотя эмоции для тебя -
Это чувство, которое
Ты можешь описать в двух словах.
Crematory – Mirror

Покинув своего кавалера, девушка вышла из зала, надеясь, что никто не решил последовать за ней. Элен могла выбрать лучшее время для разговора с матерью, чтобы отвести душу и спросить совета, но сейчас она хотела убить двух зайцев – меньше светиться в зале, чтобы избавить себя от необходимости играть на публику и переговорить с Императрицей. Слова взрослой и опытной женщины, которая наблюдала за событиями со стороны, должны были помочь ей. Виззарион в это верила и искренне надеялась, что ее вера будет оправдана.
Подол платья мешал идти. Пришлось его приподнять, чтобы не запутаться в тонких слоях юбки. Этого бы не произошло, если бы Элениэль не прибавила шаг, стоило ей оказаться вне взглядов гостей. Хотелось побыстрее покончить с этим и почувствовать себя защищенной, а где можно быть в безопасности, как не рядом с матерью?
Девушка обернулась, чтобы убедиться в том, что за ней никто не идет, и она может успокоиться. Публика на нее давила. И ей меньше всего хотелось толкаться среди аристократов, которые только и ждут, чтобы посмеяться за спиной у императорской семьи, которая медленно, но верно начинала терять авторитет. Одна шумиха за другой. Элениэль привыкла держать удар, знала, как ответить на выпад так, чтобы оказаться в выигрыше, даже если она неправа, но сейчас боялась оступиться и сделать хуже. Что она им ответит, если кто-то спросит про его Величество? Или решит прокомментировать несостоявшуюся свадьбу? Или заговорит об избраннице Императора? Тем было много и все вертелись возле ее брата и Эл понимала, что на любой выпад может ответить через чур резко и грубо или будет глотать воздух, как рыба вне воды, не зная, что сказать.
Появление вампира выбило ее из мыслей. Виззарион оказалась прижатой спиной к стене, не имея возможности отойти или отодвинуться. Зажмурила глаза и отвернула лицо, испугавшись. Ее вырвали из мыслей. Грубый и невежественный вампир решил забыть о манерах и непонятно чего хотел добиться своим поведением, но его хватило, чтобы девушка растерялась и сильнее вжалась в стену, желая отстраниться от него, но это ничем не помогало – расстояние по-прежнему оставалось маленьким.
Мысли путались в голове. Элен не знала, как поступить, оказавшись в мире игр, где берут не красотой слова и остротой мысли, а грубостью. Она не ответила на слова вампира – ком застрял в горле, мешая говорить, а сладости в голосе Анри хватало на двоих, и ее вмешательство было бы лишним и вычурным, если бы она решила его подыграть, но и не думала ему подыгрывать. Сжималась изнутри, как мышь перед котом, зная, что после прыжка когтистая лапа нанесет удар, и она больше не откроет глаза. Чистокровный не убьет ее, она понимала это умом, но что у него в голове – сплошные потемки. Ради власти люди готовы на многое и Эл не хотела знать, на что готов этот аристократ.
Припугнуть ее и заставить склонить выбор в его пользу? Это не решается через пешку, а король оказался ему не по зубам и поэтому вампир перекусывает мелкой рыбешкой, пока его не заглотил главный хищник океана?
Рука Археля властно притянула ее к себе, как вещь и Элен ощутила горячее дыхание на шее. Широко открыла глаза, сжала руку, сминая платье.
- Прекрати… Я не хочу… Не хочу… - вздрогнула, почувствовав прикосновение клыков. – Прекрати!
Виззарион не смогла сдержать эмоций, и всплеск вылился в пощечину.
Элениэль тяжело дышала, словно после длительно пробежки. Она не отводила взгляда от вампира, позволившего себе слишком много. Хмурилась и злилась. понимала, что в удар вложила все, что у нее накипело за последние месяцы: и обиду на брата, и на свою бесхребетность, и на действия совета, и на его наглость, вышедшую за пределы всего разумного.
- Не смей. Ко мне. Прикасаться, - прошипела, но не ощерилась, как зверь. Знала, что за это может навлечь на свою голову больше проблем, чем укус, на право которого покусился вампир, но не собиралась отдавать ему то, что никогда не принадлежало Анри. - И не будет.

+2

17

Ворон действительно оказался крайне интересным субъектом. Именно таких Артур и ценил больше всего.
И неспроста он спросил о том драконе, ох, неспроста. Нутром чую, что-то тут нечисто.
Чутье подсказывало, что дело вовсе не в интересе, а в чем-то другом.
Однако это уже не мое дело. И размышления об этом пользы не принесут.
- Да, я рассказал ему о местечке близ деревни Кхевалий, что в Лунном краю. Там располагалось несколько шахт. Не особо опасно, но просто так туда лучше не соваться: внутри полно всяких неприятных сюрпризов. Однако дракону это было бы вполне по зубам.
Селениус задумался, сопоставляя информацию. И ситуация, как бы банально это не прозвучало, нравилась ему все меньше и меньше. Имя Райлега Уайтсноу всплыло в совершенно левом контексте. Да и те камни, что заказчик передал на обработку, выглядели скорее, как чешуя.
Да это и есть чешуя. Но разве в эльфийском краю могут кого-нибудь так зверски мучить? Вряд ли. Тогда вполне возможно, что...
- Боюсь, что он был должен не только вам и вы опоздали... Как я уже говорил, я вполне мог бы забыть, но мне напомнили, - вампир огляделся, но подслушивающих не обнаружил. - Некто, сделавший заказ, предоставил мне материал, обмолвился, что действует от имени вышеупомянутого дракона. И следующая встреча с клиентом должна состояться в землях эльфов, - ювелир извлек из кармана плоский камень-чешуйку размером с крупную сливу и показал Авелю. – Но что-то мне подсказывает, что искать его надо в противоположном направлении. То есть в Лунном краю. Если, конечно, это то, о чем я думаю. В эльфийских лесах нет места жестокости, а этот артефакт забрали силой. Видите вот эти отметины? - Арти указал на едва заметные царапины, мелкой сеткой покрывавшие одну из граней. – Ну, а если я ошибся, то все равно стоит начать оттуда... Точнее сказать о вероятном местоположении именно сейчас не могу: у меня нет при себе необходимых инструментов. Уж простите.
Между тем из зала исчезли по крайней мере двое. Нет, даже трое. Сначала ее высочество, следом за ней – Архель, который одним своим видом внушал парню недоверие, а после – и Рейстлин.
Значит, лучше подождать минут эдак сорок-сорок пять, - мысленно пробормотал он. – Чтоб не скомпрометировать себя и выгадать подходящий момент для незаметного исчезновения.
Логика подсказывала, что в коридорах дворца скоро начнется такое, во что ему лучше не ввязываться. Поэтому Терион убрал камень обратно, сел в кресло у стены, взяв еще одну куриную лапку и замер. Сейчас надо притвориться, что его тут нет. Что-что, а уж молчать и прикидываться пеньком он умел.

Офф: подразумевается, что Артур как бы есть, но его как бы нет. То есть я сижу в засаде, выжидая момент. Так что можете временно на меня забить и смело пропускать.

Отредактировано Артур (2014-01-18 21:50:22)

+1

18

- Кхевалий?
Авель заинтересованно взглянул на Артура, на мгновение даже забыв о существовании остальной знати в зале. Даже если Райлег мог давно покинуть Лунный край, перемещаясь куда-то дальше, всё равно не последовав за ним по пятам, не поймёшь, куда двигаться дальше. Потому мысленный маршрут поисков отца Лины уже начинал прорисовываться в голове бастарда. Только бы найти повод слинять из Мирдана.
Лунный край. Кажется, земли там не очень дружелюбные. Не стоит расслабляться и радоваться, пока не найду действительные подтверждения этого дракона в тех землях. Сложная обстановка во дворце не позволяла просто так всё бросить и умчаться куда глаза глядят. Для этого следовало осторожно разыграть что-нибудь столь же важное, чтобы под иным предлогом осмотреть упомянутые шахты.
Авель внимательно посмотрел на извлечённую чешую, сузив глаза и примечая указанные царапины.
- Вот оно как, - задумчиво произнёс, всё ещё не упуская возможную надежду на успех поисков.
Так или иначе, информация оказалась более чем полезной. Конечно, кидаться сразу к ученице и радовать её проблесками света, упавшими на тень пропавшего дракона, Ворон не будет. Мало ли, с чем придётся столкнуться в процессе проверки. И точность местонахождения Райлега всё же оставалась неизвестной.
- Благодарю за помощь. Если что случится, можешь на меня рассчитывать. Отплачу чем смогу.
Бастард кивнул Артуру, переключаясь снова на зал и тут же нахмурился, не найдя взглядом своей белоснежной принцессы. Перекручивая в голове всё услышанное, он двинулся на поиски Элениэль, уверенный, что будет спокоен только тогда, когда увидит её в целости и сохранности. И всё равно было на светское мероприятие, и на советников вместе со старейшинами, на всё вокруг. Если Элен нет здесь, тогда ничего не имеет смысла.
Надеюсь, ты просто вышла подышать свежим воздухом. Или покинула зал под каким-либо удобным предлогом. Тогда и я...
Авель резко остановился, сделав шаг назад и затаив дыхание. То, что он услышал, ему совсем не понравилось. Голос принцессы, крик, заставивший в одно мгновение разбудить в душе вампира ураган, способный разнести в клочья всё, что угрожает спокойствию сестры. В данном случае Археля Анри, покушающегося на личное пространство Элен.
Убью.
Ворон и сам не успел понять, каким образом оказался рядом, его движения оказались быстрее, чем секунды. Схватив негодяя за воротник, со всей силы швырнул к противоположной стене, не заботясь о том, что в процессе столкновения с твёрдой поверхностью тот мог что-нибудь себе сломать. Загородив собой принцессу, словно ожидая ответной реакции со стороны Археля, Авель гордо выпрямился, сжимая руки в кулаки.
- Только тронь её ещё раз, руки выломаю, и мне плевать на твоё благородное происхождение.
Сейчас бастард сам себе удивился, ведь мог не предупреждать, а просто полностью отбить любое желание Анри не только приближаться к принцессе, но и вообще жить на этом свете. Наверно, если бы не появился в поле зрения слуга с каким-то поручением, то последствия были бы намного плачевнее. Пусть от этого всё могло перевернуться не в пользу Авеля в глазах Совета, но разве может быть собственная репутация дороже чести и безопасности Элениэль?

Отредактировано Авель (2014-01-19 13:58:08)

+2

19

Архель наслаждался легкой добычей. Девчонка Виззарион не думала вмешиваться, а дрожала, как банный лист и закрывала глаза. Испуганный ребенок, который еще не понимает, во что ввязался. Ей и не надо понимать. Реакция принцессы его забавляла больше, чем осознание – он попробует кровь благородной, пока остальные ухажеры телятся и решают свои надуманные проблемы.
- Это оказалось проще, чем я думал, - посмеялся вампир и, самодовольно улыбнувшись, собрался вонзить клыки, когда ребенок захотел стать взрослым. Пощечина разозлила вампира. – А я думал, что послушная девочка привыкла потакать всем в своем окружении и не способна на противоречия. У куклы не должно быть своего мнения, Ваше Высочество.
Я хотел тебя напугать, но если ты так хочешь… - Анри собрался закончить начатое. Снова помешали, но не выходки девчонки, а ее бравого защитника. – Как я мог забыть про тебя… - вампир рассмеялся, смотря на новоявленного героя. Удар об стену был достаточно сильным, и аристократу понадобилось время, чтобы, опираясь на нее спиной, придти в себя, но удар это ерунда, которая не могла остановить вампира.
Архель смотрел на бравого рыцаря принцессы и не слушал его угрозы.
- Если бы было плевать, ты бы о нем и не вспомнил, - хмыкнул вампир, продолжая усмехаться. – А ты хорошо пристроилась, - он посмотрел на Элен через плечо заступившегося за нее вампира. – Но не учла одного. Когда старейшины выберут меня, твой брат тебе ничем не поможет, потому что и понятия не имеет, во что он ввязался, - спокойно перевел взгляд на бастарда. – Как думаешь… кого совет захочет видеть на троне из камэлей? Бордельщика, который близок императору или вампира, который на их стороне? И что я сделаю с ней, когда это произойдет. Я узнаю об их решении первым и тогда… - аристократ не удержал масленого взгляда и осмотрел принцессу. - Буду наведываться  к ней, когда захочу и делать, что захочу, а ты… Как ты тогда будешь защищать ее, а, бастард?
- Эта партия давно расставлена и ты, фигура, которой на доске быть не должно. И вылетишь с нее, как мальчишка из Лэно, - Анри не собирался оставаться в долгу и, пользуясь отсутствием лишних взглядов, собрался ответить Ворону той же монетой, но не вовремя появился служка и все испортил. Вампир отменил заклинание генерирования меча.
Мальчишка подошел к нему и тихо заговорил, передавая послание Рейстлина. Вампир был вне себя от злости. Мало ему того, что кукла возомнила себя королевой, а пешка королем, так еще кто-то забыл о своих прямых обязательствах. Архель слышал о том, что сестры в борделе больше нет и, где ее искать, одному Бэлатору известно.
- Я надеюсь, что Сара оказалась не такой идиоткой, чтобы придти сюда, - о подставе вампир не догадывался и повелся на утку. – Пошел вон, - рыкнул вампир и слуга отошел, чтобы не отхватить. Гонцов плохих вестей принято лишать головы.
Мальчишка ушел и Артхель вспомнил о незаконченном разговоре.
- Вынужден покинуть, Вас леди Виззарион, - с наигранным сожалением вздохнул вампир. – Я уверен, что это не последняя наша встреча и мы еще вернемся к этому разговору, когда рядом не будет третьих лиц, - Анри гадко улыбнулся и оставил парочку теплиться у стены.

Отредактировано Сказитель (2014-01-19 15:13:53)

0

20

Элен не обладала никакими боевыми навыками, но с огромной радостью треснула бы вампира еще раз, но чем-то тяжелым и первым, что попалось бы ей под руку, если вампир продолжил настаивать на своем. Ее попытка защититься и нарушить его планы разозли Анри. Этого стоило ожидать, как и того, что аристократ не станет останавливаться на достигнутом, а решит получить желаемое и снова попытается пресечь ее попытку сказать что-то против.
Виззарион ни о чем не жалела. Она поступила так, как посчитала нужным, и никто не давал права этому вампиру обращаться с ней, как с вещью и брать то, что он захочет. Старейшины пихнули его в список женихов, но права приближаться к ней без позволения и, тем более, касаться никто не давал. Здесь еще играет ее слово, и он должен это понимать. Хотелось верить в то, что поймет, но ничего не менялось. Вампир собирался с новыми силами нанести очередной удар по самому дорогому, чтобы окончательно доказать, что она в этом доме не хозяин.
Искусственный ветер, присутствие кого-то родного.
- Авель…
Брат оказался рядом неожиданно и поставил решающую точку в этом разговоре, не позволив Анри оставить грязный укус. Оказалась в тени вампира, защищающего ее от наглеца, но спокойнее не стало. Какое-то странно чувство засело внутри, не давая облегченно вздохнуть. Авель не позволит Архелю навредить ей и не подпустит его слишком близко, Элениэль это понимала и могла бы успокоиться с чистой совестью, но что-то было не так. Мешало. Опасности от брата не исходило и не будет, и принцесса никогда бы не подумала ничего плохого на него. На общих ощущениях могли сказаться накипевшие эмоции и то, что она взорвалась, а выходка советника стала последней каплей для нее, но было что-то еще… Червячок сомнений точил ее изнутри.
От смеха Анри все внутри сжалось. Снова нехорошее предчувствие. Виззарион искренне надеялась, что мужчины не устроят драку. Им это не выгодно. Архель не захочет вылетать из числа женихов, учитывая то, что теперь у него есть еще одна причина задержаться в этом списке.
Вампир заговорил, обращаясь к Авелю, а потом перевел взгляд на нее. Брат не мог скрыть ее от глаз аристократа, и Эл чувствовала липкое прикосновение, от которого становилось не по себе. Холодная паутина опускалась на плечи и поднималась выше к горлу, задевая волосы. Еще немного и она почувствует, как черный паук выбирается из своего логова, чтобы укусить свою жертву и, размягчив ее, высосать, оставив в подарок только долгую и мучительную смерть.
Элениэль слушала все, что говорил вампир, и понимала ход его мыслей. Решение совета предсказуемо и, если все окажется так, то…
Девушка не хотела об этом думать. Хотелось заткнуть уши, с силой зажмурить глаза, чтобы не видеть эту гадкую самодовольную ухмылку и не слышать приторно сладкий и ласковый голос, который говорит ужасные вещи, в которых получателем выступает она.
От еще одного взгляда вампира по коже пробежали мурашки, и чувство грязи распространилось по всему телу, не ограничиваясь шеей и рукой. Аристократ нарочно размазывал ее, чтобы подогреть воображение, а это намного хуже, чем те прикосновения, которые он уже ей подарил и что будет дальше, когда рядом никого не останется? Авель не сможет быть всегда рядом, а совет не откажется от принятого решения, если ей будет неугоден такой жених.
Мальчик слуга исправил положение и немного разрядил обстановку, избавив бал от драки. Архель ушел, посчитав, что в этот раз представления было достаточно и что-то очень важное ждет его. Элениэль было все равно, по какой причине аристократ решил уйти. Она не хотела его видеть и могла порадоваться тому, что судьба дала ей такую возможность.
Принцесса облокотилась спиной на стену, которая оказалась нужной опорой. Виззарион рефлекторно коснулась шеи в том месте, где были клыки Археля. Не ранил, но ощущение грязи остались, вместе с самим инцидентом в памяти чистокровной.
- Не будет третьих лиц… - слова врезались в сознание.

+1

21

Авель с невероятной выдержкой выслушал весь бред Археля, подумывая, ответить ли ему, либо приберечь слова для более подходящего разговора, так как спорить и что-то доказывать этому идиоту сейчас бесполезно и не нужно. Потому до самого конца тирады Анри Ворон молчал, ожидая ответного нападения или какого-нибудь другого действия. Служка, появившийся, словно волшебник, призванный прервать милую беседу и увести нарушителя спокойствия, был оттолкнут и умчался восвояси, как только передал какую-то весть аристократу.
- Ой как напугал, - ровным голосом произнёс бастард, провожая Археля безразличным взглядом.
Он не хотел сейчас даже думать о том, что слова могут оказаться правдой. Конечно, право на трон никогда не привлекало Авеля, и он действовал только ради своих личных целей, но если кому-то другому повезёт больше, то действительно бастард не сможет защитить Элен тогда.
Смогу.
Уверенность блуждала на краю пропасти, однако Ворон не собирался сбрасывать её в бездну, пока можно было за что-то зацепиться. Он верил себе и своим способностям, и будет верить, пока может хоть что-то изменить собственными силами.
Развернувшись к сестре, Авель заметил, в каком подавленном состоянии она находилась.
Я смогу всё... лишь бы моя принцесса не грустила.
- Ты в порядке?
Протянул руку, чтобы коснуться белоснежных волос, но замер на несколько мгновений, заметив, что рука еле заметно дрожит в воздухе. Неизвестно, что больше засело в подсознании, страх за Элениэль или за решение Совета. Глубоко вздохнув, бастард убрал руку, так и не решившись нарушить личное пространство сестры, которая, возможно, всё ещё испытывала неприятные чувства от случившегося.
- Выбрось из головы, он всего лишь хотел испортить тебе настроение.
Покосившись по сторонам и не заметив никого постороннего, Авель шагнул в сторону и прислонился к стене рядом с Элен. Бал продолжал радовать присутствующих гостей новыми музыкальными композициями, заставляющими разбиваться на пары и кружиться на месте в такт мелодии. Вряд ли кому-то из них было дело до того, что мероприятие предназначалось совсем для другого. И чем теперь там занимаются Советники, потеряв из виду наиважнейшую фигуру бала и разбросанных по всему дворцу её бравых рыцарей.
- Что бы не задумали старейшины, ты никогда не станешь невестой Археля. Если надо будет, я убью его.
Последнее совсем тихо, но твёрдо. Если кто-то не постеснялся убить Императора, то почему бы остальным не начать убивать друг друга в борьбе за свои идеалы и принципы. И во всеобщей бойне победителем выйдет тот, кто успеет натянуть на голову корону и прикрыть тыл надёжными лицами. К сожалению, в таких случаях погибает намного больше народу, нежели в дипломатической войне, но видимый противник всегда лучше, чем тот, кто затаился в засаде и притворяется другом, чтобы в любой момент подсыпать яду.

+1

22

Элениэль старалась правиться с эмоциями и мыслями. Образы закрадывались в голову, и воображение подогревало содержимое каждой картины до предела. Старейшины могли все переиграть и слова Археля не обязательно станут той правдой, на которую равняться не хочется. Теперь девушка начинала задумываться о своем выборе. Если Совет позволит ей самой выбрать того, кто будет рядом с ней, то она должна воспользоваться этим правом, чтобы из двух бед выбрать наименьшую. Это должен быть ее выбор, который не допустит нахождение такого вампира рядом с ней и при власти.
Виззарион понимала, что Анри, получив желаемое, не станет останавливаться на издевательствах над ней – это только крохотная вишенка огромного праздничного пирога, который поднесет ему Совет, выбрав его в мужья принцессы.
- И пусть он сломает зубы об вишневую косточку…
Вампиресса подняла глаза, услышав обращение вампира. Авель оставался рядом и снова беспокоился ее состоянием, которое оставляло желать лучшего, но она справится. Должна справиться.
- В порядке, - ответила она, не смотря на вампира. Элен понимала беспокойство брата и знала, что он готов защитить ее, но в голове еще остались обрывки его памяти, которые стали ей доступны с укусом. Знать правду лучше, чем жить в выдуманном мире, в котором от реальности практически ничего не осталось, но и жить с ней трудно. – Я понимаю, - ответы были короткими и без особого энтузиазма.
Девушка больше отдавала себя мыслям, нежели разговору с Вороном, который старался отвлечь ее и немного приободрить. Он обошелся без объятий, и Виззарион впервые не захотела чувствовать физическую близость, которая обычно помогает ощутить поддержку больше, чем уверенные слова.
- Смерть ничего не решит. Совет все равно примет решение и добьется своего, не с ним, так с другим, - принцесса посмотрела на противоположную стену. Говорила она спокойно, потому что этим фактом уже давно смирилась и воспринимала его, как должное. Часть чужой игры, в которой они оказались. Ее нельзя остановить, но можно немного исправить правила. – Спасибо, что помог… с Архелем.
Эта встреча могла плохо кончиться и нет гарантии, что она не повторится в ближайшие пару часов, но вампир появился вовремя и сделал то, что мог и хотел, избавив ее от участи стать марионеткой снова. Противостоять взрослому мужчине у нее бы не вышло, а поднять шум – занятие сомнительное, учитывая то, что музыка и торжество мешают позвать кого-то на помощь. Магия не поможет, а связываться с мужчиной, который сильнее ее, не имея опыта, самоубийство, но и потыкать ему – ниже ее достоинства. Она еще член Императорской семьи и у нее есть гордость, через которую она не хочет переступать. Не так, не сейчас.
- Я хочу побыть одна.
Элениэль оттолкнулась от стены и отошла, направляясь в сторону опочивальни. Ее маршрут немного изменился, а вместе с ним и планы на грядущее. Принцесса решила для себя, что постарается приложить все усилия к тому, чтобы отвоевать право выбора, но еще не знала, кого из оставшихся вампиров захочет видеть с собой в одной упряжке. О любви и симпатии никакой речи не шло, но это должен быть выгонный союз, в котором она выиграет по максимуму и, в тоже время, Совет получит желаемое.

+1

23

Время шло, гости все прибывали и прибывали. Тем лучше, заключил Артур, косясь по сторонам. За исчезнувшей троицей зал покинул и Ворон.
Выжду еще минут двадцать, а потом и сам смотаюсь.
Собственно, можно было дать стрекача и прямо сейчас, но тогда бы Лэно попал под подозрение, если, не приведи Создатель, за пределами той комнаты, в которой он находился, действительно что-то произошло.
Оно мне совсем не надо, - Селениус вытащил из-за воротника тщательно свернутый капюшон плаща. – Следовательно, сидим и не дергаемся.
Сигнал к началу операции пришел внезапно, как молния, пробежавшая между грозовых туч. Нечто приближалось. И это нечто не должно было застать его здесь.
Пора!
Резко потянув носом воздух, парень поднялся со своего насиженного места. Толпа вокруг давно забыла о его присутствии на балу.
Но даже если и так, все равно нельзя покидать дворец стандартным способом. А значит...
Ноги сами повели ювелира к балкону, благо что их тут было довольно много. Без особых усилий миновав расстояние от темного угла до дверей, он вышел из осточертевшего зала.
Арти посмотрел вниз, оценивая расстояние до земли.
Метров десять есть. Высоковато падать, - повертев для порядка головой, он заметил – о, чудо! – длинную лозу плюща, покрывающую часть стены примерно метров на семь. – А вот это уже лучше.
Накинув на голову капюшон, юноша скользнул в ночную тьму через резной бортик балюстрады. Хорошо, что стены украшены лепниной, по ней можно спуститься почти на половину дистанции. Ну а дальше, по толстым стеблям растения, - дело техники.
Одна беда – Терион оказался не совсем в том месте, где надо бы.
Ладушки, и на этом спасибо, - подумал вампир, мысленно сделал всем ручкой и под покровом плаща-«хамелеона» двинулся в дворцовый сад. Еще три дня назад он внимательно изучил территорию, предполагая, что придется драпать именно этим путем. Пока не наткнулся на ее высочество. – Счастливо оставаться.
Хорошо, когда все идет по плану. Все просчитано и заранее известно. Красота. Только холодновато как-то... Ну и пусть. Зато впереди – дорога домой. А потом – куда подальше.

Я ушел

0

24

Он долго стоял на балконе, опершись руками о перила. Смотрел в ночную темноту дворцового сада, периодически бросая косые взгняды на выходивших на улицу гостей. Он ждал. "Где же ты?"
- Рейстлин? - раздался со спины грудной женский голос.
Вампир вздрогнул и несколько резче, чем хотелось бы, обернулся. За его спиной стояла молодая аристократка из северных земель. Скверно, он не услышал, как она подошла.
- Я тебя напугала?
- Ничуть, - Князь легко улыбнулся и убрал лица упавшую прядь.
- Ты кого-то ждешь? - девушка приблизилась.
- Нет, - тут же соврал Князь и протянул девушке руку. Та хитро прищурилась, давая понять, что вампир ее не провел, но руку приняла и позволила утянуть себя в легкое объятье. Положив руку Маджере на грудь, девушка проворковала:
- Ты совсем не посещаешь нас, Рейстлин.
- Прости, были дела.
- Я слышала, ты кандидат в женихи Элен. - Она посмотрела ему в глаза, но Князь не ответил. Выждав еще немного времени, девушка продолжила: - Если ты остепенишься, это будет большой потерей... Для всех. - недвусмыслеено закончила она и ощерила зубки.
Рейстлин усмехнулся и, прижав к себе красавицу, накрыл ее губы властным поцелуем. Это все хорошо, но сейчас его отчего-то сильно раздражало мнение этой заносчивой и похотливой курицы, готовой задрать юбку при первой возможности. "Чтоб тебя..."
Тут из парадных дверей показалась очередная фигура. Рейстлин как раз выпустил из объятий размякшую девицу. Маджере бросил пристальный взгляд вниз, с секунду сохранял на лице напряженное, сосредоточенное выражение, а потом невольно улыбнулся. Да, это тот, кого он ждал. "И снова здравствуйте" - усмехнулся Рейст про себя.
От вампира не укрылось, как напряжен его любимый сородич. Да... Что ж, Архель, 1:1. Неужели ты думал, что я дам манипулировать собой? Сара в надежном месте. Ее тень будет преследовать тебя повсюду, отравляя твое бытие, потому что ты не знаешь, откуда и когда она появится. Потому что ты никогда не знал, что у нее на уме. Ты больше не можешь контролировать ситуацию. Ты больше не можешь контролировать меня.
Рейстлин даже зажмурился от удовольстия. Кто сказал, что месть не приносит удовлетворения? Приносит. Еще как приносит.
- Вернемся же в зал, душа моя. Кажется, сейчас будет кадриль. Не откажите в любезности, - тихо, почти шепотом, сказал Рейст и, сделав напыщенный, требуемый этикетом жест, увел свою спутницу с балкона, бросив напоследок мимолетный взгляд на Археля. Заметил он его или нет - не так уж важно. Свет делал фигуру первого советника черной, а следовательно на балконе мог стоять кто угодно.
Теперь можно было расслабиться.

эпизод завершен

+1


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [27.о2.1082] Моя партия еще не сыграна